Семен михайлович буденный скакал на рыжей кобыле

*Скачки на рыжем кобыле
Семён Михайлович Будённый – личность легендарная и воспетая не одним поколением советской творческой интеллигенции.

Хотя, конечно, случались в этом смысле и перегибы. Об одном из них поведал пролетарский поэт Владимир Маяковский 25 марта 1930 года на выступлении в доме комсомола Красной Пресни:

«Я был на юге и читал стихотворение в газете. Целиком его не запомнил, только лишь одну строфу:

В стране советской полудённой,
Среди степей и ковылей,
Семён Михайлович Будённый
Скакал на сером кобылЕ.

Я очень уважаю Семёна Михайловича и кобылу его, пусть его на ней скачет, и пусть она невредимым выносит его из боёв. Я не удивляюсь, отчего кобыла приведена в мужском роде… но если по кобыле не по месту ударение сделать, то кобыла занесёт, пожалуй, туда, откуда и Семён Михайлович не выберется. Таким образом, стихотворение, которое рассчитывали сделать героическим, на самом деле звучит юмористически, то есть благодаря неумелости автора, благодаря отточенности в его пере, вместо того чтобы эффект получился ударный, за Будённого, получилось смешно».

Вообще-то Владимир Владимирович слегка покривил душой. Ни в какой южной газете он этого стихотворения не читал. На самом деле речь идёт о советском фольклоре, о народной песне, где имя отважного командарма тесно связывается с не менее популярным именем героической бандитки Мурки, погибшей от рук коварных сотоварищей:

В стране советской полудённой
среди степей и ковылей
Семён Михайлович Будённый
скакал на рыжем кобылЕ.

Он был во кожаной тужурке,
он был во плисовых штанах,
он пел народну песню «Мурка»,
пел со слезою на усах.

И вот, когда уж эта Мурка
совсем убитая была,
была мокра его тужурка,
навзрыд рыдала кобылА.

Когда же кончились патроны
и петь уж не хватало сил,
четыре белых эскадрона
Семён Михалыч порубил…

Впрочем, некоторые исследователи низовой песни убеждены, что Будённый скакал вовсе не на кобыле, а на «рыжем кобеле».

Такая догадка, право слово, обидна для ранимых душ аборигенов Тихого Дона. И чтобы уж совсем отмести подобного рода гнусные инсинуации, мы вынуждены раскрыть глаза читателям на истинное отношение легендарного полководца к кобыльему племени.

**Героические яйца
Для этого совершим небольшой экскурс в прошлое. Был в центре Ростова собор Александра Невского. Его благополучно разрушили в 1929-1930 годах, а позднее здесь возникла Площадь Советов и выросло, с одной стороны, здание горкома совместно с горисполкомомом, с другой — Дом Советов (ныне, после второго крещения, — представительство президента России в Южном Федеральном округе и администрация Ростовской области). Фактически оба монументальных здания появились в конце 50-х годов прошлого века, хотя горком был возведён в 1956 году «с нуля», а Дом Советов (построенный в духе конструктивизма с 1929 по 1934 годы) восстановлен из руин после войны и, увы, утратил свои архитектурные достоинства.

Но у нас, впрочем, речь пойдёт о других, скульптурных «достоинствах». Дело в том, что между двумя упомянутыми зданиями застыла монументальная скульптурная группа, состоящая из всадника на коне, пешего бородача в шинели и лежащего матроса. Конь выполнен настолько реалистично, что Давиду Микеля Анджело впору устыдиться ничтожности своих «причиндалов». Вот в честь столь внушительных и и тяжёлых жеребцовых “достоинств” место рядом с монументом с 1972 года (дата появления шедевра) именуется коротко — “под яйцами”.

Вообще-то памятник предназначался поначалу для Волгограда и должен был напоминать об обороне Царицына в 1918 году (где настолько героически отличился гениальный стратег и тактик Иосиф Джугашвили, что ему чуть не оторвали голову товарищи по партии). Однако волжане творение скульптора Вучетича почему-то отвергли. Может, в цене не сошлись?

