Ушки для лошади зачем

Сегодня существует много разнообразного конского снаряжения, призванного облегчить жизнь как хозяину, так и лошади. Для защиты практически всех частей тела есть свои приспособления. Без внимания не остались и уши лошади. Для них тоже нашлось защитное снаряжение. Называется оно по-простому — ушки. Используют его в разных ситуациях. Кто-то из владельцев лошадей считает защиту для ушей пустой безделушкой, украшением, а кто-то относится серьёзно и активно использует на практике.

Так для чего нужны ушки? Они могут выглядеть по-разному, в зависимости от того, для чего применяются. И несмотря на довольно простой вид, исполнять множество функций. Среди них защита от солнца, перегрева или, наоборот, низкой температуры и снега. В первом случае ушки должны быть выполнены из лёгкой светлой ткани или сетки, и обычно идут в комплекте с шапочкой, исполняющей роль «панамы». Во втором — иметь тот же вид, но быть утеплёнными: шерстяными или флисовыми. Так нежные конские уши не будут подвержены переохлаждению и обморожению в особо сильные морозы.

Ещё одним раздражителем, от которого могут помочь ушки являются насекомые. Различные мошки, слепни и комары доставляют много неприятных ощущений лошади, летая вокруг ушей и глаз, облепляя и кусая. Ушки и шапочка в этом случае должны быть снабжены кисточками, которые при движении отгоняли бы насекомых. Для пугливых лошадей такое снаряжение используют вместе со специальными резиновыми конусами, которые вставляются в уши и удерживаются материей. Так лошади, которые боятся резких звуков, будут вести себя гораздо спокойнее. В случае болезни связанной с ушами лошади ушки можно использовать, если необходимо удержать тампон с лечебным раствором в ушной раковине определённое время. Если в каких-то ситуациях мешает чёлка, её можно также спрятать под ушки и шапочку.

Ещё один вариант, зачем лошади надевают ушки, как уже говорилось вначале — для красоты. Ведь многим владельцам хочется видеть своего питомца не только здоровым и жизнерадостным, но и хорошо выглядящим внешне. А так как строгих правил в ношении и изготовлении рассматриваемого аксессуара нет, то полёт фантазии здесь безграничен.

подскажите как называется!

Orlovka: как называется вот эта штука,которая у лошади на голове??первый раз такую вижу)) и вроде это не ушки..

: Orlovka Чепчик для лошади ? Странное нечто, зачем он?

пишет: Orlovka Чепчик для лошади ?

: Orlovka Были ещё более экзотические предложения типа нижнего людского белья что то делаюего у лошади на голове

ttolgin: Это штука называется подушкой затылка. Её одевают: 1. чтобы обер-чек не стискивал затылка; 2. чтобы чёлка не запуталась под уздечки; 3. для красоты. Смотрите, если на этот фото лошадь имела бы ещё место жёлтой белую муфту .

Умник: ttolgin пишет: Её одевают: 1. чтобы обер-чек не стискивал затылка; 2. чтобы чёлка не запуталась под уздечки;

Orlovka: спасибо,что подсказал.

Умник: У Исаевых это исключительно для красоты

Primary: Не, а что смеяться. Наверное, и правда, челка не путается, удобно. Не все же ее в косичку заплетают. Жаль, что рысакам сейчас реже стригут челки налысо, мне так больше нравилось. А ведь не зря их стригли, челку и гриву в верней части, ведь и правда мешают, когда торопишься.

: ttolgin пишет: 3. для красоты Хм, это сомнительно. хотя на вкус и цвет.

Primary: Да ну, сразу какой-то вид, что лошадь не в призовой форме. Ну не знаю, наверное, это с детства так вбилось намертво, что так должно быть — налысо — и точка. Уши еще. Только иногда, самым выдающимся крэкам, ну, если наездник так хотел — то не стригли.

Orlovka: Primary пишет: Только иногда, самым выдающимся крэкам, ну, если наездник так хотел — то не стригли. это да..и американцам.мне не нравится,когда чёлка пострижена

Primary: Orlovka, в то время не было американцев (ну, у нас).

Татьяна З.: . Вообще-то эти уши были созданны для использования на ипподромах, где на голову лошади одеваются номера. Застёжка ведь железная и может натереть голову лошади. Номер крепится к уздечке, нижняя часть застёжки не натерает из-за шапочки. Но в Финляндии отменили эти номера — теперь шапочки одеваются просто для красоты. Но! Часто бывает, что у лошадей на затылке слишком мягкая кожа — шапочка так же препятствует натеранию кожи уздечкой.

Orlovka: спасибо,Танюш . никто не знает,в каком магазине можно найти??

Умник: Orlovka пишет: никто не знает,в каком магазине можно найти?? Вы наушники лошадям сами шьете? Если да, то я думаю проблем не должно быть.

Orlovka: Умник пишет: Вы наушники лошадям сами шьете? ну в основном всё хозяева привозят.практически никто не шьёт

marishka: Orlovka пишет: ну в основном всё хозяева привозят.практически никто не шьёт не ври, мы себе сами шьем и чепчики и подложки ну в конце концов камзолы

Умник: marishka пишет: не ври, мы себе сами шьем и чепчики и подложки ну в конце концов камзолы Ну что тут смешного? В Москве вот, насколько мне известно, некоторые девчонки сами шьют и наушники и такие шапочки.

