Порода лошадей вена

Липицианская лошадь — это верховая порода, которая хоть и не получила повсеместного распространения, но завоевала широкую известность великолепным экстерьером и безупречными рабочими качествами. Иногда этих лошадей называют липпицианскими или липицанскими, при этом все три написания равнозначны и не являются ошибкой.

Липицианская лошадь демонстрирует сложные элементы дрессуры.

Своим названием порода обязана конному заводу в Липице, где она была выведена. Сейчас завод находится на территории Словении, но в прошлом эта местность входила в состав Австро-Венгерской империи, поэтому порода считается исконно австрийской. Предками липицианских лошадей были очень популярные в Средневековье испанские лошади, которые, в свою очередь, происходили от арабских скакунов, скрещенных с местными лошадьми Пиренейского полуострова. В XVI веке к завезенным в Австро-Венгрию испанским лошадям стали повторно приливать кровь арабских, а также неаполитанских лошадей. Эта смесь южных кровей и дала начало новой породе. На протяжении 400 лет липицианских лошадей разводили в конных заводах в Липице и Кладрубе, но после распада Австро-Венгерской империи поголовье оказалось в разных государствах. Сейчас центром разведения этой породы является австрийский конный завод Пибер, а ее развитие напрямую связывают с деятельностью Испанской школы верховой езды.

Это учреждение находится в Вене и названо в честь испанской породы, которая когда-то дала начало липицианским лошадям. Испанских лошадей здесь уже давно не содержат, зато школа всецело находится в распоряжении «липиццанеров», как называют австрийцы липицианских лошадей. Лучшие жеребцы и некоторые кобылы проходят здесь выездку, причем результаты обучения напрямую влияют на племенную ценность будущих производителей. Экстерьер липицианских лошадей во многом сформировался под влиянием таких тренировок.

В великолепных интерьерах Испанской школе верховой езды (Вена) всадник показывает искусство управления липицианской лошадью без поводьев и стремян.

Липицианские лошади среднего размера (высота в холке 148-160 см), гармоничного телосложения, крепкой конституции. Во многом они напоминают арабскую породу: у них такое же длинное туловище, небольшая голова и уши, шея с красивым изгибом, округлый круп и нарядная светло-серая масть (часто ошибочно называемая белой). Но в отличие от своих предков липицианские лошади не такие сухие, они более коротконогие и мускулистые. Их морда никогда не бывает вогнутой, но, наоборот, чаще имеет легкую горбинку, которая лишь подчеркивает красивую округлость их форм. В процессе выездки у животных вырабатывает определенный постав («сбор»), отчего их корпус кажется еще более компактным и массивным. Помимо очень распространенной светло-серой масти у липицианских лошадей иногда встречается вороная и темно-гнедая.

Липицианская лошадь, бегущая рысью.

Порода отличается своеобразными аллюрами: галоп этих лошадей немного тяжеловат, поскольку их никогда не использовали для резвых работ, зато рысь очень высокая и плавная, шаг короткий. Лошади имеют врожденное чувство ритма и прекрасный естественный баланс. Наездник на липицианской лошади чувствует себя комфортно, это удобство усиливается благодаря послушанию, добронравию и природной сообразительности этих животных, словно созданных для взаимодействия с человеком. Кроме того, липицианские лошади отличаются крепким здоровьем, выносливостью, сильным материнским инстинктом и позднеспелостью (полного физического развития достигают только к 5-7 годам). В теплое время года их содержат на альпийских пастбищах, а зимой в конюшнях.

Уникальные качества липицианской породы обусловлены специфическим ее применением. Дело в том, что этих лошадей создавали для нужд кавалерии, но им так ни разу и не довелось поучаствовать в войне. Рабочую карьеру им заменили занятия по выездке в той самой легендарной Испанской школе верховой езды. На протяжении 430 лет ее программа обучения не изменилась ни на йоту, причем она ни разу не издавалась, а все секреты обучения передавались от мастера ученику исключительно в устной форме. Программа выездки липицианских лошадей отличается насыщенностью и сложностью, причем в нее входят не только стандартные элементы, но и специфические трюки, которые не увидишь на обычных спортивных соревнованиях. Самый знаменитый из них — каприоль. Он представляет собой прыжок с места вверх, причем в самой высокой точке лошадь словно совершает толчок задними ногами. На первый взгляд этот элемент ничего сложного из себя не представляет, но он абсолютно противоестественен для животного (лошади в природе никогда не прыгают с места).

