Животные вместо лошадей

У лошадей, как и людей, существуют четыре типа темперамента: меланхолик, сангвиник, холерик, флегматик. Ни для кого не секрет, что наиболее импульсивные среди них – это холерик и сангвиник. Как правило, именно холерики отличаются особым упрямством: отказываются идти вперед, стараются всеми силами повернуть домой без ведома всадника, «свечат», «козлят», осаживаются, и, конечно, носят.

Всадник, который уже довольно долго занимается верховой ездой, способен увидеть малейшие изменения в поведении лошади: животное часто останавливается, вместо того, чтобы идти вперед, поднимается в нужный аллюр только с третьего раза или идет на конюшню гораздо более энергичнее, чем занималась на плацу. Все эти признаки говорят об упрямстве лошади (если нет каких-то физических болей). Как правило, в такой ситуации всадник обычно пытается «сломать» коня, однако наезднику важно не перестараться, потому что лошадь может начать сопротивляться сильнее. Если всадник занимается на плацу один, то причина упрямства кроется в стадном инстинкте животного – лошадь не хочет «работать» в одиночестве, так как в дикой природе в случае опасности животные, которые бродят одни, становятся легкой добычей хищников.

Что касается вариантов исправления упрямства у лошадей, то любому наезднику следует запомнить одно простое правило, которое помогает при работе с дурноездящими лошадьми: нужно запастись временем и терпением, и, конечно, научить лошадь доверять вам и научиться самому. Главное – не бояться использовать альтернативные пути для решения проблемы. Вам совсем не обязательно заставлять животное идти по одному и тому же маршруту, если она начинает упрямиться и останавливаться на средине дороги. Можно попробовать выбрать другой маршрут: так как лошади довольно любопытные от природы существа, они сами начнут двигаться вперед, изучая незнакомые предметы. Такой вариант исправления проблемы сделает вашу прогулку интереснее и гораздо продуктивнее: вместо того, чтобы бороться с животным, вы наладите с ним дружественные и доверительные отношения.

Другой вариант – хождение с лошадью в поводу. Если животное спокойно относится к такому способу прогулок, слезьте с лошади в тот момент, когда она этого не ожидает, и пройдитесь какое-то время рядом с ней. Конь почувствует себя более уверенно, так как у него не возникнет мысли, что он находится один. Как правило страх одиночества возникает у молодых и неопытных лошадей. Также можно попросить тренера прогуляться вместе с вами верхом на взрослой и спокойной лошади: ваш питомец, взяв пример с другого коня, поймет, что нет причин для беспокойства,

Если упрямство вашего любимца выражается в том, что он останавливается и отказывается идти в нужном направлении, то вам остается запастись терпением и просто ждать, пока он не выполнит вашу команду. Время от времени следует «подталкивать» коня, но не энергичным и порывистым посылом, а спокойным и нерезким шенкелем. Не позволяйте лошади, и тем более, не поощряйте ее в случае, если она пошла в другом направлении. Объясните ей, что есть только один способ решения этой проблемы и вовсе не тот, который предлагает она.

За тысячелетия своего существования человечество одомашнило лишь немногих из окружавших их видов животных. Нужно ли одомашнивать оставшихся, например, лося? Ведь уже имеющиеся домашние виды вполне удовлетворяют потребности человека. Тем не менее, время от времени, и не только в нашей стране, предпринимаются попытки «преобразовать природу» или хотя бы использовать дикие виды не только для охоты. Осиротевшие в силу различных причин лосята успешно выращиваются и используются не только вместо лошадей, но и как «комнатные» любимцы. По моему мнению, вот это и есть наилучший способ «использования» лося и других оленей в «народном хозяйстве».

Эта фотография — кадр из прекрасного видеоролика http://www.youtube.com/watch?v=nOOfGQyE2hQ:

Считается, что на территории России в Якутии лосеводство в XV-XVII веке уступило место оленеводству (1). В шведской армии были лосиные войска, но просуществовали они только до первых сражений – лоси оказались умнее своих всадников и покидали поле боя при первых признаках реальной опасности. Через столетия, когда этот опыт был забыт, а Советский Союз собирался стать всемирным (в 1930-е годы), боевые лоси были призваны решить проблему проходимости кавалерии по глубокоснежью Финляндии и Скандинавии. В секретных лосиных хозяйствах животных объезжали, приучали к звукам выстрелов. Однако к советско-финской войне 1939 года создать какие-либо боеспособные подразделения не успели. А в ходе Великой Отечественной войны стало ясно, что кавалерия – это уже не войска, а кино.

