Священное животное лошадь

Конь— священное животное

Конь— в славянской традиции одно из наиболее мифологизированных священных животных. Конь — атрибут высших языческих богов (К: см.Хорс, Перун) (и христианских святых) и одновременно хтоническое существо, связанное с культом плодородия и смертью, загробным миром, проводник на “тот свет”. Соответственно КОНЬ наделялся способностью предвещать судьбу, прежде всего — смерть: ср. смерть Олега Вещего от коня и распространенный фольклорный мотив— КОНЬ предвещает смерть в бою своему хозяину.

При храме высшего бога балтийских славян Свентовита содержался белый КОНЬ, которою при гаданиях подводили к трем рядам копий: если КОНЬ переступал левой ногой, это считалось дурным знаком, правой — добрым. Во время святочных гаданий у русских лошади завязывали глаза, садились на нее задом наперед и следили, куда она пойдет,— туда гадающая выйдет замуж.

Наиболее архаичен в славянской мифологии образ всадника (святого, былинного героя и т.п.), поражающего змея; ср. заговор против огненного змея: “На море на Киане, на острове Буяне, на бел — горючем камне Алатыре, на храбром коне сидит Перун — Гормовержец, побеждает змея лютого, огненного, который летал в неверное царство пожирать людей, убил змея лютого, огненного, избавил девицу царскую и всех людей…”.

У восточных славян, помимо святого — всадника Георгия и Ильи — пророка, разъезжавшего по небу на колеснице, запряженной конями, святыми — покровителями лошадей были Никола и особенно “лошадники” Флор (Фрол) и Лавр. День памяти Флора и Лавра (18.VIII), как и Юрьев день, считался “конским праздником”, на лошадях в этот день запрещалось работать, их кормили досыта, подводили к церкви и кропили святой водой, купали, украшали лентами хвост и гриву, устраивали конские выставки и скачки (при этом лошадей запрещалось седлать). В Самарской губернии священник, стоя возле костра, зажженного от “живого огня”, кропил святой водой прогоняемые сквозь специальные туннели (“земляные ворота”) табуны.

У южных славян покровителем коней считался св. Федор (Тодор) Тирон. Тодорова суббота — первая суббота Великого поста была конским праздником (конский Велик-день): ср. в ст. Тодорцы.

Характерная черта “конских” святых и конских праздников — их календарная приуроченность к периодам смены сезонных циклов: зимнего и весеннего (Георгий и Тодор). летнего и осеннего (Флор и Лавр). Ср. также мифологических “конных” персонажей, связанных с Новым годом,— Авсень у восточных славян, Божич у южных славян (ср. сербский рождественский обычаи разъезжать на лошадях с криками “Божич!” и т. п.). У поляков на Рождество всадник въезжал прямо в избу со словами: “Ходил конь по коленде, зарабатывал на хлеб и будет зарабатывать”; КОНЯ кормили овсом с крышки дежи. См. также Ярила.

Связь КОНЯ с культом плодородия и календарными обрядами очевидна также в обычаях ряжения конем, “кобылой” на святки и др. праздники: о вождении “бесовской кобылки” (К: «Солнцевой Сестрички», см.Русалка)сообщают русские источники 17 в. На Юрьев день у русских (в Рязанской губернии) делали “коня” (ряженого), на котором ездил пастух; на выгоне этот “конь” вступал в потешный бой с “конем” из другой деревни(К: см. Хала). При обрядовых проводах русалок, на Ивана Купалу карнавальное чучело изготовлялось с использованием маски — конского черепа, который в завершение обряда сжигали на костре, бросали в воду и т. п. Здесь конский череп воплощал нечистую силу, русалку, ведьму, смерть, которую следовало уничтожить.

Среди семейных обрядов КОНЬ играл особую роль в свадебном: в русском средневековом свадебном, обряде КОНЯ давали в качестве выкупа за невесту; коней и кобылиц, согласно “Домострою”, привязывали у сенника (подклета), где молодые проводили первую брачную ночь,

КОНЬ связан также со смертью и (как транспортное животное) с путешествием на “тот свет”. КОНЯ хоронили (сжигали) вместе с хозяином в языческие времена. На Вологодчине известен был обычай хоронить павшего КОНЯ как человека, оставляя на могиле перевернутые сани. Роль проводника на “тот свет” (на вершину стеклянной горы и т. п.) выполняет и волшебный КОНЬ — помощник сказочного героя (Сивка-Бурка, Конек-Горбунок и т. п.).

