Порода лошадей нашего края

Как сегодня развивается коневодческая отрасль в нашем регионе, рассказывает начальник управления животноводства министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности администрации Краснодарского края Александр Сергиенко.

Роль лошади на протяжении тысячелетий изменялась в зависимости от развития производственных сил и техники. Но история человеческой цивилизации всегда оставалась связанной с совершенствованием коневодства. Важна ее роль и в настоящее время – и в спорте, и в культуре, и в хозяйственной деятельности.

Второй сертифицированный

– Александр Васильевич, коневодство на Кубани в наше время – это, отчасти, экзотика или отрасль животноводства?

– Это одно из важных и традиционных для края направлений животноводства. Причем динамично развивающееся и в настоящее время. Например, прошлой весной в Павловском районе КФХ «Барсук Т. Л.» открыло второй на Кубани сертифицированный ипподром.

Немаловажную роль в развитии отрасли играет и государственная поддержка. В прошлом году на проведение испытаний племенных лошадей край направил около 29 млн. рублей. В этом году по поручению губернатора Вениамина Ивановича Кондратьева на финансирование этого направления будет направлено 50 млн. рублей.

Рай для коневодства

– А где в крае в основном сосредоточено поголовье лошадей?

– По данным статистики на начало года, поголовье лошадей в крае стабильно к уровню прошлого года и составляет 10 тысяч голов. Наибольшая часть поголовья сосредоточена в малых формах хозяйствования – до 70 процентов. Если говорить о муниципалитетах, то это Мостовский, Лабинский, Кущевский, Абинский Апшеронский, Темрюкский районы и Краснодар. Что касается предгорных районов, то именно здесь есть пастбища, необходимые для коневодства. Рост поголовья лошадей в курортной и предгорной зонах края связан с развитием конного туризма и проката лошадей.

– Сколько предприятий на Кубани выращивают лошадей?

– Краснодарский край имеет богатые традиции и достаточно развитое коневодство. Выращиванием высококлассных лошадей скакового и спортивного направлений в крае занимаются 11 конных заводов, 5 сельхозпредприятий и 4 крестьянских (фермерских) хозяйства, а также частные коневладельцы.

Общее поголовье племенных лошадей в крае стабильно и составляет 1700 голов. Из 11 конных заводов в шести занимаются разведением чистокровной верховой породы лошадей – это конезавод «Восход» Новокубанского района, предприятие «Красноармейский» Красноармейского района, конезавод «Эклипс» Мостовского района, «Конезавод «711» Усть-Лабинского района, конезавод «Прогресс» Лабинского района и КФХ «Барсук Т. Л.» Павловского района.

В остальных разводят лошадей арабской, тракененской и кабардинской пород. По прогнозам специалистов, в племенном коневодстве доля лошадей чистокровной верховой породы будет увеличиваться. Несмотря на большие затраты в содержании и испытании, данная порода лошадей до сих пор остается самой быстрой в мире. Из верховых пород в крае разводят чистокровную верховую, арабскую и ахалтекинскую. Из спортивных преобладает тракененская. Кстати, кроме мер господдержки на проведение испытания скаковых лошадей на наших ипподромах, минсельхоз выделяет средства на компенсацию части затрат на содержание племенных конематок как на крупных конных заводах, так и в небольших предприятиях и крестьянских (фермерских) хозяйствах.

– Александр Васильевич, вы уже сказали о том, что в крае открылся второй сертифицированный ипподром. Что это значит для Кубани?

– У нас значительно увеличилось число выступлений и испытанных лошадей. Но, вообще, ипподром нельзя рассматривать только как место испытания лошадей. Он, как правило, становится многофункциональным комплексом, включающим детско-юношескую конно-спортивную школу, прокат лошадей, зону отдыха жителей.

Павловский ипподром первым в крае открыл скаковой сезон нынешнего года. А если учесть, что Кубань первой открывает скаковой сезон в стране, то, значит, павловчане были первыми и в России. Состоялось несколько призовых скачек. К участию в соревнованиях было заявлено 104 лошади. Общий призовой фонд только первого скакового дня составил 830 тысяч рублей.

Специалисты и любители скачек увидели самый звездный состав отрасли. Стоит назвать только несколько кличек: Конард Лорд, Кармель Барс, Свидетель Барс, Ливерпуль, Наргиз, Честер Кэт, Центурион и другие. Это золотой фонд коневодства, и, чтобы стать причастным к такому событию, не надо ездить по всем ипподромам России. Все эти знаменитые ипподромные креки вышли на павловскую дорожку. Стоит ли лишний раз говорить, какое это событие для сельских жителей!

Павловский ипподром уже заявил о себе как о месте разнообразного семейного отдыха. Сюда едут посмотреть на скачки, полюбоваться бегами, плюс каждый желающий может показать свою удаль в гиревом спорте, в перетягивании каната или преодолеть «павловскую милю». Словом, занятия на любой вкус.

Самые быстрые в мире

– Насколько были удачными минувшие конные сезоны для наших спортсменов?

– Кубанские конники отлично выступили в Москве на Президентских скачках, они заняли немало призовых мест. А жеребец Конард Лорд КФХ «Барсук Т. Л.» Павловского района одержал победу в главной скачке на Приз президента России.

На Краснодарском ипподроме мы чествовали четвертого «трижды венчанного» в истории чистокровного коннозаводства России жеребца – Персей Барс КФХ «Барсук Т. Л.», который выиграл три традиционных приза первой группы в двух-, трех- и четырехлетнем возрасте. Это было уникальное достижение, так как титул не присваивался уже 51 год. Последним «трижды венчанным» был легендарный Анилин нашего конезавода «Восход» Новокубанского района.

В конце минувшего года в министерстве сельского хозяйства прошел круглый стол «Состояние и задачи по развитию коневодства в Краснодарском крае». В его работе принял участие вице-губернатор Кубани Андрей Николаевич Коробка. Он поздравил коневодов Кубани с успешным проведением юбилейного скакового сезона. Хочу напомнить, что в минувшем году исполнилось 150 лет со дня проведения первых официальных скачек в крае. В рамках круглого стола были награждены передовики отрасли.