Не получилось с боевыми лосями – решили попробовать осчастливить геологов и лесорубов транспортом повышенной проходимости. В то же время, лось казался потенциальным мясным и молочным животным, поедающий отходы лесозаготовки на лесосеках СССР. Россия занимает первое место в мире по запасам лесных ресурсов и одно из первых мест в мире по лесозаготовкам. Порубочные остатки – ветки – сжигают на лесосеках, вывозить их слишком дорого по длинным плохим дорогам. Казалось бы, тысячи тонн сосновых веток и осиновой коры можно легко превратить в мясо и решить, наконец, надоевшую «продовольственную проблему» СССР. Новые лосиные хозяйства теперь полагалось именовать фермами. Почти сразу после войны – в 1949 году – появилась первая экспериментальная Печорская лосеферма. К этому году в заповеднике уже были 14 прирученных животных в возрасте до 3 лет, поэтому можно считать, что фактический год основания – 1946 (по другим данным, первое потомство прирученные лосихи дали в 1943 году, но, наверное, эти данные не подлежат разглашению).

Фото Е. П. Кнорре из его статьи «Изменение поведения лося при его одомашнивании»
в книге «Поведение животных и проблема одомашнивания», Труды МОИП, том XXXV, отдел биологический, М., 1969

Печорской ферме были поставлены задачи вывести мясную, молочную и рабочую породы лосей, разработать способы их содержания. Что из этого получилось – читайте в книге основателя и первого заведующего фермой Е.П.Кнорре «Итоги и перспективы одомашнения лося» (1), которую можно скачать в разделе «Библиотека». Тогда получилось, с позиций того времени, не так уж и много, и только сейчас видно, что таежные энтузиасты сделали самое главное – освоили дойку и применили полувольный способ содержания. Ведь трудозатраты на ручную выпойку лосят делали мясо-шкурную «продукцию» неконкурентоспособной, а тягловая сила оказывалась маловата: посмотрите, даже кнут не «помогает» лосю втянуть не слишком тяжело нагруженные сани на небольшую горку, приходится слезать и подталкивать. Зато «покатушки» на славу!

Фото М. В. Кожухова из книги Heptner W.G., Nassimowitsch A.A., «Der Elch», A. Ziemsen Verlag, Wittenberg Lutherstadt, 1967

В СССР одомашнивание лося было частью огромной работы по Покорению природы, Покорению тайги (раз уж не получилось с остальными частями земного шара, наверное). Все, что есть на Земле, должно было принадлежать Советскому Человеку, служить ему, им быть управляемо, выращиваемо, и, в конце концов, съедаемо (в обобщенном смысле). Интересы каких-то четвероногих в расчет не принимались, считалось (почти все и сейчас так считают), что таковых интересов не существует. Кастрация, кнут, чавки – а как иначе заставить лося работать на народное хозяйство? «Пенсионеров» не бывает, отработал 10 лет – и на мясо. И рядом – характеристика лося как исключительно беззлобного, кроткого животного и великолепный материал об экологической пластичности лося и использовании его биологических особенностей для приручения. Конечно, с точки зрения современной науки какие-то утверждения могут показаться наивными, но ведь приручили, раздоили, ездили, исследовали состав молока, и – позже – произвели огромное количество физиологических исследований! Обратите особое внимание, с каким страхом начинали дойку – и скоро поняли, что доить лосиху не опаснее, чем корову. А полувольный способ содержания позволяет обойтись минимальными трудозатратами и сохранить здоровых животных.

Продолжить дело вовлечения нового вида в хозяйственное использование на основе знаний, полученных на Печорской ферме, была призвана основанная в 1963 году Костромская лосеферма на 800 голов. Начинали понемножку, с двух лосят, да и тех отнял великий кукурузосеятель, как только они подросли. Попытался один из организаторов фермы, первый заведующий фермой Анатолий Павлович Михайлов спрятать лосят в лесу, да разве от военного вертолета уйдешь. И увезли годовичков по приказу Н. С. Хрущева в Югославию, в подарок Тито. В течение следующих 6 лет ферма «собирала» новорожденных лосят по окрестным лесам, и даже платила местным жителям за них. Печорская лосеферма помогла, прислала 5 взрослых «домашних» лосей. А с 1970 года организованный «сбор лосят» стал ненужным, стараниями Апполинарии Николаевны Витаковой на ферме получили свой приплод. На фото – старший научный сотрудник Костромской сельскохозяйственной опытной станции Апполинария Николаевна Витакова с выращенной ею из пойманного в лесу лосенка дойной лосихой Люсей (официальное имя Люстра). Апполинария Николаевна проработала на ферме до 2001 года, дольше всех остальных сотрудников, и многие годы ферма «держалась» только стараниями ее и Анатолия Павловича Михайлова, которые делали всю, отнюдь не только научную, работу. Люся – двойная рекордсменка фермы, она прожила 20 лет и 4 месяца и давала молока до 6 литров в сутки.

