Орловский рысак пион

В Московском конном заводе сосредоточена ценная часть генофонда лошадей орловской породы. В хозяйстве использовались два выдающихся жеребца, оставившие заметный след не только в заводе, но и в породе в целом — это Квадрат и Пион.

На протяжении 25 лет Квадрат (2.08,1, гнедой, 1946 года рождения) был основным производителем в конном заводе. Как выдающийся по фенотипу производитель, Квадрат широко использовался путем искусственного осеменения кобыл разных заводов, всего он оставил более 600 потомков.

Беговая карьера Квадрата была очень успешной. Он был победителем всех традиционных призов, в которых выступал в возрасте трех и четырех лет, установил два всесоюзных рекорда для орловских рысаков. Его рекорд 4 мин. 23 сек. на дистанцию 3200 метров, показанный в возрасте четырех лет, простоял 36 лет. Квадрат прославил свой «лошадиный род» и долголетием, прожив почти 30 лет.

Квадрат был очень препотентен по передаче потомству своего типа ярко выраженного орловца упряжного склада, правильного экстерьера. От него получено девять заводских производителей и только три родились не в Московском конном заводе. Лучшими из его сыновей стали полные братья Бокал и Букет, рожденные в Московском конном заводе, продолжившие линию Пролива, на несколько поколений. От Квадрата получено 19 высококлассных детей, то есть рысаков класса 2.10 и резвее, в том числе один класса 2.05 и резвее — жеребец-производитель Букет 2.03,2.

Дочери Квадрата были прекрасными матками во всех конных заводах, где их получили. В маточном составе Московского конного завода оставлены 26 дочерей Квадрата, давшие 38 рысаков класса 2.10 и резвее, в том числе класса 2.05 — две головы и 11 жеребцов-производителей. Лучшие дочери Квадрата были получены от сочетания его с кобылами линий Ловчего и Громадного.

Основным производителем конного завода в орловском отделении с 1973 года и до его смерти в 1991 году был выдающийся Пион (2.00,1, серый, 1966 года рождения), от которого за время его заводской карьеры получили около 630 жеребят в конных заводах, значительная часть которых получены методом искусственного осеменения.

Ипподромная карьера Пиона была блестящей, он был феноменален по работоспособности, проходил испытания на Харьковском ипподроме. Уже в двухлетнем возрасте он выступал беспроигрышно. В трехлетнем возрасте он показал резвость 2.10, четырех лет — 2.06,2; 3,17,3 выиграл приз Барса на ИМИ, на Харьковском ипподроме был первым в основных традиционных призах -призе Барса и Большом Украинском. Его рекорд 2.00,1 был установлен в 1974 году в Одессе, когда Пиону было уже 8 лет. Пион — Всесоюзный и абсолютный рекордист породы, его рекорд на дистанцию 3200 метров — 4.13,5 не побит и поныне, неоднократный чемпион ВДНХ. На счету у Пиона участие и победы в международных призах на Центральном Московском ипподроме, где он участвовал на равных с лучшими русскими и стандартбредными рысаками.

По качеству приплода Пион занял первое место среди орловских жеребцов за всю историю породы. Из испытанного приплода Пиона в класс 2.10 вошло 128 рысаков, в том числе в класс 2.05 — 19. Его дети 7 раз были победителями Большого 3-х летнего приза на Центральном Московском ипподроме, 5 раз — победителями приза Барса, 8 раз — победителями приза Пиона, 10 из них абсолютные рекордисты породы, 22 жеребца были отобраны в производящий состав. Сформировалась линия Пиона. На несколько поколений продолжили линии Пиона Проспект Хреновского конного завода и рожденные в Московском конном заводе Фортунато, Блокпост и Помпей. Зная недостатки Пиона: малый рост, простоватость ему подбирали лучших по всем признакам кобыл, поэтому от Пиона получили не только резвых, но отличных по типу и экстерьеру лошадей.

