Плеть для лошади это

Автор: Юлия СЕРКОВА
Номер журнала: ЗМ №5(141)2014

Бесплатная электронная версия «Золотого Мустанга» — с любого устройства!

Свежий номер «Золотого Мустанга» — бесплатно в электронном виде!

Организаторы Saudi Cup отложили выплату призовых

Минспорта РФ внесет изменения в порядок присвоения и подтверждения спортивных званий и разрядов

Успехи российских лошадей в Швеции

© 1997-2014 OOO «Голд Мустанг»

Информационно-аналитический журнал
ООО «Голд Мустанг»

Издание зарегистрировано в Комитете РФ по печати, регистрационный номер ПИ №ФС77-26476.
Редакция не несет ответственность за достоверность рекламных материалов.

При предоставлении Заказчиком готового рекламного макета, Заказчик гарантирует соблюдение авторских прав (интеллектуальной собственности) третьих лиц на произведения, включенные в рекламу.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов.
Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения редакции.

Депутат Великого Хурала Монголии С.Жавхлан входит в зал заседаний с ташууром — символом власти.

Плеть, сопровождавшая кочевников 5 тысяч лет, стала не только грозным оружием, но и символом власти, а также оберегом. Как пользоваться ташууром в городе? Сакральные традиции бурят пригодятся и сегодня.

Ташуур – символ власти и удачи

Около пяти тысячелетий назад с приручением коня появились уздечка и плеть (ташуур). Издревле всадник понукал коня с помощью плети и ног. Такой способ езды был вполне пригоден для пастухов-коневодов. В эпоху масштабных военных походов навыки верховой езды приобрели особую важность, стали развиваться и усложняться и приспособления для управления конем. Однако самые искусные наездники обходились плеткой.

Бурятский ташуур.

У монголов, арабов, турок и других народов Востока и к концу эпохи Средневековья в обиход еще не вошли даже шпоры. Таким образом, плетка во все времена оставалась универсальным инструментом понукания лошадей вкупе с мастерством наездника. Она также могла использоваться как оружие.

В истории многих народов есть примеры, когда на вооружение были взяты разновидности кнутов и плеток, изначально предназначавшихся для погона лошадей и скота. Это и казачья нагайка, и древнерусский кистень, и китайский хлыст (тяо), и кнут, и плеть.

С древних времен племена степных номадов — монголов и протобурят — жили в тесном тандеме с основной производственной силой их кочевого хозяйства — лошадью. Овладение искусством верховой езды начиналось с раннего детства. Искусные наездники, они веками обходились при погонке лошадей лишь плеткой, совершенствуя это орудие и придавая ему особую значимость и символичность в формирующейся самобытной культуре.

Помимо основной функции для погона лошадей ташуур являлся своеобразным оберегом. Если он висел в юрте с левой стороны от входа, то нечистая сила не могла проникнуть в жилище. Когда кочевнику приходилось ночевать в степи, то он клал ташуур под голову, чтобы злые духи обходили его стороной и во время сна не снились ему плохие сны.

По преданию, Тэмуджин, будущий Чингисхан, в местности Цонжин болдог в Монголии обрел ниспосланную небесами — Хухэ Мунхэ Тэнгэри — золотую плеть (алтан ташуур). Поэтому он имел неограниченную власть над своими подданными, она ему приносила удачу в боях и его воины завоевали полмира.

Ташуур делается из перевитых кожаных ремней с рукоятью. Хвост его плетут косичкой очень туго, чтобы туда не попадала влага и чтобы кожа не могла размякнуть.

У бурят исконно существовал ташуур двух видов: для мужчин и для женщин. Мужской ташуур изготавливался с более длинной рукоятью и больше диаметром для лучшего обхвата пальцами рук, а женский наоборот — потоньше и покороче.

Ташуур – оберег является грозным орудием, ударяющим и рассекающим пагубную или негативную энергию, исходящую от злобных людей, а затем сметающим ее прочь. Ташуур, как оберег, рекомендуется изготавливать самому или заказать мастеру-дархану, имеющему посвящение «Дамдин Дорлиг».

Оберег делается не как традиционная плеть, а с двух сторон рукояти – голова дракона (луу) и коня (хий морин). Дракон держит зубами хвост плети, который символизирует власть и силу. На конце рукояти конь, символизирующий удачу.

Изготовленный вами или купленный ташуур надо освятить буддийским благословением «санзай». После этого возьмите в руки ташуур и приложите к своей голове, туловищу, к рукам: тем самым вы делаете ташуур — оберег своим, соприкасая его со своей аурой.

Издревна считается, что ташуур благоприятствует во всех делах своего хозяина в силу своего величия и власти. Он способствует финансовой стабильности, богатству и приумножению благосостояния, а также способствует росту профессиональной карьеры, поддерживает и оберегает здоровье, охраняет ауру своего хозяина.

Ташуур можно повесить на стене с левой стороны от входа в дом, можно возить его в машине на видном месте, а женщинам носить в сумочке. Можно хранить в рабочем кабинете.

