Силы как у лихого коня

Исполнитель: Виктор Чупретов
Название песни: А я пьяный такой
Текст добавил: Виктор Чупретов
Текст просмотрели: 12 раз

Текст песни Виктор Чупретов — А я пьяный такой

На душе разыгралась весна, помнит сердце цветы незабудки,
Ничего, что в висках седина, ловелас ещё тот, на минутку,
Снова божих коровок с руки, в небо синее я отпускаю,
Эх, тряхнём стариной мужики, наливаю,

Снова яблонь цветения дым, веселит, как игристые вина,
Ощущаю себя молодым, бесшабашным и пьяным в дымину,
И опять всё у нас впереди и трясутся от страсти поджилки,
Эх, пьянею на женской груди, без бутылки.

А я пьяный такой, веселится душа и буянит,
А я пьяный такой и меня к моей женщине тянет,
А я пьяный такой, и ничто мне людское не чуждо,
А я пьяный такой, потому-что…

Ещё мышцы скрипят у меня, под дублённой натянутой кожей,
Силы, как у лихого коня, по плечу мне тяжёлая ноша,
Гибкий стан обнимает рука, тают девки от нежного слова,
Ну найдите ещё мужика, вот такого.

Перевод песни Виктор Чупретов — А я пьяный такой

The soul was broken by a spring, remembers the heart of flowers,forget-me-nots
Nothing that the temples gray, Lovelace another one, just for a minute,
Again God’s cows with hands, in the sky is blue I let go,
Oh, тряхнем old men, pouring,

And I drunk so, rejoice the soul and brawls,
And I’ve drunk this and me to my woman pulls,
And I’ve drunk that, and nothing of my human is not alien,
And I’ve drunk this, because.

Again Apple flowering smoke, amused, as sparkling wine,
Feel young, reckless and drunk in дымину,
And again, all have ahead of us and shaking from the passion of the Hough,
Oh, get on a woman’s breast without the bottle.

More muscles are creaking at me, under tanned tight skin,
Force, like a dashing knight, on the shoulder of my heavy burden,
Flexible camp hugs hand, melt the pussy of a gentle word,
Well, find another guy like that.

And I’m drunk so, rejoice the soul and brawls,
And I’ve drunk this and me to my woman pulls,
And I’ve drunk that, and nothing of my human is not alien,
And I’ve drunk this, because.

На душе разыгралась весна, помнит сердце цветы незабудки,
Ничего, что в висках седина, ловелас ещё тот, на минутку,
Снова божих коровок с руки, в небо синее я отпускаю,
Эх, тряхнём стариной мужики, наливаю,

А я пьяный такой, веселится душа и буянит,
А я пьяный такой и меня к моей женщине тянет,
А я пьяный такой, и ничто мне людское не чуждо,
А я пьяный такой, потому-что…

Снова яблонь цветения дым, веселит, как игристые вина,
Ощущаю себя молодым, бесшабашным и пьяным в дымину,
И опять всё у нас впереди и трясутся от страсти поджилки,
Эх, пьянею на женской груди, без бутылки.

Ещё мышцы скрипят у меня, под дублённой натянутой кожей,
Силы, как у лихого коня, по плечу мне тяжёлая ноша,
Гибкий стан обнимает рука, тают девки от нежного слова,
Ну найдите ещё мужика, вот такого.

А я пьяный такой, веселится душа и буянит,
А я пьяный такой и меня к моей женщине тянет,
А я пьяный такой, и ничто мне людское не чуждо,
А я пьяный такой, потому-что…

Отключить автоматическое воспроизведение плэйкастов
Отключить повторное воспроизведение плэйкастов

НЕЕЕЕЕЕТ. ЭТО НЕ ПРО МЕНЯ))))))ПРОСТО ЧТО-ТО ЗАХОТЕЛОСЬ СПЕТЬ ЭТУ ПЕСЕНКУ)))
ВСЕМ ХОРОШИХ ВЫХОДНЫХ И ПРОСТИТЕ ЧТО РЕДКО ЗАХОЖУ К ВАМ. НАЛАЖУ КОМП И ОБЯЗАТЕЛЬНО БУДУ ЗАХОДИТЬ.