На днях в соцсетях появились две информации с жуткими кадрами фото и видеосъемки растерзанных сельскохозяйственных животных. В среду на 51 километре Покровского тракта погибли кобыла и жеребенок, водитель скрылся с места происшествия. В четверг вечером на окраине Покровска был найден труп одной кобылы, убитой ударом в голову неизвестным предметом.

В последнее время жуткие кадры с погибшими лошадьми и коровами часто появляются в сетях. Любители легкой наживы стреляют в животных, вырезают самые лучшие части, и отвозят мясо на продажу. Стали нередки и ДТП на скоростных трассах.

Как бороться с незаконным отстрелом сельскохозяйственных животных? Как минимизировать число ДТП с участием лошадей и коров? В Покровске недавно, еще до двух вышеуказанных происшествий, состоялся «круглый стол» «Безопасность сельскохозяйственных животных в условиях сельских территорий».

Проблема отстрела и ДТП в основном касается ближайших к Якутску улусов. Поэтому совсем не удивительно, что именно хангаласские коневоды объединились и провели такое обсуждение. Главный организатор – энергичная только что избранная член Общественной палаты республики, кстати, к тому же активистка «Союза табунщиков и коневодов РС(Я)»Татьяна Скрябина. Она обладает полномочиями еще и председателя Общественного совета при Отделе МВД России по Хангаласскому району, поэтому Татьяна Анатольевна пригласила руководство местного полицейского отдела к участию в «круглом столе».

Начальник хангаласской полиции Валерий Радионов сказал:

— Отстрел домашних животных – преступление трудное для раскрытия. Часто преступления совершаются ранней весной, зимой, осенью, в темное время суток, когда следы быстро заметает снег. Раньше на выезде из Хангаласского улуса стояли стационарные посты ДПС, но их, увы, ликвидировали по распоряжению головного МВД.
Вообще я считаю, что коневоды должны нанимать пастухов. Стоимость одной лошади варьируется от 60 до 90 тысяч рублей, между прочим, немаленькие деньги. Вы оставляете своих животных без присмотра. Это все равно, что пачку денег просто так на поле выбросить!

Последним замечанием Валерий Петрович вызвал шквал эмоций. Более того, многие начали «искать в глазу» полицейского то самое бревно, которое он сам не замечал. И нашли! Правда, сначала хитро поинтересовались, сколько в отделе раскрытых преступлений. Оказалось, что поступило всего 4 заявления. Раскрыто всего одно преступление. Погибли 6 голов скота.

Участник «круглого стола» Петр Лазарев:

— Я представитель главы крестьянского хозяйства Ксенофонтова. 20 февраля 2017 года в местности «Алар» злоумышленники расстреляли пять лошадей. Пострадало сразу два собственника: три головы принадлежали КФХ Ксенофонтова и две — СХПК «Эргистэр». Две жеребые кобылы были убиты, одну из них разделали, увезли, вторая осталась лежать. Одного раненого жеребца, по заключению ветеринара, пришлось потом забить. Две кобылы были ранены.
По горячим следам, благодаря содействию самого владельца, преступление удалось раскрыть, а что в результате? Уголовное дело было возбуждено по статье 158 «Кража» и по нему проходит всего одна кобыла. А как же погибшие остальные лошади? И как же раненые животные?

Дело с убитыми животными выделено в отдельное производство и числится нераскрытым. Тогда как отстрел был произведен в одно время в одной местности и имеются следы только одной машины «Нива». СХПК «Эргистэр» вообще получили отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления и незначительности материального ущерба.

С подачи правоохранительных органов злоумышленники практически ушли от ответственности, хотя нанесли крестьянским хозяйствам огромный ущерб. Две кобылы были жеребые и дали бы приплод, это никак не учитывается. Был конец февраля, лошади практически пережили суровые морозы.

