Орловский рысак кипр

Рождение орловского рысака Кипра (Помпей — Крутизна)

«В утробе его матери, знаменитой Крутизны, появилась волшебная завязь новой жизни. Никто этого ещё не знал, но наследный материал в этом комочке новой жизни уже сложился так, что в руки шла величайшая из удач. Надо было только эти руки подставить. Вот тут и вышла загвоздка. Время появиться Кипру приспело в пять часов утра праздничного первого января. Праздничное обстоятельство едва не стало тогда роковым. Ночной конюх торжественно уже нагрузился сверх меры и не дошёл под этим грузом до работы. Жеребёнок же, будущий Кипр, родился «в рубашке». Так называют иногда живую ткань, в которой заключён созревающий в материнском лоне плод. Счастье «родиться в рубашке» не столь великое, как принято считать. Жеребёнок мог задохнуться. Но судьба, видно сознавая, что в другой раз такого чуда может не быть, хранила его. Сподобился явиться именно к этому часу на конюшне спасительный Гена Тупицын. Я не сомневаюсь, что послан он был сюда русским святым, небесным лошадиным покровителем Власием.»
(с)Гусляров Е.Н.

СКАЗАНИЕ О КИПРЕ.

Эта история лошади вписана в историю самой лошадью, несмотря на тавтологию. А истории этой 30 лет. Речь пойдет о Кипре, рысаке, у памятника которому мы немного постоим возле главного здания Пермского конного завода №9. И почувствуем, что прошлое никуда не делось, все, что когда-то было, когда-то свершилось, останется навсегда.
А потом двинемся в в путь, назад в прошлое. Пойдем не вприпрыжку, скакать галопом нет смысла. Пройдем тихо и будем свидетелями того, как счастливая звезда Кипра начертала ему родиться, умереть, снова родиться и рассыпаться сотнями звездочек в своих детях и внуках. Видимо поэтому, на памятнике нет даты смерти, она осталась только на бумаге- 5 июня 2009 года.
Ах, какое это было время! Москва! Кто не стремился туда попасть? Там прошли лучшие годы жизни:
1989 год
«Весенний» — I
«Пиона» — IV
1987 год
«Весенний» — I
«Пиона» — IV
1986 год
Памяти П.Н. Кулешова – I
Памяти В.О. Витта – I
«Отклика» — I (2.04,3 рекорд)
«Барса» — I (2.04,6 рекорд)
Большой Всесоюзный – I
Дистанционный города-героя Москвы – II
1985 год
Зимний Орловский – I
Большой Трехлетний Орловский – I (2.05,9 рекорд)
Осенний Орловский – I ( 3.15,3 рекорд)
Кроме 14 Всесоюзных рекордов в анналах еще записано — участие в традиционных призах, занял 13 призовых мест, из них 10 первых.
Семь лет отдано спорту, не так много для целой жизни, но в них были яркие события, ради которых и зажглась звезда Кипра.
«В старшем возрасте Кипр выступал успешно, хотя у него стало сказываться хроническое заболевание — миозит крупа», — записано о 1987 и 1989 годах. Это все как у людей – большой спорт без травм, огромной силы воли, желания победить, забыв про боль, немыслим. Бежать, проиграть для того, чтобы победить. Таков был девиз Кипра.
Откроем страницу журнала и узнаем, что нам расскажет типографский листок о событиях 1986 года.
«6 июля 1986 г. при очень хорошей погоде был разыгран главный приз сезона — Дерби. На старте одиннадцать участников, в том числе и главный фаворит приза локотской Мизгирь. Удачно стартовавший Кипр занял позицию за лидером Вассалом, у первой отметки перехватил лидера и закончил бег первым с отличной резвостью 2.03,5 (30-31,1-30,9-31,50). Мизгирь остался вторым с резвостью 2.03,9. Во втором гите Мизгирь не заладил со старта и далеко отпал, а вскоре после старта тяжело сбоил и Кипр. Второй гит выиграл Принц с резвостью в 2.04,7 (31,4-31,1-30,6-31,6). Кипр закончил дистанцию четвертым в 2.06,6. Исход Дерби решал третий гит. Бег со старта вновь возглавил Вассал, за ним плотной группой держались остальные соперники. Кипр у первой четверти неожиданно сбился и, казалось, что этим сбоем он потерял все шансы на победу в Дерби. У полкруга Мизгирь захватил Вассала и финишировал первым. Кипр постепенно приближался к лидерам, пытался захватить Мизгиря, но проиграл лидеру полкорпуса.(0,1 с). В результате трех гитов победителем Дерби стал великолепный орловец Кипр, вторым Мизгирь, третьим – Принц».