Благодарность министерства сельского хозяйства была объявлена мастеру-жокею конефермы КФХ «Барсук Т. Л.» Павловского района Станиславу Круглыхину. Наш мастер верховой езды лидирует в рейтинге лучших жокеев страны.

Почетными грамотами было награждено КФХ «Барсук Т. Л.» Павловского района как лучшее коневодческое хозяйство, воспитавшее лучших лошадей двухлетнего возраста – Карамель Барс и Бернард Барс, а также победителей Большого Краснодарского приза «Дерби» – жеребца Лемон Найт Барс и Приза президента России – жеребца Конард Лорд. Почетную грамоту получил и «Конный завод»711» Усть-Лабинского района, вырастивший лучших лошадей трехлетнего возраста – Селме и Бой Тзе Найл, а также «племенной конный завод «Эклипс» Мостовского района, воспитавший лучшего жеребца-производителя – Йорк Файр. Также была награждена большая группа тренеров.

Мы продолжаем испытания племенных лошадей. Только в 2017 году на ипподромах края было испытано 569 скаковых лошадей, что на 90 лошадей больше, чем в прошлом году. Министерство сельского хозяйства Краснодарского края будет и в дальнейшем способствовать развитию коневодства на Кубани.

Открытие нового скакового сезона состоялось 20 апреля на основном ипподроме края – Краснодарском. Даже холодная погода не смогла омрачить праздник для истинных любителей скачек и профессионалов отрасли. Состоялось 11 скачек, испытано 88 племенных лошадей, разыгран призовой фонд в 1 млн. 159 тыс. рублей.

Помимо скачек, публике была представлена хорошая культурная программа. Гости съехались со всей страны, из столицы, республик Северного Кавказа, Республики Абхазия и др. Больше всех повезло в этот день «Конному заводу «711», чьи лошади уверенно одержали победу в трех из 11 скачек. Из отечественных конников удача посетила и династию Кулиничей, одержавших победу в скачке на Приз Вступительный для лошадей ахалтекинской породы. Самое знаменательное, что владельцем жеребца Розмарин является Юрий Кулинич, сам успешный тренер и жокей. Тренировал лошадь его отец – Владимир Викторович, а в качестве жокея выступала жена владельца – Екатерина, далеко оставив позади всех конкурентов мужского пола.

Можно уверенно сказать, что первый скаковой день на Краснодарском ипподроме прошел успешно и скаковой сезон в крае обещает быть очень интересным.

В 2013 году племенная база коневодства Ставропольского края увеличилась втрое. И на сегодняшний день представлена четырьмя племенными заводами и двумя племенными репродукторами. Об этом сообщили сайту ГТРК «Ставрополье» в пресс-службе краевого минсельхоза.

В Минераловодском районе разводят лошадей арабской чистокровной породы, в Александровском — ахалтекинской чистокровной и терской пород, в Новоселицком — чистокровную верховую породу.

Созданы два новых племенных репродуктора: по разведению лошадей чистокровной верховой породы в Новоселицком районе и карачаевской породы в Предгорном районе.

Конные заводы и племенные репродукторы выращивают улучшателей для рабочепользовательного и продуктивного коневодства. Они являются основными поставщиками лошадей для конного спорта, туризма и проката, а также на экспорт.

Неотъемлемым звеном племенной работы с верховыми породами лошадей, разводимыми на территории края, является Пятигорский ипподром, на котором проводятся испытания на резвость лошадей трех ведущих пород мирового значения — чистокровной верховой, чистокровной арабской и чистокровной ахалтекинской пород.

В Ставропольском крае во всех категориях хозяйств в настоящее время насчитывается около 13 тысяч голов лошадей, в том числе в сельхозорганизациях — 4,5 тысячи, в крестьянских фермерских хозяйствах — 1,2 тысячи и в личных подсобных хозяйствах — 7,3 тысячи.

Породу лошадей, выведенную в одном из самых северных районов Архангельской области, называют «мезенским чудом». Прародители ее были завезены в эти места еще в 11 веке новгородцами, обживавшими Север. За минувшие столетия эта лошадь настолько хорошо приспособилась к суровому климату высоких широт, что по выносливости и работоспособности ей нет равных в мире.

Ирина Крупцова при лошадях с семи лет. Сегодня она — единственная в этих местах женщина, что конюхом работает. Любовь к мезенке, говорит, с детства. И никакого другого транспорта не признает. Лошадка лучше автомобиля, красивее и природу не загрязняет. К тому же расходов минимум, только на сено, а еще и поговорить с ней можно.

Ее любимой Тальянке 22 года. Она очень вынослива. Лошади мезенской породы становятся рабочими с трех лет, доживают до 20-ти с лишним. И мороз ей ни по чем, и в сугробах не вязнет, легко ходит по насту благодаря большому размеру копыт. До сих пор мезенки во многих хозяйствах попросту заменяют тракторы.

Только на одной конеферме крестьянского хозяйства «Дорогорское» содержится 26 лошадей. Сегодня их разводят по всему Мезенскому району. А еще несколько лет назад эту уникальную породу чуть не потеряли, интерес к лошадям резко упал, коневодство было почти забыто.

Хорошо, опомнились вовремя. В 90-ых началось возрождение «мезенского чуда». Так окрестили эту лошадку еще в позапрошлом столетии. Незаменимую для Севера в 21 веке.

В XIX в. лошадь была, если не краеугольным камнем, то одной из основных частей народного хозяйства и военного дела.

Проблемы количества лошадей в крае практически не было. Но для длительных и тяжелых по климатическим условиям степных переходов нужны были сильные, выносливые животные. На улучшение местных пород лошадей был направлен целый ряд мероприятий, проводившихся в течении XIX — начала XX в. Решить проблему пытались путем создания конных заводов и случных конюшен в Оренбургском казачьем войске и на гражданской территории по инициативе военной администрации.

Преимущества местных пород лошадей в условиях степных походов перед другими породами лошадей, а также верблюдами были оценены еще в XVIII в., но наглядно это продемонстрировала зимняя экспедиция В.А. Перовского 1839-1840 гг.

«Лошади, употребленные для Хивинского похода, — писал полковник М. И. Иванин (1801-1874), участник тех событий, — были почти все киргизской, башкирской и уральской пород, содержимые и зиму и лето в степях на открытом воздухе. Малая гибель их в походе (204 лошади из 2430) показывает, что военных лошадей полезнее держать постоянно или на пастьбе или на коновязях, под открытым небом, и только в крайних случаях под крышей; к теплым же конюшням их не следует приучать» [7, 156].

