Разумное существо Лошадь

С момента приручения эти величественные животные стали незаменимы помощниками в людской деятельности: работа в поле, преодоление коротких и длинных дистанций, охота, ведение военных действий. Исправно служит лошадь своему хозяину уже не одни десяток веков.

Категория ролика: Животные

В этой живой и захватывающей истории детально рассказано о зарождении столь долговечной дружбы между людьми и лошадьми. Создатели откроют тайны различных видов дрессировки лошадей, показав при этом, как функционирует их мозг. Попутно продемонстрируют, как выискать подход к столь умному животному, чтобы навсегда получить в его виде верного соратника.

Вам также может понравиться

Самолет Президента

ПУ, он же «Пункт Управления» — это обозначение одного из наиболее засекреченного пассажирского авиалайнера в стране. ПУ на базе ИЛ-96-300 — совего […]

Юрий Гагарин. Последний миг

27 марта 2018 минуло полвека, как погиб первый побывавший в космосе землянин — Ю.Гагарин. Катастрофа «пятнадцатого» МиГа в небе Владимирской области и […]

Рэп как искусство

Рэп-энциклопедия от известного киноактера и крёстного отца жанра гангста-рэпа Айс-Ти (Ice-T). Документальная лента сосредоточена не на деньгах, дорогих машинах, роскоши и красивых […]

Сорос. Квант разрушения

Повсеместно, где на Земле пылают пожарища, проливается кровь в гражданских противостояниях, правит бал ужас, уничтожаются государства, можно найти след главного героя. США […]

Лошади сыграли огромную роль в истории человечества. Они были верными друзьями человеку на охоте, в поле и на войне. Благодаря лошадям люди стали намного быстрее передвигаться, появились новые возможности для путешествий и открытия новых земель В документальном фильме Ману Якубовича «Разумное существо. Лошадь» зритель сможет проследить историю дружбы человека и такого удивительного животного как лошадь.

Продолжительность: 53 мин
Страна: Франция
Режиссер: Ману Якубович
Год выпуска: 2012
Если видео заблокировано — зарегистрируйтесь на сайте Вконтакте или войдите туда под своим логином и перезагрузите эту страницу

Смотреть фильм про лошадей «Разумное существо. Лошадь»:

9 апреля в 21:30 на «Первом канале» состоится премьера фильма Александра Невзорова «Манежное лошадиное чтение». Lectio Equaria Palaestra, или сокращенно L.E.P, — это методика, которая доказывает, что любую лошадь можно научить читать. Но это на поверхности. А подлинный смысл в том, что в этой манежной практике не лошадь демонстрирует свой интеллект человеку, а человек пытается доказать лошади, что он — разумное существо. О том, что «все мы немножко лошади», с Александром Невзоровым накануне премьеры побеседовала обозреватель «Известий».

известия: Ваш фильм все-таки про людей или про лошадей?

Александр Невзоров: Он вообще не про лошадей. Это кино про людей, про разум человека и про то, что мы можем довольно много узнать о своем разуме и возможностях интеллекта именно тогда, когда мы поймем, что то, что мы называем разумом — то есть способность ассоциировать, предвидеть, обобщать, — присуще любому мозгу любого крупного млекопитающего. Лошадь просто выступает иллюстрацией того, насколько мы заблуждаемся по поводу своей уникальности.

и: Но вы в разговоре про разум отталкиваетесь от лошади, а не от кошек, собак, свиней и дельфинов — кто там еще считается умным.

Невзоров: Нельзя ставить вопрос, кто умный, а кто нет. Можно говорить о том, у кого мозг имеет потенциал генерации разума за счет анатомической сопоставимости с человеческим, а у кого нет. При этом мы понимаем, что у человека интеллект не закрепляется и не наследуется. Мы можем взять 45 поколений профессоров, писателей и философов и в конце этой цепочки иметь маленького ребенка, которого поместим в джунгли. В результате мы все равно получим ничего не знающего, лишенного основ разума звереныша и убедимся, что интеллект всех этих 45 поколений для него не существует. Это не я придумал — это известный факт. И вообще все, на чем я базируюсь, — это не какие-то открытия и домыслы, а замечательная советская школа нейропсихологии Александра Романовича Лурии. Он первым сформулировал потрясающую вещь: что интеллект нужно искать не внутри нас, а вне. Это то, что создается общественными связями, азбукой, словами, взаимоотношениями, возможностями мелкой моторики, — то, что навязывает человеку социум, в котором он находится.

и: Тогда получается, что все дети, например, города Москвы, имеющие, скажем, родителей с высшим образованием, должны быть примерно одинаковыми, но это не так.

