У коня была прямая стать

—>

Мои статьи [37]
Другие статьи [10]

—>

Памяти Ларисы Бежиной – незаменимого друга и помощника.

Рассматривая вопрос о том, как подготовить военного коня по средневековым методикам, следует сначала обратить внимание на выбор исходного материала. Конь должен быть крепкого здоровья, неприхотливый к пище, желательно полукровный, в отличие от турнирных коней. Старинные книги говорят, что предназначенная для войны лошадь должна быть среднего телосложения и ростом около 146 – 150 см, лошадь ростом 170 см и выше в холке для войны не подходит. Голова лошади должна быть небольшого размера ,сухой и короткой, низкая округлая и мясистая холка очень подвержена долго не заживающим ранениям, слишком широкая грудь ,выдающийся вперед плечевой сустав и широкий постав передних ног говорит о том, что лошадь «лежит на плечах» и «тянет передом» — признаки тележной лошади, склонной к спотыканиям; живот лошади не должен опускаться ниже ее ребер.

На войне условия содержания жесткие, часто под дождем, не всегда в укрытии, случаются зимние походы до недели в пути, в средневековых текстах постоянно встречаются упоминания о периодическом перемещении лошадей по морю, о войнах в Палестине и Испании, где жара бывает под 40 градусов. Питание бывает разным, с ним на войне случаются частые перебои, конь должен быть готов к неравномерному, непостоянному, не всегда качественному питанию. Скученность коней на войне создает опасность заразных заболеваний, соответственно, здоровье должно быть достаточно крепким, кроме того, стоимость коня должна быть не слишком большой, так как они довольно часто гибли ( «…Из христиан никто не был смертельно ранен, лишь 10 боевых коней их пали. » Петер из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Пер. В. И. Матузовой М 1997г. стр. 77).

Чтобы подготовить такого коня, нужно взять достаточно молодого полукровного жеребца, в крайнем случае, мерина, возрастом около двух с половиной – трех лет, по возможности не запуганного, с открытым горячим нравом, более предпочтительны лошади с немного тугим ртом и не слишком легко возбудимые. Подготовка займет около двух лет и при правильном подходе к делу у вас к 5-6 годам будет отличный боевой конь.

Первый тест на пригодность — это желание по первому сигналу скакать галопом (но не нести!) с тяжелым человеком не менее 100 кг в седле (желательно с места), а также достаточно беспроблемная остановка, если коня надо подгонять, он для войны не подойдет. Еще два важных теста — это реакция на взмах рукой или палкой (как можно более спокойная) и проскок мимо человека, как можно ближе. Если конь шарахается от взмаха и не идет на человека — он не подходит. Если эти тесты пройдены, значит, конь берется в обучение.

Первое правило перед обучением — это подготовить коня физически и психологически (то есть конь должен вам доверять), второе — он должен быть физически готов исполнить требуемое. Соответственно, кроме выработки доверия вам сразу необходимо заняться укреплением мышц, связок, развитием гибкости и мягкости. Чем лучше вам это удастся, тем больше и лучше будут результаты в дальнейшем. Исходя из вышесказанного, первыми упражнениями должны быть: восьмерки и « змейки «на шагу, хорошо , если вокруг деревьев или других препятствий. Нежелание двигаться активным шагом – одно из серьезнейших сопротивлений лошади, недопущение этого – первейшая задача всадника. Рысь на корде , начиная с 5 минут и доводя до 15 — 20, очень хорошо укрепляют связочный
аппарат. Сходы и подъемы по наклонной плоскости также полезны для укрепления
ног лошади, поначалу не слишком затяжные, со временем все более долгие, спускаться можно только шагом, а подниматься можно либо шагом, либо легкой рысью, ни в коем случае не галопом. Выносливость хорошо вырабатывается чередованием шага и галопа. Скачка рысью и галопом по глубокому песку или снегу тоже довольно полезна, но надо следить за состоянием лошади ,так как это большая нагрузка на сердце. Практически все упражнения необходимо сначала проделывать на шагу, потом на рыси и только в конце на галопе. Очень важно постоянно следить за состоянием копыт, иначе это может помешать тренировкам. Надо учить коня сгибаться (мордой дотягиваться до крупа в обе стороны, например, тянуться за лакомством).