В то же время «из 10400 верблюдов, бывших в начале похода при отряде [поход начался 26-29 ноября], к 1-му апреля осталось в живых менее полутора тысяч» [7, 153] и погибли все верховые лошади элитных пород. Воспоминание об этом походе многие десятилетия хранилось в памяти оренбуржцев.

Одной из первых попыток организации селекции местных лошадей было учреждение в 1831 г. в Оренбургском казачьем войске войскового конного завода с целью распространения улучшенной породы лошадей в среде казаков [9, 247]. Для этого по распоряжению императора из Почаевского и др. заводов в Оренбург были отправлены 14 кровных жеребца и два аргамака из числа подаренных бухарским эмиром.

В марте 1832 г. войсковой завод был окончательно устроен на выбранном для него месте, на Общем Сырте, и поступил под управление войскового офицера при штате из 14 казаков [9, 262]. (В 1861 г. он был признан «совершенно бесполезным» и упразднен) [9, 247].

Справка «Бердской слободы»: В первую половину царствования Николая I, были созданы войсковые конские заводы в Оренбургском (на Общем Сырту около станиц Бердской, Чернореченской и Переволоцкой) и в Уральском Войске, причем всего было роздано 28 жеребцов производителей.

Заводы эти, как и раннее учрежденные в Черноморском (1810 г.) и в Кавказском Линейном войсках, однако мало способствовали развитию казачьего коневодства.

Непомерное расходование войсковых средств на содержание конских заводов, неурожаи, значительные падежи, холодные зимы, привели к полнейшему уничтожению указанных заводов к 40-м годам XIX века.

Источник: «Вольное казачество», Париж, 25 декабря 1938 года, с.16.

В 1840-е гг. в России была предпринята очередная попытка реформирования коннозаводства. Указом от 7 января 1843 г. предписывалось «Императорские военно-конские заводы со всеми их способами предназначить для улучшения коннозаводства в государстве».

Следующим указом от 10 марта того же года «О нормальном расписании земских случных конюшен в губерниях» было объявлено об утверждении 24 земских конюшен, в каждой из которых должно было стоять по 60 жеребцов-производителей.

10 апреля 1843 г. было учреждено Управление государственного коннозаводства, на которое возлагалось руководство всеми государственными конными заводами и случными земскими конюшнями, а также надзор за проведением скачек и бегов и назначением призов на них.

Конюшни создавались с 1843 по 1849 гг. [8, 50-51]. В Оренбургской губернии земская случная конюшня была организована в 1846 г. Ее Центральный пункт находился в Уфе, имел 60 жеребцов верховых пород, которые ежегодно на сезон передавались в создававшиеся в различных местах случные пункты [11].

По данным В. М. Черемшанского (1821-1869), количество лошадей в Оренбургской губернии с 1842 по 1850 гг. увеличилось с 1407871 до 2070741. Господствующей породой он называл башкирскую, которая была «мелкорослая и некрасивая, с большой головой, но мускулистая, крепкая и быстрая» [154, 347].

Казахские лошади «статьями и свойствами весьма похожи на башкирскую и отличаются от последней особенной рьяностью и дикостью». На оренбургских ярмарках и рынках можно было купить и помесные породы лошадей. В целом же, по словам В. М. Черемшанского, в начале 1850-х гг. «коневодство Оренбургской губернии находилось в неудовлетворительном состоянии, хотя по обилию трав и пастбищных мест могло бы быть одной из важнейших отраслей сельского хозяйства» [15, 348]. Главную причину этого он видел в небрежности ухода за лошадьми [15, 349].

В 1850 г. в крае по конному заводу и случной конюшне имели Оренбургское и Уральское казачьи войска, кроме того В. М. Черемшанский насчитывал в губернии 23 частных конных завода, принадлежавших помещикам, лучшими из которых считались: в Мензелинском уезде — ротмистра Обухова, князя Мустафина и чиновника Султанова, в Бугурусланском — заводы помещиков Городецкого и Карамзина, в Бузулукском — помещиков Анненкова, Шишкова и Панаева, в Оренбургском — господ Истьевых [15, 352].
В 1851 г. полковник Н.П. Беклемишев (18111893) составил для В.А. Перовского (1795-1857), в 1851-1857 гг. оренбургского и самарского генерал-губернатора, записку «О возможности ремонтировать регулярную кавалерию в Оренбургском крае».

«Император создал комитет, — писал он, — который решил собрать мнения частных заводчиков и лиц давно служащих в кавалерии по решению вопроса о ремонтировании регулярной кавалерии и артиллерии».

Н.П. Беклемишев в 1849-1850 гг. был командующим Башкиро-мещерякским войском и, как он пишет,

«имел понятие о беспредельных богатствах Оренбургского края в табунных лошадях» и поэтому «невольным образом думал ежедневно о том, что один Оренбургский край может в настоящем случае принести России наибольшую пользу и сделаться надежным источником для ремонтов» [12, 2].

«почти у всякого русского помещика в Оренбургском краю был свой небольшой заводец. Многие из них разводили лошадей улучшенных пород и на ярмарках Оренбургской губернии можно было найти лошадей очень хороших полукровных за весьма умеренную цену, произведенных на частных заводах помещиков. Но в не достаточном количестве для того, чтобы ремонтиры туда решились поехать, тем более, что провоз оттуда обошелся бы слишком дорого» [12, 6-6 об.].

«с искони башкирцы занимаются разведением конских табунов, но с водворением жителей русских на земли башкир, их табуны значительно изменились. В настоящее время коренной чистый тип башкирской лошади сохранился только в Бурзянской волости и по рекам Дёме и Току, хотя кроме того лошадей разводят в большом количестве преимущественно в 3, 6, 10, 11, 12 и 13 кантонах».

Далее полковник предлагал меры по улучшению пород и организации коневодства. В частности,

«ввести должность начальника коннозаводства и ремонтирования, по примеру начальника горнозаводства. В четырех пунктах края учредить временные депо для ремонтов, которыми будут заведовать четыре помощника начальника» [12, 17].

