Закрывает глаза лошади

Частная или прокатная лошадь — стереотипы восприятия

Среди конников бытует мнение: лошади в прокате — плохо, выкупить лошадь из проката — благое дело. Лошади, как, например, собаке, значительно лучше в одних руках. Давайте разберемся, а так ли это на самом деле? Если речь идет о том, что в прокате лошадь много гоняют, плохо кормят, бьют, дергают поводом за рот, то на это можно возразить только одно: я видела множество частных владельцев, которые содержали своих лошадей в конюшнях подешевле, где неважная кормежка, грязные опилки, мухи и духота; я видела массу коневладельцев, у которых грубая рука и привычка размахивать хлыстом к месту и не к месту.

Не стоит сравнивать плохой прокат с хорошим частным владельцем и наоборот -хороший клуб с откровенно неграмотным владельцем. Так чем же жизнь частной лошади отличается от жизни лошади прокатной? Конечно, в первую очередь тем, что прокатная лошадь возит много разных всадников, а частная — одного-двух. Но всегда ли это хорошо для коня?

Да, на прокатного коня часто садятся «чайники», у которых неловкая, жесткая рука. Но во-первых, далеко не все прокатчики будут дергать лошадь поводом, а во-вторых, на это и есть тренер: объяснить, что делать этого не надо, и рассказать, как правильно. Окажись лошадь у частника с грубой рукой, ее будут дергать поводом всегда, а не время от времени, и, в огромном количестве случаев, не будет даже тренера, который сможет вовремя остановить и поправить всадника. Спору нет, многие частные владельцы лошадей занимаются с тренерами, но многие нет. К прокатной лошади тренер прилагается много чаще.

Избиения хлыстом? А вы пробовали заставить «чайника» взять в руки хлыст? А коль скоро уж взял, применить его к лошади — даже просто для того, чтобы поправить ее, похлопывая по отставленной ножке? Поверьте, это проблема. Среди начинающих процент людей, способных ударить лошадь, на порядок ниже, чем среди «продолжающих» — а именно вторые чаще заводят частную лошадь.

Что касается содержания лошадей, тут тоже нет никаких оснований утверждать, что правила зоотехнии нарушаются владельцами прокатных конюшен чаще, чем на тех конюшнях, где стоят частные кони. Работа? Прокатные лошади ходят по многу часов, тогда как свою любимую лошадку хозяин не перегружает и не мучает?

Так очень спорно, что лучше. Здоровая сытая лошадь может работать безо всякого ущерба для себя по четыре-пять часов в день. Предоставленные самим себе, табунные лошади проходят в день около 50 км, лошадь — это животное, чья жизнь проходит в движении. И трудно утверждать, что работать час-полтора в день, проводя оставшиеся двадцать три часа в тесном деннике, для лошади лучше и приятнее. Ничего подобного. Тут скорее обратная ситуация: для лошади лучше ходить четыре-пять часов, чем один.

К тому же, частные владельцы сплошь и рядом, не имея денег на берейтора, с одной стороны, и возможности приезжать ежедневно — с другой, вообще выводят лошадь из денника не каждый день, а уж дорвавшись, рассекают галопом в свое удовольствие. Представить что-либо более вредное для лошади весьма затруднительно.

Бытует также отношение к прокату, как к «лошадиной проституции». Но, извините, верховая езда на лошади не имеет ничего общего с интимными отношениями. Последнее — не прокат, а зоофилия. Это проистекает из устойчивого «особачивания» лошадей. Из установки, что у животного должен быть ОДИН ХОЗЯИН, а в большинстве случаев это просто оправдание собственной ревности, и только.

Про «особачивание» лошадей я уже писала в одной из своих прошлых статей и не стану вновь углубляться в эту тему. Добавлю только, что даже большая часть владельцев собак просто закрывает глаза на то, что почти любой пес с удовольствием пойдет на прогулку не только с хозяином и его домочадцами, но и с кем-то из друзей хозяина, и даже с малознакомым человеком: ведь оставляют же собак, уезжая в отпуск, в собачьих гостиницах. Ревность. МОЁ.

Но речь тут может идти скорее о психологическом комфорте человека, а не коня. Человек для лошади — партнер в работе и прогулках, и точно так же как и нам с вами, с кем-то лошади работать и гулять приятно, с кем-то — не очень, хорошему компаньону и «коллеге» лошадь рада, плохого будет терпеть, если нет других возможностей. Мы для лошадей не являемся чем-то большим, чем друг для друга. Коллегами и приятелями — но никак не кумирами, полубогами или единственной любовью.

Как ни странно это прозвучит, многим лошадям комфортнее и лучше именно в прокате, а не в частных руках. Лошадь по сути своей животное общественное, а значит — общительное. Сколько раз мне доводилось видеть частных лошадей, которые бьются в денниках, бросаются на стены, грызут решетку просто от скуки и недостатка общения. Пусть хоть кто-нибудь обратит внимание и зайдет! Пусть хоть накричат, хоть стукнут — но ЗАМЕТЯТ!

Из тех же соображений зачастую и собаки льют лужи, грызут вещи, лают. Пусть хозяин накажет но зато обратит внимание, хоть так. Страшное «бьет — значит любит». У коня, к которому хозяин либо берейтор заходит раз в день на часок, а возможности общения с другими лошадьми сведены к минимуму, наступает тяжелый эмоциональный и информационный голод. Она бы рада общаться, рада работать, да только не с кем. И тут не спасают даже прогулки в леваде: предоставленная сама себе, лошадь грустно стоит у калитки. Ей невыносимо скучно одной.

Это касается отнюдь не всех лошадей. Есть и такие, которые, наоборот, не любят работать в прокате. В большинстве своем, это лошади, которых «достали» неправильным обращением. Есть и просто малообщительные ребята — как и среди людей.

Со мной можно поспорить, но даже хорошей спортивной лошади не повредит прокат под присмотром опытного тренера. Для лошади это своего рода отдых и спокойная разминка. Начинающий всадник на ней может просто покататься рысью, шагом или даже галопом, получив массу удовольствия, а лошадь отдохнет от сложной работы, просто подвигавшись и размявшись.

Другое дело, если неопытный всадник начнет требовать от спортивной лошади, например, приниманий (конкурным повезло больше — ни один «чайник» не рискнет попробовать прыгнуть 140), вот это может и повредить. Все равно как неопытный музыкант может расстроить хороший инструмент, не сумев, вдобавок, извлечь из него даже простенькой гаммы.

Конечно, я не утверждаю, мол, прокат и только прокат, а в частных руках лошади значительно хуже. Есть разные прокаты и разные частники, в конце концов, лошади тоже разные. И кому-то из них приятно жевать сено и дремать в деннике, размявшись часок-другой, а кому-то скучно и одиноко. Кого-то раздражает всадник, который ездит на распущенных поводьях или трясет руками, а кого-то нет.

Точно так же, как кого-то из нас раздражает болтливая подружка, а кому-то без возможности поболтать просто жизнь не мила. «В одних руках» лучше двум прямо противоположным категориям лошадей: малообщительным флегматикам и легко возбудимым холерикам. «Лентяй», которого в прокате не сдвинешь с места ни хлыстиком, ни морковкой, может волшебно преобразиться в частных руках. Примерно как человек, который глядит «букой» в шумной компании, а во время прогулки в парке становится замечательным собеседником.

Возбудимой, холеричной лошади тоже может быть в прокате тяжело: такие лошади очень остро реагируют на все новое и неожиданное — наверняка вы знаете и людей, которые склонны волноваться по пустякам. Такой лошади куда как лучше в одних руках: привычный всадник, привычные требования, знакомая манера езды.

Лошадь с уравновешенными процессами возбуждения и торможения, спокойная, энергичная, не потерявшая доверия к людям вследствие плохого обращения, будет чувствовать себя в прокате вполне довольной жизнью. Так что честный, послушный конь, любимец проката, вовсе не «терпит, стиснув зубы» своих всадников из врожденной интеллигентности или страха перед побоями. Если лошадь не грузят непосильной работой, если в прокате хороший тренер, поверьте, коня не нужно выручать.

Итак, попробую написать статью без вдохновения. Вернее, я получила его порцию недавно, посетив лошадей в кои-то веки! Но этого мало для того, чтобы создать что-то полноценное.

Заведя недавно змею, я вдруг ощутила себя такой беспомощной и растерянной, не зная наверняка, как за нею ухаживать. Все статьи, прочитанные мною когда-то, пронеслись перед глазами и плохо осели в мозгу. Хотелось звонить заводчикам раз десять за вечер, чтобы узнать «а нормально ли, когда змейка так дышит?» или «а почему она не закрывает глаза, когда спит?» и вообще «умеет ли она спать?» и прочие-прочие радости паники.

И тут я осознала, что испытывает человек, когда впервые остается с лошадью один на один. А особенно, если он купил себе лошадь, не имея достаточно опыта в ее содержании. Ведь мы уже выяснили, что верховая езда – это лишь малая часть общения и работы с конем.

У меня был где-то замечательный список вопросов пикабушников, касательно лошадей. Руки до него долго не доходили, потому что большинство вопросов объемные или требуют глубинных знаний. Я же дам поверхностные ответы в пределах того, что сама знаю наверняка или что читала в умных книжках. Полагаю, это лучше, чем двухнедельное молчание.

Чем отличается здоровая лошадь от больной?

Так выглядит конь, зараженный бешенством

Если вы не ветеринар (как я) и не спец в этом вопросе (почти как я), то у вас есть только один шанс определить, что конь не здоров: у него изменится поведение. Не обязательно это произойдет кардинально. Понятно, что при заражении бешенством лошадка бьется о предметы и бродит, как в бреду. Понятно, что при обширном кровотечении она слабеет и часто-часто дышит. И явно все заметят внешние перемены, если у коня вспух глазик или появилась мощная хромота.

Но есть и другие проблемы при определении здоровья животного: незначительные раны или хорошо скрытые болезни. Почему незначительные раны я назвала проблемой? Да потому что крохотная царапинка на попе еще не значит, что ваша любимая лошадка умирает! Даже если там запеклась кровушка. Вот от такой ерунды дети часто впадают в панику и трясут слезно тренеров с воплями: «Что с ней случилось? Давайте срочно чем-нибудь замажем! Давайте вызовем ветеринара!». А лошадка даже и не поняла, что произошло и почему вокруг столько суеты.

Плюс еще начинающие конники порой не могут отличить симптомы коликов от обыкновенных конских поваляшек. Дело в том, что при коликах лошадь роет копытом землю, ложится с тяжелым кряхтением, пытается кататься с боку на бок. Или просто замирает с тяжелым дыханием. Отказывается вставать.

Беда в том, что в хорошие летние деньки, искусанные мухами кони, с таким наслаждением катаются по земле, что издают громкие стоны, отказываются вставать и могут долго лежать на одном месте, наслаждаясь отдыхом. Что тут скажешь? Я тоже иногда перестраховываюсь и при подозрении на колики бегу за тренером. Но все-таки со временем научилась отличать наслаждающегося коня от страдающего. У них совершенно разный вид, другие глаза, иные звуки и движения. Но, к сожалению, неопытным глазом этого не разглядишь.

Нужно помнить, что лошадь не дышит ртом и не имеет рвотного рефлекса. Поэтому если изо рта обильно текут цветные слюни (не пеной, как в спорте, а именно тягучими такими шнурками до колен) или какие-то другие выделения – у коня серьезные проблемы! Возможно, он уже при смерти.

Не путайте, только, с ситуацией, когда он наелся травы или моркови и потому слюни стали соответствующего цвета.

Если он не может отдышаться после обыкновенного шага – это тоже проблема. Как это увидеть? Лошадь подключает вместе ребра и живот при каждом вдохе и выдохе. И каждый темп совершается как бы с рывком. С трудом и усилием. Это значит, что организму не хватает воздуха. Или мозг так думает по какой-то причине. В любом случае – нездоровый признак. Но принимать его во внимание следует не после тяжелых нагрузок, а именно после гуляния, шага или стояния на месте. Короче в тех случаях, когда причин для тяжелой отдышки нет.

