Смешались в кучу кони люди мечи секиры топоры

На голубом и мокроватом
Чудском потрескивавшемся льду
В шесть тыщ семьсот пятидесятом
От сотворения году,
В субботу пятого апреля
Сырой рассветною порой
Передовые рассмотрели
Идущих немцев тёмный строй.

На шапках – перья птиц весёлых,
На шлемах – конские хвосты.
Над ними на древках тяжёлых
Качались чёрные кресты.
Оруженосцы сзади гордо
Везли фамильные щиты,
На них гербов медвежьи морды,
Оружье, башни и цветы.

. Князь перед русскими полками
Коня с разлёта повернул,
Закованными в сталь руками
Под облака сердито ткнул.
«Пусть с немцами нас Бог рассудит
Без проволочек тут, на льду,
При нас мечи, и, будь что будет,
Поможем Божьему суду!»
Князь поскакал к прибрежным скалам.
На них вскарабкавшись с трудом,
Высокий выступ отыскал он,
Откуда видно всё кругом.
И оглянулся. Где-то сзади,
Среди деревьев и камней,
Его полки стоят в засаде,
Держа на привязи коней.
А впереди, по звонким льдинам
Гремя тяжёлой чешуей,
Ливонцы едут грозным клином –
Свиной железной головой.
Был первый натиск немцев страшен.
В пехоту русскую углом,
Двумя рядами конных башен
Они врубились напролом.
Как в бурю гневные барашки,
Среди немецких шишаков
Мелькали белые рубашки,
Бараньи шапки мужиков.
В рубахах стираных нательных,
Тулупы на землю швырнув,
Они бросались в бой смертельный,
Широко ворот распахнув.
Так легче бить врага с размаху,
А коли надо умирать,
Так лучше чистую рубаху
Своею кровью замарать.
Они с открытыми глазами
На немцев голой грудью шли,
До кости пальцы разрезая,
Склоняли копья до земли.
И там, где копья пригибались,
Они в отчаянной резне
Сквозь строй немецкий прорубались
Плечом к плечу, спиной к спине.

. Уже смешались люди, кони,
Мечи, секиры, топоры,
А князь по-прежнему спокойно
Следил за битвою с горы.

. И, только выждав, чтоб ливонцы,
Смешав ряды, втянулись в бой,
Он, полыхнув мечом на солнце,
Повел дружину за собой.
Подняв мечи из русской стали,
Нагнув копейные древки,
Из леса с криком вылетали
Новогородские полки.
По льду летели с лязгом, с громом,
К мохнатым гривам наклонясь;
И первым на коне огромном
В немецкий строй врубился князь.
И, отступая перед князем,
Бросая копья и щиты,
С коней валились немцы наземь,
Воздев железные персты.
Гнедые кони горячились,
Из-под копыт вздымали прах,
Тела по снегу волочились,
Завязнув в узких стременах.
Стоял суровый беспорядок
Железа, крови и воды.
На месте рыцарских отрядов
Легли кровавые следы.
Одни лежали, захлебнувшись
В кровавой ледяной воде,
Другие мчались прочь, пригнувшись,
Трусливо шпоря лошадей.
Под ними лошади тонули,
Под ними дыбом лёд вставал,
Их стремена на дно тянули,
Им панцирь выплыть не давал.
Брело под взглядами косыми
Немало пойманных господ,
Впервые пятками босыми
Прилежно шлепая об лёд.
И князь, едва остыв от свалки,
Из-под руки уже следил,
Как беглецов остаток жалкий
К ливонским землям уходил.

И вот уже несколько раз ситуации, когда положу купленное, только отведу глаза в сторону, как оп (!) сзади стоящая женщина или мужчина нагло пихает свои продукты к моим. Просто подождать пока лента отъедет, либо место освободится они не могут.

Стоят ведь, главное, с корзинами, не вываливается ведь у них из рук! Лапки у них. Еще любят толкать своей корзиной впереди стоящих, ставить её на ленту, когда можно подержать в руках, и не давать тебе разгрузиться. Как будто очередь от этого быстрей продвинется. Нет, не продвинется!

А иногда, когда я проходила к краю кассы, чтобы продукты сразу же закинуть в корзину и унести, не мешая другим, какая-нибудь наглая морда «подбрасывала» своё купленное, пока я готовилась расплатиться! И ведь прекрасно видела, что в одну кучу всё смешивается. Так кассир мне уже несколько раз пробивал чужое. А потом начиналась беготня с карточкой и охраной. Стояли, ждали.