Орловские рысаки класса 2.05 и резвее, выращенные в Московском конном заводе

Рождение Пиона стало фактом появления лошади ярчайшей индивидуальности. Пион, как чемпион, может и должен двинуть породу орловского рысака на новые спортивные рубежи. О Пионе написано много, но он достоин того, чтобы о его блестящей беговой карьере и карьере выдающегося производителя сказать еще.
Пион родился 25 апреля 1966 года в Дубровском конном заводе. Он был седьмым жеребенком у Приданницы, первым и последним ее сыном от Отклика. Пион хорошо рос и развивался, заметно выделяясь среди сверстников своими легкими и четкими движениями на рыси. В заездку он поступил к старейшему тренеру Дубровки С. В. Лабунцу и быстро был отмечен как один из способнейших полуторников завода. Вместе с другими орловскими двухлетками Пиона отправили на Харьковский ипподром в тренотделение И. А. Щеблыкина. У этого трудолюбивого, внимательного наездника прошла почти вся яркая беговая карьера Пиона.
Двухлетком Пион имел пять выступлений и пять побед, включая выигрыш приза Улова в 2.25,2. В трехлетнем возрасте Пион стартовал 13 раз, из них 11 раз был первым, .выиграв серию крупных призов, в том числе Зимний и Летний орловские призы. В Летнем открытом призе и призе Будущности он опередил лучших русских трехлеток и только в Зимнем открытом призе был на втором месте. Сезон 1969 года Пион закончил с резвостью 2.10.
В четырехлетнем возрасте Пион не знал поражений: 15 стартов и столько же побед. В Харькове на Пионе были выиграны все традиционные призы: зимой — приз имени П. Н. Кулешова и Большой зимний открытый приз, летом — приз Барса и Большой Украинский с рекордной для приза резвостью 2.06,2. На гастролях в Москве И. А. Щеблыкин на Пионе стал обладателем Всесоюзного приза Барса.
Пятилетний Пион продолжал выступать с большим успехом. В Харькове он не знал поражений подряд в 14 выступлениях, а в Большом летнем открытом призе показал резвость 2.05,6. Выступая в Одессе в открытых призах. Пион выиграл один приз из двух, в которых участвовал, и поднял свой рекорд до 2.04,8. Затем в Москве Пион первенствовал в международном призе Мира, выиграв два гита с резвостью 2.06,1 и 2,06. В призе Элиты Пион занял второе место за Лелем. В финале Пион уступил ему менее половины корпуса с резвостью 2.04,5. Выступая за рубежом в Финляндии, Венгрии, ФРГ, Пион участвовал в семи призах, из них три выиграл, трижды был вторым и один раз поделил четвертое и пятое места. За рубежом Пион четыре раза был резвее 2.07.
1972 год шестилетний Пион закончил с пятью победами при восьми выступлениях, которые преимущественно прошли в Москве и только один раз в Харькове. В призе Элиты Пион снова встретился с Лелем, одним из резвейших сыновей выводного из США Лоу Гановера, и снова занял за ним второе место. Первый параллельный гит Пион выиграл в 2.04, но в финале уступил Лелю, показавшем рекордную резвость — 2.02,9, Пион же поднял свой рекорд до 2.03.5. В 1972 году международный приз Мира во второй раз стал достоянием И. А. Щеблыкина, где Пион первенствовал в двух гитах с резвостью 2.05.7 и 2.05,6. Участвуя в Кубке СССР, который разыгрывается в два этапа, Пион занял третье место. В первый день розыгрыша этого приза Пион в двух гитах был впереди дербиста 1971 года Лота и Леля. Через две недели в финале приза Пион выиграл первыйгит, но затем во втором, решающем, гите был третьим. В Летнем призе для орловских рысаков старшего возраста Пион неудачно начал бег и много потерял, доставая соперников. Приз при отличной резвости 3.12,3 на 2400 м выиграл Риск и полубрат Пиона по отцу Борец. Пион уступил им на финише только 0,6 с.
Пион продолжал выступать и летом следующего года, но уже с меньшим блеском. В Харькове, участвуя в одном призе, был первым в 2.05,5. Затем в Москве из восьми выступлений, правда, в лучших резвейших компаниях, стал победителем только в трех. Лучшая резвость 2.04,7 была показана в призе Элиты, когда он выиграл первый гит полуфинала у дербистки 1972 года Гугенотки, однако в финале Пион остался четвертым. Приз Элиты стал как бы камнем преткновения для Пиона, он участвовал в его розыгрыше три раза, упорно борясь за победу, но так и не смог выиграть. После этого последнего выступления на приз Элиты наездник и тренер И. А. Щеблыкин распрощался со своим питомцем, который бежал у него с таким блеском более пяти лет. Пион был передан Московскому конному заводу и в призе имени Центрального Московского ипподрома бежал под управлением М. Г. Пупко, где остался третьим, проиграв всесоюзному рекордисту Павлину и дербисту Лоту секунду при резвости бега по тяжелой дорожке 2.10. Последнюю победу в традиционных призах Пион одержал 8 ноября в Осеннем призе для орловских рысаков на 2400 м (резвость 3.22,5 по очень тяжелой дорожке).
В 1974 году осенью на Одесском ипподроме был проведен сбор рысаков для обновления абсолютных рекордов. Среди резвейших лошадей был и Пион, прошедший специальную подготовку в Московском конном заводе, у тренера-наездника В. Н. Смирнова, который стал ковать Пиона на более легкие подковы, и ход рысака стал длиннее и продуктивнее. Выступая в Одессе с поддужными отдельно на побитие рекордов, В. Н. Смирнов установил на Пионе два Всесоюзных рекорда: на 1600 м—2.00,1 и на 3200 м—4.13,5, причем первые 2400 м он пробежал за 3.07,5, что на 1,5 с выше официального рекорда Улова 3.09 на эту дистанцию. Кроме этих выступлений, Пион стартовал с резвейшими рысаками страны. В трех выступлениях Пион дважды показал резвость 2.03,3. Первый гит одного из призов он выиграл впереди Властного 1.58,7 и Колоса 1.59, тем самым установив новый рекорд для орловских рысаков в беге на приз по общей дорожке.
После годичного перерыва в последний раз десятилетний Пион выступал в 1976 году под управлением А. М. Туркова в розыгрыше юбилейного приза В ознаменование 200-летия орловской рысистой породы. Пион встретился с молодыми отличными рысаками Кубиком, Приказом, Вожаком и Гопаком, имеющими рекорды 2.04 и резвее. Пион показал во втором гите 2.06, уступив полсекунды Приказу 2.05,5. В итоге Пион остался пятым за упомянутыми орловцами.
За всю многолетнюю беговую карьеру, которая совмещалась с заводским использованием, Пион выступил 81 раз и был 61 раз победителем. На его счету 7 вторых, 3 третьих и столько же четвертых и пятых платных мест. Только в семи случаях он остался без поощрения. Пион стал победителем всех главных традиционных призов для орловских рысаков, первенствовал во многих открытых традиционных и международных призах, в которых встречался с лучшими отечественными и зарубежными рысаками.
По результатам бегов Пион — резвейший и класснейший орловский рысак всех времен, в десяти крупнейших призах он 6 раз был резвее 2.05, из них 2 раза — 2.03,3 в Одессе и 2.03,5 в Москве. Пион — чемпион породы на ВДНХ в 1975 и 1976 годах.
Пион — резвейший сын Отклика, в свою очередь резвейшего сына Отбоя — родоначальника новой успешно развивающейся линии в орловской рысистой породе.
Пион очень похож на своего отца Отклика, но заметно породнее его и более блесткий, что можно объяснить его происхождением по материнской линии. Отец и сын среднего калибра, сухого сложения, правильного экстерьера и стоят на сухих прочных ногах. По промерам они полностью повторяют друг друга, оба ростом по 160 см, упряжных форм, глубокие и костистые.
Беговая карьера Отклика должна быть признана отличной. Тренинг и испытания он проходил в Харькове в тренотделении М. Б. Синяева. Первые два года испытаний Отклик не знал поражений. Двух» летком его берегли, он имел всего три выступления и все три раза был первым, показав скромную резвость 2.35. Трехлетние выступления Отклика были самыми яркими. Летом в Москве в день розыгрыша центральных призов Синяев выиграл на нем Большой трехлетний открытый приз. Отклик во втором гите показал рекордную резвость 2.07, причем, опасаясь помех со стороны соперников, наездник вел Отклика всю дистанцию по середине беговой дорожки. Рекорд Отклика простоял 19 лет и был улучшен лишь в 1974 году Лаэртом 2.06,5 — сыном выводного из США Эйпекс Гановера. В возрасте четырех лет Отклик выиграл 7 призов из 13 выступлений. В Харькове он первенствовал в обоих главных призах своего возраста, В открытвм Украинском четырехлетнем призе Отклик победил- во всех трех гитах с лучшей резвостью 2.10,2. Выступая в Москве в Большом Всесоюзном призе. Отклик занял третье место за известной рекордисткой Вышкой и Подвигом. В 1956 году Отклик в Харькове показал свои лучшие секунды в дистанционных призах: 3.13 на 2400 м и 4.25,2 на 3200 м. Последующие выступления Отклика были менее впечатляющими, за три года (1957—1959) он имел 16 выступлений, 7 раз был первым и 4 — вторым. Своих рекордов не улучшил. Отклик — чемпион породы в 1960 году на ВДНХ в Киеве.
Вековая практика коннозаводства подтверждает, что для анализа и оценки происхождения той или иной лошади достаточно проследить ее родословную в пяти поколениях. Однако при равенстве обоих родителей в наследственной передаче своих признаков и свойств потомству оценке прямой материнской линии всегда придается особое значение. Отбор по женской линии во много раз труднее, чем по мужской. Действительно, лишь немногие кобылы — заводские матки — оставляют более 10—12 голов приплода, в то время как жеребец-производитель может дать сотни голов потомства, из которого легче проводить отбор лучших продолжателей.
Мать Пиона гнедая Приданница — дочь рекордиста Пилота 2.02,2 и выдающейся дубровской кобылы Румбы. В предвоенные годы в орловской породе было только три кобылы класса 2.10 — горьковская Радуга 2.06,4 и дубровские Капитанша 2.07 и Румба 2.07,6. Обе дубровские кобылы были на 3/4 сестры, обе они дочери Бубенчика и внучки основателя линии Воина. Приданница отлично выступала в Киеве, где наездник Г. Я. Ажажа выиграл на ней приз Памяти П. И. Кулешова (Все традиционные призы даются в современном их наименовании.), а затем наездник В. М. Бабутин первенствовал на ней в призе Барса. В заводе Приданница оказалась ценнейшей заводской маткой, она дала 8 жеребят, из которых все, за исключением ее первенца, рано павшей кобылки Претензии, оказались резвее 2.18. Три дочери: Павана 2.13,3, Приверженка 2.16,3 и Пойма 2.12,8 — вошли в маточный состав завода. Но венцом ее заводской славы стал сын Пион. В 1958 году на ВДНХ в Киеве Приданница была признана чемпионом по орловской рысистой породе.
Бабка Пиона небольшая (рост 153 см), плотно сбитая и сухая Румба, с большим успехом бежала в Харькове, где в 1939 году вышла победительницей Большого Украинского четырехлетнего приза (наездник И. X. Хоменко), свою лучшую резвость показала в Одессе в беге с поддужными. Румба обладала и дистанционными способностями, показав в Харькове в призе 4.33,1 на 3200 м. Румба — дочь Бубенчика — победителя Большого трехлетнего орловского приза, ставшего удачнейшим производителем в Дубровке. Сочетание Бубенчика с Воином стало эталоном в заводе, от дочерей последнего он дал 6 рысаков резвее 2.10 во главе с рекордистом Вальсом 2.05,4. Продолжателем линии стал более тихий Ветер 2.10,7 — отец восьми рысаков 2.10. В заводе Румба дала 9 жеребят (7 отличных кобылок и 2 жеребчиков). Риорита 2.11,6 и Заручка 2.10,5 выступали в Москве, вышли победительницами крупных призов. Трехлетняя Риорита была первой в призе реки Камы, а Заручка выиграла Большой приз для орловских кобыл 4 лет. В заводе Румба стала основательницей ценного маточного семейства, из которого вышло 12 рысаков класса 2.10. В их числе молодые производители Анод 2.10 и Задонск 2.10 — сыновья Отклика — и отличные кобылы Ангара 2.07,1 и Перцовка 2.07,2 (обе от Озорника 2.11,2 — внука Пилота).
Прабабка Пиона — вороная Водяна Русалка — была одной из лучших дочерей Воина, В 1932 году, участвуя в Большом Всесоюзном четырехлетнем призе для орловских рысаков (теперь приз Барса), она в отличномстиле выиграла первый гит у будущего рекордиста Улова, и только во втором более резвом гите наездник Н. Р. Семичев на Улове сумел опередить ее. В 1933 году Водяна Русалка экспонировалась на ВСХВ в Москве и была аттестована дипломом I степени. Заводское использование этой замечательной кобылы было неполным, ее приплод зарегистрирован только в довоенные годы, она дала 6 жеребят, из которых сохранились Румба и ее сестра Рапсодия 2.14,4, а 4 жеребца погибли во время войны.
Продолжение прямой маточной линии этих кобыл заслуживает внимания. Вороная Розовая, мать Водяна Русалки, рождена в 1913 году от Кремня (внука знаменитого рысака Пройды 5.01) — и Хрустальной (дочери Хваленого 4.36,6, одного из лучших рысаков и известного производителя старой Дубровки). Розовая оставила ценное потомство и прожила до 26 лет. Дальнейшая маточная линия состоит из имен ценных заводских маток. Блестящая 2.22,2, мать Хрустальной, дочь другого известного дубровского производителя Бычка 5.13 % и кобылы Бриллиантки — дочери известного рысака того времени Гранита 5.23. Современники описывают Бриллиантку как одну из примечательных кобыл завода, она отличалась породностью, сухостью сложения и дельностью экстерьера.
Родоначальник Отбой близко инбридирован II-III на родных брата и сестру — Сулака и Сударку, которые фактически и определили тип этого рысака. Отбой при среднем калибре (рост 164 см) гармоничен, сух и в нем чувствуется породность его далеких восточных предков. Отец Отбоя Бурелом при росте 169 см. был высоконогим жеребцом с плоским корпусом и имел более чем скромные беговые способности. Отбой своим типом и обликом обязан не ему, а матери Опоре и обеим бабкам — Будущности и Сударке — некрупным, но сухим и породным кобылам. Сама Опора при росте 155 см была глубокой и компактной кобылой, она инбридирована III—III на Подагу 5.13 — лучшего сына Задорного.
Серые Сулак и Сударка рождены в старом Новотомникове от классного, но рано сошедшего с ипподрома серого Аламана 5,17 сына Подаги. С именами Задорного и его сына Подаги был связан успех завода. Мать Сулака и Сударки — серая Сударыня, дочь Бережливого 5.34,4 — сына знаменитого рысака 60-х годов прошлого столетия Потешного 5.00 и Боярыни от чистокровного Бояра и отличной заводской матки Породы. Таким образом, брат с сестрой инбридированы V—III на Задорного.
Отклик, отец Пиона, имеет уже три течения этого сочетания. Его мать Конвенция — внучка Снежка от Сулака. Небольшая (рост 155 см), но сухая кобыла Конвенция, как и Отбой, обязана своим типом не отцу Следопыту, а деду Снежку. Следопыт был крупным (рост 166 см), густым и сырым рысаком в типе многих сыновей Барчука.
Разбирая дальше родословную Пиона, мы видим, что она пополняется в четвертый раз именем Боярыни через Пилота — отца его матери Приданницы. Будущность, Опора, Снежок и Пилот — участники родословной Пиона — все четверо правнуки кобылы Боярыни и все четверо имеют по 1/16 доли прилития чистокровной породы. Сам Пион, как и его родители Отклик и Приданница, имеет уже только по 1/32 доли этой кровности. В дореволюционных заводских книгах и беговых календарях о чистокровном жеребце Бояре нет никаких сведений. Научный сотрудник кафедры коневодства ТСХА А. Г. Кудряшов провел кропотливую работу по розыску и установил, что гнедой Бояр, 1870 г. р., вместе с группой кобыл был выведен из Франции и поступил в чистокровное отделение Хреновского завода. Бояр (Вермут — Ла Боссю от Де Клара)—жеребец из линии знаменитого Хайфляйера, был блестящим скакуном-стайером, победителем крупнейших скачек: Жокей клуба (французское Дерби), Большого приза Парижа, приза Ройяль Ок и Аскотского Золотого кубка в Англии.
Мать Боярыни серая Порода 5.33 1/3, 1882 г. р., также оставила ценное потомство в Новотомникове, она дочь известного Петела 5.11 и Тучи 5.15 (Задорный — Темнота). Темнота 10.04 на 5 верст (5334 м) была выдающейся маткой в заводе, она оставила от Задорного известных рысаков Света 5.14,6, Зареза 5.15 и дочерей Тучу и Темь. Дочь последней Поволока 7.31 1/3 (4 версты) в 1872 г. дала известного дубровского рысака и производителя Хваленого 4.36,6. Напомним, что дочь Хваленого — Хрустальная прямая прародительница Пиона.
Таким образом, происхождение кобылы Боярыни теперь должно быть признано отличным как с материнской, так и с отцовской стороны.
Д. Ф. Доброчасов — автор статьи «Пион» (см. № 11 за 1980 год) — в своем подробном разборе родословной Пиона приходит к выводу, что генеалогически родители рекордиста имеют большую общность благодаря наличию в их происхождении в дальних рядах предков ряда общих имен. По мнению автора — «Главное заключается в том, что оба родителя Пиона — Отклик и Приданница — консолидированы на выдающегося родоначальника шишкинского Полкана, вор., 1829 г. р., через лучших его потомков». Особое значение автор придает Кролику, 5.40, гн., 1853 г. р.
Действительно, в родословной Пиона имя Кролика повторяется 6 раз — дважды через Отклика и 4 раза через Приданницу. В пятом ряду предков у Отклика — Слезка и Овод и уПриданницы — Потеха, Бойкая, Зенит и Эсмеральда, все они в III—IV рядах своих предков несут его имя. Эльборус — отец Бубенчика — инбридирован на Кролика IV—IV. Несомненно, в происхождении этих рысаков Кролик сыграл свою роль, но у Пиона его имя уходит далеко вглубь, в пределы VIII и IX рядов предков. По арифметической прогрессии у Пиона в восьмом ряду 256 предков, а в девятом уже 512; по прямому подсчету такое даже шестикратное повторение имени Кролика вряд ли может быть признано решающим в его гено- и фенотипе.
Генеалогия орловской рысистой породы начинается с серого Барса, 1784 г. р., — признанного прямого мужского основоположника. На первых этапах племенной работы Барса старались быстрее закрепить и уже Полкан III, вор., 1817 г. р., выдающийся производитель и родоначальник ряда крупных линий, повторяет в своей родословной Барса 4 раза, оба его родителя — Ловкий 1-й и Нечаянная— инбредны на Барса II—III. Далее, у выдающегося рысака Потешного 5.00, о котором уже упоминалось, мы видим пятикратное повторение уже Полкана III. Задорный, который лег в основу новотомниковского комплекса, инбридирован на известных в свое время рысаков Горностая, 1829 г. р., и кобылу Селитру. На каждом этапе в истории породы появлялись имена ярких рысаков, которых старались закрепить в потомстве родственным разведением. Однако даже многократное повторение имени выдающегося производителя прошлого, как, например, Полкана III в 10—12 нисходящих поколениях, вряд ли может быть признано решающим в оценке рысака, если оно находится среди 1024 (10-е поколение) или 4096 (12-е поколение) предков.
Своим появлением Пион обязан не далекому Полкану, а ближайшим своим предкам, родителям — Отклику и Приданнице, дедам — Отбою и Пилоту и своей замечательной бабке — Румбе.
Обращает на себя внимание также то, что в ближайшем родстве у Пиона встречаются имена отличных и даже выдающихся заводских маток. Так, Опора — мать родоначальника Отбоя — имеет внучку Отвагу 2.11,1 — победительницу приза Барса в 1944 году. Коварная — прабабка Отклика — дала Кремня 2.09,4, орловского дербиста 1934 года, Пеночка — мать рекордиста Пилота — дала Плотину, от которой получен победитель приза Барса 1944 года и отличный производитель Пролив 2.11,2 — отец знаменитого Квадрата 2.08,1. Безнадежная Ласка — мать Бубенчика — создала в Хреновском заводе большое семейство, ее внучка Будущность стала выдающейся заводской маткой. От нее — дербистка 1946 года Былая Мечта 2.09,4, Бульвар 2.05,4 и Баклан 2.09,3. Среди потомков Былой Мечты ее правнуки: рекордист Переполох 2.05,7 (3 лет), пожалуй, один из лучших сыновей Пиона, и Причал 2.05,5 от Исполнительного 2.09,2.
Первая небольшая ставка жеребят от Пиона получена в 1972 году в Дубровском заводе, резвейшим в ней был Каприз 2.11,6 — победитель приза Барса в Куйбышеве.
Последующее заводское использование Пиона проходит в Московском заводе, где он — ведущий производитель и где ВНИИК организовал получение семени жеребца и заготовку его методом глубокого замораживания для последующего осеменения кобыл в других заводах. На 1 января 1981 года от Пиона уже выявлен 61 рысак. Эти лошади вошли в регистр 2.15, из которых 29 класса 2.10 и резвее. По этому показателю Пион опередил своего отца Отклика, у которого значится 22 рысака класса 2.10. Интересно отметить, что оба жеребца — и Отклик и Пион — стали ведущими производителями в орловском коннозаводстве. За всю историю рысистых испытаний резвость 2.05 показали всего 24 орловских рысака, по четыре таких рысака дали отец и сын: Отклик — Пиона 2.00,1 р. Вожака 2.03,8 р. Водоворота 2.04,4 и Борца 2.04,8 и. Пион—Баффину 2.03,7 р, Клапана 2.03,9, Помпея 2.04 р и Фортунато 2.04,7. В Московском заводе от Пиона выращено 17 рысаков 2.10, в Хреновском заводе — 6, в Пермском — 3 и в остальных — по одному. В подборах Пион показал легкую сочетаемость с другими линиями, что дает возможность самого широкого его использования практически во всех конных заводах орловского направления.
Недавно Пиону исполнилось 15 лет. Ближайшие годы должны стать предельно целесообразными в его заводском использовании. Пион продуцировал в Московском заводе 10 лет, где уже дал большое потомство, его дочери поступают в производящий состав завода. В интересах дела теперь целесообразно передать Пиона в Хреновской завод для самого полноценного использования. Одновременно должна проводиться работа по искусственному осеменению кобыл в других заводах и в первую очередь в Пермском, Алтайском, Шаховском и других. Эта работа должна быть поставлена по самой широкой программе с расчетом получения в одиннадцатой пятилетке детей от Пиона во всех заводах.
Учитывая высокую заводскую ценность и возраст жеребца и для наиболее полного его использования, в подборах к Пиону следует включать преимущественно молодых кобыл не старше 10—12 лет; подбирать лучших кобыл по беговому классу, происхождению из ценных маточных гнезд и семейств; при подборе для искусственного осеменения выделять кобыл с более ранней выжеребкой (январь—март) с расчетом их осеменения в один-два цикла охоты не позднее начала мая; при прочих равных условиях подбирать кобыл с хорошей молочностью.
Практика ведения конноздводства подтверждает правило, что выдающийся жеребец-производитель должен быть широко использован на матках разных хозяйств. Это гарантирует получение не только резвых рысаков, но и продолжателей его линии. Пребывание жеребца в одном заводе, без привода к нему маток из других хозяйств, обычно кончается получением только кобыл для своего завода. Так, например, произошло с известным Квадратом Московского завода,’победителем четырех дерби и неоднократным чемпионом на ВДНХ. Квадрат дал в своем заводе свыше 600 голов приплода, оставил много ценных заводских маток, но не дал жеребцов-продолжателей. От его сына Бокала 2.06,6, быстро сошедшего со сцены, теперь используется только Зубр 2.08,9 — единственный внук Квадрата. Такого не должно произойти с Пионом. Перед коневодами стоит ответственная и почетная задача — получить и вырастить от Пиона ряд выдающихся орловских рысаков высокого спортивного класса, «двухминутной» резвости и обеспечить Пиону славу выдающегося родоначальника. Это трудная задача, но вполне выполнимая.