Сообразительный мастер кайла и зубила шустро переименовал памятник в “Освобождение Ростова от белогвардейцев в 1920 году” и продал донцам, тем более, как убеждал он новых покупателей, на коне якобы изваян лично Семён Будённый, отряды которого действительно взяли Ростов в январе 1920 года. Растроганные ростовчане распахнули Вучетичу свои объятия…

***Неувядаемая слава мародёров
Тут, однако, не обойтись без исторической справки о подвигах усатого первоконника. Конармия Будённого брала Ростов дважды. Сначала она вошла в оставленный белыми город 8 января, но на следующий день отходившая с фронта Корниловская дивизия мимоходом вышибла «красную сволочь» из Ростова. Отбить «папу» удалось лишь на следующий день.

Этот факт огорчил храбрых конников до невозможности. И они оторвались по полной программе! Ростов был ко времени «освобождения» богатейшим городом: его магазины, склады, амбары ломились от товаров и продуктов, вин и закусок. И конармейцы считали священной обязанностью «взлохматить» эту «столицу белогвардейщины». Так что погуляли от души.

Известная песня утверждает:

Помнят псы-атаманы,
Помнят польские паны
Конармейские наши штыки…

Ну, чего уж скромничать? Запомнились конармейские штыки и несчастным ростовчанам (или — ростовцам, как их тогда называли). Приказ Реввоенсовета армии № 15 от 15 января гласит, что вместе с бандитами и хулиганами, выпущенными из тюрем врагами Советской власти, «малосознательные солдаты Красной Конной и других армий, расположенных в гарнизоне г. Ростова, также стали грабить, бесчинствовать и пьянствовать…». Приказ требовал изолировать бойцов на территории гарнизона, пересчитывать их через каждые три часа, а с отсутствующими без уважительных причин поступать как с дезертирами (сиречь расстреливать). Кроме того, «всех пьяных и бесчинствующих, как бойцов, так и граждан немедленно арестовывать», «производить дознание и тотчас же передавать в военно-революционный трибунал, где к виновным будут применяться самые строгие наказания независимо от занимаемых ими должностей, и никакие их боевые заслуги не будут приниматься в расчёт», «вместе с виновными красноармейцами будут судимы и их ближайшие начальники».

Однако никакие приказы не могли остановить грабителей в будённовках. Вскоре под удар попала Нахичевань. «В Нахичевани продолжаются грабежи фабрик, заводов, магазинов… Считаю эти явления недопустимыми в армии и приказываю всех, уличённых в краже и мародёрстве, незамедлительно направлять в революционный военный трибунал», — требовал уже 1 февраля 1920 года нахичеванский комендант Михаил Сангурский.

Красные войска фактически развернули войну против мирного населения. Хотя боёв в Ростове не было и белые ушли без единого выстрела, Климент Ворошилов вспоминал: «Почти все магазины – с вышибленными стёклами, выломанными дверями. И всё это для соблазнения красных, для их разложения. Напрасные надежды!». Да какие уж напрасные, если под трибунал угодил даже военный комендант города – легендарный Александр Пархоменко!

Пьяные бесчинства кончились для будённовцев печально. Утром 20 февраля белогвардейский Добровольческий корпус и части 3-его Донского корпуса так врезали красным конникам под их кобыльи зады, что те, задрав штаны, пробкой вылетели из Ростова и Нахичевани. В дело пришлось вмешиваться командарму Михаилу Тухачевскому, который с трудом вынудил белых навсегда покинуть Ростов.

Но и после ТРЕТЬЕГО «освобождения» города красноармейский беспредел продолжался. Тухачевский вспоминал о «незаконных реквизициях и конфискациях у населения, насилиях, бесчинствах и грабежах» частями Красной Армии. В авангарде – снова Первая Конная: «наблюдается бешеная скачка лиц, принадлежащих к составу Красной Армии, по улицам города. В результате всего этого население в городе терроризировано». Впрочем, Тухачевский быстро отрезвил бандитов Сёмы Будённого, швыряя их под пресс ревтрибунала или вовсе расстреливая без суда.

****Лёгким движением руки жеребец превращается…
Вучетич, поступивший в Ростовскую художественную школу всего через шесть лет после «освобождения» города, к легендарному командарму испытывал тёплые чувства. Поэтому позже, в начале 70-х, пригласил героического усача на открытие монумента.