Ферма и сейчас принимает осиротевших лосят, но теперь за них не платит, призывая не спешить с изъятием лосенка из природы, не убедившись стопроцентно в гибели матери. Весной и летом мать-лосиха часто «прячет» малышей в траве на полянке и уходит пастись, возвращаясь для того, чтобы покормить их молоком.

Со дня основания в 1963 году ферма несколько раз меняла ведомственную принадлежность, и сейчас официально называется Государственное научно-исследовательское бюджетное учреждение Костромской области «Сумароковская лосиная ферма», но я буду использовать привычное название.

Несмотря на то, что в 70-е годы поголовье фермы все еще не превышало пары десятков, начали думать о проблемах с кормлением и выпасом: одно дело – печорская тайга, другое – интенсивно используемые сельхозугодья в относительно густонаселенном месте. Лоси упорно паслись на сельскохозяйственных культурах. Пока их два десятка, урон незаметен, но если будет 800? Проектировщики почему-то не учли при расчетах, что лесосека в СССР – дело сезонное, а есть лосям надо круглый год. Конечно, в зимнее малокормное время делянка, где пилят деревья, удерживает лосей обилием веточного корма, и никаких заборов не нужно. Но как удержать животных во все остальные времена года?

Идея «управляемого выпаса» довлеет над умами сельскохозяйственных ученых. Лоси разбегаются – значит, надо ограничить их подвижность. Для ограничения подвижности пытались применить путы, колодки и другие устройства. «Управляемой пастьбы» никак не получалось. Молодые лоси и без ограничителей держались группой, взрослые расходились, несмотря на усилия пастухов. Механические устройства мешали пастись в лесу, лоси выглядели истощенными.

Тогда по всем правилам околомичуринской паранауки последователи Лысенко попытались «привить лосям стадный инстинкт», перегоняя молодых лосей кнутом из одного загона в другой и обратно так, чтобы они толпились около узкой двери. Если следовать этой логике, очередь за колбасой должна была «прививать» советскому народу коллективизм. Зачастую, если проблема не имеет решения в рамках существующих научных знаний и доступной технологии, на высоте положения оказываются те, кто делает «хоть что-нибудь» или просто имитирует деятельность.

Рисунок из учебного пособия для вузов «Лосеводство»
авторы В. М. Джурович, Н. В. Соколов, Л. Г. Смирнов и др. (2005),
под ред. А. В. Баранова, издательство КГСХА, Кострома

Вот так, по-рабоче-крестьянски, безо всяких хромосом-рибосом-генной инженерии в СССР меняли виду наследственность! Шесть заборов, лошадь и кнут, а как же без него? Я бы не приводил этого курьеза, если бы «методика» не принадлежала доктору сельскохозяйственных наук, профессору (кажется, он где-то упоминался и как академик), и если бы она не попала в «учебник лосеводства». Лоси оказались умнее сельскохозяйственных «академиков» – они не пожелали изменять наследственность и ходить стадами, да еще под управлением пастуха, пешего или конного, и «специально обученные собаки» вряд ли исправили бы положение.

Более того, сама идея управляемого выпаса лосей имеет существенный изъян. Продуктивность лесных лосиных пастбищ минимум на порядок ниже луговых, степных пастбищ других сельскохозяйственных животных. Скорее всего, поэтому лось – животное одиночное. Стаду лосей трудно прокормиться вместе. По внешнему впечатлению, лосята, которые ходили по заданному маршруту с пастухами (один ведет, другой хворостиной подгоняет), росли медленнее и выглядели похуже, чем при простом выпуске на свободу, который практикуется сейчас. Никакой пастух не способен отыскать для лосей пищу лучше, чем они сами. Однако про управляемый выпас упорно вспоминают, хотя еще заведующий Печорской фермой М.В.Кожухов в 1973 г. сомневался в необходимости «прививать лосям стадность» именно по этой причине (2). Вспоминают, наверное, потому, что «мясное направление» традиционно считают главным в животноводстве, и опасаются того, что при вольном содержании лоси не останутся добровольно в мясном хозяйстве.