Тренировки могут быть ежедневными, но первый год они не должны длиться дольше 45 минут. Они должны быть не реже чем раз в два дня. Как только повороты на шагу станут привычным занятием, можно переходить к поворотам по тому же маршруту на рыси, а после месяца занятий на рыси, можно перейти и к галопу. Повороты не должны быть слишком резкими или слишком частыми, лучше ,чтобы радиус изначально был не менее 10 метров , уменьшение диаметра поворота — это усложнение упражнений, также очень важно приучать коня стоять, то есть в какой-то момент тренировки, желательно в разные, необходимо просить коня замереть и стоять, не опуская головы. спокойно, не переминаясь (по возможности) на ногах. Начинать можно хотя бы с 10 – 20 секунд, а доводить надо
минимум до 5-10 минут.

С одной стороны , довольно важно, чтобы занятия были регулярными, с другой стороны — чтобы конь не привык к монотонности (мы делаем то-то и то-то в определенное время), поэтому занятия надо проводить, намеренно сбивая привычный ритм, особенно важно периодически заниматься после 18:00, так как обычно большинство лошадей в это время готовится спать. Одно из важнейших качеств, которое надо выработать у коня, это готовность преодолевать непривычные новые трудности, так как сколько бы вы не готовились, на войне или в походе все равно возникают новые проблемы и важно, чтобы конь в этом случае помогал вам их решать, а не препятствовал.

Меняя привычный ритм занятий, и предлагая коню нестандартные новые задания (перейти по доске ручеек, пройти под низко висящей веткой, почти касающейся седла, проехать сквозь дым от большого костра и т.д.), вы переключаете внимание коня с ритма и распорядка дня на вас, приучаете его к сотрудничеству. Так же необходимо уже на первых месяцах подготовки приучать коня к внешнему виду, запаху оружия, знамен, грохоту, лязгу доспехов, крикам, взмахам, выстрелам, огню, дыму и т.д.Многие из этих вещей вызовут негативную реакцию, однако наказывать за это нельзя — чтобы не усугубить положение. Надо спокойно объяснять — «ничего страшного», «не бойся ,я с тобой», а за смелость — поощрять лакомством. Необходимо приучать коня к тому, что хозяин может дотронуться до него где угодно, «от носа до хвоста», смотреть зубы, брать за язык, уши, и т.д.,так как это все не только вырабатывает доверие между вами ,но и позволит своевременно и без проблем лечить в случае необходимости вашего коня. Также важным моментом, как для коня, так и для всадника, является умение и привычка наездника часто слезать и залезать в седло или брать что-то с коня, не сходя с седла, чтобы это не являлось для вас проблемой.

Первым и главным упражнением, которое должен делать рыцарский конь — это бросаться с места в карьер (старые мастера писали — без единого такта рыси), останавливаться ,проскакав около 100 метров, делать как можно более компактный разворот и снова повторять вышеописанное. Выработке этого стоит уделить достаточное количество времени, особое внимание при этом стоит обратить на отказ от рыси, переход в галоп должен осуществляться с шага или с места, галоп должен быть не вялым и экономичным, а резким и агрессивным, но контролируемым (т.е. на этом агрессивном галопе вы должны мочь в любое время отклониться от цели, изменить направление движения или даже остановиться). Остановка в конце движения должна быть быстрой, но при этом по возможности плавной, резкие остановки вредны организму лошади и неудобны для всадника, идеальным является небольшой вольт на сдержанном (?) галопе или пируэт (проворот на дыбах). Боевой вольт исполняется по кругу в один след. Для исполнения компактного и быстрого разворота требуется уравновесить лошадь на задних ногах, т.е. сдвинуть центр тяжести как можно ближе к задним конечностям и разворот будет осуществляться вокруг этой точки.

