Скорость тройки лошадей

Тро?йка — старинная русская запряжка лошадей. Тройка была придумана для быстрой езды на длинные расстояния.

В настоящее время в Санкт — Петербурге полюбоваться и прокатиться на русской тройке можно только у нас.
Ждем Вас!

Немного истории.
Тройка — это единственная в мире разноаллюрная запряжка. Коренник — центральная лошадь — должен идти быстрой чёткой рысью, а пристяжные — лошади сбоку — должны скакать галопом. При этом развивается очень высокая скорость 45-50 км/ч.

7 фактов о русской тройке
Какой же русский не любит быстрой езды? А быстрая езда в нашей традиции неразрывно связана с русской тройкой. Она может развивать скорость до шестидесяти километров в час, что недостижимо ни для одной упряжи в мире.

1. Тайна появления
Когда появилась русская тройка? Историки говорят, что в начале XVIII века, когда троечная упряжь стала применяться царской курьерской службой. Однако, учитывая, что в консервативной Руси любая инновация порой «настаивалась» веками прежде, чем поступить в «массовое производство», эта дата вызывает некоторые сомнения. Есть версия, что тройка была позаимствована государственными службами из тайных «лошадиных» культов, посвященных Илье Пророку, которые испокон веков практиковались в некоторых местностях Севера Руси. Каждый год в Ильин день устраивались ритуальные скачки на тройках, которые символизировали «колесницу огненную и коей огненных», что вознесли Илию на небо. Разбиться во время «вознесения» считалась проявлением Благодати: говорили, «Илья на небо унес».

2. Уникальность
Инновации тройки заключалось в том, что все лошади бежали разным аллюром. Коренник — центровая лошадь — скакал рысью, а более легкие пристяжные лошади неслись галопом, изогнув головы в сторону. Такая комбинация «лошадиных сил», где пристяжные, пристёгнутые к кореннику постромками, как бы «несли» коренника, была направлена на то, чтобы все три лошади медленнее уставали, сохраняя при этом высокую скорость.

3. Скорость
Тройка способна была развивать скорость до 60 км в час. Ни одна упряжь в мире не могла достигнуть такого результата. Есть такая байка. Однажды во времена Екатерины II в Петербург прибыл с визитом австрийский император Иосиф. Императрица вознамерилась поразить высокого гость и прокатить его на тройке. Во дворец доставили самого удалого ямщика, у которого Екатерина поинтересовалась: «Отвезешь императора в Москву за тридцать шесть часов?» Удалец ответил царице: «Довезу, матушка. Только не уверен, что довезу его душу». Осталось добавить, что в среднем путь от Питера до Москвы на перекладных составлял двое-трое суток.

4. Порода лошадей
Как правило, в русской тройке использовались лошадиные силы выносливой породы вятской лошади. Состоятельные господа могли себе позволить запрягать в тройку орловских рысаков.

5. Применение
Троечная упряжь, как уже говорилось, использовалась в курьерской службе. В конце XVIII века на тройке стали перемещать и важных пассажиров. Со временем тройка стала непременным атрибутом свадеб и народных гуляний в большие праздники.

6. Украшение
Троечная упряжь обязательно богато украшалась. Например, поначалу дугу коренника окрашивали позолотой. Это было не просто пижонство: золото символизировало молнию, которые сопровождали вознесение Илии Пророка. Позднее дуги стали расписывать орнаментами и художественной резьбой. Причем это было не просто украшательство: шорники наносили на упряжь так называемые защитные росписи, способные уберечь тройку от злых сил, от дикого зверя и от разбойников.

7. «Ямская гармонь»
Если позолоченная дуга коренника символизировала молнию, то сопровождаемый тройку звон колокольчиков и бубенцов являлся метафорой раскатами грома. В народе этот «музыкальный набор» называли «ямкой гармонью». Почти каждая тройка имела уникальное звучание. Интересно, что в некоторых местах России считалось, что прокатившись на «громкой» тройке, человек способен избавиться от насланных ведьмами и колдунами заклятий. Считалось, что чаще всего недобрые люди наводят порчу на свадьбах, поэтому поездка новобрачных на тройке с бубенцами стала непременным свадебным обрядом.

Владимир Мирский
Источник: 7 фактов о русской тройке
© Русская Семерка russian7.ru

История русской тройки

Тройка лошадей и все, что с ней связано — это исконно русское, не имеющее аналогов ни в одной стране мира. Иностранец, впервые приехавший в Россию и увидевший русскую тройку буквально замирал в изумлении. И было от чего! На его родине не существовало упряжки, равной по быстроте и красоте русской тройки.
Рекордная, по меркам лошадиной упряжки, скорость, 45-50 км/ч, достигалась за счет своеобразного сочетания аллюров лошадей. Центральная лошадь, называемая «коренник», пускается быстрой рысью, а пристяжные лошади (пристегнутые по бокам от коренника) скачут галопом и как бы «несут» на себе коренника. При такой разноаллюрной езде все три лошади медленнее устают, могут долгое время поддерживать высокую скорость. Русская троечная упряжь исключительно рациональна, и в ней нет ни одной лишней детали. Обычно на роль коренника выбирался рослый и мощный рысак, а пристяжными были более мелкие и легкие лошади, которым во время бега приходится красиво изгибать шеи в сторону и вниз.

Если верить письменным источникам, первые русские тройки начали появляться во второй половине XVII века. До этого лошадей запрягали в упряжку по одной, а если требовалось несколько лошадей, то гуськом. Потом появились парная, «на отлет» запряжка в ряд, а на ее основе — тройка. Но упряжка по три лошади в ряд прижилась не сразу и применялась крайне редко.

К началу XVIII века тройку оценили по достоинству. Среди достоинств — высокая скорость, выносливость, большая грузоподъемность и хорошая проходимость. Благодаря этим качествам к концу XVIII века применение тройки лошадей для перевозки почты, курьеров и пассажиров официально узаконили.
С тех пор тройки лошадей возили с ветерком сани, телеги, кибитки и тарантасы. Первая половина XIX века – период настоящего пика популярности русской тройки. По мнению иностранцев, она олицетворяла удалую русскую душу и стала символом России.

Эпоха знаменитых русских троек подошла к концу, когда конный транспорт вытеснила железная дорога и автомобили. С середины XIX столетия поезда начали вытеснять русскую тройку с почтовых трактов в сельские местности. XX век положил конец двухвековой истории тройки – она утратила свое государственное значение, но, тем не менее, сохранила популярность как неизменный атрибут народных гуляний.

