В одну телегу впрячь не можно коня

Бесплатная техническая библиотека:
? Все статьи А-Я
? Энциклопедия радиоэлектроники и электротехники
? Новости науки и техники
? Журналы, книги, сборники
? Архив статей и поиск
? Схемы, сервис-мануалы
? Электронные справочники
? Инструкции по эксплуатации
? Голосования
? Ваши истории из жизни
? На досуге
? Случайные статьи
? Отзывы о сайте

Справочник:
? Большая энциклопедия для детей и взрослых
? Биографии великих ученых
? Важнейшие научные открытия
? Детская научная лаборатория
? Должностные инструкции
? Домашняя мастерская
? Жизнь замечательных физиков
? Заводские технологии на дому
? Загадки, ребусы, вопросы с подвохом
? Инструменты и механизмы для сельского хозяйства
? Искусство аудио
? Искусство видео
? История техники, технологии, предметов вокруг нас
? И тут появился изобретатель (ТРИЗ)
? Конспекты лекций, шпаргалки
? Крылатые слова, фразеологизмы
? Личный транспорт: наземный, водный, воздушный
? Любителям путешествовать — советы туристу
? Моделирование
? Нормативная документация по охране труда
? Опыты по физике
? Опыты по химии
? Основы безопасной жизнедеятельности (ОБЖД)
? Основы первой медицинской помощи (ОПМП)
? Охрана труда
? Радиоэлектроника и электротехника
? Строителю, домашнему мастеру
? Типовые инструкции по охране труда (ТОИ)
? Чудеса природы
? Шпионские штучки
? Электрик в доме
? Эффектные фокусы и их разгадки

Техническая документация:
? Схемы и сервис-мануалы
? Книги, журналы, сборники
? Справочники
? Параметры радиодеталей
? Прошивки
? Инструкции по эксплуатации
? Энциклопедия радиоэлектроники и электротехники

Бесплатный архив статей
(150000 статей в Архиве)

Алфавитный указатель статей в книгах и журналах

Бонусы:
? Ваши истории
? Загадки для взрослых и детей
? Знаете ли Вы, что.
? Зрительные иллюзии
? Веселые задачки
? Каталог Вивасан
? Палиндромы
? Сборка кубика Рубика
? Форумы
? Карта сайта

Дизайн и поддержка:
Александр Кузнецов

Техническое обеспечение:
Михаил Булах

Программирование:
Данил Мончукин

Маркетинг:
Татьяна Анастасьева

При использовании материалов сайта обязательна ссылка на http://www.diagram.com.ua


сделано в Украине

КРЫЛАТЫЕ СЛОВА, ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ
В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань.

Крылатые слова, фразеологизмы. Значение, история происхождения, примеры использования

В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань


Пушкин А.С.

Фразеологизм: В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань..

Значение: О попытке соединить несочетаемое.

Происхождение: Цитата из поэмы А. С. Пушкина «Полтава» (1829).

Рекомендуем скачать в нашей Бесплатной технической библиотеке:

Оставьте свой комментарий к этой статье:

Приветствую всех!
Разрешите познакомить вас с только что завершившимся в Обсерватории «Улугбековка» конкурсом Рыцаря Солнца Гелиоса — «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань. »
Вот ссылочка на конкурсную страничку —
http://stihihit.liveforums.ru/viewtopic.php?id=260
А теперь подробнее об условиях конкурса и поступивших на него заявках:

Открываю свой новый конкурс — «В одну телегу впрячь не можно Коня и трепетную Лань. »

О чём он будет? О несовместимости двух людей, о взаимоисключающих задачах, которые человек ставит перед собой одновременно…обо всём том, что подходит под это крылатое выражение.

Условие одно — последняя строчка в Вашей заявке должна быть именно такая —

«В одну телегу впрячь не можно Коня и трепетную Лань».
А теперь немножко информации:

Откуда пошло это крылатое выражение?

Вот, что по этому поводу написали классики:

Из поэмы «Полтава» (1829), А С. Пушкина (1799-1837). Слова Мазепы:

«Ах, вижу я: кому судьбою
Волненья жизни суждены,
Тот стой один перед грозою,
Не призывай к себе жены.
В одну телегу впрячь не можно
Коня и трепетную лань.
Забылся я неосторожно:
Теперь плачу безумствам дань. »
======================================================

Антон Чехов. « Конь и трепетная лань»

«…Живём мы бедно… кругом всё мастеровые да развратные женщины живут. Целый день только и слышишь неприличные слова и песни. Ты одет неприлично, бедно, так что хозяйка на тебя тыкает, я хуже модистки всякой. Едим мы хуже всяких поденщиков. Ты где-то на стороне в трактирах какую-то дрянь ешь, и то, вероятно, не на свой счёт, я. одному только Богу известно, что я ем. Ну, будь мы какие-нибудь плебеи, необразованные, тогда бы помирилась я с этим житьём, а то ведь ты дворянин, в университете кончил, по-французски говоришь. Я в институте кончила, избалована…»
==========================================================

И. С. Тургенев, «Два приятеля»

«…Расставаясь с Верочкой, он вдруг почувствовал, что сердце его сжалось и облилось кровью. сел в коляску, растроганный и грустный. Грусть его замерла мгновенно при виде первых нежно-зеленых ракит на большой дороге. и он с жадностью устремил глаза вдаль.- Нет,- воскликнул он,- я вижу, что
В одну телегу впрячь не можно
Коня и трепетную лань.

Жанр стихотворения — полностью на Ваше усмотрение.

Это может быть как юмористическое, так и вполне серьёзное стихотворение.

Вдохновения и Удачи.

Заявка № 1 от Царевны Лягушки

Друг другу снова врём безбожно,
Привычке отдавая дань.
В одну телегу впрясть не можно,
Коня и трепетную Лань…

Нет, это просто невозможно.
Скорей блаженный час настань!
Друг к другу мчат в пыли дорожной
На встречу снова Конь и Лань.

Да только встретиться им сложно,
Скупа Судьбы сухая длань.
И будет так, как это дОлжно.
Конь удержать не сможет Лань.

Меня целуешь осторожно,
Боясь услышать: «Перестань!»,
Но на исходе пир роскошный
Коня опять покинет Лань.

Как одиноко и тревожно.
И с уст одна слетает брань…
В одну телегу впрячь не можно
Коня и трепетную лань.

Заявка № 2 от Орлёнка

В одну телегу впрячь не можно
Коня и трепетную Лань.
За что же ты нас, так безбожно,
Заставил пересечь ту грань?

Полегче нету что ли темы…?
Так попросил бы подсказать,
Коня и Лань чтоб без проблемы,
Могли в телегу запрягать.

Возможно лебедь рак и щука
Для воза попросту слабы.
А Лань с Конём запрячь… А ну-ка…?
Да только Конь наш на дыбы.

Он мечется и ржёт тревожно,
Ты на него только поглянь…!
В одну телегу впрячь не можно
Коня и трепетную Лань.

И Лань шугается, зараза…!
И рвётся в поле убежать.
Не удалось пока не разу,
Нам эту Лань захомутать.

Затея, в общем-то, дурная…!
Как этих классиков понять?
Коня и Лань запрячь? Не знаю,
Не пробовал, не буду врать.

Заявка № 3 от Герды

Ты хочешь философии? Изволь!
Я с этой поговоркой не согласна,
И логику сознанья не неволь,
КОНЬ с ЛАНЬЮ уживаются, и часто..

КОНЬ — ОН, супруг, обычный жеребец,
А ЛАНЬ — ОНА, тишайшая супруга,
И хорошо еще, ОН не подлец,
А просто террорист в домашнем круге.

ОНА всё терпит, ОН же — ничего,
Привык командовать и получать обслугу.
. Итак, мой Астроном, ты за кого?
Мне лично жаль несчастную супругу.

Жизнь коротка. Бросать её под ноги

Мой приговор по делу будет строгим:

Вести всю эту канитель к концу!

Давать советы очень сложно,

Но ЕЙ советую — восстань!

Коня и трепетную лань..

Заявка № 4 от Белочки Алисы

Скрипит, но катится телега нашей жизни.
Уже немало станций позади,
Но, как и прежде, не теряем мы надежды,
«Что все еще, конечно, впереди».

В телегу мы сложили наши шмотки,
И платья, и постели, и венцы.
Так Ной когда-то плыл в библейской лодке,
Чтоб человечество не отдало концы.

Телега катит с горки и на горку,
И растрясает матерьяльный хлам,
Но души все нагие, без обертки,
Решают сами, как жить дальше нам.

Мы разные – и в этом невозможность
Прожить без ссор. Мы платим эту дань.
Но, все же, кто сказал нам, что «неможно
В одну телегу впрячь коня и трепетную лань»?

Заявка № 5 от Тигры

Был жеребец красой конюшни,
Владимирский тяжёловоз!
Кобылам было с ним не скучно,
Сойтись в любой из конских поз!

Себя настырно предлагали,
Но сердце жеребца — гранит!
Он брал на выставках медали,
И был довольно знаменит.

А Лань познала лишь неволю,
Роддомом стал ей — зоосад,
Вольер постылый, воля что ли?
Скорее — настоящий ад!

Ей по степи бы, и по лугу,
Бежать за утренней зарёй,
А не терпеть с рожденья муку —
Страдать по травушке живой!