Невзоров: Это не может быть так. Не забывайте, что воспитание человека складывается из миллиарда факторов — кого-то напугали вечером в подворотне, кого-то нет. В результате вырастут разные люди.

и: К животным это тоже относится?

Невзоров: Мы слишком мало знаем. У нас есть зоопсихология, которая не тянет даже на лженауку, поскольку полностью лишена какой бы то ни было основы — изучения мозга, его сравнительной нейроанатомии у тех или иных живых существ.

и: Разве животных не изучают так, как человека?

Невзоров: Разумеется, изучают. Зоотомия, то есть секционирование, препарирование, анатомирование зверей — как это будет показано в фильме, — существовала со времен раннего Средневековья. И многие анатомы, препарируя крупных млекопитающих, решали для себя вопросы о человеке. Поскольку человека нельзя было вскрывать, а корову, например, можно.

Но важно ведь, кто это делает. Например, человек называется зоопсихологом и подходит к лошади ее изучать. Что он может? Он не может даже попросить ее сесть. Это может только человек, который обладает сложными навыками работы с лошадью. Но, как правило, люди, которые умеют так работать с лошадьми, либо не интересуются наукой, либо не участвуют в таких экспериментах по другим причинам. Исключения чрезвычайно редки. Одним из таких людей быль Карл Кралль, о котором идет речь в фильме.

Поэтому сложно говорить, чего эти ученые добились. Это все равно что взять пять маленьких детей и, воспитывая их в условиях Освенцима, что-то у них выведывать. Когда вся работа, производящаяся в отношении животных, основана на полном неумении с ними обращаться, мы получаем не просто спорные, а весьма противоречивые результаты.

Почему, например, были отвергнуты результаты опытов Ивана Петровича Павлова?

и: Это, который «собака Павлова»?

Невзоров: Совершенно верно. Потому что чудовищность условий, в которых находилась эта собака, загрязняла эксперимент. Эта собака жила в клетке 40 на 60 см, у нее были настолько стрессовые обстоятельства жизни, задавлены основные моторные рефлексы, двигательные побуждения, интерес к жизни и так далее, что выяснилось, что в той ситуации, в какой она находилась, животное не могло давать здоровых нормальных реакций. А те реакции, которые мы имеем, добыты преступным путем и не являются интересными для науки. Тут дело не в этике, а в чистоте эксперимента. Теоретическая часть наследия Ивана Петровича осталась в силе — он великий ученый, но его эксперименты с собачками, на которых большая часть его теории зиждется, были деликатно забыты. Если вы посмотрите сегодняшнюю нейрофизиологию, то увидите, что Павлова даже уже не цитируют.

и: А такой аспект, как гуманное обращение с животными, вас тут не трогает?

Невзоров: В данном случае это не интересует ни меня, ни ту науку, о которой я говорю. Это очень надуманная и теоретическая вещь. Какое может быть гуманное отношение к животному у вчерашнего питекантропа? Вы верите в это? Я нет. Почему вся зоозащита выглядит так омерзительно фальшиво? Мы не понимаем, что этими людьми движет, потому что они не могут ответить на один простой вопрос: а почему нельзя?

и: А ваше-то отношение к лошади каково?

Невзоров: Для меня лошадь — прежде всего предмет исследования. И когда я вижу с чьей-то точки зрения поразительные, а с моей — так нормальные проявления логики, ассоциативных связей, действий разума, то мной движет безумный интерес. Я, например, понимаю, что на лошади нельзя ездить верхом. Но я пришел к этому путем долгих исследований и сразу смирился с этими научными данными, хотя мне они не должны были понравиться — как вы знаете, я весьма успешно практиковал удивительные виды езды верхом без железа, без принуждения и был убежден, что я молодец.

и: Почему нельзя ездить верхом?

Невзоров: А вы можете мне назвать какое-нибудь другое живое существо, которому можно компрессировать позвоночник, важнейшие мышцы спины, атрофировать и дистрофировать тонкие подкожные мышцы? Лошадь анатомически для этого не предназначена — нет ни единого фактора, который позволил бы ей не мучиться во время этого процесса.

и: А в поле работать? Телегу возить?

Невзоров: То же самое. Если начать ее принуждать, то наступают множественные травмы, психозы, смерть. Это не мое открытие.

и: На ипподроме во время скачек лошадь тоже страдает?

Невзоров: Она переживает ощущение абсолютного ужаса.

и: А вы щадите своих лошадей.

Невзоров: Мне нужна физиологически и психологически чистая картина. Для успеха в экспериментах мне нужно иметь сознание неповрежденное. Не надо думать, что что-то зиждется на гуманизме. Гуманизм — искусственное и фальшивое понятие.