Тройка: внешний вид, устройство, амуниция

Русская тройка всегда отличалась обилием декора. Каждый «троечник» стремился добиться того, чтобы его тройка была самой яркой и узнаваемой. Деревянные клещи хомутов покрывали росписями и резьбой, а кожа седелок, шлей, узд и шорок украшали тиснением и металлическим набором из литых деталей разной формы. Чаще всего использовались сплавы меди с никелем или цинком, посеребренная медь, а в более богатых упряжках — серебро. К уздам и шлеям крепились яркие кисти.
Вряд ли житель начала 19 века мог представить себе русскую тройку без знаменитой дуги коренника. Эту самую значимую часть упряжки богато украшали резными геометрическими фигурами и расписывали золотой краской, чтобы сверкала на солнце и была видна издалека. Позднее поверх «золота» начали прорисовывать тонкие черные или красные графические узоры и растительный орнамент.
В 60-е годы 19 века на смену золоченым дугам пришли живописные — их расписывали красными розанами, синими гроздями винограда и зеленью трав. Живописные дуги выглядели не менее ярко, чем золоченые.
Мода на крупные розаны прошла к концу 19 века. К этому времени дуга стала тоньше, поэтому места для росписи стало меньше. Рисунки стали более мелкими, пестрыми, а со временем дуги начали окрашивать в один цвет, в особых случаях одноцветные дуги перевивали цветными лентами.
Конный транспорт наполнял улицы городов, правил дорожного движения как таковых не было, к тому же нужно было как-то решить проблему оповещения сотрудников почтовых станций о прибытии почтовой тройки, чтобы они готовили смену уставшим лошадям.
В то время в Западной Европе широко использовался почтовый рожок, но в России это устройство не прижилось, хотя указ о его применении почтовыми службами издал еще Петр 1. Ямщики по старой русской привычке предупреждали о своем появлении свистом и криками, не смотря на штрафы и побои. Таким образом, почтовый рожок стал эмблемой российской почты, но роль сигнального устройства досталась опять-таки русскому изобретению — бронзовому колокольчику. Его туго крепили к средней части дуги над головой коренника тройки сыромятным кожаным ремнем. Начиная с конца 18 века, звон колокольчика оповещал о приближении «птицы-тройки» за две версты, поэтому пешеходы и другие экипажи знали, что нужно немедленно освободить дорогу для курьерской или почтовой повозки, несущейся с бешеной скоростью. Также такое раннее оповещение существенно сократило время перепряжки лошадей на станции — персонал успевал подготовиться к прибытию тройки.
Кроме практической, колокольчики выполняли также эстетическую функцию — их сильный, но одновременно нежный, звон скрашивал однообразные будни ямщиков.

Езда на тройках с колокольчиками быстро стала популярной не только среди почтовых ямщиков, но и среди богатых частников. Спрос на колокольчики вырос, и появилось множество кустарных колокольных мастерских. Самым знаменитым «колокольным» городом считался Валдай – город Новгородской губернии, располагался посредине главной почтовой магистрали России Петербург — Москва. По названию города Валдая поддужные колокольчики часто называли валдайскими.
Многие мастера снабжали свои изделия литыми надписями и украшениями, с 19 века начали ставить год изготовления, часто ставилось имя мастера.

Однако широкое распространение троек со звоном внесло в работу почтовой службы некоторую неразбериху — ямщики на почтовых станциях перестали срочно готовить лошадей при звуке колокольчика, думая, что едет не почта.
На любителей ездить со звоном посыпались жалобы от почтовых служб, поэтому в XIX веке правительство издало постановление о запрете колокольчиков для частных лиц. Разрешение использовать популярную «сигнализацию» было дано исключительно почтовым ямщикам и служащим земской полиции, и исключительно во время исполнения служебных обязанностей.

Впрочем, обход запрета русские нашли довольно быстро. Один колокольчик заменила целая россыпь бубенцов, которые целыми гирляндами крепились к кожаным ошейникам. Их надевали на каждую лошадь. Бубенец представлял собой полый шар с дробинкой внутри и не мог издавать сильных звуков, зато множество бубенцов, подобранных по размеру и по тону, издавали «согласный» звон. К концу 19 века, когда запреты на применение колокольчиков утратили свою силу, на тройках стали одновременно употребляться как бубенцы, так и колокольчики. Их специально подбирали в созвучие. Получившийся ансамбль по своему звучанию оказался неповторим и вошел в историю под названием «ямской гармони».

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТРОЙКИ.
Русская упряжка уникальна. Нигде в мире больше не встретишь деревянную дугу. А русская тройка! Мало того, что все три лошади смотрят в разные стороны, они еще и бегут разными аллюрами. А ведь существовала еще парная дуговая упряжка — сегодня ее увидишь разве только на старинных картинах. Исконно русская упряжка — лошадка в оглоблях с дугой или борзая тройка — аллегорический символ России. Считается, что русская душа, русская удаль, русский характер живут и продолжаются в этой русской запряжке.
Немало времени прошло, прежде чем гениальное изобретение древних китайцев — хомут — проникло на просторы Восточно-европейской равнины. Археологи, однако, утверждают, что предки новгородцев пользовались сим полезнейшим предметом уже в VII веке нашей эры. Приделав к хомуту сыромятные петли-гужи и пристроив с их помощью между хомутом и оглоблями деревянную пружину-дугу, они нашли способ сохранить плечи своих лошадей и получили упряжку на все случаи жизни, ведь русская упряжь в каком-то смысле — порождение второй из известных проблем нашего отечества, плохих дорог, не зря она появилась именно в лесной зоне России. Она прекрасно приспособлена для езды по ухабам, глубокой грязи, снежным заносам. Русская упряжь очень рациональна, в ней нет ни одной лишней детали.