Липицианская лошадь исполняет каприоль.

В Испанской школе верховой езды можно видеть такие программы как «Работа в руках» (пеший наездник находится позади коня и демонстрирует его послушание с помощью длинных вожжей), «Высокая школа» (самые сложные элементы выездки), «Арии над землей» (разнообразные прыжковые элементы), «Школьная кадриль» (групповое выступление 8 всадников). Выступления проводятся под классическую музыку, всадники демонстрируют безукоризненное послушание своих питомцев, сидя в седле без стремян. Кроме того, в школе много других красивых традиций, затрагивающих форму, экипировку, поэтому выступления скорее напоминают высокое искусство, а не спорт.

Вместе с тем липицианские лошади годятся не только для конного балета, но и для езды в легкой упряжке. Именно они катают туристов по улицам Вены в нарядных экипажах. Благодаря послушанию и добронравию их также используют в соревнованиях по вольтижировке и в конных прогулках по Альпам. Сейчас мировое поголовье липицианской породы насчитывает всего 3000 особей, однако она прочно заняла свою нишу, а в искусстве выездки и, особенно, в демонстрации прыжковых элементов считается непревзойденной.

Упряжка липицианских лошадей в австрийских Альпах.

Разводят этих лошадей в Австрии, Чехии, Венгрии, Украине (ограниченно в Закарпатье), но лучшим местом для знакомства с этой породой остается Испанская школа верховой езды. Она находится в центре Вены, в императорском дворце Хофбург. Выступления проходят в манеже, поражающем великолепной архитектурой в стиле барокко. Каждое шоу длится около 1,5 часов, причем в связи с высоким спросом бронировать билеты лучше заранее (как минимум за несколько недель). Стоимость билета высока € 23-158, но для желающих сэкономить есть альтернатива — посещение тренировок. Здесь можно за € 14-28 увидеть те же номера, но без музыкального сопровождения и театрального лоска. Выступления проводятся только в выходные дни, а тренировки — ежедневно. Также в школе проводятся экскурсии с посещением конюшен (€ 16-28). Желающим побывать на представлениях нужно учитывать, что детей до 3 лет на них не допускают, а во время шоу категорически запрещена любая фото- и видеосъемка. Оптимальный сезон для посещения Испанской школы верховой езды — весна, поскольку всадники с лошадьми много гастролируют в другие сезоны график выступлений может нарушаться. Чтобы добраться до дворца Хофбург достаточно пройти пешком от станций метро метро Oper, Karlsplatz, Herrengasse или Stephansplatz, можно также подъехать трамваями №1, 2, 62, D или автобусами №2A, 3A.

Посмотреть выступления липицианских лошадей в Испанской школе верховой езды.

Почитать о животных, упомянутых в этой статье: арабских лошадях.

В Австрии всё очень традиционно. Привычки, пристрастия, шоу — у каждого многовековая история, испанская школа верховой езды из этого ряда. В стране есть своя культовая порода лошадей — липпицианская, и их можно лицезреть в конном балете. Но попасть на него — большая удача, поскольку в месяц проводится всего несколько шоу. Но зато практически у каждого, кто желает, есть возможность попасть на репетицию. Порой дисциплинированные лошадки дают волю нервам и устраивают показательные уроки непослушания. Дескать, помните люди, мы всё-таки звери.

Итак, Испанская школа верховой езды находится в сердце Вены — в Хофбурге. Этот комплекс из множества зданий когда-то возвели правящие императоры Габсбурги. Школа появилась в 1572 году: сначала была построена деревянная арена, а затем на её месте в 1729 году возвели белый манеж из камня, который используется и по настоящее время.

Внутрь школы попасть несложно, если есть билет, на тренировку он стоит 15 евро. Проходите через турникет и попадаете на галереи, которые тянутся вокруг манежа по периметру. Здесь есть как скамейки, так и стоячие места. Над манежем красуются шикарные люстры, зал украшен барельефами в имперском стиле. Всё прочно, массивно, по-австрийски.