И надо ж было так случиться,
Снимали фильм. И вот беда!
Там, должен в кадре появиться
Был Конь в упряжке с Ланью… Да…

Где Лань достать? Есть в зоосаде!
Сценарий надо соблюдать.
Тот эпизодик, шутки ради,
Внёс режиссёр в свою тетрадь!

Не буду тратить время даром —
Факт в том, что вместе их свели.
В одной клетушке эту пару
Закрыли на ночь и ушли.

Чтоб попривыкли бы друг к другу.
Была весна… Бурлила кровь…
Так Конь нашёл себе подругу
Меж ними вспыхнула любовь!

Прошла с успехом киносъёмка.
На круги всё пришло свои.
Запечатлела фотоплёнка
Мгновенья полные любви…

И Лань — в вольер, Коня – в конюшню.
Все, в общем, по своим местам.
Фильм на «УРА!» был принят дружно —
Вошёл в пять лучших из двух ста.

А как же Лань и Конь? Печальный
Обоих ожидал финал…
Впредь – ни единого свиданья…
Страдала Лань, и Конь страдал…

Она не вынесла разлуки
И очень скоро умерла.
Наш Конь свихнулся без подруги
И через год сошёл с ума.

Пора признаться, как ни тошно —
Не перейти нам эту грань —
«В одну телегу впрячь не можно
Коня и Трепетную Лань…»

Заявка № 6 от Лисички

***
Шагаешь тихо ты, степенно,
Обдумывая каждый шаг.
А я пророчу перемены,
И снова прыгаю в овраг
и на пригорок, на поляну,
И рву ромашки на бегу,
Я вся в движенье постоянном
Остановится не могу!
И почему же я решила,
Что мне с тобою по пути.
Спокойствие не дружит с пылом,
Твоих следов мне найти.
Остановилась — только поздно,
Дороги нет, погода дрянь.
В одну телегу впрячь не можно
Коня и трепетную лань.

Заявка № 7 от Пирата

Кто сие речит, тот не прав
«В одну телегу впрячь не можно
коня и трепетную лань…»
Отвечу очень осторожно
Что б не нарушить наш устав
Впрягла моя мужская длань
В телегу жизненных укладов
Коня и трепетную лань
И ей, другого спутника не надо!
Конь настоящий, а не жеребец
Поможет в жизни бедной лани
Решать же ей — с кем под венец!
Здесь точку ставлю…смысла ради!

Заявка № 8 от Дзотты

Листая «Алгебры» страницы,
наткнулась на лукавый взгляд:
о ней вздыхали графы,принцы,
свой совершая променад.

Её фигурка — как восьмёрка,
стремилась к совершенству форм.
Но частное смотрело зорко
за соблюденьем высших норм.

Она пленяла интегралы,
с ума сводила многочлен.
Пусть несвободны радикалы,
но шли на всё за сладкий плен.

Ах,Дробь — она была царицей!
Смотрела гордо сквозь квадрат,
любила яблоки с корицей,
любила белый виноград.

Но окружение не знало,
что Дробь всегда ждала ЕГО.
Ей миллиона было мало,
но ей хватило б одного!

Ведь Ноль не знал о чувствах Дроби,
и был женат,давно уже.
Как ювелира знак на пробе,
любовь останется в душе!

Закрыла «Алгебру» тихонько,
мне Ноль и Дробь безумно жаль.
И только яблочная долька
напомнит сказку,и. печаль!

Вывод:
«В одну телегу впрячь не можно Коня и трепетную Лань»

Заявка № 9 от Дзотты

Словно призрак одинокий,
неприкаянно, всю ночь,
ходит парень синеокий,
просит дух лесной помочь :

«Сердце рвёт, как волк, на части
грусть и ноющая боль,
соки пьёт разлука пастью,
заполняет душу смоль.

Дух лесной, шепни на ушко,
путь –дорожку укажи,
Где сейчас моя подружка?
Где искать? В какой глуши?»

Ветер дунул парню в спину,
дуб дорогу преградил,
смолкли птицы на рябине,
леший с ним заговорил:

«Что ты , молодец, тут ищешь?
Что ты ходишь день и ночь?
Позабыл про сон и пищу,
исходил уже всю клочь*.

Нет в живых твоей любимой
и твоя лишь в том вина :
что в пруду, под старой ивой
коротает век она…

Лунной ночью песнь заводит,
храбрецов приворожит,
вглубь утащит на восходе
и оставит без души…

Не ходи к русалке ночью,
лучше утром загляни
в пруд прозрачный, с дальней кочки,
руку милой протяни.

Коль жива душа девичья
в теле дивы водяной,
то вернётся к ней обличье,
заберёшь её домой… »

Вот уж первый луч рассвета
разбудил лесную тишь.
И к русалке, чуть раздетой,
пробираясь сквозь камыш,

подошел почти неслышно
и в объятья заключил
синеокий тот парнишка,
всё как леший научил.

Но в русалке не осталось
нежной девичьей души
и дарить парнишке жалость
та наяда не спешит…

Еле вырвался, бедняга,
из объятий ледяных,
а ведь мог под той корягой
стать одним из водяных.

Только сердцу неспокойно,
без любимой жизнь темна,
дни июльские не знойны,
горький привкус у вина…

Странный голод парня гложет:
«Волчьих ягод что ль вкусить?
Серым мехом станет кожа,
буду шкуру днём носить…»

Пруд лесной под старой ивой…
Плеск воды да волчий вой…
Жжется солнышко крапИвой,
а быть может крапивОй.

Днем – ОНА в пруду русалка,
ОН – матёрый волк в лесу,
только лишь луна-нахалка
возвращает им красу…

*Клочь — мешаный лес по согре, по кочковатому болоту.

Итог у сказочки таков : «В одну телегу впрячь не можно Коня и трепетную Лань».

Заявка 10 от Гелиоса

Была похожа на мечту.

У каждого из нас — свой крест,
Своя стезя, своя дорога…
Кто запряжёт и скажет «Трогай»,
Тому — церковный благовест.
Достигнет он неблизких мест.

А кто пойдёт себе пешком,
В трёх соснах сутками плутая,
То жизни нить его витая,
Застрянет в ткани узелком.
И так всю жизнь: работа-дом.

Как нам судьбу свою постичь
Найти своё предназначенье?
Иначе — жизнь одно мученье!
И Ангелов не слышен клич:
«Ты — чудо, а не просто дичь…»

А, значит, выбрать надо ту,
Что тяжкий путь с тобой разделит,
Ту, кто в твою Удачу верит,
Ту, что похожа на Мечту!
И с ней вдвоём идти до цели!

Ещё прикрыта ночью рань,
Когда вслепую осторожно
Бреду один дорогой ложной.
Я — Конь, ты — трепетная Лань
И быть нам вместе невозможно.

Заявка № 11 от Розового Облачка

Казалось бы, ну сколько можно
Любви дарить за данью дань!
Настигнет противоположность —
Уйти в сиреневую даль.
Уйти, расстаться, не жалея,
Проститься, позабыв печаль,
В карете ль, по пустой аллее,
Или в автО, жмя на педаль!
Но сердце взбудоражит, коли
Увидишь трав нежнейший плат,
И встрепенется чувство к Оле,
И вновь любовию объят!
Ты куст увидев придорожный,
В нем обнаружишь инь и янь!
«В одну телегу впрячь не можно
Коня и трепетную Лань!»

ЗАЯВКА № 12 от Огневушки

Одна хорошенькая дама,
В душе, что трепетная лань,
Возможно, начитавшись спама,
Спеша отдать фигуре дань

Решила штангой заниматься,
Немного мышцы подкачать,
Чтоб худобы уж не стесняться,
Да вечерами не скучать.

«Вдруг между делом так случится,
Найду в спортзале мужика…
Ведь мне уже почти что тридцать,
А половины нет пока».

В спортзал с подружкой напросилась,
Та культуристкою была.
Весь год качалась, не ленилась,
И ничего, пошли дела.

В чемпионатах выступала,
Таз округлился, пышный бюст…
Но ей казалось, это мало,
В конце концов, вошла во вкус.

Еще немного, ей казалось,
И совершенней нет меня!
Но незаметно превращалась
Из лани в доброго коня…

А вот обратно — невозможно,
Как ни крути, все дело дрянь.
В одну телегу впрячь не можно
Коня и трепетную лань.

Заявка № 13 от СИНЕЙ БОРОДЫ

В одну телегу впрячь не можно.

-Так дальше просто невозможно:
То мне — отстань, то — не буянь.
Меня понять совсем не сложно,
Но ты — бесчувственная дрянь.

-С тобой мне грустно и тревожно,
Я так устала слушать брань.
Ты с телом делай всё, что можно,
Но только душу мне не рань.

Заявка № 14 от Дзотты

История одной любви

Лет прожитых не считая,
не тая обид и зла,
как лебёдка в птичьей стае,
в детстве с нечистью росла.

Ей была русалка — тёткой,
а кикимора — сестрой,
но манерой и походкой
удивляла люд лесной:

гордый взгляд, как у орлицы,
смех хрустальный, как ручей,
что посмел в неё влюбится
сам злодеюшка Кощей.