До XVII века включительно в России ездили на одноконных упряжках или же запрягали несколько лошадей гуськом — в последнем случае передняя лошадь «работала бульдозером», прокладывая всей упряжке путь по сугробам. В начале XVIII века, когда дороги стали пошире, начали запрягать пару и тройку в ряд. На первых порах упряжка из трех лошадей в ряд была весьма редким исключением из правил: но довольно быстро ее высокая скорость и выносливость, большая грузоподъемность и хорошая проходимость были оценены по достоинству. В последней трети XVIII — начале XIX века тройка была официально узаконена для перевозки курьеров и почты, а также пассажиров и грузов. Тройки влекли по широким дорогам сани, телеги, кибитки, тарантасы, иногда возки. Правда, в карету тройка никогда не запрягалась.
Настоящего расцвета и повсеместной популярности тройка достигла в первой половине XIX столетия. Олицетворявшая русскую удалую душу, широкую природу, она превратилась в своеобразный символ России. Иностранцы, испытавшие езду на тройке, единогласно утверждали, что нет более лихой и быстрой езды. Известен такой исторический анекдот. Как-то раз при Екатерине II в Петербург прибыл с визитом австрийский император Иосиф. Императрица решила удивить его скоростью, с которой ездили почтовые тройки. Велела найти самого лучшего ямщика и спросила: «Берешься отвезти высокого гостя в Москву за тридцать шесть часов?» «Довезу, матушка, — ответил ямщик. — Только не уверен, что довезу его душу». Даже дорога между двумя столицами до 1817 года была настоящим испытанием для путешественника. Обычно это расстояние проезжали за двое-трое суток. Тройка — единственная в мире разноаллюрная упряжка.
Там где возникала скорость, там возникал и вечный спор: кто быстрее? Поэтому стали появляться и всегда вызывали к себе особое отношение состязания русских троек. В одном из отчетов об испытаниях вятских троек сообщается: «В 1852 году дистанцию шесть верст тройка крестьянина Локтева проскакала в 11 мин. 45 сек., что на версту составляет 1 мин. 57 1/2 сек.».
Любопытно, что иногда зрители принимали в состязаниях самое непосредственное участие. Летом 1841 года некий купец побился об заклад со своими друзьями, что на своей тройке доскачет до Павловска быстрее паровоза. В полдень паровоз с вагонами, битком наполненными зрителями, сделавшими ставки от 5 до 50 тысяч рублей, выехал из Петербурга. Каково же было разочарование спорщиков, когда, приехав в Царское Село на три минуты позднее поезда, купец отказался от дальнейшей борьбы. Тем не менее, «Северная пчела», следившая за «экспериментом», заметила на следующий день, что паровоз обычно этот переход делает на десять минут медленнее, чем в этот раз; стало быть, лошадь опередила паровоз. »

Какой же русский не любит быстрой езды? А быстрая езда в нашей традиции неразрывно связана с русской тройкой. Она может развивать скорость до шестидесяти километров в час, что недостижимо ни для одной упряжи в мире.

Когда появилась русская тройка? Историки говорят, что в начале XVIII века, когда троечная упряжь стала применяться царской курьерской службой. Однако, учитывая, что в консервативной Руси любая инновация порой «настаивалась» веками прежде, чем поступить в «массовое производство», эта дата вызывает некоторые сомнения. Есть версия, что тройка была позаимствована государственными службами из тайных «лошадиных» культов, посвященных Илье Пророку, которые испокон веков практиковались в некоторых местностях Севера Руси. Каждый год в Ильин день устраивались ритуальные скачки на тройках, которые символизировали «колесницу огненную и коей огненных», что вознесли Илию на небо. Разбиться во время «вознесения» считалась проявлением Благодати: говорили, «Илья на небо унес».

Инновации тройки заключалось в том, что все лошади бежали разным аллюром. Коренник — центровая лошадь — скакал рысью, а более легкие пристяжные лошади неслись галопом, изогнув головы в сторону. Такая комбинация «лошадиных сил», где пристяжные, пристёгнутые к кореннику постромками, как бы «несли» коренника, была направлена на то, чтобы все три лошади медленнее уставали, сохраняя при этом высокую скорость.

Тройка способна была развивать скорость до 60 км в час. Ни одна упряжь в мире не могла достигнуть такого результата. Есть такая байка. Однажды во времена Екатерины II в Петербург прибыл с визитом австрийский император Иосиф. Императрица вознамерилась поразить высокого гость и прокатить его на тройке. Во дворец доставили самого удалого ямщика, у которого Екатерина поинтересовалась: «Отвезешь императора в Москву за тридцать шесть часов?» Удалец ответил царице: «Довезу, матушка. Только не уверен, что довезу его душу». Осталось добавить, что в среднем путь от Питера до Москвы на перекладных составлял двое-трое суток.

Как правило, в русской тройке использовались лошадиные силы выносливой породы вятской лошади. Состоятельные господа могли себе позволить запрягать в тройку орловских рысаков.

Троечная упряжь, как уже говорилось, использовалась в курьерской службе. В конце XVIII века на тройке стали перемещать и важных пассажиров. Со временем тройка стала непременным атрибутом свадеб и народных гуляний в большие праздники.

Троечная упряжь обязательно богато украшалась. Например, поначалу дугу коренника окрашивали позолотой. Это было не просто пижонство: золото символизировало молнию, которые сопровождали вознесение Илии Пророка.

Позднее дуги стали расписывать орнаментами и художественной резьбой. Причем это было не просто украшательство: шорники наносили на упряжь так называемые защитные росписи, способные уберечь тройку от злых сил, от дикого зверя и от разбойников.

Если позолоченная дуга коренника символизировала молнию, то сопровождаемый тройку звон колокольчиков и бубенцов являлся метафорой раскатами грома. В народе этот «музыкальный набор» называли «ямкой гармонью». Почти каждая тройка имела уникальное звучание. Интересно, что в некоторых местах России считалось, что прокатившись на «громкой» тройке, человек способен избавиться от насланных ведьмами и колдунами заклятий. Считалось, что чаще всего недобрые люди наводят порчу на свадьбах, поэтому поездка новобрачных на тройке с бубенцами стала непременным свадебным обрядом.

Всем Здравствуйте раз Drive2.ru» — портал автолюбителей решил отдать должное с чего начиналось автомобилестроение да с Лошадей, а именно с Русской тройки .

История русской тройки лошадей
Тройка — это старинная русская запряжка лошадей. Русскую тройку придумали для того, чтобы езда была максимально быстрой на длинные расстояния. Эта тройка является единственной в мире разноаллюрной запряжкой. Давайте разберемся, в чем же особенности русской тройки, как она устроена и как появилась. В центре находится лошадь — коренник, которая должна идти четкой и быстрой рысью, сбоку — пристяжные лошади. Они обычно скачут галопом. В результате упряжка может развивать довольно большую скорость в 45-50 километров. Главный механизм тройки заключается в том, что центрального коренника словно «несут» за собой пристяжные лошади. Именно по этой причине лошади медленно устают и могут долгое время поддерживать развитую скорость.

Само слово «тройка» стало применяться по отношению к лошадиной упряжке еще 200 лет назад. В то время количество лошадей в запряжке зависело исключительно от того, сколько пассажиров перевозилось в кибитке. Если ехал один человек, то впрягали одну лошадь, если два — то две лошади, ну и, соответственно, если в кибитку садились трое человек, то запрягали тройку лошадей. В царские времена на тройке ездили не только богачи, но и те, кому по профессии было положено быстро передвигаться: почтальоны, пожарные и др. Очень часто тройку запрягали для свадьбы или других пышных праздников, на которых кучеру даже разрешалось немного «полихачить» и пустить коренника в галоп.