Под звуки мелодий Штрауса по арене скачут великолепные белые лошади. Правда, знающие люди утверждают, что липпицианов нельзя называть белыми. У этой породы чёрная кожа и белая шерсть, а у белых лошадей и кожа светлая. Кстати, жеребята появляются на свет с тёмным окрасом, а светлыми становятся ближе к взрослой жизни. Впрочем, и среди них встречаются свои «гадкие утята», которые к лошадиному совершеннолетию остаются гнедой или черной масти. Такие тоже дефилировали по манежу.

Липпицианы участвуют в так называемом конном балете, но пропорций они отнюдь не хрупких — это крепкие ширококостные лошадки. Как говорится, и под воду, и под воеводу. Липпицианы были не только верховыми, но и упряжными лошадьми.

В школе коней учат абсолютному послушанию. Все трюки, казалось бы, выполняются сами по себе, а всадник только сидит себе в седле и получает удовольствие от конной прогулки. На самом деле, лошадок держат в крепкой узде и контролируют каждое их движение.

В Испанской школе верховой езды в традиционном облачении всадники выезжают на манеж, приветствуют публику, и начинают задавать лошадкам урок — рысь, галоп, перемена ног. Кому-то всё это не по нутру, или не нравится сосед по манежу, и тогда жеребцы то встают на дыбы, то норовят лягнуть или укусить друг друга.

Случается и высокородным лошадкам справить на манеже простые естественные надобности. Никто ничего не растопчет: тут же появляется конюх, который оперативно устраняет лошадкин конфуз.

Тренировка в присутствии публики длится два часа, а, кажется, — несколько минут. Отработала одна смена из семи лошадей, за ней вышла вторая. Всё так же — рысь, галоп, шаг. Потом кони идут отдыхать, а публика на выход. Всё, чему научили липпицианов на тренировках, они потом покажут на публике. Но билет на конный балет на хорошие места, как в Венскую оперу: его стоимость колеблется от 31 до 205 евро. Сомнительное удовольствие за сумму, превышающую прожиточный минимум в России.

Многое из того, что ожидает зажиточных венцев, можно увидеть на тренировке. Зрители располагаются в креслах, а те, кому мест не хватило, стоят за перилами манежа. Примерно в 11:30 вход в манеж закрывается. Во время тренировки фотографировать происходящее запрещено.

Испанская школа верховой езды находится в Хофбурге: если вы приближаетесь к нему со стороны церкви, нужно в арке пройти в дверь налево, ориентируясь на надпись Spanische Hofreitschule. Билет на утреннюю тренировку стоит 14 евро для взрослых, 7 евро — для студентов и детей, проход по Vienna Pass бесплатный. Возле кассы есть небольшой магазинчик, где продают различные сувениры на «лошадиную тематику».

Испанская Императорская школа верховой езды в Вене – старейшее и, в сущности, последнее учреждение мира, в котором еще практикуется классическая выездка в чистом виде, без позднейших инноваций и наслоений. Теперь, как в кайзерские времена, всадники гарцуют на арене Зимней школы верховой езды в венском Хофбурге – императорском дворце.

То, что школа называется «испанской» – отчасти дань красивой легенде. Есть версия, что императорские кони ведут свою родословную с Иберийского полуострова, едва ли не от той «дивной белой лошади, которую Испания прислала в дар Цезарю». Однако никаких документальных свидетельств тому, конечно, не сохранилось. Во времена менее древние порода лошадей, которой гордилась императорская Вена, называлась – и до сих пор называется – липицанеры. И жители Альп по праву считают эту породу своей.

Липица – родина белоснежных скакунов, одной из самых известных пород лошадей – маленькая деревушка на юго-западе нынешней Словении (в императорские времена она входила в состав Австро-Венгрии), неподалеку от итальянской границы, Триеста и Адриатического моря. На местном конном заводе, основанном в 1580 году эрцгерцогом Карлом, еще в конце XVI века была выведена порода призрачно белых лошадей, спокойных и красивых. Загадка породы в том, что липицкие жеребята рождаются обыкновенного темного цвета и лишь потом постепенно светлеют.