И к колдунье черноглазой
он посвататься решил,
посылал сватов три раза
(лишь кикимор насмешил!)

У Алёны крепко слово:
«В зеркало давно ль смотрел?
Я к женитьбе не готова,
да и ты не мой удел.

Не храни обиды, Коша,
вызывает только смех
плешь твоя да кости с кожей,
поищи других утех ..»

В сердце девы норовливой
то ли камень ? То ли лёд .
На коне, с роскошной гривой,
принца ночь-старуха шлёт.

Вот в избушку в чаще леса
постучался в поздний час
юный принц, ведомый бесом,
и пропал в пучине глаз .

«Оставайся, принц пригожий,
назови меня женой,
и поверь, найти не сможет
мне соперниц шар земной . «

«Без сомнения, ты солнце
и луну затмишь собой!
На уже примерил кольца,
ведь обвенчан я с другой. «

Опьянённый, ослеплённый,
потерявший здравый смысл,
он красавице Алёне
душу отдаёт, как приз.

Только разве это много?
На рассвете сам не свой
прочь уйдёт лесной дорогой
(а в душе, хоть волком вой. )

У колдуньи в сердце — прорубь,
от любви ни ран, ни швов .
Не вернулся белый голубь,
не нашла душа любовь .

Но однажды (без причины,
просто подошла пора)
не зажглась в избе лучина,
и . закончилась игра !

Чёрный кот глядит в окошко.
кудри белы словно снег.
превратился нос в картошку .
Не обманешь жизни бег .

Облетают листья с клёна,
ветки ветер гнёт дугой.
Стала девица Алёна
старой бабушкой Ягой.

Зимний вечер . Пахнет мятой.
Стынет чай . Поёт метель .
У Яги в избушке — сваты.
Всё надеется Кощей .

Коня и трепетную лань
в одну телегу впрячь не можна.
А может всё-таки возможно?!
Яга прошепчет мужу :»Коша».

Заявка № 15 от Ивана Прынца

Жестокою и злою жизнь бывает,
(А может в этом замысел Творца?)
Как спички судьбы нам переломает,
И разобьёт влюблённые сердца…

…Вот что-то с неба грозное грохочет,
Напрасно ждём любви, увы, Господь…
Не может нам помочь,… или не хочет…
И сверху хлещет лишь холодный дождь…

Да,…видимо любовь совсем не манна…
(Но стоит ли судьбу во всём винить?)
…Вот наконец пришла, так долгожданна!
Теперь её попробуй сохранить…

Жить без тебя мне просто невозможно.
Я сердце отдаю тебе, как дань.
Увы, в одну телегу впрячь не можно
Коня и независимую Лань.

ЗАЯВКА № 16 от Мышки Амбарной

У жизни трудная дорожка,
Идя по ней мы платим дань
Терпенью ,и понять так сложно
Кто ангел здесь и кто же дрянь…
Так ходим мы походкой разной
Сквозь дни мгновенья и года
Порой тропинкою негладкой
И спотыкаясь иногда.
То грустно нам, а то тревожно,
Но инь всегда стремится к янь.
Хотя бывает не возможно
В телегу впрячь коня и лань.

ЗАЯВКА № 17 от Мышки Амбарной

Взмах руки и звон битой посуды…
Слезы льются — глупая обида.
Собирать теперь осколков груды…
Раньше ты смеялся только: « Рита,
К счастью бьются чашки и тарелки.
Ну не плачь, дуреха, -и целуя,-
К радости, кусочки совсем мелки!»
А теперь ты смотришь волком хмуро:
«Что опять ты там переколола?
Как ты надоела мне здесь, дурра!»

Душу ранить ,хватит даже слова…
Чашку клеем склеить все же можно,
Жизнь не склеить криками- отстань.
И в одну упряжку впрячь не можно
И коня и трепетную лань.

Заявка № 18 от ПЕППИ длинный чулок

Ну да, конечно же в телегу
Коня и Лань впрячь очень сложно.
Но коль приноровятся к бегу —
Тогда в карету их быть может.

И правда, что им с той телегой
По городам, полям и весям?
Дождю открыта, ветру, снегу.
Да и Коню в ней с Ланью тесно.

А уж когда пойдут ЛаКони.
Иль кто у них там — Конялани?
То Лань попортит Коню крови!
Телега станет полем брани!

И трепет уж претит Коняге!
Ему б поржать, побить копытом!
У Лани с ржанием напряги,
И сбруя третий день не мыта!

И Конь все чаще по кобылам,
А Лань в луга нестись готова,
И вместе жизнь уже не мИла.
Ах, проза жизни так сурова.
=============================================

Из поэмы «Полтава» (1829), А С. Пушкина (1799—1837). Слова Мазепы:

Ах, вижу я: кому судьбою

Волненья жизни суждены,

Тот стой один перед грозою,

Не призывай к себе жены.

В одну телегу впрячь не можно

Коня и трепетную лань.

Забылся я неосторожно:

Теперь плачу безумствам дань.

Иносказательно: 1. Нельзя решить взаимоисключающие задачи. 2. О двух не подходящих друг другу людях.

В одну телегу впрячь не можно / Коня и трепетную лань
Из поэмы «Полтава» (1829) А. С. Пушкина (1799—1837). Слова Мазепы:
Ах, вижу я: кому судьбою
Волненья жизни суждены,
Тот стой один перед грозою,
Не призывай к себе жены.
В одну телегу впрячь не можно
Коня и трепетную лань.
Забылся я неосторожно:
Теперь плачу безумствам дань.

Иносказательно: об исторической закономерности, согласно которой авторитарность администрации всегда сочетается с непросвещенностью, слабым гражданским самосознанием народа.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс» . Вадим Серов . 2003 .

Смотреть что такое «В одну телегу впрячь не можно / Коня и трепетную лань» в других словарях:

в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань — Ср. Нет, воскликнул: я вижу, что В одну телегу впрячь не можно Коня и трепетную лань. Тургенев. Два приятеля. Ср. Стой один перед грозою, Не призывай к себе жены. В одну телегу впрячь не можно Коня и трепетную лань. А.С. Пушкин. Полтава. 2.… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

В одну телегу впрячь не можно Коня и трепетную лань — Цитата из поэмы А.С. Пушкина Полтава (1829). Словарь крылатых слов. Plutex. 2004 … Словарь крылатых слов и выражений

В одну телегу впрячь не можно — Коня и трепетную лань — Въ одну тел?гу впрячь не можно Коня и трепетную лань. Ср. Н?тъ, воскликнулъ: я вижу, что Въ одну тел?гу впрячь не можно Коня и трепетную лань. Тургеневъ. Два пріятеля. Ср. Стой одинъ передъ грозою, Не призывай къ себ? жены. Въ одну тел?гу… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань — крыл. сл. Цитата из поэмы А. С. Пушкина «Полтава» (1829) … Универсальный дополнительный практический толковый словарь И. Мостицкого

ВПРЯЧЬ — [ре], впрягу, впряжёшь, впрягут, прош. вр. впряг [рёк], впрягла. совер. к впрягать. «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань.» Пушкин. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

ТЕЛЕГА — ТЕЛЕГА, телеги, жен. Крестьянская четырехколесная повозка. «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань.» Пушкин. «Проселочным путем люблю скакать в телеге.» Лермонтов. «Весело я лажу борону и соху, телегу готовлю, зерна насыпаю.»… … Толковый словарь Ушакова

Мазепа («Полтава») — Смотри также Гетман; вождь Украйны , малороссийский владыка . Он стар, он удручен годами, войной, заботой и трудами ; труды и годы угасили в нем прежний деятельный жар , твердили юноши . По словам Марии, он прекрасен: в его глазах блестит любовь … Словарь литературных типов

БРЕНД, ЗОНТИЧНЫЙ — бренд, под которым на рынок выпускается несколько разных по своим характеристикам товаров. Б. з. противоположность монобренду, характеризующему единственный вариант товара. В любом случае Б. з. возникает вследствие разрастания ассортимента и… … Маркетинг. Большой толковый словарь

вяжись лычко с лычком, а ремешок с ремешком — Ср. Я человек с большими недостатками и слабостями, а она девушка сильная и фанатичка. мы не можем ладить. оттого что лычко с ремешком не вяжется. Лесков. В Москве. 26. См. в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

пеший конному не товарищ — Счастливый на коне, бессчастный пеш (под конем). Ср. Иноходец в пути не товарищ, а большой в избе не сосед. Ср. Петр Иванов Ильинский. Собр. 4291 древн. росс. посл. (Рукопись Погодина.) Ср. Pauperior caveat sese sociare potenti (cum parili… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

Ранчин Андрей Михайлович родился в 1964 году в Москве. Доктор филологических наук, профессор кафедры истории русской литературы филологического факультета МГУ. Автор многих научных публикаций и книг. Живет в Москве. Постоянный автор «Нового мира».

Чтение статьи Лии Бушканец «ЕГЭ и литература. Две вещи несовместные?» [1] оказалось для меня одновременно отрадным и печальным. Отрадным — потому что, по-моему, впервые ЕГЭ по литературе — и типичные задания, и критерии оценивания, и процедура проверки — стал предметом пристального и вдумчивого анализа, а не поверхностной критики и тем более не истеричного отвержения или бездумного прославления. (А ведь такие несдержанные и непрофессиональные высказывания о Едином государственном экзамене, увы , не редкость.) И ровно по этой же самой причине это было чтение безрадостное.