В то время, по его данным, уже существовали заводы в Башкирском, Оренбургском и Уральском войсках. К этим заводам он предлагал организовать еще один в Башкирском войске, расположив его около Челябинска или Шадринска, в Букеевской орде и один в казахской степи.

«Я не довольно знаю степь, — писал он далее, — чтобы с точностью определить лучшее для завода место, но мне кажется, что удобно и соответственно своему назначению завод мог бы находиться на отлогостях Мугоджарских гор, около верховья реки Эмбы, Илека или Хобды [12, 33-33 об.].

Но это были только предложения. В действительности коневодство продолжало оставаться на прежнем уровне.

В 1868 г. в Оренбургской губернии было 550795 лошадей [14, 45], которые содержались на 836 частных заводах, включая в это число и «крестьянские косяки, в которых не менее пяти маток» [14, 71]. Причем больше всего «заводов», а следовательно и лошадей, имели башкиры (499 заводов) и казаки (315 заводов) [14, 72].

В 1873 г. Иван Мердер опубликовал статистическое исследование «О коневодстве в России» [10, 290-330]. В приведенных в статье таблицах отражены различные аспекты коневодства, в том числе есть данные о количестве лошадей по губерниям в 1846, 1856, 1860, 1864, 1867, 1871 гг. [10, 307-308] (Таблица 1).

В Оренбургской губернии колебания численности лошадей скорее всего были незначительными. Поскольку в 1851 г. три ее уезда вошли в состав вновь образованной Самарской губернии, а в 1865 г. выделилась Уфимская, то резкое снижение количества лошадей, отраженное в таблице, не показывает реального положения коневодства

Не менее интересны цифры, приведенные в других таблицах. В них не только дается количество лошадей по губерниям, но и их соотношение к числу жителей, количеству пахотной и луговой земли и др. По Оренбургской губернии на 1871 г. данные приведены в Таблице 2:

По цифрам, приведенным в таблице, видно, что число заводских лошадей значительно уступает общему их количеству в губернии. Если сравнить число заводов в 1868 г. с данными, которые приведены в цитируемой статье, то получается, что за три года в губернии стало на 807 заводов меньше. Скорее всего, в этом случае мы имеем дело с различными подходами к термину «завод». Как было сказано выше, в 1868 г. сколько-либо значительные косяки лошадей авторы составленной статистики также считали заводом.

В 1874-1878 гг. разрабатываются проекты по улучшению степного коневодства на Дону [6] в Оренбургском крае.

В «Военном сборнике» в этот период публикуются статьи, в которых офицеры делятся своими мыслями по поводу степных пород лошадей, в частности — казахской. В 1873 г. в «Военном сборнике» вышла статья старшего адъютанта Оренбургского окружного артиллерийского управления капитана С.К. Вогака [13]. Прожив десять лет в степи, он решил донести до читателей свои наблюдения.

«Достоинство киргизских лошадей лучше всех оценены соседями-казаками, которые употребляют их под верх и в упряжку, — писал он в своем исследовании. Конечно, у многих казаков есть, так называемые, доморощенные лошади, происшедшие от русских маток и жеребцов, и которых казаки иногда берут во фронт на службу, желая щегольнуть их красотою; но большинство все-таки предпочитает киргизскую лошадь за ее неутомимость, выносливость и способность к быстрым и большим переездам. На службе в степи у казаков резко отличается киргизская лошадь. Сотни, снабженные такими лошадьми, часто делают изумительные переезды. Войсковой старшина Бобров в последние три года со своими казаками , делал от 120 до 150 верст за сутки; причем на тех же лошадях он часто на другой же день скакал опять в погоню» [2, 96].

В своей работе С.К. Вогак, как на авторитетнейшее мнение, ссылается на лекции о степной войне, прочитанные в Оренбурге начальником оренбургского юнкерского училища подполковником В.А. Потто (1836-1911), который коснулся в них достоинств казахских лошадей, могущих служить для комплектования частей артиллерии и кавалерии, расположенных в Оренбургском и Туркестанских военных округах [2, 87].

«К тому же Оренбургская конно-казачья батарея, — писал С.К. Вогак, — «имея киргизских и башкирских лошадей, по своей быстроте в движениях, не уступит ни одной полевой конной батарее. Что касается артиллерии, то оренбургские конно-казачьи батареи давно уже определили годность киргизских лошадей для артиллерийской запряжки, и если они ремонтируются частью башкирскими, то собственно потому, что формируются они в Башкирии, да к тому же лошади эти по своему кругокостному телосложению весьма благодарны в хозяйственном отношении. На почтовом тракте от Орска до Оренбурга употребляются преимущественно киргизские лошади» [2, 98-99].

5-15 августа 1877 г. полковник великий князь Николай Константинович (1850-1918) в сопровождении полковника генерального штаба граф Н. Я. Ростовцева (1831-1897) совершил «высочайше назначенную первую ученую поездку» по казахским степям Оренбургского генерал-губернаторства «с целью изучения коневых средств края для пополнения армии лошадьми при мобилизации в случаях войны», «изучения Оренбургского конного завода, расположенного в Оренбургском уезде» [4, 5].

Проблему оренбургского степного коневодства, в частности использования казахской породы лошадей в кавалерии, рассматривал в статье полковник Оренбургского казачьего войска И.Ф. Манснер (1841-?) [1, 89]. Особое внимание он уделил частным конным заводам Оренбургского края, сообщив сведения из их истории. Так, он пишет об основанном в 1878 г. в 35 верстах от Оренбурга, в пределах Тургайской области, управление которой осуществлялось из Оренбурга, конного завода князя М. Долгорукова.

Но спустя почти десять лет, как он пишет, на заводе «обращает на себя внимание то обстоятельство, что все матки — киргизской породы, к тому же весьма посредственного сорта» [9, 247-249]. В дальнейшем «Михайловский» завод Долгорукова перешел в государственное управление.

В 1880-е гг. заводские конюшни (30-70 жеребцов в каждой) в крае были в Оренбурге (организована в 1886 г.), «Тургайская» в Орске (1887 г.) и в Кустанае (1888 г.).