На душе разыгралась весна, помнит сердце цветы незабудки,
Ничего, что в висках седина, я мужик ещё тот, на минутку,
Снова божих коровок с руки, в небо синее я отпускаю,
Эх, тряхнём стариной мужики, наливаю,

Припев:
А я пьяный такой, веселится душа и буянит,
А я пьяный такой и меня к моей женщине тянет,
А я пьяный такой, и ничто мне людское не чуждо,
А я пьяный такой, потому-что…

Снова яблонь цветения дым, веселит, как игристые вина,
Ощущаю себя молодым, бесшабашным и пьяным в дымину,
И опять всё у нас впереди и трясутся от страсти поджилки,
Эх, пьянею на женской груди, без бутылки.
Припев
А я пьяный такой, веселится душа и буянит,
А я пьяный такой и меня к моей женщине тянет,
А я пьяный такой, и ничто мне людское не чуждо,
А я пьяный такой, потому-что…

Ещё мЫшцы скрипят у меня, под дублённой натянутой кожей,
Силы, как у лихого коня, по плечу мне тяжёлая ноша,
Гибкий стан обнимает рука, тают девки от нежного слова,
Ну найдите ещё мужика, вот такого.
Припев 2 р.
А я пьяный такой, веселится душа и буянит,
А я пьяный такой и меня к моей женщине тянет,
А я пьяный такой, и ничто мне людское не чуждо,
А я пьяный такой, потому-что…

Чехов, Спартак, Щорс. Что между ними общего? Легче всего представить себе книжную полку с тремя биографиями из серии «Жизнь замечательных людей». Однако есть в этой цепочке четвертый замечательный человек, объединивший их совсем иным способом. Мудрый и дальновидный, рачительный и богатый жизненным опытом, которого хватило бы на несколько жизней. Или на одну книгу из той же серии.

Дело в том, что на ул.Чехова, в бывшем здании общества «Спартак», живет и работает рекламно-полиграфическая компания «Щорс» — отряд из 40 с лишним человек во главе со своим командиром. Мы сидим с ним на красивой уютной кухне, пьем черный-черный, как ночь, кофе с песочными печеньками и ведем беседу. Кухня, кстати, «щорсовская»: Владимир Сальков — редкий трудоголик. Внешне несхожий с легендарным комдивом, он обладает редкостными бойцовскими качествами и характером полководца, способного увлечь за собой личным примером. И не удивительно — в своем деле он прошел тернистый путь от солдата до генерала, и продолжает идти вперед.

— Начнем, как всегда, с истоков. Со вкусов и ароматов детских лет.

— Самое вкусное, что помнится из моего детства, прошедшего на Камчатке, — приготовленные мамой фаршированные перцы. И бефстроганов.

— В те времена его можно было себе позволить. Из настоящей говядины. С настоящей сметаной. Тебя готовить-то учили?

— Нет. А смысл? Мама работала шеф-поваром и заведующей производством в общепите, так что и там, и дома готовила и быстро, и вкусно. И потому лет до 5 я был довольно-таки толстеньким.

— А дальше?

— В Петропавловск-Камчатском мореходном училище меня кормили просто отменно, хоть и не лучше мамы. Закончил — ушел в моря, как и положено. Работал штурманом-судоводителем, согласно диплому. Поднялся до штурмана дальнего плавания. Последняя занимаемая мной в море должность – 2-й помощник капитана. Суда — БМРТ, БАТМы, СТ, ролкеры «Кузьма Гнедаш», «Юрий Смирнов». А здесь я тружусь на основании второго моего образования — «Управление предприятием».

— Можешь рассказать о самом экзотическом блюде, которое ел за границей? Ты ведь полмира морем обошел.

— Конечно могу! Помню как сейчас: дело было в Неаполе, куда зашел с гостевым визитом самый большой в мире учебно-тренировочный барк «Седов» с курсантами на борту, среди которых был и ваш покорный слуга. На свете вообще нет людей, равнодушно относящихся к парусному флоту, так что уж про итальянцев-то говорить! Паломничество началось такое, что за 3 дня нашей стоянки на палубу ступили тысячи людей — ежедневно с 9 до 18 часов они тянулись нескончаемым потоком.

