Скорость кареты с лошадями

Некогда кто-то сказал: «В лошади есть нечто такое, от чего наши сердца теплеют».

Каждый, кто прочтет эту книгу серии «Что есть что», вряд ли не согласится с этим. Вы узнаете о привычках, способностях и поведении лошадей. Тот, кому доводилось общаться с ними, тоже почерпнет на страницах книги немало интересного.

Книга отвечает на самые разные вопросы, рассказывает о древних диких предках лошадей, которые были величиной с современную лисицу и за миллионы лет эволюции превратились в мощных резвых благородных красавцев, уже тысячи лет живущих рядом с человеком.

Для детей школьного возраста.

Книга: Лошади

Какой была скорость почтовой кареты!

Какой была скорость почтовой кареты!

В 1815 г., чтобы покрыть расстояние между Гамбургом и Берлином, почтовой карете требовалось четверо суток. Со срочной почтой, которая доставлялась гораздо быстрее, от Лейпцига до Дрездена можно было добраться всего за десять часов.

К середине прошлого века почтовую карету вытеснило новое и более быстрое средство передвижения — железная дорога. Однако вплоть до Первой мировой войны кареты еще встречались на городских улицах и в сельской местности, пока их не сменили автомобили.

Жизнь — игра, но кайф в том, что в ней нельзя сохраняться…

Продолжаю наивно искать на фикбуке стоящие статьи, но если в прошлом с каждым днём открывала всё меньше вкладок, то теперь уже с каждой неделей – бывают дни, когда названия, фэндомы и описания не привлекают, а то и вовсе отталкивают. Если и просматриваю очередные глупые признаки фанства и топы каких-то нелепостей, то просто от нечего делать, и то на третьем–пятом пункте у меня уже пропадает интерес и вкладка закрывается. Читаю про Мэри и Марти, т.к. сама пишу статью про них (уже с ноября её мучаю, да никак не закончу), но больше уделяю внимания в духе «помощь новичкам» «ошибки жанра» и подобные – иногда это отрезвляет голову и помогает находить у себя недочёты.

Алиса С. в части “ Местность ” своей статьи “ Гайд по описаниям ” обратила внимание на несоответствие такого рода:

Я встречала ошибки, во время которых персонаж, используя только свои ноги, перемещался из города N в столицу государства M всего лишь за пару часов, в то время как в самом начале рассказа говорилось, что на лошадях добираться до столицы придется несколько дней. Меня это очень смутило: если жители этого мира такие быстроходные, то зачем им вообще лошади?

Моя реакция – есть частные случаи, когда такое допустимо. Первая моя мысль: проходимость дорог между Mи N. Я сама лично сталкивалась с подобными и до сих пор сталкиваюсь. Банальный пример: стоит вспомнить, как ходит общественный транспорт по городу. Иногда действительно быстрее на своих двух по дворам, чем на автобусе ехать по дорогам, даже при том, что остановки находятся близко – на них и с них не надо долго бежать. Это же самое может коснуться и личного автомобиля: надо выехать со двора на нормальную дорогу, пропетлять и вновь заехать на какой-то двор, т.к. там путь перекрыли заборы различных учреждений, изыски городского ландшафта, но пройти пешком можно достаточно быстро (или есть пешеходные проходы, дыры в заборах или перелазить через преграду, мостики над оврагами, речками и прочими углублениями, пешеходные туннели через возвышенности). И не забываем проблему больших городов – пробки…

Теперь вернёмся к лошадям и городам или посёлкам. Путь между ними может оказаться в точно такой же ситуации. Напрямую они могут находиться совсем недалеко друг от друга, да вот только на лошадях по тем дорогам не пройти, особенно с телегами. Как вариант: глубокие широкие овраги и отсутствие крепких мостов или топи, которые пройти можно только со знающим человеком. Так как я всё же больше склоняюсь к фентези, которое всё же больше строится на исторических моментах, то не стоит забывать о безопасности. Чем не пример наш родный персонаж – Соловей-разбойник, вынуждающий путников делать гигантские крюки под страхом смерти?

Может и не грабёж тому виной, а какая-то местная байка, страшилка, мол, место проклятое – любой, кто пойдёт тем путём, обречён на скорую смерть, либо вовсе не возвращается и никто знать не знает, что с отважимся приключилось.