Orlovka: marishka пишет: не ври, я же написала что практически(. ) .вот,например,Усачёвы,я думаю ни в чём не нуждаются или Стрыгин.я имею ввиду,чтобы им что-то шить.всё хозяин привозит

Татьяна З.: Я думаю, купить можно в любом магазине, которые сотрудничают со Швецией и Финляндией Вот, на любой вкус и цвет http://horze.fi/product_info.php?cPath=78_82&products_id=12781 У меня вот такие есть: Хочу приобрести ещё зелёно-белую.

Terezochka21: На ЦМИ в ателье этих шапочек полно и стоят копейки.

Orlovka: Татюш,какая прелесть.

ttolgin: Tanjake! Про какие уши Ты сдезь говоришь? По моему вопрос был про подушки затылка.

Умник: ttolgin пишет: Tanjake! Про какие уши Ты сдезь говоришь? По моему вопрос был про подушки затылка. По моему Вы что-то не поняли.

ttolgin: Да, я не понял, вначале Таня писала про какие-то уши, а потом перешла на шапочку. Таня дала здесь адрес, где найти эти шапочки, там вверху найдите правильное название и переведите в финско-русском словаре.

Татьяна З.: Какие, блин, подушки затылка? На русском даже такого нет

Primary: Да, звучит совсем не по-русски и непонятно. «Шапочка» — образно и понятно. Не всегда подходит буквальный подстрочный перевод.

ttolgin: Daa, no sapo4ka dlja fina i dlja estontsa kakraz uzi ili mesok na usi. Ja soglasen,4to s perevodam estj proplemij.

Скачать ушки на лошадь схема txt

Совет 1: Как связать ушки на лошадь. VIP-ушки «Сердце Пегаса» полностью ручной лошади, использован сутаж, чешский бисер, страза. Красивые ушки для лошади. Связать ушки на лошадь вы можете и независимо, нужно лишь выделить для этого время и обучится обладать крючком либо спицами. Ушки. На зиму сделайте теплые акриловые ушки. Его используют для того, чтобы оградить лошадь от надоедливых насекомых, в схемы, от мух, которые часто норовят сесть на уши коня.

Свяжем лошади «уши»! Лошадиные шапочки-«ушки» не только функциональны (летом их надевают, чтобы не мешала работать мошкара), но и очень декоративны: лошадь, выходящая на работу в подобранных в тон вальтрапе, бинтах и ушках всегда привлекает взгляд. Разумеется, «ушки» можно купить. Но куда увлекательнее связать их самостоятельно, тем более, что так вы сможете подобрать любой оттенок нитей и дать себе свободу для творчества. В данной статье мы приводим самую простую схему вязания: с ней может справиться даже новичок.

Когда «набьете руку», вы всегда сможете. «Шапочка» для лошади? Звучит немного смешно. А на самом деле эта вещь обладает полезными практическими. Видела на соревнованиях, что лошадям на голову надевают «шапочки», которые закрывают уши. Зачем они нужны, кроме как для красоты, и как сделать такую «шапочку» самому?

«Шапочка» для лошади? Звучит немного смешно. А на самом деле эта вещь обладает полезными практическими свойствами.

Ее можно надевать как во время работы под уздечку, так и во время выпаса или прогулок в руках на недоуздке. Она защищает от мух: они не залетают в уши и не щекочут глаза, не ползают на лбу. Этот головной убор служ. Вязанные ушки для лошадки. Мотивация выбора ушек. Я выбрала ушки так как на самом деле эта вещь обладает полезными практическими свойствами. Этот головной убор служит лошади и чем-то вроде панамки, если сильно печет солнце.

На соревнованиях по конкуру «шапочки» не запрещены, и достаточно часто спортсмены делают их частью снаряжения лошади, чтобы, например, она не пугалась сильных звуков с трибун или для той же защиты от солнца.

Виды ушек. Первый вид. Ушки без вставок. Первые две детали нам нужно будет сшить. В схемах будут использованы следующие обозначения: 0 — воздушная петля; I — столбик без накида; l — столбик с накидом; ? — пышный столбик.

Технология изготовления. Оригинал взят у aisilat в Лучший способ связать ушки для лошади. Этот мастер-класс я сделала года два назад для себя любимой, чтобы каждое лето заново не вспоминать, как все вяжется. Делюсь — авось найдутся тут конники, не будут мучаться так, как я в свое время с этими ушками.

Понятное дело, что Этот мастер-класс я сделала года два назад для себя любимой, чтобы каждое лето заново не вспоминать, как все вяжется. Делюсь — авось найдутся тут конники, не будут мучаться так, как я в свое время с этими ушками. Понятное дело, что для ушек сейчас не сезон, ну да не пропадать же идее. Для тех, кто не в теме, поясняю: ушки нужны для того, чтобы защитить лошадь от мух.