Я встречал гостей и проводил для них экскурсии, поскольку общественную нагрузку нес в роли гида-переводчика, говорил на английском, и до сих пор могу наизусть рассказать как минимум треть заученного тогда мною текста. Это и так было достаточно просто благодаря неплохой школьной базе и курсу в училище, а когда ведешь по палубе 15-ю группу, у тебя уже есть четкий алгоритм. Да и люди, хоть и выглядят разными, вопросы задают абсолютно одинаковые, поэтому с ответами проблем уже нет.

И вот одним прекрасным утром, около 9, когда очередь уже змеилась у трапа, а доступ на борт еще не был открыт, сквозь толпу пробилась молодая женщина такой красоты, что у курсантов, гроздями висевших на бортах, рты пооткрывались. Ее внешность и костюм были безупречны, произвели среди присутствующих настоящий фурор. Она сразу показалась мне непростой, и поэтому, пользуясь правом гида, я попросил толпу расступиться и позволил женщине подняться на борт во главе первой группы экскурсантов. Сокурсники, видя, что за жемчужину я заполучил в группу, просто завыли от зависти! На мое англоязычное приветствие, ко всеобщему удивлению, дама ответила на великом и могучем:

— Ты, мальчик, если что, говори на родном — я вообще-то из России.

Несмотря на то, что все происходило в советскую эпоху, и отношение к нашим за рубежом было довольно неоднозначным, я понял для себя главное: на свете нет женщин красивее чем русские. И каждая из них способна преподнести себя там королевой, оказавшись во всех смыслах выше жительниц той страны, где она пребывает. Так что на фоне того, как разительно она отличалась от всей остальной толпы, меня охватила невероятная гордость за СССР!

В ходе экскурсии соотечественница задавала необычные для меня вопросы: «Когда на вашем судне состоится отходной вечер? Кто будет на него приглашен? Могу ли я оказаться в числе приглашенных? Что для этого следует сделать?». А потом добила меня окончательно:

— Владимир, могу ли я попросить вас передать мое особенное пожелание относительно меню? Дело в том, что, живя в Италии, я совсем забыла с детства родное для меня сочетание — вареной картошки и соленой селедки. Это вкус ностальгии… И если капитан даст корабельному коку соответствующее распоряжение, на свете станет одним счастливым человеком больше!

Стоит ли и говорить, что я сделал все для того, чтобы просьба достигла цели? Она была спущена по лестнице рангов от капитана до кока, и отходной ужин в качестве одного из главных блюд вечера, приготовленного специально для гостей, украсили картошка, селедка и лук. И потому до сих пор главное блюдо, отведанное мною за границей, — не паэлья и не том-ям, а эта родная пища, насыщенная за пределами родины совсем другим смыслом.

— Мне, как мало кому другому, хорошо известно, сколько жизненных сил и времени ты отдаешь любимой работе. Удается ли тебе готовить дома?

— Нет! Этим, в основном, занимается моя прекрасная супруга Елена. Она готовит лучше всех на свете и постоянно меня балует. А я почти не способен на такие подвиги. Нужны или повод, или особое стечение обстоятельств.

— Как у настоящего моряка, у тебя обязательно должна быть любимая рыба! Из прилова на судах-то было из чего выбрать.

— Она неразрывно связана с моей малой родиной и моими чувствами к ней. Поэтому она, безусловно, красная! Все лососи, что ловятся на Камчатке, — это самая лучшая рыба в мире. С ней хоть что делай: жарь, парь, вари, копти — испортить невозможно, все равно будет вкусной в любом виде после любых кулинарных испытаний. Это моя самая любимая еда в жизни. И с лета, когда цена на нее падает в разы, мы всей семьей стараемся есть ее в течение всего сезона нереста, когда одна порода рыбы сменяет другую, вплоть до зимы.

— А можешь поделиться рецептом?

— Да, с удовольствием. Есть такое старое русское блюдо, называется тельное. Очень вкусное и достаточно простое.

Готовим на четверых. Берем кило рыбного филе, 3 столовых ложки панировочных сухарей (или пару ложек муки), 3-4 яйца, 100-150 г свежих или соленых грибов, растительное масло и 2 столовых ложки сливочного, репчатый лук – 300-400 г, соль, перец, зелень петрушки, укропа — по вкусу.