Вот что вспоминал один из участников тех торжественных событий:

«Будённый вокруг походил — и насупился. Народ интересуется — “Ну, Семён Михайлович, похож?” Буденный обиженно: “Я-то похож! Но це ж издевательство! Казак никогда на кобыле не сидел!” Вот умные люди Вучетичу и присоветовали: знаешь, Михалыч — дед сварливый, съест он тебя. Ты бы приклеил к кобылке мужское начало… “Ах, так!” — подумал оскорблённый до глубины души скульптор. И слепил такие гипертрофированные конские причиндалы, которые по праву могут войти в книгу рекордов Гиннеса. Кстати, по сей день ростовчане это дело на Пасху белой или жёлтой краской красят».

По другим сведениям, возмущался не сам Будённый, а ветераны Первой Конной, которые собрались на открытии памятника 30 апреля 1972 года.

В любом случае, критические замечания гендерного толка на самом деле несправедливы: в казачьих войсках атаманы традиционно шли в бой именно на кобылах, чтобы горячие жеребцы устремлялись следом, повинуясь не только нагайкам, но и сексуальному чувству. Да и на парад красные командармы выезжали на кобылах же. Потому как неувязочка может выйти: лихой наездник рапортует главнокомандующему, а тут жеребца “поведёт” на какую-нибудь симпатяшку в конном строю… Рисуете картину?

Другое дело, что славный яйценосный ваятель допустил ряд других явных нелепостей.

Так, сапоги на всаднике не кавалерийские, остроносые, а пехотные. Между тем тупоносыми кирзачами никогда не поймать стремя. Стремена современные, конкурные; седло – смесь спортивного с пастушеским; портупея – образца 1943 года, “ручная бомба Михельсона”, т.е. граната, которой матрос метит в резиденцию полпреда, не соответствует реальному образцу ни пропорциями, ни размерами.

К слову, о гранате. Монумент Вучетича расположен так, что вся группа развёрнута грознами ликами в сторону горкома КПСС (ныне, напомним, представительства Президента России в ЮФО). Как будто красноармейцы идут на штурм партейной обители со стороны Дома Советов, защищая Советскую власть от КПСС. К тому же памятник расположен ближе к Дому Советов и подальше от горкома, который находится через дорогу от площади. Популярный «краеведческий» ростовский анекдот объясняет, что памятник поставили подальше, чтобы героический матрос не смог добросить свою гранату до горкома.

И ещё одна деталь. В постперестроечные годы какие-то вандалы, пожелавшие остаться неизвестными, содрали с постамента табличку «В память об освобождении Ростова от белогвардейских банд». Да оно и к лучшему: ещё вопрос, от каких банд Ростов пострадал больше — от белогвардейских или от красногвардейских.

В общем, с памятником Семёну Михалычу не совсем повезло. А что теперь остаётся? Будем гордиться тем, что есть.

Песня о буденном. 🙂 народная

Во степи зноем опаленной
Среди высоких ковылей
Семен Михайлович Буденный
Скакал на рыжем кобыле. (x2)
Он был во кожаной тужурке
Он был во плисовых штанах
Он пел народну песню Мурка,
Да со слезами на глазах. (2x)
Когда же эта сама Мурка
Уже, зарезана была,
Была мокра его тужурка,
Навзрыд рыдала кобыла. (x2)
Когда же и штаны промокли,
Слеза упала на песок,
Еще два белых эскадрона
Семен Михайлович посек.
Когда же и штаны промокли
И плакать не хватило сил,
Еще два белых эскадрона
Семен Михайлович порубил.

Будённый при своей жестокости был весьма сентементален. Мог всплакнуть, вспомнив что то.
Так вот, у Будённого были личные основания плакать, слушая «Мурку»:

Личная жизнь:

«Он женился на красавице и оперной певице Ольге Будницкой. Женщина была моложе супруга на 20 лет. А так как Будённый любил её невероятно и при этом обладал невероятными возможностями, то любимая Оленька получала всё, чего желала: она поступила в консерваторию и стала солисткой Большого театра. Но единственную просьбу мужа – родить ему детей – Михайлова (такое сценическое имя она себе выбрала) упорно игнорировала, аргументируя это нежеланием испортить фигуру. Якобы без театра она не мыслила своей жизни.