В начале XX века

«лошадиное население России не избегло общей участи разгрома, — писал Фаатц в 1920 г., — и из тех миллионов голов, насчитывавшихся в 1914 г., ныне осталось сравнительно незначительное число. Особенно сильно пострадал кровный материал с государственным значением, с которым совершенно не считались в течение 1917 и почти всего 1918 г. Оренбургская губерния не избегла общей участи и, быть может, пострадала больше других благодаря близости фронтов, а также переходов из одних рук в другие. Достаточно сказать, что весь кровный, а также беговой материал уплыл из наших рук, а в настоящее время почти нет возможности собрать его в организованные рассадники губземотдела. Достаточной характеристикой момента будет, если указать лишь на одно Михайловское коннозаводство (рассадник верховых лошадей, а также улучшенных киргизских, в 35 верстах от г. Оренбурга), где в 1914 г. насчитывалось до 3500 голов населения племенных жеребцов (назначавшихся на случные пункты было около 200 голов), и из этого количества лошадей в губземотдел попало только 3 и то не из классных» [16].

До 1918 г. в губернии насчитывалось 27 частных конезаводов с общим поголовьем в 15600 лошадей.

«В 1919 г. племенные лошади бывшей Тургайской заводской конюшни с рассадником киргизских лошадей и Оренбургской заводской конюшни были перегнаны в Кустанайский завод, куда в это же время были согнаны и реквизированные лошади частных владельцев, причем при эвакуации заводов часть лошадей погибла, другая же часть, а именно донские жеребцы, были обменены на 23 головы чистопородных орловцев.

Из-за многочисленных перебросок заводских табунов и перераспределений конезаводов между республиками, к 1922 г. на Петропавловском государственном конном заводе (переданном с частью территории Омской губернии Киргизской (Казахской) республике), скопилось весьма значительное количество лошадей, кормить которых было нечем. Чтобы разрядить ситуацию, Киргизский Наркомзем распорядился часть лошадей (104 головы) перегнать из Петропавловска в Оренбург, организовал Орский конезавод (к началу февраля 1923 г. сюда прибыл табун из Кустаная), а в 1924 г., когда был восстановлен Михайловский конезавод, перевел сюда из Орска верховой состав» [3].

Таким образом, во время Гражданской войны и первых лет советской власти пропали практически все усилия, предпринимаемые целое столетие по улучшению местных пород лошадей, коневодство Оренбургского края пришло в упадок. Начатая в конце XIX в. селекционная работа завершилась лишь в 1951 г. утверждением кустанайской породы.

Список литературы:

  1. Адрес-календарь личного состава служащих в Оренбургской губернии по всем ведомствам на 1884 год/Изд. Оренб. губ. стат. ком. – Оренбург: тип. Б. Бреслина, 1884. – VI, 169 с.
  2. Вогак С. Киргизская лошадь//Воен. сб. – 1873. – № 9. – С. 87–100.
  3. Годовой отчета Народного Комиссариата земледелия за операционный 1923/24 г. – Оренбург, 1925. – С. 60-62.
  4. Государственный архив Российской Федерации (далее ГАРФ). Ф. 1155. Оп. 1. Д. 2371. Л. 2–3.
  5. ГА РФ. Ф. 1155. Оп. 1. Д. 2471.
  6. ГА РФ. Ф. 1155. Оп. 1. Д. 3073.
  7. Иванин М. И. Описание зимнего похода в Хиву в 1839–1840 г. – СПб. 1874.
  8. Кожевников Е. В., Гуревич Д. Я. Отечественное коневодство: история, современность, проблемы. – М., 1990. – С. 50–51.
  9. Манснер Ив. Киргизская лошадь, как материал для ремонтирования кавалерии. Степное коневодство//Воен. сб. – 1887. – № 6. – С. 229–282.
  10. Мердер Ив. О коневодстве в России//Воен. сб. – 1873. – № 12. – С. 290–330.
  11. Мурсалимов В. С., Сатыев Б. Х. Башкирская лошадь. – Уфа, 1988. – С. 62.
  12. Отдел письменных источников Государственного исторического музея (ОПИ ГИМ). Ф. 199. Оп. 1. Д. 12.
  13. Справочная книжка Оренбургской губернии на 1869 год/изд. Оренб. губ. стат. ком. – Оренбург, Б. г. – С. 71.
  14. Справочная книжка Оренбургской губернии на 1870 год/изд. Оренб. губ. стат. ком. – Оренбург: [б. и.], [1869]. – [5], 3–70, XV, 31, 29–235, 28, 13, 13–26, 25, 12 с, [2] л, табл.
  15. Черемшанский В. М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. – Уфа: Тип. Оренб. губерн. правления, 1859. – 472 с.
  16. Экономическая жизнь Южного Урала. – 1920. – № 8/9. – С. 35.

Автор: Савинова Татьяна Николаевна, Институт степи Уральского отделения РАН (Оренбург), кандидат исторических наук

Анонимная персона:[email protected]: Не мы первые начали (обвиняйте пидара под никами черкасский и астамур) просто знайте, что мы всегда соответственно ответим.

А любому нормальному человеку понятно, что карачаевцы и балкарцы — потомки тюркских кочевников (однозначно аланов), поэтому у них и есть своя порода лошадей. Основным видом хозяйственной деятельности тюрков являлось скотоводство, соответственно есть и своя порода овец, а для охраны многочисленных стад овец (карачаевцы и балкарцы занимали первое место на Северном Кавказе по количеству овец, при том кратно) нужна была хорошая охранная собака, каковой являлась алано (кавказская овчарка, парий), родственная среднеазиатской овчарке.
Когда-то в древности предки тюркских народов скотоводы-кочевники преуспели в скотоводстве и коневодстве лучше всех других народов, это наверно ни для кого не секрет. И потому ещё в глубокой древности обладали бесчисленными табунами лошадей, стадами овец и охранными собаками. И ещё были воинами потрясателями Евразии, вспомните хотя бы Аттилу, Тюркский каганат, Империю Чингис-хана, Тамерлана. Вообще Лошадь вообще первыми приручили тюрки, например и русское слово лошадь тюркского происхождения от алаша ат.

Парадоксальная ситуация складывается по так называемой карачаевской лошади.
Люди абсолютно не признают науку, им захотелось «создать» карачаевскую лошадь, — «хоть трава не расти».
А ведь науку, которая называется иппология, никто не отменял.
Люди самым бессовестным и наглым образом хотят присвоить себе достояние черкесов (адыгов).