На фестивале орловских рысаков в Ульяновске знаменитые на весь мир лошади продемонстрировали резвость и горделивую осанку.

В Ульяновске то рысью, то галопом, с поворотами и восьмерками показательно проскакали лучшие орловские рысаки со всей России. Пока представители самой известной в мире русской породы лошадей состязались в прыти и грации, заводчики между делом соревновались в стоимости подопечных, параллельно рассуждая о том, что их разведение надо бы «пришпорить». Как выяснил корреспондент НТВ Сергей Савин, в стране осталось не больше двух десятков жеребцов, способных улучшить породу.

На чемпионе все должно быть прекрасно ? и грива, и кончик хвоста. Правда, не обходится без звездных замашек. На выходе из конюшен Пион громко сообщает всем, кто здесь номер один. Этого девятилетнего орловского рысака судьи признали абсолютным чемпионом России, он прекрасно выглядит и быстро бегает.

В прошлом году Пиона оценивали от 100 тысяч долларов, в этом ? еще дороже. Но не продается ни за какие деньги. На нем вся селекция держится.

Всероссийский фестиваль проводится, чтобы поддержать самую известную российскую породу лошадей. Ее вывел граф Орлов более 230 лет назад, но до недавнего времени национальная гордость коневодства балансировала на грани попадания в Красную книгу.

Культура 2.08/2.08,9 г.к.

(Уклон-Капелька) Запорожский кз

Раунд 2.04,9/2.05,8 г.ж. 2004

(Уклон-Реакция) Запорожский кз,

ЧП «Замула», В.А.Куклин


Приз Барса

Главные традиционные призы для орловских рысаков были очень напряженными и интересными. В них участвовали равные соперники, и результаты были хорошими. Лучшая резвость была показана на новой беговой дорожке КСК «Русская усадьба» (Воронеж, д.Бабяково) рыжим Желанным 2.04,3 ( В.Н.Сергеев ) Чесменского конзавода .

На Московском ипподроме показать высокие результаты не позволила дождливая и прохладная погода. Резвость решающего гита 2.05,7 по условиям бегового дня нужно признать высокой. К сожалению, в главном призе не принимал участия герой прошлогоднего сезона Каир (М.В.Козлов), тяжело захромавший и отправленный с ипподрома на лечение. Лучше всех показал себя вороной Жаворонок (Л.В.Танишина), победивший в призе Отклика и призе SECF и вышедший на старт приза Барса с рекордом 2.06,5.Однако компания была достаточно ровной, и розыгрыш приза это подтвердил. Резвейшим на старте был чесменский Желанный 2.04,2 по воронежской дорожке, он и водил бег в первом гите. Но на финише уверенным победителем стал его земляк Жаворонок в 2.06,3. Решающим оказался второй гит, в котором резвую езду предложил Империал ( Л.В.Киселев ), несмотря на далеко не рекордные условия (29,7-30,8).Он довел бег с лучшей резвостью 2.05,7, опередив Краснотала (И.Киселев) 2.05,9 и Жаворонка 2.05,9, на четвертом месте подошел Желанный в 2.06,8.Таким образом, победителем стал Империал, рожденный в Лозовском конзаводе (Украина) и выступавший в возрасте двух лет на Киевском ипподроме, его рекорд 2.24,4 (2007 г.). В возрасте трех лет он прибыл на ЦМИ по инициативе В.Я.Панченко , который приобрел эту интересную лошадь. Империал не участвовал в традиционных призах, однако его старты были успешными, из 15 выступлений он имел 11 побед, с рекордом 2.13,8. К моменту главного приза он имел рекорд 2.07,2 (третье место в призе SECF) и только три старта в 2009 году.

Второй год подряд орловские рысаки, принадлежащие В.Я.Панченко , становятся победителями главного приза для орловских рысаков. Их отличительной чертой, кроме ипподромного класса, является высокая заводская ценность и Окопа, и Империала. Оба этих жеребца, кроме высоких рекордов, оригинального типа и экстерьера, имеют отличное происхождение не только по отцовской, но и по материнской стороне. Для В.Я.Панченко характерно умение выбирать достойную лошадь, создать ей оптимальные условия и в совместной работе с тренером достичь наилучших результатов.