Это было триумфально! Двадцать семь лет потребовалось, чтобы орловский рысак обыграл русских рысаков и стал Дербистом. Резвость 2.03,5, показанная Кипром при выигрыше первого гита, явилась рекордной для четырехлетних орловских рысаков на дистанцию 1600 м. по общей дорожке.
Кипр стал «четырехкратным дербистом», выиграв в четырехлетнем возрасте главные орловские и открытые, как зимние, так и летние, традиционные призы. Зимой Кипр выиграл «Приз памяти П.Н.Кулешова» и «Приз памяти В.О. Витта», а летом — «Приз Отклика» с рекордной для приза резвостью 2.04,3 и «Приз Барса», также с рекордной резвостью 2.04,6.
После победы в Дерби Кипр выиграл дистанционный приз с рекордной для орловцев резвостью 3.11,8, а затем установил всесоюзный рекорд для 4-х летних орловских рысаков в езде по общей дорожке на дистанцию 3200 м — 4.17,6.
В те годы он был популярен, в полном расцвете сил и красив — 163-168-188- 21,5, экспертная оценка — 4,12. Настоящий орловец!
Пойдемте дальше и сделаем остановку в 1985 году.
«Этот год принес Кипру немало побед. В трехлетнем возрасте он выиграл Зимний Орловский, Большой Трехлетний Орловский (с рекордной для этого приза резвостью 2.05,9) и Осенний орловский (также с рекордной резвостью приза 3.15,3) призы». Краткая констатация фактов.
Далее: «Кипр вошел в историю отечественного рысистого коннозаводства — в честь него учрежден традиционный приз для лошадей 3-х лет орловской рысистой породы на дистанцию 1600 м».
Не иначе как счастливая звезда проявила себя – приз учрежден при жизни лошади. Невозможное- возможно!
1984 год. Чемпион по типу и экстерьеру среди двухлетних орловских жеребцов.
Молодость, молодость! Сколько же она дарит надежд на те самые победы, которые снятся почти каждую ночь, на аплодисменты публики, которые невозможно будет забыть спустя годы? А вдруг, та звезда действительно удачная?
1982 год. Пермский конный завод. Новогодняя ночь. Возле Крутизны бригадир — маточник Михаил Черепанов и начкон Андрей Соколов. Какие разговоры вели в тот час, каким видели будущее малыша, который только что появился на свет? А в это самое время, счастливая звезда Кипра уже тихонько поцеловала новорожденного в лоб, оставив белесый оттиск и добавив проточину на милую мордашку малыша.
Вот что запишут про Кипра, спустя годы.
« Орловский жеребец Кипр рожден от Помпея 2.04,4, одного из резвейших рысаков в потомстве Пиона 2.00,1 и выдающейся заводской матки Крутизны 2.26,5, внучки известного производителя Успеха 2.03,7/8р. Крутизна дала также всесоюзного рекордиста Ковбоя 1.57,2; 3.06,8. Дербист Кипр родился, когда Крутизне было15 лет, а его брат Ковбой — младше Кипра на два года.
При более детальном рассмотрении родословной Кипра можно проследить, что в 7, 8 и 9-х рядах его предков пять раз повторяется имя серой кобылы Боярыни, 1890 г.р. (от чистокровного гнедого Бояра и отличной заводской матки Породы 5.33 1/3). Выводной из Франции Бояр 1870 г.р. был блестящим стайером, победителем крупных призов, в т.ч. Жокей-клуба (Дерби) и Аскотского Золотого Кубка (4.22 м) в Англии. В облике Кипра, жеребца крупного (рост 163 см), правильного сложения, сильного и энергичного, чувствуются черты чистокровной лошади, хотя арифметически, этой крови в нем меньше 1/32 доли».