Хорошо ещё, что стойловое содержание в Костроме даже и не попробовали. Пробовали на Печоре, но были вынуждены животных выпустить, «. стойловое и вольерное содержание следует признать совершенно не целесообразным» – такой вывод сделал Е. П. Кнорре, руководитель Печорской лосефермы (1). Немногие зоопарки мира успешно содержат этот вид, например – Ленинградский зоопарк, зоопарк Аляски в Анкоридже. Как правило, у попавших в неподготовленный зоопарк-зверинец лосей развивается диспепсия, и пик смертности приходится на возраст 6-8 лет (3), тогда как на лосефермах они живут до 18-20 лет и размножаются до 17 (4). Считается, что лось – один из наиболее легко приручаемых оленей, но из всех оленей его труднее всего содержать в неволе (5), хотя и продолжаются попытки разработать соответствующие рационы (6,7). Рационы оказываются весьма затратными, поскольку доставка веточных кормов обходится чрезвычайно дорого, лоси съедают лишь часть привезенной массы кормов, они не едят ветки диаметром более 10 миллиметров. Существует даже гранулированный корм фирмы Mazuri для лосей. На этом корме лось, вроде бы, может прожить всю жизнь (а это 18-20 лет) в зоопарке, но при обязательном условии, что не сможет есть ничего другого, даже травы под ногами – рассадника гельминтов. Понравится ли самому лосю такая жизнь? Гранулы дороги, но еще дороже обошлось бы строительство огромных загонов, в которых лоси могли бы прокормиться летом, не истощая пастбищ.

Радиопрослеживание костромских лосей показало (8), что почти всю жизнь дойные лосихи проводят и кормятся на 3000 га (в центральной зоне участка обитания), и хотя полная площадь «обобщенного участка обитания» превышает 36000 га, периферийная часть посещается существенно реже. Практически почти невозможно и крайне дорого построить и поддерживать огромный вольер площадью в 3000 га, и даже редкие выходы лосих за пределы этой площади свидетельствуют о том, что им нужно что-то, чего они не могут найти в центральной зоне.

Схематическая карта Государственного природного заказника «Сумароковский»
1 — существующая граница заказника
2 — суммарный участок обитания всех лосей фермы
3 — на этом участке лоси проводят почти 99% времени
4 — старая граница заказника

Разумеется, участок обитания нужно охранять от браконьеров и сохранять на его территории кормовую базу лося. Следовательно, нужен режим особо охраняемой природной территории (ООПТ). Режим ООПТ бывает различным. Не подходит режим заповедника, поскольку лосеводство предполагает вмешательство в природные процессы. Вполне подходят режим заказника и национального парка. В условиях юга Костромской области и аналогичных по кормовым ресурсам минимальная площадь составляет 36000-40000 га. Удивительно, но Сумароковский заказник имеет почти такую площадь, и почти покрывает обобщенный участок обитания всех лосих фермы (8). Охрана столь значительной территории требует огромных затрат, что не может не сказаться на себестоимости продукции лосеводства. Несмотря на многократно усиленную в последние годы охрану, ферма теряет каждый год от браконьерства 1-2 дойных лосих, не считая самцов и молодняка. Кроме того, заказникам постоянно грозит ликвидация и изменение границ. Полосу Минское — Пушкино между Волгой и дорогой Кострома-Красное, посещаемую лосями, отдали под коттеджную застройку г. Костромы, а вместо нее добавили участок к востоку от дороги Красное-Карабаново, который лоси никогда не посещали. Земли сельскохозяйственного назначения переводят в земли поселений также для развития коттеджных поселков.