Хромота хромоте рознь. Старые кони частенько жалуются на суставы или на копыта. И не всегда это связано с плохой ковкой или ранами. Просто у некоторых животных со временем начинаются те же проблемы, что и у старых людей. Больные суставы, слабые связки и сухожилия. А еще они могут отлежать конечность по той или иной причине. Была еще у нас кобыла, которая в холодное время года всегда сначала прихрамывала, но потом на рыси разминалась и до конца уже работала, как здоровая полноценная лошадь. Причем это все проходило без лишних жалоб и последствий.

По каким причинам лошадь может подтаскивать или беречь ноги? Кобылы после родов из-за крупного вымени могут так себя вести. Либо лошадка наступила на камушек. Эффект тот же, как если бы вам в ботинок залетела колючка. Пару шагов вы хромаете, затем боль проходит. Или еще у коня может быть специфическая походка из-за старых травм, неправильного физического развития (неравномерного или непропорционального) или недостаточной растяжки. То есть, это даже не хромота, а этакое легкое припадание на одну сторону\ногу.

Если вы осведомлены о прошлом своего коня и о его здоровье. И если вы знаете о его бывших и нынешних болячках – то вы сможете уже отличать симптомы, заслуживающие экстренного внимания от тех, над которыми можно особо не трястись.

Да-да, мои друзья. Идеально здоровых людей и животных не существует. Если же вам кажется, что существуют – значит, они просто еще не догадываются, что у них что-то есть. Или вы не догадываетесь. Или это ненадолго.

Но в любом случае, на этом нельзя зацикливаться. И не желательно залечивать себя и лошадку до идеального состояния. Угробитесь быстрее.

Ну и вставлю пять копеек на тему зоо-овуляшек (спасибо Арслану за фразу). Лошади имеют свойство иногда заболевать. И это не трагедия. Не страшно, если вы пришли на конюшенку, а там кто-то хромает. Не страшно, если из 10 сытых толстых коней нашелся один худой. Вы не знаете всех обстоятельств и причин.

Тем более, лошади – совершенно нелогичные животные, которые могут убиться на ровном месте. Я абсолютно серьезно. Хоть какие идеальные условия ты коню создай – все равно найдет способ покалечиться. Я уже рассказывала про кобылу, которая решила подолбить копытами стену в деннике и невзначай повредила путовый сустав. Выпала из работы надолго. Так что это все у них делается легко и добровольно. Не нужно видеть во всем страшное злодейство и заговор масонов.

Видео кому-то может показаться жестью. Но здесь просто показали замученных голодом коней. Они живы.

Панику стоит поднимать лишь тогда, когда вы видите, что почти все кони в ужасном состоянии. Что они стоят в говне по колено (особенно, если оно еще и проросло), что они ВСЕ хромают (хотя бывают такие дни, когда из 30 коней – 15 найдут, где загнать себе камушек), что от них воняет не лошадьми, а коровьими лепешками! Причем на расстоянии 10 метров. Это не нормально. Кони не должны вонять. У них свой несильный запах. Он не бьет в нос и не вызывает слезоточивость.

Особенно вы должны поднимать панику, если к вам вывели для проката хромого коня с разодранной под подпругами и седлом кожей. Любой уважающий себя прокатчик не станет выводить на занятие лошадь, которая смотрится как после холокоста. Хотя бы для того, чтобы не пугать и не расстраивать прокатчика. И не вызывать подозрений.

В общем, тема обширная, масштабная. И я затронула лишь ее верхушку. Копать глубже опасаюсь, чтобы не соврать. Но часть того, что нужно знать новичку или прокатчику – примерно объяснила.

Найдены возможные дубликаты

Он себе ещё и член изгрыз, пиздец.

НЕдавно смотрел видео от Джастаса Волкера, в котором он показал двух новых своих лошадей.. Как то белая там дышит странно. ТАкого дыхания я не видел у нашей лошади даже в конце вспашки огорода. А там небольшие брёвнышки потаскать.. Может больна кобылка-то?

Дыхание тяжелое, но скорее всего на видео показано не начало работы, а уже середина или конец. КОроче лошадка устала. Вполне возможно, что она здорова.

Но если бы она так дышала в деннике после многочасового отдыха — вот это уже плохо.

Ну и на счет огорода. Лошади ведь тоже бывают разной физ.подготовки. Может быть человек не знает, какие нагрузки можно давать своему новому коню. Вроде бы они там в видео говорили, что животинка у них новая.

Это молодой полутяж!

А у нас была обыкновенная, два раза в год пашущая (посадить-выкопать картоху) и так, дровец по мелочи.. короче — наша была ленивая и жирная.. И то так не дышала ни разу..

Кстати, молочник когда перед загоном показывал лошадей- мне тож показалось тяжелое дыхание и там.. Ну да ладно..

От породы физическое состояние не зависит. Даже если это полутяж. Но представьте, что его содержали почти без работы просто как декоративную лошадочку. Он нагулял жирок и все такое. А тут бац! Работать! Откуда ж мышцам взяться?

На счет дыхания и не спорю. Не очень хорошо выглядит. Мы в спорте лошадей до такого состояния ни разу не доводили. Максимум — после скачек так некоторые дышали.

Сначала зачитался, а потом вспомнил, что живу я на Севере в Городе и лошадь живую раза два в жизни видел! 🙁

С моими статьями такое бывает. Я тоже люблю про драконов сказки разные)

Что-то вспомнил историю на эквихелпе, как кто-то купил практически дикого жеребца с конезавода.

В принципе, с проблемами справлялись кое-как, но читать про первые его дни пребывания было смешно. Он и от машин бегал, и лопаты боялся, и так далее.

Правда, потом его украли 🙁

Да, лошади пугливые во имя спасения (т.к. в природе являются жертвами), но в городских условиях это свойство наоборот их чаще калечит (попадают под машины, в ямы или бросаются на штыри в заборе). А вот кража. в наше время лошадь можно украсть средь бела дня. И это ужасно (

Да хер знает кто, так вроде и не нашли.

Обращение врача анестезиолога-реаниматолога Иркутской Областной клинической больницы

COVID-19 — в чём реальная угроза?

К сожалению, я наблюдаю, что многие со скепсисом или негативом относятся к призывам оставаться дома. Хочу попытаться донести, почему это важно.

Я врач анестезиолог-реаниматолог. Тема нового вируса вошла в мою жизнь давно, когда ещё стали появляться первые тревожные новости из Китая. Сначала я долго не понимал, что в этой инфекции такого особенного.

Но время показало, что реальная опасность в этой эпидемии есть.

Итак, многие уже читали разнообразные материалы на эту тему: и научные, и публицистические, и мнения отдельных экспертов.

Как и многие я считаю, опираясь на официальную информацию и научные исследования, что:

1. Все мы этим вирусом когда-нибудь переболеем

2. В 80-85% случаях заболевание пройдёт не тяжелее обычного ОРВИ

3. После заболевания выработается постоянный иммунитет, и этот вирус будет совершенно не страшен переболевшему.

Однако, COVID-19 имеет свойство очень быстро распространяться, а значит, эти 15-20% тяжёлых случаев составляют огромное количество человек в момент времени.

Как показала практика Европы, современное здравоохранение не способно выдержать такой наплыв тяжёлых пациентов.

?Таким образом, самая большая опасность заключается в перегрузке системы здравоохранения. Что это значит?

У медицины не хватает ресурсов, чтобы обеспечить надлежащей помощью людей, которые в ней нуждаются.

И речь не только о заражённых коронавирусом — люди не перестали страдать от других заболеваний, попадать в ДТП, получать травмы.

В связи с большим наплывом тяжёлых пациентов наши коллеги из Европы уже вынуждены:

1. Сокращать койки для оказания других видов помощи

2. Работать 24/7 в условиях изоляции и часто не по профилю (травматологи изучают, как лечить детей с вирусной пневмонией)

3. Сортировать пациентов и выбирать, кому оказывать помощь, а кому — нет, потому что на всех ресурсов (коек, лекарств, рук, аппаратуры) не хватает.

Добавьте к этому:

1. Лекарства от вируса нет и оно не скоро войдёт в практику

2. Возникают осложнения, которые требуют разработки новых подходов в диагностике и лечении

3. Нужно время, чтобы обучить медиков новым протоколам

!В итоге мы получаем ЛИШНИЕ смерти. Т.е. те, которые можно избежать, если поток тяжёлых пациентов не будет превышать возможности здравоохранения и скорость разработки методов лечения

Именно этого пытается сейчас избежать медицинское сообщество, призывая всех сидеть дома, максимально исключить ненужные контакты.

Конечно, угроза финансовых проблем для всех нас кажется более реальной и актуальной, чем эпидемия. Страшно оставаться без источников дохода, когда наступил мировой кризис. Но если нам удастся сдержать темп заражения, мы все быстрее и легче переживём этот период.

Можно много и долго рассуждать и злиться, что ситуация спланирована, раздута, кому-то выгодна. Это сейчас не важно.

Уже сейчас те медики, которые ещё не столкнулись с эпидемией, изучают свежие рекомендации, результаты новых исследований, отрабатывают алгоритмы оказания помощи.

????Пожалуйста, дайте нам больше времени. Тогда мы сможем спасти тех, кто не должен войти в этот процент летальности.

И повторю, какие меры нужно соблюдать:

1. Не выходите в места, где есть скопление людей (в том числе пункты сдачи тестов на коронавирус)

2. Соблюдайте дистанцию на менее 1 м, лучше 2

3. Не трогайте ничего лишний раз голыми руками

4. Не трогайте лицо грязными руками

5. Чаще и тщательнее мойте руки

6. Проветривайте комнату, квартиру, дом

7. Увлажняйте воздух

8. В случае появления любых симптомов ОРВИ полностью самоизолируйтесь и принимайте лечение (противовирусные, парацетамол при повышении температуры выше 38, обильное питьё)

9. Вызывайте врача при появлении одышки, ощущения заложенности груди на фоне ОРВИ.

10. Позаботьтесь о близких из группы риска (пожилые, люди с гипертонией, сахарным диабетом, иммунодефицитом, онкологией) — помогите им обеспечить быт в условиях изоляции.

11. Следите за актуальными рекомендациями из официальных источников

Врач анестезиолог-реаниматолог Иркутской Областной клинической больницы.

Инфекции, при которых нарушается психика

При любом инфекционном заболевании организм подвергается действию микробных, вирусных или паразитарных токсинов. Такое состояние называется интоксикацией. При одной болезни интоксикация выражена незначительно, при другой приводит даже к помутнению сознания. Интоксикация, а также непосредственное действие микроорганизмов на головной мозг приводят к нарушению психики. Разберемся, как выглядит это состояние при тех или иных инфекционных болезнях.

Виды нарушения психики

Симптоматика нарушений психического состояния зависит от вида и тяжести инфекции, локализации патологического очага, первоначального состояния организма.

Психозы развиваются обычно на фоне высокой температуры.

Значение в развитии психозов также имеет предрасположенность пациента — отягощенная по психиатрическим заболеваниям наследственность, черепно-мозговые травмы в анамнезе.

Нарушения психики протекают в трех вариантах:

1) транзиторные, проявляющиеся в виде помрачения сознания;

2) затяжные, протекающие длительно, но без нарушений сознания;

3) необратимые, сопровождающиеся органическим поражением ЦНС.

Наиболее часто встречаемый вид нарушения психики — делирий. Наблюдается преимущественно у детей и молодых людей.

Инфекционный делирий сопровождается следующими признаками:

— нарушение ориентации в пространстве и времени;

— усиление симптомов в вечернее время;

— болезненные ощущения во всем теле.

Делирий продолжается 5-7 дней, у больного сохраняются частичные воспоминания об этом состоянии. Неблагоприятный прогноз наблюдается, если после нормализации температуры сохраняются признаки делирия.

При тяжелых инфекционных заболеваниях с циркуляцией возбудителя в крови наблюдается аменция. Это состояние глубокого помрачения сознания, человек не ориентируется в собственной личности, пространстве и времени. Отмечается двигательное возбуждение, бессвязная речь, галлюцинации.

Затяжные психозы не сопровождаются помрачением сознания.

Для таких состояний характерно:

— подавленное или эйфорическое состояние;

Сопровождаются затяжные психозы астеническим синдромом с выраженной немотивированной утомляемостью.