Сначала — начинка: режем грибы. Одно яйцо оставим для фарша, остальные варим вкрутую и крошим. Мелко режем лук, пассируем, добавляем грибы и жарим все минут 5. Выкладываем на бумажное полотенце, чтобы масло ушло. Добавляем измельченную петрушку, яйца, соль, перец и перемешиваем.

Теперь — фарш. Рыба, конечно же, красная, да понежнее, что-нибудь типа нерочки. В него добавляем свежие лучок и чесночок. Филе измельчим в блендере или комбайне, выложим в миску, добавим муку, яйцо, соль и перец. Сверху плюхнем размягченное сливочное масло и все тщательно замесим.

Формируем из фарша зразы: плющим на ладони лепешечку, роем в середке углубление, кладем начинку объемом от чайной до столовой ложки. Сворачиваем пополам, защипываем края. Окунаем во взбитое яйцо, обваливаем в сухарях или муке и жарим не больше 5 минут с каждой стороны на растительном масле. Готовое тельное поливаем растопленным сливочным маслом и декорируем петрушкой и укропом. Подаем с жареной картошкой или пюре. Знаешь, в таких блюдах вкус красной рыбы для меня — это вкус родины.

Хотя, положа руку на желудок, признаюсь, что, посетив (благодаря своему штурманству) около 30-40 стран, я нашел блюда по душе, причем безотносительно к моим патриотическим чувствам. Во Вьетнаме отведал фо-бо – суп-лапшу с мясом, невероятный по своему аромату и букету вкусов. Пожалуй, это самое лучшее из того, что я ел за рубежом! После картошки с селедкой опять же (смеется).

— Пристрастие к лапше осталось со времен основания «Щорса»?

— Ты знаешь, по тем временам это была далеко не самая плохая еда. 1998 год. Кабинет, арендованный в административном здании автобусного парка. Мы вдвоем с моим другом и соратником Антоном Старицыным (который и придумал дать нашему делу такое звонкое имя) возле купленных на последние деньги компьютера и режущего плоттера едим «Доширак», запивая водой из-под крана. По-своему счастливое время! Первые шаги на пути к успеху, по которому сейчас мы идем дружной командой, за без малого 20 лет работы «Щорс» создал интеллектуальную и производственную, кадровую и финансовую базы, благодаря чему сегодня нам есть чем гордиться.

Огромной честью стало предложение администрации города разработать и создать герб Петропавловска, что нам благополучно удалось в течение почти года непрерывной напряженной работы. Он был принят Геральдическим советом Российской Федерации и признан одним из красивейших в стране. Герб Камчатского края хоть мы и не придумали, но изготовлен и смонтирован он нашими силами на здании администрации региона, и это второй повод для гордости. 4 раза мы оформляли международные соревнования по биатлону (а это около 4-5 тысяч кв. м печати за раз), камчатский этап эстафеты Олимпийского огня, две последних «Берингии» — благодаря участию правительства Камчатки гонка вышла на качественно новый уровень. А не столь масштабные проекты за два десятка лет просто невозможно перечислить — и все они, так или иначе, делают лицо любимого города еще привлекательнее. Вот это — моя настоящая кухня, где я и поваренок, и шеф, и завпроизводством. Правда, рецепт успеха — коронного блюда «Щорса» — мы, как и полагается в уважающих себя заведениях, храним в секрете.

< «Друг мой, жизни смысл терпенье…» 1-ое июля 1842
автор Василий Андреевич Жуковский (1783-1852)
«Завидую портрету моему. » >
См. Стихотворения 1842 . Дата создания: 12—22 июня ст. стиля 1842 г., опубл.: «Москвитянин». 1842. Ч. 6. № 12, С. 261—266 — с примечанием: «Г. Рейтерн имел счастье предоставить Государю Императору на этот день картину, изображающую Георгия Победоносца с надписью церковными буквами: „Блажен еси и добро тебе будет: жена твоя яко лоза плодовита в странах дому твоего; сынове твои яко новосаждения масличныя окрест трапезы твоея и узрити силы сынов твоих“ (Пс 127: 4—6). Картина эта внушила В. А. Жуковскому нижеследующие стихи». Источник: ФЭБ (2000) • При жизни Жуковского не печаталось. Подробнее о стихотворении см. комментарий и примечания Ф. Кануновой.