Словенцы опровергают испанскую версию происхождения липицанеров и утверждают, что они происходят от лучших колесничных лошадей римской империи древней карстовой породы, которую испокон веков выводили исконные жители маленького государства «на солнечной стороне Альп» (то есть нынешней Словении).

Слово «карст», обозначающее во всех европейских языках особый вид геологической породы и рельефа, происходит от словенского «крас». Крас же – это название одной из словенских областей, той, где и расположена Липица и самые крупные в Европе карстовые пещеры внутри местных холмов. Словенский Крас – это продолжение Юлийских Альп, горной цепи, которую Словения делит с сопредельными государствами – Австрией и Италией. Именно в Словении находится самая высокая вершина Юлийских Альп – гора Триглав, которая изображена на национальном гербе этой республики.

Словенские археологи утверждают, что в честь карстовых лошадей у истока реки Тимав римляне построили храм Диомеда, мифического покровителя коневодства. В средние века крестоносцы охотно использовали этих выносливых лошадок в своих дальних и бурных странствиях, а в мирное время вьючные лошади перевозили товар с Адриатического побережья через альпийские перевалы во внутренние области Австро-Венгерской империи. По мнению словенских историков, кондотьер Коллеони работы знаменитого мастера Андреа Дель Веррокьо восседает в Венеции именно на карстовой лошади. А статуя эта на сто лет старше первого свидетельства о покупке деревни Липицы австрийцами!

Как бы то ни было, послушные и хорошо поддающиеся обучению кони идеально подходили не только для военных и транспортных нужд, но и для выездки – выполнения изысканных пируэтов, повиновения почти незаметным командам наездника. Эти качества пришлись в Вене ко двору: двор австрийских императоров всегда ценил элегантность и красоту. Каждый раз, когда жеребец отправлялся с конного завода в Вену, в аллее сажали три липы (название «Липица» означает «маленькая липа»). Эта аллея сохранилась до наших дней. После постройки Манежа липицанеров использовали для игровых рыцарских турниров и других театрализованных представлений. Императрица Мария-Терезия любила подобные развлечения и принимала в них активное участие. В здании Зимней школы верховой езды устраивались пышные придворные балы и маскарады. Со смертью императрицы ушла в прошлое и барочная роскошь. Десятилетия войн вынудили школу существовать в рамках жесткой экономии, а бесценных лошадей дважды приходилось эвакуировать в Венгрию, чтобы спасти от пожаров и мародерства.

Нынешние традиции Испанской школы сформировались в начале XIX века. Имперская униформа всадников с тех пор не менялась: шляпа с галунами, редингот кофейного цвета, желтые лосины и высокие черные сапоги. Не менялось и оформление сбруи белоснежных лошадей: красно-золотые попоны и узкие золоченые уздечки. В здании Зимней школы проводились не только показательные выступления по выездке, но и то, что в наши дни назвали бы галаконцертами (однажды Бетховен дирижировал здесь оркестром из 700 музыкантов), и балы- маскарады, в которых принимало участие до десяти тысяч человек.

В годы быстрой индустриализации школа верховой езды оставалась островком, где время застыло. Это была придворная конюшня императора и его столь же серьезных, озабоченных государственными делами гостей.

После Первой мировой войны Липица отошла к Италии, а конный завод и часть табуна остались на иностранной территории. Австрийский министр сельского хозяйства Йозеф Штеклер велел перевезти липицанеров, которых удалось сохранить, на конный завод в Штирии, в местечко Пибер. При выборе места принималось во внимание, что климатические и географические условия нового дома липицанеров должны как можно больше напоминать их родную Липицу. Пибер пришелся липицанерам по душе, и их поголовье стало быстро расти.

Драматические события в истории липицанеров случились и во время Второй мировой войны. Полковник Подхайский, тогдашний руководитель Испанской школы, организовал эвакуацию жеребцов из Вены в городок Сент-Мартин, чтобы кони не пострадали от бомбардировок и боев за город. В дороге он встретил генерала Паттона, командира кавалерийского полка армии США, – оказалось, что они давние знакомые: встречались на олимпийских состязаниях по конному спорту. Подхайский организовал показательное выступление своих питомцев для Паттона и заместителя министра обороны Роберта Паттерсона; липицанеры произвели на американцев неизгладимое впечатление, и до окончания войны жеребцы находились под защитой и опекой военного командования США.

