Переломы костей у лошадей

Переломы и костные травмы у лошадей.

Перелом костей таза

Клиническая симптоматика сильно варьирует в зависимости от той части таза, в которой произошел перелом. Например, при переломах, захватывающих тазо-бедренные суставы наступает полная хромота на задние конечности. В то же время, переломы подвздошной кости, даже с небольшим смещением, вызывают только незначительную хромоту. Иногда перелом таза очевиден и заметен невооруженным глазом, например травмы маклока (подвздошного бугра), но при этом клинически выражен слабо (отек, локальное повышение температуры, хромота различной степени тяжести).

Сильная травма. Чаще всего перелом костей таза возникает при падении вследствие неудачных прыжков или в результате дорожно-транспортных происшествий. Иногда лошади ломают тазовые кости при давке, когда одновременно пытаются выбраться наружу через дверь конюшни или ворота левады.

В некоторых случаях (при переломах маклока) эффективно хирургическое лечение.

• При переломах тела подвздошных костей эффективнее консервативное лечение, которое заключается в помещении животного в тесный бокс и наблюдении за ходом срастания костей.

Перелом пясной кости

Иногда встречаются спиралевидные переломы пястной кости. Хотя это и серьезно, после хирургического лечения и тщательной иммобилизации животное может выздороветь, хотя не всегда сможет вернуться к работе. У молодых жеребят прогноз таких переломов, как правило благоприятен. Некоторые лошади после таких переломов вполне успешно работали. В нижней части пястной кости встречаются еще иногда осколочные переломы. При таких переломах обычно применяют интрамедулярный остеосинтез (с помощью винтов), и некоторые лошади возвращаются к испытаниям

Перелом плечевой кости

Перелом плечевой кости — один из наиболее обычных переломов длинных костей у лошади. Они всегда спиралевидные, и появляются в результате сильного скручивающего воздействия на кость. Большинство переломов плечевой кости происходит из-за того, что животное при движении с небольшой скоростью неправильно ставит ногу. Нога либо слишком сильно подставляется под корпус, либо, чаще, слишком далеко отставляется в сторону. В обоих случаях на кость воздействуют большие скручивающие силы, и может произойти перелом. Хотя некоторые лошади ломают плечевую кость, просто бегая по полю, у большинства такой перелом происходит, когда на них ездят. Всадник заставляет животное делать очень неожиданный, крутой поворот, и лошадь, чтобы сохранить равновесие, отставляет ногу далеко в сторону. Лошадь можно научить делать такие крутые повороты, но ее нужно именно учить, а не просто дергать в сторону, когда захочет всадник.
Единственный шанс для животных с переломом плечевой кости-хирургическое лечение, а при современном уровне наших знаний и умения оно не всегда бывает уместным.

Перелом лучевой кости

С лучевой костью, как правило, не случается ничего серьезного, кроме переломов. Хотя кость может сломаться по-разному, чаще всего встречаются переломы в результате изгибания или скручивания в области середины кости. Можно использовать наружную фиксацию, особенно у жеребят, но в большинстве случаев необходимо оперативное лечение с помощью пластинок и штифтов.

Перелом лопатки

Перелом этой хорошо защищенной кости встречается нечасто. Переломы могут возникнуть, если лошадь оступилась или в результате непосредственного удара, как бывает при тяжелом падании на бок. Хирургическое лечение не дает очень хороших результатов, и единственное, что можно посоветовать-это «подождать и посмотреть». Лошадь обычно не опирается на ногу. Видны такие переломы только на больших, ветеринарных рентгеновских аппаратах. При таком переломе лошадь может поправиться. При других переломах, проходящих через среднюю часть лопатки, надежды практически нет.

Перелом локтевого отростка

К локтевому отростку прикрепляется мощная трехглавая мышца. Перелом этого отростка встречается либо у жеребят, либо у старых лошадей. У жеребят перелом происходит обычно в области эпифизарной пластинки. У старых лошадей перелом бывает в области шейки локтевого отростка. Такой перелом происходит главным образом из-за того, что нога слишком далеко вынесена вперед, туловище провисает, и трицепс сокращается, чтобы притянуть ногу обратно.
Такие переломы очень трудно лечить. Наружная фиксация неэффективна, и следует прибегать к оперативному лечению, то есть к применению накостных пластинок и (или) штифтов. Даже в случае идеально проведенной операции прогноз сомнительный, потому что трицепс, сокращаясь, стремиться оттянуть обломок

Перелом копытной кости

Копытную кость можно сравнить с куском мрамора, брошенным на пористую резину (листочки и копытная подушечка). Под действие удара падающего мрамора резина сжимается. Потом она расправляется, вновь поднимая мрамор (копытную кость). Если тот же кусок мрамора уронить с достаточной высоты на цемент, он расколется от удара, потому что цемент не обладает эластичностью пористой резины.
Если эластические структуры копыта (листочки и подушечки) не работают должным образом (недостаточно эластичны), может случиться перелом. Также, если грунт слишком твердый, а масса лошади достаточно велика, то даже нормально работающие эластические структуры могут не выдержать удара.
Копыто может ставиться на землю неправильно, так, что сила удара будет действовать на одну часть копыта и копытной кости больше, чем на другую, и может превысить эластические возможности этой части.
Важный тип переломов копытной кости — постинфекционные (если гной собирается внутри копыта). Такая инфекция проникает в ткани, они пропитываются гноем, который частично может разрушить листочки и копытную подушечку, а это уменьшает эластичность. Инфекция может также поразить копытную кость, при этом разрушается костная ткань, снижается сопротивление кости удару, что способствует образованию перелома.
Нет статистических данных о частоте перелома копытной кости (а также других видов хромоты, связанных с этой областью). Я могу только сказать, что они не так часты, как переломы сезамовидных костей, и не так редки, как навикулярная болезнь у ипподромных лошадей.

Очень упрощенно причины переломов копытной кости:
— Слишком велика приложенная сила
— Слабая или ослабленная (инфекцией или перерезкой нервов) кость — Слабые или ослабленные эластические структуры (листочки и копытная подушечка)
— Слишком твердый грунт
— Неравномерное распределение силы (неправильно расположенная подкова)
Трудно определить, какой или какие факторы преобладают в каждом конкретном случае. Обычно одновременно действуют минимум два фактора.

Перелом добавочной кости запястья

Другим серьезным, хотя и гораздо более редким заболеванием запястья является перелом добавочной кости запястья. К добавочной кости запястья крепятся две мышцы. Эти мышцы иннервируются разными нервами: локтевой сгибатель запястья — локтевым нервом, а локтевой разгибатель запястья — лучевым нервом. Это сразу же создает возможность для несинхронной работы этих двух мышц. Если предположить, что когда на эту ногу приходится вес тела, локтевой разгибатель запястья сокращается на долю секунды позже, чем локтевой сгибатель запястья, кость может сломаться. Если обе мышцы сокращаются одновременно, как им положено, кость не сломается. Такую десинхронизация можно ожидать у очень старой лошади, которая опирается иа ноги тяжелее, чем обычно: например, стиплер в конце длинной дистанции. Лошадь массой в 400 кг, скачущая по ровной дороге, может создать нагрузку на переднюю ногу (когда опирается только на одну эту ногу) до 600-800 кг. При прыжке эта сила увеличивается примерно вдвое (правда, непосредственное измерение неосуществимо).
При таком переломе может быть довольно сильное воспаление и растяжение сухожильного влагалища. Оно представляет собой длинный, узкий футляр, в который заключены сухожилия поверхностного и глубокого сгибателей пальца позади запястного сустава. Изредка оно воспаляется и без перелома добавочной кости запястья, однако причина такого воспаления в настоящее время не выяснена.
Хирургическое лечение, как правило, безуспешно. Большинство переломов добавочной кости запястья хорошо заживает, если наложить шину на 1-2 месяца, а потом предоставить лошади покой сроком минимум на 6 месяцев, а обычно — до года.

Перелом грифельных костей

Переломы маленьких грифельных костей нередки, особенно у рысаков. Существуют три разных болезни: две — истинные переломы и — псевдоперелом. Псевдоперелом — наличие линии, пропуская рентгеновские лучи, в нижней части грифельной кости; так обычно бывает у лошади до двухлетнего возраста. Грифельная кость развивается из так называемых центров оссификации. Иногда до рождения грифельная кость, как и большинство других костей, целиком состоит из хрящевой ткани. Кровеносные сосуды пронизывают верхний конец кости, и хрящ превращается в кость. Около трех месяцев после рождения нижний конец грифельной кости прорастает кровеносными сосудами, и там образуется второй центр оссификации. Поэтому нужно быть очень осторожным при диагностике перелома грифельной кости у лошади моложе двух лет.

В начале своего развития кости представляют собой хрящевые образования. В разное время для разных костей эти хрящевые образования прорастают кровеносными сосудами, и в результате сложных процессов хрящ превращается в кость. Чаще всего основная часть кости развивается из одного центра оссификации, а два конца формируются из двух различных центров. Мелкие кости, такие как челночная, сезамовидная. кости запястья и заплюсны обычно образуются из одного центра оссификации. Как мы в свое время увидели, даже эти мелкие кости могут образоваться из двух и более центров (почему — мы не знаем).