Эта строка, а точнее «Смешались в кучу кони, люди» из стихотворения М.Ю. Лермонтова «Бородино»

Изведал враг в тот день немало,

Наш рукопашный бой.

И залпы тысячи орудий

неможно и НЕУДАЧНО сравнивать — Вову Соловьёва. с некоторыми ВЕЛИКИМИ ЛЮДМИ. тем более в прочтении КОММЕНТАРИИ о «подобных» . товарищах.

«ПРИСПОСОБЛЕНЦАХ» этого времеени. , даже ПАСКВИЛЬНО, об Этом гоаорить.

@урод. , пеисать научись правильно для начала, а уж после тявкай в комменты, чучело!

Все же первоночально эти строки взяты из стихотворения Михаила Лермонтова » Бородино».

Цитата с этой строчкой такая:

Земля тряслась — как наши груди,

Смешались в кучу кони, люди,

Слились в протяжный вой.

Помимо такой строки у М.Ю.Лермонтова в «Бородино»,

еще есть подобное у Константина Симонова в поэме «Ледовое побоище»:

Уже смешались люди, кони,
Мечи, секиры, топоры,
А князь по-прежнему спокойно
Следил за битвою с горы.

Конкретно эта строчка из песни Мот — 911:

«А! Всё смешалось — кони, люди;

Это — наш проект ИКС!

Этой ночью всё будет! Мы дорвались.»

А так это из стихотворения Михаила Лермонтова «Бородино»:

< Смерть поэта Бородино («Скажи-ка, дядя, ведь недаром. »)
автор Михаил Юрьевич Лермонтов (1814—1841)
Молитва (Я, Матерь Божия. ) >
См. Стихотворения 1837—1841 . Дата создания: 1837, опубл.: 1837 [1] . Источник: 1. Лермонтов М. Ю. ФЭБ ЭНИ «Лермонтов» Сочинения: В 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954. — Т. 2. Стихотворения, 1832—1841. — С. 80—83. , 2. Лермонтов М. Ю. Полное собрание стихотворений в 2 томах. — Л.: Советский писатель. Ленинградское отделение, 1989. — Т. 2. Стихотворения и поэмы. 1837—1841. — С. 9—13. • Написано в связи с 25-летием со времени Отечественной войны 1812 года

Авторские и издательские редакции текста [ править ]

  • Бородино // «Современник», 1837, т. 6 (дореформенная орфография)
  • Бородино // Сочинения в 6 т. 1954—1957. Т.2, 1954
  • Бородино // Полное собрание стихотворений в 2 т., 1989. Т.2
  • Бородино // Полное собрание стихотворений в 2 т., 1989. Т.2 (Ё)


«Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые?
5 Да, говорят, еще какие!
Не даром помнит вся Россия
Про день Бородина!»

— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:

10 Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Не многие вернулись с поля…
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!

  • 15 Мы долго молча отступали,
    Досадно было, боя ждали,
    Ворчали старики:
    «Что ж мы? на зимние квартиры?
    Не смеют что ли командиры
  • 20 Чужие изорвать мундиры
    О русские штыки?»

    И вот нашли большое поле:
    Есть разгуляться где на воле!
    Построили редут.

    25 У наших ушки на макушке!
    Чуть утро осветило пушки
    И леса синие верхушки —
    Французы тут-как-тут.

    Забил заряд я в пушку туго

  • 30 И думал: угощу я друга!
    Постой-ка, брат, мусью!
    Что тут хитрить, пожалуй к бою;
    Уж мы пойдем ломить стеною,
    Уж постоим мы головою
  • 35 За родину свою!

    Два дня мы были в перестрелке.
    Что толку в этакой безделке?
    Мы ждали третий день.
    Повсюду стали слышны речи:

    40 «Пора добраться до картечи!»
    И вот на поле грозной сечи
    Ночная пала тень.

    Прилег вздремнуть я у лафета,
    И слышно было до рассвета,

    45 Как ликовал француз.
    Но тих был наш бивак открытый:
    Кто кивер чистил весь избитый,
    Кто штык точил, ворча сердито,
    Кусая длинный ус.

  • 50 И только небо засветилось,
    Всё шумно вдруг зашевелилось,
    Сверкнул за строем строй.
    Полковник наш рожден был хватом:
    Слуга царю, отец солдатам…
  • 55 Да, жаль его: сражен булатом,
    Он спит в земле сырой.