Совершенно справедливы замечания автора о размытых критериях оценки заданий с развернутым ответом (8-е, 9-е, 15-е и 16-е) и мини-сочинений (17-й пункт в экзаменационных версиях) [2] . Действительно, абсолютно права Лия Бушканец , когда, например, она пишет о том, что превалирующие в ЕГЭ по литературе «темы сочинений „про героев” сами по себе провоцируют пересказ», в то время как, согласно 2-му критерию оценки мини-сочинений, школьник должен для получения высокого балла продемонстрировать высокий «уровень владения теоретико-литературными понятиями» (стр. 151). Не соглашусь лишь с тем, что «многим великим филологам были не нужны термины» (стр. 151). Многим великим филологам нередко не хватало терминов уже имеющихся — и потому они вводили новые, как это делали, к примеру, русские формалисты. « Остранение » Виктора Шкловского — это, конечно, изначально метафора, причем ее автор слово написал с орфографической ошибкой (одно н вместо положенных двух). Но ведь эта метафора стала полноценным литературоведческим понятием, причем интернациональным.

Нельзя не согласиться с тем, что разница между баллами в соответствии с существующими критериями оценивания порой совершенно эфемерна и неразличима даже в самый совершенный «мелкоскоп». Неясно, как должны в заданиях 8 и 9 совмещаться опора на авторскую позицию и (только при необходимости!) обращение к «своей точке зрения». Насколько нестерпимой нуждой должна быть такая необходимость? И что такое «прямой связный ответ», за который могут отвесить аж 3 балла? От чего его должно отличать: от «непрямого связного» за 2 и от «кривого бессвязного» за 1? А требуется еще и убедительное обоснование экзаменуемым своих тезисов, причем все это следует сделать на пространстве в 5 — 10 предложений. (Больше можно, но не нужно.)

Правда, автор статьи при рассмотрении заданий ЕГЭ сам допустил ошибку, утверждая о мини-сочинении: «На выбор… традиционно предлагается одна из трех тем (первая — по русской литературе первой половины XIX века, вторая — по второй половине XIX века, третья — по ХХ веку)» (стр. 145). На самом деле к первой теме (нынешнее задание 17.1) относятся также «Слово о полку Игореве», «Недоросль» Фонвизина и «Памятник» Державина, причем если сиротливое стихотворение певца Фелицы стать предметом сочинения никогда не сможет из-за мизерности объема, то «песнь» об Игоревом походе (с маниакальной настойчивостью именуемая в версиях ЕГЭ поэмой, хотя такой жанр древнерусской книжности, конечно же, неизвестен, жанр же «Слова…» остается нерешаемой загадкой) и пьеса о незабвенном Митрофанушке в вариантах ЕГЭ встречаются. (Кстати: «Слово…» в них неизменно дается в вольном стихотворном переводе Заболоцкого, но об этом из кодификатора ЕГЭ узнать не дано.)

Но это мелочь. Лия Бушканец совершенно права, когда упрекает авторов контрольно-измерительных материалов (или — говоря языком « человечкиным », попросту — заданий) в сотворении «заданий, в которых о героях спрашивается как о жителях соседней квартиры». Пример: «Почему Свидригайлов покончил жизнь самоубийством, а Раскольников нет?» Автор статьи точно замечает: «Так надо было Достоевскому! Потому приходится выкручиваться: надо и авторскую позицию раскрыть, и о героях как о живых людях поразмышлять, и нравственные декларации куда-то вписать» (стр. 148). Между тем, на мой взгляд, эта тема была бы вполне корректной при такой, например, формулировке: «Авторская позиция и образы Раскольникова и Свидригайлова в романе Ф. М. Достоевского „Преступление и наказание”». Или при такой: «Как соотносятся между собой сюжетные линии Раскольникова и Свидригайлова?» Сейчас же получается, что экзаменаторы обязаны «сечь» учеников за отсутствие литературоведческих терминов, когда формулировка темы никакой терминологии не предполагает. А ведь такие темы и правда являются типичными для ЕГЭ. Ну вот еще несколько примеров навскидку из официального набора тем, изданного соответствующим, так сказать, уполномоченным органом — Федеральным институтом педагогических измерений, ответственным за все контрольно-измерительные материалы Единого экзамена: « Каким предстает образ лирической героини в поэме А. А. Ахматовой „Реквием?”» [3] . Формулировка предполагает: надо незатейливо описать, что чувствует и о чем думает ахматовская героиня. (Между прочим, в поэме, пусть это и лирическая поэма, — строго говоря, лирического героя быть не может.) А надо бы: «Средства создания художественного образа героини поэмы…» Слово «предстает» дает простор для импрессионистического субъективизма. Кому предстает, каким предстает?

Задания под номером 15 — анализ лирического произведения: «Каким чувством проникнуто обращение поэта к России?» (о стихотворении «Россия» Блока) [4] . Или вот еще: «Как меняется внутреннее состояние лирического героя по мере развития сюжета приведенного фрагмента?» (о «Необычайном приключении…» Маяковского); «Какие чувства к Родине испытывает лирический герой?» (о «Запели тесаные дроги…» Есенина) [5] . Для выполнения таких заданий нужен пересказ. Квалифицированный пересказ — это вариант филологической интерпретации; он необычайно плодотворно применялся таким замечательным филологом, как М. Л. Гаспаров , например, при исследовании мандельштамовской и пастернаковской лирики. Но одно — такая энигматичная, «темная» поэзия, и совсем другое — лозунговое стихотворение «лучшего и талантливейшего поэта» советской эпохи.

Здесь необходимо небольшое отступление — отнюдь не лирическое. Подход к персонажам как к живым людям — это грех, присущий отнюдь не только составителям заданий ЕГЭ по литературе. Это, прости господи, отрыжка белинщины , добролюбовщины и писаревщины — словом, так называемой реальной критики, рассматривавшей художественный текст как зеркало или, скорее, как увеличительное стекло, сквозь которое внимательный и дотошный критик-публицист рассматривал и социальную реальность, и внутренний мир человека [6] . Позиция автора при этом может вообще не приниматься во внимание. Размышления о том, верно или неверно поступила Татьяна, отвергнув Онегина, безапелляционное утверждение, что Ленский уж точно не стал бы настоящим поэтом, спор о Катерине Островского как о «луче света» (то есть о настоящей нигилистке- эмансипе ), возможный лишь при полном пренебрежении точкой зрения автора «Грозы» и при игнорировании содержания образа героини, — проявления этого стародавнего и неизжитого подхода. Менее всего я хотел бы оскорбить сказанным память этих критиков. Им действительно принадлежат глубокие суждения о литературе, несоизмеримо более ценные, чем тома псевдоученой лжефилологической схоластики. (Можно вспомнить хотя бы набившее оскомину принадлежащее Белинскому определение «Евгения Онегина» как «энциклопедии русской жизни» — в некотором смысле зерно всех замечательных комментариев к пушкинскому роману в стихах.) Но, по существу, подход «реальных критиков» не имел ничего общего с подходом историко-литературным. Они — Белинский меньше, другие едва ли не полностью — воспринимали литературу как поле для высказывания своих социально-политических идей. Чего и не скрывали.

Досадно и горько, что отношение к литературоведению, к филологии, названной С. С. Аверинцевым «службой понимания», в современных околопедагогических и околитературных кругах исполнено нигилистического презрения. А ведь не только задания ЕГЭ, но и изучение литературы в школе должно неизбежно основываться на литературоведческом, на историко-литературном подходе: только в этом случае возможна правильная, неискаженная перспектива, лишь при этом условии возникает возможность диалога с прошлым или, лучше сказать, надежда на него. Надежда прикоснуться, приблизиться к тому, что хотел сказать писатель.

Увы. Не только многие задания ЕГЭ, но и, например, рекомендация Министерством образования в качестве школьного учебного пособия блестящей, искрометно-остроумной и исключительно «вредной» для учеников книги Петра Вайля и Александра Гениса «Родная речь. Уроки изящной словесности.» свидетельствуют о том, насколько извращено может быть представление о преподавании этой самой изящной словесности [7] .

А вот пример уже совсем недавний. Составители книги «Матрица» — сборника написанных современными прозаиками и поэтами эссе о произведениях и/или авторах школьной программы — решительно заявляют о преимуществе писательской эссеистики перед литературоведением, нудным и зашоренным : авторы сборника — «не ученые, а писатели и поэты. С литературоведческими трудами они, в большинстве своем, не знакомы. В этом смысле они такие же „простые читатели”, как и мы с вами, — но, будучи сами писателями, они в силу устройства своего ума способны заметить в книгах своих почивших в бозе коллег нечто большее, нечто более глубинное , нежели обнаружит самый искушенный филолог. Можно сказать, что они не музейные работники, а бойцы на передовой, и потому тщательное изучение „шпаги Лермонтова” или „пулемета Бабеля” имеет для них самый что ни на есть практический смысл: всем этим арсеналом нужно уметь пользоваться, чтобы научиться бить без промаха» [8] .