и: Вы бесстрастны в общении с вашими животными?

Невзоров: Мои отношения с лошадьми всякие — так же как отношения с людьми. Я прекрасно понимаю, что передо мной сложное существо, у которого мои действия имеют определенную оценку, которое примерно так же ощущает и видит мир, как это делаю я.

%%VYNOS1%%Конечно, это где-то окрашено эмоциями, но при этом не содержит никакого сюсюканья и жесткости. Я дружелюбно, спокойно и сдержанно за счет умения могу решить любую проблему с лошадью поднятием одного пальца.

и: Это удовольствие от управления или от соприкосновения?

Невзоров: Насчет удовольствия — это сильно не ко мне. Когда человек в общении с лошадью начинает искать удовольствия, он рано или поздно взгромождается наверх и начинает получать удовольствие по полной мере.

Когда вы говорите про эмоции, мне сразу представляется, что это желание нацепить шляпку и визжать на скачках, наблюдая, как лошади отрывают себе ноги. Буквально. Частая травма во время ипподромных забегов — отрыв в районе путового сустава ноги. Если у вас хватит мужества, можете в интернете посмотреть фотографии, покадрово показывающие, как это происходит.

и: К вопросу о мужестве. Фильм еще не вышел, а в интернете уже разгорелся вокруг него скандал. Психологи упрекают вашу картину в чрезмерной жестокости сцен.

Невзоров: Они просто «прислоняются». Они поняли, что достаточно осудить какую-нибудь резонансную картину, и их фамилия становится известна. Ничего такого в фильме нет — он не про жестокость.

и: Но при этом в нашем с вами разговоре я слышу с вашей стороны некоторую жесткость: вы предлагаете мне посмотреть, как ломаются у лошади суставы, объясняете, что любовь к лошади вам не свойственна.

Невзоров: Слово «любовь» — слово скомпрометированное, и я не понимаю, в каком смысле оно может быть употреблено здесь. Кроме того, оно скомпрометировано так называемыми любителями лошадок: от тупых и примитивных спортсменов до так называемых полукровок, которые хотят совместить сюсюканье с удовольствием.

и: От верховой езды?

Невзоров: Ну да. Давайте откроем замечательного зоолога профессора Морриса. Есть у него такая книжка «Голая обезьяна». Он дает такое определение верховой езды: «Это длительные ритмические движения широко раздвинутыми ногами в тесном контакте с телом другого животного». Будем называть вещи своими именами. У нас в Школе это называется «седалищно-промежностный зуд», когда человек очень хочет ездить верхом. Приматы получают от этого определенного рода удовольствие. А к сожалению, лошадь настолько мало изучена, как и весь живой мир вокруг нас, что мы себе не можем позволить покупать удовольствие ценой их страданий. Не потому, что мы хорошие, этичные и зооспасательные — нет. Мы просто должны изучить этот вопрос. А для этого нужно снять все стрессовые факторы.

и: С именем Невзорова до сих пор связывают программу «600 секунд». Можно выделить некоторую родственность между тем, что вы делали тогда и сейчас?

Невзоров: Нет, тогда я был журналистом. Журналистика — замечательная профессия, но не может быть итоговой. Она очень хороша как миропознавательный инструмент. Ни одна другая профессия не дает возможностей так узнать жизнь и наладить такое количество связей. Но затем приходит взросление, и человек все равно концентрируется на одном каком-то вопросе. Если бы мне кто-то сказал 20 лет тому назад, что я буду проводить время в бесконечном секционировании человеческих и лошадиных мозгов, что я буду знать латынь и номенклатуру всех структур головного мозга, я бы в это не поверил.

А потом начинаешь заниматься лошадью и понимаешь, что ты раньше делал что-то очень сильно не то, что ты совершаешь какие-то очень глупые поступки вроде верховой езды, которые со словом, которое вы употребили, — «любовь» — не имеют ничего общего. А почему так? Начинаешь разбираться, сдираешь с лошади всякое железо, седла, перестаешь на ней ездить, но все равно не получаешь ответа. А потом в вашей жизни подворачивается друг вроде Натальи Петровны Бехтеревой, который говорит: «Саша вам нужно заниматься мозгом, если вы хотите понять, что на самом деле лошадь такое». Наталья Петровна не очень одобрительно относилась к манежному лошадиному чтению, потому что была человеком верующим.

и: Вера вступает в противоречие с занятиями наукой?