А сейчас давайте заглянем в Трудовую книжку Кипра.
Линия Пиона, семейство Иронии/Кубани
Резвость: 2.03,5 3.11,8 4.17,6
2: 2.21,0
3: 2.05,9
4: 2.03,5
5: 2.05,5
6: не выступал
7: 2.04,6
8: 2.04,9
Хозяйства использования: Московский к/з, Пермский к/з, Хреновской к/з, Чесменский к/з.
Оценен как «ценный».
Лучшие дети:
Сектор (Саржа от Запаса) 1989г.р., 2.04,4, победитель приза Барса на ЦМИ, экс. оценка 4.25
Лакей (Леска от Кубика) 2.07,4 1993г.р. победитель приза Барса на ЦМИ, экс. оценка 4.0
Никотин (Новость от Вздора) 2.07,5 1993г.р., дал призового рекордиста Гаранта 2.03,8 (победитель призов Барса и Пиона ЦМИ, и многих др. призов)
Дротик 2.02,6 (мать Дрофа от Реактива) экс. оценка 4.25 1998г.р., четырехлетний рекордист породы на 1600м.
Мозаика (Мандолина от Наводчика) 2.06,8, экс. оценка 4.0, 5 место в призе Барса на ЦМИ, абсолютная трехлетняя рекордистка на дист 1600м
Бакалея 2.07,3 (Банкнота от Наводчика), сестра Бересклета по матери, резвая кобыла, победительница множества призов.
Бирюк (мать Бригантина от Завиавловского Реактива (сын Выборга).
Всероссийский рекордист на 4800м. (2010 г.) – 6.39,0
2-х лет 2.23; 3-х лет 2.09 и 3.20 (резвейший рысак России 3-х лет), 6лет — 2.04,2.

Неудивительно, что перескочив через несколько лет, мы увидели на дорожках почти всех ипподромов России внуков Кипра. А внучки заслуженно ушли в маточный состав выполнять природную функцию.
Лучшие внуки:

Пеон (Никотин-Профилактика)
Заветный (Никотин-Зоография)
Желанный (Лакей – Жаркая Пора)
Полет (Лакей-Подпись)
Политик ( Колорит-Паника)
Мелок (Колорит- Мечта)
Декель (Колорит- Дикарка)
Кредит (Дротик- Кромка)
и еще много других достойных, кого не упомянули из-за формата статьи. Но об этих и других внуках еще будут написаны отдельные статьи в этом журнале.

И мне известна уже правнучка Кипра, которая нынче выступала на Пермском ипподроме и стала победительницей орловского вступительного приза, Пчелка (Крокет-Помпа от Полкана).
Пока мы путешествовали во времени, снег все падал и падал на спину Кипра, укрывая его от уральских морозов. Снежная попона останется до самой весны. И мне очень хочется верить, что счастливая звезда Кипра возродит былое величие его колыбели, а к его памятнику « не зарастет народная тропа».

Ваш гид по лабиринтам истории С. Удавихина.

  • в 2004 и 2005 годах — Попрёк (Поток — Перикола 1998, 2.04,5) и
  • в 2006 году — Лотос (Термин — Локация 2000, 2.03,7).
  • Таблица современных рекордов орловской породы

    Дистанция Возраст Жеребец (год рождения) Рекорд Кобыла (год рождения) Рекорд
    1600 м 2 года Логотип (Попугай — Лилия 2006) 2.09,2 Румба (Банкет — Рубка 2007) 2.08,8
    3 года Браслет (Лакей — Бемоль 2007) 2.04,6 Акустика (Каньон — Ольта 2006) 2.05,0
    4 года Дротик (Кипр — Дрофа 1998) 2.02,6 Даринка (Афоризм — Доброта 2006) 2.04,5
    Старший возраст Ковбой (Блокпост — Крутизна 1984) 1.57,2 Гвиана (Пион — Гипотека) 2.03,2
    2400 м 3 года Кипр (Помпей — Крутизна 1982) 3.13,5 Бегущая (Уклон — Блёклая 2003) 3.15,5
    4 года Жаворонок (Каньон — Жар-Птица 2005) 3.10,1 Бегущая (Уклон — Блёклая 2003) 3.10,4
    Старший возраст Иппик (Персид — Ифигения 1980) 3.02,5 р Ника (Наркотик — Комета 2005) 3.12,4
    3200 м 4 года Кипр (Помпей — Крутизна 1982) 4.17,6 Монография (Фант — Метрополь 1991) 4.24,6
    Старший возраст Пион (Отклик — Приданница 1966) 4.13,5 р Капитанша (Бубенчик — Видроджена Культура 1935) 4.21,6 р
    4800 м Старший возраст Пикадор (Инжир — Прибыль 2000) 6.48,3 Тоня Р (Вармик — Межа 1901) 7.09,4