Кстати, этим приёмом многие не брезгают, чтобы показать крутость (безрассудность / удачливость / несуеверность) героя (или героев) и отправляют по короткой, но теоретически опасной дороге.

При выборе длинного пути, конечно же, увеличивается и время прохождения. Если не ошибаюсь, то бывало и такое, что в город (через который лежала дорога) требовался пропуск; могла проводиться доскональная проверка всех желающих войти, были комендантские часы, что приводило и к ограничению в «часах приёма» – того и глядишь, что у города ночевать придётся. Собственно, в комментарии и писала “Идти вкруговую – опять крюк, а продовольственные запасы на исходе – и сам голодный, и лошадь уже упрямится. Пока закупешься, отдохнёшь в городе, так и комендантский час настал – уже не высунешься на улицу. При выходе опять твои вещи наизнанку выворачивают – а вдруг вор или везёшь запрещённое?”

Но позже выяснилось, что города находятся на разных краях немаленькой карты, т.е. город N на одной части континента, город M — на другой. После этого оправдать авторов мне стало нечем и согласилась, что тут уже скорее ошибка и недоработка. Правда, в мыслях я оставила ряд уловок, типа телепортации и использование всяких искажений в пространстве. Один из персонажей Хомагиума даже говорил, что они пойдут ещё более быстрым путём, чем прямые дороги.

И вот за счёт одного из своих рассказов (который и не рассказ уже, но всё ещё в процессе) я вновь вернулась к скорости людей и лошадей, пытаясь всё же выяснить кто же из них быстрее. С одной стороны, лошадь всё же должна быть быстрее, однако надо смотреть на многие условия. Во-первых, скорость каждой лошади индивидуальна – она зависит от способностей самой лошади (её генетики), здоровья, породы. Не меньшую роль играет тренированность, аллюр (движение) и рабочий режим.

Средняя скорость лошади достигает 15-20 км/ч, развить ее может практически любая порода, как тягловая, так и верховая. Верховые лошади отличаются от тягловых не только предназначением но и внешним видом. Верховая предназначена для участия в скачках, она развивает достаточно высокую скорость и имеет более утонченное строение тела. Тягловые лошади более низкие, ноги массивные они способны тянуть очень большой вес, однако скорость, даже без нагрузки, будет не высока”.

Тут же смотрим: аллюр – если очень коротко и без влезания во многие тонкости, то это вид движения лошади: шаг, рысь, галоп и другие. Википедия подсказывает, что есть естественные (к которым лошадь прибегает без всякой специальной выездки, то есть инстинктивно: шаг, рысь, иноходь*, галоп, рысь, а также: прыжок, пасо фино, шлапак (тропота)) и искусственные (выработанные у лошади в школах верховой езды: пассаж, пиаффе, испанский шаг, испанская рысь, галоп на трёх ногах, галоп назад, иноходь* и др.). Все они предполагают разную скорость и применяются для особого случая, однако при тренировке лошади необходимо использовать каждый из них (я так понимаю, каждый из естественных аллюров), причём не важно верховая лошадь или тяговая, для скачки её тренируют или полевых работ. Искусственные же аллюры появились под влиянием многовековых традиций и используются больше как демонстрация искусства верховой езды, в которых отображается взаимодействие лошади и всадника в красоте движений. Иноходь отметила звёздочкой и занесла в оба списка, т.к. данный аллюр бывает естественным (врождённым), но чаще его вырабатывают искусственно. Естественная иноходь не утомляет лошадь, искусственная же приводит к ускоренному разбиванию ног лошади. В общем-то, это лишь поверхностное описание, наводки. Вернёмся к скоростям.

При передвижении обычным шагом скорость лошади (тягловой или рабочей) не превышает 4,5 км/ч, у скакунов – 5–7 км/ч. Обычная рысь позволяет развивать скорость до 50 км/ч в зависимости от типа. Так ускоренная рысь – до 15 км/ч, полевая – до 20 км/ч, и размашистая рысь – до 50 км/ч. Галоп является самым высокоскоростным аллюром лошади, на коротких и средних дистанциях (до 2800 м) скорость может развиваться до 60 км/ч, если дистанция более длинная, то средняя скорость составляет 50-55 км/ч.

На транспортных работах скорость лошадей при движении шагом обычно составляет около 4–6 км/ч. На рыси лошадей используют только на транспортных работах (обычная скорость от 8 до 12 км/ч). Тяговая лошадь во время полевых работ развивает скорость не более 6 км/ч, хотя это и не является её пределом.