Его нельзя давать в руки людям с негативной и тяжелой аурой, не давайте даже своим родным или детям. Нельзя бросать ташуур на землю, на пол, наступать на него или переступать через него. Ташуур является Вашим оберегом, который защищает только вас. Лучше его хранить в укромном месте.

Хотя бы раз в полгода ташуур нужно вынимать, держать в руках, любоваться своим защитником, при этом надо им несколько раз «разрубить» воздух — дать поработать оберегу, соприкоснуться с окружающей вас энергетикой. Если к вам пришел человек с негативом, возможно при этом произошла ссора или ругань, то после его ухода из помещения ташууром рассекайте негативную энергию, оставленную им.

Имея при себе ташуур, надо вести себя спокойно и достойно, ни в коем случае не выходить из себя. Если будете находиться с ним в гармонии, то он будет иметь магическую и волшебную силу.

На основе статьи Батора Чимитдоржина.

На видео, записанном во время шоу боевых искусств монгольской армии, пограничники показывают известное с древности искусство владения ташууром как оружием. Они следуют традициям военного дела, которые исторически сложились у степных кочевников. Длина древка ташуура составляет почти метр, а строп – всего 20 см. Иногда внутрь древка заливают свинец. Тогда он становится мощным и грозным оружием.

Справка

Батор Чимитдоржин — краевед, член общественного клуба краеведов «Алтан Жаса», Агинский бурятский округ.

Сколько нужно «граммов пряника» и какова «длина кнута»?

Отрицательное подкрепление является одним из основных элементов тренинга лошади, и связано оно не с жестокостью и наказанием (как несправедливо думают многие начинающие всадники), а с использованием средств управления.

Так, например, обучая лошадь уступать давлению, мы применяем к ней давление (стимул) и вознаграждаем лошадь, когда она уступает. Вознаграждением выступает устранение стимула. И это лежит в основе всех средств управления. Каждое «давящее» средство управления в принципе можно рассматривать как отрицательное подкрепление. Вознаграждение лошади за ее правильную реакцию — это удаление стимула.

Очевидно, что отрицательное подкрепление не так уж и отрицательно, ведь лошадь, когда на нее воздействуют шенкелем, не ржет на всю округу «Опомнись, Человече!». Если вы используете его правильно, то оно представляет собой мягкое давление, которое быстро удаляется, как только лошадь выполнит то, что от нее требовалось.

Когда определенному средству управления нужно придать особый акцент, применяют такие вспомогательные средства, как хлыст и шпоры. При этом необходимо понимать, как правильно пользоваться этими инструментами.

И хлыст, и шпоры являются средствами тренинга. Они действуют как истинное отрицательное подкрепление и должны использоваться как таковое. Лошади по своей природе невероятно чувствительные существа. Конечно, некоторые из них более чувствительны, некоторые менее, но они все чувствуют, когда муха садится на их шкуру. Они чувствуют вашу шпору и хлыст.

Очень часто можно наблюдать следующий сценарий работы с хлыстом: инструктор говорит ученику, что нужно «оживить» лошадь, которая утратила энергию, хлыстом, и ученик послушно соглашается. Он несколько раз ударяет лошадь, а та в свою очередь продолжает двигаться, как двигалась, или дает посредственную ответную реакцию. Ученик удовлетворен тем, что выполнил наставление инструктора, но основной урок, который получила при этом лошадь, — десенсибилизация. Лошадь только что научилась игнорировать хлыст, не реагировать на него, что полностью противоречит истинной цели всадника.

То же самое происходит и со шпорой — ученик будет привыкать поддерживать любой аллюр при помощи шпор вместо того, чтобы использовать их лишь для того, чтобы усилить реакцию лошади на любое средство управления. Шпора, которая, как предполагается, должна усиливать реакцию на седалище или шенкеля, если лошадь вяло реагирует или игнорирует их, вместо этого становится средством управления сама по себе. Со временем всаднику придется использовать все более строгие шпоры или активнее и чаще работать хлыстом. Лошадь теряет чувствительность, и мы начинаем двигаться в противоположном направлении от нашей цели — чувствительной лошади, правильно и четко реагирующей на легчайшее воздействие средств управления.

Говоря об ответных реакциях, нужно помнить о том, что важнейшее значение для целей обучения имеет и тип реакции.

Еще один распространенный сценарий: всадник использует хлыст или шпору, а лошадь в ответ хвостит, машет головой (в крайнем случае — отбивает), всадник прекращает воздействие, довольный, что у лошади возникла реакция. Но последнее, чего вам хотелось бы, — это ехать на лошади, которая вяло двигается, но рьяно хвостит. Так почему такая реакция должна радовать?

Реакция – это хорошо. Она говорит вам о том, что ваша лошадь думает. Но вам нужно, чтобы вы работали с одним и тем же набором правил. Какое средство управления вы использовали, прежде чем использовать хлыст или шпоры? Чего вы хотели? Движения вперед, сбора, поворота, уступки шенкелю? Не все всадники по-настоящему четко понимают это. Но только зная, чего вы хотите, вы сможете судить, была ли реакция лошади такой, какой вам хотелось.