С уменьшением финансирования и успешным развитием «молочно-туристического» лосеводства постепенно отошла на второй план сама идея превращения лося в «лесную корово-лошадь» с помощью кровавого «искусственного отбора» или мучительной «дрессировки». Парадоксально, но если принять его таким, как он есть, то оказывается, что лось – готовое домашнее животное, т.к. уже изобретен способ содержания, который позволяет использовать этот вид в «народном хозяйстве» если не на 100 процентов, то на 90, отказавшись от мясной продукции. Изобретенный в Бузулукском хозяйстве и на Печорской лосеферме, полувольный способ в усовершенствованном виде применяется на Костромской лосеферме. На следующих страничках будет рассказано о том, как выращивают и содержат домашних лосей в наше время. Литература

1. Кнорре Е. П. (1961). Итоги и перспективы одомашнения лося. «Труды Печоро-Илычского Государственного заповедника», выпуск IX, Коми книжное издательство, Сыктывкар, с. 1-113.
2. Кожухов М. В. (1973). Итоги 20-летней экспериментальной работы по одомашниванию лося в Печоро-Илычском заповеднике. «Одомашнивание лося», М.: Наука.
3. Clauss, M.; Kienzle, E.; Wiesner, H. (2002) Importance of the Wasting Syndrome Complex in Captive Moose (Alces alces). Zoo Biology 21: pp. 499–506.
4. Витакова А.Н., Минаев А.Н. (2000). Показатели размножения и продолжительность жизни лосих (Alces alces) Костромской лосефермы. «Научные исследования в зоологических парках». Вып. 13, – М.: Московский зоопарк, с. 182-190.
5. R. J. Hudson, B.-T. Jeon, Kon Kuk. Nutrition of farmed deer: Lessons from the wild, http://www.deer.rr.ualberta.ca/library/lessonwild/quebec.htm
6. Shochat E., Robbins C.T., Parish S. M,. Young P. B, Stephenson T. R., and Tamayo A. (1997) Nutritional Investigations and Management of Captive Moose. Zoo Biology 16, pp. 479–494.
7. Минаев А. Н. (2006). Питание и пищевое поведение лосей (Alces alces) в условиях полувольного содержания. «Кормление диких животных». М.: Московский зоопарк, стр. 160-168
8. Минаев А. Н. (2008). Оценка площади особо охраняемой природной территории, необходимой для создания лосефермы. «Лось в девственной и измененной человеком среде. Труды VI Международного симпозиума по лосю», Якутск, стр. 82-86.

Алексей Быстрай – председатель федерации конного спорта, руководитель конно-стрелкового центра «Быстрай» — конным спортом занимается всего пять лет. Лошади ему нравятся с детства. Но долгое время возможности заниматься верховой ездой не было. Однажды знакомые подарили Алексею Петровичу двух лошадей. «Подарки» первое время жили в стрелковом комплексе под навесом. Потом члены клуба проявили инициативу построить конюшню. Так и появился в стрелковом комплексе «Быстрай» конный клуб. За последние три года он сильно разросся. Сегодня верховой езде в течение двух месяцев там могут обучить любого.

— Верховая езда заменяет все другие виды спорта вместе взятые. Главный недостаток занятий спортом в помещении – это отсутствие кислорода. В закрытых помещениях человек работает как пылесос. «Всасывает» всю пыль. И только верховая езда в лесу может обеспечить достаточный запас полезного газа. Проверено уже тысячелетиями, англичане толстыми не были никогда. Они с древних времен занимаются верховой ездой. Причина в том, что за довольно короткий период времени при катании на лошади человек совершает более 3000 движений. Работают все мышцы. И лишний жир сгорает.

— Говорят, что лошадь – хороший массажист.

— Да, действительно. Температура тела у лошади намного выше, чем у человека. Поэтому во время езды происходит согревающий массаж. Он полезен как для женщин, так и для мужчин. Помогает избавиться от импотенции и бесплодия. Заметьте, все сальные анекдоты в основном про гусар. Это ведь неспроста. А еще при верховой езде у человека постоянно работает шея. После управления лошадью сильными становятся руки. Во время катания происходит эмоциональная разгрузка. Умение ездить верхом в человеке заложено генетически. На протяжении столетий эти животные всегда были рядом с людьми. Темп движения лошади совпадает с нашим темпом. Ни велосипед, ни лодка, ни коньки этим свойством не обладают.

— Лошади подразделяются на группы?

— Да, на чистокровных и чистопородных. Чистокровные кони в свою очередь делятся на английских, арабских и алхетинских. В них нет смешения кровей. Чистопородных лошадей – 21 вид. Чаще всего их выращивают искусственным путем. В России только один институт коневодства. Он находится в Рязани, и сохранился еще со времен СССР. Там следят за историей породы лошади и выдают паспорта. Берут кровь коня и на генетическом уровне определяют его корни.

— Кто из знаменитых людей в нашей стране активно занимается верховой ездой?