Необратимые психические расстройства возникают вследствие органического поражения головного мозга. Наблюдаются чаще при энцефалитах и менингитах.

Осложнения психических нарушений при инфекционных болезнях характерны для детей и пожилых людей. У детей может развиться постинфекционная олигофрения, нарушение речевого развития. Для пожилых людей характерны деменция, психоорганический и корсаковский синдромы.

Врожденные психические нарушения отмечаются у детей, родившихся с токсоплазмозом, цитомегаловирусной инфекцией, краснухой. С возрастом они проявляются в виде снижения интеллекта, дефицита внимания, гиперактивности.

При каких инфекциях наблюдаются

Любое инфекционное заболевание сопровождается изменениями психического состояния.

При большинстве инфекций это такие проявления, как:

Все это можно наблюдать при респираторных инфекциях, паразитозах, вирусных гепатитах, кишечных инфекциях. Такие симптомы относятся к легкому нарушению психики, проходят в течение нескольких дней и не требуют специфического лечения. Ранее данное состояние называлось постинфекционным астеновегетативным синдромом.

При других инфекциях, даже тех, которые не поражают непосредственно головной мозг, наблюдаются тяжелые изменения психического состояния. Разберем их подробнее.

Наиболее тяжелые психические нарушения наблюдаются при инфекциях с непосредственным поражением головного мозга

Общее нарушение психического состояния при тропической малярии связано с циркуляцией малярийного плазмодия в крови, интоксикацией и высокой температурой. Также существует церебральная форма малярии, при которой происходит непосредственное поражение головного мозга. Помрачение сознания может развиваться постепенно или наступать внезапно. При этом внешне здоровый человек неожиданно теряет сознание. Возможны эпилептические припадки, переходящие в кому.

ВИЧ-инфекция всегда сопровождается теми или иными нарушениями психического состояния. Наиболее выраженная симптоматика наблюдается в стадии СПИДа. Есть такое понятие, как ВИЧ-ассоциированная деменция. Психические нарушения очень разнообразны, их появление связано с тем, что ВИЧ непосредственно поражает нейроны.

Даже в доклинической стадии у пациентов с ВИЧ наблюдаются апатия, депрессия, тревожность. По мере прогрессирования заболевания симптоматика ухудшается, добавляются новые симптомы и синдромы. При отсутствии антиретровирусной терапии у пациентов развиваются галлюцинаторные психозы, паранойя, маниакально-депрессивный синдром. Нередко возникает ВИЧ-ассоциированная эпилепсия.

Психозы на фоне нейросифилиса развиваются лишь у 5% больных. Возникают они через 5-15 лет после первичного заражения, развиваются постепенно. Выделяют две формы нейросифилиса — поражение мозга и прогрессивный паралич. На фоне поражения мозга сначала появляются раздражительность, утомляемость, снижение памяти. По мере прогрессирования болезни возникают транзиторные ишемические атаки, исходом становится деменция. У больных нейросифилисом наблюдаются эпилептические припадки, бредовые идеи, галлюцинозы.

При прогрессивном параличе страдают интеллект и память, познавательные функции. Сопровождается это разнообразной неврологической симптоматикой. Начинается все с немотивированной утомляемости, раздражительности. Вскоре появляются кратковременные психозы с дезориентацией, галлюцинациями, бредовыми идеями. Основной симптом — органическое изменение личности. Поведение таких пациентов характеризуется распущенностью, так как у них отсутствует критическое восприятие своих действий.

Эти заболевания связаны с заражением мутантными формами прионов. Белки прионы — это естественные белки организма человека и животных. Однако при хромосомных сбоях они могут мутировать и накапливаться в головном мозге, вызывая его поражение. К прионным инфекциям относят болезнь куру, болезнь Крейтцфельда-Якоба и несколько других.

Наиболее выраженные психические нарушения отмечаются при болезни Крейтцфельда-Якоба. Основной симптом — тяжелая деменция с нарушением основных мозговых функций. У больного страдает речь, он не способен читать, распознавать предметы.

В первую очередь проводится лечение основного заболевания. При успешном подавлении инфекционного процесса симптоматика психических нарушений обычно уходит самостоятельно. В тяжелых случаях показана консультация психиатра с назначением специфических препаратов.

Перечислять инфекции, при которых наблюдаются нарушения психики, можно бесконечно. Здесь мы разобрали наиболее тяжелые ситуации, сопровождающиеся необратимыми изменениями. Достаточно выраженные изменения наблюдаются также при брюшном тифе, клещевом энцефалите, коревом панэнцефалите, туляремии, бруцеллезе, чуме, сибирской язве. Однако в большинстве случаев при этих заболеваниях происходит восстановление психического здоровья до первоначального уровня.

Удивительная причина плохого самочувствия во время болезни

Сначала у вас начинает свербить в горле, после чего наступает кашель. У вас начинают болеть все мышцы, появляется раздражительность и пропадает аппетит. Дело ясное: вы заболели гриппом.

Логично предположить, что весь этот удручающий набор симптомов — результат инфекции, блуждающей у вас по телу. Но так ли это? Почему на самом деле вы чувствуете себя больным? Что, если сам организм — причина этого агрессивного наступления?

Вы заболеваете, когда патоген гриппозного вируса проникает в ваш организм, заражая и убивая клетки. Но у этого незваного вторжения есть и другой эффект: он призывает вашу иммунную систему прийти вам на помощь. Узнав о заразе, ваш организм тут же встаёт на вашу защиту.

Клетки, называемые макрофагами, бросаются в бой первыми, они отыскивают и разрушают вирусы и заражённые клетки. Потом макрофаги выпускают белковые молекулы — цитокины, чьей задачей является мобилизация большего числа противовирусных клеток из вашей иммунной системы. Если их совместных усилий достаточно, инфекция будет уничтожена ещё до того, как вы её заметите. Но обычно это лишь подготовка организма к настоящим действиям.

В некоторых случаях вирусы распространяются дальше, проникая в кровь и жизненно важные органы. Во избежание этой довольно опасной участи вашей иммунной системе придётся применить более мощную атаку, управляя своими действиями посредством мозга. Вот откуда берутся неприятные симптомы, начиная с повышения температуры, дискомфорта, болей и бессонницы. Так почему же мы себя плохо чувствуем?

Когда иммунная система подвергается нападению, она выделяет больше цитокинов, вызывая при этом двойную реакцию. Во-первых, блуждающий нерв, проходящий по телу к мозгу, быстро посылает информацию в ствол мозга, передавая её поблизости от важного участка болеощущения. Во-вторых, цитокины перемещаются по телу к гипоталамусу — части мозга, ответственной за поддержание температуры, ощущение жажды, голода, сонливости и прочего.

Как только сообщение получено, гипоталамус выделяет ещё одну молекулу, называемую простагландин Е2 и готовую к настоящей войне. Гипоталамус посылает сигналы мышцам к сокращению и вызывает повышение температуры тела. Из-за него же вас клонит ко сну, вы теряете аппетит и желание пить. Только для чего нам нужны все эти неприятные симптомы?

Хотя полной уверенности тут нет, некоторые полагают, что эти симптомы способствуют выздоровлению. Повышение температуры может замедлять бактерии, тем самым помогая иммунной системе разрушать патогены. Сон направляет вашу энергию на борьбу с инфекцией. Когда вы перестаёте есть, ваша печень способна впитать больше железа из крови, а так как железо необходимо для выживания бактерий, они просто гибнут от его нехватки. Отсутствие жажды влечёт за собой лёгкое обезвоживание, уменьшая передачу инфекции посредством чихания, кашля, рвоты или поноса. Однако надо заметить, что если вы пьёте недостаточно воды, обезвоживание может стать опасным.

Даже физические боли, делая вас более чувствительным, служат для привлечения внимания к незаживающим воспалённым порезам, которые могут быть причиной вашего состояния. Помимо физических симптомов, болезнь может вызывать раздражение, тоску и дезориентацию. Это оттого, что цитокины и простагландин могут проникнуть в более высокие участки вашего мозга, нарушая деятельность нейромедиаторов, например, глутамата, эндорфинов, серотонина и дофамина. Поражаются такие зоны, как лимбическая система, регулирующая эмоции, и кора головного мозга, участвующая в логическом мышлении.

Так что иммунная реакция самогo организма является причиной дискомфорта, сопровождающего протекание любой болезни.

К сожалению, этот механизм не совершенен. Из-за этого миллионы людей в мире страдают от аутоиммунных реакций, когда иммунная система вдруг оборачивается против нормальных процессов в организме, который нападает на самого себя.

Но для большей части человечества миллионы лет эволюции наладили иммунную систему так, чтобы она работала на нас, а не против нас. Противно иметь дело с симптомами болезней, но, вместе взятые, они продолжают давно начавшийся процесс, который нацелен на защиту наших тел от внешнего мира на все грядущие времена.

Перевела: Юлия Каллистратова. Отредактировала: Анна Котова.

Я и моя колобома

Доброго времени суток

У меня врождённая колобома радужки глаза.

-немного о болезни-

Колобомой называется дефект оболочек глаза. Проявляется эта болезнь отсутствием части оболочки глаза. Колобома — врожденная аномалия, которая развивается вследствие внутриутробных нарушений.

В офтальмологии выделяют следующие виды колобом:
— хрусталика;
— века;
— радужки;
— диска зрительного нерва,
— сосудистой оболочки ,
— сетчатки.

Она может быть врождённой, либо приобретённой.

Мне никто никогда не объяснял, что это такое, как и откуда оно вообще. Знала только, что оно у меня с рождения. Правда в детстве был случай, когда у меня появился повод усомниться в этом (кто-то из сверстников сказал, что ко мне в глаз залетела муха и свила там гнездо), но позже я хорошенько подумала, и вернулась к первоначальному варианту.

Окулисты уточняли хорошо ли я вижу левым глазом, а судя по проверкам, левым глазом я видела даже лучше чем правым. Я думала что это из-за того, что у меня там зрачок больше аж в два раза 😀

Но потом поняла, что это не так работает.

Зрачок расширяется в тени и сужается на свету так же как и на втором глазу.

Так как я не знала что это, хорошо оно или плохо, то старалась не показывать глаз людям, минимум зрительного контакта с незнакомыми или малознакомыми людьми, дабы не привлекать лишнее внимание, которое мне было не нужно, на что были и свои причины эмоционального и психологического характера.

В подростковом возрасте мне разрешалось делать с волосами всё что угодно, только не красить, и мои длиннющие волосы превратились в то, что, как я считала, является моей защитой и перекрывает некоторые внешние недостатки. Ну и красилась я как чёрт (тоже разрешалось). У меня появилась чёлка, закрывающая половину лица, которая видоизменялась с годами, даже сейчас я до сих пор не могу от неё отказаться, она уже как часть меня с:

Для тех, кому интересно как это выглядело, прикрепляю фотку. 15 лет вроде. Это один из наилучших вариантов моей копны, да и с глазами не так всё, как было годом-двумя ранее (пятисантиметровый слой подводки под глазом).

Позже я начала забивать на всё это, не трогала волосы и про колобому вспоминала только когда кто-то про неё мне говорил.

На сегодняшний день я вспоминаю про неё только тогда, когда вижу на фотографиях.

Судя по информации в вики (и не только), колобома чаще всего сочетается с другими патологиями, такими как заячья губа, расщелина твёрдого неба, плюсом идет плохое зрение, и непереносимость яркого света.

Меня это всё обошло стороной, могу отметить только светочувствительность, мне неприятен искусственный свет, особенно холодный. Не то чтобы совсем невыносимо, но я предпочитаю люстре гирлянды и светильники. Вся комната увешана гирляндами, а свет включается только при крайней необходимости. Яркость на мониторе и телефоне выкручена на минимум. При естественном освещении всё хорошо, возможно в солнечный день я и вижу ярче чем нужно, но меня это не особо беспокоит.

Я не встречала в жизни людей с колобомой, только одного с гетерохромией, но это было давно и неправда. Так что..

Если тут есть люди с колобомой, похожими штуками, или другими особенностями, расскажите, как вам живётся-то?