Второй вид — истинные переломы часто принимают за сплинты, так как при переломе кости в верхней ее трети тоже бывает боль и припухлость. Такой перелом может выглядеть на рентгеновском снимке в виде трудно различимой линии, тонкой, как волосок. Причины таких переломов не вполне ясны, но можно предположить, что одной из причин является чрезмерное сжатие кости. Перелом лечится временем, обычный срок — 4-6 месяцев.
Третий и, вероятно, самый распространенный вид — истинный перелом в нижней трети кости. Следует отметить, что клинические признаки этого перелома могут почти совпадать с клиникой растяжения межкостного мускула.

Необходимо рентгенологическое исследование. Мы не можем сказать точно, что вызывает эти переломы, но можно предположить следующее: существует плотная оболочка, состоящей из фасции или соединительной ткани, которая идет от добавочной кости запястья к двум грифельным костям. Если запястье лошади слегка согнуто в момент касания копытом земли, оно сразу же выпрямляется, как только вес переносится на ногу. Во время выпрямления сустава грифельная кость рывком оттягивается назад и возможен ее перелом в нижней трети. Перелом медиальной грифельной кости встречается чаще, чем латеральной. Это происходит потому, что медиальная кость оттягивается с большой силой. Сила, приложенная к латеральной кости, имеет определенное значение; но сила, приложенная к медиальной кости, будет равна этому значению, умноженному на расстояние от добавочной кости запястья до вертикальной поверхности медиальной грифельной кости. Это простая механика. Аналогично, но несколько сложнее объясняется перелом грифельных костей на задних ногах. У упряжных лошадей и рысаков существует ярко выраженная тенденция к некоторому сгибанию запястья в момент касания копытом земли.

Единственное рациональное лечение этого заболевания — хирургическое удаление нижнего фрагмента кости. Хирург должен иметь в виду, что если сломана одна грифельная кость, имеет смысл осмотреть и остальные; они могут быть еще целы, но позже с ними могут быть проблемы.

Клинический случай оперативного лечения полного перелома 2-й, 3-й и 4-й плюсневой кости у лошади методом накостного остеосинтеза


Еще фото

Автор (ы): Алиев Р., Ковач М., Погорелов М., Ивонятов Е.
Организация(и): Ветеринарная клиника «Новый Век», Москва
Журнал: №5-2017

В данной статье описан редкий успешный клинический случай оперативного лечения полного перелома II, III и IV плюсневой кости у лошади методом накостного остеосинтеза.

This article describes a rare successful clinical case of the surgical management for complete multiple fractures of the second, third and fourth metatarsal bones in a horse by the method of osteosynthesis.

Полное нарушение целостности кости (перелом) у лошадей является одним из самых частых жизнеугрожающих повреждений [3]. В организме лошади имеется 205 костей скелета, и теоретически перелом может произойти на любой из этих костей. Закрытые переломы II и IV пястной/плюсневой кости (грифельных костей) – наиболее распространенные переломы у лошадей [5]. Перелом может произойти в любой области грифельной кости, однако чаще всего это случается на ее дистальном конце. Перелом проксимальной части II и IV пястной/плюсневой кости редко встречается и сопровождается хромотой высшей степени, которая возникает из-за дополнительной травмы средней межкостной мышцы и добавочной головки глубокого пальцевого сгибателя [6].

Перелом III плюсневой кости часто встречается у лошадей и может произойти на любом ее участке, однако чаще всего случается неполный (трещина) или полный перелом мыщелка [5]. Остальные виды перелома III пястной/плюсневой кости (спиральный, горизонтальный, множественный) реже возникают и происходят чаще всего в результате удара, нанесенного другой лошадью. Эти переломы почти всегда открытые, наблюдаются повреждение кожи, кровотечение, возникает хромота самой высокой степени (лошадь вообще не опирается на поврежденную конечность).

В отличие от людей, собак и кошек, до недавнего времени практически любой перелом конечности у лошади означал если и не смертельный приговор, то стопроцентную инвалидность [11]. Причин несколько: большой вес пациента, высокая стоимость имплантов, трудоемкость оперативного процесса, иной путь воспаления в целом и заживления переломов костей в частности, высокие видовые анестезиологические риски, трудоемкость поднятия пациента из лежачего положения после анестезии, невозможность обеспечить адекватную послеоперационную терапию [6]. Открытые же переломы костей у лошадей – это прямое показание к эвтаназии.

В этом сообщении речь пойдет о клиническом случае полного множественного перелома одновременно проксимальной части II и IV плюсневой и III плюсневой кости у одной лошади. Подобные случаи редки в клинической практике, еще более редки благополучные исходы.

В клинику поступил пони в возрасте 7 лет (вес 250 кг) с отсутствием опороспособности на левую тазовую конечность. Из анамнеза было выявлено, что пони получил травму накануне в результате удара другой лошади. В клинике был проведен общий, ортопедический и неврологический осмотр, рентгенологическое исследование. По результатам проведенных исследований был поставлен диагноз: полный поперечный перелом III плюсневой кости (os metatarsale III), полный множественной проксимальный перелом II плюсневой кости (os metatarsale II) и IV плюсневой кости (os metatarsale IV) левой тазовой конечности (рис. 1).

Небольшой вес лошади позволил выбрать в качестве оперативного метода лечения накостный остеосинтез III плюсневой кости с помощью DCP-пластины и винтов 4,5 мм (рис. 2). Дистальные фрагменты и осколки 2II и IV плюсневых костей были удалены, так как эти кости не несут нагрузки, а оставленные без удаления фрагменты могут повредить -гибатели пальца и привести к стойкой хромоте. Операция была проведена по всем правилам стабильно-функционального остеосинтеза с уделением особого внимания сохранению кровоснабжения, функциональной репозиции, стабильной фиксации [2]. По окончании операции на больную конечность была наложена повязка из сверхпрочного полимерного бинта (рис. 3).

Послеоперационная терапия проводилась по стандартному протоколу (ограничение подвижности, противовоспалительные и антибактериальные препараты). Швы были сняты на 12-й день.

В краткосрочном и долгосрочном послеоперационном периоде (больше 6 мес) осложнений не выявлено. Сформировались прочная периостальная и эндостальная мозоль (рис. 4, 5). Опороспособность на прооперированную конечность восстановилась полностью, т.е. лошадь больше не хромала (рис. 6).

Диафизарные переломы III плюсневой кости обычно возникают в результате прямой травмы. Прогноз зависит от возраста и размера лошади, конфигурации перелома, целостности сосудистого питания, вовлечения суставов в перелом и степени инфицирования. Прогноз для взрослых лошадей с открытыми переломами III плюсневой кости очень неблагоприятный, но у пациентов с закрытыми, простыми поперечными или косыми переломами возможна внутренняя фиксация [6].

При несмещенном переломе или трещине третьей плюсневой кости возможно консервативное лечение (строгий покой и наложение гипсовой повязки в течение 8 нед) [7]. При спиральном и горизонтальном закрытом переломе проводится остеосинтез с применением металлической пластины или винтов и проволокb [9]. На основе исследования Bischofberger и соавт. [1], выживание при простом переломе третьей плюсневой кости было достигнуто в среднем у 62% лошадей. Процент выживания жеребят всегда выше, чем взрослых животных [4]. Возраст, вес тела и инфекция ткани (кости) – главные факторы, которые определяют выживаемость животных после полных переломов III плюсневой/пястной кости [2]. Поскольку диафиз III пястной/плюсневой кости содержит толстую, плотную накостницу с плохим кровоснабжением, он очень уязвим к инфекции, и существует относительно высокий риск осложнений, включая патологическую костную реакцию (остеомиелит, образование секвестра, лизис), а также ослабление имплантатов и потерю фиксации [2]. Хотя полные переломы III пястной/плюсневой кости могут быть хирургически восстановимы, чрезмерная нагрузка контралатеральной конечности часто приводит к развитию ламинита на этой конечности. В этом случае прогноз очень неблагоприятный. При открытом множественном переломе III пястной/плюсневой кости прогноз также очень неблагоприятный, и рекомендована эвтаназия лошади.

Лечение закрытых переломов дистальной части II и IV пястной/плюсневой кости может быть консервативным или хирургическим.

Хирургическое лечение показано при открытых или слишком дислоцированных переломах дистальной части II и IV пястной/плюсневой кости [10]. В этом случае удаляют отделившиеся фрагменты и производят частичную резекцию проксимального отдела кости (отступя на 1–2 см от линии перелома) [6]. Существенного ухудшения рабочих и спортивных качеств лошади не наблюдается при удалении до 2/3 медиальной (II) пястной/плюсневой кости. Латеральная грифельная кость (IV пястная/плюсневая кость) может быть полностью удалена без возникновения хромоты лошади [2]. При хирургическом лечении перелома проксимальной части медиальной грифельной кости обычно удаляется дистальный осколок, а остальная часть фиксируется с помощью кортикального винта [2]. После операции обязательно обращают внимание на лечение возможных повреждений средней межкостной мышцы.

В данном клиническом случае успеху способствовало несколько факторов. Во-первых, накопленный опыт общей анестезии и остеосинтеза лошадей. Во-вторых, слаженность работы всей операционной бригады. В-третьих, комплексный подход к проведению послеоперационной терапии как в краткосрочном, так и в долгосрочном периоде. В-четвертых, своевременная и тщательно подобранная программа реабилитации. Все это позволило полностью восстановиться и избежать каких-либо осложнений в постоперационный период и во время реабилитации.

По нашим наблюдениям, жесткая фиксация с использованием пластин и винтов может быть успешной при лечении закрытых диафизарных переломов III пястной/плюсневой кости у взрослых лошадей, жеребят и пони. Нестабильная фиксация, инфекция и вес тела >320 кг являются основными факторами риска неудачного исхода.