Самая лучшая русская тройка — это та, где все три лошади подобраны в масть. Коренник, кстати, должен быть гораздо крупнее пристяжных. Начиная с 1840 года в Москве на ипподроме начали устраивать конные соревнования, где в быстроте состязались тройки. В 1911 году русскую тройку впервые увидели в Европе, а именно — в Лондоне на Всемирной выставке. В составе тройки были: коренник — орловский рысак Ратник Турецкий, победитель Императорского приза и верховые стрелецкие лошади в качестве пристяжных. Мастеров, которые владели необходимыми навыками было очень мало, впрочем, как и подходящих рысаков. Однако все же удалось спасти один из главных символов России. Если обратиться к сегодняшнему времени, то соревнования, где участвуют русские тройки, очень популярны. Как правило, они проходят в два этапа.

1 этап. Нарядные, украшенные лентами, бубенцами и колокольчиками лошади (кстати, наездники тоже должны одеться соответствующе) выезжают соревноваться в фигурной езде. Один наездник управляет сразу тремя лошадьми, которые должны выполнять разнообразные фигуры, например, «вольты», «восьмерки» и т. д.
2 этап. Это так называемое испытание скоростью. Лошадей запрягают в специальную упряжь, надевают защитные приспособления от травм. Наездник и его помощники облачаются в обычную спортивную форму с защитными шлемами. Именно в этой части соревнований наезднику, как никогда, нужна помощь ассистентов: он сам управляет коренником, а помощники контролируют пристяжных лошадей.

Для русского человека тройка лошадей всегда была национальным символом. Русская тройка множество раз упоминается в стихах (Н. Некрасов «Тройка», А. Пушкин «Зимняя дорога», П. Вяземский «Еще тройка» и др. ), песнях (романс «В лунном сиянии», «Вот мчится тройка почтовая» и др. ), литературных произведениях (например, всем известный отрывок о русской тройке в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»).

Русская тройка

Русская тройка — это старинная конная упряжка, ставшая национальным символом России. Мы трижды целуемся, прощаясь, мы часто говорим: «Бог любит Троицу». У нас в дозоре стоят три богатыря, и выбираем мы из трех дорог. Естественно, под окном всегда сидят три девицы-невесты. А недалеко хлопочут о том о сём три сватьи. Наконец, трехголовый змей трижды теряет по одной голове, а золотая рыбка выполняет только три желания. Русский герой проходит три испытания, прежде чем обрести надежное и полное счастье семейное. Эта наша любовь к тройственности и Троице материализовалась в уникальной, известной всему миру, запряжке лошадей, имя которой — Русская Тройка.

Кто из нас не помнит знаменитые гоголевские слова: «Эх, тройка! Птица тройка, кто тебя выдумал? Знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи. ». Нет никакого сомнения, что образ Птицы-Тройки Николая Васильевича Гоголя питала не только особенная русская езда на тройке, но и народная традиция, которая проявила себя в сказках, былинах и житиях святых.

Так что же важно для нас в этом образе? Почему нас так волнуют эти слова, как заунывно-печальный романс «Однозвучно гремит колокольчик. » или народные ямщицкие длинные песни? Простор, дорога, огромное пространство — все эти образы из нашей души перелились в плоть русской культуры, кроме того, стали ее физическим и метафизическим наполнением: «Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади. Остановился пораженный Божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей жилке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная Богом!»

Просто фантастический русский карнавал рисует Гоголь: летящие кони, ужас движения, дымом дымится (снежной пылью) дорога, несутся навстречу друг другу русские огромные пространства, белое безмолвие полей, пробиваемые медными грудями коней. И столько в нём силы — крепкой, животной (в старорусском понимании «живот» — это жизнь), и, столько в нем мощи — таинственной и «ужасной». Образ Птицы-Тройки (могучей Руси-России) Николай Гоголь не придумал — он только его укрепил.

Русская тройка — единственная в мире разноаллюрная запряжка. Коренник (центральная лошадь) должен идти быстрой чёткой рысью, а пристяжные (лошади сбоку) должны скакать галопом. Тройка развивает очень высокую скорость — до 45-50 км/ч. В то время как в середине XIX века быстрой считалась езда в 18-20 км в час. «Механизм тройки заключается в том, — говорит специалист, — что идущего широкой, размашистой рысью коренника, как бы «несут» на себе скачущие галопом пристяжные, пристёгнутые к кореннику постромками. Благодаря этому все три лошади медленнее устают, но поддерживают высокую скорость».

Русская тройка — это старинная конная упряжка, ставшая национальным символом России. Появилась она примерно в середине XVIII века и зарекомендовала себя как самый быстрый вид транспорта. В XIX столетии тройка достигла всеобщей популярности: повозки, запряженные тройкой, стали олицетворением русской удали, широкой натуры. Троечная упряжка декорировалась (хомуты — красочные, покрытые резьбой и росписью), снабжалась кистями на уздах и шлеях, особенно красивой была дуга центральной лошади (коренника). Дуги расписывались так, что издалека были видны — расписывались зелеными травами, красными розанами, синими виноградными гроздьями. На ней закреплялся колокольчик, который помимо сигнальной функции, выполнял, безусловно, душевную. Радовал звоном. Русские тройки не имели аналогов в мире. Образ тройки сохранила и музыка, романсы, народные песни, литература.

Масти или расцветки лошадей упоминаются в десятках произведений русской классики. Такие масти, как белый, серый, рыжий, бурый, естественно, не требуют объяснения.