Не знаю, как кого, а меня этот антифилологический милитаризм не воодушевляет, а символы Лермонтова и метафоры Бабеля мне милее «шпаги» и «пулемета». На чем основывается презумпция преимущества писателя перед филологом при разговоре о классике — неизвестно. Поэт, как утверждал еще Платон, существо одержимое и безумное, ему диктуют стихи сами боги, и знать, как создается художественное произведение, ему не дано. Разумеется, писателям приходилось высказывать о литературе множество блестящих догадок и даже гениальных суждений. Но такие наблюдения и идеи — как, например, у Набокова или Бродского — обретали весомость, только когда писатели, по существу, становились филологами. (Впрочем, и многие настоящие литературоведы не чурались опытов в стихах и прозе: Ю. Н. Тынянов, В. Б. Шкловский, Б. М. Эйхенбаум, Д. Е. Максимов, А. К. Жолковский , А. М. Песков, Е. Г. Водолазкин ; и в отдельных случаях эти опыты нужно признать блистательными.)

Кстати, о Набокове. Автором «Машеньки» и «Дара» как-то раз заинтересовались на кафедре славистики Гарвардского университета. «Любую кандидатуру сперва полагалось обсудить на заседании кафедры. Роман Якобсон, светило гарвардской славистики раскритиковал Набокова за неординарное отношение к Достоевскому и к другим великим русским писателям. На это сторонники Набокова возразили, что он сам великий русский писатель. Якобсон ответил: „Господа, даже если допустить, что он крупный писатель, мы что же, пригласим слона быть профессором зоологии?” Парировать этот выпад не смог никто» [9] . Якобсон был, видимо, пристрастен, а Набоков обладал несомненным филологическим даром. Но «слоновий» аргумент от этого не теряет силы.

Существует, впрочем, и аналогичный аргумент «рыбий», принадлежит он Ю. М. Лотману: «…как ихтиологу не обязательно самому становиться рыбой, так и при изучении интуитивных процессов желательно пользоваться более совершенной методикой, нежели та, что основана на исследовательской интуиции» [10] .

Но отступление мое затянулось. Пора возвращаться к главной теме — к делам нашим скорбным. Кроме всего прочего, задания ЕГЭ грешат порой ошибками и противоречат одно другому. Вот сочинение 17.1 одной из официальных версий: «Что дает основание рассматривать пьесу А. С. Грибоедова „Горе от ума” как трагикомедию?» [11] Вообще-то говоря, ничто, ибо «Горе от ума» автор неизменно называл комедией, именно таковой ее считали современники и вообще — трагикомедия — это о другом, в ней представлены ситуации, в которых персонажи предстают одновременно и трагическими, и комическими, в то время как у Грибоедова Чацкий — по крайней мере по преимуществу — не комичен, а его антагонисты — нисколько не трагичны. Но допустим, все это историко-литературные тонкости и составители все же имели право так обозначить жанр «Горя…». Да вот незадача: в другом варианте «Горе от ума» попросту, по старинке, без всяких изысков именуется комедией [12] . А в перечне произведений, включенном в кодификатор ЕГЭ по литературе, «Горе от ума» во избежание недоразумений опасливо названо просто пьесой — своим родовым именем, как, впрочем, и все другие программные драматические сочинения [13] .

Немало в вариантах ЕГЭ и заданий, не выполнимых по существу. Как вам такое: «Чего больше в проблематике произведений Н. А. Некрасова: вечного или злободневного?» [14] Во-первых, формулировка двусмысленная: для кого «злободневного» — для нас или для читателей — современников поэта? Во-вторых, на каких провизорских весах, с помощью каких невероятных приборов можно измерить сии нематериальные субстанции — вечное и злободневное? А вот еще: «„Себя” или „старушонку” убил Родион Раскольников? Свой ответ аргументируйте» [15] . Так ведь всякому понятно: и себя, и ее. Себя — в метафорическом смысле слова, ее — физически! Что же тут антимонии разводить?!

Часто очень опасны формулировки, позаимствованные у литературных критиков. Так, школьник должен написать сочинение, отвечая на вопрос: «Справедливы ли слова критика Н. Н. Страхова о том, что „злоба Базарова — это только оборотная сторона его жажды любви к людям?”» [16] Суждение Страхова имеет вес и смысл только в контексте его статьи о тургеневском романе; вырванное из контекста, оно выглядит едва ли не абсурдным. А ученик должен с поистине хлестаковской самонадеянностью не то отринуть это суждение, не то снисходительно похлопать критика по плечу: прав, батенька…

Впрочем, не все инвективы Лии Бушканец я готов принять. Так, суждение «Базаров трагический герой, даже заблуждения которого масштабнее достижений других людей, трагический герой вне системы оценок — именно такой образ создает Тургенев!» (стр. 148) по поводу темы «Какие черты „нового человека” в образе Базарова принимает и какие отрицает И. С. Тургенев?», посвященной тем же «Отцам и детям», на мой взгляд, неверно. Конечно, Базаров — трагический герой и не подлежит однозначной моральной оценке. Однако таким героем он становится только в экзистенциальной ситуации перед лицом смерти. Его же нигилистические идеи (но не изобличение слабостей в позиции Павла Петровича Кирсанова!), а отчасти и поведение, и непомерную гордыню автор оценивает вполне однозначно.

Надо, однако, признать, что в вариантах ЕГЭ встречаются и сложные, вполне филологические темы наподобие такой: «Какую роль в пьесе А. П. Чехова „Вишневый сад” играют авторские ремарки?» [17] Тема вполне приемлема даже для вступительных экзаменов на филфак МГУ.

Лия Бушканец возлагает особую ответственность за качество тем на их экспертов: «Если бы задания на этапе их подготовки проходили серьезную экспертизу…», — мечтает она (стр. 156). Не соглашусь. Отсеивать брак и халтуру от приемлемых заданий, отделять зерна от плевел нужно на стадии их составления. Я работал не один год внешним экспертом заданий ЕГЭ. Эксперт может лишь указывать на недочеты и изъяны в уже составленных вариантах или предлагать исключить задания, некорректные в том или ином отношении. То есть, говоря попросту и грубо, когда попадается явная лажа (задания с ошибками, не соответствующие материалу и т. п.). Такие случаи все-таки встречаются редко. Конечное же решение — за ФИПИ, а не за экспертом, и только случаи элементарных ошибок и некорректные задания иного рода точно отсекут. Сколько я ни пытался ввести задание по определению размера (метра) со стопами — а не без количества стоп, как сейчас (что является несомненной дикостью), — это предложение так и не прошло. Мне приходилось указывать на необоснованность именования «Слова о полку Игореве» поэмой, и это определение ушло было из вариантов ЕГЭ. Но ушло ненадолго.

Должно быть открытым, коллегиальным, совещательным само составление заданий — с выбором в качестве составителей авторитетных профессионалов из школьных и вузовских педагогов. Боитесь утечки информации? Хорошо, пусть они сочиняют задания, а уже сотрудники ФИПИ под покровом тайны группируют эти задания в варианты. Автор статьи цитирует слова одной обозленной претензиями экзаменаторов дамы — составительницы заданий ЕГЭ: «А вы попробуйте столько заданий придумать!» И почти оправдывает ее: «Действительно, да еще чтобы всем эти задания понравились» (стр. 147). Так вот: один человек составлять такое огромное количество заданий не может. Не имеет права. Но увы. Составление заданий — это сейчас «закрытый» бизнес, осуществляемый доверенными лицами ФИПИ. Бизнес очень выгодный, учитывая, что официальные варианты ежегодно печатаются многотысячными тиражами.

Исправить положение вещей можно было бы изменив структуру и саму суть ЕГЭ по литературе. Вместо худосочного мини-сочинения — полноценное , большое. При пересчете так называемых первичных баллов (баллов, выставляемых проверяющими) в итоговые, включаемые в официальные документы, использовать максимальный коэффициент. На материале сочинения можно проверять как знания, так и аналитические способности школьника. Сейчас же, как оправданно сетует автор статьи, коэффициент составлен так, что максимальные баллы приносит решение тестовых заданий: простые, как мычание, ответы на вопросы почти что для дебилов «как называется изображение внешности персонажа», «как принято называть построение, расположение частей художественного произведения», «черты какого направления, правдиво изображающего действительность, отразились в творчестве писателя имярек». Тестовую часть следовало бы исключить, оставив лишь задания на знание текста и на определение размера стихотворения. Задания с развернутым ответом, возможно, стоило бы заменить билетами (экзаменуемые могут заранее знать расширенный набор вопросов, банк заданий, но не сами конкретные билеты, которые, кстати, можно составлять методом случайной компьютерной выборки прямо перед экзаменом). Раз уж министерские власти предержащие более всего на свете как будто бы боятся необъективной проверки — сделать ответы письменными. Впрочем, ничто не может заменить устной беседы с дополнительными вопросами. Как ввести ее в формат ЕГЭ — задача чисто техническая. А вот такое радикальное изменение самой сущности экзамена возможно, к сожалению, только в прекраснодушных маниловских мечтах.