Синдром беспокойных ног

В последнее время ко мне на прием всё чаще обращаются пациенты с синдромом беспокойных ног, причем это заболевание «молодеет» год от года.

Что же это за синдром?

Пациенты часто описывают свои жалобы как простыми словами — «ломит ноги», «выкручивает», так и вычурными оборотами — «как будто наждачкой ноги скребут», «будто ноги прокручивают через мясорубку», «словно ноги огнём горят». Возникают эти состояния, как правило, перед вечерним сном или в состоянии покоя, что заставляет человека вставать с кровати, ходить, совершать какие-либо уже ставшие ритуальными движения, чтобы облегчить свое состояние. Но в это время пациент теряет свой здоровый сон, что, естественно, отражается на его общем самочувствии, днём нарастает усталость и сонливость, тревога и раздражительность, снижается качество жизни и работоспособность.

Причины возникновения синдрома беспокойных ног

Что же является первопричиной этих состояний?

— первичный синдром беспокойных ног (его причины не установлены);

— вторичный синдром беспокойных ног (возникает из-за дефицита железа, фолиевой кислоты, витаминов группы В, магния; при нарушении работы почек или щитовидной железы, заболевании сахарным диабетом, при беременности).

Со вторичным синдромом беспокойных ног можно справиться, компенсировав основное заболевание, а с первичным – улучшив обмен дофамина.

Существует множество теорий его возникновения, но самая убедительная и проверенная клиническим опытом – это теория нарушения дофаминового обмена.

Показателен, к примеру, вот такой случай. Пациентка 57 лет обратилась с жалобами на ломоту, выкручивание в ногах, плохой сон, скованность в теле, боли в нижней части спины, дрожь, скованность в руках и перепады настроения. Основной причиной прихода к неврологу были неприятные ощущения в ногах, про остальные симптомы она начала рассказывать уже позже.

Многолетнее лечение разнообразными сосудистыми препаратами, витаминами группы В, антиоксидантами, венотониками, а также растирание всевозможными мазями и настойками не давали никаких положительных результатов. Пациентка в очередной раз шла к врачу, который бы выписал ей лекарства для «кровообращения в ногах», и которые, как она уже знала, ей бы не помогли.

После осмотра и сбора анамнеза ей была назначена всего одна таблетка на ночь и повторный прием у врача через месяц. Естественно, она возмущалась, почему так мало, ведь горсти таблеток не помогли, а одна таблетка тем более не поможет. Но примерно через неделю данная пациентка со словами «Помните меня, вы мне назначили…» вошла в кабинет и сказала: «У меня все прошло, это чудеса, ведь я лечилась столько лет, а тут такое…».

Теперь она наблюдается у меня и приходит один раз в два-три месяца, препарат ей нужно принимать постоянно. Мы корректируем дозу, а я даю рекомендации по питанию, образу жизни и ежедневному проведению лечебной физкультуры . Человек живет и радуется жизни.

Что же за чудо-препарат помог?

Все просто — это агонист дофаминовых рецепторов (вещество, улучшающее обмен дофамина). Лечение в данном случае было патогенетическим, то есть устраняющим причину заболевания, а не заглушающим его симптомы. Поэтому я желаю всем лечиться только нужными препаратами, найти своего доктора и вести здоровый образ жизни.

В Омске мать из религиозных побуждений не давала лечить дочь

Омский суд по иску прокуратуры признал незаконным решение местной жительницы, которая из религиозных соображений не давала лечить 14-летнюю дочь. Об этом сообщается в понедельник на сайте областной прокуратуры. Сейчас девочка, которая из-за болезни весит всего 25 кг, госпитализирована.

«По заключению врачебной комиссии отказ матери от медицинского вмешательства угрожал жизни и здоровью несовершеннолетней. В связи с этим прокурор Советского округа Омска обратился в суд с требованием признать незаконным отказ матери от дачи согласия на медицинское вмешательство, а также разрешить учреждению здравоохранения провести необходимое обследование и лечение. Решением Советского районного суда Омска требования прокурора были удовлетворены, в связи с чем несовершеннолетняя была госпитализирована в медицинское учреждение в целях прохождения лечения», — говорится в сообщении.

В пресс-службе отметили, что у 14-летней девочки белково-энергетическая недостаточность, из-за которой ее вес составлял всего 25 кг.

«При этом от предлагаемой госпитализации мать девочки отказывалась и не впускала домой врача-педиатра. Со слов матери, ее отказ обусловлен религиозными мотивами», — уточнил журналистам старший помощник прокурора Омской области Дмитрий Павленко.

В декабре 2019 года девочку уже доставляли бригадой скорой помощи в больницу, для этого потребовалось содействие сотрудников полиции. Однако тогда мать снова отказалась от проведения обследования, лечения и госпитализации, написав письменный отказ.

На волне историй про менингит

Мне было 18, когда я познакомилась с этой дрянью. Был январь 2006. Месяцем ранее мне удалили аппендикс, тоже спасибо врачу скорой, что не стал тупить, а сразу в больницу повез.

Началось всё с очень сильно болевшей головы, потом температура под 39 и рвота. Участковый врач поставил диагноз бронхит, выписал дорогущее лекарство, хорошо, что мама в аптеке инструкцию прочла, оно было от астмы. Покупать не стала. Состояние не улучшалось, всё, что попадало в желудок- сразу возвращалось. Даже вода. На следующий день вызвали платного врача, он предложил платную капельницу, мы были готовы на всё, лишь бы не в больницу, свежи были воспоминания после аппендицита.

Этот врач был первый, кто предположил менингит. Он наклонил мою голову, согнул ноги и результат ему не понравился. Сказал, лучше вызывайте скорую.

Той же ночью у меня началось обезвоживание, руки скрутило, папа успел засунуть мне в ладони китайские железные шарики, чтобы пальцы не переломались.

Когда приехал врач скорой, я была зелёная, скрюченная и не способная двигаться. У меня была температура под 40, жуткие головные боли, я ни черта не соображала. Папа на руках донес меня до кареты скорой помощи, и мы поехали, с мигалками, хотя была глубокая ночь. Мне повезли в инфекционку (боткинская в спб), сразу в реанимацию, сразу пункцию сделали. Серозный менингит средней тяжести. Дня три я в реанимации лежала, потом в обычную палату перевели.

Три месяца я лежала там, за это время я заново училась ходить, читать, писать, ходить в туалет. Один раз проснулась утром, а зрение село так, что дальше своей руки ничего не видела, все сильно размыто. Несколько дней так было, потом зрение вернулось.

Меня выписывали из больницы, потому что отведенное на лечение время вышло.

Дома я должна была наблюдаться у невролога и ещё кого-то, не помню. Меня беспокоили головокружения. Прям сильно штормило. Никто не знал почему. Мама отвела к гомеопату (метод Фоля, может слышали?), она сказала, что менингит не долечили. Попила я эти шарики сахара (от меня не убудет), через неделю голова кружиться перестала. Я не верю в целительную силу сахара, но факт остается фактом, больше я никаких лекарств не принимала. Может и само прошло. Главное — прошло.

Через полгода у меня пропал слух левого уха. Шум слышу, слова разобрать не могу от слова совсем. В институте уха-горла-носа провели исследования, сказали, восстановить слух не получится, это привет от менингита. Теперь берегите правое ухо.

Прошло 14 лет, я так и не слышу левым ухом, но уже привыкла. Всё детство мама меня пугала: носи шапку, а то менингит схватишь! Я блин носила! Честно! А эта херня взяла и появилась. Обидно, знаете ли!))) (сарказм)

Поэтому, когда мне предложили сделать ребёнку прививку от менингококковой инфекции, я, не раздумывая, согласилась. Потому что, ребятки, та ещё херня, этот менингит.

Инан и бруцеллез в талдомском районе, будьте аккуратны

Бруцеллез в Талдомском районе, увы, подтвержден, д.Затула Квашёнковского сельского поселения
Бруцеллёз: картина инфекции, симптоматика, профилактика

22 ноября в Талдомском районе состоялось заседание КЧС по факту выявления бруцеллёза в Квашёнковском поселении. Реализуется комплекс профилактических мер. Наряду с этим важно знать уровень угрозы данного заболевания.

Бруцеллез — острое инфекционно-аллергическое, зоонозное заболевание, характеризующееся множественным поражением органов и систем организма человека.
С 2017 года бруцеллез в соответствии с Санитарно-эпидемиологическими правилами СП 3.4.2318-08 «Санитарная охрана территории Российской Федерации» входит в перечень нозоформ, которые могут привести к возникновению чрезвычайных ситуаций в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
Возбудитель бруцеллеза относится к роду Brucella. Патогенными для человека являются три: возбудитель бруцеллёза мелкого рогатого скота (Brucella melitensis), возбудитель бруцеллёза крупного рогатого скота (Brucella abortus), возбудитель бруцеллёза свиней (Brucella suis).
В сыром молоке, хранящемся в холодильнике, возбудитель бруцеллеза сохраняется до 10 дней, в сливочном масле — более 4 недель, в домашнем сыре — 3 недели, брынзе — 45 дней; в простокваше, сметане — 8 — 15 дней, в кумысе, шубате (сброженное верблюжье молоко) — до 3 суток; в мясе — до 12 дней; во внутренних органах, костях, мышцах и лимфатических узлах инфицированных туш — в течение 1 мес. и более; в овечьей шерсти, смушках — от 1,5 до 4 мес. В замороженных инфицированных мясных и молочных продуктах бруцеллы остаются жизнеспособными в течение всего срока хранения.
Инфицирование человека происходит преимущественно алиментарным путем (при употреблении в пищу некипяченого молока и сырых молочных продуктов, мяса), реже контактным (с больным животным или сырьем и продуктами животного происхождения) или аэрогенным (вдыхании частиц пыли во время стрижки больных овец, уборке помещений).
Инкубационный период заболевания составляет 1 — 2 недели, а иногда затягивается до двух месяцев, что определяется дозой возбудителя, попавшего в организм, его вирулентностью и сопротивляемостью организма.
Заболевание протекает с вовлечением в процесс многих органов и систем организма, широким спектром иногда слабо выраженных симптомов. Начинается болезнь, как правило, с повышения температуры тела до 39 — 40 °C (характерны подъемы температуры в вечерние и ночные часы) в течение 7 — 10 дней и более, в отдельных случаях при отсутствии соответствующего лечения температура держится до 2 — 3-х месяцев. Лихорадка сопровождается ознобами, повышенной потливостью и общими симптомами интоксикации. В последующем присоединяются симптомы поражения опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой, нервной и других систем организма (артрит, спондилит, ишиорадикулит, менингоэнцефалит, миокардит и другие клинические проявления). Для бруцеллеза характерно относительно удовлетворительное самочувствие больного на фоне высокой температуры.

Профилактика бруцеллеза состоит из комплекса ветеринарных, хозяйственных и санитарно-медицинских мероприятий, направленных на ликвидацию инфекции среди сельскохозяйственных животных и обеззараживания продуктов животноводства.
Большое значение имеют обезвреживание сырья и продуктов животноводства, кипячение и пастеризация молока и молочных продуктов.
Профилактика заболевания среди населения включает в себя:
1. Приобретение продуктов питания только в санкционированных местах торговли (магазины, рынки и т.д.);
2. Исключение употребления в пищу сырого молока и кисломолочной продукции, приобретенных у частных лиц, без термической обработки;
3. Соблюдение технологии приготовления блюд из мяса. Например, для готовки мясо следует нарезать небольшими кусками и подвергать их тщательной термической обработке.
Гражданам, занятым содержанием и разведением домашнего скота необходимо помнить, что:
• каждое животное необходимо зарегистрировать в ветеринарном учреждении с присвоением индивидуального регистрационного номера;
• любые перемещения животных (покупка, продажа, сдача животного на убой, выгон на пастбище) следует предварительно согласовывать с ветеринарной службой;
• в случае приобретения нового животного, необходимо его, карантинировать в течение 30 дней для проведения ветеринарных исследований и обработок;
• о всех случаях заболевания с подозрением на бруцеллёз следует незамедлительно сообщать в ветеринарную службу.
Так же необходимо знать, что согласно национальному календарю профилактических прививок по эпидемическим показаниям вакцинацию против бруцеллеза необходимо проводить в очагах козье-овечьего типа лицам, выполняющим следующие работы:
• по заготовке, хранению, обработке сырья и продуктов животноводства, полученных из хозяйств, где регистрируются заболевания скота бруцеллезом;
• по убою скота, больного бруцеллезом, заготовке и переработке полученных от него мяса и мясопродуктов.