— Президент Владимир Путин и мэр Москвы Юрий Лужков.

— А в Челябинске?

— Челябинские политики, к сожалению, пока не понимают всей полезности катания на лошади. Они предпочитают ходить в спортзал. Но там мышцы не накачиваются, а только растягиваются. Есть в нашем городе и дальновидные люди, которые после первого катания приобретают себе лошадь. Сделать это непросто. В Челябинской области породистую лошадь практически невозможно. Когда покупаете лошадь, лучше взять с собой специалиста. Потому что ошибиться в выборе очень легко. Покупать лошадь лучше в годовалом возрасте. К семи годам она уже станет взрослой. А живут эти животные 20-25 лет.

— У вас есть своя лошадь?

— Да, у меня собственный жеребец – чистокровный орловский рысак. Лошадь эта не очень подходит для верховой езды, она больше войсковая. Но я к ней привык и расставаться не хочу.

— Участвуете в соревнованиях?

— Нет, я их только организую. Вот, например, 25-27 августа в Дубровке пройдут Всероссийские соревнования Уральского федерального округа по конному спорту. Участниками его станут самые лучшие всадники Урала. Соревнования будут проходить по бегам, скачкам, заезду на тройках, конкуру. К тому же я приглашаю всех желающих вступить в Федерацию конного спорта. Мы с радостью пойдем на контакт со всеми.

Из практики журналиста

Магистр ревнует Линду

Магистр затоптался на месте. Потом повернул голову и посмотрел на меня с укором. Если бы лошади умели говорить по-человечески, то Магистр должен был произнести примерно такую фразу:

— Дурак, когда порядочные лошади писают, всадник, чтобы облегчить им спину, должен приподняться на стременах!

Одна из начинающих наездниц спросила:

— Зачем это делать?

Инструктор ответил просто и доходчиво:

— Представь себе: ты присела пописать, а у тебя на плечах сидит 90-килограммовый мужик. Дошло?

Я – всадник неопытный, и только учусь понимать лошадей. А делать это нетрудно, ведь лошади – такие же, как люди, только немного лучше.

Когда заходишь в конюшню, лошади знают, что ты прячешь в кармане – нюх у них чуть-чуть похуже собачьего. Угостишь Линду сухариком или морковкой, Магистр, если с ним не поделишься, будет помнить это до конца жизни – своей или всадника. Ревность – один из немногих человеческих недостатков, которые свойственны лошадям.

Татьяна Кадочникова, президент клуба «Гармония», прогуливает по кругу нового жеребца. А в это время в леваде носится красавец Нортон. Глаза у Нортона вылезают из орбит, он страшно волнуется: хозяйка работает с чужаком, а к нему даже не подходит! Ревность! Поэтому после занятий Татьяна обязательно обходит всех лошадей, чтобы разделить свою любовь поровну…

Меня предупреждают: вот эта лошадь плохо видит правым глазом, поэтому справа не подходи – не заметит, а потом может испугаться. А вот эта не любит, когда ей чистят шерсть в области паха – может лягнуть. Кобыла Линда, на которой я учился, к старости стала вредной. Если не хочет работать, с места не сдвинешь. В этом случае я кричу:

Для лошади что веточка, что хлыст, одно и то же – орудие наказания. (Лошадей в клубе «Гармония» не наказывают, но они помнят, как с ними обращались прежние хозяева). Линда веточки боится: стоит взять вицу в руку, становится послушной. Но как к ней с этой вицей подойти? «Вооружившегося» человека Линда не подпускает, разворачивается задом и дает понять, что после удара копытом ему мало не покажется. Даже если вицу спрятать, Линду не обманешь. И все-таки человек хитрее лошади: ветку прячут за голенищем сапога и, приблизившись к всаднику, быстро «вооружают» его бесхитростным стимулятором.

На курсах верховой езды мы сами чистим и седлаем лошадей. Самое страшное – чистить копыта. «Это страшнее смерти», — сказала моя жена. Некоторые лошади дают ногу охотно, как ласковая болонка – лапу. Линда стоит крепко, словно боксер на ринге. Для того чтобы оторвать ее ногу от земли, объяснил инструктор, нужно толкнуть кобылу плечом – она потеряет центр тяжести, вот тогда хватай за лытку и зажимай подмышкой. Легко сказать! Я толкаю Линду плечом, она делает ответный ход, и я врезаюсь всем телом в забор.
— Линда любит потолкаться, — задумчиво поясняет инструктор.