Так же я решила воспользоваться с форума записью “ Использование упряжных лошадей на с/х работах ”, где нашла немало факторов, влияющих на работоспособность: живая масса, тип телосложения, возраст, состояние здоровья, темперамент, упитанность; режим работы, втянутость в неё, выносливость; условия содержания, уход и кормление; продолжительность работы, скорость движения, а также зависит от подгонки сбруи и ее исправности, состояния погоды, качества дороги, грунта, характера рельефа и др. При этом решающая роль принадлежит физиологическим факторам – возрасту, упитанности, тренировке, состоянию сердечно-сосудистой системы, органов дыхания, мускулатуры, конечностей и копыт.

Обратила внимание на эту страницу, потому что там идёт описание и рабочего дня: лошадь – не машина, гнать её сутками без передышки не получится. Более того, как выяснилось, что продолжительность рабочего дня взрослой лошади 10–12 часов, включая все остановки, переезды, перерывы для отдыха и кормления в пути. Рабочее время делится на два периода по 4-5 часов с перерывом на 2-3 часа для отдыха и кормления. Итого на полезную работу отводится 8–10 часов. При тяжёлой работе (пахота, трелёвка леса и др.) лошади дают отдыхать 10-15 минут после каждого часа работы. Одни сутки в неделю лошади дают отдыхать, чтобы не надорвать.

А теперь вернёмся к путешествиям в эпоху до развития поездов, автомобилей и самолётов, когда большим спросом пользовались дилижансы. Они представляли собой четырёхколёсную карету (обычно уже отслужившую своё у знати), как правило запряжённую тройкой или четвёркой лошадей. В середине XVIII века дилижансы обтягивали тёмной кожей и украшали орнаментом из вбитых гвоздей. Рамы вокруг окон и колёса красили в ярко-красный цвет. По бокам большими буквами были намалёваны место отбытия и место назначения – дилижансы путешествовали от станции к станции, где меняли лошадей. Кучер и сопровождающий охранник (нападения на дилижансы в XVIIIи XIX веках не были редкостью) сидели на облучке, на передней лошади сидел форейтор в зелёном камзоле. Пассажиры же ютились напротив друг друга внутри дилижанса и снаружи: на крыше или на выступе позади кареты. Такая карета ползла со скоростью приблизительно 6 км/ч (4 мили/ч). Если дорога шла в гору, пассажиров могли попросить выйти, чтобы лошади не надорвались, взбираясь по холму, что опять же сказывалось на скорость. Но было хорошее – вдоль маршрутов дилижансов вырастали трактиры, где путешественники и лошади могли пообедать и отдохнуть.

Учитывая, что скорость запряжённой лошади около 6 км/ч и герои добираются попутно на крестьянской или выбирают конный дилижанс, то пешком они могут уйти дальше. При произвольной ходьбе скорость примерно 5,3 км/ч, если человек тренированный и выносливый, при быстром темпе достигает 8 км/ч. То есть если по большому счёту герой путешествует налегке, питаясь тем, что поймает/соберёт, то у него есть шансы добраться быстрее на своих двух, особенно при небольших расстояниях.

Более быстрыми являлись почтовые кареты, достигающие летом 11–13 км/ч (7–8 миль/ч) и зимой 8 км/ч (5 миль/ч), однако такие скорости приводили к уставанию лошадей и их меняли каждый 16–24 км (10–15 миль), т.е. каждые 2–3 часа. Остановки для обмена почтой были короткими. Если у кареты был охранник, то это позволяло замедлять ход и сбрасывать мешок с письмами местному почтмейстеру, а тот уже швырял ему другой мешок. Кучер сидел на облучке (рядом место оставалось пустым), охранник – тоже снаружи, в задней части кареты возле ящика с письмами. Путешествовала почтовая карета в основном по опустевшим ночным дорогам. Сажать пассажиров запрещалось возле охранника, но не вовсе. Внутри находилось четыре пассажирских места, со временем сидения добавили и на крышу. Частники стремились заработать на пассажирах, набирая как можно больше народа, более того плата тут выше – здесь чище и просторнее.