    Успехи в конном спорте

    Орловский рысак — уникальная порода, не имеющая аналогов в мире. Помимо рысистых бегов, крупного и нарядного орловского рысака можно с успехом использовать практически во всех видах конного спорта — выездке, конкуре, драйвинге и просто любительской верховой езде. Хорошим примером тому может служить светло-серый жеребец Балагур, правнук Пиона, который вместе со своей всадницей Александрой Кореловой не раз становился победителем различных официальных и коммерческих соревнований по выездке внутри России и за её пределами.

    Корелова и Балагур, занимая место в первой полусотне рейтинга Международной федерации конного спорта, долгое время были номером один в России и заняли лучшее среди всех российских всадников 25-е место на Олимпиаде в Афинах в 2004 году.

    Генетика

    Биохимические маркеры

    С 1975 по 1989 год был обследован генофонд советских пород лошадей с использованием биохимических (белковых) маркеров. [14] Помимо орловской рысистой, в состав изученных пород были включены лошади донской, якутской, ахалтекинской, башкирской,кабардинской, казахской (типа «джабе») и карабаирской пород, а также дикие лошади Пржевальского.

    Определены частоты аллелей по трём локусам белков крови: трансферрина (Tf), альбумина (Al) и эстеразы (Es). Среди обследованных 998 орловских рысаков выявлены следующие частоты аллелей: Tf D — 0,099; Tf F — 0,357; Tf H — 0,213; Tf O — 0,035; Tf R — 0,296; Al A — 0,400; Al B — 0,600; Es F — 0,199; Es G — 0,356; Es I — 0,444; Es H — 0,001.

    Генетическую структуру отдельно орловских и русских рысаков сравнивали также при помощи 16 белковых маркеров, при этомполиморфизм был отмечен по шести локусам. Наибольшие генетические различия между двумя породами рысаков наблюдали по локусам трансферрина и фосфоглюкомутазы [15] .

    Дальнейшие исследования показали, что в целом по своей генетической структуре рысаки занимают промежуточное положение между лошадьми верховых и тяжелоупряжных пород. Кроме того, они заметно отличаются от зарубежных рысистых пород, особенно от американского рысака. У орловцев сравнительно часто встречаются аллели Tf H и Tf R , отсутствующие у лошадей стандартбредной породы. Проведенный анализ генофонда орловской рысистой породы показал, что она имеет более тесные связи с европейскими упряжными породами, чем с арабскими лошадьми [16] .

    Предполагают, что сложившиеся характерные особенности породы поддерживаются стабилизирующим отбором, что подтверждается постоянством генетической структуры популяции на протяжении 1980—1990-х годов. В отличие от других призовых пород орловский рысак имеет большой резерв генетической изменчивости, а также хорошие адаптивные качества. Генетическое тестирование всего племенного ядра этой породы (1254 голов) показало, что во всех заводах поголовье имеет типичные для породы аллели в маркерных локусах, но различается по их частоте. Наиболее существенные различия были выявлены между орловскими рысаками разных заводских типов [16] .

    Иммуногенетические маркеры

    В качестве иммуногенетических маркеров при изучении генетической структуры орловской рысистой породы применялиэритроцитарные антигены групп крови, идентифицируемые в классических иммунологических реакциях агглютинации и гемолиза с использованием специфических антисывороток-реагентов.

    Сравнительные исследования иммуногенетического полиморфизма орловских и русских рысаков, недавно ещё наиболее массовых пород, показали, что в Западной Сибири в результате адаптации к местным условиям сформировался специфический и своеобразный генофонд популяций этих двух пород. При этом в Сибири, по сравнению с популяциями европейской части России, сформировались даже более сильные различия по генофонду между двумя породами рысаков, чем различия при сравнении двух географически удалённых регионов [17] .