Внимание! ИНАН в Талдомском районе подтверждён. 1 голова в хозяйстве «Усадьба «Красивая», сельское поселение Гуслевское, дер. Коришево.

Имбирия
Раз помыслы мои мадам не оценили
Я посвящу стихи своей кобыле)))

В желании своём с себя меня согнать,
Ты не в пример другим решила поиграть,
Как пламя, изививаясь телом подо мной,
Решила ты, что я тебе преподнесу покой,
Свалившись раз и, более не встав,
Себе сломаю я какой-нибудь сустав.

Но дура ты хоть и люблю тебя
Быть может и не прав, и может зря.

В ногах твоих сокрыта мощь и сила
И так ты ничего. вполне красива.
В глазах твоих скрывается пожар,
А скорость, словно дикий ураган,
Сметающий и всех и вся.
И пусть ты не вполне моя.
И пусть дурна и в общем-то строптива,
Но чем-то явно меня ты зацепила.

Хоть и не женщина, а просто лишь кобыла)))
А. Землянов ЧКК «Грация»

Подарила Судьба мне четыре коня
От веков и от предков в наследство,
Белый конь длинногривый,что был у меня,
Назывался,наверное,Детством.
Где-то в травах душистых тот конь заплутал,
Затерялся за лесом,за долом,
А уж так был отважен,и смел,и удал,
И доверчивым был,и весёлым.

Красный конь огневой-мне подарок второй,
Что Судьба привела к изголовью,
С бьющей по ветру гривой и шеей крутой,
Назывался он просто Любовью.
Не сдержать было мне огневого коня,
Норовистый он был и строптивый.
Он в кромешную ночь ускакал от меня,
Лишь ожёг своей пламенной гривой.

Серый в яблоках конь так печален и тих,
К звёздам тянется,к лунному свету.
Это Память моя и негромкий мой стих,
С ним иду я по белому свету.
Я смирилась давно,не грущу ни о чём,
Верю в звёздные я предсказанья,
Только слышу всё чаще за правым плечом
Я коня вороного дыханье.

Ты,Судьба,подарила четыре коня.
Не прошу у тебя я иного.
Если уж не вернуть мне того,из огня,
То чуть-чуть придержи вороного.
автор неизвестен

Пять коней подарил мне мой друг Люцифер
И одно золотое с рубином кольцо,
Чтобы мог я спускаться в глубины пещер
И увидел небес молодое лицо.

Кони фыркали, били копытом, маня
Понестись на широком пространстве земном,
И я верил, что солнце зажглось для меня,
Просияв, как рубин на кольце золотом.

Много звёздных ночей, много огненных дней
Я скитался, не зная скитанью конца,
Я смеялся порывам могучих коней
И игре моего золотого кольца.

Там, на высях сознанья — безумье и снег,
Но коней я ударил свистящим бичом,
Я на выси сознанья направил их бег
И увидел там деву с печальным лицом.

В тихом голосе слышались звоны струны,
В странном взоре сливался с ответом вопрос,
И я отдал кольцо этой деве луны
За неверный оттенок разбросанных кос.

И, смеясь надо мной, презирая меня,
Люцифер распахнул мне ворота во тьму,
Люцифер подарил мне шестого коня —
И Отчаянье было названье ему.
Н. Гумилев

Центр Казани , а именно улица Кремлевская, на три дня превратились в съемочную площадку фильма по мотивам романа Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза».

Улица Кремлевская на три дня превратились в съемочную площадку. Фото: Наиля ГАЛИМОВА

Для этого на улицу завезли около тысячи тонн снега: с территории Национального музея республики, Центрального стадиона и подножий Кремля. Да и погода в Казани помогла – метель и снег гармонично дополнили кадр.

Также в центре города установили временные деревянные сооружения: по сценарию здесь проходит ярмарка.

По сценарию здесь проходит ярмарка. Фото: Наиля ГАЛИМОВА

Также на Кремлевской убрали все дорожные знаки, таблички и флаги с фасадов зданий. Зато на их месте появились советские флаги и плакаты.

На зданиях установили советские флаги и плакаты. Фото: Наиля ГАЛИМОВА

Съемки, проходившие с 16 по 18 февраля возле Кремля, – самые массовые в картине. В них приняли участие более 150 человек и задействованы 30 конных обозов.

В съемках задействованы 30 конных обозов. Фото: Наиля ГАЛИМОВА

Съемки завершатся 18 февраля. В крайний день снимается самая зрелищная сцена въезда обоза в Казань, где задействована главная героиня в исполнении Чулпан Хаматовой.

У казанского Кремля завершаются съемки фильма «Зулейха закрывает глаза». Наиля ГАЛИМОВА

После конца съемок дорожные службы начнут вывозить снег. А движение транспорта на улице Кремлевской будет ограничено до 20 февраля.

Движение транспорта на улице Кремлевской будет ограничено до 20 февраля. Фото: Лика ИСАЕВА

СПРАВКА КП:

В Результате съемок должен выйти 8-серийный фильм. Начались съемки картины по книге Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза» в Лаишевском районе Татарстана , где воспроизвели обстановку таежного поселка Семрук, в который попала главная героиня вместе с другими ссыльными. В Казани кроме улицы Кремлевская в экранизации также задействовали сам Кремль, улицу Карла Маркса .

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

УЧРЕДИТЕЛЬ И РЕДАКЦИЯ: АО ИД «Комсомольская правда».

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФC77-50166 от 15 июня 2012. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

ВОЗРАСТНАЯ КАТЕГОРИЯ САЙТА: 18+

Владивостокский филиал АО «Издательский дом «Комсомольская правда» 690088 Владивосток, ул. Лазо, 8 Тел.: +7 (423) 230-22-59

Рассказ «Холстомер. История лошади» написал Лев Толстой в 1886 году. Рассказ представляет собой повествование мерина по прозвищу Холстомер о своей судьбе.

Задумка написать подобный рассказ пришла Толстому еще в 1856 году. Это случилось после того как один коннозаводчик, а именно Александр Стахович, поведал Толстому о жизни пегого рысака с кличкой Холстомер.

Вам, наверняка, будет интересно ознакомиться с кратким содержанием рассказа «Холстомер. История лошади».

Краткое содержание рассказа
Холстомер. История лошади

На заре с барского конного двора выгоняют на луг лошадей. Из всего табуна выделяется серьезным, задумчивым видом старый пегий мерин. Он не выказывает нетерпения, как все остальные лошади, покорно ждет, пока его оседлает старик Нестер, и с грустью наблюдает происходящее, зная наперед каждую минуту. Пригнав табун к реке, Нестер расседлывает мерина и чешет его под шеей, считая, что лошади это приятно. Мерин же не любит этого чесанья, но из деликатности притворяется благодарным человеку, закрывает глаза и мотает головой. И вдруг, безо всякой причины, Нестер больно бьет мерина пряжкой узды по сухой ноге. Этот непонятный злой поступок огорчает мерина, но он не подает вида. В отличие от человека, поведение старой лошади исполнено достоинства и спокойной мудрости. Когда молодые лошади дразнят мерина и делают ему неприятности — бурая кобылка мутит воду перед самым носом, другие толкают и не дают проходу, — он прощает своих обидчиков с неизменным достоинством и молчаливой гордостью.

Несмотря на отталкивающие признаки дряхлости, фигура пегого мерина хранит в себе спокойствие былой красоты и силы. Его старость — величественная и гадкая одновременно. И это вызывает у лошадей негодование и презрение. «Лошади жалеют только самих себя и изредка только тех, в шкуре кого они себя легко могут представить». И всю ночь на конном дворе, повинуясь стадному инстинкту, весь табун гоняет старого мерина, слышатся удары копыт о худые бока и тяжелое кряхтение. И мерин не выдерживает, останавливается в бессильном отчаянии и начинает рассказ о своей жизни. Рассказ длится пять ночей, а в перерывах, днем, лошади уже почтительно обращаются с мерином.

Он рожден от Любезного первого и Бабы. По родословной его имя — Мужик первый, а по-уличному — Холстомер. Так люди называют его за длинный и размашистый ход. С первых дней жизни он чувствует любовь матери и то удивление, которое вызывает у окружающих. Он пегий, необычный, не такой, как все. Первое горе в жизни — потеря любви матери, которая уже носит в себе меньшого брата. Первая любовь к красивой кобылке Вязопурихе обрывается, закончившись самой важной переменой в жизни Холстомера — его выхолащивают, чтобы не продолжать в роду пегости. Его отличие от всех порождает склонность к серьезности и глубокомыслию. Молодой мерин замечает, что люди руководствуются в жизни не делами, а словами. И главное среди слов — «мое». Это слово изменяет поведение людей, заставляет их часто лгать, притворяться и не быть тем, чем они являются на самом деле. Это слово было виной тому, что мерина передают из рук в руки. Хотя он обходит знаменитого рысака Лебедя, Холстомера все-таки продают барышнику: из-за того, что он пегий и принадлежит не графу, а конюшему.

Его покупает гусарский офицер, у которого мерин проводит лучшее время своей жизни. Хозяин красив, богат, холоден и жесток — и зависимость от такого человека делает любовь к нему Холстомера особенно сильной. Хозяину нужна именно необьиная лошадь, чтобы еще больше выделяться в свете, ездить к любовнице, нестись по Кузнецкому, чтобы все сторонились и оглядывались. И Холстомер служит беззаветно, думая: «Убей, загони меня, я тем буду счастливее». Он любуется хозяином и собой рядом с ним. Но в один черный день любовница бросает офицера, уезжает с другим. Гусар, в погоне за ней, загоняет Холстомера. Тот дрожит всю ночь и не может есть. Наутро ему дают воды, и он навек перестает быть той лошадью, какою был. Холстомера продают барышнику, потом старушке, краснорядцу, мужику, цыгану и, наконец, здешнему приказчику.

Когда табун в следующий вечер возвращается с луга, хозяин показывает лучших, самых дорогих лошадей приехавшему гостю. Гость нехотя хвалит. Проходя мимо Холстомера, он хлопает его по крупу и говорит, что такой же «расписной» мерин был и у него когда-то. Холстомер узнает в обрюзгшем старике своего бывшего любимого хозяина-гусара.

В барском доме, в роскошной гостиной, за чаем сидят хозяин, хозяйка и гость. Бывшему гусару Никите Серпуховскому теперь за сорок. Когда-то очень красивый, сейчас он опустился «физически, и морально, и денежно». Он промотал состояние в два миллиона и еще должен сто двадцать тысяч. И поэтому вид счастья молодого хозяина унижает Серпуховского. Он старается вести разговор о своем прошлом, когда был красив, богат, счастлив. Хозяин перебивает его и говорит о своей нынешней жизни, хвастая тем, что имеет. Этот скучный для обоих разговор, в котором они не слышат друг друга, продолжается до утра, пока Серпуховской не напивается и, шатаясь, не уходит спать. У него не хватает сил даже раздеться до конца — в одном неснятом сапоге он валится на кровать и храпит, наполняя комнату запахом табака, вина и грязной старости.

Ночью табунщик Васька на Холстомере едет в кабак и держит его до утра на привязи рядом с мужицкой лошадью, от которой к мерину переходит короста. Через пять дней Холстомера не гонят в поле, а ведут за сарай. Когда ему перерезают горло, ему кажется, что вместе с большой струей крови выходит из него вся тяжесть жизни. С него снимают шкуру. Собаки, воронье и коршуны растаскивают конину, ночью приходит и волчица; через неделю у сарая валяются только кости. Но и эти кости уносит потом мужик и пускает их в дело.

«Ходившее по свету, евшее и пившее мертвое тело Серпуховского убрали в землю гораздо после». И спрятать туда гниющее, кишащее червями тело в новом мундире и вычищенных сапогах, — было лишним, ненужным затруднением для людей.