Предприимчивым немцам все же удалось вывезти часть кобыл и жеребят на военный конный завод в Хостун, в Чехию. В апреле 1945 года американцы специально организовали наступление на городок и захватили лошадей, которые в плену, впрочем, содержались в полном порядке. Однако в это время интерес к липицанерам проявили советские военные власти, и, чтобы не допустить передачи ценного поголовья русским, американцы организовали переброску табуна в одну из своих оккупационных зон на территории Германии, в город Линц. Формально лошади были переданы под контроль Подхайского, но в Пибер они вернулись только в 1952 году.

И сейчас в Пибере продолжается активная работа по селекции лучших жеребцов для работы в Испанской школе. Поголовье лошадей так велико, что многих продают из-за нехватки места на конном заводе.

Недовольны только словенцы: они считают, что ядро породы по-прежнему находится в Липице, и в 1996 году словенский парламент даже принял особый закон, утверждающий этот факт на государственном уровне. В 1999 году Меж- дународная ассоциация конных заводов признала права словенцев на «торговую марку»: с этих пор конные хозяйства, выращивающие липицанеров, должны получить особое разрешение в Словении.

Но в Вене это никого не беспокоит. В Испанской школе каждый день идут показательные выступления, австрийские всадники демонстрируют свое искусство по всему миру, а зрители, глядя на коней и всадников, переносятся в роскошный, бурный и увлекательный век камзолов, париков и дворцовых интриг. Величественных белых жеребцов для выездки по-прежнему берут только с конного завода в Пибере. Считается, что кони эти состоят на государственной службе, поэтому по окончании придворной карьеры каждый жеребец получает солидную пенсию.

Уникальная возможность не только увидеть, но даже прикоснуться к знаменитому липицанеру!

Липицанер — это особенная порода лошадей, выступающая в Испанской школе верховой езды. В этом году школа празднует 450 лет основания!

Я часто рассказываю на экскурсиях об особенностях этих лошадей. Например, они рождаются тёмными и только через 8 лет меняют окрас на белый. (На самом деле они так быстро седееют… Но об этом не сейчас). Увидеть этот контраст теперь можно своими глазами! До 2 августа жеребята-липицанеры гостят в Вене. (Обычно они живут в небольшом городке Пибер).

Увидеть их вблизи можно в Имперском парке сразу около дворцового комплекса Хофбург. Прогулка длится с 17:00 до 18:00.

Испанская школа верховой езды со своими всемирно известными лошадьми липицианской породы предлагает насладиться искусством верховой езды высочайшего уровня в барочном интерьере Хофбурга.

Подробнее об истории танцующих жеребцов Вы сможете узнать в Музее липицианцев, а даты представлений, утренних репетиций и информацию о приобретении билетов на сайте www.srs.at

Утренний выезд – ежедневная тренировка Высшей школы верховой езды

Утренний выезд предлает ознакомиться с многолетней тренерской работой наездников с липиццанерами. При этом отрабатываются не только простые упражнения на расслабление мышц, но и упражнения по совершенствованию и оттачиванию движений. Каждый наездник ответственен за подготовку своей лошади. С помощью направленного воздействия на мускулатуру из естественного процесса движения в целом получаются совершенные фигуры «Высшей школы».

Классические прыжки не отрабатываются ежедневно, и поэтому во время утреннего выезда их можно увидеть только случайно. Сразу после спешивания следует заслуженное угощение – из своей сумки наездник достаёт для лошади лакомый кусочек. С декабря 2015 года искусство верховой езды Испанской школы верховой езды признано ЮНЕСКО нематериальным культурным наследием человечества.

Информация по расписанию выступлений и утренним тренировкам, а также более подробная информация по покупке билетов на www.srs.at

A Tribute to Vienna (Посвящение Вене)

В 2017 году Венский хор мальчиков вновь сотрудничает с Испанской школой верховой езды: в представлении «A Tribute to Vienna» попеременно выстапают лошади липицианской породы и хор мальчиков с лучшими номерами своей программы. Все даты указаны в нашей базе данных мероприятий

Кафе в Испанской школе верховой езды со вторника по воскресенье (с 9 до 17 часов) приглашает выпить кофе и отведать разнообразные кулинарные деликатесы.