Буланый — светло?желтый, с черным хвостом и гривой.
Вороной — сплошь черный.
Гнедой — темно?рыжий, с черным хвостом и гривой. В чичиковской тройке гнедым был коренник.
Игреневый — рыжий, со светлой гривой и хвостом. У старого графа Ростова в «Войне и мире» игреневый меринок.
Караковый — темно?гнедой, почти вороной, со светлыми (желтоватыми) пятнами, так называемыми подпалинами — в паху и на шее.
Карий — масть средняя между вороной и гнедой. Грива и хвост при этом обычно черные.
Каурый — светло?каштановый, рыжеватый. (В чичиковской тройке каурый — левый пристяжной).
Мухортый — гнедой, с желтоватыми подпалинами.
Пегий — в крупных пятнах.
Половый — бледно?желтый.
Саврасый — темно?желтый, с черной гривой и хвостом.
Сивый — серый, темно-сизый.
Соловый — желтоватый, со светлым хвостом и гривой. (Наполеон в «Войне и мире» Л. Толстого разъезжает на соловом иноходце).
Чагравый — темно?пепельный.
Чалый — серый с примесью другой шерсти. (Ленский едет к Онегину в пушкинском «Евгении Онегине» «на тройке чалых лошадей »).
Чубарый — с темными пятнами на светлой шерсти или вообще с пятнами другой шерсти, хвост и грива черные. (В чичиковской тройке чубарый — правый пристяжной).
(По материалам: Ю. Федосюк «Что непонятно у классиков», 2012)

«Закладывать лошадей» означало запрячь их в экипаж. А вот распрячь — называлось раскладывать, «перекладывать» — значит перепрячь, заменить одних лошадей другими. Потому и ехали наши предки на перекладных.

Упряжки были разными — все зависело от количества лошадей и от порядка их расположения. Помимо знаменитой «тройки», ездили на «четвернях» — четыре лошади запрягались в ряд, но такая упряжка требовала широкой дороги, которые, как известно, всегда плохи в России, а потому лошадей чаше запрягали парами. Упряжка в четыре лошади, где одна пара располагалась за другой, называлась «цугом».

В «шестерни», «восьмерки» лошади тоже впрягались парами, в линию. Те пары лошадей, что впрягались справа и слева от дышла (одиночной оглобли), назывались дышловыми. Совершенно замечательно именовалась передняя пара лошадей — уносной. Заметим, что цугом (не менее четырех, впряженных попарно) разъезжали очень богатые или важные (сановитые) люди. Вспомним Фамусова, который с восторгом говорит о важном вельможе — некоем Максиме Петровиче: «. Весь в орденах, езжал?то вечно цугом».

Другой тип упряжки назывался «гусем». До пяти лошадей запрягались одна за другой — так ездили за городом и на узкой зимней дороге (всюду были сугробы).

Но вот что значили слова о «плоских рессорах» в стихотворении Некрасова «Гадающей невесте», нам сегодня понять труднее. Мы слышим скорее иронию. и недоумеваем: при чем тут «плоские рессоры»? Некрасов-автор пишет стихотворение в форме обращения к молодой девушке, влюбленной в модного хлыща:

У него прекрасные манеры,
Он не глуп, не беден и хорош,
Что гадать? Ты влюблена без меры,
И судьбы своей ты не уйдешь. (. )

Не из тех ли только он бездушных,
Что в столице много встретишь ты,
Одному лишь голосу послушных —
Голосу тщеславной суеты? (. )


Он твои пленительные взоры,
Нежность сердца, музыку речей —
Все отдаст за плоские рессоры
И за пару кровных лошадей!

Дело в том, что в XIX веке усовершенствованные рессоры были признаком достатка владельца экипажа и свидетельством его изысканной привязанности к комфорту, то есть, по сути, они были «предметом гордости и зависти окружающих». Теперь понятно, почему образ столичного повесы- соблазнителя Некрасов дополняет страстью к «плоским рессорам». Нынешний поэт воспел бы, очевидно, рессоры BMW, если таковые имеются.

Звон колокольчиков и бубенцов многократно описан в русской литературе. На почтовой тройке мчался в Москву Чацкий, о чем и рассказывал Софье в таких словах:

. Звонками только что гремя
И день, и ночь по снеговой пустыне
Спешу к вам голову сломя.

А вот А. С. Пушкин в «Графе Нулине» передает другое состояние:

Кто долго жил в глуши печальной,
Друзья, тот верно знает сам,
Как сильно колокольчик дальный
Порой волнует сердце нам
.

Звенел колокольчик — значит, приближался почтовый экипаж; значит — провозил письма друзей и жены. Колокольчик привешивался под дугой коренника, а у пристяжных прямо к сбруе подвешивались бубенцы. Между прочим, песня ямщика была еще и охранной, оздоровительной. Если бы он не пел (не открывал рта) — он бы попросту оглох от постоянного колокольного звона, что так привлекателен для тех, кто ждал почтовую тройку. Мчится тройка почтовая. И тешится детина-ямщик быстрой ездой. И гудит колокольчик — дар Валдая.

«Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».

Новогодние подарки, сияющая ёлка, снежная крепость, вечерние гадания, удалая тройка лошадей с лихим ямщиком и расписными санями…

Новогодние подарки, сияющая ёлка, снежная крепость, вечерние гадания, удалая тройка лошадей с лихим ямщиком и расписными санями… В ХХI веке катание на лошадях воспринимается лишь как развлечение по большим праздникам. А ведь ещё полтора века назад на конных тройках было построено всё почтовое сообщение на бескрайних просторах Российской империи. До появления паровозов и автомобилей это был один из самых скоростных видов транспорта, способный преодолевать даже полное бездорожье. Особенно зимой. Меж тем запряжка лошадей тройкой в ряд в других странах вообще не встречается. Более того, это вообще единственная в мире разноаллюрная запряжка! В ней коренник бежит рысью, а пристяжные скачут галопом. Главные козыри тройки — скорость и выносливость. Но управлять ею для современного человека куда сложнее, чем любым автомобилем. Даже по меркам гужевого транспорта тройка требует от «водителя» особого мастерства.

Лошадь не машина. Помимо рабочих качеств и масти у неё есть характер, настроение, социальный статус в лошадином сообществе. Поэтому собрать из трёх случайно попавшихся коней «пламенный мотор» и тут же промчаться, поднимая морозную пыль лёгкими санками, не получится. Даже если каждое из благородных животных в отдельности умеет ходить в упряжке, что в ХХI веке скорее исключение, чем правило, то совсем не факт, что они захотят работать вместе. Скорее всего, вместо того, чтобы ладно бежать вперёд, они начнут кусать, лягать и пихать друг друга, выясняя, кто лидер. Воспитание понятливой, послушной и быстрой тройки — занятие увлекательное, благодарное, но сложное и совсем не быстрое. А так как работы для троек в наши дни мало и к тому же она в основном сезонная, это сказывается на количестве и качестве лошадиных коллективов.

Отыскать хорошо съезженную тройку оказалось непростой задачей. Но в конце концов таковая нашлась в подмосковной деревне с «поэтичным» названием Грязь, в каретной мастерской Михаила Казёнкина. Здесь строят и ремонтируют экипажи для всей России. А кроме того, держат конюшню с упряжными лошадьми. И среди них две великолепно скатанные тройки: серой масти спортивная на пенсии и рабочая соловая в самом расцвете сил. Для тестов мы выбрали именно её. Знакомьтесь: коренник Апельсин, левый пристяжной Салют, правый — Балет.