Жил да был белый конь. Жил он при казарме, так как был конём полковника. Белый конь был очень-очень одинок! Он жил один в конюшне, потому что солдаты из казармы были пехотой, а пехота ходит пешком, даже офицеры, только полковник пешком не ходит.
И всё-то у белого коня было – и красивая конюшня, и хорошая подстилка, и овса вволю на обед, и даже солдат, который за ним ухаживал.
Когда белый конь выходил из конюшни с полковником на спине, все солдаты стояли по команде «смирно» и отдавали честь, а иногда барабанщик бил в барабан, и трубач трубил. Полковник заставлял своего коня скакать рысью, галопом, а потом давал ему два куска сахару.
Замечательная была жизнь!
Только по вечерам белому коню бывало немного грустно, потому что он был совсем-совсем один. Чтобы как-нибудь скоротать время, он размышлял. Он спрашивал сам себя: «А что такое казарма? А что такое солдат, полковник? А что такое лошадь?» И никак не мог найти ответа. Однажды казарму посетил генерал на рыжем коне. Обе лошади проскакали бок о бок перед строем, а потом они разговорились. Бланко, так звали белого коня (Во Франции всех белых лошадей называют Бланко. А у нас их называют Сивко), рассказал рыжему коню всю свою жизнь и спросил его обо всём том, о чём сам так часто думал. А рыжий конь был шутник. Он ответил так: «Дурачок! Неужели ты не знаешь, что все мы игрушки? Только мы плохо получились на фабрике, и дети не хотят с нами играть. Вот мы и живём теперь как придётся».
Бланко взял да и поверил рыжему коню. Зря, конечно.
Однажды Бланко скакал по городу с полковником на спине и вдруг увидел большой магазин игрушек. На витринах были пушки, барабаны, трубы, оловянные солдатики и деревянные лошадки. Целая толпа детей теснилась у витрины. Бланко заржал, чтобы и на него посмотрели. Но никто даже не оглянулся.
«Так, значит, рыжий конь был прав», – подумал Бланко.
Горько стало ему от мысли, что он всего-навсего плохая игрушка. И он сказал себе: «Ничего, всё ещё будет по-другому».
Как-то раз полковник привязал Бланко напротив игрушечного магазина. Бланко хорошенько пригляделся к лошадкам с витрины и понял, почему они такие прекрасные и удивительные. Во-первых, у всех у них на боках нарисованы крупные круглые яблоки, во-вторых, и это главное, под ногами у них – замечательные штуки: у одних – дощечка с колесиками, у других – качалка.
«Ладно, ладно», – подумал Бланко.
Вечером Бланко лёг спать. Никто и не заметил, что он замышляет что-то. Когда все заснули и в казарме стало тихо, Бланко вышел из конюшни, пересёк двор и встал у красильни, где весной солдаты красили лавки и столы.
Бланко обмакнул хвост в бочку с краской – и хлоп по левому боку, хлоп по правому. Вот он и в синих пятнышках. Рядом стояла бочка с жёлтой краской. Бланко подошёл к ней – хлоп! – и вся спина в жёлтых брызгах.
«В зеркало бы посмотреться», – подумал Бланко с гордостью. Посреди двора стоял автокар. Ты, наверное, видел такие на вокзале. На них подвозят к поезду чемоданы и тюки пассажиров.
«А вот и дощечка с колесиками», – подумал Бланко. Он влез на автокар, устроился поудобнее, выпрямился да так и простоял до утра.
Ах, дети, знали бы вы, что было дальше! Утром все солдаты столпились у автокара и давай смеяться.
– Бланко, слезай! Бланко! – кричали они, но никто не решился согнать Бланко, до того он был странный: весь в жёлтых и синих пятнах, неподвижный, как статуя. Все только смеялись, а он думал:
«Кажется, теперь я нравлюсь. Здесь даже больше народу, чем у витрины».
Но тут пришёл полковник, и все сразу замолчали: полковник не смеялся. Он крикнул: «Бланко, сюда!» Но Бланко и с места не двинулся. Тогда полковник порылся в карманах и крикнул: «Бланко, сахар!»
Бланко слез с автокара и взял кусок сахару.
Полковник строго глянул на солдат и спросил:
– Это что за шутки?
Солдаты молчали.
– Ну хорошо, накажу всех, – отрезал полковник.
Сахар застрял в горле у Бланко.
«Это уж слишком, – подумал он. – Надо делать так, чтобы никого не наказывали».
На самой большой площади города стояла конная статуя. Конная статуя – это памятник какому-нибудь знаменитому, великому человеку. Он сидит верхом на лошади. У конной статуи был очень благородный вид. Лошадь встала на дыбы, как встаёт боевой конь при пушечном выстреле. Родители, гуляя с детьми, часто показывали им эту статую. Бланко заметил это. «Вот ещё одна удачная игрушка», – подумал он. Памятник был бронзовый. Но ведь неважно, из чего ты сделан – из бронзы или из дерева. Главное – это нравиться детям.