Вы прочитали краткое содержание рассказа «Холстомер. История лошади». Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Обращаем ваше внимание, что краткое содержание рассказа «Холстомер. История лошади» не отражает полной картины событий и характеристику персонажей. Рекомендуем вам к прочтению полную версию рассказа.

Перевод М. Абкиной

То, что я вам расскажу, — истинное происшествие. И случилось это во время боя быков в Кито. Я сидел в ложе вместе с Джоном Харнедом, Марией Валенсуэлой и Луисом Сервальосом и видел, как это случилось. Да, вся эта история от начала до конца произошла у меня на глазах.

Я ехал на пароходе «Эквадор» из Панамы в Гваякиль. Мария Валенсуэла — моя кузина. Я знаю ее с детства. Она очень красива. Я испанец, — правда, родом из Эквадора, но потомок Педро Патино, одного из капитанов Писарро. Храбрые то были люди. Герои! Триста пятьдесят испанских кабальеро и четыре тысячи индейцев повел Писарро в далекие Кордильеры на поиски сокровищ. И все четыре тысячи индейцев и триста храбрых кабальеро погибли во время этих бесплодных поисков. Но Педро Патино выжил. От него и пошел наш род Патино. Я, конечно, уроженец Эквадора, но испанец по крови. Мое имя — Мануэль де Хесуе Патино. У меня много гациенд и десять тысяч индейцев-рабов, хотя по закону они считаются свободными людьми, работающими по добровольному найму. Так называемые законы — просто нелепость, и мы, эквадорцы, смеемся над ними. Мы сами создаем себе законы. И не они управляют нами, а мы — ими. Я — Мануэль Хесус Патино. Запомните это имя. Когда-нибудь оно будет вписано в историю. В Эквадоре у нас бывают перевороты. Мы называем их перевыборами. Шутка недурна, верно? У вас это, кажется, называется «игрой слов»?

Джон Харнед был американец. Я познакомился с ним в Панаме, в отеле «Тиволи». У него было много денег — так мне говорили. Он ехал в Лиму, но в «Тиволи» встретил Марию Валенсуэлу, мою кузину. Она красавица, поистине самая красивая женщина в Эквадоре. Впрочем, не только в Эквадоре, но и в Париже, Мадриде, Нью-Йорке, Вене — нигде нет ей равных. И все мужчины заглядываются на нее. Вот и Джон Харнед, когда встретил ее в Панаме, не мог от нее глаз отвести. Он влюбился, — это я знаю наверное. Мария — уроженка Эквадора, но в любой стране, во всем мире она как дома. Она знает множество языков. Она пела — ах, как она пела! Как настоящая артистка. Улыбка у нее была божественная. А глаза такие, что каждому мужчине непременно хотелось заглянуть в них. Это были глаза «дивные», как говорите вы, англичане, и они сулили блаженство. Душа мужчины тонула в них, как в пучине.

Мария Валенсуэла богата, богаче меня, а я считаюсь одним из богатейших людей в Эквадоре. Но Джон Харнед не гнался за ее деньгами. Это был человек со странной, непонятной душой. Он не уехал в Лиму. Этот безумец сошел с парохода в Гваякиле и отправился за Марией в Кито. Она тогда возвращалась из Европы или откуда-то еще. Не знаю, что она нашла в этом американце, но он ей нравился, несомненно нравился, и поехал он в Кито только потому, что она его попросила об этом. Я отлично помню их разговор. Мария сказала:

— Приезжайте в Кито, я покажу вам бой быков, великолепный, искусный и смелый!

Джон Харнед возразил:

— Я еду в Лиму, а не в Кито. И билет на пароход у меня взят до Лимы.

— Но вы же путешествуете ради собственного удовольствия, не правда ли? — спросила Мария и посмотрела на него так, как только она умела смотреть; в глазах ее светилось обещание.

И американец поехал в Кито. Не ради боя быков, а ради того, что он прочел в ее глазах. Такие женщины, как Мария Валенсуэла, рождаются раз в столетие. И они не принадлежат какой-либо одной стране или эпохе. Эти богини принадлежат всему миру. Мужчины всегда у их ног. А они играют мужчинами и пропускают их, как песок, между своих прелестных пальцев. Вот Клеопатра, говорят, была такой женщиной. Такова была и Цирцея, та, что превращала мужчин в свиней. Ха-ха-ха! Верно я говорю.

Началось все со спора насчет боя быков. Мария Валенсуэла сказала:

— Вы, англосаксы. как бы это назвать. варвары. Возьмем, например, любимый вами бокс. Два человека дерутся на кулаках, пока один другому не сломает нос или не подобьет глаз. Какая мерзость! А зрители орут от восторга. Разве это не варварство?

— Но эти люди дерутся по собственному желанию, — возразил Джон Харнед. — Никто их не принуждает, для них боке — самое большое удовольствие в жизни.

В улыбке Марии Валенсуэлы сквозило презрение.

— Ведь они же часто убивают друг друга, — я читала об этом в газетах.

— Ну, а быки? — сказал Джон Харнед. — Во время боя убивают не одного быка. А быки-то выходят на арену не по своей воле. Их заставляют. Это нечестно. Людей же никто не принуждает участвовать в кулачных боях.

— Тогда это тем более непростительно! — воскликнула Мария Валенсуэла. — Значит, они звери, свирепые дикари. Выходят на арену и молотят друг друга кулаками, как пещерный медведь лапами. Совсем другое дело — бой быков. Вы никогда его не видели? Тореадор ловок, он должен быть мастером своего дела. Он не первобытный дикарь, а человек нашего времени. И сколько в этом романтики: человек, по природе своей мягкий и чувствительный, выходит на борьбу со свирепым быком. И убивает он это огромное животное шпагой, гибкой шпагой, одним ударом — вот так! — в самое сердце. Это замечательно! Сердце бьется сильнее, когда видишь такое зрелище: небольшой человек против огромного зверя, покрытая песком широкая арена, тысячи людей смотрят, затаив дыхание. Зверь бросается на человека, а человек стоит неподвижно, как статуя. Он не знает страха, не отступает, а в руке у него гибкая шпага, она серебром сверкает на солнце. Все ближе и ближе надвигаются страшные острые рога, а человек все так же недвижим. И вдруг — шпага блеснула в воздухе, вонзилась по рукоятку прямо в сердце! Бык, мертвый, падает на песок, а человек невредим! Как это великолепно! Вот где подлинная храбрость. Право, я способна влюбиться в тореадора. А ваш боксер — просто двуногий зверь, первобытное существо, дикарь, маньяк, который принимает град ударов по своей глупой образине и доволен. Нет, едем в Кито, и я покажу вам настоящий спорт, спорт бесстрашных мужчин: тореадор против быка.

И Джон Харнед поехал в Кито, но не для того, чтобы увидеть бой быков, а для того, чтобы не расставаться с Марией Валенсуэлой. Этот американец, настоящий великан, был шире в плечах, чем мы, эквадорцы, выше ростом, массивнее. И, пожалуй, даже крупнее большинства людей своей расы. Глаза у него были голубые, но мне приходилось видеть, как они в иные минуты становились серыми и холодными, как сталь. Черты лица крупные, не такие тонкие, как у нас, а подбородок очень энергичный. Лицо гладко выбрито, как у священника. Не понимаю, с какой стати мужчине стыдиться растительности на своем лице?! Разве не Бог создал его таким? Да, я верую в Бога. Я не язычник, как многие из вас, англичан. Господь милостив, он сотворил меня эквадорцем и дал мне десять тысяч рабов. И после смерти я пойду к своему господу. Священники говорят правду.

Итак, я хотел вам рассказать о Джоне Харнеде. Он поражал своей сдержанностью. Говорил всегда тихо и никогда при этом не размахивал руками. Можно было подумать, что у него в груди не сердце, а кусок льда. Однако, видно, в крови у него было все-таки немного жару, раз он поехал за Марией Валенсуэлой в Кито. И хотя говорил он тихо и не размахивал руками, в нем, как вы сами увидите, таился настоящий зверь, глупый и свирепый дикарь тех времен, когда человеку одеждой служили звериные шкуры и жил он в пещерах, в соседстве с медведями и волками.

Луис Сервальос — мой друг, достойнейший из эквадорцев. У него три плантации какао в Наранхито и Чобо, а в Милагро — сахарная. Он владеет большими гациендами в Амбато и Латакунге и состоит пайщиком Компании по разработке нефти на побережье. Он потратил много денег на каучуковые насаждения. Луис — человек современного типа, не хуже янки: такой же делец, как они. Денег у него куча, но они вложены в разные предприятия, и ему всегда нужны новые капиталы для поддержания этих предприятий, да и для новых сделок. Луис везде побывал и все видел. В юности он учился в американской военной академии, которую вы называете «Вест Пойнт». Но там у него вышли неприятности, и пришлось уйти. Он не терпит американцев.

Луису Сервальосу очень нравилась Мария Валенсуэла, его соотечественница. Притом ему нужны были ее деньги для новых предприятий и для его золотых приисков в Восточном Эквадоре, где живут индейцы, которые раскрашивают себе лица. А я друг Луиса и был бы рад, если бы он женился на моей кузине. Кроме того, я вложил изрядную часть моего капитала в его предприятия, особенно в золотые прииски, — дело это сулило огромный доход, но, раньше чем обогатить нас, требовало больших затрат. А если бы Луис женился на Марии Валенсуэле, я бы сразу получил большие деньги.

Однако Джон Харнед поехал за Марией Валенсуэлой в Кито, и нам — Луису Сервальосу и мне — было совершенно ясно, что она увлечена этим американцем. Говорят, женщина всегда своего добьется, но в этом случае вышло иначе: Мария Валенсуэла не сумела навязать свою волю Джону Харнеду. Быть может, все окончилось бы точно так же, если бы в тот день меня и Луиса не было в ложе на бое быков. Но мы были там. И сейчас вы услышите, что произошло.

Нас было четверо в ложе: Луис Сервальос и мы трое, его гости. Я сидел с краю, рядом с ложей президента. С другой стороны находилась ложа генерала Хозе Салазара. В ней, кроме генерала, сидели Хоакин Эндара и Урсисино Кастильо, тоже генералы, полковник Хасинто Фьерро и капитан Бальтазар де Эчеверрия. Луис Сервальос занимал настолько видное положение в обществе, что только он мог получить ложу рядом с ложей президента. Мне даже доподлинно известно, что президент сам предложил дирекции отдать эту ложу Луису Сервальосу.

Оркестр сыграл национальный гимн Эквадора. Прошла по арене процессия тореадоров, президент дал знак начинать. Затрубили трубы, и на арену выскочил бык. Как всегда в этих случаях, ошалелый, взбешенный, потому что спину ему огнем жгли застрявшие в ней дротики, он искал врага, на ком мог бы выместить ярость. Тореадоры стояли за прикрытием и выжидали. И вот вбежали на арену кападоры, с каждой стороны по пяти, стремительно размахивая яркими плащами. При виде такого множества врагов бык остановился, не зная, на кого прежде кинуться. Тогда один из кападоров выступил ему навстречу. Бык окончательно взбесился. Он передними ногами рыл песок с такой силой, что пыль поднялась столбом. И вдруг, наклонив голову, ринулся на кападора.

Интересное это зрелище — первое нападение первого быка! Потом, естественно, немного устаешь смотреть, и впечатления утрачивают свою остроту. Но первые моменты борьбы всегда захватывают зрителей. Джон Харнед видел бой быков впервые, и его не могло не взволновать это зрелище: человек вооружен только яркой тряпкой, а бык несется прямо на него, выставив вперед острые рога.

— Смотрите, смотрите! — воскликнула Мария Валенсуэла. — Разве это не замечательно?

Джон Харнед в ответ только кивнул, не глядя на нее. Он не отрывал горящих глаз от арены. А там кападор, увернувшись от быка и махнув плащом перед самым его носом, отошел в сторону и накинул свой плащ на плечи.

— Ну, что? — спросила Мария Валенсуэла. — Как по-вашему, это настоящий спорт?

— Да, конечно, — ответил Джон Харнед. — Очень ловкая работа!