Как оказалось, не мыслила она её и без тенора Алексеева, о чём конечно же знало вездесущее НКВД. Но когда Михайлова зачастила на приёмы в иностранные посольства, Сталин поставил в известность Будённого. Поговаривают, что после разговора тот лично отвёз жену на Лубянку. Супругу маршала арестовали, обвинив в шпионаже.

При жизни генералиссимуса Семён Михайлович даже не пытался облегчить её судьбу. Говорят, он был уверен, что Ольга погибла.”

«Эх, Мурка, ты мой мурёночек
Мурка, ты мой котёночек
Мурка, Маруська Климова
Прости любимого».

В воспоминаниях Н. М. Чехового (это мой родственник) есть место, где описывается выступление Маяковского (Киев, 1924?): «Я уже не помню всего, о чем говорил Маяковский, — прошло ведь 54 года; помню только, что он расхваливал стихотворение Светлова «Гренада» и ругал кого-то из начинающих поэтов, чьё стихотворение заканчивалось словами: «Семен Михайлович Буденный скакал на серой кобыле» (с ударением на последнем слоге)».
Стихотворение молодого поэта взяло меня за душу, кобыла (с ударением на последнем слоге) не выходит из головы третий день. 🙂 В сети по этому поводу нашёлся один замечательный текст, увы, без автора. Видимо, пародия (Маяковский мог широко распространить анекдот о кобыле, он повторял одни и те же выступления в разных городах).

По степи, зноем раскаленной,
По серой, выжженой земле,
Семен Михайлович Буденный
Скакал на рыжей кобыле.

Он был во кожаной тужурке
И был во кожаных штанах.
И пел народну песнь о Мурке
Он со слезою на глазах.

И в той строке, где эта Мурка
Уже убитая была,
Была в слезах его тужурка,
Навзрыд рыдала кобыла!

В стране советской полуденной,
Среди степей и ковылей,
Семен Михайлович Буденный
Скакал на сером кобыле.

Я очень уважаю Семена Михайловича и кобылу его, пусть его на ней скачет, и пусть она невредимым выносит его из боев. Я не удивляюсь, отчего кобыла приведена в мужском роде, так как уже после профессора Воронова операция мыслимая, но если по кобыле не по месту ударение сделать, то кобыла занесет, пожалуй, туда, откуда и Семен Михайлович не выберется. Таким образом, стихотворение, которое рассчитывали сделать героическим, на самом деле звучит юмористически, то есть благодаря неумелости автора, благодаря отточенности в его пере, вместо того чтобы эффект получился ударный, за Буденного, получилось смешно. Люди сидят и везде смеются над этим стихотворением. А это бывает очень даже часто, даже с нашими очень прославленными поэтами.»

Привет, сволочь!

(я уже вцепился хищной пастью в твою лодыжку)

Во степи зноем опаленной
Среди высоких ковылей
Семен Михайлович Буденный
Скакал на рыжем кобыле. (x2)

Он был во кожаной тужурке
Он был во плисовых штанах
Он пел народну песню Мурка,
Да со слезами на глазах. (2x)

Когда же эта сама Мурка
Уже, зарезана была,
Была мокра его тужурка,
Навзрыд рыдала кобыла. (x2)

Когда же и штаны промокли,
Слеза упала на песок,
Еще два белых эскадрона
Семен Михайлович посек.

Есть еще вариант — все то же, только в первых строчках:
«Разбив два белых эскадрона
Среди высоких ковылей. «
и в конце: «Когда же и штаны промокли
И плакать не хватило сил,
Еще два белых эскадрона
Семен Михайлович убил. «

ПРО СЕМЕНА МИХАЙЛОВИЧА БУДЕННОГО

По степи, зноем опаленный,
Среди высоких ковылей
Семен Михай лович Буденный
Скакал на рыжем кобыле.

Он был во кожаной тужурке,
Он был во кожаных штанах,
Он пел народну песню «Мурка»,
Да со слезою на глазах.

А в той строке, где ента Мурка
Уже убитая была,
Была мокра его тужурка,
Под ним рыдала кобыла.