По вашим словам пострадали всего 6 лошадей, а на самом деле гораздо больше!

Хотелось бы, чтобы министр внутренних дел и прокурор республики обратили на это дело внимание и взяли под личный контроль. Если люди, которые так жестоко расправляются с лошадьми, будут отвечать по минимуму, то преступления подобного рода будут продолжаться…

Член Общественного совета Хангаласского улуса Валерий Артюшкин предложил такие методы борьбы с такими живодерами:

— При главе Анатолие Добрянцеве эта тема была тоже актуальна, тогда в весенне-осенний период улус выделял транспорт и ГСМ, силами общественников, крестьян, при поддержке ОМОН мы выезжали в рейды. И ловили же таких преступников! Люди в бронежилетах, касках и автоматами производили на них огромное впечатление, на всю, как говорится, жизнь. Думаю, такую практику нужно возродить.

Потом участники «круглого стола» плавно перешли к теме ДТП с участием сельскохозяйственных животных. Когда слово взял начальник ОГИБДД ОВД по Хангаласскому улусу Ньургун Шелковников, стало понятно, что гибнут не только лошади и коровы. Такие происшествия очень опасны и для человека! В 2015 году произошло 7 подобных ДТП, где один человек погиб, пострадало 8 лошадей. В 2016 году произошло 17 ДТП, в которых пострадали 4 человека, 11 лошадей, 6 коров. В 2017 году произошло 2 ДТП, пострадали 4 лошади.

Оказывается, виновным могут признать не водителя, а хозяина животного. Ньургун Николаевич рассказал о вступившем в силу решении Арбитражного суда республики об обязании выплатить автомобилисту компенсацию за поврежденную машину.

Шелковников рассказал о последнем инциденте с водителем, который ехал с ысыаха. Он ехал в нетрезвом состоянии с большой скоростью в темное время суток, врезался в табун лошадей. Пострадали три кобылы и жеребенок.

Тамара Осипова была там же на «круглом столе». Она рассказала, что ее копытное хозяйство несет убытки не в первый раз. Пять лет назад злоумышленники убили ее лошадей. До сих судится и не может получить компенсацию, хотя виновные найдены.

НьургунШелковников:
— Я лично считаю, что лучшим решением проблемы было бы дорожное ограждение, как это практикуется в других городах, и хотелось бы, чтобы хозяева скота нанимали пастухов.

Тамара Осипова:
— У меня уже есть пастухи, но все равно физически невозможно круглые сутки следить за животными. Сейчас, конечно, мы усилили дежурство…
И.о. главы МО «Город Якутск» Егор Варламов, пользуясь тем, что на «круглом столе» собрались коневоды, призвал хозяев не запускать лошадей в город Покровск. Оказывается, на днях дикий табун чуть не затоптал двоих детей.
Лучшее решение практически любой проблемы — это профилактика. Участники «круглого стола» стали предлагать разные меры. ГИБДД уже давно установило знаки, предупреждающие водителей, что впереди сельскохозяйственные животные. На трассе стоит огромный билборд с просьбой сбавить скорость.

Член Общественной палаты РС(Я) Татьяна Скрябина продемонстрировала серёжки для скота. У них светоотражающее покрытие. И в темноте водители могут увидеть копытных издалека.

— Серьга стоит примерно 50 рублей, а лошади намного дороже. Мы не просим вас покупать такие серёжки, просто напишите нам заявку, кому сколько нужно. В качестве эксперимента мы готовы предоставить светоотражающие серьги на безвозмездной основе, на основании заявлений от хозяйств. Результат будет налицо, уже в течение года можно увидеть реальную картину, насколько обезопасит серьга животное.

Увы, энтузиазма такой щедрый подарок у хозяев лошадей не вызвал. И «спасибо» никто не сказал. Наверное, к новшеству они отнеслись настороженно. Управление сельского хозяйства в лице начальника Андреева Сергея сказал: поддержим инициативу и переговорим с хозяйствами.

Глава КФХ «Алаас» Николай Кардашевский сказал:

— Лошадь для якутов – священное животное. Даже на нашем гербе есть лошадь. Но почему же мы законодательно не защищаем ее, почему не ужесточаем ответственность за нанесение ей вреда?