С появлением фаэтона стала доступна скорость 16 км/ч. Фаэтон уже больше напоминает кузов, чем карету для перевозки людей и небольших грузов, запряжённый лошадьми. Он имеет подвеску под колеса, чтобы сгладить неровности дороги и уменьшить тряску при езде. Высокий бортик в передней части защищает пассажиров от камней и грязи, летящих из-под копыт лошадей во время их бега.

Наибольшая скорость найденная в интернетовской информации всё же остаётся у двухколёсной колесницы со спицами, запряжённой четырьмя лошадями – 60 км/ч (40 миль/ч), однако она совершенно не годится для перевозки больших грузов, ну и конечно же верховая езда.

И под конец мой ответ на вопрос “Меня это очень смутило: если жители этого мира такие быстроходные, то зачем им вообще лошади?” – для тяги. Ведь нигде не сказано, что эти жители могут переносить большие грузы на себе на дальние расстояния, так пусть эта ноша останется на скакуне.

у кареты не может быть скорости никакой !

скорость = одна лошадиная сила ( вопрос к лошади ))
Реальная скорость гужевого транспорта в среднем 5 км\час

Средняя скорость, развиваемая гужевой повозкой равна примерно 30 км/ч.
гужевой повозки в ненагруженном состоянии может достигать скорости 60 км/ч.

Войти

Если будет более конкретная постановка задачи — поищу подробнее.

Одиночка или группа? Всадник или повозка, если повозка — то какая? Качество дороги, время года?

Ну, карета по пригородам Санкт-Петербурга с какой скоростью могла перемещаться?

Edited at 2013-05-23 11:48 (UTC)

На Таллинском шоссе почтовые станции первого класса стоят через 20-25 км
Это ориентировочное время (4-5 часов), после которого было нужно дать отдохнуть лошадям, или сменить их, отдохнуть и перекусить самим людям.

Курьерская служба получала сменных свежих коней и скакала дальше, вопрос только в человеческих силах.

Царский кортеж всё же не очень показателен — экипажи, лошади и кучеры были наилучшие из возможных.

Edited at 2013-05-23 14:21 (UTC)

кавалерийский полк на марше проходил за день примерно около 25-30 километров. Правда стоит учесть, что часть времени уходила на сборку-разборку походного лагеря и прочие мелочи. Ускоренным маршем кавалерийский полк делал до 45 км в день, но в таком темпе нельзя было двигаться больше 2-3 дней, падеж лошадей начинался.
Одиночный всадник двигался конечно быстрее. Давая лошади отдых или используя сменную лошадь, верхом можно было пройти за день километров 40-50.
Мой личный максимальный дневной переход верхом — 47 километров за 9 часов, из которых 1,5 часа ушло на отдых посреди дня. Правда мы шли не по накатанным дорогам, а в лучшем случае по проселкам, а также по лесам и полям. Но честно говоря на следующий день был отдых и я вряд ли смог бы влезть в седло снова :).

Бонус- обзор паровых дилажансов (спасибо toro_toro_toro )

До эпохи поездов, дилижансы (stagecoach) были наиболее популярным средством передвижения из города в город. В Англии такой вид транспорта получил распространение в 16м веке и пользовался популярностью вплоть до начала 20го века. Дилижанс представлял собой четырехколесную карету, обычно запряженную четверкой лошадей. Пассажирские места размещались как внутри, так и снаружи. Те, что снаружи, располагались на крыше или на выступе позади кареты. Пассажиры сидели лицом друг к другу. Кучера нередко сопровождал вооруженный охранник, ведь нападения на дилижансы в 18м, да и в 19м веке были нередки. Дилижансы путешествовали от одной станции к другой, на которых меняли лошадей. Вдоль их маршрутов, как грибы после дождя, вырастали трактиры, где путешественники могли пообедать и отдохнуть.

Многие из дилижансов были каретами знати, уже отслужившими свое. В середине 18го века, дилижансы обтягивали темной кожей и украшали орнаментом из вбитых гвоздей. Рамы вокруг окон и колеса красили в ярко-красный цвет. По бокам дилижансов большими буквами были намалеваны место отбытия и место назначения. Кучер и охранник сидели на облучке. Дилижанс тянула тройка лошадей, причем на передней сидел форейтор в зеленом камзоле. Скрипя, карета ползла по дороге со скоростью приблизительно 4 мили (6 км) в час. Если дорога была в гору, пассажиров могли попросить выйти из кареты, чтобы лошади не надорвались, взбираясь по холму.