Положительное подкрепление также важно, но его следует дозировать.

Так, например, молодых и небезопасных лошадей я буду работать, активно используя голосовые сигналы. Я говорю с ними, чтобы придать им ощущение уверенности, слежу за тем, чтобы мое дыхание и мышечный тонус не стали причиной появления у них напряженности (вы удивились бы, узнав, как часто ваша лошадь задерживает дыхание, когда его задерживаете вы, и наоборот). С такими лошадьми я щедра на звуковое вознаграждение.

Но по мере того, как лошадь становится все более опытной и уверенной, я буду говорить с ней и вознаграждать ее голосом все меньше и меньше. И не потому, что я буду ею менее довольна, а потому, что хочу, чтобы мое положительное подкрепление оставалось таким же мощным инструментом, как и отрицательное. Если я буду каждую тренировку по сто раз говорить «Браво!» или «Хороший мальчик!», то вскоре лошадь перестанет реагировать на эту похвалу, звуковые сигналы для нее перестанут быть чем-то особенным. Я же хочу, чтобы лошадь знала, когда я довольна. Это прекрасно работает, когда вы обучаете лошадь новому навыку, лошадь напрягается, но совершает попытку и делает это успешно. Последовательная похвала невероятно важна для создания уверенности и творит чудеса, психологически готовя лошадь, настраивая ее на следующую попытку. Если бы я болтала, не переставая, на каждой тренировке, то мои слова утратили бы свое положительное влияние на психическое состояние лошади.

Итак, и кнут, и пряник, эти отрицательные и положительные стимулы, работают только тогда, когда пряник остается все таким же желанным и сладким, а кнут — неприятным. Нам стоит работать с нашими лошадьми спокойно, без острых негативных реакций или шумной болтовни. Это даст нашим лошадям свободу и способность слушать то, что мы на самом деле должны сказать.

Выездковый хлыст: как правильно держать и пользоваться?

Впервые взяв в урки выездковый хлыст, вы обнаружите, что теперь одной рукой вы можете работать хуже, чем другой. Это похоже на навык письма — вы легко расписываетесь правой рукой, но подпись, сделанная левой рукой, выглядит так, будто вместо вас подписалась слепая обезьяна. К сожалению, в случае с хлыстом просто посмеяться и забыть об этом не получится — вам придется научиться одинаково владеть обеими руками, независимо от того, в какой из них находится хлыст. Это важно по ряду причин: одной из задних ног лошади может потребоваться дополнительная активация, вы едете рядом с лошадью, которая чувствительна к движению и звуку хлыста и вам нужно сменить руку, в манеже вам нужно держать хлыст во внутренней руке и т.д. Итак, вам придется сопротивляться желанию держать хлыст только в той руке, которая работает лучше, и заставлять себя периодически менять руки.

Ручка хлыста должна лежать в центре ладони.

Когда вы берете в руку вездковый хлыст, ваша ладонь играет важную роль. И всадники, которые любят ездить с открытыми кистями, в этот момент сразу же сталкиваются с проблемами. Поскольку в наших руках находится повод, мы уже знаем, что большой палец должен прикрывать его сверху, удерживая на месте. Выездковый хлыст не вносит изменений в эту систему. Многие всадники пытаются использовать большой палец для удержания хлыста, но тогда повод начинает выскальзывать из рук и теряется возможность контролировать его длину. При этом нам нужна динамическая, постоянно изменяющаяся длина повода, которая подходит для каждого этапа езды, направления и уровня работы. Поводья должны постоянно удлиняться и укорачиваться, даже если длина меняется всего на сантиметр или около того. Если вы используете большой палец для захвата хлыстика, вы теряете способность быстро и легко набирать и отдавать повод лошади. Но. вернемся к нашим ладоням.

Вы не должны использовать свой большой палец для стабилизации положения хлыстика, большим пальцем вы держите повод.

Если вы посмотрите на ладонь, то увидите линию, идущую вдоль центра. Это то место, где должна лежать ручка хлыста. И, так как ваш большой палец и следующие три заняты (они держат повод), за хлыст отвечает ваш мизинец. Если вы положите ручку хлыста на линию в центре ладони, закроете кисть, то угол наклона хлыста должен соответствовать углу наклона костяшек ваших пальцев. Если это так, вы на правильном пути. Ошибки возникают, когда всадник берет хлыст так, что его угол наклона перестает соответствовать «линиям» руки — это может привести к случайному касанию живота лошади, что может повлиять на ее движения или напугать.

Хлыстик должен удерживаться ладонью и нижними пальцами, преимущественно мизинцем.

Как использовать выездковый хлыст?

Наверное, многие знакомы с концепцией отрицательного подкрепления в верховой езде, поэтому мы будем говорить здесь только о том, как и когда физически использовать хлыст. Вы должны уметь варьировать между «щекоткой» и отчетливым постукиванием, контролируя работу хлыста. Многие всадники, особенно те, кто впервые держит в руке хлыст, думают, что точка рычага находится в локте. В своих попытках коснуться лошади хлыстом они производят впечатление курочек, выбегающих из курятника и хлопающих короткими крылышками. Это абсолютно не эффективно. Локоть не имеет ничего общего с использованием хлыста, а вот запястье невероятно важно. Мизинец закрывается и открывается, чтобы отрегулировать угол наклона хлыста.