Сайт о лошадях kras-salon.ru Приветствуем всех любителей лошадей и конного спорта! Войти на сайт через: Регистрация. Первые две детали нам нужно будет сшить. В схемах будут использованы следующие обозначения: 0 — воздушная петля; I — столбик без накида; l — столбик с накидом; ? — пышный столбик. Деталька 1, налобная часть.

Вяжется по ширине лобика самой коняшки, тут взят средний размер. Самая простая деталька, полосочка за ушками и полосочка что будет соединять обе детальки между ушками, не делайте слишком широкую, сантиметров 10 хватит.

Проблем с этой деталькой у меня не возникло. Разве что, мимолетный вопрос: откуда начинать?. Понятное дело, что для ушек сейчас не сезон, ну да не пропадать же идее.

Для тех, кто не в теме, поясняю: ушки нужны для того, чтобы защитить лошадь от мух. Спустя года могу добавить, что ушки я теперь вяжу из бегонии в две нити. В таком случае отвес получается тяжелым и не задирается. А конструкция осталось той же. Наслаждайтесь. Методом проб и ошибок, связав и распустив немереное количество ушек, я, наконец-то, вывела формулу идеальных ушек.

Идеальные они потому что. Если лошади приходится выступать в условиях повышенной шумности, то для снижения громкости звука ей в уши вставляются специализированные тампоны. Именно для их фиксации и предотвращения выпадания поверх надевается шапочка. Разумеется, это еще и более эстетично — наблюдать изящных головной убор на грациозном животном (вместо блокирующих тампонов). Красивые ушки для лошади. Этот интересный и, на первый взгляд, необычный аксессуар очень функционален.

Его используют для того, чтобы оградить лошадь от надоедливых насекомых, в частности, от мух, которые часто норовят сесть на уши коня. К тому же шапочка с ушками защищает голову коня в жаркую погоду от воздействия солнечных лучей. Часто такой аксессуар выполняют с кисточками по бокам, поэтому их бахрома при движении коня отпугивает насекомых от глаз лошади.

В зимний период вязаные изделия с ушками надевают животным для того, чтобы уберечь их от переохлаждения.

Уже не вспомню, кому принадлежит мудрейший ответ на вопрос: зачем тебе лошади? «Я о них душу грею» — ответил кто – то и я с ним совершенно солидарна. Конь у меня – именно для этих целей. Многие мои знакомые, далекие от конного мира, часто спрашивают меня: зачем тебе лошадь? Какая от него выгода? Никакая, отвечаю я. Никакой выгоды в черной дыре, поглощающей деньги со страшной силой нет и быть не может. «А как же так?!» — удивляются люди, -«почему ты не зарабатываешь на нем деньги?»

Я спокойно отвечаю что этот вид бизнеса мне не интересен и животных я завожу совсем не ради выгоды. Точнее, не ради финансовой выгоды. Нет, у меня нет ни богатого папика, ни богатого папы, ни даже богатой мамы – никто не оплачивает мои капризы, расходы и не исполняет мои мечты одним движением толстого кошелька. Нет, мне не так повезло в жизни — таким человеком у себя являюсь я сама, и до богатого папика мне очень и очень далеко. Я не скрываю, что мне не особо легко содержать коня. Как и у всех у меня бывают трудности с финансами, которые, к счастью, мне всегда удается решить.

Несмотря на то, что содержание лошади это отнюдь не просто для меня, расставаться со своим большим другом я не собираюсь, а все потому, что я грею об него душу. Серьезно – нет никого, кто бы так хорошо, а главное – сам того не ведая, справлялся с любой моей проблемой, придавая сил для ее решения. Нет никого, кто бы так ощутимо исцелял мою душу, в тот момент, когда на ней появляется очередная рваная рана.

Нет, я не умаляю заслуг своих друзей и близких – все и всегда приходят мне на помощь в трудную минуту, никогда не оставят в беде. Но всегда есть тот, кто нужен особенно сильно. Больше, чем воздух. В моем случае это – это мой конь.

Лошади – такие друзья, которым не нужно ничего объяснять. Да им и интересно, что у вас там случилось. Ничто не имеет значения, есть только здесь и сейчас.

Я не знаю почему, но так уж сложилась жизнь, что вся моя семья умерла, один за другим ушли все, кто был мне дорог. Дедушка, дядя и отчим умерли когда я была подростком, задолго до моего коневладения.

Первым умер отчим Алексей, когда мне было двенадцать лет.

Это было совершенно неожиданно и очень нелепо – уснул и не проснулся. Первая человеческая смерть в моей жизни. Знала бы я, сколько их ждет меня впереди. Хороший, веселый и сильный человек, мне до сих пор не хватает его. Ему было всего тридцать один.

Я, очень болезненно переживавшая смерть даже каждого из своих питомцев (у нас дома всегда было много кошек и собак), надолго впала в депрессию. Мой и милый дядя Саша, добрейшей души человек, пережил отчима всего на четыре месяца – стал жертвой пьяного неадквата с ножом. Через три месяца дяде Саше исполнился бы пятьдесят один год.

Одна моя депрессия плавно перетекла в другую. А спустя восемь месяцев от рака легких умер мой дед Валентин. Ему было шестьдесят шесть. Вот так ушли все наши мужики, остались только я, мама и бабушка.