Каждый вечер Бланко тренировался в своей конюшне. Он подражал бронзовой лошади. Встать на дыбы легко, но долго держаться в таком положении очень-очень трудно! А время шло – вечер за вечером, неделя за неделей. И вот наконец Бланко добился победы. Однажды утром полковник, как всегда, объезжал войска, и вдруг Бланко встал на дыбы. И замер. Полковник сказал ему на ухо:
– Перестань дурачиться! Спокойно!
Но Бланко был и так совершенно спокоен. «Конная статуя!» – подумали все солдаты.
Полковник похлопал Бланко по загривку, протянул ему кусочек сахару. Бланко даже не шелохнулся. Полковник стегнул его хлыстиком сперва легонько, потом сильнее.
Бланко стоял как вкопанный. Полковник пришпорил его.
Бланко еле заметно вздрогнул, но сказал себе: «Хочешь нравиться – терпи!»
Полковник разозлился, потому что никак не мог спрыгнуть вниз. Ведь Бланко встал на дыбы. К счастью, он вскоре устал и опустился на передние ноги.
«Я сумел понравиться, но, увы, ненадолго, – решил Бланко. – Что же ещё сделать, чтобы дети меня полюбили?» – всё думал Бланко. Но ничего нового придумать он не мог и совсем приуныл.
На его счастье, на самой большой площади города открылась ярмарка. У самого пьедестала конной статуи построили карусель с деревянными лошадками, пёстрыми гирляндами лампочек, флажками и восхитительной музыкой, которая была в тысячу раз лучше знакомого барабанного боя.
Однажды Бланко и полковник очутились около карусели. «Вот тут-то меня полюбят дети», – подумал Бланко и, как очумелый, вспрыгнул на карусель.
Тут уж вся ярмарка подивилась чуду: на детской карусели среди деревянных лошадок стояла настоящая лошадь с настоящим полковником на спине. Никогда ещё Бланко не был так счастлив. Деревянные лошадки мчались по кругу, а он стоял в середине. Бланко спросил у деревянных лошадок:
– Как вы думаете, я нравлюсь детям?
– Конечно, – отвечали хором деревянные лошадки.
– Не меньше вас? – спрашивал Бланко.
– Гораздо больше, – кричали в ответ деревянные лошадки и кивали головой. И Бланко кивал, довольный.
Увы, эта радость резко оборвалась.
– Сейчас же остановите! – крикнул полковник хозяину карусели.
Карусель остановилась. Пришлось Бланко спрыгнуть вниз. Полковник сказал ему на ухо:
– Ну погоди же! Скачи в казарму.
Встревоженный Бланко не очень-то спешил возвращаться. У казармы он услыхал, как полковник говорил:
– Избавлюсь я от этого коня. Он – бешеный. Попробуем продать его цирку на ярмарке.
Бланко не знал, что такое цирк. Всю ночь он проплакал. Он плакал потому, что никак не удавалось ему понравиться детям. Он плакал ещё и потому, что полковник прогонял его.
«Но ведь рыжий конь говорил, что полковники такие же игрушки, как и мы, – думал он. – Наверно, неудавшиеся, плохие игрушки не любят друг друга».
На следующий день солдат, который раньше ухаживал за Бланко, отвёл его в цирк. Директор цирка вышел посмотреть на новичка. Солдат стал приказывать Бланко:
– Встань на дыбы, замри, кивни головой.
А ведь раньше за всё это Бланко слышал одни попрёки. Бланко не понимал, в чём дело, но слушался.
– Великолепно! – закричал директор и захлопал в ладоши. – Просто великолепно! Сколько стоит эта лошадь?
Дрессировщик взял Бланко под уздцы и отвёл его под навес, служивший конюшней всем цирковым лошадям. Там Бланко поставили на лучшее место.
Каждый вечер теперь красивая наездница выводила Бланко на арену. В кармане у наездницы всегда был сахар, и она то и дело целовала Бланко в лоб. Бланко научился кланяться, стоять на одном колене, притворяться мёртвым. Свои танцы он сам выдумывал. Толпа детей хлопала ему изо всех сил в ладоши, и ни один цирковой номер не проходил с таким успехом.
Однажды в воскресенье вечером Бланко, как всегда, выбежал на арену и вдруг увидел в первом ряду публики полковника вместе с его детьми и женой.
«Если б не он, – подумал Бланко, – я сейчас бы не работал в цирке и дети меня даже бы не знали. Я не был бы Лучшей Цирковой Лошадью».
Бланко взял в зубы бумажный цветок, украшавший волосы наездницы, и, кивая головой и кланяясь, подошёл к полковнику. Он положил цветок полковнику на колени, тихонько заржал и поклонился. Все рассмеялись и захлопали в ладоши громко-громко. А полковник нахмурился и отвернулся. Он вытирал слёзы.