Троек такой масти в мире нет. К тому же, в отличие от спортивных лошадей, которые даже в почтенном возрасте (за 20 лет!) всё время рвутся бежать вперёд на результат, рабочие ведут себя спокойнее во время «медленных» этапов фотосессии и лучше позируют. При этом они в отличной физической форме и развивают приличную скорость, в чём мы вскоре убедились.

Любой гужевой транспорт состоит из двух частей: одушевлённого «двигателя» и неодушевлённого салона, которые связаны между собой кожано-деревянной «трансмиссией». Зимой с салоном всё просто: по снегу — только сани, причём «легковые». В дровни тройку запрягать не принято. В нашем распоряжении — семиместные металлические сани. В современной жизни они намного практичнее, прочнее, долговечнее, проще в обслуживании и хранении, чем традиционные деревянные. По устройству эти сани исключительно просты: два полоза, рама из уголков, дощатый пол, три ряда мягких сидений и металлические листы внешней обшивки. Самое главное — «сцепные устройства» (или это уже «трансмиссия»?): оглобли для коренника, прикреплённые простейшим шарнирным соединением к раме саней по бокам в их передней части, и силовые поворотные кронштейны на передних стойках — для пристяжных. Традиционно вместо последних использовалось простое «неразрезное» бревно, жёстко прикреплённое к передку саней. Но позже конструкцию усовершенствовали, сделав её полностью травмобезопасной для лошади. Проще говоря, в нашем случае, если пристяжная начинает отставать, кронштейн просто складывается, а не бьёт её сзади по ногам.

Запряжка тройки — довольно сложная наука. Недаром возникла пословица, что русские долго запрягают, но быстро едут. Впрочем, хорошо подготовленный возница запрягает послушную тройку за три-четыре минуты, если, разумеется, не надо подгонять упряжь. При этом распрячь и освободить коней, если вдруг сани застряли или ещё что-то пошло не так, можно вообще в считаные секунды.

В отличие от автомобиля конвейерной сборки в конской упряжи почти всё индивидуально: так, хомут у каждой лошади — свой, сделанный специально для неё точно по мерке. Другой будет натирать. Длина оглобель тоже индивидуальна, но её можно регулировать положением гужей. Для наилучшей передачи тяги и опять же, чтобы упряжь не натирала, угол между хомутом и оглоблями должен быть 90 градусов. Оптимальный наклон оглобель к горизонту равен 13 градусам. Он обусловлен лошадиной анатомией. Поэтому длина оглобель зависит от роста коня. И длина всех ремней тоже в каждом случае своя. В общем, регулировать и подгонять при первой запряжке приходится много.

Традиционно все части русской упряжи крепились друг к другу на узлах. В наше время с узлами возиться приходится меньше: почти всё застёгивается и регулируется пряжками. Но пряжка — это европейское изобретение. Сложное и дорогое в изготовлении кустарным способом. К тому же пряжки и дырки не лучшим образом влияют на долговечность ремней, хотя запрягать с ними удобнее и быстрее. Впрочем, в наше время перевешивает все остальные именно последний аргумент. Поэтому даже традиционную русскую упряжь делают с пряжками. Но не всю. Супонь, которой затягивается хомут, и гужи, соединяющие хомут и оглобли, как и столетия назад, продолжают завязывать и регулировать только узлами.

«Русская ямская троечная сбруя считается самой красивой среди остальных видов упряжи. В ней воплотилось накопленное веками искусство русских шорников… В этой упряжи воплотилась целая эпоха, когда не было железных дорог», — гласит книга «Шорное производство», изданная в 1928 году. При этом, если не считать праздничных украшений, специально используемых в троечной упряжи по особым случаям, в ней нет ничего лишнего. В её основе — традиционная русская одиночная дуговая хомутовая запряжка, к которой по сторонам добавлены пристяжки, и все три лошади оказываются выстроены в шеренгу.

Гнутая из цельного куска дерева дуга — элемент сбруи, нигде, кроме России, не используемый. Она может показаться декоративной вещью, однако на самом деле служит демпфером, принимающим на себя толчки и удары ухабистой дороги по саням или экипажу и изолирующим от них коня. К ней же обычно привязываются колокольчики и в некоторых случаях — поводки, идущие к уздечке, не позволяющие кореннику низко опускать голову. Дуга привязывается к оглоблям гужами, другие концы которых крепятся к хомуту. Именно к нему лошадь прикладывает всю свою лошадиную силу, и от него она передаётся дальше на оглобли и «прицеп». Кроме того, к хомуту привязывается шлея — ремень, огибающий всё тело лошади вдоль и выполняющий роль тормоза. Именно в него упирается задняя часть коня при остановке либо спуске с горы. И на него в это время передаётся вес саней или повозки. Чтобы шлея не спадала вниз, её поддерживают ремни, переброшенные через спину лошади. Оглобли тоже поддерживаются специальным широким ремнём — чересседельником, переброшенным через седелку — подобие седла на спине, — закреплённую подпругой.

Сбруя пристяжных лошадей имеет в целом то же назначение и устройство, но несколько отличается в деталях. Так, роль деревянных оглобель здесь выполняют ремённые постромки, оканчивающиеся специальным брусом, именуемым «валёк», который в середине шарнирно закреплён на том самом кронштейне саней, о котором уже говорилось выше. Валёк по своему назначению подобен межколёсному дифференциалу. С его помощью уравнивается тяга, развиваемая левыми и правыми конечностями пристяжного коня. В старину на всех трёх лошадей надевали хомуты. Но с течением времени у пристяжных их всё чаще стали заменять кожаной шоркой. Именно так устроена упряжь и в нашем случае.

«Кинематика» рулевого управления тройки проста и сложна одновременно. Коренник, как и при одиночной запряжке, «рулится» обычными вожжами, прикреплёнными к уздечке. У пристяжных иначе. Внутренняя вожжа у них укорочена и привязана к дуге коренника на таком расстоянии, чтобы пристяжному было удобно бежать, но не слишком далеко от коренника. Этот ремень называется чембур. А внешняя вожжа — привозжек — тянется в руки к вознице. Таким образом, у него оказываются четыре повода: два — от коренника и по одному — от каждой пристяжной. Держать в кулаках их надо так, чтобы каждый повод выходил в свою сторону, при этом вожжи коренника — к большому пальцу, а пристяжных — к мизинцу.