Шли годы. Когда мне было девятнадцать лет, у меня появился Трюкач. Практически сразу он стал панацеей от всех моих душевных ран – эдакий подорожник. Приложишь его, целого большого коня – и сразу легче.

Мама к тому времени уже вышла замуж за хорошего, веселого и доброго человека – Игоря. Увы, вместе они прожили немного – всего четыре года. Игорь так и не дождался появления на свет Снежанны Игоревны – моей младшей сестры. Трагическая случайность унесла его жизнь через два дня после того, как он справил пятидесятилетие.

Вот тогда — то я в первый раз пришла со страшной бедой к своей лошади и по настоящему узнала, как они умеют греть и исцелять души. Наши израненные человеческие души. Спасал Трюкач меня не раз и не два. И спасает каждый день, ведь такие раны не проходят бесследно и как физические травмы, душевные тоже ноют на плохую погоду – да посильнее.

Моя бабушка Ирочка умерла спустя полтора года. Цирроз печени доконал ее в шестьдесят пять. Самым обидным в этой истории оказалось то, что бабушка никогда не пила. Жизнь – большая шутница с очень плохим чувством юмора. Моя милая, бедная бабушка, проработавшая всю жизнь и никогда не бывавшая пьяной, умерла от цирроза…

И снова со своей бедой я прибежала к лошади.

А еще через полтора года зверски убили мою мамочку Наташеньку. Через двадцать пять дней она собиралась праздновать свое сорокадвухлетие. Я уже решила что ей подарю, но вместо этого купила красивый венок на могилу…

Мамина смерть оказалась самым сильным потрясением в моей жизни, такого кошмара я не видела ни в одном фильме. Жизнь, она знаете ли, бывает пострашнее любых ужасов. Все это время поддерживать адекватность мне помогал мой конь, мой милый друг Трюкач.

А почему так? Да все просто. Вот творится в твоей жизни пиздец. Мир твой рушится, горит все что, было тебе дорого. Ты приходишь на конюшню – а там все как всегда. Вот она, конюшня, вот они твои друзья на ней. И вот он – твой конь, все так же ест в сено в леваде и поднимает ушки, когда ты его зовешь. И сразу беда твоя становится чуть дальше. Она остается в другом мире. В мире без лошадей. А ты сейчас в совершенно другом мире, где ничего не случилось. Там все как всегда, все хорошо. И вот ты стоишь, чистишь лошадь, но думаешь все равно о своем горе – оно так просто не отпустит. Воспаленный трагедией мозг рисует тебе страшные картинки, поганые мысли не отпускают, слезы душат – но возле лошади отпускает гораздо быстрее, словно ее невидимая тебе чистая и сильная аура подавляет весь твой негатив. Лошадь больше, сильнее и чище чем ты. Чем кто угодно.

Ты садишься на лошадь и медленно едешь по хорошо знакомой дороге. Эта дорога – она в твоем конном мире, где все хорошо, все живы. А беда она осталась там, в мире людей. Ты к ней вернешься и довольно скоро, но сейчас ты не принадлежишь тому миру. И никто тебя не достанет – ведь проклятый телефон, приносящий только плохие новости, можно выключить.

Словно большая бактерицидная лампа, мой конь дезинфицирует мою больную душу.

Люблю такие чудесные моменты, когда я застаю его спящим в леваде. Он лежит на боку в душистом сене, забавно всхрапывает и клюет носом землю. Я тихо подхожу к нему и осторожно ложусь в полукольцо его могучего тела. Там так тепло и уютно… Конь склоняет голову ко мне и хочется, чтоб это длилось вечность.

Знаете, согреть мою душу – это дорого стоит, гораздо больше чем стоимость самой лошади и постоя. Такого просто не купишь за деньги.

Когда моя слава по ярмаркам прогремела, что я насквозь коня вижу, то один ремонтер, князь, мне сто рублей давал:

«Открой, — говорит, — братец, твой секрет насчет понимания. Мне это дорого стоит».

«Никакого у меня секрета нет, а у меня на это природное дарование».

Ну, а он пристает:

«Открой же мне, однако, как ты об этом понимаешь? А чтобы ты не думал, что я хочу как-нибудь, — вот тебе сто рублей».

Что тут делать? Я пожал плечами, завязал деньги в тряпицу и говорю: извольте, мол, я, что знаю, стану сказывать, а вы извольте тому учиться и слушать; а если не выучитесь и нисколько вам от того пользы не будет, за это я не отвечаю.

Он, однако, был и этим доволен и говорит: «Ну уж это не твоя беда, сколько я научусь, а ты только сказывай».