1. Bischofberger AS, Furst A, Auer J, Lischer C. Surgical management of complete diaphyseal third metacarpal and metatarsal bone fractures: clinical outcome in 10 mature horses and 11 foals. Equine Vet J. 2009 May; 41(5): 465–73.

2. Bramlage, Richardson, Markel. AO Principles of Equine Osteosynthesis. ed. Thieme. 1999.

5. Kovac M, Nowak M, Tambur Z. Frequency of orthopedic diseases in horses: A retrospective study. Vet Glasnik. 2002; 56 (5-6): 307–319.

6. Kovac M. Ортопедические заболевания лошадей. Современные методы диагностики и лечения. Изд. Королевский Дом, 2017.

До недавнего времени практически любой перелом конечности у лошади означал если и не смертельный приговор, то стопроцентную инвалидность. Только в последние годы за счет активного внедрения в ветеринарию различных медицинских технологий ситуация стала меняться в лучшую сторону, а у врачей и владельцев лошадей появились реальные возможности для борьбы с этим коварным недугом.

«ТренировоЧные» переломы

По статистике лошади наиболее часто ломают грифельные и парные сезамовидные (в области пута) кости. Такие переломы случаются, как правило, из-за травм в процессе тренировок. Предрасполагающими факторами могут быть и переутомление, и экстерьерные недостатки в строении конечностей, нарушения обмена веществ, а также работа по плохому (скользкому, вязкому и т.д.) грунту. Клинически такие переломы всегда сопровождаются хромотой и отеком в месте травмы, а в случае перелома грифеля нередко также образование «накостника», который в этом случае является ничем иным, как костной мозолью. Так как анатомически и функционально грифельные и сезамовидные кости у лошади тесно взаимосвязаны с подвешивающей связкой («межкостником», см. рис.1), то очень часто переломы этих костей одновременно протекают и с травмой связки. Поэтому, при подозрении на повреждение какой-либо из этих структур так часто бывает необходимо проводить полную диагностику, включающую и ультразвуковое обследование, и рентген, чтобы за банальным растяжением связки не осталась незамеченной более серьезная проблема – трещина или перелом. Лечение таких переломов может быть консервативным или хирургическим. Выбор зависит от типа перелома и его локализации. При полном переломе и смещении фрагмента грифеля или сезамовидной кости часто прибегают к операции по его удалению. Такой подход позволяет контролировать образование костной мозоли, которая хотя и заживляет перелом, но в последующем серьезно мешает работе «межкостника», что в свою очередь ведет к трудно излечимой хромоте. В том случае, когда сломавшиеся фрагменты не сместились, можно проводить консервативное лечение, которое заключается в длительном стойловом отдыхе (месяц и более), ортопедической ковке и умеренной противовоспалительной терапии. С учетом доступности сегодня в ветеринарии лошадей медицинских технологий, хорошим подспорьем в лечении стала физиотерапия с применением метода экстракорпоральной ударной волны (Shock wave). В многочисленных исследованиях доказано, что локальное воздействие ударных волн благотворно влияет на различные ткани в области травмы, но особенно сильно это проявляется в кости. Быстро устраняется отек и воспаление, стимулируется кровоток, и происходит активное высвобождение тканевых субстанций, ускоряющих регенерацию костной ткани. В большинстве случаев это помогает врачам за короткий срок добиться полноценного сращения обломков и сохранить естественную конфигурацию кости без хирургического вмешательства! Прогноз при несложных переломах, как правило, благоприятный, и большинство лошадей возвращается к своим обычным тренировкам и имеет все шансы продолжить спортивную карьеру. Исключение составляют множественные раздробленные переломы, и особенно сезамовидных костей. Во-первых, частично эти маленькие косточки формируют заднюю поверхность путового сустава. А поэтому, перелом во внутрисуставной зоне почти всегда приводит к появлению костных фрагментов и хроническому воспалению в суставе. К тому же, удаление таких отломков из полости часто затруднительно, так как всегда есть риск непреднамеренного повреждения сухожильно-связочного аппарата, что может стать впоследствии причиной хронической хромоты. Во-вторых, из-за тех же анатомических особенностей и крайней подвижности возникает и еще одна проблема – постоянное разобщение отломков. Это препятствует формированию прочной костной мозоли и, следовательно, нормальному заживлению перелома.

«Отрывной» перелом

Еще одним распространенным перелом у лошадей, особенно у скаковых и троеборных, является так называемый «отрывной перелом межкостника». Подвешивающая связка, межкостная третья мышца, межкостник – это все названия одной очень важной структуры опорно-двигательного аппарата лошади. По месту расположения на конечности межкостник оправдывает свое название, так как занимает пространство между пястной/плюсневой и грифельными костями (см. рис.). Верхняя его часть помимо крепления к пястной/плюсневой костям дополнительно еще закрепляется несколькими пучками к костям запястного/заплюсневого суставов. На середине пясти/плюсны связка разделяется на две самостоятельные ветви, которые идут к соответствующим сезамовидным костям, где также прочно закрепляются. Очень часто при сильных нагрузках, и особенно у молодых, физически еще неокрепших лошадей происходит частичный отрыв этой связки от ее места крепления к кости. Чаще всего это происходит в верхней части, где пучок связки отрывается вместе с небольшим костным фрагментом пястной/плюсневой кости. Клинически такой перелом сопровождается хромотой, болезненностью при пальпации межкостника и иногда отеком в верхней части пясти или плюсны. При этом отек мягких тканей бывает тем больше, чем большая часть межкостника вовлечена в патологический процесс. Диагноз устанавливают при рентгенологическом и ультразвуковом обследовании. В качестве лечения требуется отдых (около 2 – 3 мес.), а также физиотерапия. Хорошо себя зарекомендовали сеансы ударной волны. Как правило, в зависимости от тяжести травмы проводят от 5 до 10 процедур с интервалами в 10-14 дней.

«Спортивные» переломы

У спортивных лошадей нередки переломы в области путовой, копытной или челночной костей. Наиболее частыми причинами таких переломов становятся также травмы – неудачное приземление после прыжка, спотыкание и подворот ноги на быстрых аллюрах, падение, удар копытом о камень на высокой скорости и т.д. Клинически такие переломы всегда сопровождаются сильной хромотой. Но вот отека на конечности может и не быть, и особенно, если у лошади не полный перелом, а только трещина. В таких случаях медлить с диагностикой нельзя, и первым делом понадобится рентген. Вообще, во всех случаях, когда у лошади сильная хромота (почти без опоры на конечность), и подозревается серьезная травма, врачи вначале стараются исключить трещину или перелом, а поэтому, прежде чем проводить диагностические блокады/тесы, они рекомендуют обзорное рентгенологическое обследование (иногда такое обследование может затрагивать все кости и суставы больной конечности!). И каким бы странным на первый взгляд не показался такой подход, помните, что пренебрежение этим правилом может очень дорого стоить вашей лошади. Дело в том, что как только лошадь после блокады перестанет чувствовать боль и даст полную нагрузку на конечность, всегда есть риск того, что даже небольшая трещина в ее кости может легко превратиться в полный перелом. И тогда последствия травмы могут стать гораздо более серьезными, а в некоторых случаях, даже необратимыми. Что касается лечения, то при таких переломах оно также может быть консервативным (полный покой, ортопедическая ковка и/или гипсовая повязка) или хирургическим. При выборе метода лечения врач учитывает тип и место перелома; породу, размер и темперамент лошади, а также ее будущее предназначение. Так, продольные одиночные внутрисуставные трещины или простые переломы в путовой кости имеют гораздо лучший прогноз на восстановление после хирургической фиксации (остеосинтеза). Такая операция проводится под общим наркозом и заключается в фиксации сломанных кусочков костей при помощи специальных пластин и шурупов. При своевременной и удачной операции большинство животных возвращаются к нагрузкам и имеют все шансы работать и не хромать.

«Труднодоступные» переломы

Хуже дело обстоит с переломами челночной и копытной кости. В силу труднодоступного расположения этих костей внутри копыта, а также невозможности зафиксировать структуры челнока в полностью неподвижном состоянии ни снаружи, ни изнутри (челночная кость соединена с множеством связок и с сухожилием глубокого сгибателя), добиться надежного срастания перелома, чтобы лошадь не хромала, чаще всего не представляется возможным. Однако некоторое количество случаев с благоприятным исходом все же известно. В основном это относится к несложным переломам внутри копыта у некрупных лошадей. По разным данным длительный отдых (от 6 месяцев и до 2 лет), а также ковка на круглую подкову оказывали положительный результат, и лошади потом даже работали, не хромая. Во многом сомнительный и неблагоприятный прогноз при переломах у лошадей связан с тем, что у врачей до недавнего времени было не так-то много способов по организации надежного покоя сломанной конечности. В старые времена для этого широко практиковали различные подвешивающие конструкции. Но, к сожалению, такая разгрузка сломанной конечности не всегда шла во благо, а часто приводила только к дополнительным проблемам. Дело в том, что во всех таких приспособлениях у лошади со временем развивались обширные пролежни, от сдавливания живота нарушалось пищеварение, затруднялись акты дефекации и мочеиспускания. Многие животные погибали при этом от колик, инфекции и интоксикации задолго до заживления перелома (в среднем на формирование костной мозоли у лошади уходит от 2-х до 6-ти месяцев, в зависимости от размера кости, сложности перелома, возраста лошади и т.д.). Единственное, кому более или менее везло при таком лечении, так это некрупным, легким или малорослым лошадям, которые с минимальными потерями для своего здоровья приспосабливались жить в подвешивающем аппарате.