Николаю Николаевичу разъяснили, что ужесточить наказание может только федеральный законодатель.

Итогом «круглого стола» стало принятие ряда обращений: первое — к министру ВД Якутии В.Н.Прокопенко о взятии под контроль уголовных дел по незаконному отстрелу животных, второе — к республиканским законодателям с просьбой рассмотрения возможности разработки законопроекта об особом статусе якутской лошади, как символа Земли Олонхо, третье – к коневодам Хангаласского улуса с призывом принять активное участие в проекте с внедрением светоотражающих серёжек.

Финно-угорское племя меря, проживавшее на территории Центральной России и Костромского Поволжья, существенным образом повлияло на формирование русской культуры, и в том числе культуры локальной, сосредоточенной на данных территориях. Религиозные представления меря опирались на языческие мифологемы финноугорского мира.

В культуре меря присутствуют стойкие тотемические представления: встречаются зооморфные фигурки – обереги, зооморфные изображения и символы (конь, водоплавающие птицы, змея, медведь). Остановимся на культе коня, который постепенно вытеснил культ водоплавающей птицы, сам же он вырос из культа лося-оленя. Культ коня опирается на мифологические представления о небесной лосихе, наиболее древнем персонаже. В мифологии финно-угров конь – это священное животное солнца, поэтому он часто изображается вместе с солярными знаками. У народа манси был записан миф о том, как на Земле, оказавшейся во власти сыновей Нуми-Торума, начались великие распри.

Сам творец спустился на Землю, чтобы установить порядок, и сказал сыновьям, что править ими и людьми будет тот, кто первым на рассвете подъедет к его дворцу и привяжет коня к серебряному столбу – коновязи. Им оказался младший сын бога – всадник Мир-сусне-хум.

Он и стал покровителем людей. А конь становится главным священным животным. Обские угры заимствова-ли подобный сюжет у индоиранцев, как и коневодческие термины [1] . До настоящего времени сохранилась символика коня у разных финно-угорских народов. У финно-угров конь – символ светлого, радостного, удачливого, а также постоянно обновляющейся природы. У удмуртов в легендах конь выступает как прекрасное лучезарное крылатое существо «бурдо вал», связанное с солнцем. Отождествление коня желтой (слоновой) масти с солнцем наблюдалось у марийцев. В честь «солнечного коня» устраивались аграрные праздники: «гужор» (весенняя трава) – у удмуртов, «сюрэм» – у марийцев, «тундонь ильтямо» – у мордвы [2] .

По археологическим материалам, оформление культа коня у финских племен относится к более позднему времени, чем других анималистических культов. Конские фигурки найдены во многих могильниках первой половины I тыс. н. э.: Воробьевском, Айшинском, Вичмарском, Атамановы кости [3] . Культ коня возник в эпоху производящего хозяйства, когда возросло хозяйственное значение коневодства у скотоводческо-земледельческих племен лесной зоны.

В эпоху раннего железного века в Волго-Окском междуречье, на Верхней Оке, в Верхнем Поволжье и Прикамье конь в составе стада занимал уже ведущее место. С появлением и развитием пашенного земледелия роль коня не уменьшилась, а возросла. Конь занял важное место в космогонических представлениях скотоводов и земледельцев. По мнению Б.А.Рыбакова, уже в бронзовом веке среди степных скотоводов зародилось представление о связи коня с дневным путем Солнца. «Утром на заре солнце выезжает на колеснице, влекомой чудными златогривыми конями; вечером солнце продолжает свой путь под землей, по воде» [4] . В ночном пути по подземному Мировому океану солнце влекли ладья или утка.

Фольклор и этнография финно-угорских народов сохранили представление о небесных и солнечных конях и о связи их с водной стихией. Образ коня-солнца есть в Калевале. У удмуртов на празднике встречи весны – Гуждор – солнце олицетворял юноша в белой одежде на белом коне. У коми, мордвы, карелов, удмуртов, мари жертво- приношения коня, освященные древней традицией, были обычным явлением в прошлом столетии. Еще в 1919 г. у марийцев д.Нурумбол бывшего Царевококшайского уезда Казанской губ. происходил обряд моления коню и торжественное его заклание в праздник Кусо в священной роще высшим богам, которое называлось жертвоприношение «солнечных» жеребят.