Невзоров: Она несовместима с ними. Поскольку наука опровергает постулат об уникальности человека и заявление в 9-й главе Книги Бытия о том, что все живое дано нам для того, чтобы развлекаться и сжирать его. Перечитайте, наверняка у вас где-нибудь на полочке под рукой. Там вы увидите все, что так называемый Господь предлагает делать с лошадьми и другими животными. Вера и наука — вещи несовместимые.

и: Разве? Я знакома со многими верующими врачами. Правда, это не знаменитые ученые, а рядовые врачи, работающие в больницах.

Невзоров: С них и спроса никакого — они получили все готовое, им не нужно ничего открывать, изобретать и постигать. В их профессии, важной и нужной, при наличии должной квалификации абсолютно отсутствует так называемый интеллектуальный поиск. Потому что если, не дай Бог, он займется экспериментаторством на своих пациентах, то он получит 70-процентную смертность. Так что спаси нас Бог от врачей-интеллектуалов в районных поликлиниках и больницах.

Спесишизм – это идеология, которая считает жизни и интересы животных не стоящими уважения просто потому, что они принадлежат к другим видам. Суть спесишизма может быть понята по аналогии с расизмом и сексизмом; спесишизм склонен помещать животных вне морального спектра вопросов.

А что такое антиспесишизм?

Антиспесишизм – это попросту отрицание факта принадлежности разумных существ к другим видам в качестве аргумента в пользу игнорирования их интересов и ценности их жизней.

Что такое равенство видов?

ЛЮДИ, дельфины, кенгуру, шимпанзе, кролики, рыбы, мыши, свиньи, голуби, собаки, морские коньки, белки. Все мы – разумные существа, живущие на одной планете. Исходя из нашей способности чувствовать удовольствие и боль, наши жизни могут быть хорошими или плохими. То, что мы чувствуем на протяжении нашей жизни, важно для нас и следовательно у нас есть интерес к тому, чтобы наша жизнь складывалась так хорошо, как только возможно. Вот почему все мы стремимся прожить максимально долгую и счастливую жизнь и все хотим избегать страданий и насилия.

Этика подразумевает, что мы воспринимаем реальность за пределами внеших факторов. Она основа на взвешивании интересов кого-либо на тех же весах, на которых мы взвешиваем наши собственные, без произвольной дискриминации, вне зависимости от возрастной, расовой, половой и видовой принадлежности, а также интеллекта, внешности, силы, социального статуса и прочих факторов.

Например, если кто-то страдает без причины, не существует морального оправдания отказа в принятии этих страданий во внимание. Неважно, к какому виду относится разумное существо, принцип равенства требует, чтобы страдания учитывались тем же самым образом, каким учитываются аналогичные страдания любого другого разумного существа.

Таким образом, если человек шлепает лошадь по спине, кожа на которой достаточно толстая, чтобы защитить животное от боли, и с той же силой шлепает ребенка, кожа которого более чувствительна, этот человек причиняет ребенку больше страданий, чем лошади. Следовательно, шлепать ребенка хуже, чем шлепать лошадь, притом что оба шлепка были сделаны с одинаковой силой. Поскольку по отношению к ребенку этот шлепок более болезненным и насильственным, чем по отношению к лошади, можно сказать, что шлепать ребенка было более несправедливо. К сожалению, существуют способы нанесения ударов лошади, например, с помощью тяжелой палки, которые причиняют лошади такую же боль, какую приносит шлепок ребенку. Принцип равного рассмотрения интересов подразумевает, что избивание лошади подобным образом настолько же несправедливо, насколько шлепание ребенка. (Это пример, данный Питером Сингером).

В сущности, равенство видов предполагает, что спектр морального рассмотрения должен быть расширен, дабы включать всех разумных существ таким образом, чтобы их интересы были полноценно приняты во внимание.

Равенство видов также можно понимать в том значении, что все животные обладают самостоятельной ценностью в равной степени. Самостоятельная ценность – это внутренняя ценность личностей, которая не зависит от их полезности для других. Таким образом, принцип справедливости требует, чтобы со всеми разумными существами всегда обращались так, чтобы уважалась их самостоятельная ценность. Одно из следствий данного подхода подразумевает, что ни одно животное не должно расцениваться как средство для достижения цели, и что каждое разумное существо, которое испытывает страдания, нуждается в помощи.

Означает ли это, что жизнь мухи равнозначна жизни человека?

Большинство философов-антиспесишистов (Питер Сингер, Том Риган, Стивен Кларк, Паола Кавальери, Марта Нуссбаум и т.д.) заявляют, что иногда мы можем предпочесть спасти жизнь человека, нежели жизнь другого животного по причинам, которые не продиктованы спесишизмом.