Лишь в конце 18го века вместо старых колымаг стали пользоваться каретами, которые строили специально для междугородних переездов. Эти кареты были меньше по размеру и ехали быстрее. К 1754 году относится упоминание о первом дилижансе на рессорах. Наверняка это нововведение сделало путешествие более приятным, ведь карета уже не тряслась так сильно. А у тех, кто сидел сверху, было меньше шансов вывалиться.

William Powell Frith. Нападение на дилижанс

Путешествие из города в город могло растянуться на несколько дней. Например, в 1706 году дилижанс из Лондона добирался в Йорк за 4 дня. Дилижансы отъезжали из Лондона 3 дня в неделю — по понедельникам, средам и пятницам. Пассажиры могли бесплатно провозить 14 фунтов (6 кг) багажа и доплачивали 3 пенса за каждый дополнительный фунт. В 1742 году дилижанс из Лондона в Оксфорд отъезжал в 7 утра, останавливался в городе Хай-Вайкомб ( High Wycombe) в 5 вечера, чтобы пассажиры могли передохнуть, а наутро продолжал путь в Оксфорд. В том же году дилижанс из Лондона в Бирмингем с остановкой в Оксфорде, отъезжал в понедельник и прибывал к месту назначения в среду. В 1754 году манчестерская компания предлагала услуги так называемого «летучего дилижанса». Подразумевалось не наличие крыльев, а невероятно быстрая скорость. Согласно рекламе, дилижанс добирался из Манчестера в Лондон за 4 с половиной дня.

Плата за проезд зависела от денежной политики компании, предоставлявшей услуги, а так же от расстояния. К примеру, в 1765 году проезд из Дувра в Лондон на дилижансе, запряженном шестеркой лошадей, стоил гинею. Слуги платили пол-гинеи и располагались снаружи.

Расписание дилижансов и почтовых карет в 1820х

В 1784м году в Англии появился еще один вид дилижанса — почтовая карета (в Ирландии — с 1799 года). Почтовые кареты продержались до 1850х годов, когда их окончательно вытеснили поезда. Фактически, это был дилижанс, который помимо перевозки пассажиров, развозил еще и почту. Прежде почту развозили конные почтальоны. Поскольку путешествовали они в одиночку, то часто становились жертвами разбойных нападений. В этом плане почтовые кареты, сопровождаемые вооруженным охранником, были надежнее. Кроме того, к месту назначения они прибывали быстрее.

Edward Villier Rippingille. Почта в деревне

В 18м и 19м веках, транспортные услуги предоставляли многочисленные частные компании. Поначалу, они же работали по контракту с Почтовым Ведомством, но в начала 19го века Почтовое Ведомство обзавелось собственными каретами. Сопровождавшие их охранники носили черные шляпы и алые ливреи с синими лацканами и золотыми галунами. В отличе от кучеров, охранники были служащими Почтового Ведомства. Чтобы охранники работали на совесть, жалование им платили щедрое. Эта служба считалась престижной, так что охранники за нее держались. Известно, что некий мистер Ноббс охранял почту на протяжении 55 лет, с 1836 года по 1891, сначала на каретах, а под конец жизни — на поездах.

Охранники были хорошо вооружены — двумя пистолетами и мушкетоном — и вполне способны отбить нападение разбойников. Кроме того, в случае поломки кареты, они были обязаны самолично доставить почту, хоть бы и пешком. На протяжении поездки могло смениться несколько кучеров, но охранник сопровождал почту от места отбытия до места назначения. Каждому охраннику выдавали часы, чтобы он точно следовал расписанию, и горн, чтобы предупреждать местных почтальонов о приближении кареты. Услышав горн, привратники на заставах, где взималась пошлина, должны были немедленно распахнуть ворота — если почтовой карете приходилось останавливаться, их могли оштрафовать. Остальные кареты обязаны были уступать дорогу почтовым, так что горн служил предупреждением и им.

Скорость почтовых кареты достигала 7 — 8 миль в час (11 — 13 км/ч) летом и 5 миль (8 км) — зимой. Лошадей меняли каждые 10 — 15 миль (16 — 24 км). Остановки для обмена почтой были короткими. Иногда карета лишь замедляла ход и охранник сбрасывал мешок с письмами местному почтмейстеру, а тот уже швырял ему другой мешок.