1-ое июля 1842

Встает Христов знаменоносец,
Георгий наш победоносец;
Седлает белого коня,
И в панцире светлее дня,
Взяв щит златой с орлом двуглавым,
С своим чудовищем кровавым,
По светозарным небесам,
По громоносным облакам
Летит в знакомый край полночи;
10 Горят звездами чудны очи;
Прекрасен блеск его лица;
В руке могучей два венца:
Один венец из лавров чистых,
Другой из белых роз душистых.

Зачем же он на Русь летит.
Он с тех времен, как Русь стоит,
Всегда пророчески являлся,
Как скоро Божий суд свершался,
Во славу иль в спасенье нам.

  • 20 Он в первый раз явился там —
    Как вождь, сподвижник и хранитель —
    Где венценосный наш креститель
    Во Иордан днепровских вод
    Свой верный погрузил народ,
    И стала Русь земля Христова.
    Там у Крещатика святого
    Союз свой с нами заключил
    Великий ратник Божьих сил,
    Георгий наш победоносец.
  • 30 Когда свирепый бедоносец
    На Русь половчанин напал,
    Перед врагом неверным стал
    Он вместе с бодрым Мономахом,
    И надолго, объятый страхом,
    Враг заперся в своих степях.
    Но наш великий Мономах,
    Тех дней последнее светило,
    Угас, и время наступило
    Неизглаголанное зол:
  • 40 Пожар усобиц и крамол
    Повсюду вспыхнул; брат на брата
    Пошел войной и супостата
    Губить отчизну подкупил,
    И, обезумясь, потащил
    Сам русский матерь-Русь ко гробу.
    Тогда Господь на нашу злобу
    Свой гнев карающий послал:
    На нас ордынец набежал,
    И опозорил Русь святую,
  • 50 Тяжелую, двухвековую
    На шею цепь набросив ей;
    Тогда погибла честь князей:
    Топор ордынца своенравно
    Ругался их главой державной;
    И прежней славы самый след
    Исчез. один во мгле сих бед,
    В шуму сих страшных вражьих оргий,
    Наш Божий ратник, наш Георгий
    Нам неизменно верен был;
  • 60 Звездой надежды он светил
    Нам из-за тучи испытанья;
    О бодрых праотцах преданья
    Унывшим внукам он берёг;
    Его к нам милующий Бог
    Ниспосылал, чтоб подкреплял нас,
    Когда в огне скорбей ковал нас
    В несокрушаемый булат
    Тяжелый испытанья млат.
    И, мученик победоносный,
  • 70 Он плен мучительно-поносный
    Терпеть нас мужески учил;
    В боях же наш сподвижник был;
    Он с Невским опрокинул шведа —
    И стала Невская победа
    В начале долгих рабства бед
    Святым пророчеством побед,
    Создавших снова нашу силу;
    Он был Тверскому Михаилу
    Утешным спутником в Орду,
  • 80 Предстал с ним ханскому суду.
    И братскую страдальцу руку
    Простер, чтоб он во славу муку
    За Русь и веру восприял;
    Когда Донской народ созвал,
    Чтоб дать ордынцу пир кровавый,
    В день воскресенья нашей славы,
    Над нашей ратью в вышине
    Победоносец на коне
    Явился грозный, и, блистая,
  • 90 Как в небе туча громовая,
    Воздвиглось знамя со крестом
    Перед испуганным врагом,
    И первый русский бой свободы
    Одним великим днем за годы
    Стыда и рабства отомстил.
    Срок искупленья наступил;
    В нас запылала жизнь иная;
    Преображенная, младая,
    Свершив дорогу темных бед,
  • 100 Дорогой светлою побед
    Пошла к своей чреде Россия;
    И всё, что времена лихие
    Насильно взяли, то она,
    В благие славы времена,
    Сама взяла обратно с бою;
    И вместе с ней рука с рукою
    Ее победоносец шел.
    Орды разрушился престол;
    Казань враждебная исчезла;
  • 110 За грань Урала перелезла
    Лихая шайка Ермака,
    И перед саблей казака
    С своими дикими ордами
    И златоносными горами
    Смирилась мрачная Сибирь.
    Тогда святой наш богатырь,
    С нашествием и пленом сладив,
    И с Руси след последний сгладив
    Стыда и бед, взмахнул мечом,
  • 120 И быстро обскакал кругом
    Ее врагам доступной грани:
    И начались иные брани
    На всех концах ее тогда;
    Чудотворящая звезда
    Петрова знамением славы
    Нам воссияла в день Полтавы,
    И светлый ратник Божьих сил
    Свою торжественно развил
    Хоругвь с крестом над Русью славной;
  • 130 Из Бельта флот ее державный
    Нам путь открыл во все моря;
    Смирился Каспий, отворя
    Ей древние свои пучины;
    Горами смерзшиеся льдины
    И неподвижный свой туман
    Ей Ледовитый океан
    Воздвиг на полночь твердой гранью;
    Могучею покрыла дланью
    Весь север Азии она;
  • 140 Ее с победой знамена
    Через Кавказ переступили,
    И грозно пушки огласили
    Пред ней Балкан и Арарат,
    И дрогнул в ужасе Царьград.
    Отмстились древние обиды:
    Законно взяли мы с Тавриды,
    Что было взято с нас Ордой;
    И за отнятое Литвой
    Нам Польша с лихвой заплатила
  • 150 В кровавый день, когда решила
    Судьба меж двух родных племен
    Спор, с незапамятных времен
    Соседством гибельным зажженный,
    И роковым лишь погашенный
    Паденьем одного из двух.
    И всё свершилося: потух
    Для нас в победах пламень брани;
    Несокрушаемые грани
    Нам всюду создала война;
  • 160 Жизнеобильна и сильна,
    В могуществе миролюбива,
    В избытке славы нестроптива,
    Друзьям сподвижник, враг врагам,
    Надежный царствам и царям
    Союзник в деле правды, славы,
    Россия все зовет державы
    В могучий с ней союз вступить,
    Чтоб миротворной правде слить
    В одно семейство все народы.