с.ж. 2005


Педигри Империала представляет особый интерес. Его отец – Малиновый Звон был лошадью высокого бегового класса. Несмотря на крупный рост в сочетании с сырыми конечностями, слабостью сухожильно-связочного аппарата, он вышел победителем в главных призах в возрасте 2х, 3х, 4х лет и старшем возрасте. Его дети обладают резвостной скороспелостью. Малиновый Звон может считаться «трижды венчанным» орловским рысаком Киевского ипподрома, т.к. он выиграл Большой Трехлетний орловский, приз Барса и в возрасте 9 лет – приз Пиона. Он инбридирован IV-IV на Отклика через его лучших сыновей Пиона и безвременно павшего Полюса 4.21,5, побившего рекорд Крепыша 4.25,7, стоявший более 50 лет. Малиновый Звон является внуком Запада 2.06,7, восходящего по происхождению к Моху 2.06,1, резвейшему сыну Барчука. Из потомков Запада в настоящее время прославился запорожский производитель Уклон, отец целой серии рекордистов. Однако по типу потомства Уклон резко отличается от Малинового Звона и его детей. Запорожские рекордисты – Куплет 2.04,1, Кулон 2.04,8, Раунд 2.04,9 и др. – рысаки спортивного типа, уклоняющиеся от могучих упряжных форм, свойственных потомкам Малинового Звона. Малиновый Звон сразу поступил в Лозовской конзавод, на свою родину, в настоящее время он находится в КХ «Камышанское» – одном из лучших, из созданных на Украине, хозяйств.

Мать Империала – Ива 2.14,6 (3-х лет), лучшая кобыла Лозовского конзавода, давшая четырех победителей приза Барса от разных производителей: Императора 2.02,6 и Импорта 2.05,7 (от Приказа 2.22), Ибрагима 2.07,6 (от Метопа) и Империала 2.05,7 (от Малинового Звона). Это уникальная кобыла, давшая классных сыновей в сочетании с жеребцами разных линий. Вся родословная Империала построена на замечательных кобылах, особенно сильна роль кобыл Московского конзавода. И со стороны отца, и со стороны матери бабки Империала происходят из семейства Кадетки, самого ценного и наиболее распространенного в МКЗ-1. Ива – внучка Каширы 2.08, в свою очередь внучки Кротости 2.10,1, дочери дистанционерки Каюты 4.33,7. Интересно, что Империал инбридирован V-IV на еще одну кобылу Московского конзавода – Заимку 2.21 (Залп-Утопия), поступившую в свое время на комплектование Запорожского конзавода и оставившую здесь двух братьев Запада 2.06,7 (от Дня) и Задора 2.12,3 (от Десанта (сын Дня)), отличных ипподромных бойцов.

Империал крупный жеребец, упряжных форм, с прочными конечностями. На ринг-выводке «Дни Франции» он занял 4-е место, его промеры: 163-166-191-21. С возрастом он, несомненно, еще улучшится и сформируется.

Резвейшим четырехлетним орловским рысаком, дважды вошедшим в класс 2.05, стал рыжий Желанный ( В.Н.Сергеев ), выигравший призы «Отклика» в 2.04,2 и Барса в 2.04,3 на новом Воронежском ипподроме . Он установил рекорд дорожки и почти подошел к рекордной резвости приза Барса в Москве (Бублик 2.04). Желанный стартовал на ЦМИ, но в главном призе он занял только четвертое место. В двухлетнем возрасте он не выступал на приз, в трехлетнем на Раменском ипподроме стартовал 6 раз, имел 2 победы и рекорд 2.12,1. В четырехлетнем возрасте на Раменском ипподроме был вторым в призе памяти П.Н.Кулешова. Его летние победы были неожиданны и убедительны. Желанный стал также победителем приза Барса и на Раменском ипподроме , показав резвость 2.07 (второй гит). В первом гите его наездник В.Н.Сергеев сделал умышленную помеху Жаворонку (Л.В.Танишина), обе лошади сбились и гит выиграл Закон (И.В.Серик) в 2.07,3. Победа во втором гите Желанного 2.07 сделала его дербистом, но наездник В.Сергеев был наказан.

р.ж. 2005

Орловское рысистое отделение

В послевоенный период в заводе продуцировало сравнительно большое число жеребцов-производителей орловской рысистой породы. Многие из них (Выбух 2.27,3, Тюлень 2.15,1, Лимон 2.19, Аракс 2.14, Удел 2.10,7) использовались только по одному случному сезону и какого-либо заметного следа в заводе не оставили. Исключением явился возвращенный из Западной Германии Эмигрант 2.28 (Мох — Эволюция). От него и ранее упомянутой кобылы Дани в 1947 г. родился День — впоследствии незаурядный жеребец, оставивший большое количество резвого приплода в Запорожском конном заводе.

В родословной Дня встречается инбридинг на Воина в III- III рядах предков. Подтвердилась хорошая сочетаемость Барчука с Воином, использование которой давало в свое время хорошие результаты и в работе Хреновского конзавода при подборе сына Воина жеребца Посла к кобылам линии Барчука.

Не оправдало себя в орловском отделении Дубровки использование в течение двух сезонов жеребца Хироманта 2.12,1 (Отчаянный Малый — Ходынка), оставившего в заводе 12 голов посредственного приплода, из которого только одна Похвальная (от Полушки) была зачислена в маточный состав, а остальные лошади заводского значения не имели. Попытка возвратиться к работе с линией Воина через жеребцов сыновей Володара не увенчалась успехом. В потомстве Палладина 2.27,7 (Володар — Афина Паллада) и Приветного 2.22,2 (Володар — Афина Паллада) не было ни одной выдающейся лошади. Лишь в русском отделении от Приветного и кобылы Зиготы (Гам — Закраса) получен жеребец Приз 2.09 и одна кобыла Позиция 2.20,3. Значительно позднее, в начале 60-х годов, была предпринята еще одна попытка продолжить работу с линией Воина через Посла. Для этой цели в завод был взят серый жеребец Рион 2.05,1 (Посол — Роковая), рожденный в 1948 г. в Хреновском конзаводе. Но и эта попытка желаемого результата не дала. В Дубровке от Риона не получили ни одной лошади заводского значения.

Другие орловские жеребцы, бывшие производителями Дубровского завода, оставили несколько голов резвого приплода. В ставке 1949 г. от Удела 2.10,7 (Луч — Удалая) получены Удар 2.07 (от Дани), Удивительный 2.07,6 (от Выбранной) и Удав 2.12,3 (от Волги). Араке 2.14 (Вельбот — Алчная) дал Аркана 2.10,4 (от Капризной) и Аншлага 2.11 (от русской рысистой кобылы Гаити). Из 36 детей Затона 2.11,7 (Мускат — Замысловатая) одна кобыла стала победительницей Большого приза для орловских четырехлетних кобыл. Это была Заручка 2.10,6 (от Румбы), несущая в себе кровь знаменитых дубровских лошадей Бубенчика и Воина. Сын Затона Забытый 2.11,6 (от Бывалой) также был производителем в заводе, но ценных лошадей не дал. Из 87 голов приплода только две кобылы Геодезия 2.12 и Поэзия 2.15 стали заводскими матками. Неудачным было также использование производителей Видного 2.10,3 (Вельбот — Досужая), его полубрата Бульвара 2.05 (от Будущности) и сына Бульвара и Магмы Монблана 2.07,5.

Хорошее потомство оставил в заводе Рубин 2.08,5 (Колдун — Роща). Пять его сыновей — Рунный 2.06,7, Зораб 2.08,7, Рукодельник 2.09,4, Репейник 2.12,3 и Реактив 4.33; 6.52,3 — получили заводское назначение, многие дочери Рубина стали матками в Дубровском и в других конных заводах. Сын Рубина Рукодельник 2.09,4 в Дубровском заводе за 1953-1955 гг. оставил 40 голов приплода, из которого в класс 2.20 и резвее вошло 3 кобылы (Прутка 2.14,6, Рига 2.13,4 и Рукопашная 2.19,2). Они были включены в маточный состав орловского отделения завода. Остальной приплод заводского значения не имел.

В русском отделении Дубровки один случной сезон (в 1955 г.) использовался второй сын Рубина Рунный 2.06,7 (от русской кобылы Нимфы). Из 15 голов полученного от него приплода четыре лошади относились к классу 2.15 и резвее, из них две — к классу 2.10 и резвее, в том числе заводской производитель Холстомер 2.06,5.

Особое значение в племенной работе завода имели известные жеребцы орловской рысистой породы — Пилот, Ветер и Отклик. Именно они позволили коллективу завода не только восстановить былую славу Дубровки, но и преумножить ее.

Выдающийся по резвости жеребец Пилот 2.02,2 (Гиацинт — Пеночка) использовался в Дубровке три сезона (1949- 1951 гг.) и оставил в заводе 57 голов приплода. В основном все потомки Пилота отличались породностью, сухостью телосложения, достаточно высокой резвостью. Из них резвее 2.20 было 14 голов, в том числе резвее 2.15 — 10, а из них резвее 2.10 два жеребца: Подвиг 2.08,5 и Пигмент 2.09,6. Подвиг был сыном Дани, от которой ранее родился День 2.07. Пигмент получен от Гитары, дочери Менестреля. Особый интерес представляет Подвиг. Он родился в 1952 г., в 1956 г. выиграл Большой четырехлетний орловский приз (ныне приз Барса) успешно продуцировал в Шадринском конзаводе, где от него получен ставший заводским производителем Перешел 2.09,1.

В маточный состав Дубровки вошли десять дочерей Пилота. Это довольно однородная, высокого племенного достоинства группа кобыл. От дочери Пилота Приданницы 2.12,3 (от Румбы 2.07,6) получен чрезвычайно резвый рысак рекордист Пион 2.03,5, о котором речь еще впереди.

В 1958 г. кобыла Приданница экспонировалась в Киеве на Республиканской выставке достижений народного хозяйства, где была признана чемпионом породы среди кобыл. В маточном составе Дубровки находится и родная сестра Приданницы — Пирушка 2.13,6.

Весь лучший приплод Пилота получен при сочетании с Воином (комплекс Воин — Бубенчик). К сожалению, Пилот, этот выдающийся жеребец, мало использовался в Дубровке и преждевременно был переведен в другой завод. Позднее, уже в 1967 г. в Дубровку был взят производителем внук Пилота — жеребец Озорник 2.11,2 (Птенец — Октава от Обрыва), и в ставках 1968-1972 гг. от него получено 48 голов приплода. Молодняк 1968 г. рождения испытывается на ипподромах. Обращают на себя внимание Уровень 2.09,3 (от Усмишки), Пост 2.12,4 (от Пруткой), Перевоз 2.08,9 (от Поточной) и Кнопка 2.11,6 (от Крошки 2-й).


Рис. 12. Приданница 2-12,3, рождения 1952 г. (Пилот — Румба) с кобылкой от Отклика (снимок 1971 г.)

Селекционная работа с линией Бубенчика в Дубровском конзаводе в послевоенное время продолжалась через его сына Ветра 2.10,7 (от Витрогонки). Жеребец Ветер родился в 1939 г. в Дубровке. Его родословная построена на классическом дубровском кроссе Бубенчик — Воин при инбридинге на Леля в V-IV и Бычка в VI-IV рядах предков. Во время войны Ветер оказался в Стоговском конном заводе. То ли потому, что работникам завода было неизвестно происхождение Ветра, то ли по каким-либо иным причинам к этому выдающемуся жеребцу относились как к самой заурядной лошади и использовали его в качестве пробника.