    Молекулярно-генетические маркеры

    Особенности и механизмы селекционно-генетических процессов, приводящих к межпородным и межпопуляционным различиям, удалось прояснить с помощью современных методов молекулярно-генетических исследований на уровне полиморфизма участковДНК, контролирующих, в частности, масти лошадей (локусов пигментообразования — рецептора меланокортина-1, MC1R, итирозиназы, Tyr) [18] . Полученные по орловской рысистой породе данные свидетельствуют о неслучайности сформированных в популяциях спектров фенотипов (по масти) и генетической структуры. С помощью комплексных исследований генофонда орловских рысаков удалось выявить особенности формирования популяции Алтайского конного завода — лучшего на начало XXI векаплеменного ядра породы. Полученные сведения представляют интерес для анализа причин выдающихся успехов выращенных здесь орловцев на крупнейших ипподромах и конских выставках, для обоснования оптимальных мер сохранения породы и её развития [17] .

    В другом исследовании выборку из 10 орловских рысаков анализировали с использованием нового поколения молекулярно-генетических маркеров — фрагментов ДНК, фланкированных инвертированными микросателлитными повторами (ISSR-PCR). С помощью трёх тринуклеотидных праймеров (фрагментов микросателлитных локусов (CTC)6A, (СТС)6С, (GAG)6C) был получен спектрампликонов у каждого из изученных животных. Суммарно по всем праймерам у орловских рысаков выявлено 17 ампликонов, стабильно воспроизводящихся при трёхкратных повторных анализах [19] .

    В литературе, искусстве и филателии

    Орловские рысаки вдохновляли на творчество многих писателей — Л. Н. Толстого,А. И. Куприна и др. Примером литературного произведения может служить книга Петра Ширяева «Внук Тальони» (1929) об орловском рысаке Лесть.

    Орловские рысаки запечатлены на многих произведениях изобразительного искусства. Особенно часто обращался к орловцам в своём творчестве русский художник Николай Сверчков (1817—1898).

    Известны также следующие кинофильмы:

    • «Крепыш» — фильм 1982 года об орловском рысаке по кличке Крепыш.
    • «Рысак» — фильм 2005 года по книге П. Ширяева «Внук Тальони».
    • Орловская порода лошадей неоднократно воспроизводилась на почтовых марках ряда стран [20] :


      Рыжий, 2002 г.р. (Кипр – Кабала) рожден в Московском конном заводе № 1. Промеры: 164-171-189-21. Победитель всех основных 2-х летних и 3-х летних традиционных призов на Московском ипподроме: Вступительный Орловский; Улова; Зимний орловский; Большой 3-х летний; приз «Кипра».

      Удостоен звания «Лучшая лошадь 2005 года», абсолютный Чемпион породы – Раменское 2008 год. Семейство 0468 Кадетки.

      Отец: 10615 Кипр 2.03,5, гнедой, 1982 г.р. Победитель призов Барса и Большого Всесоюзного, 14-ти кратный Рекордист породы. От Кипра получено 32 головы приплода класса 2.10 и резвее, в т.ч. класса 2.05 и резвее – 6 голов, а также 2 победителя приза Барса в Москве. Жеребец показал отличную сочетаемость с матками других хозяйств. Мать Кипра – 14151 Крутизна 2.26,5. Помимо Кипра от нее были получены в классе 2.10 и резвее: жеребец Кастет 2.10,0 и жеребец Ковбой 1.57,2, абсолютный рекордист СНГ, победитель Пиона и Элиты, Большого 3-х летнего в Москве, Кубка России в Раменском, от которого в классе 2.10 и резвее вошло 36 голов, в т.ч. в классе 2.05 и резвее – 6 голов, а также получен один победитель приза Барса в Москве – жеребец Канюк 2.05,6 (от Камеи).

      Мать: 18822 Кабала 2:2.42,9, от нее получены: кобыла Кадриль (Дротик) 2.10,7 и жеребец Кембридж (Император) 3:2.08,8, приз Ковбоя – I (Пермь). Бабка Кахетия 3:2.23,5, помимо Кабалы, дала кобылу Конка (Кулон) 2.08,9, Рекордистка по зимней дорожке, от нее в свою очередь получены жеребец Куманек (Ковбой) 2.09,7 и Коленкор (Куплет) 3:2.05,8; 3.10,9; Всероссийский Рекордист. Из этого же семейства вышла Всесоюзная Рекордистка кобыла Канитель 4:2.02,2 (р); 3.15,1.

      Таким образом жеребец Колокол сочетает в себе одну из лучших родословных в породе, в которой по отцовской и материнской сторонам присутствуют Всесоюзные и Всероссийские Рекордисты.