По просьбе Gabriel выкладываю:

Государственная племенная книга горских лошадей. Том 1. Составил С.И. Покровский. Пятигорск, 1935.

«. Кабардинская лошадь является одной из наиболее древних аборигенных пород лошадей СССР. Исходные формы ее начали существовать, вероятно, еще до нашей эры (С. 9)
? Кабардинская лошадь ? продукт сознательного, хотя и своеобразного вмешательства человека, выводившего в условиях превосходных предкавказских степей определенный тип резвой, верховой, выносливой лошади.
? еще в XVI веке кабардинская лошадь пользовалась популярностью не только на Кавказе, но и Московской Руси, а впоследствии (XVII ? XVIII век) начала проникать даже в юго-восточную часть Европы (Румыния, Венгрия).
? Главную и ведущую роль в современном горском коневодстве играет кабардинская лошадь, как наиболее выдающаяся по своей производительности, экстерьеру и племенному значению. Она распространена преимущественно в Кабардино-Балкарии, окружающих ее национальных областях и русских районах Северо-Кавказского края.
Лучшая часть племенных лошадей сосредоточена в конных заводах 34-м Кабардинском, 35-м Багаевском, 38-м Черкесском?
. В Карачае, частично в русских районах и в некоторых конных заводах распространена карачаевская лошадь. Она отличается от кабардинской более тяжелой и простой головой с прямым профилем, короткой шеей, менее выраженной холкой, меньшим ростом при большей длине туловища, обхвате груди и пясти; более приземист, а верховой тип выражен слабее. Резко выраженных отличий между кабардинской и карачаевской лошадью нет. Встречается много животных переходных форм; поэтому считать карачаевскую лошадь самостоятельной породой нет оснований. Происхождение карачаевской лошади мало выяснено. Возможно, что в ее основе, учитывая исторические данные, лежит монгольская лошадь, в дальнейшем подвергшаяся значительному влиянию кабардинской.
Едва ли карачаевская лошадь будет иметь самостоятельный путь развития; более целесообразным следует считать изменение ее типа в направлении кабардинской лошади, тем более, что хороших карачаевских жеребцов почти нет и Карачаю так или иначе придется оказывать помощь в этом направлении».

Люди, которые хорошо знали Карачай, которые воочию видели, так описывают карачаевских лошадей:

Г. Петров. Верховья Кубани — Карачай. Екатеринодар. 1880

«? Коневодство также не чуждо карачаевцам и у них имеется своя особая порода лошадей, представители которой имеют небольшой рост, некрасивую короткую голову, длинную шерсть, толстыя ноги, с низкими копытами. Лучшия породы лошадей, представляющия смесь кабардинской и друг., имеются только у крупных хозяев, содержащих табуны: но таких в Карачае не более трех-четырех человек. (С. 145)».

Но самое главное: сами карачаевцы и балкарцы с гордостью говорят, что они самые высокогорные жители не только Северного Кавказа, но и Европы. И это правда.
Карачаевцы еще в конце 19 века проживали в трех высокогорных аулах. Надо видеть эти аулы, и станет ясно, что никакой речи не может идти о разведении, а тем более выведении нормальной, т.е. настоящей породы лошади. Наука говорит то же самое. Известно, что, чем выше над уровнем моря, тем больше кислородное голодание, тем ниже животные, и не только лошади, а и овцы, крупный рогатый скот.

Известнейший специалист, профессор Красников пишет по этому поводу:

А. С. КРАСНИКОВ. История формирования и преобразование горных пород лошадей Северного Кавказа. Москва, 1964

«. Лучшая порода лошадей Северного Кавказа — Кабардинская, распространена во всех республиках Кавказа, в Ставропольском и Краснодарским краях. Лошадей этой породы насчитывается более 40 тыс. голов. Кабардинская порода рекомендована для улучшения лошадей Кавказа, Крыма и Молдавии.
Лошади кабардинской породы в настоящее время экспортируются в Англию, Афганистан, Болгарию, Вьетнам, Корею, Польшу, Францию и Чехословакию. В 1963 году на экспорт лошадей этой породы было продано больше, чем какой-либо другой. Средние цены проданных на экспорт лошадей кабардинской породы превзошли средние экспортные цены лошадей других верхово-упряжных пород.
Лошади кабардинской породы пользуются в СССР наибольшим спросом для службы в войсках Советской Армии.
В высокогорных районах Балкарии и Большого Карачая при наиболее суровых условиях содержания и вьючном использовании мы встречаем лошадей наиболее низкорослых, растянутых, с особенно развитой грудью и увеличенным индексом обхвата пясти.
Из морфологической характеристики разных породных групп лошадей кабардинской породы следует, что она представляет лучшую и наиболее рослую горную лошадь Кавказа, но довольно легкую по весовым индексам.
Тип предгорный, легкий, кабардинский с индексами: формата — 102 — 103, обхвата груди 119 — 120, обхвата пясти — 12,4. Голова породная, легкая, сухая, несколько удлиненная в лицевой части, горбоносая. Глаза довольно большие и выразительные, уши длинные, подвижные, остросходящиеся кверху, с характерным пирообразным вырезом. Шея довольно длинная, хорошего постава, иногда тонкая и с кадыком. Холка длинная, средней высоты.
Линия верха в большинстве случаев правильная, но спина иногда удлинена и мягковата. Грудь средней глубины и ребристости. Круп длинный, часто спущенным. Лопатка отлогая. Конечности довольно длинные и сухие, задние нередко саблистые и сближенные. Бабки иногда короткие и крутые. Копыта крепкие, кожа тонкая, эластичная, покровный волос короткий, тонкий, сетка кровеносных сосудов выражена. Грива и хвост средней величины, иногда встречаются большие. Конституция сухая и нежная. Темперамент живой. Тип верховой или верхово-упряжной.