Клод Авелин Перевод с французского Лена Гулыга
Художник Слава Сергеев 07.01.2012

Это наверное сказка?

Очень интересная сказка. Очень понравилось.

«Лошадь нужно развивать, как ребенка»

Елена Молчанова — международный учитель лошадей и людей, зооинженер и ученый-практик. С 2003 года она занимается классической Школой верховой езды на свободе. Не так давно Елена приехала в Казахстан, чтобы передавать опыт классической Школы на основе добровольного сотрудничества лошади с человеком. Мы поговорили с Еленой — о человечности, жестокости и интеллекте животных.

О любви к лошадям

Лошади всегда были главным в моей жизни. Но чтобы работать с ними, пришлось многому учиться: и теории, и практике — я по натуре мягкий человек, но мне пришлось понять, как быть убедительной. Чтобы тебя уважала лошадь, нужно прежде всего уважать себя.

Я пришла в профессиональный конный спорт в 18 лет, достаточно поздно — с уже сформированным мировоззрением. Хотелось выстроить близкие, теплые отношения с лошадьми, но оказалось, что в спорте этих существ только используют. Это было совершенно не то, что я ожидала, а альтернативы не виделось. Все это мне не понравилось, поэтому начала искать другие способы взаимодействия с лошадьми. С 1994 года стала заниматься по методу положительного звукового подкрепления, о котором узнала из книги Карен Прайор «Не рычите на собаку!». Это доступный метод, который позволяет обучать лошадь без насилия: не заставлять выполнять команды, а убеждать, договариваться.

О насилии в конном спорте

Я видела много случаев насилия над лошадьми. Когда училась на зооинженерном факультете, был конь, который мне очень понравился. Тогда считала его самым красивым на свете. Так вышло, что однажды в анатомке увидела, как он лежит на столе в разобранном виде. Это был шок.

Помню печальный случай, когда один спортивный конь буквально убивал себя в деннике ( Прим. ред. — стойло в конюшне для одной лошади). Конный спорт довел его до ужасного состояния. В агонии этот конь три дня бился об стены, размазывал себя в кровь. Причем сначала этот красавчик был открытым и дружелюбным, старался взаимодействовать с людьми, но всадники часто менялись, многого от него требовали. Он стал нервным, обозлился и, в конце концов, просто не выдержал. На вскрытии выяснилось, что от кончика носа до кончика хвоста у коня были сплошные болячки (от спазма гортани до непроходимости прямой кишки). От стресса и боли лошадь убила себя.

Еще у меня был конь, который не устроил моего тренера. Я знала, что его привезли с неблагополучного конного завода, поэтому вкладывала кучу времени, сил и денег. Конь уже выправился, но тренер позже передал его в отделение выездки ( Прим. ред. — высшая школа верховой езды), а я была тогда в отделении конкура ( Прим. ред. — соревнования по преодолению препятствий). В течение месяца конь просто сгорел и умер. Таких историй перед моими глазами прошло множество и примирило с мыслью, что я не смогу изменить мир. Конный спорт делает тебя циничным и жестоким, сохранить в нем нормальные человеческие качества очень сложно. Когда у меня забрали первую лошадь, я ревела две недели. Когда забирали вторую — пару дней. Пришлось учиться принимать мир таким, какой он есть.

Помню один печальный случай, когда конь, с которым я недолго работала, буквально убивал себя в деннике

admin

Наверх