Известный специалист советского рысистого коннозаводства В. П. Лямин взял Ветра производителем в Пермский конный завод. Там от него в ставке 1946 г. был получен жеребец Залом 2.23,5 от Западни (Блеск — Зоя), который впоследствии стал прозводителем Алтайского конного завода, и кобыла Коварная 2.15,4 (от Конопельки). Далее Ветра перевели в Юргамышский конный завод и в ставке 1947 г. от него получили резвую Купаву 2.05,1 от Кавычки (Вельбот — Катушка, от Эльборуса). В 1947 г. Ветра возвратили в родной конный завод, где в течение 10 лет он состоял основным производителем, продолжателем линии Бубенчика. За эти годы от него в Дубровке получено 162 жеребенка. После испытания этих лошадей на ипподроме 25 голов показали резвость 2.20 и резвее (из них 6 русских рысистых), в том числе 15 голов бежали резвее 2.15 (из них 4 русских рысистых), а 6 голов — резвее 2.10 (из них 2 русских рысистых).

Жеребец Ветер хорошо сочетался с кобылами разных линий в противоположность своему отцу Бубенчику. Так, при спаривании Ветра с матками, несущими в себе «кровь» Корешка, получен Вспыльчивый 2.06,5, при спаривании с матками от Менестреля — Вербовщик 2.11,7, при спаривании с матками линии Ловчего — Виртуоз 2.06 и Вербена 4.36, при спаривании с матками линии Барчука — Веер 2.07,5 и Повит 2.09,4.

Некоторые из потомков Ветра получены в результате кросса линий и одновременно инбридинга на выдающихся предков. В этом отношении представляет интерес родословная известного рысака Виртуоза 2.06.

Как видно, в родословной жеребца Виртуоза 2.06 можно обнаружить кросс линий БубенчикХВоинХКорешокХЛовчий и инбридинг на выдающуюся заводскую матку Безнадежную Ласку в III-III рядах предков.

При сочетании Ветра с кобылами русской рысистой породы также получены хорошие результаты. Так, сочетание ВетерХ X Газават дало Вопроса 2.08,4, сочетание ВетерХ Гильдеец — Визиря 2.12,6, Говорунью 2.08,1.

Ветер оказался лучшим, самым ценным сыном Бубенчика. Он был достаточно породен и сух, хорошо сложен, имел отлично развитую мускулатуру и выраженные упряжные формы. Из недостатков экстерьера отмечалась мягковатая спина, небольшой размет и саблистость. Он стойко передавал потомству присущие ему черты типа и экстерьера. Восемь сыновей Ветра, рожденных в Дубровке, стали заводскими производителями.

Это Виртуоз 2.06 (от Иссы), Вспыльчивый 2.06,5 (от Пылинки), Веер 2.07,5 (от Эмоции), Вопрос 2.08,4 (от Пройдохи), Повит 2.09,4 (от Поэмы), Ватерпас 2.12,3 (от Похвальной), Визирь 2.12,6 (от Закрасы) и Мгновенный 2.14,6 (от Малеваной). Средние промеры этих жеребцов: 160,9-163,4 — 183,7- 20,2 см и средняя резвость 2.09,6 (средняя резвость производителей от Бубенчика 2.13,4).


Виртуоз 2.06, темно-гнедой, 1954 г. рождения

С 1957 г. до конца своей жизни Ветер продуцировал в Хре-новском конном заводе, где от него получен Привал 2.08,8 (от Пирамиды, дочери Посла), состоявший в последние годы производителем в Московском конном заводе. Напомним, что до возвращения в Дубровку в Пермском конном заводе Ветер дал Залома 2.23,5, ставшего жеребцом-производителем.

Таким образом, заводское назначение получили десять сыновей Ветра. В свою очередь, от них в разных хозяйствах также были получены заводские производители: от Веера в Чесменском конзаводе — Крыжовник 2.09,6, от Визиря в Лимаревском конзаводе — Ковыль 2.06,2, от Вспыльчивого в том же заводе — Довод 2.07,6, Табун 2.09,3 и Авангард 2.09,3 и в Лозовском заводе — Ковыль 2.07,7, от Виртуоза в Дубровском конзаводе — Провулок 2.09,6, Разлив 2.08, Уверенный 2.08,2. В Хреновском конном заводе, кроме заводского производителя Привала 2.08,8 Ветер дал резвых Бритву 2.13,6, Увертку 2.11,2, Барвинка 2.10,2 и других лошадей.

Всего из потомства Бубенчика продуцировало в конных заводах 33 жеребца, из них 10 сыновей и 9 внуков Ветра.

В Дубровском конном заводе от Ветра было получено 28 кобыл заводского значения, из которых две были экспортированы в Болгарию и одна передана Запорожскому конному заводу. В маточный состав Дубровки поступило 25 дочерей Ветра. Средние промеры их: 157-160,9-181,8-19,3 см при индексе формата 102,5, обхвата груди 115,8 и костистости 12,3. Средняя резвость 2.24,2.

Потомство жеребца Ветра отличается однотипностью. Лошади, как правило, некрупные, с глубокой грудью, длинные, с выраженными упряжными формами, хорошей мускулатурой, сухими ногами, крепкой конституцией. Они хорошо «держат тело», неприхотливы к условиям содержания, породны, обладают отменной резвостью, часто дистанционностью. Из недостатков экстерьера потомству Ветра присущи мягкая спина и небольшая саблистость, вместе с тем оно лишено грубоватости, присущей лошадям линии Бубенчика.

19 мая 1963 г. на юбилейной сессии Совета по племенной работе с рысистыми породами, посвященной 75-летию Дубровского конного завода, была утверждена новая линия Ветра в орловской рысистой породе.

В настоящее время линия Ветра развивается. С 1959 по 1964 г. в качестве производителя в Дубровском заводе использовался сын Ветра — Виртуоз 2.06, в 1964 г. переданный Запорожскому конзаводу. В Дубровке от Виртуоза получено шесть ставок молодняка (1960-1965 гг.) численностью 85 голов. Из них резвее 2.15 было 11 голов, в том числе резвее 2.10 — 4 головы: Аквариум 2.07,1, (от Аиды), Разлив 2.08 (от Рукопашной), Уверенный 2.08,2 (от Усмишки), Провулок 2.09,6 (от Плотвы). Последние три жеребца получили заводское назначение.

Жеребец Виртуоз был труден в езде. Злобность и агрессивность особенно усилились у него в старшем возрасте, поэтому испытания жеребца пришлось прервать. Беговая карьера Виртуоза сложилась следующим образом. На Московском ипподроме в возрасте двух лет он показал резвость 2.23,6, в возрасте трех лет — 2.12,3, в возрасте четырех лет — 2.10,6, выиграл Большой трехлетний орловский и Большой трехлетний открытый призы, а также приз Будущности для лошадей трех лет орловской породы и занял второе место в Большом Всесоюзном четырехлетнем призе для орловских рысаков. Почти «отбойной» лошадью он был возвращен в завод. После продолжительного отдыха и использования в случке 1959 г. пятилетний Виртуоз был отправлен в Одессу, где бежал отдельно на время, показав резвость 2.06.

Для накопления в маточном составе прямого потомства Ветра для последующей работы с этой линией была предпринята попытка использования жеребцов, происходящих и от других сыновей Ветра. Один случной сезон в Дубровке находился жеребец Ковыль 2.07,7, рождения 1961 г. (Вспыльчивый — Каска). В 1966 г. от него получено семь жеребят (Перекоп 2.17,5 от Похвальной, Касатка 2.14 от Крошки 2-й и др.).

В русском рысистом отделении Дубровки три сезона использовался Ковыль 2.06,2, рождения 1960 г. (Визирь — Квинта), дербист 1964 г. Он дал три ставки жеребят рождения 1967-1969 гг. В числе первых его детей были Перевалка 2.08,8 (от Пирушки), Отпуск 2.07,4 (от Озорной), Индий 2.11,8 (трех лет, от Изобретенной), Ветрогон 2.08,5 (от Вазочки), Контакт 2.07,3 (от Корички), Обелиск 2.10,2 (от Осы) и др.

Самым ярким событием в коннозаводстве современной Дубровки стало появление в ней в 1957 г. и последующее заводское использование жеребца Отклика.

Серый жеребец Отклик родился в 1952 г. в Запорожском конном заводе от кобылы Конвенции, поступившей жеребой из Ново-Томниковского конного завода. Отклик имеет блестящее происхождение. Его отец Отбой родоначальник новой самостоятельной линии, выделившейся из линии Ловчего. Если Ловчего считали выдающимся по типу и экстерьеру рысаком, наделенным яркой индивидуальностью, но с чертами отца Кронпринца и деда по матери Громадного, то Отбой по типу ближе к лошадям старой линии Задорного. По женской линии Отклик происходит из ценного маточного семейства кобылы Коварной, от которой в Ново-Томниковском заводе получены первоклассные рысаки, в том числе Кремень 2.09,4 и мать Корсара 2.08,4 Колонистка 2.22,6.

По своему происхождению Отклик является продуктом кросса линий ЛовчийХБарчук. В родословной дважды встречается Сулак в IV-IV рядах предков и один раз его родная сестра Сударка (в III ряду предков) (инбридинг на Аламана, представителя старой линии Задорного, в V-IV, V рядах предков). Прямая мужская линия Ловчего не подкреплена.

Отклик, как говорят коневоды, был исключительно хорош по себе, гармонично сложен, породен, имел сухую крепкую конституцию, хорошо развитую мускулатуру, длинную косую лопатку, красиво поставленную голову с горбоносым профилем. Его промеры: 160-164-181-20,5 см. Беговая карьера Отклика сложилась чрезвычайно удачно. Он испытывался на Харьковском ипподроме, работал с ним мастер-наездник М. Б. Синяев.


Отклик 2.07, 3.13, 4.25, 2, серый, 1952 г. рождения

В 1954 г. в возрасте двух лет Отклик выступал 3 раза и 3 раза был первым при лучшей резвости 2.35. В 1955 г. трехлетним рысаком он выиграл зимний приз для орловских рысаков трех лет и оба аналогичных летних приза с резвостью 2.11,1 и 2.09,4. В том же 1955 г. Отклика отправили в Москву для участия в розыгрыше традиционного Большого трехлетнего приза. Приз разыгрывался в два гита и в обоих впереди с большим отрывом от остальных лошадей был Отклик. Он шел четкой свободной рысью и первый гит выиграл в резвость 2.09,4, а второй в резвость 2.07. В побитом поле остались Подвиг и подошедшая третьей знаменитая Вышка (Василек — Шпага). В этом подлинно историческом выступлении Отклик установил всесоюзный рекорд одновременно для орловских и русских рысаков трех лет в беге по общей дорожке.