      При ограниченном использовании в своем заводе 6 жеребят Колокола были испытаны на ипподромах. Три из них показали следующий результат: Критик 3:2.08,1 (от Кички), рыжий, 2008 г.р., Ковбоя – III; Генерал 2.03,0; 3.09,5; 4.21,4 (от Гирлянды), гнедой, 2008 г.р., приз Пиона – I (Рам), приз г. Парижа для орловских рысаков на Венсеннском ипподроме 2016 года — I; Критика 3:2.10,3 (от Кички), рыжая, 2009 г.р.

      27 сентября 2011 г.

      Были когда-то и мы с рысаками

      Орловский рысак — порода и блестящая, и трагическая. Не иначе как беременная княжна Тараканова, погибая в Петропавловской крепости, прокляла сиятельного графа Орлова, обманом захватившего её в плен. Она скончалась через несколько дней после родов. Шёл декабрь 1775 года. За несколько дней до её смерти Алексей Орлов был уволен «навсегда от военной службы» и удалился от света с тем, чтобы всю оставшуюся жизнь посвятить разведению лошадей. К слову, вывел он и породу почтовых голубей, кур, бойцовых гусей, канареек с особым напевом, овец, занимался улучшением борзых и гончих. В общем, нашёл себя в селекции.

      К этому времени у Орлова уже имелся приличный табун. В нём были лошади из Аравии, Персии, Бухары, Турции, Англии, Голландии, Дании, Италии, Испании, Польши, с Дона… Часть он получил в подарок от Екатерины, часть купил в Европе. Были и трофеи: так, захваченный в плен турецкий флотоводец Гассан-бей в благодарность за гуманное с ним обхождение послал Орлову лучших своих арабских жеребцов.

      Кстати, тогда же, в 1774-1975 годах, был куплен арабский жеребец Сметанка за неправдоподобно высокую цену — 60 тыс. руб. (конюхи получали 3 рубля в год). Сметанка прибыл в Россию в 1776 году и, не прожив и года, пал, но успел дать жизнь одной кобыле и четырём жеребцам, одним из которых стал знаменитый Полкан.

      Сметанка считается основателем орловской породы лошадей, а 1775 год — началом её разведения, «точкой сборки».

      В том же 1775-м Екатерина II затеяла административную реформу, целью которой было увеличение количества губерний. В рамках этого решения и была спустя несколько лет создана Пермь: эмиссары императрицы, изъездив Урал в поисках удобного места под новый губернский центр, остановились на небольшом, но бойком селении возле Егошихи, с причалом, рынком и церковью.

      Вот так и случилось, что орловская порода лошадей и Пермь «растут» из какого-то одного корня. Они кровно связаны незримыми узами: и дело тут не только в одном годе задумки. И Пермь, и орловские рысаки суть есть «тайное оружие», созданное на благо России.

      Историки рассказывают, что, когда гвардия возводила Екатерину на престол, заминка случилась всего в одном месте: встали, обессилев, лошади, которые везли карету с будущей императрицей из Петергофа в Санкт-Петербург. На козлах сидел Алексей Орлов. Пока шли поиски других лошадей, подумать ему было о чём.

      Как пишет профессор Сергей Афанасьев в книге «Орловский рысак», «в эти страшные и томительные минуты ожидания он (Алексей Орлов — ред.), как никто, мог осознать необходимость создания сильной, резвой и выносливой упряжной лошади, пригодной для всех случаев жизни, а может, и для новых авантюр». На огромных просторах империи такая лошадь была просто необходима.

      Рассказывают, что Орлов занимался лошадями самозабвенно: так, он всегда сам составлял план подбора. Скрещивал с арабскими лошадями датских, а тех — уже с голландскими рысаками и т. д. Упорно искал, жёстко отбирая лошадей и безжалостно бракуя неудачные экземпляры.

      «Ценою огромных по числу неудач и разочарований получались отдельные выдающиеся экземпляры, на которых базировалась дальнейшая племенная работа», — пишет профессор Афанасьев.

      В крови есть своя «рецептура»: её приливают. Это сложная творческая зоотехническая работа, сопряжённая со множеством экспериментов. Нужно чутьё, умение, терпение и удача. У Орлова всё это было. В результате появилась новая порода — орловский рысак. Его бег похож на полёт, и с ним не нужен хлыст. Лошадь орловской породы хочет бежать сама. Она сильная, резвая и неутомимая.