Вы должны уметь вращать запястьем, не вовлекая в работу локоть. Ваш локоть занят — он сопровождает движения лошади!

Если вы хотите, чтобы хлыст опустился ниже, к скакательному суставу, вы открываете свой мизинец. Если вы хотите, чтобы он поднялся выше и дотронулся до бедра или крупа, вы закрываете мизинец. Эти открытие и закрытие кажутся очень скромными движениями, но они очень сильно влияют на угол наклона хлыстика.

Теперь рассмотрим запястье.

Если вы схватились за дверную ручку и повернули ее, не открывая дверь, ваше запястье вращалось бы, верно? Это то же самое вращение, которое вы используете при использовании хлыста. Вы могли бы резко и внезапно повернуть дверную ручку, как будто врываетесь в кабинет к бездельничающим подчиненным, или вы могли бы повернуть ее мягко и плавно, как будто открываете дверь к боссу, вызвавшему вас «на ковер».

Обратите внимание на то, как мое запястье проворачивается наружу, и хлыст также отводится в сторону, в то время как локоть остается на месте. Я «поворачиваю дверную ручку».

Эта регулировка вращения вашего запястья влияет на резкое или плавное воздействие хлыстом на лошадь (постучать или пощекотать). А ваш локоть, между тем, занят – он открывается и закрывается, сопровождая движения лошади и ее аллюр, поддерживая длину повода и, по сути дела, не имея НИЧЕГО общего с работой хлыста.

Хорошее упражнение для того, чтобы потренироваться использовать запястье, не вовлекая локоть, — это встать спиной к стене и прижать к ней верхнюю часть рук. Локоть должен быть согнут, чтобы нижняя часть руки была перед вами. Затем вы можете повернуть свое запястье и судить сами, хочет ли ваш локоть «присоединится» к нему. Оказавшись в седле, вы увидите результат проделанной домашней работы.

У.Черчилль, большой любитель и знаток лошадей, шутил: не люблю коня.

В середине он неуютен, а с обоих концов опасен. Но вообще — все мы очень любим лошадей.

. А этих чистопородных скакунов с полным правом можно назвать достоянием республики. Их красоте умиляются маститые конезаводчики,

а природная грация и сила трогают даже самые строгие судейские сердца. Сейчас они, вороные, гнедые, каурые, выглядывают из своих яслей и готовы отдать всю свою любовь за кусочек рафинада. В единственном в стране Центре конного спорта и коневодства в Ратомке журналисты «СБ» провели один день.

Один день в седле

6.00. В это время на конюшни приходят конюхи. Питомцы их уже ждут, нетерпеливо пофыркивая. О качестве ухода за лошадьми судите сами: специфического запаха здесь практически нет. Пахнет сеном и опилками. Начинается утренний моцион. Первым делом конюхи «отбивают» денник. Чистят и досыпают свежий настил из опилок. Кстати, конюхами при лошадях работают не только местные жители — несколько человек каждое утро приезжают из Минска. И не потому, что в столице работы не найти. Лошадей, говорят, там просто нет.

6.30. Первое утреннее кормление. На завтрак — 2 — 3 килограмма овса и 4 — сена. Все по нормам, чтобы не перекормить. Иначе объевшаяся лошадь всю тренировку саботирует.

7.00. Начинаются первые разминки. Раньше всех в конюшни приходят те, кто готовится к высоким стартам. Тренируются они как минимум два раза в день.

Ратомский конезавод имени Доватора единственный в стране выращивает мировую спортивную породу — тракенинскую, скакунов здесь называют просто — тракены. Чистопородные, с великолепным экстерьером, лучшие из лучших участвуют в больших стартах. Те, что послабее в учебе и не столь эффектны внешне, занимаются педагогикой. Есть здесь и штат «простолюдинов» — беспородных лошадок, подвозящих корма. Впрочем, в упряжные может быть «разжалован» и породистый, но не поддающийся воспитанию скакун.

На малом манеже тренируются дети из подготовительного отделения. Мальчишкам и девчонкам по 10 — 12 лет. «Мелюзга» уже весьма неплохо сидит в седле и ловко управляется со своими лошадьми. Быть может, потому, что в «педагогике», с детьми, работают самые спокойные и уравновешенные лошади. Нередко здесь завершают свой путь престарелые чемпионы. Эти занятия еще нельзя назвать спортом, скорее, подготовительная школа верховой езды. Денег за это не берут. Единственное, что надо для того чтобы сесть на лошадь, — хорошее здоровье, разрешение родителей и, конечно, желание. Впрочем, двоечников и прогульщиков здесь нет. Немало мальчишек, что сейчас здесь занимаются, из тихих троечников стали крепкими хорошистами — из спортшколы можно запросто вылететь за плохую успеваемость.