В 1956 г. уже в четырехлетнем возрасте Отклик продолжал успешно выступать, выиграл серию традиционных призов в Харькове, установил несколько рекордов, в том числе на 2400 м (3.13) и выиграл Большой Украинский четырехлетний приз. Беговая карьера Отклика успешно продолжалась до 1961 г. и определила его высокий беговой класс. В Киеве на выставке достижений народного хозяйства Украинской ССР в 1960 г. он был признан чемпионом орловской породы, спустя два года на ВДНХ СССР получил аттестат первой степени и титул рекордиста породы. На той же выставке в Москве в 1971 г. Отклика посмертно утвердили чемпионом среди производителей орловской рысистой породы. Такая высокая оценка не была случайной: с пяти лет в перерывах между выступлениями на ипподромах Отклик использовался в качестве производителя в Дубровке, где от него в 14 ставках (с 1958 по 1971 гг.) получено 222 жеребенка. Среди его детей на начало 1973 г. выявлено 45 рысаков класса 2.15, из них 11 класса 2.10, в том числе 3 резвее 2.05. Такого количества лошадей экстрабегового класса не дал ни один другой орловец за всю историю этой породы.

Один случной сезон в 1964 г. Отклик был производителем в родном Запорожском конном заводе. Здесь от него получено несколько отличных рысаков, среди них выдающийся по резвости и экстерьеру Борец 2.04,8.

Назовем лучших потомков Отклика, рожденных в Дубровке. Это прежде всего феноменальный орловский рысак нашего времени, всесоюзный рекордист Пион 2.03,5, далее Водоворот 2.04,4, Плот 2.07,4, Рукопись 2.07,7, Полюс 2.08, Верховод 2.07, Восторг 2.09,2, Крошка 2-я 2.09,4, Диплом 2.09,5, Анод 2.10, Дельный 2.08,5, Аоста 2.08,3, Ворох 2.09,1. Из них Водоворот, Восторг, Полюс, Верховод, Пион и Анод получили заводское назначение. Такое же назначение получил и Борец, рожденный в Запорожском конном заводе. Всего в настоящее время в качестве жеребцов-производителей в конных заводах нашей страны продуцируют 7 сыновей Отклика. В то же время можно смело утверждать, что абсолютное большинство лошадей современной линии Отбоя восходит к родоначальнику не иначе как через Отклика и, следовательно, Отклик становится родоначальником новой линии. В этом есть несомненная заслуга коневодов Дубровки.

При описании племенного использования жеребца Ветра мы упоминали, что лучший его сын Виртуоз 2.06 был получен от кобылы Иссы (Бенефис — Ирена), внучки Ловчего 2.13,1, то есть в сочетании с Ловчим. Комплекс Ловчий — Бубенчик — Воин был использован при подборе Отклика к дочерям Ветра, Пилота, маткам линии Воина. Этот комплекс всегда давал хорошие результаты в Дубровке. Особенно успешным было сочетание Отклика с дочерьми Пилота, которое позволило получить выдающихся лошадей — Полюса 2.08 и Пиона 2.03,5.

Жеребец Полюс 2.08 родился в 1959 г. от Повилики 2.20,7, дочери Пилота и Вербовой (Бубенчик — Верства, от Воина). Полюс — отлично сложенный, густой и костистый жеребец с промерами 158-160-183-21 см. Он выиграл в Москве несколько традиционных призов, в том числе приз Барса, а в Большом Всесоюзном призе занял второе место за русским рысаком Гужком. В 1964 г. Полюс установил новый всесоюзный рекорд для орловских рысаков старшего возраста в призу по общей летней дорожке 4.21,5 (3200 м). Существовавший до этого рекорд (4.25,7) принадлежал орловскому рысаку Крепышу и продержался 54 года.

Подлинная же гордость Дубровского завода — серый красавец Пион 2.03,5. Он родился в 1966 г. от Приданницы, дочери Пилота и Отклика. На Харьковском ипподроме в 1968 г. он выиграл приз Улова для орловских двухлеток, а в 1969 г. Зимний орловский трехлетний приз, Летний трехлетний орловский приз, Летний открытый трехлетний приз и приз Будущности. Триумфальные выступления превосходной лошади продолжались и в 1970 г. Пион выиграл приз имени П. К. Кулешова, Большой зимний четырехлетний, приз Барса, Большой Украинский четырехлетний приз в Харькове и, наконец, приз Барса в Москве в 1970 г. Таким образом, он выиграл все большие традиционные призы для своего возраста. Лучшая резвость, показанная четырехлетним Пионом на Харьковском верстовом ипподроме в 1970 г., 2.06,2. К сожалению, он не принимал участия в розыгрыше Большого Всесоюзного приза (дерби), хотя и был главным претендентом на его обладание.


Рис. 13. Всесоюзный рекордист Пион 2.03,5, рождения 1966 г. (Отклик — Приданница)

Блестящая беговая карьера орловского рысака, затмившего славу легендарного Крепыша, продолжалась и в 1971 — 1972 гг. Он неоднократно опережал резвейших русских и американских рысаков, в том числе и своего сильнейшего соперника Леля 2.02,9 (Лоу Гановер — Ласточка) Уфимского конного завода. В призе элиты в 1972 г. Пион финишировал вторым за Лелем и установил новый всесоюзный рекорд для орловских рысаков 2.03,5 по общей дорожке. Он дважды, в 1971 и 1972 гг., выиграл в Москве международный приз Мира, успешно бежал на ипподромах Финляндии, Венгрии и ФРГ. В 1973 г. Пиону исполнилось 7 лет, беговая карьера выдающейся лошади не закончена; начиная с 1972 г. в период случного сезона Пион используется в качестве основного производителя в старейшем Хреновском конном заводе на родине орловского рысака и в Московском конном заводе.

Возвращаясь к Отклику, необходимо отметить, что он был выдающимся жеребцом-производителем и давал потомство хорошего качества при самых различных генеалогических сочетаниях. Отклик оставил в Дубровском конном заводе большую группу маток — золотой фонд Дубровки, о них мы расскажем несколько позже.

4 февраля в возрасте 29-ти лет пал Ковбой (Блокпост — Крутизна 1.57,2) — рыжий жеребец орловской породы, абсолютный рекордист среди всех пород рысаков, рождённых в СССР и России.

Резвейший орловский рысак современности, «железный Ковбой».

«. Ковбой (Блокпост — Крутизна), установил 11 рекордов, главный среди которых — абсолютный рекорд для рысаков всех пород, рождённых в России.

В августе 1991 года на Раменском республиканском ипподроме восьмилетний Ковбой принял старт с лучшими детьми Реприза (после Сорренто) — гнедым Ромбом (Реприз — Ольта) и серым Реалом (Реприз — Ямайка). Бег получился очень резвым. Орловский рысак Ковбой финишировал первым, показав 1 минуту 57,2 секунды. Это время стало новым абсолютным рекордом, который держится до сих пор.

Встав в завод, рыжий орловец оказался отличным производителем. Дети Ковбоя дважды улучшали рекорд для двухлетних рысаков. Сначала светло-серый Кекс (Ковбой — Кичка 1995) показал 2.13,0, а затем рыже-чалый, похожий на своего отца, Банкет (Ковбой — Бавария 2001) превзошёл это время — 2.11,3. Лучшими сыновьями Ковбоя были серый Дробовик (Ковбой — Дрофа 1997), рекордист Уральского региона и пятикратный чемпион породы, и светло-серый Канюк (Ковбой — Камея 2001), победитель «Приза Барса», проданный впоследствии на аукционе за высокую для орловского рысака сумму — 17 тысяч долларов.

В истории орловской породы существуют три рысака, сумевшие преодолеть рубеж в 2 минуты на дистанции 1600 м. Первым из них был серый жеребец Иппик (Персид — Ифигения 1980), по материнским линиям восходящий к самому Крепышу. В забегах на 1600 м он показал 1 минуту 59,7 секунды, а затем на дистанции 2400 м стал абсолютно лучшим среди всех рысаков, рождённых в СССР и России, с резвостью 3 минуты 2,5 секунды. Пермский Мазок, 1.58,4. Последний результат до сих пор превзойдён лишь одной рождённой в России лошадью — рыжим Ковбоем. «
От Отбоя до Ковбоя

В 1981 году в Пермском конном заводе стоял производителем темно–гнедой, небольшого роста, но весьма складный сын Пиона – Помпей 2.02,4р. В те годы слава его отца – Пиона 2.00,1 – была в самом зените, а потому многие селекционеры делали ставку больше на отца, чем на сыновей.

Трудно сказать, почему Помпей не остался навсегда в Пермском заводе, скорее всего его поспешное объявление в продажу Московским заводом за очень большие, по тем временам, деньги – 40 тысяч рублей, застало руководство Пермского завода врасплох, но, так или иначе, Помпея продали в Сибирь, в Кемеровский завод, где, кстати, он пришелся не совсем ко двору.

На смену Помпею А.А.Соколов взял на несколько сезонов трехчетвертного брата Помпея – рекордиста и отличного ипподромного бойца – Блокпоста 2.03,5. Помпей и Блокпост были сыновьями Пиона и внуками знаменитого Квадрата (Пролив–Керамика). Однако все портил экстерьер Блокпоста – грубый и нескладный жеребец мог только своими беговыми заслугами обеспечить себе нормальное заводское использование. Но обо всем по порядку.

Начнем разбор родословной будущего рекордиста Ковбоя с «давно минувших дней» и обратимся к истории.

В 1998 году ВНИИ коневодства опубликовал уникальную вещь – схемы линий современных орловских рысаков от основателя до нашего времени. И читатель, обратясь к этому изданию, может увидеть, как развивалась линия, к которой относится большая часть производителей орловской рысистой породы. Но начать рассказ о родословной Ковбоя нужно со знаменитого труда В.О.Витта –«Орловская рысистая порода в историческом развитии ее линий», где многое можно узнать о качестве и особенностях линии, именуемой сейчас линией Пиона. Пион происходил из удачной линии знаменитого Отбоя 2.14,1 (Бурелом–Опора), тот, в свою очередь, принадлежал к знаменитой старинной линии Лебедя 4-го, праправнука Барса–родоначальника.

МИР ОРЛОВСКОЙ ЛОШАДИ

Линия Лебедя 4-го считалась всегда резвостной линией и ее представители довольно успешно конкурировали на ипподромах с рысаками других линии. В.О.Витт пишет о потомках Лебедя 4-го как о «не очень крупных, породных, хороших дистанционерах, о пылких, трудных в езде, не терпящих поддужных и не любящих борьбы по общей дорожке» лошадях. Прошу обратить внимание на эту характеристику, поскольку она нам пригодится в дальнейшем для того, чтобы уяснить себе предназначение этой линии в породе. Восходящая линия предков Ковбоя изобилует знаменитыми именами, однако 4–5 поколений после Лебедя 4-го ничего интересного не представляют до того времени, как в потомстве жеребца Крутого 2-го появился весьма посредственный жеребец Нежданный, имевший рекорд на 3 версты 5.18,2. Нежданный вполне оправдал данную ему кличку, поскольку дал победителя Императорского приза Недотрога 2.22,4 и ряд великолепных резвачей конца XIX века.