Также, немало проблем у врачей всегда возникало и из-за неспокойного темперамента некоторых пациентов. По статистике, легко возбудимые и нервные животные гораздо чаще гнут и ломают свои фиксирующие приспособления, пластины, штифты и гипсовые лангеты. Еще одной серьезной проблемой у лошади с переломом всегда был и остается ламинит – воспаление в листочковом слое копыта. Так как при традиционном фиксировании перелома гипсом соседняя здоровая нога вынужденно несет больший вес и страдает из-за перегрузки, то она как раз и подвергается риску такого заболевания.

Последние достижения

Одним из последних ветеринарных достижений при лечении переломов у лошадей, является метод транскортикальной (чрезкостной) фиксации. Смысл такой фиксации заключается в том, что выше места перелома внутри кости временно ставят специальные металлические стержни, а потом всю конечность одевают в легкий и вместе с тем очень прочный полимерный гипс, в котором и закрепляют эти стержни. Таким образом, получается, что конечность лошади выше места перелома как бы подвешивается внутри гипсовой повязки. В результате этого лошадь получает возможность полностью опираться на сломанную конечность, так как весь ее вес при этом ложится только на здоровую кость и гипс, а поврежденный участок остается без нагрузки. Устанавливаются такие стержни под общим наркозом, как правило, одновременно с наложением гипса или при проведении операции по остеосинтезу. В настоящее время метод уже достаточно широко апробирован как за рубежом, так и у нас и помог спасти не одну лошадиную жизнь. Во многом, только благодаря транскортикальной фиксации у врачей появился шанс бороться за жизни лошадей даже при таких серьезных травмах, как полный перелом пястной или плюсневой костей.

Существует много взглядов на один вопрос о переломах, вывихах и прочих страшных диагнозах у лошадей, но чаще всего ветеринары сходятся на одном мнении — баста. Можно вспомнить фильм «Резвая», в котором главная героиня, скаковая кобыла, сломала ногу во время скачек. Операция была сложная, в процессе восстановления после наркоза она повредила вторую ногу. Это оборвало ее жизнь. Ноги для лошади — все! Долго лежать им противопоказано, как и находиться без движения. Технологии не останавливаются и продолжают стремительно развиваться. Сегодня в некоторых странах проводятся сложнейшие операции при переломах конечностей лошадей и других животных. Надежда на лучшее появляется!

29 января конь одной из подписчиц @club11324507 (Dressage Stars) сломал ногу, гуляя в леваде совместно с мерином. Ветеринар дал заключении, что травма вызвана сильным ударом. В связи с тем, что в первый день рентген сделать не удалось, отек с плеча разошелся на грудную и локтевую часть. «Зэт много лежал. Вставал только, чтобы поесть или попить и был более менее активен. Подъемы давались ему с огромным трудом. Ради общения с нами, он, словно циркуль, вертелся на трех ногах, еле подгибая травмированную», — рассказывает хозяйка Зэта, Надежда Суворова.

По результатам нескольких осмотров, врачи в один голос подтвердили диагноз — перелом плечевой кости со смещением. В 99% случаев — это приговор для животных. Было принято сложнейшее решение. Эвтаназию назначили на 31 января. «Домой я уехала с тяжелым сердцем. Утром 31-го первым делом позвонила в конюшню, чтобы узнать про состояние Зэта. Меня обрадовали, сказав, что мой конь чувствует себя еще бодрее, чем в прошлый день, что он больше не ложился после утренней кормежки и даже поиграл с соседями по деннику. И это все без обезболивающих!» — с надеждой в голосе говорит Надя о силе духа своего коня.

Так было принято решение бороться за жизнь лошади и делать все возможное. Привлекли множество специалистов, и лишь Е.Горовой, К.Мануйлов и М.Сучков не отказали в помощи. Сейчас Зэту подобрали необходимое лечение и рацион питания. О спортивной карьере речи идти не может. Надежде важно состояние и дальнейшая жизнь члена семьи, коня. Так 31 января Зэт бодрствовал весь день, не нервничал, ноги его не дрожали, но отек вышел наружу из-за тщательных осмотров перелома. По словам врачей, отек играет положительную роль, фиксирует кость и не дает ей смещаться

ТРЕБУЕТСЯ ПОМОЩЬ В СЛЕДУЮЩИХ ЛЕКАРСТВАХ:
1) Курс Гемобаланса внутривенно
2) Курс Катозала внутривенно
3) Поддержка небольших доз фенилбутазона
4) Меш
5) Кальциевая подкормка
На данный момент приняли решение об операции, шансы прибавились за счет того, что Зэт молодой и сильный. Операция дорогостоящая! Сейчас ожидается возвращение М.Сучкова из Франции для

Банковские реквизиты: СБЕРБАНК 6390 0240 9027 233812 Марина Вячеславовна С.

Переломы костей — частичное или полное нарушение целости кости под влиянием какого-либо усилия, сопровождающееся повреждением мягких тканей.
При переломе костей происходят разрывы мышц, фасций, сухожилий, нервов, сосудов и т. д. как от действия внешнего насилия, так и внутреннего повреждения острыми отломками и осколками кости. По времени возникновения переломы подразделяются на врожденные и приобретенные.

Врожденные переломы образуются во время утробной жизни вследствие каких-либо значительных насилий, подействовавших через брюшную стенку на плод, или вследствие сильных сокращений матки. При этом большую роль играют внутриутробные патологические изменения костей (рахит, остеомаляция) и аномалии развития плода, связанные с погрешностями в кормлении.

Приобретенные переломы возникают во время родовспоможений и в постнатальный период. Сюда относятся травматические переломы, которые являются следствием механического действия на кость, и патологические, самопроизвольные, происходящие при незначительном внешнем воздействии на почве патологического (рахит, остеомаляция, авитаминоз, остеосаркома и т. п.) или физиологического (остеопороз старческий, при беременности, усиленной лактации и т. п.) изменения прочности костной ткани.

По характеру повреждения тканей переломы делят на закрытые, если целость кожного покрова сохраняется, и открытые, сопровождающиеся повреждением кожи и подлежащих мягких тканей и имеющие прямое или косвенное сообщение с внешней средой. Нарушение наружного покрова и мягких тканей может быть как снаружи под влиянием механической травмы, так и изнутри острыми костными отломками. Открытые переломы представляют гораздо большую опасность, так как легко инфицируются. Одновременный перелом нескольких костей называют множественным. Такие переломы наблюдаются у животных при остеомаляции, огнестрельных ранениях и падениях.

По локализации различают переломы плоских, трубчатых и других костей, а в трубчатых костях, кроме того, выделяют переломы эпифизарные, диафизарные, метафизарные. По степени повреждения костей переломы делятся на неполные, когда нарушение целости кости происходит частично, и полные, когда наблюдается разъединение кости во всю ее толщину.

Неполные переломы. К ним относятся трещины, надломы и вдавливания, поднадкостничные переломы, отломы и дырчатые переломы, или пробоины.

Трещины могут быть сквозные, проникающие через всю толщу кортикального слоя трубчатых костей, поверхностные, а также одиночные и множественные. Трещины бывают как на плоских, так и на длинных трубчатых костях. Они обычно обнаруживаются лишь на рентгеновском снимке.

Надломы характеризуются частичными переломами кости в результате ее насильственного сгибания. Линия излома находится на выпуклой стороне изгиба.
Чаще надломы встречаются у молодых животных при повреждениях ребер и костей черепа.

Вдавливания в большинстве случаев наблюдаются у животных с нарушенным минеральным обменом и у молодых животных в результате недостаточной минерализации костей.
Отломы представляют собой краевые дефекты различных участков костей.

Поднадкостничные переломы характеризуются нарушением целости кости без нарушения ее надкостницы. Сохранившаяся в целости надкостница фиксирует образовавшиеся отломки кости, предохраняет их от смещения и значительного расхождения.

Дырчатые переломы, или пробоины, наблюдаются чаще на плоских костях при огнестрельных и колотых ранениях.

Полные переломы. В зависимости от направления линии излома к оси кости полные переломы подразделяются на следующие формы.
Поперечный перелом — линия излома идет перпендикулярно к длинной оси кости. Поверхность излома редко бывает ровной, обычно она зубчатая. Эти переломы наблюдаются чаще на трубчатых костях от прямого удара.

Косой перелом — линия излома лежит под углом к длинной оси кости. Данные переломы — наиболее частая форма переломов диафиза трубчатых костей. Они, имея острые и гладкие поверхности отломков, сопровождаются значительным смещением и могут переходить в открытый перелом.

Продольный перелом — поверхность излома совпадает с длинной осью кости. Они встречаются реже других переломов.

Спиральный, или винтообразный, перелом образуется вследствие скручивания кости вокруг продольной оси; поверхность излома идет по спирально изогнутой линии. Такие переломы происходят при застревании копыта между двумя твердыми предметами, когда животное, освобождая конечность, резко поворачивает ее вокруг продольной оси (скручивает).

Зубчатый перелом — концы излома имеют зубчатый вида образование такого вида перелома влияет различная прочность и эластичность разных участков кости, поэтому перелом кости не происходит в одно и то же время и на одной линии.

Вколоченный перелом происходит на длинных трубчатых костях вследствие сдавливания кости в продольном направлении, когда под влиянием силы более плотный конец диафиза вгоняется в более податливую губчатую структуру эпифиза.

Оскольчатый перелом характеризуется наличием 1 — 3 костных осколков на месте перелома. Он часто образуется при диафизарных переломах длинных трубчатых костей.