    И молвил он, сверкнув очами:
    «Ребята! не Москва ль за нами?
    Умремте ж под Москвой,

    60 Как наши братья умирали!»
    — И умереть мы обещали,
    И клятву верности сдержали
    Мы в бородинский бой.

    Ну ж был денек! Сквозь дым летучий

  • 65 Французы двинулись как тучи,
    И всё на наш редут.
    Уланы с пестрыми значками,
    Драгуны с конскими хвостами,
    Все промелькнули перед нами,
  • 70 Все побывали тут.

    Вам не видать таких сражений.
    Носились знамена как тени,
    В дыму огонь блестел,
    Звучал булат, картечь визжала,

    75 Рука бойцов колоть устала,
    И ядрам пролетать мешала
    Гора кровавых тел.

    Изведал враг в тот день немало,
    Что значит русский бой удалый,

    80 Наш рукопашный бой.
    Земля тряслась — как наши груди,
    Смешались в кучу кони, люди,
    И залпы тысячи орудий
    Слились в протяжный вой…

  • 85 Вот смерклось. Были все готовы
    Заутра бой затеять новый
    И до конца стоять…
    Вот затрещали барабаны —
    И отступили басурманы.
  • 90 Тогда считать мы стали раны,
    Товарищей считать.

    Да, были люди в наше время,
    Могучее, лихое племя:
    Богатыри — не вы.

    95 Плохая им досталась доля:
    Не многие вернулись с поля.
    Когда б на то не божья воля,
    Не отдали б Москвы!


    «Скажи-ка, дядя, ведь недаром
    Москва, спаленная пожаром,
    Французу отдана?
    Ведь были ж схватки боевые,
    Да, говорят, еще какие!
    Недаром помнит вся Россия
    Про день Бородина!»

    «Да, были люди в наше время,
    Не то, что нынешнее племя:
    Богатыри — не вы!
    Плохая им досталась доля:
    Не многие вернулись с поля…
    Не будь на то господня воля,
    Не отдали б Москвы!

    Мы долго молча отступали.
    Досадно было, боя ждали,
    Ворчали старики:
    «Что ж мы? на зимние квартиры?
    Не смеют, что ли, командиры
    Чужие изорвать мундиры
    О русские штыки?»

    И вот нашли большое поле:
    Есть разгуляться где на воле!
    Построили редут.
    У наших ушки на макушке!
    Чуть утро осветило пушки
    И леса синие верхушки —
    Французы тут как тут.

    Забил заряд я в пушку туго
    И думал: угощу я друга!
    Постой-ка, брат мусью!
    Что тут хитрить, пожалуй к бою;
    Уж мы пойдем ломить стеною,
    Уж постоим мы головою
    За родину свою!

    Два дня мы были в перестрелке.
    Что толку в этакой безделке?
    Мы ждали третий день.
    Повсюду стали слышны речи:
    «Пора добраться до картечи!»
    И вот на поле грозной сечи
    Ночная пала тень.

    Прилег вздремнуть я у лафета,
    И слышно было до рассвета,
    Как ликовал француз.
    Но тих был наш бивак открытый:
    Кто кивер чистил весь избитый,
    Кто штык точил, ворча сердито,
    Кусая длинный ус.

    И только небо засветилось,
    Всё шумно вдруг зашевелилось,
    Сверкнул за строем строй.
    Полковник наш рожден был хватом:
    Слуга царю, отец солдатам…
    Да, жаль его: сражен булатом,
    Он спит в земле сырой.

    И молвил он, сверкнув очами:
    «Ребята! не Москва ль за нами?
    Умремте ж под Москвой,
    Как наши братья умирали!»
    И умереть мы обещали,
    И клятву верности сдержали
    Мы в Бородинский бой.

    Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
    Французы двинулись, как тучи,
    И всё на наш редут.
    Уланы с пестрыми значками,
    Драгуны с конскими хвостами,
    Все промелькнули перед нами,
    Все побывали тут.

    Вам не видать таких сражений.
    Носились знамена?, как тени,
    В дыму огонь блестел,
    Звучал булат, картечь визжала,
    Рука бойцов колоть устала,
    И ядрам пролетать мешала
    Гора кровавых тел.