Центральное место в обрядовых играх и народных гуляниях мордвы – это танцевальное действо с соломенным конем и ряжением. Конь выступает как символ обновляющейся природы, светлого, радостного, удачливого начала в жизни. На сайте историко-этнографическом Республики Мордовия опубликованы воспоминания С.Архангельского из Зубовой Поляны Пензенской губ. (1880 г.). Он так описывает праздники эрзи и мокши: в воскресенье после Троицы наряжают кого-нибудь лошадью, подвешивают под шею колокольчик, сажают верхом мальчика и ведут ее под уздцы в поле, а за ней следует хоровод с песнями. В поле ряженого разоблачают с разными играми, после чего устраивают застолье, при свете костра водят хороводы и прыгают через огонь [5] .[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru] стр. 208

На территориях расселения Центральной Поволжской мери многочисленны археологические находки с изображением головы, фигуры коня, двуглавых коней. Одним из древнейших изображений коня на интересующей нас территории являются лошади на рукояти кинжала из Сейминского могильника. Оно восходит к эпохе бронзы. Стилизованные изображения лошадей известны и на глиняной посуде того времени. Известна костяная фигурка лошади и схематические изображения коней на глиняных грузиках, шарике, костяной пластине из дьяковских городищ [6] . В качестве личных оберегов-амулетов население меря использовало зооморфные подвески, в том числе и в виде изображения коня, иногда это были плоские литые подвески, прикреплявшиеся к одежде, час-то встречались шумящие височные подвески в виде коня с прикрепленными на колечках копытцами. Древнейшие находки такого рода найдены в погребальных могильниках у с.Съезжего Богатовского р-на Куйбышевской обл. (III тыс. до н.э.). Здесь обнаружены скульптурные подвески из рога и кости, изображающие коней и быков со сквозными отверстиями для подвешивания. В одной фигурке можно увидеть реалистическое изображение дикой лошади с короткой стоячей гривой, толстыми ногами, вислым задом. Другая, более схематичная подвеска, представляет собой двухголового коня [7] .

Культ коня является общим для всех финно-угорских народов и восходит он к более раннему культу лося. Он был распространен, например, на территории Марийского Поволжья в первой половине I тыс. н.э. в Ветлужско-Вятском междуречье, где проживали пермские племена. Могильники, оставленные этим населением (Арзебелякский, Лушморский и др.), датируются IV–V вв. н.э. В этих памятниках найдены изображения коней в виде цельнолитых нагрудных подвесок, достаточно реалистично передающих образ коня. Часто к ним крепились привески из бубенчиков. Стилизованные изображения лошади встречаются и в верхних частях ажурных арочных нагрудников. Позднее в древнемарийских могильниках IX–XI вв. (Веселовский и Юмский могильники, Черемисское кладбище, Нижняя Стрелка) найдены цельнолитые двухголовые коньковые подвески с шумящими конусообразными привесками или привесками в виде «утиных лапок». К этому периоду относятся и изображения коней на рукоятях кресал [8] . В западном Поволжье наиболее ранние изображения коня мы находим на керамике Минского городища под Костромой. Особенно многочисленны находки фигурок коня в виде шумящих подвесок из бронзовой плетеной проволоки в памятниках конца I – нач. II тыс. н.э.

Фигурки эти настолько типичны, что получили в археологической литературе название коньков «владимирского», а точнее «мерянского» типа. По мнению А.Е.Рыбакова, область их распространения позволяет предполагать, что местом изготовления подобных предметов был пункт, близкий к Ростовскому озеру, откуда они расходились к ближайшей «мерянской» округе. Возможно, этим пунктом было Сарское городище. В группе шумящих зооморфных подвесок в образе коня встречаются плоские литые и полые объемные, они могут быть одно- и двуглавыми. Обнаруженные в Костромских курганах, они изготовлены местными ювелирами [9] .