  • 170 Небесные покинув своды,
    Зачем же ныне посетил
    Нас светлый ратник Божьих сил,
    Сподвижник наш победоносный?
    Давно ордынский плен поносный
    Забыт; иноплеменный враг
    На наших нивах и полях
    Не разливает разоренья;
    Мы сами для побед иль мщенья,
    Как то бывало в старину,
  • 180 Не мыслим начинать войну —
    Зачем же ныне вдруг предстал он?
    Зачем поспешно оседлал он
    Лихого белого коня,
    И в панцире светлее дня,
    Взяв щит златой с орлом двуглавым,
    С своим чудовищем кровавым,
    По небесам, по облакам,
    Нежданный вдруг примчался к нам? —
    Не бранный гость, а мироносец,
  • 190 Георгий наш победоносец,
    Теперь пришел, не звать нас в бой,
    А вместе с нами наш святой
    Семейный пир царев отправить,
    И русский весь народ поздравить
    С прекрасным царской жизни днем,
    С таким поздравить торжеством,
    Какого царство не видало,
    Какого прежде не бывало
    Под кровлей царского дворца.
  • 200 И два в руках его венца:
    Один венец царю в подарок;
    Из свежих лавров он, и ярок
    Нетленный блеск его листов;
    Он не увянет, как любовь
    К царю, как царская держава,
    Как честь царя, как Руси слава.
    Царице в дар венец другой
    Из белых роз — их блеск живой
    С ее душою сходен ясной;
  • 210 Как роза белая, прекрасно
    На троне жизнь ее цветет
    И благодатное лиет
    На все любви благоуханье;
    Родной семьи очарованье,
    Народа русского краса,
    Светла, чиста, как небеса,
    Да долго нам она сияет,
    Нас радует, нас умиляет,
    Незаходимою звездой
  • 220 Горя над русскою землей.

    Серебряную свадьбу правя
    Царя великого и славя
    Его домашний царский быт,
    Которым он животворит
    На всех концах своей державы
    Семейные благие нравы —
    Любви супружней образец,
    Детей заботливый отец —
    Народ о том лишь Бога молит:

    230 „Да некогда Царю дозволит,
    Чтоб он с царицею своей,
    Всех сыновей и дочерей
    И чад и внуков их собравши,
    И трат в семье не испытавши,
    Позвал народ, как ныне, свой
    На праздник свадьбы золотой“.

  • admin

    Наверх