Мария Валенсуэла от восторга хлопала в ладоши, высоко подняв маленькие руки. Хлопали и все зрители. Бык повернулся и пошел обратно. И снова кападор ускользнул от него, набросив плащ на плечи, и публика снова зааплодировала. Это повторилось три раза. Кападор был великолепен! Наконец он ушел с арены, его сменили другие кападоры. Они продолжали дразнить быка, всаживая ему сразу по две бандерильи под лопатки и в спину. Затем выступил вперед главный матадор, Ордоньес, с длинной шпагой и в ярко-красном плаще. Завыли во всю мощь сигнальные трубы. Ордоньес, конечно, не может сравниться с Матестини, но все же он молодчина. Одним взмахом всадил шпагу прямо в сердце быку, и у быка подогнулись ноги, он свалился мертвый. Удар был превосходный, искусный и меткий. Матадору долго хлопали, а из тех рядов, где сидело простонародье, на арену полетели шляпы. Мария Валенсуэла аплодировала так же восторженно, как все, а Джон Харнед, которому даже и тут не изменило хладнокровие, с любопытством наблюдал за ней.

— Вам нравится смотреть на это? — спросил он.

— Всегда, — ответила она, продолжая аплодировать.

— С детства, — добавил Луис Сервальос. — Я помню, как ее в первый раз привели на бой быков. Ей было только четыре года. Она сидела подле матери и неистово хлопала — так же, как сейчас. Она настоящая испанка.

— Ну, вот теперь вы сами видели, — сказала Мария Валенсуэла Джону Харнеду в то время, как мертвого быка привязали к мулам и тащили с арены. — Видели бой быков. И вам понравилось, да? Я хочу знать, что вы об этом думаете.

— Думаю, что быку не дали возможности защищаться, — сказал Харнед. — Он был обречен заранее, исход боя не оставлял сомнений. Еще до того, как бык вышел на арену, все знали, что он будет убит. А спортивное состязание только тогда интересно, когда неизвестно, чем оно кончится. Здесь против глупого быка, который никогда еще не нападал на человека, выпустили пять опытных мужчин, много раз уже участвовавших в таких боях. Было бы, пожалуй, честнее выпустить одного человека против одного быка.

— Или одного человека против пятерых быков, — бросила Мария Валенсуэла, и мы все захохотали, а громче всех — Луис Сервальос.

— Да, вот именно, — сказал Джон Харнед, — против пяти быков. И притом такого человека, который, как и быки, ни разу до того не выходил на арену, — вот, например, как вы, сеньор Сервальос.

— А все же мы, испанцы, любим бой быков, — отозвался Луис Сервальос.

(Я готов поклясться, что сам дьявол надоумил Луиса, как действовать. А как он действовал, я сейчас расскажу.)

— Что ж, вкус к тому или иному всегда можно привить людям, — ответил Джон Харнед на замечание Луиса. — У нас в Чикаго убивают добрую тысячу быков ежедневно, однако никому и в голову не придет платить деньги, чтобы посмотреть на это.

— Но то — бойня, — возразил я. — А это. о, это — искусство! Искусство тонкое, редкое, замечательное!

— Ну, не всегда, — вмешался Луис Сервальос. — Я видывал неумелых матадоров, и, должен сказать, это — довольно неприятное зрелище.

Он содрогнулся, и лицо его выразило такое отвращение, что в эту минуту мне окончательно стало ясно: Луис разыгрывает какую-то роль, и, должно быть, сам дьявол нашептывает ему, как вести себя.

— Сеньор Харнед, может быть, и прав, — сказал Луис. — Пожалуй, с быком действительно поступают несправедливо. Ведь мы все знаем, что быку целые сутки не дают воды, а перед самым боем позволяют пить сколько влезет.

— Значит, он выходит на арену, отяжелев от воды, — сказал Джон Харнед быстро, и я видел, как его глаза стали серыми, острыми и холодными, как сталь.

— Да, это необходимо для боя, — пояснил Луис Сервальос. — Ведь не хотите же вы, чтобы бык был полон сил и забодал всех тореадоров?

— Я хотел бы только, чтобы быка не лишали заранее возможности победить, — сказал Джон Харнед, глядя на арену, где появился уже второй бык. Этот был похуже первого. И очень напуган. Он заметался по арене, ища выхода. Кападоры выступили вперед и стали размахивать плащами, но бык не хотел нападать.

— Вот глупая скотина! — сказала Мария Валенсуэла.

— Простите, но, по-моему, он очень умен, — возразил Джон Харнед. — Он понимает, что ему не следует тягаться с человеком. Смотрите, он почуял смерть на этой арене!

Действительно, бык остановился на том месте, где его предшественник упал мертвым. Он нюхал сырой песок и фыркал. Потом снова обежал арену, подняв кверху морду и глядя на тысячи зрителей, которые свистели, швыряли в него апельсинными корками и осыпали его бранью. Наконец запах крови привел быка в возбуждение, и он атаковал кападора да так неожиданно, что тот едва спасся: уронив плащ, он спрятался за прикрытие. Бык с грохотом ударился о стену. А Джон Харнед сказал тихо, словно про себя:

— Я пожертвую тысячу сукрэ на приют для прокаженных в Кито, если сегодня вечером хоть один бык убьет человека.

— Вы очень любите быков? — с улыбкой спросила Мария Валенсуэла.

— Во всяком случае, больше, чем таких людей, как те на арене, — ответил Джон Харнед. — Тореадор далеко не храбрец. Да и к чему тут храбрость? Смотрите, бой еще не начинался, а бык уже так утомлен, что и язык отвесил.

— Это от воды, — сказал Луис Сервальос.

— Да, от воды, конечно, — согласился Джон Харнед. — А еще безопаснее было бы подрезать быку сухожилия, раньше, чем выпустить его на арену.

Марию Валенсуэлу рассердил сарказм, звучавший в словах Джона Харнеда. А Луис подмигнул мне так, чтобы другие этого не заметили, и тут только я сообразил, какую он ведет игру. Нам обоим в ней предназначалась роль бандерильеров: мы должны были втыкать дротики в большого американского быка, который сидел с нами в ложе, дразнить его, пока он окончательно не рассвирепеет, — и, авось, тогда дело не дойдет до брака его с Марией Валенсуэлой. Начиналась интересная игра, а знакомый всем любителям боя быков азарт был у нас в крови.

Бык на арене уже рассвирепел, и кападорам приходилось туго. Движения его были стремительны, и по временам он поворачивался так круто, что задние ноги скользили, и он, оступившись, взрывал копытами песок. Но кидался он все время только на развевавшиеся перед ним плащи и вреда никому не причинял.

— Ему не дают ходу, — сказал Джон Харнед. — Он впустую тратит силы.

— Он плащ принимает за врага. — пояснила Мария Валенсуэла. — Глядите, как ловко кападор дурачит его!

— Так уж он создан, что его легко дурачить, — сказал Джон Харнед. — Вот и приходится ему воевать впустую. Знают это и тореадоры, и зрители, и вы, и я — все мы заранее знаем, что он обречен. Только он один по своей глупости не знает, что у него отняты все шансы победить в бою.

— Дело очень просто, — сказал Луис Сервальос. — Бык, нападая, закрывает глаза. Таким образом.

— Человек отскакивает в сторону, и бык пролетает мимо, — докончил за него Джон Харнед.

— Правильно, — подтвердил Луис. — Бык закрывает глаза, и человеку это известно.

— А вот коровы — те не закрывают глаз, — сказал Джон Харнед. — И у нас дома есть корова джерсейской породы, которая легко могла бы расправиться со всей этой компанией храбрецов на арене.

— Но тореадоры не вступают в бой с коровами, — сказал я.

— Коров они боятся, — подхватил Джон Харнед.

— Да, с коровами драться они опасаются, — вмешался Луис Сервальос. — Да и какое это было бы развлечение, если бы убивали тореадоров?

— Отчего же? Бой можно было бы назвать состязанием только в том случае, если бы иногда погибал в бою не бык, а тореадор. Когда я состарюсь или, может быть, стану калекой, неспособным к тяжелой работе, я буду зарабатывать себе кусок хлеба трудом тореадора. Это легкая профессия, подходящая для стариков и инвалидов.

— Да посмотрите же на арену! — сказала Мария Валенсуэла, так как в эту минуту бык энергично атаковал кападора, а тот увернулся, взмахнув перед его глазами плащом. — Для таких маневров нужна немалая ловкость.

— Вы правы, — согласился Джон Харнед. — Но, поверьте, в тысячу раз больше ловкости требуется в боксе, чтобы отражать град быстрых ударов противника, ибо противник не бык, глаз не закрывает и атакует умело и расчетливо. А ваш бык вовсе не хочет боя. Смотрите, он удирает!

Бык действительно был негодный — опять он забегал вокруг арены, ища выхода.

— Но такие быки бывают опаснее всего, — заметил Луис Сервальос. — Никогда не угадаешь, что они выкинут через минуту. Они умны, почти как коровы. Тореадоры не любят таких. Ага! Повернул обратно!

Бык, сбитый с толку и разозленный тем, что везде натыкался на стены, не выпускавшие его, вдруг смело атаковал своих врагов.

— Видите, он уже язык высунул, — сказал Джон Харнед. — Сначала его наливают водой, потом кападоры по очереди изматывают его, заставляя тратить силы впустую.

Пока одни дразнят его, другие отдыхают. А быку ни на минуту не дают передышки. И когда он уже вконец измучен и отяжелел от усталости, матадор убивает его.

На арене между тем дошла очередь до бандерильеров. Один из них трижды пытался всадить дротики в тело быка — и все безуспешно. Он только исколол быку спину и привел его в бешенство. Надо вам знать, что бандерильи (дротики) полагается всаживать по две сразу, под лопатки, по обе стороны спинного хребта и как можно ближе к нему. Если всажена только одна, это считается промахом.

Толпа начала свистать, требовала Ордоньеса. И тут Ордоньес отличился на славу: четыре раза он выходил вперед и все четыре раза с одного маху всаживал дротики, так что скоро на спине у быка их оказалось восемь штук, симметрично расположенных. Зрители бесновались от восторга, на арену дождем посыпались монеты, шляпы.

И в этот самый миг бык кинулся на одного из кападоров. Тот поскользнулся и от неожиданности совсем потерял голову. Бык поднял его, но, к счастью, кападор очутился между его широко раскинутыми рогами. Зрители безмолвно, не дыша, следили за происходящим — и вдруг Джон Харнед вскочил и заорал от удовольствия. Да, среди мертвой тишины он один стоял и кричал, весело приветствуя быка. Сами видите: он хотел, чтобы убит был не бык, а человек. Надо же быть таким зверем! Его неприличное поведение возмутило всех, кто сидел в соседней ложе генерала Салазара, и они стали ругать Джона Харнеда. Урси-сино Кастильо обозвал его «подлым гринго» и бросил ему в лицо всякие другие обидные слова. Впрочем, сказано это было по-испански, так что Джон Харнед ничего не понял. Он стоял и кричал секунд десять, пока быка не отвлекли на себя другие кападоры, и первый остался невредим.

— Опять не дали быку развернуться, — уныло сказал Джон Харнед, садясь на место. — Кападор-то ничуть не пострадал. Быка снова одурачили, отвлекли от противника.

Он повернулся к Марии Валенсуэле:

— Извините меня за несдержанность. Она улыбнулась и с шутливым упреком хлопнула его веером по руке.

— Ну, ведь вы в первый раз видите бой быков, — сказала она. — Когда увидите его еще несколько раз, вы не станете больше желать победы быку и гибели людям. Мы не так жестоки, как вы, американцы. В этом виноват ваш бокс. А мы ходим только смотреть, как убивают быков.

— Мне просто хотелось, чтобы и быку была оказана справедливость, — ответил Джон Харнед. — Наверное, со временем меня перестанет возмущать то, что люди убивают его обманом и хитростями, а не в честном бою.