      Дореволюционный автор Леонид Симонов пишет, что хороший орловский рысак отличается, кроме всего прочего, красотой, чистотой и правильностью движений — «не разольёт на бегу воды из поставленного на круп его стакана».

      В самом начале разведения этой породы (последняя четверть XVIII века), по подсчётам специалистов, насчитывалось 42 жеребца и 94 матки орловской породы. На самом деле их было несколько больше — посчитали только тех кобыл, которые оставили приплод заводского назначения. А к 1830 году было уже 3 тыс. голов племенных лошадей!

      В 1907 году в России было 3,7 тыс. заводов, в которых содержались 10 тыс. жеребцов, 100 тыс. маток и 200 тыс. молодняка.

      В 1969 году, по данным профессора Афанасьева, было учтено 25,5 тыс, чистопородных орловских рысаков и 775 тыс. голов помесей.

      Википедия утверждает, что на начало 1985 года поголовье чистопородных орловских рысаков в СССР равнялось 54 813 головам. Однако в 1990-е
      годы начался резкий спад поголовья орловских рысаков вследствие общего ухудшения экономического состояния в России. К 1997 году количество орловских кобыл достигло критической отметки в 800 голов (тогда как для нормального развития конской породы нужно не менее 1 тыс. кобыл).

      Количество орловских маток в России к XXI веку составляло около 700 — столько же, сколько после Гражданской войны, во время которой конные заводы погибали в полном составе.

      Состояние дел в середине 2000-х оценивается как катастрофическое: по данным исследователей Столповского и Захарова, которые были опубликованы в 2007 году, в России осталось всего около 300 чистопородных кобыл орловской породы.

      Впрочем, есть и другие данные: пермские специалисты оценивают российское маточное стадо в 500 годов, из которых 55 находятся на Пермском конном заводе №9. Весь пермский табун орловской породы составляет 120 лошадей.

      Мы должны ждать милости от природы

      На протяжении более чем 200-летней истории своего существования орловская порода несколько раз была на грани выживания. Судьба её такая: зависеть от тех, кто управляет Россией, быть гордостью страны и её национальным достоянием, которое время от времени пускают под нож.

      Про такого рода судьбу говорят: рок. О том, что рок витает над орловским рысаком, писали ещё дореволюционные авторы, незнакомые с перипетиями судьбы этой породы в советское и наше время. А знаменитый коннозаводчик Яков Бутович даже называет причину этого рока: русский человек.

      Правда заключается в том, что хрупкая, как оранжерейный цветок, и прочная, как сталь, эта порода прошла через два с половиной века, выдержав огромное количество испытаний.

      Первое серьёзное испытание порода пережила сразу после смерти графа Орлова. Завод перешёл к его дочери, и управляющий, которого она назначила, решил выслужиться — сэкономить на кормах. Зима была поздней, и маток одного из хуторов оставили на подножном корме. В результате 200 из них пало, 150 пришлось зарезать — не смогли справиться с простудой и желудочно-кишечными заболеваниями. Многих жеребцов пришлось кастрировать, а после — кому они нужны…

      Владелица подумала и решила сократить завод. Начались, как выражались современники, «безобразные» продажи, в результате которых большую и лучшую часть лошадей растащили. За три года завод сократился на три четверти. А в 1845 году был продан в казну.

      В это же время проводился, как выражаются специалисты, «слепой кросс линий», то есть людьми без понятий об основных принципах подбора лошадей друг к другу. Однако и тогда волею счастливой звезды рождались великие лошади.

      Нет худа без добра — стали подниматься другие заводы. Дело в том, что после того как Хреновский завод отошёл в казну, жеребцов стали продавать многочисленным частным владельцам, чего раньше не делали, и дело разведения орловских рысаков тронулось по всей России.

      Как писали впоследствии советские авторы: «Орловская порода — результат вдохновенного труда — не погибла, а усилиями многих и многих коннозаводчиков умножалась и неуклонно приобретала всё большее и большее значение, как в отечественном коннозаводстве, так и в коневодстве».

      Первое серьёзное испытание породу ждало в начале XX века, когда на ипподромы пришли американские лошади, более мелкие и резвые. Так называемая метизация «помутила» кровь некоторым линиям лошадей, но российские коннозаводчики быстро спохватились и урегулировали этот вопрос, собравшись «всем миром» на своём первом съезде, организованном Яковом Бутовичем.

      Уже тогда всё было непросто. Алчность, зависть, самодурство и глупость людей — вот главные враги орловского рысака.