Испанская школа верховой езды (Spanische Hofreitschule)

Vienna City Card

  • Ваше преимущество с Vienna City Card:
  • Часы работы

  • ежедневно, 09:00 — 16:00
  • Безбарьерная среда

    • Главный вход
      • (Двойные качающиеся двери 160 см шириной )
      • Платформа 100 см длиной , 40 см высотой
      • Парковочные места Главный вход
        • Имеются места для парковки инвалидов
      • Дальнейшая информация
        • Туалет для инвалидов с безбарьерным входом.
        • Специальные предложения для инвалидов

          Wheelchair seats for the morning exercise and the tours by request.
          Program information, prices and availability on request.

          Этот музей полностью посвящен красивым и гордым животным – лошадям. Разведение известных своей грацией испанских лошадей необычного белого окраса началось именно в Липицце.

          Поездка в Вену, незабываемый и красивый город, где все дышит историей – не просто отдых для души и тела. Это возможность узнать огромное количество новой информации, получить эстетическое удовольствие, посетив музеи, на которые богат город. В такую культурную программу могут входить традиционные места для туристов, но и вероятно, не столь прославленные, однако не менее интересные. Как, например, музей Липиццианов (Lipizzaner Museum).

          Этот музей полностью посвящен красивым и гордым животным – лошадям. Разведение известных своей грацией испанских лошадей необычного белого окраса началось именно в Липицце, хотя потом их вывезли в Словению, а ныне они обитают в Штирии, провинции Австрии. В музее вы узнаете историю этой породы и самой Императорской Испанской школы верховой езды, которая придерживается классических канонов. На массе гравюр, рисунков, картин, фотографий и даже кинопрезентаций изображены эти благородные животные. Кроме того, выставка дополнена такими экспонатами, как униформы и элементы упряжи, старинные и современные.

          Расположен музей во дворце Штальбург (Stallburg/Hofburg) и работает ежедневно, но по воскресеньям проводятся еще и театрализованные представления, ведь не зря эта порода носит название танцующих лошадей.

          Как добраться?

          Проезд на метро U3 до Herrengasse

          Как я экономлю на отелях до 20%?

          Все очень просто – ищите не только на букинге. Я предпочитаю поисковик RoomGuru. Он ищет скидки одновременно на Booking и на 70 других сайтах бронирования.

          Автор: Ю.Рощина
          Номер журнала: ЗМ №3(82)2009

          Вена – столица музыки и шоколада, бережно хранит старинные традиции haute еcole Испанской школы верховой езды. На праздничных шествиях, среди барочных дворцов и парков гарцуют лошади липпицианской породы. Как и 400 лет назад под седлами блистательных Габсбургов,белоснежные красавцы выполняют «леваду», будто позируют для парадного портрета.

          Знаменитая династия правителей Священной Римской Империи подарила конному миру две великолепные породы: кладрубскую и липпицианскую. Обе они создавались исключительно для собственных нужд августейших особ и их приближенных. Кладрубы выводились в качестве идеальной породы каретных лошадей для парадных выездов Их Величеств, а липпицианы – для путешествий верхом и охоты.