Лия Бушканец считает, что для успешной подготовки к ЕГЭ нужен репетитор. Согласен. Но, возражу, вовсе не обязательно он должен быть экспертом ЕГЭ: никаких особенных нюансов и подводных камней, которые якобы способен знать только эксперт-экзаменатор, этот в общем-то нехитрый экзамен не содержит. Ни я, ни кто-либо из моих знакомых ни разу не работали экспертами ЕГЭ, но многим приходилось к этой процедуре готовить. И на весьма высокие баллы: обычно примерно на 85, бывало — и на все 100. Средний школьный педагог, действительно, вряд ли хорошо подготовит к ЕГЭ по литературе на уроках. Но не из-за незнания деталей проверки и не по причине низкой квалификации (квалификация бывает разной), а чаще — потому что на это нет времени. Литературу сдают немногие — она не обязательный экзамен, а вот ЕГЭ по русскому — весь класс. Так что время уходит на русский язык, набор же заданий по литературе таков, что надо готовить по всей программе старших классов — от «Слова о полку Игореве» и почти до наших дней. А сетка часов (даже включая дополнительные занятия), как известно, не резиновая.

Тяжелое впечатление производит описание процедуры проверки работ, выставления оценок. Лия Бушканец , участвовавшая в таких проверках, — свидетель, которому нельзя не доверять. Работа под постоянным пристальным «оком Саурона » — окуляром веб-камеры («Большой Брат следит за тобой!»), запрет на совещания экспертов между собой перед выставлением оценки, страх быть наказанными за большое число апелляций, приводящий к усреднению баллов и к падению среднего уровня оценок за литературу (поставим 50 — 60 баллов — и не станут ни школьники, ни их родители оспаривать оценку)… «Как бы чего не вышло!» Беликовщина живет, процветает, ширится. Изменить здесь, кажется, ничего невозможно. Не случайно Лия Бушканец завершает свои иронические прекраснодушные пожелания перемен страшными и замечательными по своей честности и трезвости словами: «Но это утопия» (стр. 156). Ибо сколько бы ни твердили современные чиновники от образования, что они ценят творческий подход и т. д., их любимая, пестуемая ими и взращиваемая фигура — это именно незабвенный господин Беликов, ну, или Молчалин на школьной ниве. Контроль. Отчет. Писанина . Но, во-первых, на практике это контроль не ради результата, а ради самого контроля [18] . А во-вторых, тогда надо быть последовательными и посадить под прицел веб-камеры и всех чиновников — вплоть до министров и выше. И депутатов.

Главная свобода, на мой взгляд, — это не когда забываешь отчество у тирана. Это не электоральное право и не свобода слова. Это свобода социальная и профессиональная. Свобода от докучливого надзора.

Нынешняя же ситуация, когда категоричные соображения-требования по поводу единого учебника истории и литературы и принципов их преподавания провозглашают, например, депутаты, ответственные за безопасность, приобретает явный щедринский колорит. Не знаю, насколько они сведущи в делах государственной безопасности. Что до литературы — вспоминается пушкинское стихотворение-притча «Сапожник». Настоящему учителю учебник вообще не нужен, интересующемуся литературой ученику — обычно только как справочник (биографические сведения, даты и т. п.). При этом — парадоксальным образом — и литература, и история после недавних реформ, одобренных Государственной Думой, пребывают в состоянии униженном и оскорбленном, не относясь к числу основных программных предметов ЕГЭ. И это несмотря на то, что обе дисциплины должны быть составляющими национальной самоидентификации. Они, а не сирый, великий и могучий русский язык, который, оторванный от изящной словесности, превращается в пустую грамматическую матрицу и в свод правил: « ж и — , ши- пиши через и», «глаголы на — ить , кроме трех исключений, относятся ко второму спряжению»… Между тем преподавание русского языка, литературы и истории не порознь, а вместе, с раскрытием их единства, могло бы отчасти изменить ситуацию. Повышать ли положение литературы в системе школьных дисциплин, делать ли ее обязательным предметом ЕГЭ — вопрос отдельный. Ясно, что в существующем виде такой экзамен для многих одиннадцатиклассников, выбирающих не гуманитарную стезю, — непосильное бремя. «Возвышение» литературы благодаря так называемому итоговому сочинению, введенному в 11-м классе, оказалось скорее имитацией, видимостью, чем явью, ибо критерии оценки были избраны более чем щадящие и полученные результаты никак или почти что никак не повлияли на суммарный балл ЕГЭ абитуриентов.

По мнению Лии Бушканец , в падении баллов ЕГЭ по литературе виноваты многие. Но только взрослые, которые преподают, составляют или проверяют: «Скажу, как мама, хорошо знающая ровесников дочери, окончившей одну из лучших школ в городе: хорошие юноши и девушки, умные, в меру порядочные, в меру начитанные, не хуже и не лучше, чем в былые годы» (стр. 146). А мне представляется, что это не так. Многое зависит от среды — включая школьную . Ведь школа, о которой говорится в статье, — «одна из лучших» в отнюдь не захолустном городе (речь идет о Казани). Это пример не показательный. Я не видел за последние годы никакой деградации знаний у первокурсников русского отделения филфака МГУ. А вот, например, на отделении славянской филологии, конкурс на которое за последние годы резко упал, снижение уровня было разительным. Уровень знаний по литературе, как, впрочем, и общих культурных знаний, у студентов-журналистов Высшей школы телевидения МГУ и РАНХиГС — ужасающе низкий. (Впрочем, курс Высшей школы телевидения, на котором мне довелось преподавать в этом учебном году, и первый курс отделения журналистики РАНХиГС , набранный в 2014 году, стали чудесным исключением из общего железного правила.) В абсолютном большинстве своем эти студенты — не в меру не начитанные. Не имеющие элементарных сведений, например, из античной мифологии или из русской истории. Способные впасть в глубокий ступор от вопроса о годе рождения «нашего всего». Опыт общения с абитуриентами не делает нарисованную картину отрадней. Не раз приходилось слышать от родных и близких сегодняшних школьников претензии в адрес учителей: «Не заставляют читать!» Обвинение, конечно, неуместное: заставить читать нельзя, чтение должно быть таким же естественным и, если угодно, физически необходимым, как дыхание. И прививается оно не в казенных стенах, а в семье.

Причины многообразны. Это прагматизация знания. Образованность как профессиональное качество часто не требуется: об этом вопиют журналистские ляпы, причем иногда даже на телеканале «Культура». Происходит депрофессионализация . По мнению известного филолога Андрея Зорина, литературная начитанность перестала быть признаком образованного человека [19] . Андрей Зорин считает это положение вещей естественным. Мне же думается, что произошла подмена человека образованного человеком «успешным». Что же касается представлений об образованности — все зависит от референтной среды.

В постсоветский период произошел обвал литературоцентричности . И произошла катастрофа с интеллигенцией: питательная среда для сохранения и развития культуры если не оказалась уничтожена, то скукожилась, как шагреневая кожа. В произошедшем во многом виновата сама интеллигенция [20] .

Готовность усваивать только самую простую и короткую — длиной в пару эсэмесок — информацию, предпочтение картинки перед текстом вкупе с завороженностью «религией» потребления довершают дело. (Возможно, я утрирую ситуацию, но уверен — не клевещу и не «очерняю».)

Ничего хорошего в этом нет. Хосе Ортега -и- Гасет когда-то заметил о цивилизации потребления, не понимающей и презирающей высокую культуру: «Господство в обществе попало в руки людей определенного типа, которым не дороги основы цивилизации — всякой цивилизации вообще. Ведь эти вещи — лишь продукты цивилизации, и страсть, с которой новый владыка жизни им отдается, подтверждает его полное безразличие к тем основным принципам, которые дали возможность их создать» [21] . Homo legens лучше варвара уже тем, что прочитал какое-то количество книг и потому способен на более обдуманные решения. На выбор. Способен неплоскостно мыслить. При этом он может быть в нравственном отношении хуже дикаря. Литература едва ли чему-либо хорошо и действенно учит. Иначе всякий писатель был бы почти что святым, а филолог — праведником. Все знают, что это не так.

В своей Нобелевской речи Иосиф Бродский так сказал о литературе: «Как система нравственного, по крайней мере, страхования, она куда более эффективна, нежели та или иная система верований или философская доктрина. Потому что не может быть законов, защищающих нас от самих себя, ни один уголовный кодекс не предусматривает наказаний за преступления против литературы. И среди преступлений этих наиболее тяжким является не преследование авторов, не цензурные ограничения и т. п., не предание книг костру. Существует преступление более тяжкое — пренебрежение книгами, их не-чтение. За преступление это человек расплачивается всей своей жизнью: если же преступление это совершает нация — она платит за это своей историей» [22] .

Впрочем, это, как заметил персонаж одного русского классика, уже «из другой „оперы”».

А ЕГЭ и литература в принципе вещи «совместные». Но не в этой жизни и не в предлагаемых обстоятельствах.

Июньский номер журнала “Новый мир” выставлен на сайте “Нового мира” ( htt p :/ / ww w . n m 1925 . r u / ), там же для чтения открыты апрельский и майский номера.