    Изведал враг в тот день немало,
    Что значит русский бой удалый,
    Наш рукопашный бой.
    Земля тряслась — как наши груди;
    Смешались в кучу кони, люди,
    И залпы тысячи орудий
    Слились в протяжный вой…

    Вот смерклось. Были все готовы
    Заутра бой затеять новый
    И до конца стоять…
    Вот затрещали барабаны —
    И отступили бусурманы.
    Тогда считать мы стали раны,
    Товарищей считать.

    Да, были люди в наше время,
    Могучее, лихое племя:
    Богатыри — не вы.
    Плохая им досталась доля:
    Не многие вернулись с поля.
    Когда б на то не божья воля,
    Не отдали б Москвы!»

    Примечания [ править ]

    1. ^«Современник», 1837, том 6, с. 207—211.
  • Лермонтов М. Ю. Сочинения: В 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954. — Т. 2. Стихотворения, 1832—1841. — С. 80—83. Лермонтов М. Ю. Полное собрание стихотворений в 2 томах. — Л.: Советский писатель. Ленинградское отделение, 1989. — Т. 2. Стихотворения и поэмы. 1837—1841. — С. 9—13.
    Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

    Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.

    Общественное достояние Общественное достояние false false

    Что значит русский бой удалый,

    Земля тряслась — как наши груди,

    Смешались в кучу кони, люди,

    1 4 · Хороший ответ

    4 · Хороший ответ

    3 · Хороший ответ

    «Я не люблю манежи и арены: на них мильон меняют по рублю. » О чем говорил В.С. Высоцкий?

    На мой взгляд эти строки из песни «Я не люблю» (1969) перекликаются со строками из более поздней «Баллады о маленьком человеке’ (1973) написанной для к/ф «Бегство мистера Мак-Кинли»:

    «Мошны бездонные, стомиллионные

    Вы наполняете. Вы — толпы стадионные»

    Смысл в том, что выступая на «манежах и аренах» Высоцкому (а он уже в те годы собирал аншлаги) приходилось работать от Госконцерта. Ставка гонорара артиста (если он не имел официального звания заслуженного или народного) была не более 10 рублей за концерт, а стоимость билетов была 1 рубль. Вот и считайте. за часовой концерт с зала в 1000 мест Высоцкий приносил коррумпированным организаторам и чиновникам Госконцерта 1000 рублей дохода, часть из которых (как показано в фильме «Спасибо, что живой») нехитрыми манипуляциями с отчетностью посещаемости оседало в их карманах, остальные деньги тоже шли в неизвестные «закрома Родины». Высоцкий, видимо, считал это несправедливым ни по отношению к нему (ведь работал в этой схеме только он, остальные «стригли купоны»), ни по отношению к людям, которые переплатили стократно за билеты (ведь 10 рублей его труда это 1000 * 1 копейку).

    Поэтому ему больше нравилось выступать в меньших залах на предприятиях, в институтах и т.д. Там его концерты проходили в формате «встречи’, организовывались профсоюзами и отделами культуры с договорным гонораром для артиста и символической платой для зрителей-сотрудников того заведения, в котором он выступал. Т.е. были более честные условия проведения концерта и более комфортная обстановка.

    Так что, я считаю, речь шла именно об этом )

    Задолбали «невтерпёжники» стоящие после тебя в очереди на кассе!

    Прям страсть как бесят. Постоянно жду, пока кассир пробьет гору продуктов и на освободившееся место кладу свои, чтобы вместе не смешалось и не засчитали человеку передо мной. Разделители есть далеко не везде.

    «. Уже смешались люди, кони,
    Мечи, секиры, топоры, «

    «смешались в кучу кони люди
    и залпы тысячи орудий»

    у меня как то со школы осадочек остался..

    От Д.Белоусов
    К Суровый (02.11.2012 19:55:41)
    Дата 02.11.2012 20:03:12

    Все — ради моего любимого четверостишья

    Под нами лед, над нами небо,
    За нами наши города,
    Ни леса, ни земли, ни хлеба
    Не взять вам больше никогда.

    От Chestnut
    К Суровый (02.11.2012 19:55:41)
    Дата 02.11.2012 19:58:36

    можно и пушкина вспомнить

    >». Уже смешались люди, кони,
    >Мечи, секиры, топоры, »

    >у Симонова

    >»смешались в кучу кони люди
    >и залпы тысячи орудий»

    >у Лермонтова

    «швед, русский колет, рубит, режет,
    бой барабанный, клики, скрежет.

    ‘Бій відлунав. Жовто-сині знамена затріпотіли на станції знов’

    admin