Внутри почтовой кареты были места для 4х пассажиров. Кучер сидел на облучке, охранник — тоже снаружи, в задней части кареты возле ящика с письмами. Со временем, на крышу добавили пассажирские сидения. Кроме того, возле кучера оставалось место для еще одного седока. Сажать пассажиров возле охранника было запрещено. Путешествие на почтовой карете обходилось дороже, чем на частном дилижансе, но почтовые кареты были чище и просторнее. Напротив, частники старались набить в дилижанс как можно больше народа, из-за чего дилижансы нередко переворачивались. Кроме того, почтовые кареты часто путешествовали по ночам, когда дороги были не так запружены транспортом, так что и ехали быстрее.

В общем и целом, путешествие на почтовой карете было если не комфортным, то относительно безопасным. Впрочем, случались и курьезы. Так, в 1816 году почтовая карета, направлявшаяся из Эксетера в Лондон, уже въезжала на постоялый двор где-то на равнине Солсбери, как на лошадей набросилась. львица! Она сбежала из передвижного зверинца. Прежде чем охранник успел отреагировать, львица отскочила от лошадей и погналась за крупным псом, которого растерзала на месте. Тем временем, перепуганные пассажиры бросились в гостиницу и закрыли за собой дверь, опасаясь, как бы львица не добралась и до них. В конце концов, хозяин зверинца отыскал ее в одном из сараев и забрал с собой. Можно представить, как долго пассажиры вспоминали это происшествие!

Источники информации:
The British Postal Museum and Archive
Journal of the Society of Arts, Volume 25, 1877

Пишу для себя, чтобы потом снова не искать.

Шагом лошадь идет 5-6 км/ч, ускоренным шагом 7-8
Рысью — ? нигде не написано
Галоп — до 50-60 км/ч, но очень недолго

С литфорума:
Свыше 60 км в час могут развивать скорость только чистокровные лошадки. Небронированные. И то не надолго. В бою, бронированных пускали в галоп за 100-200 м до противника — иначе бы выдохлись на излете.

К примеру, татары не только носились, как ветер, на коротких дистанциях, но и проходили за день до 100 километров. Тогда как европейская кавалерия — только 30 километров. С другой стороны, татарские кони не только были слишком слабы для боя, но и быстро уставали под седлом. Даже легковооружённый всадник должен был иметь двух коней. Монгольские лошади были мельче татарских. Если рост татарских коней составлял 140—145 см, то монгольские лошади имели всего около 130 см в холке. Конечно, большую скорость на своих коротеньких ножках они развить не могли, и всаднику требовалось уже не два, а три или четыре таких коня. Зато в плане выносливости монгольские лошади превосходили татарских в такой же степени, как татарские — европейских. За день монгольская кавалерия иногда проходила 200—240 км. Больше не выдерживали всадники.
Выносливость арабских коняшек вызывала у европейцев приступы самой чёрной зависти. За день арабы проходили те же 100 км, что и татары, но каждый конь нёс двух воинов в доспехах.

Четверка не бегала быстрее — просто легче и дольше несла тяжесть кареты, чем одна. Остальные параметры четверок — примерно, те же, что и у одиночек.

Обычная скорость для едущих «по своей надобности» была зимой не более 12 верст в час, летом — не более 10, а осенью — 8. В сутки обычно проезжали 70-100 верст. На станции проезжающий «платил прогоны» — оплачивал лошадей по таксе, которая колебалась от 8 до 10 коп. за одну лошадь на одну версту.

Верста — чуть больше километра, значит даже зимой на санях не больше 13-14 километров в час, и это на почтовых, то есть свежих лошадях.
Предположительно на собственных хороших лошадях, которые тоже меняются через сколько-то километров, да по хорошей дороге можно сделать и 20 км/ч. Это 200 км за день. теоретически.

Лошади

ЭПОХА ПОЧТОВЫХ КАРЕТ

Где впервые появилась почтовая карета?