«Первое самое дело, — говорю, — если кто насчет лошади хочет знать, что она в себе заключает, тот должен иметь хорошее расположение в осмотре и от того никогда не отдаляться. С первого взгляда надо глядеть умно на голову и потом всю лошадь окидывать до хвоста, а не латошить, как офицеры делают. Тронет за зашеину, за челку, за храпок, за обрез и за грудной соколок или еще за что попало, а все без толку. От этого барышники кавалерийских офицеров за эту латошливость страсть любят. Барышник как этакую военную латОху увидал, сейчас начнет перед ним конем крутить, вертеть, во все стороны поворачивать, а которую часть не хочет показать, той ни за что не покажет, а там-то и фальшь, а фальшей этих бездна: конь вислоух — ему кожицы на вершок в затылке вырежут, стянут, и зашьют, и замажут, и он оттого ушки подберет, но ненадолго: кожа ослабнет, и уши развиснут. Если уши велики, — их обрезывают, — а чтобы ушки прямо стояли, в них рожки суют. Если кто паристых лошадей подбирает и если, например, один конь во лбу с звездочкой, — барышники уже так и зрят, чтобы такую звездочку другой приспособить: пемзою шерсть вытирают или горячую репу печеную приложат где надо, чтобы белая шерсть выросла, она сейчас и идет, но только всячески если хорошо смотреть, то таким манером ращенная шерстка всегда против настоящей немножко длиннее и пупится, как будто бородочка. Еще больше барышники обижают публику глазами: у иной лошади западинки ввалившись над глазом, и некрасиво, но барышник проколет кожицу булавкой, а потом приляжет губами и все в это место дует, и надует так, что кожа подымется и глаз освежеет, и красиво станет. Это легко делать, потому что если лошади на глаз дышать, ей это приятно, от теплого дыхания, и она стоит не шелохнется, но воздух выйдет, и у нее опять ямы над глазами будут. Против этого одно средство: около кости щупать, не ходит ли воздух. Но еще того смешнее, как слепых лошадей продают. Это точно комедия бывает. Офицерик, например, крадется к глазу коня с соломинкой, чтобы испытать, видит ли конь соломинку, а сам того не видит, что барышник в это время, когда лошади надо головой мотнуть, кулаком ее под брюхо или под бок толкает. А иной хоть и тихо гладит, но у него в перчатке гвоздик, и он будто гладит, а сам кольнет». И я своему ремонтеру против того, что здесь сейчас упомянул, вдесятеро более объяснил, но ничего ему это в пользу не послужило: назавтра, гляжу, он накупил коней таких, что кляча клячи хуже, и еще зовет меня посмотреть и говорит:

«Ну-ка, брат, полюбуйся, как я наловчился коней понимать».

Я взглянул, рассмеялся и отвечаю, что, мол, и смотреть нечего:

«У этой плечи мясисты, — будет землю ногами цеплять; эта ложится — копыто под брюхо кладет и много что чрез годок себе килу намнет; а эта, когда овес ест, передней ногою топает и колено об ясли бьет», — и так всю покупку раскритиковал, и все правильно на мое вышло.

Князь на другой день и говорит:

«Нет, Иван, мне, точно, твоего дарования не понять, а лучше служи ты сам у меня конэсером и выбирай ты, а я только буду деньги платить».

Я согласился и жил отлично целые три года, не как раб и наемник, а больше как друг и помощник, и если бы не выходы меня одолели, так я мог бы даже себе капитал собрать, потому что, по ремонтирскому заведению, какой заводчик ни приедет, сейчас сам с ремонтером знакомится, а верного человека подсылает к конэсеру, чтобы как возможно конэсера на свою сторону задобрить, потому что заводчики знают, что вся настоящая сила не в ремонтере, а в том, если который имеет при себе настоящего конэсера. Я же был, как докладывал вам, природный конэсер и этот долг природы исполнял совестно: ни за что я того, кому служу, обмануть не мог. И мой князь это чувствовал и высоко меня уважал, и мы жили с ним во всем в полной откровенности. Он, бывало, если проиграется где-нибудь ночью, сейчас утром как встанет, идет в архалучке ко мне в конюшню и говорит:

«Ну что, почти полупочтеннейший мой Иван Северьяныч! Каковы ваши дела?» — Он все этак шутил, звал меня _почти полупочтенный_, но почитал, как увидите, вполне.

А я знал, что это обозначает, если он с такой шуткой идет, и отвечу, бывало:

«Ничего, мол: мои дела, слава богу, хороши, а не знаю, как ваше сиятельство, каковы ваши обстоятельства?»

«Мои, — говорит, — так довольно гадки, что даже хуже требовать не надо».

«Что же это такое, мол, верно, опять вчера продулись по-анамеднешнему?»

«Вы, — отвечает, — изволили отгадать, мой полупочтеннейший, продулся я-с, продулся».

«А на сколько, — спрашиваю, — вашу милость облегчило?»

Он сейчас же и ответит, сколько тысяч проиграл, а я покачаю головою да говорю:

«Продрать бы ваше сиятельство хорошо, да некому».

Он рассмеется и говорит:

«То и есть, что некому».

«А вот ложитесь, мол, на мою кроватку, я вам чистенький кулечек в голову положу, а сам вас постегаю».

Он, разумеется, и начнет подъезжать, чтобы я ему на реванж денег дал.

«Нет, ты, — говорит, — лучше меня не пори, а дай-ка мне из расходных денег на реванжик: я пойду отыграюсь и всех обыграю».

«Ну уж это, — отвечаю, — покорно вас благодарю, нет уже, играйте, да не отыгрывайтесь».

«Как, благодаришь! — начнет смехом, а там уже пойдет сердиться: — Ну, пожалуйста, — говорит, — не забывайся, прекрати надо мною свою опеку и подай деньги».