В группах начальной подготовки учащиеся еще не имеют собственной лошади. Поначалу она одна на три-четыре ученика. Когда занятия спортом переходят из любительских в профессиональные, у спортсмена появляется своя лошадь. И чем старше и опытнее наездник, тем больше у него лошадей. Так, у спортсменки из национальной сборной, претендентки на Олимпиаду-2004 Юлии Наумович-Швабовской сейчас четыре лошади разного возраста. Это не от жадности. Таким образом спортсмен обеспечивает безопасность — в случае выхода из строя основной лошади всегда есть замена. Правда, и стоит эта безопасность недешево — тренировать-то всех четверых нужно. Каждый скакун идет по своему ранжиру. Лошадь, с которой спортсмен может участвовать в соревнованиях самого высокого ранга, всего одна. Берегут ее как зеницу ока. Если такая получит травму и не сможет больше выступать, может закончиться и спортивная карьера всадника. Конный спорт, как здесь говорят, — командный. И нередко после потери своего товарища и напарника спортсмен отказывается от дальнейшей борьбы и покидает большой спорт.

11.00. В большом спортивном манеже занимается национальная сборная. Ребята готовятся к Олимпиаде, тренируются практически круглосуточно. Впрочем, у спортсменов такого класса есть свои помощники, которые разогревают и разминают лошадь перед тренировкой, помогают ухаживать за ней.

. О своих успехах в седле придется скромно умолчать. Мне показалось, что спортсмен, любезно предоставивший мне скакуна, не сбросил меня с лошади в первую же минуту лишь из уважения к начальству да представляемому мной изданию. Хотя, думаю, в этот момент родная газета была бы за меня не слишком горда. Но все равно это здорово! Почти как в свободном полете.

11.30. Конюшня отделения троеборья. Здесь стоят лошади буденновской и чистокровной верховой породы.

Пока мы беседуем, из окошка в деннике высовывается мягкий черный нос. Внимания на него не обращают, сладостей не дают. Нос недовольно фыркает. Все лошади — страшные сластены. Обожают конфеты, печенье. Особая страсть — бананы, которые заглатывают прямо с кожурой. Старшие спортсмены смотрят на это профессионально — вместо куска сахара лучше горсточку пророщенной пшеницы дать — и лакомство, и польза. Но все равно все лошади сахаром избалованы — стараниями ребятишек из младших групп. Многие родители даже жалуются — весь сахар и конфеты дети в Ратомку свозят. Большинство ребятишек, дай волю, оставались бы тут и на ночь. Во всяком случае, уезжают в Минск они куда позднее, чем заканчивается тренировка. Иногда родители даже в школу звонят — ребенка ищут. А иные за «пропажей» сами приезжа

ют. Впрочем, об этом здесь рассказывают с улыбкой, ибо в плане воспитания цельной, отзывчивой и органичной личности конный спорт оставляет все остальные далеко позади.

— Мы воспитываем добрых людей, а потом уж — спортсменов, — говорит заместитель директора центра Сергей Запрегаев, — найдет он себя в большом спорте или нет — вопрос. Но подлецом не станет — это точно.

12 — 13 часов. Обеденный перерыв. Лошади получают вторую часть «пайки».

Первые тренировки уже закончились, и многие занялись наведением марафета. Спортсмены моют своим любимцам копыта, раскрючковывают их — вычищают набившуюся грязь. Некоторые готовят лошадей к стартам. Алеся Ермалович тренировку закончила, но задержится сегодня до позднего вечера. Завтра у них с Омегой серьезный старт — двоеборье. Сейчас девушка продергивает гриву — делает укладку перед стартом. После того как вычешет и подстрижет, Алеся заплетет гриву в косички-шишечки. Завтра они будут необыкновенно красивы: на Омегу наденут белый вальтрап (подложка под седло) и бинты. А Алеся появится во фраке, цилиндре и перчатках.

— Чем лучше ухаживаешь за лошадью, тем больше будет отдача, — говорит Алеся, спрыгивая со специальной скамеечки, — я в этом уверена. Только не топчитесь по нашей упряжи!

Лошади Алеси — шесть лет. Через год она будет в том золотом возрасте, когда начнет работать «по большому призу». Надеется преуспеть с ней и Алеся. Девушка входит в юниорскую сборную. В Ратомку приезжает каждый день.

— Наверное, скучаешь, если не видишь несколько дней свою Омегу? — спрашиваю.

Девушка подобным вопросом озадачена

: — Да не бывает такого, чтобы я в Ратомку не приехала!

Итог подводит Сергей Васильевич

: — Хорошо это или плохо, но у всех, кто здесь занимается, настолько большая любовь к лошадям, что когда спорт заканчивается, возникают проблемы с жизненным устройством. Стараемся всеми правдами и неправдами трудоустроить их здесь. Лучшие идут работать берейторами — заезжать молодых лошадей. Даже кузнец у нас — и тот бывший спортсмен. Нашел себя в кузнечном деле: любые, даже самые сложные ортопедические подковы может сделать!