Опять завыли трубы. Ордоньес в алом плаще вышел вперед с обнаженной шпагой. Но бык уже раздумал драться. Ордоньес топнул ногой, заорал на него и стал размахивать плащом перед его носом. Бык двинулся на него, но как-то нехотя, без всякой воинственности. Первый удар шпаги был неудачен — она угодила в кость и согнулась. Ордоньес взял другую шпагу. Быка принуждали к бою, и он опять кинулся на противника. Пять раз Ордоньес наносил удар, но шпага то входила неглубоко, то натыкалась на кость. При шестом ударе она вонзилась по рукоятку. Но и этот удар был неудачен. Шпага не попала в сердце и прошла насквозь между ребер быка, выйдя на пол-ярда с другой стороны. Публика освистала матадора. Я посмотрел на Джона Харнеда. Он сидел молча и неподвижно, но я заметил, что он стиснул зубы, и рука его крепко сжимала барьер ложи.

А бык уже утратил весь боевой пыл. Ранен он был не очень тяжело, но бегал с трудом, прихрамывая — наверное, мешала торчавшая в его теле шпага. Спасаясь от матадора и кападоров, он кружил по краю арены, глядя вверх на множество окружающих лиц.

— Он словно говорит: «Ради Бога, выпустите меня отсюда, я не хочу драться!» — только и сказал Джон Харнед.

Он продолжал следить за тем, что делалось на арене, и лишь по временам искоса поглядывал на Марию Валенсуэлу, словно проверяя, что она чувствует. Она сердилась на матадора: он был неловок, а ей хотелось интересного зрелища.

Бык уже ослабел от потери крови, но и не думал умирать. Он все еще медленно бродил у стены ринга, ища выхода. Он был утомлен и не хотел нападать. Но участь его была предрешена, его следовало убить. На шее у быка, за рогами, есть местечко, — где позвоночник ничем не защищен, и, если шпага попадет в это место, быку верная смерть. Ордоньес выступал навстречу быку, сбросив свой алый плащ на песок. Бык по-прежнему и не думал нападать. Он стоял неподвижно, опустив голову, и нюхал плащ, Ордоньес воспользовался этим и попытался вонзить шпагу в незащищенное место на затылке. Но бык быстро вскинул голову, и удар не попал в цель. Бык следил теперь глазами за шпагой. Когда же Ордоньес пошевелил ногой плащ, лежавший на песке, бык забыл о шпаге и снова опустил голову, чтобы обнюхать его. Матадор нанес удар — и опять промахнулся. Это повторилось несколько раз. Положение было нелепое. Джон Харнед все молчал. Но вот наконец шпага попала в цель, бык упал мертвым. Тотчас впрягли мулов и уволокли его с арены.

— Значит, гринго находят, что это жестокая забава? — сказал Луис Сервальос. — Что это бесчеловечно по отношению к быку, не так ли?

— Дело не в быке, — ответил Джон Харнед. — Это зрелище вредное: оно развращает тех, кто его видит, — люди привыкают наслаждаться мучениями животного. Впятером нападать на одного глупого быка — ведь на это же способны только жалкие трусы! И зрителей это учит трусости. Бык умирает, а люди остаются жить и усваивают урок. Зрелище трусости отнюдь не воспитывает в людях храбрость.

Мария Валенсуэла не промолвила ни слова и даже не взглянула на Джона Харнеда. Но она слышала все, что он сказал, и побледнела от гнева. Глядя на арену, она обмахивалась веером. Я видел, что рука ее дрожит. И Джон Харнед тоже не смотрел на Марию. Он продолжал говорить, словно забыв о ее присутствии, и в голосе его звучал холодный гнев.

— Это трусливая забава трусливого народа, — сказал он.

— Ого! — тихо отозвался Луис Сервальос. — Вам кажется, что вы понимаете нас?

— Да, я теперь понял, что породило испанскую инквизицию, — ответил Джон Харнед. — Она, наверное, доставляла испанцам еще большее наслаждение, чем бой быков.

Луис Сервальос только усмехнулся и промолчал. Он глянул на Марию Валенсуэлу и убедился, что бой в нашей ложе принес ему желанную победу. Мария больше и знать не захочет гринго, который мог сказать такое! Однако ни Луис, ни я не ожидали того, что произошло.

Пожалуй, мы все-таки не понимаем американцев. Как мы могли предвидеть, что Джон Харнед, все время, несмотря на свое раздражение, такой сдержанный и холодный, внезапно взбесится? А он действительно сошел с ума, как вы увидите. Не из-за быка это вышло. Он ведь сам сказал, что не в быке дело. Так почему же участь лошади его довела до безумия? Не понимаю. Джон Харнед не способен был логически мыслить — вот единственное возможное объяснение.

— В Кито обычно лошадей не выводят на бой быков, — сказал Луис Сервальос, поднимая глаза от программы. — Это принято только в Испании. Но сегодня по особому разрешению пустят в ход и лошадей. Когда выйдет следующий бык, мы увидим на арене лошадей и пикадоров — знаете, всадников с копьями.

— А что, лошади тоже обречены заранее, как и бык? — спросил Джон Харнед.

— Им надевают наглазники, чтобы они не видели быка, — пояснил Луис Сервальос. — И много их было убито на моих глазах. Эффектное зрелище!

— Как зарезали быка, я уже видел. Теперь увижу еще как убивают лошадей. И тогда, быть может, вполне постигну все тонкости этого благородного спорта, — сказал Джон Харнед.

— Лошадей всегда берут старых, — заметил Луис Сервальос. — Таких, которые ни на что уже не годятся.

— Ясно, — сказал Джон Харнед.

Выпустили третьего быка, и кападоры и пикадоры принялись дразнить его. Один пикадор остановился как раз под нашей ложей. Лошадь его действительно была старая, облезлая — кожа да кости.

— Просто чудо, что эта бедная кляча выдерживает тяжесть всадника, — заметил Джон Харнед. — А чем же лошадь вооружена для боя с быком?

— Лошади вовсе не дерутся с быком, — сказал Луис Сервальос.

— Вот как! Значит, лошадь выводят только для того, чтобы бык ее забодал? И ей надевают наглазники, чтобы она не видела быка, когда он кидается на нее?

— Не совсем так, — возразил я. — Копье пикадора не дает быку забодать лошадь.

— Значит, лошади редко гибнут на арене? — допытывался Джон Харнед.

— Часто, — вмешался Луис Сервальос. — В Севилье на моих глазах в один день было убито восемнадцать лошадей, а публика все шумела, требуя, чтобы вывели новых.

— И те лошади тоже были в наглазниках, как и эта? — спросил Джон Харнед.

— Да, разумеется, — ответил Луис Сервальос. Разговор оборвался. Мы все следили за ходом боя на арене. А Джон Харнед сходил с ума, но мы этого не замечали. Бык на арене не хотел нападать на лошадь, она же стояла спокойно, так как не могла видеть, что кападоры натравливают на нее быка. Они дразнили его плащами, а когда он бросался на них, отбегали к лошади и прятались за прикрытия. Наконец, бык здорово рассвирепел, и тут его внимание привлекла лошадь.

— А лошадь не знает! Лошадь не знает! — шептал Джон Харнед словно про себя, не сознавая, что говорит вслух.

Бык наскакивал на лошадь, а она ничего не знала, пока пикадор не промахнулся и бык не поднял ее на воздух рогами. Это был великолепный, могучий бык! Смотреть на него было настоящим наслаждением. Он рогами поддел лошадь и подкинул ее на воздух. Когда она затем упала на песок, пикадор соскочил с нее и спасся бегством, а кападоры опять стали травить быка. Из распоротого брюха лошади вывалились внутренности, но она еще приподнялась с отчаянным визгом. И, услышав этот предсмертный визг, Джон Харнед совсем обезумел.

Он встал с места. Я слышал, как он бормотал ругательства. Он не мог оторвать глаз от лошади, а она, не переставая визжать, пыталась бежать, но свалилась на спину и дрыгала ногами в воздухе. Тут бык опять набросился на нее и бодал ее до тех пор, пока она не издохла. Джон Харнед стоял у барьера, и глаза его больше не были холодны, как сталь. Они метали голубой огонь. Он посмотрел на Марию Валенсуэлу, а она — на него. Лицо его выражало глубочайшее отвращение. В эту минуту нам стало ясно, что он сошел с ума. Люди смотрели теперь на нашу ложу, потому что с лошадью на арене все было кончено, а стоявший у барьера Джон Харнед был высокого роста и всем бросался в глаза.

— Сядьте, — сказал ему Луис Сервальос. — Не дурите, иначе люди поднимут вас на смех.

Джон Харнед, ничего не ответив, сжал кулак и ударил Луиса в лицо с такой силой, что тот, как мертвый, упал на стулья и остался лежать. Он уже не видел, что было дальше. Зато я видел. Урсисино Кастильо перегнулся через стенку, разделявшую наши ложи, и тростью хлестнул Джона Харнеда по лицу. А Джон Харнед в ответ нанес ему такой удар кулаком, что Кастильо, падая, сбил с ног генерала Салазара. Джон Харнед был уже в настоящем исступлении. В нем проснулся дикий зверь, пещерный дикарь первобытных времен вырвался на волю.

— Ага, вы пришли смотреть бой быков, — закричал он. — Но, клянусь Богом, я покажу вам, как дерется человек!

Ну и бой же был! Солдаты, охранявшие ложу президента, бросились в нашу ложу, но Джон Харнед вырвал у одного из них винтовку и стал прикладом дубасить их по головам. Из другой ложи полковник Хасинто Фьерро палил в него из револьвера. Первым выстрелом был убит солдат. Это я видел своими глазами. А вторая пуля угодила Джону Харнеду в бок. Он с проклятиями прыгнул вперед и всадил штык винтовки в полковника. Страшно было смотреть!

Да, американцы и англичане — зверски жестокий народ. Они высмеивают наш бой быков, а для них самих проливать кровь — лучшее удовольствие. В тот день из-за Джона Харнеда убито было больше людей, чем на всех боях быков, какие до сих пор были в Кито, да и в Гваякиле и во всем Эквадоре.

И все это наделал визг раненой лошади! Но отчего же Джон Харнед не безумствовал, когда убит был бык? Животное есть животное, все равно, лошадь это или бык. Джон Харнед был сумасшедший — только этим и можно все объяснить. Взбесившийся зверь! Ну сами посудите, что хуже:

то, что бык забодал лошадь, или то, что Джон Харнед штыком заколол полковника Хасинто Фьерро? И не его одного он заколол тем же штыком! В него словно бес вселился. Уже все тело его было пробито пулями, а он продолжал драться. Не так-то легко было его убить.

Мария Валенсуэла проявила большое мужество. Она не вопила, не упала в обморок, как другие женщины. Она спокойно сидела в ложе и смотрела на арену. Лицо ее побелело, но она ни разу не повернула головы. Сидела и обмахивалась веером.

Со всех сторон бежали солдаты, офицеры, народ — храбрые люди, желавшие одолеть безумного гринго. И должен сказать, в толпе кричали, что надо перебить всех гринго. В Латинской Америке этот клич не новость, здесь не любят неотесанных гринго и их странные повадки. Вот и в тот день слышались такие крики, но наши храбрые эквадорцы убили только одного Джона Харнеда, после того как он убил семерых да и немало людей изувечил. Бывал я не раз на бое быков, но не видел зрелища отвратительнее, чем наши ложи после этого побоища. Они походили на поле битвы. Повсюду лежали убитые, стонали раненые и умирающие. Один человек, которому Джон Харнед всадил штык в живот, прижимал к ране обе руки и кричал. И, поверьте, эти крики были куда страшнее визга тысячи издыхающих лошадей.

Нет, Мария Валенсуэла не вышла замуж за Луиса Сервальоса. И я очень сожалею об этом. Он был мой друг, и я вложил в его предприятия много денег. Только через пять недель врачи сняли у него с лица повязку. И по сей день у него на щеке под глазом остался рубец, хотя Джон Харнед ударил Луиса только раз, да и то кулаком. Мария Валенсуэла сейчас в Австрии. Говорят, она выходит замуж не то за эрцгерцога, не то за какого-то знатного вельможу, не знаю. Мне кажется, она была увлечена Джоном Харнедом до того, как он поехал за ней в Кито на бой быков.

Но почему все началось из-за лошади — вот что я хотел бы знать! Почему Харнед смотрел на быка и говорил, что не в нем дело, а когда завизжала лошадь, он сразу обезумел? Непонятный народ эти гринго! Варвары они — и больше ничего.

admin

Наверх