Мы спросили Ивана Северьяныча, давал ли он своему князю на реванж?

— Никогда, — отвечал он. — Я его, бывало, либо обману: скажу, что все деньги на овес роздал, либо просто со двора сбегу.

— Ведь он на вас небось за это сердился?

— Сердился-с; сейчас, бывало, объявляет: «Кончено-с; вы у меня, полупочтеннейший, более не служите».

«Ну и что же такое, и прекрасно. Пожалуйте мой паспорт».

«Хорошо-с, — говорит, — извольте собираться: завтра получите ваш паспорт».

Но только назавтра у нас уже никогда об этом никакого разговору больше не было. Не более как через какой-нибудь час он, бывало, приходит ко мне совсем в другом расположении и говорит:

«Благодарю вас, мой премного-малозначащий, что вы имели характер и мне на реванж денег не дали».

И так он это всегда после чувствовал, что если и со мною что-нибудь на моих выходах случалось, так он тоже как брат ко мне снисходил.

— А с вами что же случалось?

— Я же вам объяснял, что выходы у меня бывали.

— А что это значит _выходы_?

— Гулять со двора выходил-с. Обучась пить вино, я его всякий день пить избегал и в умеренности никогда не употреблял, но если, бывало, что меня растревожит, ужасное тогда к питью усердие получаю и сейчас сделаю выход на несколько дней и пропадаю. А брало это меня и не заметишь отчего; например, когда, бывало, отпущаем коней, кажется, и не братья они тебе, а соскучаешь по них и запьешь. Особенно если отдалишь от себя такого коня, который очень красив, то так он, подлец, у тебя в глазах и мечется, до того, что как от наваждения какого от него скрываешься, и сделаешь выход.

— Это значит — запьете?

— Да-с; выйду и запью.

— М. н. н. это не равно-с, какой выход задастся: иногда пьешь, пока все пропьешь, и либо кто-нибудь тебя отколотит, либо сам кого побьешь, а в другой раз покороче удастся, в части посидишь или в канаве выспишься, и доволен, и отойдет. В таковых случаях я уже наблюдал правило и, как, бывало, чувствую, что должен сделать выход, прихожу к князю и говорю:

«Так и так, ваше сиятельство, извольте принять от меня деньги, а я пропаду».

Он уже и не спорит, а принимает деньги или только спросит, бывало:

«Надолго ли, ваша милость, вздумали зарядить?»

Ну, я отвечаю, судя по тому, какое усердие чувствую: на большой ли выход или на коротенький.

И я уйду, а он уже сам и хозяйничает и ждет меня, пока кончится выход, и все шло хорошо; но только ужасно мне эта моя слабость надоела, и вздумал я вдруг от нее избавиться; тут-то и сделал такой последний выход, что даже теперь вспомнить страшно.

Мы, разумеется, подговорились, чтобы Иван Северьяныч довершил свою любезность, досказав этот новый злополучный эпизод в своей жизни, а он, по доброте своей, всеконечно от этого не отказался и поведал о своем «последнем выходе» следующее:

— У нас была куплена с завода кобылица Дидона, молодая, золото-гнедая, для офицерского седла. Дивная была красавица: головка хорошенькая, глазки пригожие, ноздерки субтильные и открытенькие, как хочет, так и дышит; гривка легкая; грудь меж плеч ловко, как кораблик, сидит, а в поясу гибкая, и ножки в белых чулочках легкие, и она их мечет, как играет. Одним словом, кто охотник и в красоте имеет понятие, тот от наглядения на этакого животного задуматься может. Мне же она так по вкусу пришла, что я даже из конюшни от нее не выходил и все ласкал ее от радости. Бывало, сам ее вычищу и оботру ее всю как есть белым платочком, чтобы пылинки у нее в шерстке нигде не было, даже и поцелую ее в самый лобик, в завиточек, откуда шерсточка ее золотая расходилась. В эту пору у нас разом шли две ярмарки; одна в Л., другая в К., и мы с князем разделились: на одной я действую, а на другую он поехал. И вдруг я получаю от него письмо, что пишет «прислать, говорит, ко мне сюда таких-то и таких-то лошадей и Дидону». Мне неизвестно было, зачем он эту мою красавицу потребовал, на которую мой охотницкий глаз радовался. Но думал я, конечно, что кому-нибудь он ее, голубушку, променял, или продал, или, еще того вернее, проиграл в карты. И вот я отпустил с конюхами Дидону и ужасно растосковался и возжелал выход сделать. А положение мое в эту пору было совсем необыкновенное: я вам докладывал, что у меня всегда было такое заведение, что если нападет на меня усердие к выходу, то я, бывало, появляюсь к князю, отдаю ему все деньги, кои всегда были у меня на руках в большой сумме, и говорю: «Я на столько-то или на столько-то дней пропаду». Ну, а тут как мне это устроить, когда моего князя при мне нет? И вот я думаю себе: «Нет, однако, я больше не стану пить, потому что князя моего нет и выхода мне в порядке сделать невозможно, потому что денег отдать некому, а при мне сумма знатная, более как до пяти тысяч». Решил я так, что этого нельзя, и твердо этого решения и держусь, и усердия своего, чтобы сделать выход и хорошенько пропасть, не попущаю, но ослабления к этому желанию все-таки не чувствую, а, напротив того, больше и больше стремлюсь сделать выход. И наконец стал я исполняться одной мысли: как бы мне так устроить, чтобы и свое усердие к выходу исполнить, и княжеские деньги соблюсти? И начал я их с этою целию прятать и все по самым невероятным местам их прятал, где ни одному человеку на мысль не придет деньги положить. Думаю: «Что делать? видно, с собою не совладаешь, устрою, думаю, ненадежнее деньги, чтобы они были сохранны, и тогда отбуду свое усердие, сделаю выход». Но только напало на меня смущение: где я эти проклятые деньги спрячу? Куда я их ни положу, чуть прочь от того места отойду, сейчас мне входит в голову мысль, что их кто-то крадет. Иду и опять поскорее возьму и опять перепрятываю. Измучился просто я, их прятавши и по сеновалам, и по погребам, и по застрехам, и по другим таким неподобным местам для хранения, а чуть отойду, сейчас все кажется, что кто-нибудь видел, как я их хоронил, и непременно их отыщет, и я опять вернусь, и опять их достану, и ношу их с собою, а сам опять думаю: «Нет, уже бас та, видно мне не судьба в этот раз свое усердие исполнить». И вдруг мне пришла божественная мысль: ведь это, мол, меня бес томит этой страстью, пойду же я его, мерзавца, от себя святыней отгоню! И пошел я к ранней обедне, помолился, вынул из себя часточку и, выходя из церкви, вижу, что на стене Страшный суд нарисован и там в углу дьявола в геенне ангелы цепью бьют. Я остановился, посмотрел и помолился поусерднее святым ангелам, а дьяволу взял да, послюнивши, кулак в морду и сунул:

Чистый горный воздух, красивые пейзажи, гостеприимные люди, вкусная еда… Все это просто ерунда по сравнению с красавцами-скакунами карачаевской породы, которые, в общем-то, и были основной целью моей поездки в мае 2013 года в Карачаево-Черкесскую республику.

Фотографии и текст podurachimsa

Лошадок я люблю. Нет, ездить верхом не умею. Люблю смотреть, гладить, кормить и конечно же — фотографировать. Любовь к животным началась еще в детстве. Но в детстве был только зоопарк. Клетки, стены, заборы и просовывание морковки сквозь прутья. С возрастом любовь к животным не пропала. Появилась неприязнь к зоопарку.

Наверно у каждого есть какая-то мега бредовая идея фикс. Так вот, моя идея фикс состоит в том, чтобы посмотреть на всех животных в их естественной среде обитания. Увидев объявление о выездном фото-семинаре по сьемке лошадей, проводимом прекрасным фотографом Катей Друзь, в Карачаево-Черкесии, пройти мимо я не могла! Целых 5 дней в прекрасном южном уголке нашей страны, в горах, великолепный отдых от Москвы, вкусная еда, фотосьемки с рассвета и до заката по цене около 7 000 рублей.

Сказать по правде, до того момента я смутно себе представляла, что такое Карачаево-Черкесия и где она вообще находится. 3 часа полёта — и вот оно счастье! Никакой серости, никаких пробок. Здравствуй чистый горный воздух!

Вопреки моим ожиданиям никакой теоретической вводной части по сьемке лошадей не было. Вначале меня это сильно расстроило. Ведь я приехала сюда учиться. Научиться снимать лошадей красиво. Однако сейчас я уже смотрю на многое по-другому. Пускай меня не научили секретам сьемки и кадрирования, и с точки зрения фотографирования мое мастерство не выросло совсем, НО зато я получила многое другое: теперь я знаю, что арабка такая изящная и грациозная, а карачаец такой пониже и потяжелее, знаю, что такое недоуздок, зачем нужен отражатель и как заставить лошадь поднять ушки, а самое главное — это то вдохновение и энергия, та любовь к лошадям, и безудержное желание творить, которым заразила нас всех.

Первые сьемки. Аликана. Арабская чистокровная порода:

Мисс Блу и Биополь. Арабки:

Биополь. Арабская чистокровная порода:

Кара и Каракез — стравливание двух карачаевских жеребцов:

Еще не говорит, а уже верхом ездит — вот такие они, жители Карачаево-Черкесии:

2-ой день. Сьемка на рассвете. Табун лошадей:

Вода по утру холодная:

Специально для нас работники базы нарядились вот в такие бурки.

Купание Акбара:

Жеребец Карабатыр, Карачаевская порода:

Ань — Кантар, жеребец, Карачаевская порода:


Брат с сестрой. Одни из лучших танцоров местного ансамбля. Танцевали нам диким москвичам лезгинку:

3-й день. Аликана. Арабская порода:

Акбар. Карачаевский жеребец:

4-й день. Сьемка табуна на фоне Бечесына:

*Скидка распространяется на весь ассортимент!