Когда же песню всю допели,
И плакать не было уж сил,
Еще два белых эскадрона
Семен Михалыч порубил.

Две последних строки повтсоряются

Расшифровка фонограммы учителя Сергея Волкова из передачи «В нашу гавань заходили корабли», «5 канал», 1.03.2009:

Поется на мотив народной песни «Когда б имел златые горы» (там же см. ноты).

По степи, зноем опалённой,
Среди цветущих ковылей,
Семён Михайлович Будённый
Скакал на рыжей кобылЕ.

Он был во кожаной тужурке,
Он был во плисовых штанах,
Он пел народну пестню ‘Мурка’
Эх, со слезою на глазах.

Mitka posted 27-10-2004 23:23 А я редко пою, и то только тогда, когда никто не слышит. Но когда в тупиковых ситуациях различной степени сложности или когда куда-нить уезжаю и скучаю за домом, то «Темную ночь». Очень помогает.

Diego03 posted 28-10-2004 14:27 Двадцать пятого числа сего месяца
Старый дворник во дворе у нас повесился.
Но не будем мы о нем горевать:
Дворник старый, молодым вперед шагать.

Припев:
Школа жизни — это школа капитанов,
Там я научился водку пить из стаканов.
Школа жизни — это школа мужчин,
Там научился я обламывать женщин.
Женщин. Женщин.

На дороге баба пьяная валяется,
Фарами вперед, колесами назад.
А мимо бабы той
С песней боевой
Шел октябрятский отряд.

Стоя там, где надо,
Я гляжу на небо.
Светит месяц ясный,
Времечко не ждет.
И может быть, с тобой,
А может быть, с другой,
Юность все равно моя пройдет.

Дети под столами
Счет ведут бутылкам.
Мама на работе,
Папа где-то пьет.
О, милая моя,
Я не люблю тебя.
Ты не умеешь двигаться вперед.

Припев.

spit posted 28-10-2004 15:25

quote: Originally posted by Заряжающий:
А меня сегодня всё не оставляет лошадино-степная тема.

И после слов, где энта Мурка
Уже убитая была,
Была мокра его тужурка,
Навзрыд рыдала кобылА.

Думаю, не надо напоминать, что вторая половина куплета поётся дважды.
Я слыхивал как эту песню пели на свой собственный ритмичный мотив, как строевую, и на мотив «Вот мчится тройка почтовая. «

Как стоевая не катит, на сборах проверяли

Mazilla posted 28-10-2004 16:04 Диего!
Шо это за песняк такой? Чья строевая?
Чи сам придумав.

Diego03 posted 28-10-2004 16:21

quote: Originally posted by Mazilla:
Диего!
Шо это за песняк такой? Чья строевая?
Чи сам придумав.

Драсьте!
Это ж группа «Ноль», Федя Чистяков.
«Человек и кошка» наверняка слышал? «Иду, курю».

Mazilla posted 28-10-2004 16:42 А.
(С Федей, правда, не служил. )

Diego03 posted 28-10-2004 16:59

quote: Originally posted by Mazilla:
А.
(С Федей, правда, не служил. )

Федя уже не тот. Обкурился до того, что отлежав в дурке подался к свидетелям Иеговы. Больше нетленки не пишет. А жаль. Чего стоят вот такие строки!

Ты спросишь меня почему иногда я молчу
Почему не смеюсь и не улыбаюсь
Или же наоборот я мрачно шучу
И так же мрачно и ужасно кривляюсь
Просто я живу на улице Ленина
И меня зарубает время от вре-ме-ни
Что же ты хочешь от больного сознания
В детстве в голову вбили гвозди люди добрые
В детстве мне в уши и в рот клизму поставили
Вот получил я полезные, нужные знания
Ведь родился и вырос на улице Ленина
И меня зарубает время от времени
Как ненавижу, так люблю свою Родину
И удивляться здесь, право, товарищи нечего
Такая она уж глухая, слепая уродина
Да и любить-то мне больше и нечего
Вот так и живу я на улице Ленина
И меня зарубает время от времени

Agent_Smith posted 29-10-2004 09:20 Справа скачет генерал на гнедой кобыле
Слева едет комиссар на автомобиле
А посередине, прямо между ними
Едет, едет молодой парень на дрезине.