Не случайно, в металлической пластике Поволжья изображения коня к концу I тыс. н.э. начинают доминировать, оттесняя птицевидные подвески на второй план.

В курганах Красносельского района Костромской области, в том числе Дурасовского городища, расположенных на территории поселения мери, в ходе раскопок, проведенных Ф.Д.Нефедовым в 1899 г., обнаружены изготовленные из бронзы и серебра в технике литья фигурки с изображением коня: шумящая подвеска в виде коня с гривой – на колечках подвешены копыта с геометрическим орнаментом; плоская подвеска в виде коня с отверстиями для подвешивания; плоская подвеска в виде двуглавого коня (кони смотрят в разные стороны). Данные предметы в настоящее время находятся в экспозиции Красносельского музея ювелирного и народно-прикладного искусства. Коллекция принадлежит Костромскому государственному историко-архитектурному и художественному музею-заповеднику. Парные конские фигурки позднее встречаются на конских гребнях. В Костромской области на деревянных ковшах изображается композиция из парных конских головок, стилистически напоминающих металлические изображения. Эта композиция воспроизводится и на орнаменте вышивок на женских рубахах Ветлужской мари, культура которых особенно близка культуре соседней мери [10] . Археологом П.Н.Травкиным описывается гребень с изображением небесных коней. Это гребень с мерянского Микшинского селища близ г.Иваново. А также приводится пример символа Верхнего мира, изображавшего фигуру коня-оленя на плесских пряслицах. По его мнению, конь, лось, олень в раннесредневековых малых городах уже не разделялись, как в предшествующих финских поселениях. Пряслица найдена в Алабужском городище [11] .

В коллекции изделий из кости Унорожского городища в г. Галиче представлены односторонние цельные гребни с фигурными спинками, украшенными парными конскими головками.стр. 209 Бытование сходных по оформлению изделий отмечено в материалах X–XI вв. мери, мари, мордвы и удмуртов при наибольшей их популярности у северо-удмуртского населения бассейна р.Чепцы [12] .[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

В коллекции изразцов Московского государственного объединенного художественного историкоархи-тектурного и природно-ландшафтного музея-заповедника Коломенское, расположенного на территории центральной мери около с.Дьяково (место зарождения дьяковской культуры), встречается изразец муравлен (глина зеленая и глазурь, формовка), московское производство XVII в. из декора церкви Святой Троицы в Костроме с изображением коня, парных коней, всадников на коне [13] . В коллекции народной вышивки Тверской земли XVIII–XIX вв. из собрания Сергиево-Посадского музея-заповедника находится достаточно большое количество предметов, повествующих об архаических ритуальных обрядах и культах.

Культ коня отражен в свадебных полотенцах, головных уборах – сороках, в вышивке сарафанов. Например, на свадебном полотенце 1898 г. из д.Давыдково Прямухинской волости Н.Т.Фомина изобразила двух коней, обращенных друг к другу (плотный настил, прямая штопка) (Т-6331). На сороке второй пол. XIX в. из с.Остолопово Кесемской волости изображены стилизованные двуглавые кони (Т-3842). На исследованных нами 167 предметах культ коня использовался в 11 случаях [14] . Культ коня отражен в легендах о кладах, записанных в Костромской области. По народным поверьям Галичского, Нерехтского, Межевского районов, «если кладу время вышло, то на счастливого выходит в виде коня» (из анкеты Костромского научного общества по изучению местного края. Рукописный архив Костромского музея).

В этнографических материалах, представленных В.И.Смирновым в статье «Паны, клады и разбойники», большинство легенд опираются на мифологическое представление о культе животных. Клады часто охраняют животные, причем, иногда странного вида, например огромных размеров, красного цвета. Можно выделить несколько легенд, где в качестве мифологического животного фигурирует лошадь или конь. Клад либо является в виде коня, тогда он охраняет его, либо лошадь участвует в волшебных действиях, связанных с добычей клада. Про одного крестьянина из д.Собакино, Егора Петрова, говорят, что он однажды ночью осенью ходил на Опариху копать клад. Он ощупал ломом уже подземелье, но оттуда выскочила ободранная лошадь и побежала за ним. Егор Петров без памяти и без языка прибежал домой. С тех пор никто не решается проникнуть в подземелье «кочки», которое существует и по сей день (записано свящ. Белоруковым, 1899 г.).