          Завод эрцгерцога Карла
          В 60-е годы XVI века император Максимилиан II Габсбург привез испанских лошадей в конный завод Кладрубы-над-Лабой, недалеко от Вены, что положило начало созданию новой породы. Тем временем его брат, эрцгерцог Карл, создал подобный завод в Липице на побережье Адриатики, теперь это территория Словении. Идея Карла заключалась в том, чтобы соединить редкую выносливость и высокий ход древней автохтонной породы карстовых лошадей с лучшими качествами испанских, андалузских и берберийских представителей. Общая политика разведения в Кладрубах и Липице во многом пересекалась, заводы регулярно обменивались племенным материалом. Отсюда близкое родство императорских лошадей, с той разницей, что у липпицианов культивировались именно верховые качества. В современной липпицианской породе две из шести линий имеют прямое кладрубское происхождение: Маэстозо и Фавори. Однако еще ранее линия Фавори была выведена в Кладрубы именно из Липиц, поэтому, фактически, вернулась в родные пенаты.
          Предполагается, что карстовая порода использовалась когда-то в запряжке боевых колесниц Древнего Рима: эти крепкие лошадки из «маленькой страны на солнечной стороне Альп» были смелы и послушны. Кроме того, их необычный аллюр с высоким выносом передних ног смотрелся очень эффектно и производил большое впечатление на восторженную публику, сопровождавшую триумфальные проезды победителей. Таким образом, выбор основы будущей лошади для наследников славы былого Рима был вполне логичен. Как и все породы, формировавшиеся в эпоху барокко, липпицианы испытали сильное влияние испанских лошадей. Это был век Испании. Испанская лошадь диктовала моду: округлые линии корпуса, мощная мускулатура в сочетании с изяществом и высокими нарядными движениями приводила в восторг знатоков и эстетов. Лучше всего вкусы той эпохи видны на конных портретах королей и полководцев XVIII века: изысканные до невозможности формы лошадей почти не преувеличены художниками – они просто не нуждались в преувеличении.

          Жеребец Наполеона

          Наполеоновские войны начала XIX века сотрясали Европу в течение пятнадцати лет. Менялась политическая карта, рушились многовековые монархии. Конный завод из Липиц перемещали несколько раз: то спасаясь от наступающих армий, то следуя воле победителя. Наполеон – человек, безусловно, талантливый не только в области войны и политики, хорошо распорядился заводскими лошадьми. Правда, на свой лад, по-наполеоновски. Поголовье было сохранено, к липпицианским лошадям относились очень бережно, а в качестве производителя Бонапарт приказал использовать своего арабского жеребца Везира. Это решение было не вполне в духе традиционной политики разведения Липиц, но результат оказался позитивным. Никто не посмеет сказать, что этот «корсиканский выскочка» все испортил. Более того, с 1807 по 1856 годы, для придания барочным лошадям резвости и легкости в заводе использовались и другие арабские жеребцы: Сиглави, Тадмор, Газлан, Сайдан, Самсон, Хадуди и Бен Азет. Всего к концу XIX века в породе насчитывалось шесть линий: Сиглави, Неаполитано, Маэстозо, Фавори, Плуто и Конверсано, общим счетом: 341 голова. Даже во времена своего расцвета, порода была крайне малочисленна и представляла собой большую редкость. Позже добавились еще две линии: Тюльпана и Инцикато, выведенные в Хорватии и Венгрии.
          Первая Мировая война снова заставила липпицианов «скитаться» по Европе. Часть поголовья была эвакуирована в Люксембург, часть – в Кладрубы. А после окончания войны и распада Австро-Венгрии лошади и вовсе были поделены между тремя странами. Наибольшее число попало в Италию, жеребята остались в Кладрубах, в Чехословакии. Но Вена сохранила поголовье Испанской школы верховой езды.
          Столь небольшая численность предполагает очень аккуратную племенную работу, чтобы свести к минимуму процент инбридинга. В липпицианской породе каждому жеребцу дается двойная кличка, состоящая из кличек матери и отца, и номер. Неудивительно, что у такой высокородной особы, как липпицианская лошадь, имя пышное и помпезное: скажем, Тадмор Теодороста II. У человека, не привыкшего к общению с аристократией, появляется смутное желание назвать такую лошадь «Ваша Светлость», и легкая неловкость от того, что на голове нет широкополой шляпы, которую можно было бы снять в знак уважения. В заводе к лошадям относились очень нежно: каждый жеребчик был предметом отдельной гордости. И когда приходило время отправлять молодую лошадь ко двору, в аллее завода сажали три липы. Эта аллея со старыми красивыми деревьями сохранилась до наших дней.