В пpавой pучке y него сабелька игpает
В левой pучке кистенек воздух pассекает
Hy а за спиною знамя удалое
Едет едет молодец песню pаспевает

Припев:
Эх, мое черное знамя
Эх, моя сабля кривая
Да за родную сторону
Да за любушку жену
Я пошел воевать с врагами

Спpава сабелькою pаз пополам плешивый
Слева кистенечком в глаз чтобы не пpишили
А сам потихоньку своpотил в стоpонку
В чистом поле не найдешь убежал служивый

А с собою пpихватил сабельку да знамя
А под знаменем лихим собpалася стая
Что ни день то больше что ни год стpашней
Бpодят бpодят по степи песню pаспевают

Эх наше чеpное знамя
Эх пpопадет кто не с нами
Да за pодную стоpону
Да за Россию за стpану
Мы пошли воевать с вpагами

А вpагов котоpый год все не убывает
А наpод сидит и ждет чья возьмет не знает
То ли пpавит батька то ли сатана
И кого тепеpь в pасход каждый сам гадает

И давным давно гниет большевик в канаве
А слепого не тpясет он на пьедестале
Кpылья pаспpавляет чеpный беспpедел
Бpодит бpодит по стpане волком завывает

Эх наше чеpное знамя
Эх пpопадай вместе с нами
Да за вчеpашний pазговоp
За сегодняшний позоp
Да за вечный pазбоp с вpагами

Заряжающий posted 29-10-2004 10:03

Когда ж штаны его промокли
и плакать не было уж сил
Еще два белых эскадрооонааа
Сэмэн Мыхайловыч срубил

Как стоевая не катит, на сборах проверяли

Склероз проклятый! Целый куплет, важный такой в смысловом и жудожественном отношении позабыл!
Спасибо Spit, что напомнил!

А у нас в сторойотрядах сухой закон был, поэтому как строевая получалась.

dunkelfalke posted 29-10-2004 20:28 кстати из квн:

На поле танки не грохочут,
И в бой солдаты не идут,
И молодые командиры
Под пули бошки не суют.
По танкам не стучат болванки,
И не мешают нашим спать,
И нету трупов, нету танков,
Их даже нечем наполнять.
В углу смеется мать старушка,
Хохочет третий день отец.
И молодая точно знает:
Какой у парня:. Happy end!

Laborant posted 30-10-2004 12:04 ТРУБАЧ

— Ах, ну почему наши дела так унылы?
Как вольно дышать мы бы с тобою могли!
Но — где-то опять некие грозные силы
бьют по небесам из артиллерий Земли.

— Да, может, и так, но торопиться не надо.
Что ни говори, неба не ранишь мечом.
Как ни голосит, как ни ревёт канонада,
тут — сколько ни бей, всё небесам нипочём.

— Ах, я бы не клял этот удел окаянный,
но — ты посмотри, как выезжает на плац
он, наш командир, наш генерал безымянный,
ах, этот палач, этот подлец и паяц!

— Брось! Он ни хулы, ни похвалы не достоин.
Да, он на коне, только не стоит спешить.
Он не Бонапарт, он даже вовсе не воин,
он — лишь человек, что же он волен решить?

— Но — вот и опять слёз наших ветер не вытер.
Мы побеждены, мой одинокий трубач!
Ты ж невозмутим, ты горделив, как Юпитер.
Что тешит тебя в этом дыму неудач?

— Я здесь никакой неудачи не вижу.
Будь хоть трубачом, хоть Бонапартом зовись.
Я ни от кого, ни от чего не завишу.
Встань, делай как я, ни от чего не завись!
И, что бы ни плёл, куда бы ни вёл воевода,
жди, сколько воды, сколько беды утечёт.
Знай, всё победят только лишь честь и свобода,
да, только они, всё остальное — не в счёт.