Представьте, что горит дом, и в одной квартире находится очень старая женщина, в то время как в другой – маленький мальчик. Пожарный может спасти только кого-то одного. Если он спасет мальчика, а не пожилую даму, это, вероятно, вовсе не будет означать, что он – сексист, предпочитающий спасти представителя собственного пола. Куда вероятнее, что пожарный хочет спасти того, кто моложе, потому что старушка уже прожила долгую жизнь, тогда как у мальчика впереди долгие годы, и, потеряв жизнь, мальчик потеряет куда больше, чем старушка. В этом случае поступок пожарного не будет сексистским.

Равным образом, если бы в гипотетической ситуации вам приходилось выбрать между спасением человека или мыши, вы могли бы спасти человека, отталкиваясь от того, что продолжительность жизни человека в 50 раз больше, чем мыши (мышь живет около двух лет) и, соответственно, человек лишится куда большего, чем мышь. Это решение не будет спесишистским, потому что, как и в предыдущем примере, оно не будет основываться на критерии видовой принадлежности, а лишь на количестве отведенных природой лет.

Также могут применяться и другие не-спесишистские критерии, такие как учет субъективных потенций конкретного индивида.

Если вы предпочтете спасти человека, а не мышь, не означает ли это, что у вас есть право убивать животных и использовать их в экспериментах?

Родители, вставшие перед выбором между спасением своего ребенка и спасением ребенка незнакомца, с большой вероятностью спасут собственного. Но тот факт, что они отдадут предпочтение спасению собственного ребенка, не дает им права убивать или плохо обращаться с детьми людей, которых они не знают.

Точно так же, если во время пожара мы выберем спасти человека, а не собаку, это не будет означать, что мы можем использовать животных, как “биологический материал” в научных экспериментах.

Помимо всего прочего, существует огромная разница между ситуацией, когда два существа находятся в смертельной опасности и когда необходимо выбрать кого-то одного, кого можно спасти, и ситуацией, когда мы своевольно причиняем страдания беззащитному существу. В последнем случае наше поведение будет представлять собой отличный пример проявления права сильного и по этой причине будет аморально. Кроме того, в последнем случае разумное существо используется исключительно как средство для достижения цели, без оглядки на его самостоятельную ценность.

Означает ли это, что животных нужно наделить теми же правами, какие имеют люди?

Во многих странах женщины получают выгоду от права делат аборт, в то время как у мужчин такого права нет. Однако это положение вещей нельзя назвать сексистским. Дело только в том, что права, связанные с интересами женщин и данные им, для мужчин бесполезны. Точно так же слону без надобности будет право на высшее образование, а белке – право голосовать. Рассмотрение интересов животных означает, что нам следует уважать их право на жизнь без страданий и что их интересы должны приниматься в рассчет нашим обществом.

Помимо наделения законными правами животных, новые уголовные статьи могут стать эффективным инструментом в борьбе против практик, демонстрирующих пренебрежение жизнями и интересами животных. Должен быть назначен прокурор, специлизирующийся на проблемах животных, дабы общество было уверено, что подобные нарушения будут пресекаться, а преступников ждет наказание.

Каковы практические сложности серьезного принятия интересов животных во внимание?

Искреннее принятие во внимание интересов животных включает отказ от обращения с ними, как со средствами для достижения той или иной цели. Их интересы не должны игнорироваться только потому, что они принадлежат к другому виду, а должны рассматриваться наравне с интересами людей.

Настоящее рассмотрение интересов животных влечет за собой запрет разнообразных практик нынешнего общества, будь то сфера развлечений (охота, бои быков, цирки с животными, зоопарки), пищевая промышленность (животноводство, скотобойни, рыболовецкие хозяйства) или научная область (опыты на животных).

Однако спесишистская практика, которая требует наибольшего количества жертв – это производство пищевых продуктов животного происхождения. Вообще, в мире убивают 64 миллиарда наземных животных ежегодно. За аналогичный промежуток времени около 1000 миллиардов рыб умирают от удушья в рыболовецких сетях. Опираясь на число убитых, можно сказать, что рыбы подвергаются самой худшей несправедливости со стороны спесишистского общества. Тем самым невеганские типы питания влекут за собой смерть свыше 99,9% жертв эксплуатации животных.

Для сравнения, меховая индустрия убивает 60 миллионов животных в год (то есть 0,0057% от числа животных, умерщвляемых ради пищи), а в опытах погибает 300 миллионов разумных существ ежегодно (0,0028% соответственно).

Таким образом, оспаривание оправданности спесишизма и принятие в расчет интересов всех разумных существ влечет за собой прекращение разнообразных практик, самой кровавой из которых, принимая во внимание количество жертв, остается употребление животных в пищу.

admin

Наверх