Раздробленный перелом. На нем образуется множество крупных и мелких осколков. Такие переломы чаще появляются в результате сильной травмы или огнестрельных повреждений.

Размозженный перелом представляет высшую степень раздробленного перелома, когда кость крошится на мелкие осколки, которые затем перемешиваются с размозженными мягкими тканями.
Такой перелом вызывается огнестрельными ранениями, колесами различного вида транспорта, падением тяжелых предметов и т. д. Данный вид перелома самый неблагоприятный в смысле восстановления поврежденной кости. Чаще переломы заканчиваются ампутацией конечности.

Отрывные переломы происходят вследствие сильных мышечных сокращений; при этом отрываются костные участки, к. которым прикреплены сухожилия, связки, мышцы. Отрывные переломы встречаются на пяточной кости и сесамовидных костях путового сустава, венечном отростке копытной кости и локтевом бугре.

Полные переломы в большинстве случаев сопровождаются смещением отломков по отношению к поперечной и продольной осям. Смещение вызывается первичными и вторичными причинами. К первичной причине относится сила, вызвавшая перелом, к вторичной — эластическая ретракция мышц, рефлекторное их сокращение, тяжесть тела при падениии, плохая иммобилизация и т. п.

Отломки могут смещаться:

а) под углом, когда их концы образуют углы на месте перелома; например, при переломах бедренной кости при таком виде смещения отломков вершина угла имеет направление вперед;
б) по длине с укорочением, если один отломок скользит вдоль продольной оси другого, соприкасаясь боковыми поверхностями, или вколачивается один в другой, вызывая укорочение конечности;
в) по длине с расхождениями отломков, когда между отломками образуется диастаз.
Этиология. Причины переломов могут быть предрасполагающие и производящие, или обусловливающие.

К предрасполагающим причинам относятся патологические или физиологические изменения прочности костной ткани (остеосаркомы, рахит, остеомаляция, остеомиелит, авитаминоз, старческий остеопороз, беременность и т. п.).

Производящими причинами являются всевозможные механические воздействия: ушибы, удары, толчки, падение на твердую почву, поскальзывания, насильственное освобождение ущемленной конечности, огнестрельные ранения, резкие мышечные сокращения и т. д.

Клинические признаки. При неполных переломах обнаруживают нарушение функции органа, сильную болезненность при пальпации по линии излома.
При полных закрытых переломах наблюдаются следующие симптомы:

б) нарушение функции;

в) дефигурация поврежденного сегмента;

г) подвижность кости вне суставов;

д) костная крепитация.

Боль. Степень болевых раздражений при переломе зависит от места его локализации, характера повреждения кости и мягких тканей. Боли бывают сильные, если отломки кости имеют острые края, травмирующие окружающие мышечные ткани, нервы, и слабые или они совсем отсутствуют при шоке и переломах с повреждением спинного мозга или периферических чувствительных нервных стволов, иннервирующих область перелома. Пассивные или активные движения, пальпация обостряют боль. Однако боль не всегда является решающим симптомом полного перелома, так как она бывает и при ушибах, растяжениях, трещинах и надломах. Это необходимо иметь в виду при диагностировании.

Нарушение функции является наиболее ярким, но непостоянным клиническим признаком переломов. Это зависит от характера и локализации перелома. Полные переломы костей сопровождаются обычно выпадением функции. Животное при движении прыгает на трех ногах. Переломы ребер, наружного бугра подвздошной кости, фаланговых костей, заключенных в роговую капсулу, а также неполные переломы (трещины) могут протекать со слабо выраженным нарушением функции.

Дефигурация на месте перелома проявляется изменением контуров анатомического рельефа, положения и размеров пораженного участка или всего органа в целом. Она бывает выражена в различной степени. При полных переломах дефигурация легко обнаруживается по значительному смещению отломков, рефлекторному сокращению мышц, кровоизлиянию в ткани в зоне перелома и развитию воспалительного отека. Например, при косых смещенных переломах бедренной кости у крупного рогатого скота, овец и свиней наблюдаются укорочение и искривление конечности и увеличение объема области бедра. При поднадкостничных, сколоченных или вколоченных переломах дефигурация отсутствует или слабо выражена. Ее можно обнаружить лишь рентгеноскопическим исследованием.

Подвижность кости вне сустава является характерным признаком полного перелома. Она бывает хорошо выражена при диафизарных переломах длинных трубчатых костей. Данный симптом обнаруживается, если захватить руками оба отломка выше и ниже места повреждения и затем производить сгибательные, разгибательные и ротационные движения исследуемой кости или конечности. Ненормальная подвижность отсутствует при вколоченных и сколоченных переломах, трещинах, надломах. Трудно ее установить при переломах коротких костей, ребер, околосуставных и внутрисуставных переломах; в двух последних случаях можно спутать с вывихом сустава.

Костная крепитация ощущается одновременно при определении ненормальной подвижности кости, когда соприкасающиеся костные отломки вызывают трение. В свежих случаях она хорошо выражена; по мере развития костной мозоли исчезает. Крепитация может отсутствовать, если между отломками залегают мягкие ткани или объемистые кровяные сгустки. При наличии других признаков перелома не следует производить насильственных движений, так как это может дополнительно травмировать сосуды, нервы и мышцы.
Из общих клинических проявлений у всех животных в первые 3-6 суток после перелома наблюдается слабая лихорадка, учащение пульса (на 10-15 ударов) и дыхания (на 5-20 дыхательных движений), угнетенное состояние и отсутствие или понижение аппетита. В области травмированной кости и мягких тканей отмечается умеренно выраженная болезненная горячая припухлость (воспалительный отек), которая к 7-10-м суткам исчезает.

Диагноз. Огромное значение для диагностики, контроля репозиции и процессов сращения костей имеет рентгенография. Снимки костей при подозрении на перелом должны делаться в двух взаимно перпендикулярных проекциях (фас, профиль).

Прогноз зависит от характера и локализации перелома, степени повреждения кости и окружающих мягких тканей, от вида, возраста, упитанности животного, метода лечения и своевременности оказания лечебной помощи.

Закрытые простые переломы фубчатых костей (пястной, плюсневой, путовой, венечной), некоторые переломы лицевых костей, ребер, наружного бугра подвздошной кости излечиваются легче и без нарушения функции.

Открытые, размозженные и огнестрельные переломы сопровождаются сильным повреждением не только кости, но и окружающих мягких тканей, легко осложняются раневой инфекцией, поэтому прогноз при них бывает плохим или сомнительным.

Своевременная хирургическая обработка, правильная репозиция и хорошая иммобилизация отломков с последующим применением средств общего и местного воздействия дают возможность предупредить тяжелые осложнения и сократить сроки лечения. У мелких животных заживление переломов достигается легче, чем у крупных, а у молодых быстрее, чем у старых. Полные переломы длинных трубчатых костей (бедро, голень, плечо) у крупного рогатого скота и лошадей в силу большой трудности иммобилизации отломков плохо поддаются лечению, а порой неизлечимы. У мелких животных (овцы, козы, собаки), а также у телят фиксация отломков этих костей достигается путем остеосинтеза. Поврежденные кости у них восстанавливаются без нарушения функции.

Лечение. Первая помощь при закрытых переломах должна быть направлена на ограничение движения и смещения отломков кости, вызывающих сильные боли и травматизацию мышц, сосудов и нервов; предупреждение перехода закрытого перелома в открытый вследствие повреждения кожного покрова костными отломками. Для этого накладывают временную иммобилизующую повязку на поврежденную область и предоставляют животному покой. При открытых переломах края раны и кожу по ее окружности обрабатывают раствором йода, закрывают рану повязкой и иммобилизуют.

Для иммобилизации могут быть использованы шинные повязки из подручного материала (фанера, лубок, проволочные прутья, жестяные полосы и т. п.) или специальные металлические шины. При наложении шин с целью предотвращения пролежней в местах наибольшего давления подкладывают подручный мягкий материал или пласты серой ваты. Надлежащая фиксация отломков при переломах костей конечностей достигается при условии, если повязка блокирует подвижность суставов выше и ниже места перелома.

Консервативное лечение закрытых переломов. Независимо от выбора метода лечения переломов основу их составляют:

а) вправление сместившихся отломков;

б) иммобилизация отломков в правильном положении;

в) обеспечение условий регенерации и стимуляции заживления переломов.

Вправление отломков предусматривает установку их в анатомически правильном положении. Эта манипуляция должна проводиться по возможности раньше, так как в застарелых случаях отломки вправляются значительно труднее. Для успешного вправления отломков необходимо предварительно достичь возможно большего расслабления мышц. С этой целью применяют наркоз, местное обезболивание. Расслабление мускулатуры достигается, кроме того, сгибанием соответствующих суставов при вправлении. В зависимости от характера перелома и смещения отломков применяют вытяжение, контрвытяжение, ротацию и другие движения, придавая отломкам соответствующее нормальное положение.

Неподвижность взаимно соприкасающихся отломков кости после вправления обеспечивается наложением иммобилизующей повязки. У крупных животных постоянная лечебная иммобилизация при переломах костей, расположенных ниже запястного и тарзального сустава, лучше достигается наложением бесподкладочных гипсовых повязок. Переломы костей, расположенных выше указанных суставов, фиксируют посредством наложения шин или совсем не накладывают повязки. Гипсовые повязки с прослойками ваты недостаточно фиксируют отломки и не всегда предупреждают образование пролежня. Правильно наложенная и хорошо отмоделированная бесподкладочная гипсовая повязка прочно фиксирует отломки костей, плотно прилегает к коже, вызывает равномерное давление на всю поверхность конечности и создает наиболее благоприятные условия для обеспечения покоя. При повреждениях кожи и открытых переломах бесподкладочная гипсовая повязка отсасывает раневое отделяемое, благодаря чему устраняется задержка гнойного экссудата на месте повреждения. Наибольшей физической антисептикой обладают углегипсовые повязки.