История, не факт

Все знают, что у Будённого был конь, но русская народная песня «по степи зноем опалённой среди высоких ковылей Семён Михайлович Будённый скакал на рыжей кобыле» говорит нам о другом. Я верю и тому и другому — ну это когда на парад, так это на коне, а когда по ковылям, то и кобыла сгодится. Единственное, чего я не понимаю, это про внебрачность, у коней же браки даже на небесах не регистрируют, ну понесла кобыла и понесла.
А-а, это значит шутка такая была, любит народ у нас пошутить на окололошадинные темы, да и типа чтобы грех прикрыть, время-то смутное было, разберись попробуй, толи кавалерист там был, толи его конь, толь Сам Семён Михайлович небезгрешен.
Дочери каварийского полка Аглае Семёновне Конармейской судьба выпала трудная, даже необычная, не побоюсь этого слова, потому что нас носила молодость в сабельный поход. А вы когда нибудь видели сабельный шрам? Меня -то бог миловал, а вот Аглаю нет. Она его каждый день видела. Нет, не в зеркале, а на законном муже видела, который тоже был сыном полка, только другого, артилерийского, тоже помните, да, когда «по квадрату четыре-десять било шесть батарей»? И я помню, и ничему не удивляюсь, потому что как же тут удивишься, когда то кони, то батареи, то Аргентина. А Аргентина то тут при чем? — спросите вы и будете не правы, товарища Троцкого судьба закинула в южное полушарие и упокоила ледорубом, а Аглаю Семёновну нет, не упокоила, а только взбудоражила, опять же муж-артилерист, Вилен Комбатович знал толк в разных взрывных устройствах.
Иногда он так и говорил:
— Пойдём, Аглаюшка, порыбачим, — возьмут пару ящиков динамита, и как давай крокодилов пугать, всех почти распугали, от верховий до самой дельты великой реки Амазонки. А пираний не всех, пираний на их век хватило, и на уху хватило, и на жарёху — пираньи в сметане, скажу я вам, это вещь, пальчики проглотишь. А вот колготок у Аглаи никогда не было, ни белых, ни черных, ни даже серых в крапинку, с вышитым бисером на заднице Чебурашкой, да и зачем там колготки, где все люди в белых штанах ходят.
А вот дочь их законная, Аргентина Виленовна именно такие и носит, серые, в крапинку, седьмого размера и с Чебурашкой бисером, потому что она же еще маленькая. Она как сабельный шрам увидит, сразу же их меняет на другие такие же точно, и серые и с Чебурашкой, других она не носит, или только такие, или вообще никаких.
С них-то всё и началось, ими же всё и закончилось, ведь не ради колготок же я историю пишу, а ради потомков, потому что народ должен знать своих героев и их подвиги, а то забывать мы что-то стали историю, а это не есть хорошо, плохо это.
Надела, значит, Аргентина колготки, а Аглая не надела, взяли они ящик динамита, и пошли, как обычно, на рыбалку, а по дороге Троцкого встретили. Аргентина тогда еще маленькая была, она Троцкого в лицо-то и не знала, а Аглая знала конечно, она так из далека и закричала:
— Здравствуй, товарищ Троцкий, давненько не виделись!
А Троцкий возьми и ответь:
— Здравствуй Аглаюшка и ты Виленовна тоже здравствуй, не знаю пока, как тебя звать-величать, а вот колготки у тебя знатные. Чебурашку бисером сама вышивала, или мама помогла?
Это он так пошутить любил, знал конечно, они там в южном полушарии всё друг про друга знали.
— А куда это вы в такую рань с динамитом собрались, уж не на рыбалку ли? Не занесёте ли мне пару рыбок, когда с уловом возвращаться будете, люблю я грешным делом пираньями в сметанке полакомиться.
Ну и бабахнули как обычно, много пираний всплыло кверху брюхом, но не все всплыли, явно не все, а как их, тех, что всплыли, соберешь-то, там же пираньи-то еще остались. И тогда Агрентина сняла свои знаменитые, и давай ими пираний зачерпывать, прямо с берега, хорошо, что они седьмого размера, на всех пираний хватит, и товарищу Троцкому, и папе Вилену останется.
Но не довелось в этот раз товарищу Троцкому пираньями полакомиться, когда они к нему полные колготки пираний принесли, лежал товарищ Троцкий бездыханным, только ледоруб в нём слегка покачивался.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

тут прошёл известный тестик в фейсбуке о политических взглядах в разрезе партий начала 20-го века.
оказалось, что меньшевик
много думал

admin