Передача новостей с помощью гонца-всадника — достаточно древнее изобретение. Уже около 550 г. до Р.Х. в Персии существовала регулярная почтовая служба, гонцы меняли лошадей на станциях, забирали там новую почту, отдыхали.
У римлян в их обширной империи тоже была отлаженная курьерская связь.
В Германии такая служба появилась гораздо позже — в конце XII в. конные гонцы регулярно курсировали между важнейшими пунктами страны. Правда, их услугами пользовались лишь монархи, князья и богатые купцы. В 1502 г. семейство Турн унд Таксис получило монопольное право на организацию почтовой службы по всей стране и удерживало его до 1871 г.
С начала XVI в. по всей Германии уже скакали курьеры. Лишь в 1650 г. они пересели с седел в специальные экипажи — почтовые кареты, которые могли теперь доставлять не только письма, но и большие посылки. Более того, почтовые кареты брали пассажиров. Раньше путешественникам приходилось рассчитывать лишь на лошадей или — что случалось куда чаще — на собственные ноги.
Первые почтовые кареты были громоздкими и неудобными. Те, что пришли им на смену, уже обеспечивали некоторый комфорт: они были поставлены на рессоры, внутри появились мягкие сиденья со спинками и окна. Кареты защищали от дождя и ветра, пыли и мороза. Первые такие экипажи начали курсировать в 1690 г. между Нюрнбергом и Франкфуртом-на-Майне. В том же году карета, рассчитанная на 6 пассажиров и их багаж, стала курсировать и между Франкфуртом-на-Майне и Лейпцигом.

До середины XIX в. для путешествий пользовались почтовой каретой. Затем ее вытеснила железная дорога.

Каких лошадей запрягали в почтовую карету?

В средние века наконец появилась хомутная упряжь, которая значительно облегчила работу лошади. В древности так запрягать не умели, и лошадь тащила возы, затрачивая слишком много усилий. Изображения высоко вздернутых лошадиных голов, которые так восхищают нас на древних рельефах, лишь доказательство того, что сбруя стесняла дыхание, сжимая горло лошади. Хомут же перенес нагрузку на грудь и плечи.
В XVII в. в Европе, запрягая лошадей в тяжелый экипаж, их обычно ставили цугом — в две или три пары одну за другой.
В России пользовались тройкой. Благодаря хомутам и гужам, лошади могли с большей отдачей тратить силы при перевозке грузов по скверным и грязным дорогам. Для этих целей использовали упряжных — могучих, но достаточно быстрых коней.
Самых сильных — коренников — запрягали ближе к экипажу, по обе стороны дышла, крепившегося к передку. Они должны были задавать всей упряжке ритм движения и притормаживать на спусках. Чтобы успешнее управлять тяжелой почтовой каретой, на идущем слева от дышла кореннике — сидельном — помещался верховой — форейтор, — державший и поводья второго — подручного — коренника. Передними парами правил с передка кучер с помощью вожжей.
Позднее, когда дороги стали лучше, а кареты легче, людьми овладела «охота к перемене мест», и прежние упряжные лошади оказались слишком медленным способом передвижения.
Веками создание новых пород проводилось без определенной системы. Лишь в XVIII в. возникли первые конные заводы, преследующие определенные цели, благодаря чему в Германии, Франции, Англии и России появились породы элегантных, резвых и темпераментных лошадей, самой знаменитой из которых стали английские хокне, спрос на которых сохраняется и поныне. Хокне, или норфолкский рысак, сильная, быстрая и красивая лошадь, обладающая широкой машистой рысью. Появление этой породы — результат скрещивания добротной крестьянской кобылы с чистокровными арабскими или английскими жеребцами.

В 1815 г., чтобы покрыть расстояние между Гамбургом и Берлином, почтовой карете требовалось четверо суток. Со срочной почтой, которая доставлялась гораздо быстрее, от Лейпцига до Дрездена можно было добраться всего за десять часов.
К середине прошлого века почтовую карету вытеснило новое и более быстрое средство передвижения — железная дорога. Однако вплоть до Первой мировой войны кареты еще встречались на городских улицах и в сельской местности, пока их не сменили автомобили.

Каким был первый трамвай?