Для увеличения прочности гипсовую повязку подкрепляют металлической или деревянной шиной. Для мелких животных (овец, козы, собаки) пригодны легкие повязки. При переломах костей предплечья, плюсны и голени у них целесообразно накладывать лубковые, шинные или парафиношинные повязки, надежно обеспечивающие фиксацию отломков.

Для иммобилизации плечевой и бедренной костей лучше применять шинно-гипсовые повязки, однако и они в этой области редко удерживают отломки в правильном положении и плохо обеспечивают иммобилизацию. В последнее время при переломах этих костей успешно применяют оперативный метод лечения (см. оперативное лечение переломов).

Иммобилизующую повязку можно снимать у молодых крупных животных на 35-40-й, а у мелких на 20-25-й день, когда проявляется восстановление опорной функции поврежденной конечности, у старых- на неделю позже.

Давая клиническую оценку консервативному методу лечения переломов трубчатых костей у животных, следует заметить, что, несмотря на его простоту и доступность, он имеет ряд существенных недостатков, которые нередко приводят к тяжелым осложнениям. Иммобилизующая повязка, сдавливая ткани длительное время, затрудняет восстановление нарушенного крово- и лимфообращения, и сама дополнительно вызывает застойные явления. Фиксация повязкой суставов выключает на длительное время поврежденную конечность из функциональной нагрузки. Все это приводит к задержке формирования костной мозоли, к тугоподвижности суставов, контрактурам и функциональной атрофии мышц. Кроме того, не всегда удается правильно и надежно зафиксировать поврежденную кость, в результате чего происходит либо неправильное сращение, либо образование ложного сустава.

В свежих случаях открытых переломов при незначительном повреждении и загрязнении мягких тканей необходимо произвести туалет раны, смазать настойкой йода, обильно присыпать сложным антисептическим порошком по прописи М. В. Плахотина и др. и наложить защитную и иммобилизующую повязки.

При сильном загрязнении раны и травматизации окружающих тканей проводят тщательную хирургическую обработку с иссечением мертвых и загрязненных тканей, удаляют кровяные сгустки и свободно лежащие костные осколки. Для снятия болевой реакции и стимуляции остеогенеза в костномозговой канал и мышцы в зоне перелома целесообразно вводить спиртоновокаиновый paствор (2%-ный раствор новокаина на 30%-ном спирте). Рану обильно припудривают сложным антисептическим порошком илизаливают стрептомициновой эмульсией. Хорошие результаты дает жидкая мазь А. В. Вишневского с добавками к ней антибиотиков.

После обработки раны накладывают бесподкладочную глухую или окончатую гипсовую повязку. Последняя позволяет проводить систематические обработки и повседневный контроль за процессом заживления перелома. При отсутствии признаков инфекции глухую гипсовую повязку оставляют на период заживления перелома. В случаях осложнения необходимо или вырезать окно, или снять повязку и обеспечить хороший сток и дренирование. Наряду с этим проводят комплекс противосептической терапии (см. Сепсис ).

Оперативное лечение переломов. Операция соединения отломков кости кровавым способом называется остеосинтезом. Соединение отломков может быть произведено шелком, кетгутом, капроном, скрепками, металлическими, пластмассовыми, древесными и другими штифтами, костными трансплантатами, клеем и т. д. Показаниями к остеосинтезу служат открытые и закрытые переломы плечевой, лучевой, бедренной и болыпеберцовой костей, локтевого и пяточного отростков, переломы тела нижней челюсти, ложные суставы, которые трудно поддаются вправлению и фиксации в правильном анатомическом положении при консервативном методе лечения. Операция остеосинтеза выполняется при строжайшем соблюдении правил асептики.

При закрытых переломах остеосинтез следует делать через сутки после травмы; в более поздние сроки (5-10 дней) трудно осуществлять вытяжение и репозицию отломков, приходится дополнительно травмировать ткани. В случае открытых переломов операцию производят возможно раньше, до развития клинических признаков инфекции.

Интрамедуллярный остеосинтез металлическим штифтом. В настоящее время интрамедуллярный остеосинтез применяется широко. Перед тем как начать операцию, целесообразно произвести рентгенографию, которая позволяет уточнить характер перелома и облегчает предоперационную подгонку штифта. В свежих случаях, когда отсутствуют клинические признаки инфекции, операцию следует производить, как уже указывалось выше, через сутки после травмы. К этому времени в поврежденных сосудах образуется надежный гемостаз. Если имеется значительное повышение температуры и угнетение общего состояния животного, необходимо с целью подавления инфекции провести антибиотикотерапию путем введения их в экстравазат и внутримышечно. После улучшения состояния приступают к операции.


В настоящее время наиболее широкое применение в ветеринарной хирургии получили металлические штифты — пластинчатый штифт из нержавеющей стали для мелких животных (Г. А. Михальский) и желобоватый штифт для крупных животных (А. Д. Белов, М. В. Плахотин). Подбор штифтов лучше производить предварительно по рентгенограмме с таким расчетом, чтобы ширина его соответствовала самой узкой части костномозгового канала; длина зависит от величины поврежденной кости и характера перелома. Так, при высоких переломах необязательно делать штифт во всю длину кости. Отломки будут достаточно фиксированы, если штифт пройдет в периферический отломок на 4-6 см.

Если переломы низкие, то длина штифта должна быть достаточно большой, чтобы он мог пройти до эпифиза.
Операция остеосинтеза может осуществляться как под сочетанным, так и под местным обезболиванием. При проведении операции под местным обезболиванием для инфильтрации кожи лучше использовать 0,25%-ный водный раствор новокаина, а мягких тканей и костного мозга — 2%-ный раствор новокаина на 30%)-ном спирте. Спиртновокаин в костномозговой канал вводят со стороны излома. Количество его определяется размером животного; так, овцам, козам, телятам вводят по 10-15 мл, мелким собакам, кошкам — по 5-7 мл.

При переломах бедренной кости у животных (крупный рогатый скот, овцы, козы, большие собаки) оперативный доступ осуществляют через два разреза. Первый разрез длиной 5-7 см делают над местом перелома. Разрезают кожу, подкожную клетчатку, фасцию. Затем отслаивают двуглавую мышцу бедра от поверхностной ягодичной мышцы и латеральной головки четырехглавой мышцы бедра до обнажения отломков. Удаляют свободнолежащие между отломками костные осколки, сгустки крови и размозженные мягкие ткани, после чего вводят спиртновокаин в костномозговой канал обоих отломков. Рану закрывают стерильной салфеткой и делают второй разрез длиной 4-5 см над большим вертелом, который легко прощупывается через кожу.

Разрез делают до поверхностной ягодичной мышцы и отводят ее раневым крючком вперед, обеспечивая тем самым доступ ко дну вертлужной впадины. После этого осторожно проводят сверло до дна вертлужной впадины и просверливают отверстие до костномозгового канала. Трепанацию можно производить и со стороны костномозгового канала металлическим стилетом с трехгранно заточенным концом. После трепанации костной пластинки вертлужной впадины стилет продвигают до подкожной клетчатки. Затем его подают назад и, ориентируясь на конец стилета, вводят штифт в трепанационное отверстие. Далее легкими ударами молотка вводят штифт в костномозговой канал. Забивание штифта в верхний отломок продолжают до тех пор, пока конец его не выйдет за линию излома

на 0,5-1 см. Затем концы отломков приближают друг к другу под тупым углом и, направляя конец штифта в костномозговой канал периферического отломка, придают последнему правильное осевое положение. Убедившись в восстановлении правильной оси поврежденной кости, легкими ударами молоточка штифт продвигают в костномозговой канал периферического отломка (рис. 61). Операционные раны закрывают двухэтажным швом и ватно-коллодийной повязкой.

В случае перелома бедренной кости у мелких животных (маленькие собаки, кошки), а также при переломах в верхней трети диафиза у овец, коз и крупных собак оперативный доступ может быть осуществлен через один кожный разрез, который начинают на 3-5 см выше большого вертела и заканчивают на 3-5 см ниже места перелома.

При переломах плечевой кости оперативный доступ у всех видов животных осуществляют через один разрез, который производят с латеральной стороны вдоль этой кости. Разрез начинают на 5-7 см выше излома и заканчивают на 2-3 см ниже от него. Тупым путем расслаивают латеральную головку трехглавой мышцы плеча до обнажения отломков. В костномозговой канал обоих отломков вводят спиртновокаин. Затем для введения штифта на боковой поверхности проксимального отломка на 3- 5 см выше линии излома просверливают отверстие под углом 45-50°. Чтобы придать штифту более правильное направление по костномозговому каналу и облегчить его введение, верхний край отверстия срезают в виде желобка острой кюреткой или стерильным копытным ножом. При таком боковом введении штифта в костномозговой канал ему всегда придается некоторая изогнутость в сторону плоской поверхности. Репозицию отломков и вколачивание штифта осуществляют так же, как и при остеосинтезе бедра.