          Искусство haute еcole
          Липпицианы очень умны и сообразительны, они охотно учатся и легко воспринимают новые задания. Эти качества, которые столь тщательно культивировались в заводе, позволяли обучить лошадь самой высокой лошадиной науке – науке войны и парада. Из Липиц в Вену отравлялись жеребцы для нужд императорского двора, они поступали в обучение в Испанскую школу верховой езды. Собственно, «испанской» она называлась потому, что императорские лошади имели иберийское происхождение. Существует легенда о подарке, который Испания прислала в дар Цезарю, легенда о прекрасной белой лошади. Императоры Священной Римской Империи, а впоследствии – Германии, считали себя наследниками Рима, и лошади, конечно, у них тоже были испанские.
          До начала XX века лошадь была незаменима на войне, искусство выездки становилось жизненно важным, и часто обеспечивало победу на поле боя. Тот, кто умел «управлять ногами лошади», как своими собственными, имел значительное преимущество, как при атаке, так и при отражении нападения. Такие приемы высшей школы, как каприоль и курбет были боевыми. От навыков лошади венценосной особы могло зависеть будущее государства: лошадь могла спасти своего всадника или погубить. Но даже просто поставить императора в неловкое положение на параде было совершенно недопустимо. Поэтому выучке липпицианов уделялось самое пристальное внимание.
          Испанская школа верховой езды в Вене уже 430 лет хранит традиции высокого искусства классической верховой езды. Это единственная школа, где haute еcole сохранилось до сегодняшнего дня в своем первоначальном виде, без позднейших нововведений. Основная идея этого направления заключается в том, что всадник, использующий естественные движения животного, может добиться высочайших результатов. Изучая природную пластику лошади, человек предлагает ей выполнять движения, которые являются для нее логичными и понятными, и обучение доставляет удовольствие. Здесь не практикуется никаких жестких приемов и наказаний, учебный процесс стимулируется исключительно методами позитивного подкрепления. Главным пособием haute еcole до сих пор является книга греческого военачальника и философа Ксенофонта – «Гиппарх». Суждения античного классика об устройстве кавалерийских войск и воспитании лошадей получили новое развитие в эпоху Возрождения, когда творил великий мастер конного дела Антуан де Плювинель. Его труд «Наставление Королю в искусстве верховой езды», был создан в XVII веке специально для французского короля Людовика XIII, а сегодня стал настольной книгой спортсменов, занимающихся выездкой. Та особенная гармония между всадником и лошадью, которая культивируется haute еcole, позволяет легко выполнять сложнейшие приемы, никому более недоступные.

          Летающие лошади
          Сегодня Испанская Императорская школа верховой езды в Вене регулярно дает блестящие представления на арене Зимней школы в императорском дворце Хофбург, где каждый желающий может полюбоваться великолепными серыми (а на поверку – белоснежными) липпицианскими лошадьми, демонстрирующими старинное искусство haute еcole. Публике предоставляется редкая возможность увидеть уроки «Средней школы», в том числе «па-де-де», работу с лошадью «в руках» и на длинном поводе. Но особенное впечатление производят «Большая школьная кадриль» и упражнения «над землей». В кадрили на арену выходит восемь всадников на белых жеребцах, одетые в традиционные костюмы: коричневые фраки, бриджи из оленьей кожи и треуголки. Изящные движения лошадей, особая хореография и точная синхронность напоминают о великолепии «конного балета» имперских времен.
          Липпицианов называют «летающими лошадьми» за ту легкость, с которой они осваивают высокие парящие прыжки: каприоль и курбет. Эффектная левада – это просто ожившая конная статуя эпохи Возрождения, а каприоль – «прыжок оленя», будто сошел с полотен изображающих охоту Людовика XIV. Пожалуй, Испанская школа в Вене – единственное учебное заведение, сохранившее в полной мере искусство «над землей». Когда-то эти элементы имели военное применение: ударить противника, заходящего в тыл или перепрыгнуть атакующего. Но с течением времени каприоль и курбет утратили свое боевое значение, переместившись в область балов и маскарадов пышного двора Марии-Терезии.
          Липпицианские лошади, как и Испанская школа – живая история Европы, которая сохранила не только конкретные приемы и методики работы с лошадью, но и сам дух haute еcole. Философия естественности, гармонии человека и животного нашла свое продолжение в новейших течениях конного дела XX века, таких, как Natural Horsemanship. Но и изысканность императорских балетов, и самые современные идеи сплетаются кружевом вокруг главного героя – лошади из Липиц, потомка той «дивной белой лошади, которую Испания принесла в дар Цезарю».

    admin

    Наверх