«Умрет безумный Кочубей;
Спасти нельзя его. Чем ближе
Цель гетмана, тем тверже он
Быть должен властью облечен,
Тем перед ним склоняться ниже
Должна вражда. Спасенья нет:
Доносчик и его клеврет
Умрут». Но брося взор на ложе,
Мазепа думает: «О боже!
Что будет с ней, когда она
Услышит слово роковое?
Досель она еще в покое —
Но тайна быть сохранена
Не может долее. Секира,
Упав поутру, загремит
По всей Украйне. Голос мира
Вокруг нее заговорит.
Ах, вижу я: кому судьбою
Волненья жизни суждены,
Тот стой один перед грозою,
Не призывай к себе жены.
В одну телегу впрячь неможно
Коня и трепетную лань.
Забылся я неосторожно:
Теперь плачу безумства дань.
Все, что цены себе не знает,
Все, все, чем жизнь мила бывает,
Бедняжка принесла мне в дар,
Мне, старцу мрачному, -и что же?
Какой готовлю ей удар!»
И он глядит: на тихом ложе
Как сладок юности покой!
Как сон ее лелеет нежно!
Уста раскрылись; безмятежно
Дыханье груди молодой;
А завтра, завтра. содрогаясь,
Мазепа отвращает взгляд,
Встает и, тихо пробираясь,
В уединенный сходит сад.

Тиха украинская ночь.
Прозрачно небо. Звезды блещут.
Своей дремоты превозмочь
Не хочет воздух. Чуть трепещут
Сребристых тополей листы.
Но мрачны странные мечты
В душе Мазепы: звезды ночи,
Как обвинительные очи,
За ним насмешливо глядят.
И тополи, стеснившись в ряд,
Качая тихо головою,
Как судьи, шепчут меж собою.

И летней, теплой ночи тьма
Душна как черная тюрьма.

Вдруг. слабый крик. невнятный стон
Как бы из замка слышит он.
То был ли сон воображенья,
Иль плач совы, иль зверя вой,
Иль пытки стон, иль звук иной —
Но только своего волненья
Преодолеть не мог старик
И на протяжный слабый крик
Другим ответствовал — тем криком,
Которым он в весельи диком
Поля сраженья оглашал,
Когда с Забелой, с Гамалеем,
И — с ним. и с этим Кочубеем
Он в бранном пламени скакал.

Зари багряной полоса
Объемлет ярко небеса.
Блеснули долы, холмы, нивы,
Вершины рощ и волны рек.
Раздался утра шум игривый,
И пробудился человек.

Забылся я неосторожно.
Теперь плачу безумству дань.
В одну телегу впрячь неможно
коня и трепетную лань.

А.С. Пушкин, «Полтава»

Я часто размышляю над проблемой, почему у нас так много несчастливых браков. И хотя высказывание великого писателя Л.Н. Толстого о том, что «все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по – своему». Тем не менее, а анализ классической литературы и мои собственные наблюдения дают мне право вывести определенные закономерности, почему же, так часто молодые пары, и не только молодые, бывают так несчастливы в семейной жизни.

Все-таки предпосылки семейных неудач чаще всего закладываются уже в самом начале создания молодой семьи. Ведь не зря в словах А.С. Пушкина, взятых в качестве эпиграфа, заложен глубокий смысл: нельзя соединить в семейную пару (в одну телегу) двух людей, один из которых имеет сугубо прагматичный характер, лишенный эмоционального восприятия мира, а другой наоборот — человек эмоциональный, любящий поэзию, музыку.

В 60-е годы прошлого века интеллигенция вела споры о лириках и физиках Мне мои читатели тут же могут привести примеры счастливого супружеского союза известного ученого-физика и талантливой актрисы, Но нет правил без исключения. Я же говорю о правилах как закономерностях. Если люди вступают в супружеский союз, то в начале их жизненного пути они могут и не заметить разницы в их взглядах на мир, события, жизненные пристрастия. Со временем же эти разночтения будут все больше и больше влиять на их отношения и затем уже перерастут в неприязнь друг к другу. Супруги перестают понимать друг друга, становятся равнодушными друг к другу, и их союз или разрушается, или сохраняется только внешне для посторонних; на самом же деле его уже нет.

Кстати, недавно я нашел интересный материал исследования английских ученых, о котором рассказала писательница Нелли Шульман в колонке газеты «Деловой Петербург», № 203 от 2.12. 016 г. Оказывается когнитивные способности человека– способности к обучению, интеллектуальные способности, определяются его генетическими особенностями. Думается, материал этой статьи будет интересен читателям, и я приведу его полностью.
«Рыбак рыбака видит издалека» — говорит русская пословица, но как выяснили в Университете Восточной Англии, издалека видят друг друга и мужчины с женщинами, обладающие сходными способностями к обучению. Человек выбирает себе партнера не случайным образом, а основываясь на схожих генетических характеристиках. Ученых давно интересовало, насколько в наших генах отражается наш интеллектуальный потенциал и является ли он одним из решающих факторов в ходе поиска возможного спутника жизни. Ученые отобрали 1600 женатых или проживающих в гражданском браке пар — участников долгосрочного социологического исследования по выявлению новых тенденций развития общества в Великобритании. Пары попросили сдать генетический материал. Биологи выделили из него гены, ответственные за когнитивные способности и сравнили уровень этих генов в каждой паре. Выяснилось, что люди с похожим уровнем способности к обучению действительно стремятся формировать пары с себе подобными. Проще говоря, аспиранты предпочитают ходить на свидания с аспирантками, а вовсе не работницами хлебозавода.

С точки зрения выбора партнера стремление к образованию и когнитивные способности ничем не отличаются от социального происхождения или имущественного ценза. Как показало исследование, в ситуации поиска наиболее подходящего партнера мы проявляем генетически запрограммированное стремление к созданию пары совсем, как принято думать не с нашей противоположностью. Пресловутые браки аристократов и крестьянок остаются уделом художественной литературы и кинематографа».

Если не принимать во внимание краткосрочные связи, то мы предпочитаем партнера, происходящего из одинакового социального слоя, с похожими когнитивными способностями. Когнитивные способности человека — это способности, в какой степени человек в состоянии воспринимать знание и информацию и перерабатывать их. Когнитивные способности определяют мышление, понимание, речь, пространственную ориентацию, способности к обучению и познанию нового.

Анализ произведений классической литературы и мои собственные наблюдения неудачной семейной жизни моих товарищей и родственников показывает, что при выборе партнера были нарушены основные закономерности этого выбора. По этому поводу В.Г.Белинский говорил, что для счастливой жизни любящие должны смотреть не в глаза друг друга, а — в одну сторону. Сергей Есенин эту мысль выразил словами
-Лицом к лицу лица не увидать. Большое видеться на расстоянии. Письмо к женщине )

Итак, мне бы хотелось остановиться на тех правилах или закономерностях, которые чаще всего нарушают пары, вступающие в совместную жизнь без учёта уровней своих когнитивных способностей. Ниже я постараюсь показать, как это правило действует в жизни на примере моих близких друзей. Я буду вести рассказ от первого лица с разрешения моих героев.
Пример первый
Он — полковник , 43 года, Михаил Иванович Шумилов, заместитель начальника инженерной кафедры высшего военного училища.
Она, Шумилова Ольга Григорьевна, 33 года. До приезда в Ленинград работала на Украине экскурсоводом в музее.
Мы встретились с Михаилом в военном училище в 1979 году. Я был в этом же училище заместителем начальника кафедры общественных наук. Мы быстро подружились с Михаилом. Он был высокого роста, стройный подтянутый офицер, очень спокойный, уравновешенный, рассудительный. Михаил с большим уважением относился ко мне за то, что я, не имея никакой поддержки со стороны, закончил к этому времени государственный университет, военно-политическую академию, защитил диссертацию. У него же была большая поддержка старшего брата — генерала, начальника одного из военных училищ.

Мы с Михаилом получили одновременно квартиры от училища в одном подъезде и теперь мы виделись с ним не только на службе, но и в нерабочее время. Как-то Михаил предложил мне отметить новоселье, или по-русски — «обмыть квартиры», только при условии, что это «обмывание» пройдет у него. -Твое новоселье мы устроим после, — сказал он. Я ответил согласием и стал ждать, когда Михаил пригласит на вечер.

Как-то в один из выходных дней я увидел около нашего дома незнакомую женщину. Она явно кого-то ожидала, незнакомку раньше я никогда в нашем подъезде не видел. Это была очень интересная женщина лет тридцати пяти. Привлекал её необыкновенный внешний вид. Она была одета в осеннее пальто серого цвета, которое красиво облегало её стройную фигуру; на шее незнакомки был накинут шелковый платок голубого цвета. Но не одежда привлекала взгляд окружающих, а её лицо. Черные густые волосы падали на её плечи, её голубые глаза светились каким-то внутренним огнем и выдавали незаурядный ум.

Понятно, что глаза и взгляд человека сразу много говорят о личности. Холодный безразличный взгляд сразу отталкивает нас при первой встрече. По глазам и взгляду мы сразу можем сказать об интеллекте, характере и душевности человека. Ведь не зря говорят в народе: «Глаза — зеркало души человека».
Незнакомка сразу приковала к себе мое внимание. Я невольно залюбовался ею и продолжал стоять на одном месте, не отводя взгляда от её лица, уже чувствуя определенную неловкость за свое состояние.

— Не смущайтесь, Павел Иванович,- первой прервала наше молчание незнакомка, — мне Миша рассказал о Вас и о том, что Вы служите в одном училище с ним. Я подошел к ней, поздоровался. — Меня зовут Ольга- представилась она. Мы только что вернулись из загранкомандировки и сейчас обживаемся на новом месте.
Не зря говорят, что первое представление о человеке является определяющим надолго. Ольга сказала, что сейчас они проводят косметический ремонт квартиры, как только наведем порядок в квартире, мы будем ждать вас в гости.