Оперативный доступ при остеосинтезе большеберцовой и лучевой кости осуществляют через один разрез на медиальной поверхности голени и предплечья. Техника операции такая же, как и при остеосинтезе плечевой кости. После скрепления кости штифтом на рану накладывают глухой шов и коллодийную повязку. Дополнительной иммобилизации не применяют. Прочная фиксация отломков и. свободное положение суставов позволяют животному в ближайшее время после операции пользоваться поврежденной конечностью, что профилактирует контрактуры и функциональную атрофию мышц, нормализует крово- и лимфообращение в поврежденных тканях и ускоряет формирование костной мозоли. Устойчивый остеосинтез при необходимости позволяет перевести больное животное на амбулаторное лечение. Это положение свидетельствует о существенном преимуществе оперативного способа лечения над консервативным.

Штифт извлекают из костномозгового канала под местным обезболиванием. Через кожу прощупывают головку штифта и над ней делают разрез длиной 2-3 см. В отверстие головки вставляют крючок и легкими ударами молоточка по нему извлекают штифт.

У крупного рогатого скота, овец, коз и свиней штифт извлекают на 25-30-й день, у собак и кошек -на 35-45-й день. Однако перед этим целесообразно произвести клиническое обследование поврежденной кости или сделать рентгенографию. Через 1 — 2 месяца после извлечения штифта образовавшаяся вокруг него фибрознокостная капсула рассасывается и костномозговой канал заполняется костным мозгом.

Можно использовать при переломах длинных трубчатых костей у телят, овец, собак и кошек пластмассовые штифты и зеленые ветки ивы. Штифты из ивы хорошо вживаются и со временем окостеневают.

Заживление переломов. Восстановление кости после перелома происходит путем образования костной мозоли. Основными источниками регенерации костной ткани являются: внутренний (камбиальный) слой надкостницы, эндост, костный мозг, эндотелий сосудов гаверсовых каналов, молодая соединительная ткань, метаплазирующаяся в костную. Активное участие костных клеток в регенерации до сих пор убедительно никем не доказано.

В первичной костной мозоли различают:
а) периостальную, или наружную, костную мозоль, которая развивается из клеток камбиального слоя надкостницы;
б) эндостальную, или внутреннюю, мозоль, источником образования которой служат клетки эндоста и костного мозга обоих отломков;
в) промежуточную мозоль, развивающуюся из гаверсовых каналов кортикального слоя кости и отчасти из клеток эндоста и периоста;
г) парооссальную, или околокостную, мозоль, образующуюся из мягких тканей вблизи перелома. Степень развития этой мозоли зависит от степени повреждения окружающих тканей.

Процесс формирования костной мозоли проходит следующие фазы.
Первая фаза — подготовительная. Непосредственно после травмы происходит кровоизлияние и выпот тканевой жилкости из поврежденных тканей в зону перелома; развиваются как ответная реакция на травму серозное асептическое воспаление, экссудация и эмиграция лейкоцитов в мягкие ткани. Под влиянием ферментов, освобождающихся при гибели разных видов клеток, и клеток ретикулоэндотелиальной системы происходит фагоцитоз и цитолиз разрушенных клеток крови и местной ткани. Одновременно с этим в концах отломков развивается травматический остит. Под влиянием остеокластов и их фермента кислой фосфатазы, а также местного ацидоза (рН достигает 5-5,4) происходит деминерализация концов отломков по линии излома. Таким образом, зона перелома подготавливается к регенерации, которая начинается уже через 48-72 ч.

Вторая фаза начинается на третьи сутки процесса; она характеризуется образованием соединительнотканной мозоли. Первоначальное развитие остеоидной ткани происходит в клеточных элементах надкостницы, эндоста и костного мозга на некотором расстоянии от линии излома, где они не пострадали от травмы и сохранили свою жизнеспособность, и идет с периферии к центру с двух противоположных концов отломков. Вместе с этим остеогенные клетки камбиального слоя надкостницы, костного мозга и эндоста проникают в кровяной сгусток в зоне перелома, постепенно размножаясь, они прорастают его с густой сетью кровеносных капилляров. В результате вокруг отломков развивается своеобразная грануляционная ткань, которая представляет собой соединительнотканную мозоль. Клеточные элементы ее превращаются путем дифференциации в остеобласты и костные клетки, а межуточное вещество и коллагеновые волокна — в основную субстанцию.

В эту фазу, по данным гистохимических и радиоизотопных исследований А. Д. Белова, Р. Г. Мустакимова, В. А. Лукьяновского и других, в костеобразующих элементах (в клетках камбиального слоя надкостницы, эндоста, стенках гаверсовых каналов и внутрикостных сосудов, в костных полостях и канальцах) поврежденной кости и тканях формирующейся мозоли резко возрастает интенсивность белкового и фосфорно-кальциевого обменов, активность ферментов — трансаминаз и щелочной фосфатазы, участвующих в биосинтезе белков (мукополисахаридов, коллагена) и минерализации костной мозоли. Количество мукополисахаридов и микроэлементов (медь, кобальт, алюминий, магний, марганец, цинк и др.) достигаетмаксимальных величин.
Накопление микроэлементов в зоне перелома обеспечивает образование клеточных элементов регенерата, так как они входят в состав ряда ферментов и активируют окислительно-восстановительные процессы. Мукополисахариды участвуют в процессе минерализации формирующейся мозоли, они избирательно связывают ионы Са и РО4, образуя кристаллы гидроксиапатита. В дальнейшем минеральный компонент взаимодействует с коллагеном.

В сыворотке крови значительно повышается биосинтез и скорость распада , (3- и у-глобулинов, возрастают содержание фосфора и кальция, активность щелочной фосфатазы и комплексообразующие свойства белков с фосфорнокальциевыми солями.

Третья фаза начинается на 10-12-е сутки и характеризуется окостенением мозоли. Остеоидная ткань, развившаяся со стороны периоста, эндоста и костного мозга, на некотором отдалении от линии излома, в первую очередь подвергается оссификации. В области самого же перелома и в близлежащих участках соединительнотканная мозоль в зависимости от условий сращения дифференцируется или сразу в костную ткань, или вначале в хрящевую, а затем в костную. При подвижности отломков в случае недостаточной иммобилизации происходит развитие хрящевой ткани. Степень ее развития находится в прямой зависимости от степени подвижности отломков и их смещения (рис. X; рентгенограмма) .
Важную роль в процессе оссификации мозоли играют остеобласты, которые вырабатывают фермент — щелочную фосфатазу и угольную кислоту. Активность щелочной фосфатазы в эту фазу поднимается максимально; она участвует в синтезе внеклеточной матрицы и мукополисахаридов, в образовании фибриллярных белков, способствует отложению минеральных солей и связыванию их альбуминоидами остеоидной ткани. Угольная кислота оказывает влияние на выделение из крови двойной соли — карбонатфосфаткальция.
Исследования с применением радиоактивных изотопов фосфора-32 и кальция-45 показывают максимальное поглощение фосфорно-кальциевых солей тканями формирующейся костной мозоли. В интактных костях скелета происходит повышение фосфорнокальциевого обмена и перераспределение минеральных солей в зону перелома (рис. XI; авторадиограмма).
Вновь образовавшаяся костная ткань не имеет законченного строения и в функциональном отношении неполноценна. С восстановлением опорно-двигательной функции она подвергается статико-динамической перестройке.

Четвертая фаза — окончательная перестройка костной мозоли. В эту фазу происходит так называемое обратное развитие мозоли с перегруппировкой костных балок согласно законам статики и динамики. Данный процесс продолжается длительное время. При правильном соотношении отломков он заканчивается быстрее, чем при смешенных отломках. Костные балки мозоли, не функционирующие в статико-динамической нагрузке, рассасываются, а испытывающие давление укрепляются. Со временем место бывшего перелома по своей архитектонике приближается к нормальной кости. Местные биохимические изменения окончательно нормализуются лишь через 5-8 месяцев с момента клинического выздоровления животного.
Видовые особенности заживления переломов у животных выражаются следующим: лошади и собаки после перелома трубчатых костей строго оберегают поврежденную конечность и не включают ее в опорную функцию до тех пор, пока отломки не будут прочно фиксированы костной мозолью. Крупный рогатый скот, овцы и свиньи оберегают травмированную конечность только в первые 3-5 дней. В последующие сроки они начинают слегка функционально нагружать ее.

У лошадей и собак перелом кости сопровождается развитием обширного серозного воспалительного отека, а у крупного рогатого скота, овец и свиней зона воспалительного отека, как правило, более или менее локализована.

Явление пролиферации в месте травмы у лошадей и собак выражено слабо; соединительнотканная мозоль формируется к 10- 15-м суткам. У крупного рогатого скота, овец и свиней они проявляются с 8-10 суток после перелома в виде плотных обширных разрастаний фиброзной соединительной ткани, которые удовлетворительно удерживают отломки. Следовательно, у крупного рогатого скота, овец и свиней пониженная общая реактивность на костную травму в значительной степени компенсируется бурной местной пролиферативной реакцией. Сращение отломков наступает у лошадей и собак к 35-45-м суткам, у крупного рогатого скота, овец и свиней — к 25-35-м суткам.

Условия, замедляющие и стимулирующие образование костной мозоли. Заживление переломов и продолжительность формирования костной мозоли зависит от своевременности и качества оказания помощи, характера и локализации перелома, возраста и общего состояния животного и многих других причин.