Тип высокогорный, мелкий с индексами: формата 104 — 105, обхвата груди 121 — 122, обхвата пясти 12,6 — 12,7. Голова большая, горбоносая, иногда с прямым или вогнутым профилем. Шея короткая, толстая, мускулистая, холка и спина длин?ные. Поясница длинная, широкая. Грудная клетка глубокая, широкая, длинная. Ребро округлое, пах короткий, круп свислый. Задние ноги очень саблисты, передние — укорочены за счет пясти, поставлены широко и иногда косолапы. Встречается много случаев мягкости передних бабок от провисания их при подъемах в гору. Копыто небольшое, но очень крепкое. Кожа толстая, плотная, покровный волос длинный, грива и хвост большие. Конституция плотная, но не очень сухая и грубоватая. Темперамент спокойный. Тип вьючный».
Как видим, профессор Красников дает точную характеристику и т.н. карачаевской лошади, и кабардинской лошади. Разница очень даже существенная.

Действительно, так называемые лошади карачаевской породы имели небольшой рост (не выше 133 см).
Очевидцы дают описание этой лошади.

Генрих-Юлиус Клапрот (1783 ? 1835). Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807 ? 1808 гг.

«? Они держат много овец, ослов, мулов (?кадра?) и лошадей, которые невелики, но сильны, проворны и превосходны для езды по горам».

?карачаевская лошадь не самостоятельная порода лошадей, а отродье кабардинской породы? (Ковтун П.А. и Мишин Г.М. Государственный племенной рассадник карачаевской породы лошади. Микоян-Шахар, 1940. С. 14 ? 15)

Балкарский этнограф и историк пишет:

«. Совместная пастьба скота способствовала улучшению его (карачаевской) породы в результате скрещивания и даже приводила к прямым заимствованиям более лучших пород. Так, балкаро-карачаевцы разводили у себя знаменитых лошадей кабардинской породы, а последние, в свою очередь, культивировали не менее знаменитых овец карачаевской породы. (С. 20)» (М.И. Баразбиев. Этнокультурные связи балкарцев и карачаевцев с народами Кавказа в XVIII ? начале ХХ века. Нальчик, 2000)

«? Кавказ со своими мрачными, узкими ущельями и замкнутыми котловинами исстари считался убежищем для всех гонимых и преследуемых на равнинах Предкавказья и Закавказья. И они бежали от врагов, спасая свою жизнь и жизнь своих семей. Одни из них, карачаевцы и балкарцы (турецкие племена) пришли с севера и, проникнув в ущелья, добрались до самых верховий ущелий с их ледниками?
Позднее всех из горцев пришли на Кавказ татарские племена ? кумыки, карачаевцы ? балкарцы ? всего каких-нибудь 400 ? 500 лет тому назад.
? Не имея больше для себя конкурентов в виде золотоордынских мурз и ханов, кабардинцы беспрепятственно начали расширять свое хозяйство и умножать свои стада. Это требовало новых пастбищ, и кабардинцы, предводительствуемые своими воинственными князьями и дружиной, с боем начали продвигаться на восток вдоль кавказских гор. Здесь на равнинах кочевали со своими стадами разрозненные остатки когда-то могучей Золотой Орды ? разные татарские племена: карачаи, балкарцы, ногаи.
К концу 16 столетия кабардинцы были безраздельными хозяевами всея Северо-Кавказской равнины, начиная от Эльбруса и Пяти гор и почти до устья Терека и Каспийского моря.
? в прежние годы коневодами были не только наиболее сильные экономически, но и наиболее готовые лично отстоять свое добро от враждебных посягателей. Таким сословием, всегда готовым и нападать и защищаться, в старые годы считалось военное сословие, сословие узденей и князей. Они и являлись главным образом коневодами на Северном Кавказе.
? узденьское сословие сильнее всего было у кабардинцев, а затем у осетин ? дигорцев и тагаурцев. » (В.П. Пожидаев. Горцы Северного Кавказа. (краткий историко-этнографический очерк). М., — Л., 1926)

«? Сложившаяся как государство Кабарда в XIV ? XVI веках распространила свое влияние на все народы Северного Кавказа. В распоряжении кабардинских феодалов имелись для выпаса табунов прикавказские степи и горные пастбища. Коневодство в Кабарде достигло в это время большого размаха. Другие народы Кавказа разводили ту же лошадь, что и кабардинцы, только ниже качеством.
? Кабардинская порода ? результат многовековой творческой работы кабардино-черкесов, веками выводивших этот тип резвой, верхово-вьючной лошади, проверявших плоды своих трудов в условиях войн, горных переходов и конного спорта, имевшего исключительно большое распространение среди черкесов. »
(Черкесский госплемрассадник кабардинских лошадей.
План зоотехнической работы Черкесского госплемрассадника кабардинских лошадей.
Черкесское книжное издательство. 1952)

«. Ни одна из пород Северного Кавказа и Закавказья не пользовалась такой популярностью среди местного населения, как кабардинская порода лошадей. Косяки их пасутся на пастбищах сотен колхозов, начиная с верховьев Кубани и кончая Грузией и Азербайджаном.
Кабардинская лошадь занимает одно из ведущих мест в племенных ресурсах наших отечественных пород и первое место по численности в колхозном коневодстве Ставропольского края. Влияние, которое она оказала и оказывает на улучшение коневодства нашего края, трудно переоценить. Широкому распространению кабардинских лошадей в крае способствовало то обстоятельство, что значительная часть территории края исторически входила в географическую зону образования и формирования этой породы.
? с уверенностью можно сказать, что она сложилась как результат самостоятельной национально-культурной деятельности кабардинского народа, издревле населяющего территорию Северного Кавказа.
? Ни арабы, ни турки не оказали глубокого воздействия на кавказскую культуру, в то время, как сами заимствовали многое из ее сокровищницы. То же самое можно сказать и в отношении коневодства. Задолго до покорения арабами Кавказа, конница различных кавказских народностей, куда входили и кабардинцы, восхищала иноземных завоевателей силой, выносливостью и быстротой своих лошадей.
? В 1933 году был организован кабардинский рассадник лошадей (в Кабардинской АССР), а в 1937 году ? Черкесский (в Ставропольском крае).
Кабардинская порода лошадей признается плановой улучшающей породой в 9 республиках, краях и областях Северного Кавказа и Закавказья (Грозненская область, Краснодарский и Ставропольский края, Кабардинская, Дагестанская и Северо-Осетинская АССР, Азербайджанская, Армянская и Грузинская ССР).
? Центром разведения кабардинских лошадей в крае является Черкесская автономная область и прилегающие к ней горные и предгорные районы. » (П.Н. Калинин, Г.М. Мишин. Конские породы Ставропольского края. Ставрополь, 1949)

В.О. Витт ? член-корреспондент ВАСХНИЛ, профессор.
Остальные авторы: О.А. Желиговский, А.С. Красников, Н.М. Шпайер.