Директор фабрики дидактических материалов «Монтессори-Питер» Валерий Ковширов приехал в Екатеринбург на Всерос­сийскую выставку пособий для групп Монтессори в последний день. Представился, разложил на столах материалы и приго­товился отвечать на вопросы участников выставки. Вопросы не заставили себя ждать. После ответа на один из них, раз­горелся спор. А вопрос был вот такой. «Почему Ваша фабрика выпускает стерженьки в Золотом математическом материа­ле с «ушками», когда другие фабрики уже давно этого не дела­ют?». Валерий ответил очень жестко: «От этой гениальной идеи М.Монтессори отказываться не будем. Стержни-десятки, пластинки-сотни и кубы-тысячи наша фабрика всегда будет выпускать именно с «ушками». Мы попросили эксперта Ассоциа­ции Монтессори-педагогов России, основательницу двух наших фабрик Монтессори-материалов Ольгу Лаптеву прокомменти­ровать эту позицию Валерия Ковширова.

Когда-то давно, почти 20 лет назад я решила усо­вершенствовать Золотой материал. Мне не очень понравилось, что голланд­ская фабрика выпускала стерженьки, пластинки и кубики с «ушками», то есть проволочка, на кото­рую насаживается бусинка, зачем-то выходит наружу в виде маленького закру­гленного ушка. Это были те самые девяностые годы, когда мы все были смелые, молодые и очень в себе уве­ренные! Мы с мужем тогда только начали выпуск в Омске первого комплекта Монтессори-материалов и нам, конечно же, очень хо­телось догнать и перегнать и фирму nienhuis, и вообще всех в мире, чтобы наши российские Монтессори-материалы были лучшие в мире!

В общем, не очень обо­гащенная в тот момент знаниями о Монтессори-педагогике, но ведомая же­ланием «сделать лучше, чем у голландцев», я решила отказаться от торчащих из этих стерженьков, пласти­нок и кубиков проволочек. Рассуждала я так: «Если это квадрат 100 на 100, или это куб 1000 на 1000, то визу­ально «ушки» мешают ре­бенку увидеть этот квадрат, или этот куб и поэтому их не должно быть. Хочу вам сказать, что технически это было не просто, спрятать «ушки», но мы справились!

Когда в 1998 году я при­везла в Канаду Монтессори-материал производства своей Омской фабрики и представила его на кур­се в Toronto Montessori Institute, где тогда училась, то первый вопрос был: «А где ушки»? Канадские Монтессори-тренеры обьяс­нили мне, что голландцы делают очень правильный Золотой материал, и что это принципиально важно, чтобы ушки были видны. Обьясняю, почему.

Первое, и самое главное

Десять ОТДЕЛЬНЫХ бусинок составляют число десять. Не десять соеди­нённых вместе частей, как в числовых штангах, а де­сять ОТДЕЛЬНЫХ бусинок! Их просто для удобства со­брали вместе на стерженёк (насадили на стерженёк), и этот самый стерженёк ребё­нок должен увидеть в виде ушка. Кроме того, бусинки должны слегка вращаться на стерженьке, чтобы ре­бенок еще раз ощутил, что это ОТДЕЛЬНЫЕ бусинки, а не монолит. Поэтому и гол­ландцы, и фабрика в Пите­ре, насаживают бусинки на стерженек так, чтобы ребе­нок мог покрутить каждую бусинку и почувствовать, что это отдельная единица, и что из десяти отдельных единиц (в данном случае бусинок ) получается число десять.

Второе, и не самое главное

Ребёнку удобнее дер­жать стерженёк за ушко, когда он прикладывает его к пластинке-сотне и считает десятками. При этом, когда прикладывают пластину-сотню к кубу, чтобы посчи­тать, сколько там сотен, то уже не так важно, как дер­жать пластину. Потому что за ушки ее держать не очень удобно (она большая, чтобы так держать).

Вот и все! А я то думала, что самое главное, чтобы ребенок увидел, что один – это точка, что десять – это линия, что сто – это десять в квадрате, что тысяча, это десять в кубе. Но ведь на то он и Монтессори-материал, чтобы маленький ребенок мог не только увидеть (как в обычном дидактическом материале), но, самое глав­ное, почувствовать и по­трогать.

С тех пор прошло много лет, и я, как автор «гениаль­ного» изобретения Золото­го материала без «ушек», много раз объясняла, что придумала когда-то давно убрать «ушки», не понимая толком смысла, вложенного Марией Монтессори в этот материал, что была не пра­ва, что уже давно исправила свою ошибку в Питерском Золотом материале. Ну, что мне делать? Как еще объ­яснить, зачем стерженьку «ушки»?!

Статья из журнала «Монтесори-Клуб» 2006 год.
Ольга Лаптева
эксперт Ассоциации Монтессори-педагогов России,
Торонто (Канада)

нет заказов на cумму

Внимание.

с 06 по 30 апреля

магазин и офис
Москвы и Санкт-Петербурга
работает удаленно.
Приём заказов происходит в штатном режиме!

ВНИМАНИЕ.

В связи с участившимися случаями мошенничества (взломом Эл. почты компании), просим быть предельно внимательными при оплате своего заказа.

Последние новости

Часы песочные

Комплект «Игровые панели малые»

Приобретая комплект Игровых панелей, вы экономите 10% (2655,00 руб.) от розничной цены!

4.53 Деканомический квадрат

4.50.1 Подставка для измерения площадей

admin

Наверх