В данном случае лошадь охраняет клад. Можно предположить, что часто охраняются клады, расположенные в могильниках. На поле «Бряково» д.Косодайлово Нерехтского уезда есть рубеж (межа). На этом рубеже дуб, а под дубом клад, котел с деньгами. Денег столько, говорят, что на всю бы Костромскую губ. хватило. Этот клад показывается то конем белым, то мнеей (мялка). Разбойники будто зарыли, так один в тюрьме покаялся, что тут клад хоронили (рассказ Н.И.Чистякова. 2 октября 1920 г.). Из рассказов видно, что животное часто бывает необычного, особого вида, что подчеркивает его принадлежность к потустороннему миру [15] .

Деревянные коньки, венчающие передние концы верхних слег, можно и сейчас увидеть на крышах деревенских домов Костромской области (Солигаличский, Галичский, Буйский районы) [16] . Сохранение архаичной темы коня на Костромской земле мы можем видеть в работах Костромских ювелиров: Г. С. Ратков (талантливый мастер 1880-х гг.), М.Д.Чулков (1860–1870-е гг.) и др. Традиция жива и поныне. Например, П.И.Чулков изготовил сканое изделие (сувенир «Зима». 1979 г., металл, скань, серебрение, оксид) в виде двуглавого коня (кони смотрят в разные стороны), в центре – фигура человека с раскинутыми руками, напоминающая антропоморфную фигурку из древних находок. Работа К.Н. Марченко «Конь» (1977 г., металл, скань, зернь) изображает несущегося коня, на самом коне изображены полукруглые солярные знаки в виде солнца. Можно отметить, что сама тема коня восходит к культу древней мери, а техника изделий опирается на славянскую. Еще в I тыс. н.э. славянские ювелиры осваивают технику зерна и скань, заимствованную с Востока.

Библиографический список

[1] Петрухин В. Мифы финно-угров. М., 2005. С.28.
[2] Ломшина Е.Н. Праздничная культура мордвы // Регионология. 2008. №2. С.339–341.
[3] Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского междуречья. М., 1961. С.139.
[4] Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М., 1987. С.504.
[5] [Интернет-ресурсы] / http://www.zubova-poliana.ru/history-mifi.htm
[6] Голубева Л.А. Зооморфные украшения финно-угров. М., 1979 (Археология СССР. Свод археологических источников).
[7] Там же.
[8] Проблемы средневековой археологии волжских финнов. Йошкар-Ола, 1994 (Археология и этнография Марийского края; Вып.23).
[9] Археология Костромского края. Кострома, 1997. С. 166.
[10] Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского междуречья. М., 1961. С.140.
[11] Травкин П.Н. Язычество древнерусской провинции. Малый город. Иваново, 2007. С.77.
[12] Археология Костромского края. С.147.
[13] Баранова С.И. Зооморфные изображения на изразцах из коллекции музея «Коломенское». Образ грифона // Коломенское. Материалы и исследования. М., 1992. Вып.3. С.139.
[14] Калмыкова Л.Э. Народная вышивка Тверской земли. Л., 1981. С.202.
[15] Смирнов В.И. Клады, паны и разбойники. Этнографические очерки Костромского края. Кострома, 1921. С.4–6 (Труды Костромского научного общества; Вып.26).
[16] Смирнов В. И. Из вопросов и фактов этнологии Костромского края // Труды Костромского научного общества по изучению местного края. Кострома, 1924. Вып.29. С.26.

Источник: Рябининские чтения – 2011. Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Автор: Шарабарина Софья Геннадьевна. Костромской государственный технологический университет кандидат исторических наук, доцент кафедры социально-культурного сервиса и туризма

Лошадь — священное животное с древних времён. О них сложено столько легенд и мифов, что можно рассказывать бесконечно. Лошади — ангелы, лошади — призраки или демоны, лошади солнца, луны, моря и ночи, крылатый Пегас и загадочные кентавры.. .