Недотрогу суждено было сделать настоящий переворот в породе, так как его потомство, в конечном счете, достигло наших дней и разветвилось на несколько линий. «Недотрог, – пишет В.Витт, был некрупным серым жеребцом с несколько мягкой спиной . и с круглокостными передними ногами. отличался дистанционными способностями. и не особенно приятным характером». Недотрога купил для своего завода Яков Иванович Бутович – человек, являвшийся ярчайшей звездой своего времени, а по заслугам его имя в одном ряду с именами графа Орлова, Шишкина, Тулиновых и других. Бутович как раз в то время очень увлекался историей породы, а уж «знание кровей» было обязательным для любого коннозаводчика. Проанализировав родословную Недотрога, Бутович начал использовать жеребца, но тот, по каким–то причинам, которые коннозаводчик, несомненно, описал в своих воспоминаниях (может когда-нибудь они увидят свет) продал жеребца в 1910 году в знаменитый Тулиновский завод, принадлежавший тогда А.Н.Роппу.
Продажа Недотрога произошла, когда в заводе Бутовича в Прилепах уже рос один из лучших потомков – знаменитый впоследствии Кронпринц 4.42,2 1907 гр. Кронпринц происходил от небежавшей Каши, которая дала тоже от Недотрога резвого по тем временам Кота 2.18,6. Характеризуя Кронпринца, В.О.Витт вновь говорит о том, что это был довольно некрупный, пылкий, кипучий, но удивительно резвый жеребец, выигравший в 1912 году Императорский приз и бывший лидером своего возраста всю беговую карьеру. Кронпринц как производитель не сделал какого-либо феномена, хотя его заводская деятельность проходила большей частью в трудные революционные годы. Он стал отцом нескольких резвых детей во главе с Отчаянным Малым 3.26 и Ловчим 2.15,7 (4-х лет), а также знаменитой заводской маткой Большой Медведицей 4.52,4 (3200 м.).

В отличие от своих предков, Ловчий, рожденный в национализированном Прилепском заводе, был довольно крупным, костистым, но недостаточно глубоким, он был премирован высшей наградой на Всесоюзной Выставке в 1923 году. Советская система селекции сразу стала отличаться от прежней дореволюционной. В ней уже не было места иному мнению и все то, что делали селекционеры потом, за редчайшими исключениями, было продиктовано единым указующим порывом. Государственное ведение селекционного процесса во многом помогало широко использовать тех или иных, нравившихся руководству жеребцов. По всей видимости, Ловчий был в их числе, да и сам Бутович много сделал для рекламы своего творения. Ловчий использовался в нескольких конных заводах, но наибольший успех его ждал в Хреновом. В 1932 году от Ловчего и Удачной родился великолепный резвач и производитель Улов, имевший к окончанию беговой карьеры совершенно ошеломительные рекорды: 2.02,2, 3.09, 4.20,6.

Какие породы лошадей можно назвать национальным достоянием России? Сколько на самом деле лет русской тройке? Кто спас орловских рысаков? Есть ли будущее у вятки и дончака? Рассказывает Елена Петерсон, хранитель музея при Московском ипподроме.

О существовании музея при Московском ипподроме знают немногие. Попасть сюда можно только по предварительной договоренности, а найти музей в лабиринтах старого здания без проводника нелегко. Но стоит оказаться в просторном зале музея и встретиться с его хранителем, Еленой Евгеньевной Петерсон, как все эти мелкие трудности забываются. Остаются только лошади и «лошадиные истории», которые виртуозно рассказывает Елена Евгеньевна. Ее манера рассказа напоминает аудиоверсию лошадиной энциклопедии, включая «переходы по ссылкам» — на персоналии, события, малоизвестные факты… Невозможно поверить, что она, дипломированный зоотехник, долгое время боялась просто подойти к лошади, а сотрудником Института коневодства оказалась почти случайно. Поборола свой страх, научилась ездить верхом, даже судила соревнования, но никакой особой привязанности к лошадям не испытывала — до тех пор, пока не начала работать с орловскими рысаками: «только в этот момент я и поняла, что такое Лошадь. Для меня все было кончено: с тех пор я не представляю себе жизни без лошади».

Ее «роман с лошадью» продолжается уже 50 лет, из них больше 10 лет Елена Евгеньевна посвятила музею при Московском ипподроме. Ценнейшие документы, книги, портреты, старые фотографии и старинные кубки рассказывают свои истории голосом Елены Евгеньевны Петерсон.

Мы провели в музее больше четырех часов, хотя пришли задать всего один вопрос: какие породы лошадей можно назвать национальным достоянием России? Ниже — ответ Елены Евгеньевны, с сокращениями (иначе получится второй роман с лошадьми).

Орловский рысак

Орловский рысак — это наша жемчужина, наша Третьяковка, наш Большой театр! Ничего лучшего в коневодстве — да что там, во всем животноводстве! — мы не сделали за всю историю. Вдумайтесь: первый в мире рысак был создан у нас, в России. Ведь до орловца настоящих рысаков не было! Когда в старинных европейских романах писали, мол, «рысаки нетерпеливо бьют копытом» — никакие это были не рысаки, а родстеры из Англии, норфолкские лошади, которые ходили тихой рысцой. Резвая рысь — это не природный, а искусственный аллюр, выведенный человеком. И мы знаем имена этих людей: первого настоящего рысака создали двое, граф Алексей Орлов и его крепостной Василий Шишкин. Россия, к тому же, родоначальница бегов в упряжке — Орлов первым начал именно так испытывать своих лошадей, тогда как в Европе рысистых лошадей испытывали под седлом.

Многие слышали о приобретенном Орловым арабском жеребце Сметанке, но родоначальником орловской рысистой породы стал не он, а его внук — жеребец Барс I. Память об этой лошади увековечена в названии главного приза для четырехлетних орловцев — это Приз «Барса», орловское Дерби. Однако сейчас уже забылось, что эта порода создавалась не для ипподрома, а для транспорта. Есть версия, что идея родилась у Орлова 28 июня 1762 года, в день переворота, когда он вез будущую императрицу Екатерину Великую из Петергофа в Петербург, где ей должны были присягнуть гвардейцы. В России XVIII века именно гвардия меняла императоров.

Алексей Григорьевич взял лучших дворцовых лошадей. Расстояние от Петербурга до Петергофа сейчас 30 км, тогда было немного больше. И на середине дороги лошади выдохлись, встали, не могли сделать ни шага. Орлов побежал в ближайшую деревню, взял деревенских лошадок, переделал сбрую с крупных дворцовых лошадей на мелких крестьянских — и все-таки доставил Екатерину в Петербург. Очевидно, именно в тот день Алексей Григорьевич понял, что в России нет настоящей транспортной лошади.

Работа по созданию первого рысака началась в 1776-м, и всего за 30 лет Орлову и Шишкину удалось вывести новую породу, потому что они абсолютно точно знали, чего хотят и что надо делать. Получилась красивая, спокойная, резвая и сильная лошадь, универсальная. «И в подводу, и под воеводу», так говорили об орловцах в позапрошлом столетии.

Граф Орлов на Барсе I. Гравюра Н.Сверчкова. Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Вторая по возрасту рысистая лошадь после орловской — американская, так называемая стандартбредная, ее вывели в США в начале XIX века. Американцы — самые резвые рысаки в мире, и дважды они чуть не погубили орловцев. Третья по возрасту порода — французская, и в ее основе — наши орловские рысаки.

Первый рысак, которого французы увидели, был жеребец Хреновского конного завода по кличке Бедуин. Его привезли на Всемирную выставку в Париже в 1867 году. Среди гостей выставки были и американские наездники, которым стало страшно интересно, сможет ли этот крупный, тяжелый жеребец пробежать 1 км резвее, чем за 3 минуты. Сказать «сможет» — не поверят, значит, надо показать. А показывать некому — с Бедуином приехал только конюх без бегового экипажа. В итоге ему и пришлось показывать рысака на ходу. Бедуин пробежал 3 км за 5 минут. На удивительную русскую лошадь приехал посмотреть император Наполеон III, и Бедуин пробежал ту же дистанцию еще раз, уже с результатом 4 минуты 45 секунд. На следующий год на конскую выставку в России приехала целая французская делегация и купила 15 орловских жеребцов. Так наши рысаки оказались во Франции. Там жеребцы были смешаны с нормандской лошадью, которая кое-как ходит рысью — и появился французский рысак. Кстати, получилась самая долголетняя порода, «французы» бегают до 12 лет. Эта история объясняет активное участие Франции в жизни Московского ипподрома — появлением своей рысистой породы французы обязаны нашим орловцам.

Но в 1889 году к нам приехали американцы. Привезли своих резвых американских рысаков. Привезли свою тактику езды на приз, свои методы тренировки. А у нас были свои правила, свои подходы… В XIX веке орловцы были на вес золота, но в начале ХХ века их судьба повисла на волоске: американские лошади прекрасно бежали, их и стали покупать — ведь коневладельцы жили в основном на призовые от выступлений, всем хотелось выигрывать.

Тогда престиж орловской породы поддержал Крепыш — «лошадь столетия», как его называли. Беговая карьера Крепыша пришлась на 1907—1913 годы. Публика на него ходила как на Шаляпина! Москва и Петербург знали все его привычки. Эта лошадь ела только антоновские яблоки и симиренку, только без кожуры и без косточек. Это же была лошадь столетия! Когда он ездил по железной дороге, перед ним в вагон всегда заходил его «друг» мерин — и только потом заходил Крепыш. Он так привык: без приятеля в вагон не входил. Что его, кстати, и погубило: когда Крепыша эвакуировали перед наступлением белых из Симбирска, где он жил после своей беговой карьеры, место в вагоне было только для одного. Сходни узкие. Крепыш увидел, что в вагоне пусто, шагнул назад, провалился, упал — и то ли сломал ногу, то ли ударился головой, тут рассказы расходятся. Его пришлось пристрелить. Ему было 14 лет, это было в 1918 году. В результате от него практически не осталось потомства. Первые его дети пришлись на войну, потом революция, бескормица, ипподромы не работали…

Орловский рысак Крепыш, «лошадь столетия»

Кроме Крепыша, другие орловцы не могли тягаться с американскими рысаками. Во множестве появились более резвые метисы — помесь орловцев и американцев назвали «русскими рысаками», но под угрозой оказалась чистота орловской породы. Орловцев спас Яков Бутович — коннозаводчик и потомственный коневладелец. Про него говорили, что он «не признавал женщин и собак, знал только лошадь и службу». Ради сохранения орловских рысаков Бутович остался в послереволюционной России, а в начале 1920-х годов он инициировал решение сделать половину призов, разыгрываемых на ипподромах, «закрытыми» для орловцев — то есть в них могли участвовать только орловские, и никакие другие рысаки. Таким, например, в 1923 году стал приз «Барса», прежде открытый для рысаков всех пород. Это позволило сохранить орловскую породу в чистоте.

Американцы и сейчас бегут в среднем на 5 секунд резвее орловцев. Из всех ипподромных рысаков орловский — самый «тихий», но такой плавности хода нет ни у одной другой породы. Орловец буквально плывет над дорожкой, в XIX веке говорили: «поставьте на круп орловского рысака стакан воды, ни одна капля не прольется». К тому же лошадь очень красивая, имеет свой тип, узнаваемый экстерьер. Ни англичане, ни американцы никогда не занимались экстерьером чистокровной лошади. Американский рысак, как и чистокровная английская, не имеет единого типа. А орловский рысак имеет. Почему это так важно? Сравните эти изображения — два разных орловца, Полынок и Краса, тем не менее они очень похожи.

Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru’ /> Музей при Московском ипподроме. Орловские рысаки Полынок и Краса
Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

Кобыла Краса особенно характерна для орловского типа. Легкая сухая голова, едва заметный «щучий» профиль, крупные выразительные глаза. Невозможно найти место, где голова переходит в шею — такие плавные линии! Лебединая шея так же плавно перетекает в холку. Спина плавно переходит в круп, мускулистый, созданный для сильного толчка задними ногами. Облик орловца — как гармоничная музыкальная фраза! А правильное сложение на 25-30% определяет резвость лошади.

Самый известный орловский рысак советского времени — непобедимый жеребец Пион. Феноменальная лошадь, он бежал так, как в свое время Крепыш, с блеском соревновался и с русскими, и с американскими рысаками. Когда я единственный раз в жизни делала ставку на ипподроме — поставила на Пиона, который проиграть не мог. Да все, собственно, «играли на Пиона». Тогда минимальная ставка была рубль. Поставили вместе с приятельницей по 50 копеек — выиграли по 5…

Сейчас линия Пиона — ведущая в породе. В отличие от первой «лошади столетия», Крепыша, Пион стал прекрасным производителем. Внук Пиона, жеребец Ковбой под управлением потрясающего наездника Михаила Козлова, в 1991 году установил абсолютный рекорд в призу на дистанции 1600 метров — 1 минута 57,2 секунды, который не побит до сих пор, держится больше 20 лет. Это абсолютный рекорд для всех пород рысаков, рожденных в СССР, России и странах СНГ.

Фото: Павел Пелевин / Strana.ru. Strana.Ru’ /> Музей при Московском ипподроме. Орловский рысак Пион
Фото: Павел Пелевин / Strana.ru

У того же Михаила Владимировича Козлова есть лошади, которые бегут резвее, 1 минута 55. Но это лошади, рожденные уже не в нашей стране. А Ковбой родился у нас, в 1984 году, в Пермском конном заводе. И все говорит о том, что потенциал породы далеко не исчерпан.

Однако в 1990-е годы орловская порода вновь оказалась под угрозой, по той же причине, что и за 100 лет до этого — в Россию привезли более резвых американцев. Да и экономическое положение страны после перестройки сыграло свою роль. Пришлось во второй раз применить «метод Бутовича»: призы закрыли для орловцев, а у оставшихся увеличили призовые. До этого решения на Московском ипподроме были единицы орловских рысаков, сегодня их гораздо больше, породу снова «вытащили».

Яков Бутович

Почему так важно сохранить породу? Орловские рысаки — наше национальное достояние, это уникальные в своей универсальности лошади. Напомню, что в отличие от других рысистых пород, орловцы создавались не для ипподрома, а для транспорта. Упряжки, тройки… В спорте, помимо бегов, орловцы могут успешно использоваться и в выездке, и в конкуре. Очень большое будущее для орловского рысака — драйвинг. Этот вид спорта сейчас становится все более популярным в России и в мире. Правда, драйвинг подходит тем орловцам, которые не побывали на ипподроме, у которых еще нервы в порядке.

Когда меня пригласили работать в музей Московского ипподрома, я не стала менять экспозицию, это же вся наша история. Как я «сниму со стены» дербистов или старых наездников, которые работают у нас по много лет? Я только добавила фотографию Якова Бутовича — он сделал для орловской породы почти столько же, сколько Орлов и Шишкин. Те создали породу, а Бутович ее спас.

Дончак

Донская порода, дончак — наша самая «народная» лошадь, выведенная методами народной селекции. Да, порода местная, не мирового уровня, однако дончаки — наше национальное достояние не меньше, чем орловские рысаки. Эту лошадь создали донские казаки. Из военных походов они своим степным лошадям привозили ценные «трофеи», производителей и маток — ахалтекинских, турецких, берберийских, чистокровных верховых… Лошадь для казака была всем — если рождался мальчик, ему заранее готовили коня, ведь казак шел в армию служить на своей лошади, с которой он вырос, которую знал до мелочей. С этим связан интересный недостаток дончаков: у них дурные характеры. Но только не для своего хозяина!

Дончак — настоящая военная лошадь. Абсолютно бесстрашная, которая и бежит, и прыгает, не боясь ничего. Необыкновенно выносливая. При этом достаточно правильного экстерьера, особенно красив восточный тип донской лошади. К сожалению, дончаков восточного типа осталось очень мало.

Но есть у донских лошадей еще один недостаток, действительно серьезный. Это «связанный» шаг, то есть короткий, что очень неудобно. Соответственно, у дончаков и рысь короткая. «Развязывать» шаг начал еще знаменитый атаман Матвей Платов, герой 1812 года. У него даже свой конезавод был. Платов прилил дончакам очень много крови чистокровных верховых. Это увеличило рост дончака, уже тогда начал «развязываться» шаг. В советское время мы тоже приливали кровь, но в попытках улучшить породу мы ее чуть не потеряли — кровь чистокровных верховых ломала тип дончака. В 1920-30-е годы порода оказалась на грани исчезновения, но появился спаситель — для дончаков Леонид Каштанов сделал не меньше, чем Бутович для орловцев. При Каштанове было принято решение допустить в донскую породу лошадей с 1/8 английской крови и держаться этого уровня — если больше, получается уже буденновская порода.

В советское время удалось «развязать» и шаг, и рысь дончака, но не до идеала. Работа идет, но еще недавно в очередной раз встал вопрос сохранения породы. Дончакам повезло, что на смену Каштанову пришли такие люди как Марина Киборт, Анна Николаева и другие. Сейчас донская порода потихоньку начинает подниматься. Есть надежда, что мы все-таки будем иметь настоящих дончаков, а не просто ахалтекино-донские помеси. Кстати, в современных условиях очень важно, что дончак — лошадь табунная, она выращивается в степи, в табуне, неприхотливая в содержании, а значит — она дешевая. Донские лошади прекрасно подходят для массового спорта.

Донская лошадь

Вятка

Вятка, великолепная вятка, которую мы тоже чуть было не потеряли! Вятская лошадь — наша старая, так называемая аборигенная порода. Она сформировалась в Вятской губернии — теперь это территории Кировской области и Удмуртии. Это очень подвижная и выносливая лошадь, но главное — именно эта порода принесла славу русской тройке!

Вятская лошадь

Несколько раз вятка была на грани исчезновения, и в XIX, и в XX веке — сначала из-за попыток «улучшить породу» приливом чужой крови, потом — из-за действий Хрущева, который (кстати, как и Ленин) ненавидел лошадей и нанес огромный ущерб отечественному коневодству. Но, слава богу, всякий раз находились люди, знавшие, оберегавшие и сохранившие эту лошадь. Ездили по крестьянским хозяйствам, собирали единицы характерных для вятской породы лошадей. И смогли восстановить породу, сейчас она признана официально. В Кировской области и Удмуртии вятка фактически обрела статус национального достояния — именно там находятся основные заводчики вятских лошадей.

Я уже говорила, что вятка принесла славу русской тройке. Стоит уточнить, что речь идет в первую очередь о почтовых тройках, где эти выносливые резвые лошади были очень востребованы, особенно в конце XVIII — начале XIX века. Так везде и пишут, мол, русская тройка появилась около 200 лет назад.

Но это неверно, тройка гораздо старше — хотя открыли мы это совершенно случайно. Начну издалека. Был в XVI веке такой барон Сигизмунд фон Герберштейн, дипломат, который дважды побывал в нашей Московии, как тогда в Европе называли Русь. Приезжал с дипломатическими миссиями в 1517 и 1526 годах, объездил множество городов, а по возвращении написал свой знаменитый «отчет» о путешествии, «Записки о Московии». Книгу впервые издали в Европе в 1549 году, она мгновенно стала популярной, выдержала несколько изданий. Были там и карты — весьма достоверные. Во всяком случае, всё стоит на своих местах. «Записки о Московии» венского издания 1557 года есть в музее Института коневодства. И вот однажды мы начали рассматривать виньетки на карте — интересно же! На полях древних карт обычно изображали явления, характерные для описанной местности. И вдруг видим: три лошади, средняя — под дугой, с оглоблями, по сторонам — две пристяжные, и все три лошади запряжены в экипаж. Значит, уже во время путешествия Герберштейна в первой трети XVI века тройка в нашей стране была обычным явлением! Конечно, в летописях о лошадях говорили редко, но может, если хорошо покопаться, получится найти в древних документах больше информации — в том числе и о тройке. Но уже сейчас можно с уверенностью сказать, что нашей уникальной запряжке никак не меньше 500 лет! Какие тогда были лошади — неизвестно, но в последние два столетия «звездами» троек были вятки. А у людей побогаче — орловские рысаки.

Карта Герберштейна из «Записок о Московии» издания 1557 года. Найдите тройку на полях

До сих пор за границей никто не понимает, как наши наездники управляют тройкой — запряжкой, в которой лошади бегут разными аллюрами. Коренник бежит рысью, пристяжные — галопом. Другой такой запряжки в мире нет! Почему тройка стала символом России? Именно поэтому: тройка уникальна.

Но в начале 1990 годов мы почти потеряли наше национальное достояние. В России оставалось всего три человека, знавших, как заложить тройку. Одним из них был Владимир Иванович Фомин, легендарный наездник. Именно он показывал в США нашу тройку, которую в 1958 году Хрущев широким жестом подарил американскому предпринимателю Сайрусу Итону.

И все же преемственность удалось сохранить. Учиться к Фомину поехал Андрей Корчагин — на мой взгляд, это самый талантливый из всех «троечников». Ныне Андрей — шестикратный чемпион России в езде на тройке. Корчагин на удилах просто «играет»! Во Франции целый фильм сняли только о его руках. У наездника с уголками рта лошади должен быть тончайший контакт — и Андрей перед тем, как дать лошади удила, угощает ее кусочком сахара, чтобы рот стал влажным, так лошади не больно. Андрею в работе очень помогает то, что по образованию он ветеринарный врач.

Сейчас у нас появилась целая группа «троечников», которые соревнуются между собой. Но тройки выступают нечасто, а пристяжным лошадям обязательно нужна работа. И не на рыси, а на галопе. Проблема решилась так: Андрей Корчагин ездит и на тройке, и в драйвинге. В драйвинге его пристяжки ходят в паре.

У Андрея теперь вся семья связана с тройками. Вообще, это удивительный человек. Когда нужно было ехать выступать в Париж — а пришлось ехать за свои деньги, — Андрей продал машину, чтобы выступить в Париже на тройке. Ведь выступать надо, это престиж России.

Понимаете, конный спорт — не футбол, он стадионы не собирает. В России он никогда не был особо популярен, разве что в 1920-е годы и чуть позже, пока была кавалерия. Потом — война, потом — Хрущев, который едва не уничтожил и племенное, и массовое коневодство. Потом — 1990-е со своими проблемами. Но в России всегда находились влюбленные в лошадей энтузиасты, которые не позволяли истории прерваться. Бутович, Каштанов, Киборт, Фомин, Корчагин и многие другие — все они понимали, что наши лошади — это достояние и слава России.

admin

Наверх