14.00. Левады. Так здесь называют «детский сад» для жеребят. Просторные выгоны возле конюшен огорожены по периметру. Жеребята гуляют здесь целыми днями, в любую погоду. Кислородный обмен — одно из главных условий для роста здоровой лошади.

Безо всякого смущения жеребята тычутся мордами в карманы. Пока все они вихрастые и неуклюжие, но уже через год превратятся в отличных скакунов, а еще через несколько лет иные из них и славу страны могут составить. «Ребята»-то все чистопородные — в прямом смысле кровь с молоком. Пока же «аристократы» гоняют один другого по леваде и, балуясь, кусают друг друга за уши.

Лошадиный век — 25 лет. В спортивных заездах лошадь участвует примерно до 16 лет. А дальше.

— После того как лошадь отходит свое в спорте, в наших конюшнях мы стараемся ее не держать — продаем. Она может еще долго служить. Для катания детей, например. А если честно, то продаем отчасти и затем, чтобы не видеть ее конца. Для спортсмена расставание с лошадью — все равно что потеря близкого.

Заканчивают свою жизнь и «аристократы», и «простолюдины», как это ни прискорбно, одинаково: на мясокомбинате. В конце концов, престарелого скакуна просто-напросто сдают живым весом на колбасу.

Впрочем, из всех правил бывают исключения. Хотя захоронения запрещены, в Ратомке похоронены две выдающиеся лошади. Это скакуны-легенды. Первый — Хазар, проживший здесь 24 года и собравший за свою жизнь множество наград. А на въезде в спорткомплекс могила самой, пожалуй, известной ратомской лошади, Саида. Скакун входил в состав сборной Союза. Этой лошади прочили «золото» Олимпиады-80. Но перед самым олимпийским стартом Саид серьезно заболел. Его подлечили, но от большого спорта пришлось отказаться. Потом много лет он обучал ребятишек в школе верховой езды. Инструктора доверяли Саиду детей, словно опытному тренеру. Знали — не зашалит, не взбрыкнет, выполнит все упражнения как надо. Когда он совсем состарился, ни у кого рука не поднялась списать Саида «на колбасу». Последние годы ветеран догуливал возле конюшни

: — Выйдет во двор, походит, — в глазах у зоотехника Оксаны Рачиковой, кажется, стоят слезы, — потом подойдет к жеребятам, построит их, стабунит, погоняет. К обеду обычно приходил в свою конюшню. Когда стал совсем старый и уже не мог сам ходить, пришлось его усыпить.

Оксана между тем времени не теряет — чистит специальной широкой щеткой старого скакуна. Обычно это делают спортсмены, но на Вопросе (такое вот необычное имя) уже никто не ездит, теперь он вверен заботам зоотехника. Истосковавшийся по заботе конь фыркает от удовольствия.

Позже разомлевшего Вопроса ведут на прогулку во внутренний дворик. Лошадиное счастье продолжается: за время, пока мы разговариваем, Вопрос успеет перекачаться во всех лужах. С прогулки его уводят мокрого, грязного и страшно довольного.

Продавать жеребят начинают с двух лет. Такой молоденький, только-только вошедший в заездку, стоит от 2,5 тысячи долларов. Самый дорогой скакун из Ратомки был продан за 170 тысяч долларов. Звали жеребца Виват — он имел большой послужной список выступлений и побед. Сейчас у него другая кличка, он был увезен в дальнее зарубежье, а выступает на нем российская спортсменка.

А есть и немало таких клиентов, которые хотят обзавестись собственной лошадью, но не имеют навыков и условий для ее содержания. Тогда они сдают свою лошадку конноспортивному центру «на квартиру». Сейчас в ратомских конюшнях стоит около 50 частных скакунов. Большинство из них принадлежат бывшим спортсменам. Одни не смогли расстаться с любимым другом, другие пытаются на них подзаработать. Годовое содержание такого «квартиранта» обходится в 800 — 900 долларов.

Когда лошади болеют, самое сложное — поставить диагноз. Каурая ведь не расскажет, что болит. Потому у центра есть собственный рентген-аппарат, УЗИ, даже массажист. Самое страшное, если лошадь ломает ногу. Шансов вылечить ее почти нет — останется хромой и наверняка пойдет на мясо.

— Выходить ее сложно, — говорит Оксана Рачикова. — Одной лошадке даже аппарат Елизарова ставили, вытягивали поврежденную ногу. Но потом ее все равно перекосило.

К сожалению, в Беларуси нет ветеринарных клиник, специализирующихся на лечении больших животных. Нет и подходящей операционной. Потому все операции лошадям делают на месте, в Ратомке. В качестве операционной нередко используют манеж — застилают соломой, чтоб почище было, и «валят» больную лошадку. Зачастую для проведения сложных операций приглашают специалистов из «смежных» отраслей — «человеческих» хирургов или ортопедов.

17.00 Заездка. С двух лет всех жеребят, не знавших прежде никакого принуждения, кроме болтавшегося на морде недоуздка, начинают учить жизни. Поначалу обучают ходить рядом с человеком, потом — бегать по кругу на корде, потом — под седлом и в конце концов — под наездником. Эта процедура называется заездка. Требует бесконечного терпения и храбрости.