Основной «руль» — коренник. Именно его направляют вожжами в нужном направлении. Пристяжные должны лишь не мешать ему и поворачивать вместе с ним, поддерживая общую скорость. Для этого внешнего, по отношению к радиусу, поворота коня распускают, а для внутреннего — придерживают. Обратным образом поступают, если пристяжные тянут неравномерно, нарушая тем самым прямолинейное движение всей тройки. В общем, в данном случае роль «межконного» дифференциала вместе с механизмом его блокировки играет сам ямщик. Именно он, ослабляя и натягивая вожжи пристяжных, распределяет между ними нагрузку и следит, чтобы она была равномерной. Это делает управление тройкой наиболее сложным среди других запряжек: в большинстве остальных вариантов «дифференциал» работает всегда в автоматическом режиме. Но зато скорости, выносливости и проходимости тройке не занимать! В старину хорошо выезженные тройки на знакомом маршруте умели вообще работать в режиме автопилота, и ямщик мог даже ехать, бросив вожжи. Лошади справлялись со своим управлением сами. К тому же вожжи далеко не единственный орган управления. Кони могут прекрасно реагировать на голосовые команды.

Скорость и проходимость

В стародавние времена земная поверхность была куда более приспособлена для передвижения на четвероногом транспорте. Сейчас же, чтобы выехать с каретного двора в чисто поле, нам пришлось пересечь асфальтовое шоссе и затем долго тащиться по обочине, собрав лошадей плечом к плечу и прижимаясь вправо, чтобы не мешать попутным машинам. Развернулись во всю ширь наши кони, лишь когда мы свернули с асфальта на заснеженный грейдер.

И уж помчались так помчались! Кони застоялись — и сейчас красиво неслись во всю свою мощь, уверенно поддерживая скорость порядка 40 км/ч.

Чуть притормозив лошадей, кучер натянул правые вожжи — и тройка легко ушла с чищеной дороги в поле. Лошади перепрыгнули заметённый снегом кювет и почти без напряжения перетащили через него сани. А затем, взметая копытами вихри снега, размашисто помчались по целине. Удивительное дело, но скорость в поле упала совсем ненамного: без видимых усилий тройка мчалась 25—30 км/ч при глубине снега около полуметра. Ради сравнения позже я попытался угнаться за тройкой по снежному полю на подготовленной для бездорожья Toyota Land Cruiser. Но кони легко обходили автомобиль, едва последний начинал цеп-лять снег балками мостов. До изобретения снегохода у запряжённых тройкой саней в снежном поле конкурентов по скорости было немного. Или вовсе не было. Оно и понятно: тройка оптимальна для этих условий. Бегущие в один ряд кони равномерно распределяют между собой нагрузку, при этом они не утыкаются в хвосты бегущих впереди, как при запряжке цугом, и не проваливаются в их следы (и то и другое снижает скорость бега). Быстрее только четверик россыпью, который запрягали в тачанку.

Благодаря ровному плоскому днищу сани в снежной целине обеспечивают минимальное удельное давление на поверхность: в снег углубляются только их полозья и не очень сильно «якорят» коней. Но это ещё не все секреты проходимости. На крайний случай у ямщика в запасе есть «пониженная передача». Если снег чересчур глубок или сани нужно провести через узкое место со сложным рельефом либо через густой частокол леса, возница отпрягает пристяжных и привязывает их в ряд перед коренником. Тогда три коня идут след в след и два передних «пробивают колею» для коренника, который уже тащит сани по проторенной дороге. Медленно, зато эффективно. Как на понижающей передаче на внедорожнике.

На протяжении нескольких часов мы носились в санях вскачь по заснеженным дорогам и без них, и кони не показывали ни малейших признаков усталости. Впрочем, слово «вскачь» не совсем верное, потому что даже на максимальной скорости Апельсин почти всегда шёл крупной размашистой рысью, и только Салют с Балетом по сторонам от него скакали галопом. Именно так и должна двигаться тройка. Мчащийся галопом коренник — это уже нештатная ситуация, и не всякий возница сумеет с ней справиться. Михаил несколько раз специально выпускал Апельсина в галоп и затем, когда надо, удерживал его прыть. В общем, демонстрировал пилотаж высокого класса. Правда, по его словам, перевернуть современные широкие сани намного сложнее, чем старинные, а потому в нашем случае риск в случае ошибки в «пилотировании на запредельных режимах» был куда ниже, чем у лихих ямщиков прежних времён, демонстрировавших подобным образом свою удаль.

А что касается усталости… В прошлые времена лошади были выносливее и привычнее к долговременным нагрузкам, чем сейчас, а сани меньше и легче. Поэтому ничего удивительного, что ежедневно почтовая тройка совершенно спокойно делала по 80—100 км на хорошей скорости. А при необходимости проходила и все 200 км практически без отдыха. Тем более, что главным её назначением была доставка срочных, но нетяжёлых грузов или пассажиров на большие расстояния. Именно для этих условий её и придумали.

Разумеется, я не смог удержаться от того, чтобы не «порулить» экзотическим в наше время транспортом. Как и ожидалось, ни один из многочисленных автомобильных навыков тут мне не пригодился. Работа кучера и водителя различаются, как вожжи и рулевое колесо. Здесь совершенно другие кинематика движений и алгоритм действий. Здесь отсутствует работа ногами, кроме упора в пол и в переднюю стенку саней, зато больше нагрузки на руки. Действия руками кажутся на первый взгляд однообразными и простыми, но они требуют большой точности и чёткого дозирования усилий. К тому же мышцы задействуются совсем иначе, чем за «баранкой». В теории всё понятно, но когда дело переходит к практике…

Не путаться в четырёх вожжах и их назначении у меня получилось сразу, но правильно регулировать их натяжение, равномерно распределяя нагрузку между лошадьми, оказалось намного сложнее. Особенно трудно давалось одновременное натяжение и ослабление двух разных вожжей, находящихся в одной руке. Это было бы ещё терпимо, но одновременно тот же самый приём, только наоборот, надо было проделывать другой рукой. Вот это дейст-вительно тест на координацию движений! По счастью, выполнять его приходится сравнительно нечасто.

Впрочем, моторный навык в руках — дело наживное. Постепенно получалось всё лучше, и через полчаса я уже уверенно поворачивал коней туда, куда надо, и даже регулировал их скорость. Всё это время Михаил ненавязчиво поправлял мои ошибки — и постепенно их становилось всё меньше. Вскоре мы все вместе даже смогли несколько раз промчаться в повороте мимо нашего фотографа, обдавая его вихрями снега и совершенно точно зная, что его не заденем. В общем, прогресс был налицо. Но, понятное дело, даже целого дня тренировок недостаточно, чтобы полноценно «вкатиться» и освоить ямщицкое мастерство. К тому же стало понятно, что для виртуозного управления тройкой надо сначала долго тренироваться на одиночной запряжке.