Лошадей не надо бояться. Они это чувствуют и перестают подчиняться. Но и грубить не надо. Когда-нибудь лошадь отомстит…

Энциклопедия копыта

В те времена, когда кавалерия была основным видом вооруженных сил, выпустили «Энциклопедию копыта». Огромный фолиант – более тысячи страниц. Так что за лошадиными копытами ухаживать – это вам не педикюр делать.

Копыта, как и человеческие ногти, нужно постоянно подрезать. Чтобы не сохли и не трескались, их смазывают жиром, белой глиной. Для этой же цели лошадь нужно «отшагивать» по воде.

Подковы – особая песня. Меняют их чаще, чем светские модницы туфли. При мне лошадей ковал Стас Файрушин из села Дубровка. Стас – один из лучших ковалей России, кует лошадей с руки (обычно их ставят в специальный станок). Работа трудная: некоторые лошади куются спокойно, но есть и такие, которых приходится валить на землю и связывать.

Лошади, как и люди, болеют. В это время они понимают, что человек желает им добра и стойко выносят все манипуляции. Например, клизму. Клизму лошадям ставят огромных размеров – ведерную, накачивают раствор масла с водкой.

Больной лошади сутками не дают ложиться. Девчонки-волонтеры дежурят возле нее и днем и ночью. Смерти лошади они просто не переживут…

Баба с кобылы – инструктору тортик!

Кобыла Закладка боится трех вещей: детской коляски, лыжников и ведра. Однажды она попала ногой в пустое железное ведро и бегала с ним по ипподрому. Ведро страшно гремело, лошадь испугалась, с тех пор боится ведра больше хлыста. История с коляской и причина лыжефобии неизвестны. На Закладке ездила моя дочь Арина. Однажды во время тренировки из-за деревьев появился размахивающий руками лыжник, и Закладка понесла.

Зигзаг фобиями не страдает. Зигзага, жеребца-полукровку, боятся все. Он признает только одного хозяина – Раду. Худенькая девушка-инструктор садится на Зигзага, «когда жизнь становится скучной». Скачет Рада по кругу, я на Красавчике – за ней. Проскакали мы галопом несколько минут, остановилась Рада, оглянулась:

— Ты в седле? Не судьба, видно, нам тортиком полакомиться!

По неписаным законам клуба всадник, упавший с коня, покупает торт. При падении нельзя выпускать повод – убежит лошадь, ищи ее потом… Неопытный всадник боится, что лошадь его затопчет, и повод бросает.
Весной у жеребцов играют гормоны. Конь, на котором жена сидела, увидел кобылу, рванул с места. Вижу, как жена плавно летит в воздухе. Бац! Грохнулась, но, молодец, повод не выпустила. Значит, после тренировки идем чай пить!

Великан Петька

Когда моя дочь выиграла приз на одном из клубных соревнований, ей предложили бесплатное занятие. Можно было выбрать инструктора и лошадь.

— Кого выберешь? – спросила Рада.

— Конечно же, Петьку!

Петька – на самом деле, Питер Скотт – канадский першерон. Это не лошадь, а настоящий слон – рост по ушам 2 метра 20 сантиметров! Петька служил в цирке в номере Сарвата Бегбуди, объехал 40 стран мира. Петька – всеобщий любимец, среди лошадей он – настоящий «пахан», рядом с собой других жеребцов не терпит.
На боку у Петьки время от времени открывается старая рана. В цирке Питера воспитывали… ломиком.
В клубе «Гармония» хлыст – вне закона. Как я уже говорил, лошадей здесь наказывать запрещено. Но как с лошадью объясниться, ведь человеческий язык она не понимает?

Оказывается, понимает. Есть в Америке тренер Пат Парелли. Популярность этого человека не меньше, чем президента. В молодости Пат объезжал лошадей. Занятие очень жестокое. На лошадь надевают шоры и, слепую, бьют по голове плеткой, колют шпорами, чтобы подавить волю. Однажды Пат, что называется, прозрел и решил отказаться от грубости и жестокости. Он изобрел свою, мягкую методику воспитания. Прежде, чем сесть на лошадь, Пат долго работает с ней на земле. Лошадь учится понимать команды голосом.