Норовистый молоденький Уренгой вышел на заездку после болезни. Все, чему его уже успели научить, начисто забыто. Берейторы — две молоденькие девчонки — водят его на корде по кругу. Несмотря на свой юный возраст — 18 — 19 лет, они совсем не новички. Ведь берейторами становятся чаще всего бывшие спортсмены. Мы с Оксаной за ними наблюдаем. Кажется, Уренгой успокоился и почти послушно ходит по кругу. Вдруг он резко останавливается, громко храпит, встает на дыбы. Девчонки в страхе отбегают. Надо сказать, оказаться в небольшом замкнутом пространстве с дикой неуправляемой лошадью — это действительно очень страшно. Меня охватил настоящий, какой-то первобытный, ужас. И тут происходит для меня неожиданное. Маленькая и хрупкая моя собеседница Оксана бросается под зачудившего коня и совершенно спокойно берет его под уздцы. И Уренгой, с которым девчонки-берейторы бились больше часа, моментально покоряется.

— Ну что ты, — успокаивает потом меня Оксана, — если бы он хотел в человека попасть — попал бы. Лошадь вообще редко бьет прицельно по человеку. Напротив, она с ним деликатна. Есть множество примеров, когда по упавшему человеку целый табун пробегал — и ни одна ни разу копытом не задела.

Вроде бы логично. Только у меня руки еще долго от страха тряслись.

22.00. Вечерняя кормежка. Помимо ужина, лошадям кладут и ночную «жвачку» — сено и солому. Иначе будут спать беспокойно. Впрочем, ночные сторожа уверяют, что лошади, как и люди, спят по-разному. Иные всю ночь вскрикивают, ржут, похрапывают. Другие сладко причмокивают во сне, покачиваются. Им, так же, как и нам, снятся сны — хорошие и плохие. Как любят повторять все в Ратомке — от конюха до наездника-олимпийца: «Лошади, они как люди. Только значительно лучше. «

Конноспортивный центр в Ратомке был создан в 1996 году. Тогда были объединены Республиканская конноспортивная школа и конезавод имени Льва Доватора. В ту пору объединение помогло выжить и дало определенный толчок к развитию — прежде предприятия имели разное ведомственное подчинение и финансирование. До 1996 года конезавод находился в подчинении Минсельхозпрода. Изначально, еще в середине 60-х, он создавался как головное племенное предприятие по выращиванию чистопородных спортивных тракенов. Сейчас Республиканский конноспортивный центр — самое крупное и единственное в республике предприятие, занимающееся разведением племенных скакунов тракенинской породы. Всего в конноспортивном центре находится около 450 лошадей.

Практически все термины и названия в спортивном коневодстве — немецкого происхождения. Впрочем, само спортивное коневодство пришло к нам тоже из Германии. Первые конные турниры по европейскому образцу были проведены в Петербурге еще в XVIII веке. Их-то и можно считать прародителями современного конного спорта. В отличие от других видов спорта, конный весьма консервативен. Сегодняшний конкур, выездка или троеборье мало в чем изменились за последние сто лет. Даже форма у жокея такая же, как была еще в начале прошлого и даже позапрошлого веков. Потому заимствованные несколько столетий назад термины и названия так и не приобрели русских аналогов.

Тракенинская порода была выведена в XVI — XVII веках в Германии. Это всегда была лошадь для офицеров. После Первой мировой войны, когда Германии запретили иметь собственную кавалерию, часть племенного стада была распродана. Лошади стали весьма популярны в Европе, поскольку им великолепно удавался стипл-чейз (наиболее сложные из скачек с многочисленными сложными препятствиями), парфорсные охоты. Эта порода считается достаточно дорогой. За чистокровного тракена щедро платили золотом. К нам тракенинские скакуны попали в качестве трофея. Лучшие немецкие конезаводы, специализировавшиеся на разведении тракенов, находились в Восточной Пруссии, которая стала Калининградской областью. В 1965 году, когда создавался конезавод имени Доватора, после долгих споров остановились на тракенах. Они приживаются в наших широтах куда лучше, чем азиатские скакуны. Поголовье началось с 20 кобыл. Сейчас в Ратомке самое крупное стадо высокопородистых скакунов в Беларуси. За жеребятами сюда едут из России, Германии, Польши, Прибалтики. Лошади конезавода имени Доватора широко известны как виртуозы выездки. Частенько наведываются небедные люди из России, Польши, Прибалтики — прикупить чистокровного красавца для собственной конюшни. Среди желающих приобрести в частную собственность элитного скакуна было и несколько «новых белорусов». Требования к экстерьеру, как правило, у нуворишей стандартные: большая, вороная, со звездочкой, всему обученная.

Следует оговориться, что мы не рассматриваем хлыст как средство избиения лошади — для этой цели подойдёт любая палка.. Но всаднику с такими целями лучше держаться подальше от животных и поближе к психиатрам.

Хлыст, на самом деле, выполняет роль подсказки для лошади.