Тро?йка — старинная русская запряжка лошадей. Тройка была придумана для быстрой езды на длинные расстояния.

Это единственная в мире разноаллюрная запряжка. Коренник — центральная лошадь — должен идти быстрой чёткой рысью, а пристяжные — лошади сбоку — должны скакать галопом. При этом развивается очень высокая скорость 45-50 км/ч.

Механизм тройки заключается в том, что идущего широкой, размашистой рысью коренника, как бы «несут» на себе скачущие галопом пристяжные, пристёгнутые к кореннику постромками. Благодаря этому все три лошади медленнее устают, но поддерживают высокую скорость.

Содержание

История русской тройки [ | код ]

Тройка появилась и получила своё нынешнее название около 200 лет назад. По существовавшим тогда правилам при перевозке пассажиров в почтовых кибитках можно было впрягать трёх лошадей только если людей оказывалось трое. Двое или один должны были ехать на паре лошадей. Бубенцы и колокольчики разрешалось вешать только на почтовые тройки и курьерские, перевозившие важные государственные депеши. В царские времена на тройках, помимо важных господ, ездили почтальоны (почтовая тройка), пожарные и все, кому нужна была высокая скорость на длительный период времени. Часто тройки запрягались в дни свадеб и других праздничных торжеств, когда кучера могли «полихачить» и выпустить в галоп даже коренника.

Обычными лошадьми для тройки были некрупные и неказистые, но очень выносливые вятские лошади. Люди побогаче заводили тройку статных и крупных орловских рысаков. Лучшая тройка — это тройка, где все лошади подобраны в масть, а коренник заметно крупнее ростом и статью пристяжных.

С 1840-х годов на Московском ипподроме стали устраивать соревнования троек. В 1911 году тройку впервые увидели в Европе — в Лондоне на Всемирной Выставке. Коренником был рождённый в Хреновском конном заводе орловский рысак Ратник Турецкий, победитель Императорского приза [1] , а пристяжными были верховые стрелецкие лошади [2] . Картина, на которой запечатлена та легендарная тройка, находится сейчас в музее коневодства Тимирязевской академии в Москве. В советские времена тройки почти повсеместно стали составляться из орловских рысаков, выглядела такая тройка настолько шикарно, что даже дарилась в США официальными лицами. В 1982 году на международную конскую выставку-ярмарку «Эквитану» в Германии снова привезли русскую тройку светло-серых коней. Коренник — орловский рысак Пёстрый Палас, пристяжные — лошади терской породы — потомки стрелецких лошадей. Тройке присудили титул чемпионов «Эквитаны». В 1989 году советские конники привезли на «Эквитану» новую тройку — коренник орловец Вальс, пристяжные — терские лошади Цегель и Циэмир. Зрители аплодировали стоя этой тройке, когда все три лошади легко и свободно выписывали в манеже круги, «восьмёрки», повороты и другие элементы фигурной езды. Однако к 1990-м годам интерес к тройке в России упал настолько, что существование этой уникальной для России запряжки встало под угрозу гибели. Мастеров, умеющих управлять таким сложным видом запряжки осталось так же мало, как мало осталось и орловских рысаков.

Однако вовремя взявшиеся за дело энтузиасты и члены Российской ассоциации «Содружество», созданной в середине 1990-х годов во главе с А. М. Ползуновой спасли национальное достояние России. По инициативе «Содружества» в некоторых городах России, таких как Ярославль, Кострома, Москва, Вологда были учреждены этапы «Кубка России» для русских троек с финалом в Москве.

Благодаря участию «Ассоциации» к спасению русских троек была привлечена даже Французская рысистая ассоциация во главе с графом Домиником д‘Беллегом. В 2000 году впервые в рамках «Дней Франции» на московском ипподроме, учреждённых на деньги французской стороны, был проведён дорогостоящий приз «Венсеннского ипподрома» для троек, где приняли участие три тройки. В ответном визите в Париж в декабре 2000 года русские тройки впервые продемонстрировали французской публике свою уникальную красоту и стремительный бег на крупнейшем в мире беговом ипподроме Венсенн.

С тех пор «Дни России» во Франции и «Дни Франции» в России стали постоянным событием на Московском и Венсеннском ипподромах, а тройки — постоянными участниками этих мероприятий. Так, в розыгрыше приза «Венсеннского ипподрома» в 2006 году на Московском ипподроме приняло участие семь троек, которых пришлось разделить на два заезда, так как все семь троек (21 лошадь) не могли уместиться на дорожке Московского ипподрома.

Соревнования русских троек [ | код ]

Соревнования русских троек сегодня приобретают всё большую популярность. Они проходят в два этапа. В первый день нарядные, украшенные бубенцами и лентами лошади с нарядно одетыми наездниками и их помощниками выезжают соревноваться в фигурной езде, где наездник сам управляет всеми тремя лошадьми, показывая своё мастерство, а лошади должны выполнить различные фигуры — «вольты», «восьмёрки» и т. д.

Судьи оценивают не только чистоту выполнения всех элементов, но и общее впечатление от тройки: съезженность лошадей, их реакцию на происходящее вокруг них. Украшения в едином стиле у лошадей, наездника и помощников и одна масть всех трёх лошадей оценивается выше. Во второй день соревнований проводится соревнование на резвость. В этом случае лошадям надевают беговую упряжь, защитные приспособления от травм, наездник и помощники надевают простую спортивную форму со шлемами. Здесь помощники активно помогают наезднику в управлении: в то время, как наездник управляет идущим резвой рысью коренником, помощники держат под контролем скачущих галопом пристяжных.

Лучшие тройки сегодня можно увидеть в Москве на ипподроме. Приезжают сюда и тройки из Костромы, Ярославля, Саратова, Калуги, Владимира, Вологды и других старых русских городов.

Самой знаменитой тройкой последних лет стала тройка светло-серых лошадей Московского конного завода с коренником породы русский рысак Александритом (Рагби’с Стар — Ассамблея 1992), пристяжные — орловские рысаки Приз и Виток. Именно эта тройка снята в заставке к программе «Вести» на канале «РТР».

В искусстве [ | код ]

Знаменитый образ России, как «птицы-тройки» принадлежит Н. В. Гоголю (поэма «Мёртвые души» — том 1, глава 11):

Тема в разделе «Трибуна», создана пользователем anka46, 28 май 2008 .

admin

Наверх