Рассказывают, что в лесах некогда обитали удивительные и прекрасные животные — единороги. Их шкура была белой, как снег, глаза синими, как сапфиры, а голову украшал длинный витой рог. Благородный единорог совсем не боялся людей. Но жестокие и жадные люди убивали единорогов. Главной целью охоты был рог, который обладал волшебным свойством: он исцелял неизлечимые болезни, очищал воду и обезвреживал яды. Стоило отравленному зелью попасть в кубок, изготовленный из чудодейственног о рога, как яд становился абсолютно безвредным. (Кстати, говорят, что один такой кубок высотой более двух метров и весом около шести килограммов до сих пор хранится в монастыре Сен-Дени, недалеко от Парижа. )
А еще французы рассказывают такую легенду. Однажды граф выехал на охоту. Своего главного ловчего он выслал вперед, чтобы тот выследил оленя. Охотник пробирался все дальше в непроходимую чащу и вдруг застыл на месте, пораженный: в сумраке леса, на фоне черных деревьев, стоял белоснежный единорог. Зверь равнодушно посмотрел на охотника, повернулся и ускакал в чащу. Ловчий тотчас помчался к графу и рассказал об увиденном чуде.
— Немедленно в погоню! — приказал граф. Несколько десятков охотников со сворой псов бросились за зверем. Долго скакали они и вот в просвет между деревьями увидели поляну, на которой мирно пасся единорог. Охотники стали окружать его, постепенно сужая круг. Благородный зверь, почуяв опасность, взвился в воздух и поскакал. Началась погоня.
Но хитрый и коварный граф знал, что редчайшего в мире зверя нельзя убить, как простого оленя. Поэтому он не поддался всеобщему азарту, а велел своему шуту немедленно отправляться в замок и привезти светловолосую маленькую девочку. Дело в том, что единорог становится ручным и покорным только в присутствии невинной — белокурой девы.
Гонимый охотниками, разъяренный зверь выскочил на поляну и увидел дрожащее от страха дитя. Единорог замер. Понимая, что час его пробил, он спокойно приблизился к девочке, смиренно склонил голову и по-рыцарски опустился на колени, покорно отдав себя на милость судьбе. В следующее мгновение на него набросились копьеносцы и собаки. Так погибли красота и благородство, Они были принесены в жертву человеческой алчности и погоне за удовольствиями.
Говорят, где-то в лесах Бретани среди огромных дубов и непроходимого, кустарника еще водятся единороги. Но почему-то никто их больше не видит

Ответ

Проверено экспертом

Лошадь— одно из немногих животных, которое сыграло в истории человечества такую важную роль. История показывает, что лошадь была просто необходима человеку не только в хозяйстве, но и при ведении военных действий. Сейчас невозможно даже представить, как бы выживали кочующие племена, армии завоевателей.

У двадцати трёх народов мира лошади – священные животные. И мне кажется, это животное заслужило почёт и уважение за то, что оно сделало для человечества, и продолжает делать.

Работа посвящена изучению лошадей, и их места в жизни человека. В моей работе рассматриваются взаимоотношения человека с лошадью на протяжении многих веков.

10 ИНТЕРЕСНЫХ ФАКТОВ О ЛОШАДЯХ

Лошадь – священное животное двадцати трех народностей. Главным образом, лошадей почитают там, где без них никак не обойтись: в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

10. Самое короткое слово, обозначающее лошадь, это «Ук». Так называют лошадь кочевники внутренней Монголии. Самое длинное слово для обозначения лошади использовали индейцы перуанского племени мицран. «Оквила упара кламару коалу накла ната» означает «лысый гуанако белого человека, пришедшего с моря».

В исламе отсутствует понятие «священное животное». Есть животные, упомянутые в Коране, их 16 — лошадь, верблюд, корова, пчела, овца, кошка, собака, слон, кит, лев, муравей, козел, ворона, осел, змея, паук.

Пророк Мухаммед говорил, что кошка — чистое животное, и ее можно держать дома. А собаки породы салюки считаются священным даром Аллаха. В средние века охотились только с этими собаками, т.к. дичь, затравленная салюки, считалась чистой, и ее можно было есть.

admin

Наверх