Скаковые хлысты (стэки) имеют минимальную длину из всего предлагаемого конным магазином перечня: 40-45 см. Поскольку сама посадка жокея на скачках сильно отличается от посадки спортсмена в любой другой конной дисциплине (стремена подняты так высоко, что жокей совершенно не имеет возможности дать лошади команду шенкелем), стэк здесь выполняет роль ноги. Опять таки, исходя из посадки жокея, мы понимаем, что совершить сильный удар он не может (иначе жокей просто свалится с лошади, потеряв равновесие). Поэтому на стеке есть хлопушка, на самом конце. Именно от звука этой хлопушки, а не от боли, как принято считать, лошадь бежит быстрее.

Вроде как все равно существует ограничение по кол-ву ударов хлыстом и могут дисквалифицировать.

Примерно так же выглядит и конкурный хлыст, да и цели у него похожие — поскольку в момент преодоления препятствия всаднику иногда трудно работать шенкелем, хлыст служит дополнительной «ногой». Визуальных различий между конкурным и скаковым хлыстом практически нет, разница только в том, что конкурный хлыст несколько длиннее. Около 70 см.

В конкуре за чрезмерное использование хлыста могут дисквалифицировать.

Совсем иначе выглядит хлыст выездковый. Он, по сравнению с конкурным и скаковым хлыстами, намного длиннее и часто не имеет хлопушки на конце. Особенность его применения состоит в том, что лошадь таким хлыстом не бьют вовсе — он служит лишь подсказкой, своеобразной «длинной рукой». Так, например, при обучении испанскому шагу, всадник должен подсказать лошади, какую ногу нужно поднять. Находясь на спине у лошади, сделать это довольно трудно. Поэтому всадник прибегает к помощи хлыста-указки. касаясь им нужной ноги, он слегка щекочет эту ногу — и лошадь понимает сигнал.
На соревнованиях хлыст запрещен.

Ну и самые длинные экземпляры на витрине наверняка окажутся шамберьерами (длинными манежными бичами). Их размер составляет около 2м. Такие бичи используются для работы с лошадью на корде, а также в цирке, при дрессировке животных.

Дубликаты не найдены

Мне дали хлыст, чтобы подгонять прокатного коня. Я не мог изловчиться нормально его шлёпнуть, когда он «засыпал» на ходу. Но оказалось, что умное животное понимает, когда перебираешь поводья в одну руку и такое «оёёй, ну ладно, я побежал, побежал. » так что хлыст и не пригождается почти:))

У нас есть хитрые кони, которые под опытным всадником и вправду просыпаются, даже если до сих пор стояли, как вкопанные. Но эффект недолговечный. Они сначала подрываются исполнять все, что нужно. А потом такие «э, а че это я?». И снова в глухую оборону. И короче чтобы таких лошадей перевоспитать на работу без хлыста, нужно очень долго в одних руках работать. А не в прокате.

Здравствуйте, скажите среди тех кто занимается лошадьми подобные чехлы пользовались бы спросом

это скрутки для хлыстов

О. Классификация «последних аргументов».
Сейчас в спорте заметил тенденцию к постепенному исчезновению «последних аргументов», что не может не радовать. В «Ролекс Кентукки» (а это общемировой золотой конный стандарт в последней инстанции, престижнее просто нет) вообще не вспомню случай использования. Они остались разве что на скачках и то, чем престижнее федерация, которая их устраивает, тем жёстче правила их использования с тенденцией стремления к полному запрету (хоть и далеко до полной отмены пока что).
Но если приземлиться на уровень простых земных дел, то я скажу за себя лично.
Вот я как-то купил лошадку. И когда только хотел её купить, я себе сказал, что никогда не буду её наказывать, то бишь, всего добиваться исключительно лаской. Эффект был противоположный, даже немного страшный. Избалованное зажравшееся яблоками существо из просто ленивого мутировало в опасно-ленивого (не знаю, как лучше сказать). И тогда в ход пошёл «последний аргумент». Но его хватало только на первые несколько минут, потом секунд, потом он вообще не имел эффекта. После курса «лечения» лошадь вернулась в норму и больше «последний аргумент» не использовался никогда.
То бишь, проще говоря, в моём случае хлыстик был абсолютно не нужен. Для хорошей системы «лошадь — всадник» он лишний, а для плохой он уже не поможет. В этом моя (и лошади) главная победа. Сбыча мечт, так сказать.
Ну а если и без трензеля мою лошадку сейчас научат, то это вообще будет идиллия (но говорят мне, что это будет маловероятно). Это тогда я буду вообще счастлив.
А если вообще без повода мы с лошадкой будем как-то управляться, то это вообще будет. м. назовём этот уровень нирваной. Но это уже уже из области несбыточного.
Мечтать не вредно, я знаю, но добиться отсутствия «последнего аргумента» — это уже победа.

Другие варианты определений к слову :

5. В английском словаре XVIII века это слово объяснили так: «Злак, который англичане дают лошадям, а шотландцы едят сами».

9. Из какого злака готовят геркулесовую кашу?

admin

пн вт ср чт пт сб вс