Егор Гавриленко (фото 1) освоил методику Пата Парелли, когда учился в колледже Кембриджа. Он делает чудеса: не хочет конь коваться – поговорит с ним Егор, и скакун становится шелковым. Вот он что-то пошептал строптивой лошади, развернулся и пошел на конюшню. И она покорно пошла за ним…

Сколько стоит друг?

Лошадь стоит недорого. Приличного рысака, которого можно использовать под седлом, можно купить тысяч за 80. (Рублей, конечно). На прокорм будет уходить тысяч 8-10. Плюс расходы, если лошадь заболеет, но это зависит от ситуации.

Скромная уздечка стоит полторы тысячи рублей (я заказывал в Германии), «нарядная» — около пяти. Седло, самое скромное – 15 тысяч рублей, а дорогое – 60. Все зависит от ваших возможностей.

Лошадь требует КРУГЛОСУТОЧНОГО внимания. Поэтому держать ее на дворе коттеджа не стоит. Лучше отдать на постой в конюшню какого-нибудь клуба. Если лошадь несколько дней простоит одна, начнутся необратимые изменения в психике: животное начинает покусывать себя за бока, грызть доски, шумно втягивать воздух. Да и тренировать ее нужно ежедневно.

Забот много. «Мы работаем как лошади, чтобы наши лошади жили как люди!» — говорит Татьяна Кадочникова. За дружбу надо платить…

По своему внешнему виду зебры и лошади очень похожи. С давних времен человек использует лошадь как помощника в быту и на войне. В нашей истории именно лошадь сыграла наиболее важную роль по сравнению с другими животными. Но почему же, раз внешнее сходство с лошадью столь велико, человек не попробовал использовать в качестве своего помощника еще и зебру? Кроме того, раз современные люди зародились на территории Африке, то почему же наши предки не попытались использовать зебр для своих нужд, но смогли поладить с лошадьми, выбравшись в Евразию? А как изящно смотрелись бы в строю полосатые животные во время торжественных парадов и смотров!

Все дело в проблемах одомашнивания. Для того, чтобы животное было подходящим для одомашнивания оно должно удовлетворять пяти критериям: его можно было бы легко поймать без особой опасности для своей жизни, его можно было бы без проблем разводить в неволе, оно не должно конкурировать с человеком за его пищу и, наконец, у этих животных должна прослеживаться четкая иерархия. Из всех видов животных крайне малое число подходит сразу под все эти критерии. Именно поэтому за всю свою историю до эпохи индустриализации человек смог одомашнить лишь несколько видов, если говорить о крупных животных. И зебра не входит в их число.

В отличие от лошадей, зебры обладают куда более буйным нравом, чем это кажется на первый взгляд. Порог допуска к себе человека у зебр намного выше, чем у диких лошадей: едва завидев двуногого, это животное станет убегать, а в некоторых ситуациях попытается напасть, что в большинстве случаев окончится для человека летальным исходом. Но главная причина невозможности одомашнивания и приручения зебр – это отсутствие у этих животных четкой иерархии. Если посмотреть на табун лошадей, то можно заметить, что во главе табуна находится лидирующий самец, за которым следует весь табун. Зебры же держатся в стаде исключительно для повышения собственных шансов на выживание, подобно тому, как собираются в стаи рыбы. Никакой четкой иерархии у зебр нет. И если для усмирения целого табуна диких лошадей человеку достаточно оседлать и контролировать его вожака, то даже оседлав каким-то образом зебру, остальное стадо просто разбежится. Конечно, зебр можно было бы попробовать приручать, но каждый раз весь процесс привыкания к человеку и усмирение буйного нрава животного приходилось бы повторять с самого начала с каждым новым животным, на что у древних людей просто не было времени.

Но даже если приручить (не одомашнить!) и оседлать зебру, отличающуюся от своих сородичей добрым нравом, то выяснится, что спина этого животного просто не предназначена для того, чтобы кататься на ней верхом. Позвоночник зебр слишком слаб, чтобы выдерживать взрослого человека или даже тащить груз длительное время.

Становится очевидно, что одомашнить зебр невозможно, а приручить некоторых из них абсолютно нерентабельно. Но даже если бы зебры были самыми ручными и самыми милыми существами на планете, мы бы просто сломали им спины во время долгой верховой езды.

Это интересно: некоторые исследователи считают, что человек смог одомашнить кошку только наполовину, и в этих животных до сих пор сохранилась часть характера диких больших кошек – склонность к самостоятельности и независимости от человека. Подробнее: «Как человек приручил кошку?».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

admin

Наверх