Причины задержки заживления переломов можно разделить на общие и местные. Из общих причин следует указать истощение животного, инфекционные заболевания, рахит, остеомаляцию, авитаминозы, беременность, расстройство функции щитовидной и паращитовидной желез. Из местных причин отрицательное влияние на консолидацию отломков оказывают: значительное расхождение концов отломков, попадание мягких тканей между отломками, обширные разрушения кровеносных сосудов надкостницы и костного мозга, проникновение синовиальной жидкости в щель между отломками (при внутрисуставных переломах), плохая иммобилизация отломков, гнойный остит и остеомиелит.

При замедленном формировании костной мозоли необходимо устранить причины, задерживающие заживление перелома, и назначить средства общего и местного воздействия, активизирующие развитие остеоидной ткани и ее обызвествление.

К средствам общего воздействия относятся рациональное кормление, введение аскорбиновой кислоты, кальциферола, минеральные добавки, функциональная терапия (пассивные движения, проводка и дозированная работа). Кроме того, делают новокаиновую блокаду и тканевую терапию.

Из средств местного воздействия показаны физические методы лечения — массаж, облучение лампой соллюкс , ультрафиолетовое облучение, диатермия, кальций-электрофорез.
Из биологических средств в место переломов вводят кровь, костные опилки, измельченную надкостницу лизаты , экетракты из эмбриональных тканей и другие препараты. С целью снятия ретракции мышц и болевой реакции, а также чтобы стимулировать регенерацию костной ткани, рекомендуют инъецировать спиртновокаиновый раствор (2%-ный раствор новокаина на 30%-ном спирте) в костномозговой канал и между отломками в первый день после травмы и через 5-6 дней повторно в зону перелома.

Особое внимание заслуживает применение травертинов в качестве минеральной подкормки животным с целью нормализации минерального обмена и стимуляции заживления переломов. Дача травертинов с кормом в дозе 0,2-0,5 г на 1 кг массы животного в течение 30 дней с момента травмы ускоряет консолидацию перелома на 5-10 дней.
Хорошие результаты получают у овец и телят с переломами длинных трубчатых костей при двукратном введении в микродозах (0,01 микрокюри на 1 кг массы) радиоактивного фосфора-32 в зону перелома.

Внутримышечные инъекции пирогенала в дозе 1,5 гаммы (15 МПД) на 1 кг массы животного в течение первых 20-30 дней с интервалом в 48 ч способствуют повышению биосинтеза белков сыворотки крови, интенсивности белковоминерального обмена, активности щелочной фосфатазы в костях и ускоряют заживление перелома.

Осложнения при заживлении переломов. Наиболее опасными осложнениями при заживлении переломов являются остеомиелиты при открытых и огнестрельных переломах, контрактуры и ложные суставы.

Ложный сустав (псевдоартроз)-стойкая ненормальная подвижность на месте бывшего перелома, возникшая в результате нарушения процесса образования мозоли. При рентгенографии выявляются: отсутствие костной мозоли, большее или меньшее расхождение отломков, закругленность их концов и закрытие костномозгового канала компактным слоем костного вещества. Концы отломков покрыты тонким хрящевым слоем, вокруг них имеется своеобразная вновь сформированная сумка.

Необходимо различать ложный сустав от замедленного заживления перелома. В тех случаях, когда по истечении срока, достаточного для образования костной мозоли, на месте перелома имеется подвижность, а на рентгенограмме характерных симптомов ложного сустава не определяется, говорят о замедленном заживлении перелома.

По патологоанатомической картине различают:
1) фиброзные ложные суставы — концы отломков соединяются между собой фиброзной тканью, имеющей поперечное направление волокон к оси кости;
2) болтающиеся ложные суставы — отломки сильно разъединены в результате больших дефектов кости и имеют подвижность в больших пределах;
3) фибросиновиальные или истинные, ложные суставы — происходит моделирование концов отломков по форме сустава, покрытие их хрящом и соединение фиброзной капсулой, содержащей серозно-микозную жидкость.

Причинами развития псевдоартрозов являются: дефект кости на месте перелома, отсутствие своевременной и правильной репозиции и иммобилизации отломков, интерпозиция мягких тканей, длительное нагноение при открытых переломах, нарушение процесса регенерации кости.

Клинические признаки псевдоартрозов характеризуются: безболезненной подвижностью, деформацией и отсутствием воспалительной реакции на месте перелома и атрофией мышц. Рентгенологически находят закрытие костномозговой полости и округление концов отломков на месте бывшего перелома, отсутствие процесса регенерации.

Прогноз в смысле восстановления функции неудовлетворительный; для жизни благоприятный.

Лечение — оперативное; оно состоит в резекции концов отломков и остеосинтезе.

Конкретно в тематике органов заболевания рассмотрены здесь — Частная Ветеринарная Хирургия

Общеизвестно, что исход лечения крупных животных с переломами больших трубчатых костей неблагоприятный или весьма осторожный. Данный же случай связан с терапевтическими действиями при лечении лошади с закрытым переломом плюсневой кости. Молодая лошадь (5 лет) в одной из конноспортивных секций Петербурга сломала ногу, неудачно поскользнувшись на первом осеннем льду. Правая нога во время падения лошади попала под стоявшую рядом машину и при попытке встать она была сломана в средней части плюсны.

Сразу встал вопрос: «лечить животное или нет?». При консультации с рядом врачей они получили рекомендацию животное усыпить или отправить на мясокомбинат. Преисполненные желанием спасти лошадь, владельцы попытались оказать ей посильную ветеринарную помощь, с просьбой о которой они к нам и обратились. Стечение обстоятельств не позволило транспортировать животное в оборудованную хирургическую клинику, поэтому было принято решение оказать врачебную помощь прямо на конюшне.

При помощи переносного рентгеновского аппарата нам удалось определить тяжесть патологии и осуществлять систематический контроль за процессом заживления.

Как следует из рентгеновских снимков, перелом плюсневых костей был оскольчатым (рис. 1), косым со смещением, при этом дистракция костных фрагментов достигала одного сантиметра. Несмотря на это, была предпринята попытка создать как можно более благоприятные условия для формирования костной мозоли. Так как перелом был полный и закрытый, наиболее рациональным нам представилось наложение гипсовой повязки или шины. Для этого, после циркулярной новокаиновой блокады плюсневых нервов наложена иммобилизирующая повязка в виде шины и закреплена проволокой (рис. 1). В течение первой недели повязки меняли 2 раза, производили новокаиновые блокады с пенициллином. Одновременно симптоматическое лечение состояло из внутривенного введения анальгетических и тонизирующих средств в общепринятых дозах. В дальнейшем шину заменили на гипсовую повязку с дополнительным армированием деревянным бруском с плантарной поверхности.

Такая повязка позволила лошади частично опираться на пораженную конечность, однако вскоре (через 5-6 дней) появились выраженные потертости кожи, в отдельных местах даже гнойный дерматит, отек конечности. Это обусловило снятие гипсовой повязки и замены ее на шинную повязку, позволяющую повседневную обработку пораженных участков антисептическими средствами и мазями. Смена прочной гипсовой повязки на съемную шину не обеспечивала должной иммобилизации и прочности, что проявилось при опоре на пораженную конечность. Такая ситуация вынудила нас использовать длительное время (до месяца) брезентовую подвеску, страхующую животное от падения и переноса тяжести тела на пораженную конечность. Это позволило обеспечить крайне необходимый покой конечности и создать благоприятные условия для достаточно выраженного роста косной мозоли уже к концу второго месяца после перелома (рис. 2), а также восстановления кожных покровов. На 83 день после начала терапии шина с ноги у лошади была снята (рис. 3), т.к. костная мозоль была уже достаточно прочной для того, чтобы животное опиралось на пораженную конечность.

Следует отметить, что на протяжении всего курса лечения, особенно в первый месяц, все терапевтические манипуляции в зоне поврежденной конечности ввиду резкой болезненности требовали специальную подготовку и соответствующую анестезиологическую защиту. Все процедуры осуществлялись на стоячем животном. Под область груди и живота подводились страховочные ремни, после чего внутривенно вводился нейролептанальгетик детомин (домоседан) (первоначально в дозе 5,0 мл). Под воздействием этого препарата лошадь успокаивалась, полностью опиралась на страховочные ремни и засыпала. В последующие процедуры дозу домоседана снизили до 2-х мл. В последний месяц терапии ряд манипуляций проводили вообще без применения седативных средств, однако эффект действия препарата частично сохранился за счет выработки рефлекса: как только начиналась подготовка животного к очередной перевязке, обработке пораженной конечности — лошадь успокаивалась, затем переносила весь свой вес на страховочные ремни и мирно храпела. Причем, если во время процедуры болевых воздействий не было, то животное по окончанию перевязки приходилось будить.

На протяжении всего курса лечения лошади приходилось назначать и общетерапевтические фармакологические средства (витаминотерапия, анаболики), физиотерапевтические манипуляции (лазеротерапия), а также соответствующую диету.

На заключительном этапе лечения активно применяли массаж кожи и сухожилий зоны повреждения, а также моцион, что позволило восстановить мышечную активность конечности, амплитуду сокращений их при сгибании и разгибании, устранить последствия выраженных атрофических явлений.

Анализ терапии представленного клинического случая позволяет нам утверждать возможность лечения лошадей с закрытыми переломами костей стопы, в частности плюсны, без оперативного вмешательства в условиях конюшни. Однако, это требует большого объема клинической работы а также длительного трудоемкого ухода за больным животным.

Источник: Святковский А.В. доц., к.в.н., Ассоциация врачей ветеринарной медицины, СПб,
Виденин В.Н. доц., к.в.н., СПбГАВМ

admin

Наверх