«. Горские лошади народов Северного Кавказа, известные в свое время под названием черкесских лошадей, славились еще в XVIII и XIX вв. и высоко ценились как отличные лошади для езды верхом. Высокие качества этих лошадей поддерживались и развивались путем постоянного улучшения их восточными породами и довольно хорошо проводившейся племенной работой. В породах учитывалось происхождение, проводилось таврение лошадей, различались и поддерживались своего рода заводские линии (линии лучших производителей).
В настоящее время на Северном Кавказе из всех лошадей высоко ценятся лошади кабардинской породы, в которой различают два типа ? кабардинский и карачаевский..» (.О. Витт. Коневодство и конеиспользование. М., 1964)

«. Кабардинская порода ? одна из самых распространенных и популярных на Кавказе. Центром разведения является Кабардино-Балкарская автономная область и Карачай; разводится она также в Адыгее, Ингушетии, Северной Осетии, Чечне?
С давних времен практикуется разведение по линиям, главным образом в связи с родовыми обычаями. Каждому роду и семейству кабардинцев соответствует своя линия, свое семейство лошадей, которые таврятся особыми таврами и которых еще сейчас насчитывается свыше 420. » (П.Н. Кулешов, М.И. Новиков, В.О. Лаппинг, О.А. Желиговский, А.А. Озолин, Н.А. Алексеев, И.И. Семенов.
Коневодство. Москва. Ленинград. 1933)

Можно еще массу и других доказательств привести о том, что т.н. карачаевская лошадь — это та же самая кабардинская.
Карачаевцы заняли верховья Кубани (с разрешения кабардинских князей, которым они платили дань) в конце 17 века, т.е., кабардинская лошадь уже была известна не только на Кавказе, а еще задолго до этого на Руси.
Черкесская тяжелая кавалерия пользовалась большим спросом: июлем 1589 г. датируются царские письма князьям Камбулату, Мамстрюку и Шолоху с предложением выставить для предстоящей войны со Швецией 200 всадников ?о дву конь в пансырях и со всякою службою, с копьи?.
И что интересно: самое первое упоминание о карачаевцах — это у итальянского миссионера и путешественника Арканджело Ламберти в 1654 г., т.е. кабардинская лошадь намного старше самого карачаевского народа.
Так о какой лошади карачаевской породы мы ведем речь?

Племенные маралы отправляются в Воронежскую область, а лошади новоалтайской породы в Чечню

На сектор АПК государство сегодня возлагает большие надежды как в плане обеспечения внутренних потребностей, так и в вопросах импортозамещения и наращивания объемов экспорта. Племенное животноводство – не исключение. Так, перед отраслью поставлена задача в ближайшие годы сократить ввоз племенного поголовья из-за рубежа с 38% до 25%.

Алтайские животноводы в этом направлении делают внушительные успехи.

По итогам 2018 года племенные хозяйства реализовали более 4,5 тысячи условных голов скота, включая овец, лошадей, маралов и крупный рогатый скот. Кстати, по продажам КРС регион приблизился к российскому лидеру в этом направлении, Ленинградской области (реализует 4,5 тыс. голов в среднем ежегодно), продав 3,7 тысячи голов.

В 2018 году предприятия края продали КРС в полтора раза больше предусмотренного планом – 3754. А всего племенных животных в 2018-м было продано 4532 головы, на 21% больше, чем в 2017-м.

Больше половины племенного скота – 54% – уходит за пределы региона, в том числе за рубеж. Алтайский скот за последние восемь лет покупали фермы 32 регионов России, в прямом смысле от Калининграда до Сахалина. Также продажи велись в республики Монголия, Киргизия, Азербайджан и Казахстан.

«Казахстан остается нашим главным покупателем КРС, особенно мясного, а также лошадей, – подтверждает начальник отдела консультирования по вопросам рационального размещения и использования племенных ресурсов в животноводстве КГБУ «Центр сельскохозяйственного консультирования» Роман Полковников. – Так, например, в 2018-м в эту республику продали 28% от общего объема реализованных племенных животных, из них больше тысячи голов – КРС мясного и молочного направления.

Возобновилось и расширилось сотрудничество края в 2018-м и с животноводами Дальнего Востока. Алтайский мясной и молочный скот отправился в Хабаровскую и Амурскую области.

В результате налаженных контактов с гостями VI Всемирного конгресса оленеводов, который Россия принимала в Алтайском крае, впервые были достигнуты договоренности по продаже племенных маралов в Воронежскую, а также в Тульскую область.

«100 голов отправили в Воронежскую область, 147 – в Тульскую, – уточняет Роман Полковников. – Покупатели были на экскурсии в маральниках, оценили качество животных и решили приобрести. В планах у тульской компании – купить алтайских племенных маралов и в 2019-м».

Новоалтайская порода лошадей интересует покупателей

В конце прошлого года специалисты краевого центра сельскохозяйственного консультирования порекомендовали предпринимателю из Чечни алтайское хозяйство, где можно приобрести лошадей.

В январе этого года между предпринимателем и хозяйством «Яровское» Чарышского района состоялась сделка по покупке 29 кобыл и 2 жеребцов новоалтайской породы. В настоящее время скот отправлен заказчику в город Грозный.

Для справки: по продажам племенного скота в регионе приоритетными остаются местные хозяйства. В 2018-м году активно скот покупали грантополучатели программ поддержки начинающих фермеров и семейных животноводческих ферм. Им было продано почти 600 голов. Интерес к племенному скоту вызван выгодными условиями – льготной ценой. Разницу с рыночной стоимостью племенным хозяйствам компенсируется средствами господдержки.

Сейчас в Алтайском крае работают 59 племенных хозяйств. Маточное поголовье племенных животных в Алтайском крае в пересчете на условную голову превышает 30 тысяч составляет.

Тема в разделе «Трибуна», создана пользователем Mena, 11 дек 2018 .

admin

Наверх