Через пару недель Михаил сообщил мне, что в субботу они ждут нас с женой к себе. В очередную субботу в назначенный час мы поднялись в квартиру Шумиловых. Я принёс с собой бутылку коньяка, а для хозяйки — букет цветов. Хозяева квартиры встретили нас при входе. Михаил был одет в обычный костюм при галстуке, зато Ольга была празднично одета в роскошное платье, особенно её украшали красивые серьги и нитка бус. Поскольку я уже был знаком ранее с Ольгой и Михаилом, я представил им свою жену, вручил хозяйке букет цветов, а Михаилу коньяк.

Нас пригласили к столу, за котором уже сидел старший брат Михаила — генерал-майор, и его жена. Мой коллега представил нас своему брату. Генерал был гораздо ниже ростом Михаила, но плотнее, коренастее и более полным, что делало его старше своих лет. Самой оживленной и веселой в нашей компании оказалась жена генерала. Как и положено быть жене генерала, на ней было много золотых украшений: золотые кольца на пальцах, серьги, ожерелье из бус. Она много говорила и смеялась.

Из беседы за столом выяснилось, что квартиру Михаилу помог получить его брат, который хорошо был знаком с нашим начальником училища. Чувствовалось, что старший брат был хорошей поддержкой Михаилу в его продвижении по службе. Я часто взглядывал на Ольгу, она непроизвольно приковывала к себе внимание окружающих. В какой-то миг наши взгляды пересеклись так, что оба почувствовали пробежавшую между нами искру. Но эту искру заметила и моя жена, и не только она, но и все остальные почувствовали что-то не совсем обычное произошедшее в нашей компании. Видимо, я не мог скрыть свое волнение, да и Ольга как-то стала вести себя очень сдержанно.

Запланированная скромная встреча явно была нарушена. Я поспешил завершить теперь уже ненужное наше пребывание в гостях и заторопился домой. Смущенно попрощавшись и поблагодарив хозяев, мы с женой ушли домой. Как только мы вошли в свою квартиру, жена объявила, что никакого ответного «обмывания квартиры» у нас для Шумиловых не будет.

Я не стал спорить, она была права: между мной и Ольгой пробежала не только искра, а вспыхнуло пламя. — Не будет, так не будет, — ответил я. Жена выражала мне явное недовольство нашим посещением новых соседей. Дома в этот вечер повисла неприятная тишина, и если разговаривали, то на отвлеченные темы.
Через два дня я вечером я зашел к Шумиловым, объяснил ситуацию в семье: жена не хочет устраивать ответный вечер по поводу получения квартиры, ревнует к Ольге. Михаил меня успокоил: — Павел, не переживай. Ничего страшного, впереди у нас времени много, как- нибудь соберемся. У нас сейчас другая важная проблема, Ольге нужно помочь найти работу. Если будет возможность, помоги,. ты ведь уже, можно сказать, ветеран а этих краях.

Я обещал помочь. По образованию Ольга была преподавателем литературы, но в школе работать она не хотела. Пока я пытался найти работу Ольге, она уже сама нашла работу недалеко от дома. Её пригласили в отдел милиции инспектором по работе с несовершеннолетними детьми. Через неделю в отделе милиции произошло событие, которое на время сняло проблему работы Ольги. В один из вечеров она допоздна задержалась на работе. Михаил очень переживал из-за её долгого отсутствия и пошел встречать жену к отделу милиции. Отойдя от дома метров триста, он увидел, что Ольгу провожает домой старший лейтенант милиции.
— Миша, я задержалась на работе в связи с неординарным поведением школьника, и меня решил проводить домой мой коллега по работе Николай Павлович. Михаил сухо поздоровался с коллегой жены и пошёл с Ольгой домой.

Я — то понимал, что на любой работе найдется не один мужчина, который с первого взгляда влюбится в Ольгу. Не стал исключением и отдел милиции, где нашелся мужчина, который не смог устоять от её красоты. — Да, трудно быть мужем красивой женщины, — подумал я.

На другой день Михаил не разрешил жене выходить на работу. Сам позвонил в отдел милиции, представился и заявил, что его жена Шумилова Ольга работать у них не будет, эта работа не для неё.

Я в это время занимался разработкой методического пособия по политологии, которую преподавал в училище. Времени почти не было. Для получения ученого звания «доцент» мне нужно было где-то издать свое учебно-методическое пособие. Начальник учебного отдела училища пообещал мне «прокатать» мое пособие на репринте, если оно будет четко отпечатано на машинке. Я вспомнил, Ольга мне говорила, что хорошо печатает на машинке.

Вот я и обратился к ней с этой просьбой, она с радостью согласилась помочь.
— Павел, приносите мне домой машинку, бумагу и рукопись учебно-методического пособия, я Вам его напечатаю. Иногда она звонила мне домой для выяснения каких-то вопросов по пособию. Я поднимался к ним в квартиру и мы уточняли неясности , а затем немного беседовали о литературе, истории. Ольга неплохо знала историю России, поэзию золотого и серебряного века. Разговор иногда затягивался на два-три часа, её интересовала история России, русская и зарубежная литература. Наши беседы по литературе мало интересовали Михаила и он иногда один уходил на прогулку.

В то время среди нашей интеллигенции были в большой моде произведения немецкого писателя Эрих Мария Ремарк. Я рассказывал Ольге о произведениях Ремарка «Три товарища». « На западном фронте без перемен», о том, что в ГДР, где я служил в ГСВГ, не издавали Ремарка. Я также рассказал содержание биографической повести о жизни и творчестве замечательного немецкого поэта Гёте, как он в свои семьдесят пять лет влюбился в восемнадцатилетнюю графиню и даже сватался к ней, но мать девушки, которая была моложе Гёте, не дала согласие на такой брак. Ольга с большим вниманием слушала мои «лекции» по литературе, а мне все больше нравилась моя «студентка». Мне нравились наши внезапные встречи и беседы. Михаилу же всё это не нравились, но он очень любил свою жену и не мог ей ни в чем отказать, хотя и чувствовал, что я отрываю у него жену.

Вот, как раз здесь, я могу напомнить моему читателю слова А.С. Пушкина: « В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Михаил и Ольга явно не должны были быть в этой телеге, так как явно не подходили друг другу.
А ведь, сколько таких пар с трудом едут в одной телеге, которая идет по жизни со скрипом, но в советское время семья — ячейка общества, держалась на запретах разводов. Эта пара тоже держалась на запрете развода, тем более офицеру Советской армии, коммунисту и еще и полковнику даже нельзя было, и думать о разводе, В такой семье счастья было мало.

Через неделю Ольга отпечатала прекрасным шрифтом и по всем правилам машинописи мое учебно-методическое пособие. Я горячо поблагодарил её за сделанную для меня работу. Помимо моей подписи, как автора работы , стояла фамилия и Ольги как исполнителя этой печатной продукции.
— Оля,- обратился я к ней, Вы не только сделали мне работу, но и показали работодателям образец мастерства секретаря-машинистки. Мои слова оказались пророческими. Впоследствии именно эта исполненная Ольгой работа стала решающей для принятия её на работу секретарем кафедры по моей рекомендации.

После службы в ГСВГ, где мне много пришлось сутками без сна нести службу оперативным дежурным, у меня появились частые головные боли. Как-то я об этом рассказал Ольге, и она предложила делать мне морковный сок на соковыжималке. Ольга уговорила меня приходить к ней по утрам вместо зарядки, и она делала мне этот сок.

К этому времени я в училище получил звание «доцента» и оставался за начальника кафедры, который иногда болел по несколько месяцев. Начальник училища требовал от меня, чтобы я ставил курсантам больше хороших и отличных оценок на экзаменах, а я ставил те оценки, которые они заслуживали . Мой конфликт с начальником училища принял уже характер непримиримых противоречий, и я написал рапорт об увольнении в запас.

Это было в 1981 году, я нашел даже место доцента в текстильном институте. Заведующий кафедрой в этом институте торопил меня с увольнением. Но когда дело дошло до управления кадров Сухопутных войск, меня быстро перевели в военную академию и сразу же послали на курсы повышения квалификации преподавателей общественных наук в военно-политическую академию им. В.И.Ленина. Там я проучился пять месяцев и вернулся в военную академию на должность доцента кафедры.

В это время на нашей кафедре общественных наук в академии все преподаватели по заданию начальника кафедры профессора Добрынина Геннадия Ивановича искали грамотного и подготовленного секретаря — машинистку. Я спросил у Ольги, не желает ли она пойти работать на кафедру общественных наук военной академии секретарем-машинисткой. Она согласилась поработать в военной академии.

В назначенный день и час я привел на нашу кафедру в академию Ольгу для представления её начальнику кафедры. И вот эта встреча двух интересных личностей состоялась. Она оказалась роковой как для Ольги, так и для Геннадия Ивановича. Поскольку в начале повести я уже описал нашу героиню, то теперь мне хотелось бы рассказать и о Геннадии Ивановиче. Но об этом я напишу во второй части повести.

admin