Уже в начале XIX в. невероятными темпами стали расти города. Строились фабрики, крестьяне переселялись в поисках работы из деревень в города. Лондон, Париж, Берлин, Вена, Москва, Санкт-Петербург так разрослись, что добраться из одной части города в другую становилось все труднее, отнимало все больше времени.
В 1832 г. в Нью-Йорке появилась первая в мире рельсовая конка, предшественница трамвая и омнибуса; в 1854 г. за Нью-Йорком последовал Париж, в 1862 г. — Москва, в 1865 г. — Берлин, в 1866 г. — Гамбург, в 1872 г. — Лейпциг, Франкфурт-на-Майне, Дрезден, Ганновер и многие другие города. Конка имела огромный успех. Конные рельсовые дороги стали строить и в небольших городах. К 80-м гг. прошлого века на службе городского конного транспорта в 500 компаниях состояло уже 100 000 лошадей. Конки курсировали в 300 городах мира. Всего одна лошадь могла перевозить до 30 человек.
Несмотря на эти успехи, конки уже в конце 80-х гг. прошлого века стали заменять электрическими трамваями.
В 1882 г. в Берлине была пущена первая линия электрического трамвая. В 1886 г. там же пустили первые паровые трамваи. Лишь в небольших городах конка сохранилась и в начале нашего века. Например, под Ганновером в Штадтгагене конка перевозила пассажиров вплоть до 1930 г.

Что такое бурлацкая тропа?

Уже в средние века люди и лошади, идя по берегу, тянули «бечевой» против течения грузовые баржи. Протоптанные ими вдоль рек и каналов дороги называли бурлацкими тропами.
Естественно, что для этого тяжелого труда использовали в первую очередь могучих тяжеловозов. Но не только грузовые баржи тащили лошади по воде, часто на конной тяге плыли вверх по течению шикарно оборудованные суда, где пировала, танцевала и всячески развлекалась публика. Упряжку можно было менять, так как на судне обычно возили запасных лошадей.

В Голландии сегодня, как и в средние века, лошади тянут по каналам баржи с грузами.

Берлинский конный омнибус 28-го маршрута (ок. то 1910 г.).

Какую работу выполняли лошади в шахтах?

Печальной была судьба тех лошадей, которым в недалеком прошлом доводилось трудиться под землей: на рудниках и в угольных шахтах. Только в Англии работало почти 16 000 пони. 3000 часов в год таскала маленькая лошадка тяжело груженную вагонетку, перевозя за год до 3000 тонн и преодолевая почти 5000 км.
Для этой работы предпочитали использовать маленьких шетландских островных пони, потому что они могли перевозить груз, в двадцать раз превышающий их собственный вес.
Многие из этих несчастных слепли, годами не видя солнечного света, почти не поднимаясь на поверхность и вдыхая копоть и угольную пыль.

ЛОШАДЬ И ОХОТА

Как охотились на лошадях в древности?

На рельефе из дворца в Ниневии, относящемся к VI в. до Р.Х., изображен ассирийский царь Ассурбанипал на охоте. Его конь не оседлан — на спину положена лишь попона. Царь связал поводья и бросил их на шею лошади, чтобы освободить руки для стрельбы из лука. Лошадь мощными прыжками догоняет добычу. Всадник чувствует себя уверенно.
Видимо, ассирийцы, как и арабы, а позже индейцы, правили лошадьми, давая им шенкеля (сдавливая ногами бока) и покрикивая. Великолепный рельеф со скачущими охотниками был обнаружен на саркофаге, найденном в Сидоне: с копьями в руках охотники устремляются навстречу львам, которые в те поры водились не только в Африке, но и в Европе.

Ассирийский царь на львиной охоте (ок. 650 г, до Р.Х.).

Почему охотились на лис?

Почти во всех странах мира, где распространен конный спорт, существует и конная охота. В Англии еще и сегодня верховые охотники с собаками преследуют лис. Охотиться на лис начали для уничтожения рыжих разбойников, воровавших домашнюю птицу и заражавших собак бешенством. Со временем эта охота превратилась в элитарное развлечение, ради которого вывели даже специальную породу лошадей (гунтеров) и специальную породу собак (гончих).
В Германии псовая охота сегодня, к счастью, запрещена. Роль лисы выполняет егерь на лошади. У такого егеря в качестве опознавательного знака к плечу прикреплен лисий хвост. Он скачет впереди собак и охотников, а хвост как трофей достается тому охотнику, который сумеет догнать «лису».
Многие помещики в России уже в XVIII в. содержали конюшни и псарни с борзыми и гончими. Охоты обычно устраивались осенью, после уборки урожая, на них съезжались десятки окрестных помещиков, сотни загонщиков, егерей и псарей. Собаки поднимали с лежки зверя, чаще всего волка. За собаками устремлялись всадники, чтобы догнать и заколоть зверя.

Верховые охотники со сворой собак.

admin

Наверх