      В книге Сергея Афанасьева «Орловский рысак» можно найти историю о том, как миллионер Ралли, в конце XIX века купив великолепного жеребца Зверобоя, нещадно его эксплуатировал ради личной славы. Он не имел собственного завода, но ни за какие деньги не соглашался ставить под него кобыл. «В результате самодурства владельца коннозаводство лишилось замечательного производителя», — пишет Афанасьев.

      Ещё печальней была судьба Зайсана, который легко выигрывал все призы в начале XX века. Однако прежний хозяин умер, а наследник продал коня алчному человеку. Тот, чтобы «отбить» деньги (20 тыс. руб.), стал нещадно эксплуатировать лошадь и даже экономил на кормах. И загубил его, выставив в 1911 году на бега, когда тот был болен. С целью подбодрить владелец распорядился дать коню допинг, в результате Зайсан пришёл последним и в тот же день пал.

      В советское время тоже было по-разному…

      Гражданская война имела самые трагические последствия для орловской породы. Многие конные заводы погибли в полном составе от голода и ненадлежащего ухода. Лучших жеребцов, реквизированных из барских конюшен, гоняли в упряжках исполкомов.

      Только неимоверными усилиями отдельных энтузиастов, среди которых одним из первых был Яков Бутович, который после революции 1917 года инициировал создание чрезвычайной комиссии по спасению племенного животноводства, удалось сохранить русского рысака. В рамках этой программы спасения, кстати, и появился Пермский конный завод на станции Ферма.

      Раньше здесь размещалась колония слепых. Это было образцовое хозяйство, деньги на которое дала Балашова. В числе прочего слепые разводили и лошадей. Сюда, поближе к Перми, из окрестностей Куеды поместили табун, реквизированный у купца Чердынцева, а во главе поставили зоотехника Виталия Лямина.

      В чём секрет того, что так быстро пермский конезавод переместился из захолустья в коннозаводскую элиту и стал поставлять на ипподромы страны сенсационных рысаков? Может быть, дело в двух блокнотах, которые бережно хранил Виталий Лямин, где быстрым почерком Якова Бутовича был написан селекционный план разведения для Пермского окружного завода, а также его советы по уходу и содержанию? Уж он-то хорошо знал лошадей пермского конезавода — ещё бы, три четверти из них когда-то принадлежали ему. Прилепский завод Бутовича, разгромленный в конце 1920-х, стал, по сути, основой Пермского. m

      Не меньший урон орловской породе, чем Великая Отечественная война, когда конные заводы погибали во время эвакуации, а некоторые, не успевшие это сделать, пропали в Германии, был нанесён во время хрущёвского «похода в сельское хозяйство»: племенных лошадей пускали на колбасу. Были случаи, когда специалисты-конники, не выдержав, кончали жизнь самоубийством.

      Пермский конный завод этот период как-то благополучно проскочил. А в начале совсем не людоедских 1960-х вышел приказ о его ликвидации. Пермский конный завод №9 должен был стать овощеводческим хозяйством. То есть это были не намерения, а уже готовое решение — приказ был подписан чуть ли не Советом министров СССР.

      Рассказывают, что директор конезавода Александр Соколов приехал в Москву и лёг на коврике под дверью гостиничного номера Константина Галаншина, тогда — первого секретаря Пермского обкома КПСС: «Не уйду, пока решение не отмените!». Но встал, чтобы ночь проговорить о судьбах коннозаводства. Наутро решение было отменено.

      Впереди были золотые годы Пермского конного завода №9. Достаточно сказать, что сам Семён Будённый однажды послал телеграмму: «Поздравляю очередной победой Запаха призе «Барса» — орловском Дерби. Будённый». Это притом что Запах был не самой великой лошадью пермского конезавода. Будённого пригласили на соревнования зоны Урала, и он обещал: буду! На пермском ипподроме его ждали 25 тыс. человек, но легендарный командарм так и не приехал.

      Для Пермского ипподрома такое количество зрителей было рекордным, а вот аншлаги на Московском ипподроме, на которых всегда с успехом бежали пермские лошади, были обычным делом. Тогда на ипподром ходила «вся Москва» — доходы от тотализатора были так велики, что именно ипподром был главным спонсором Большого театра, как, впрочем, и многих других культурных учреждений столицы.

      Пермский конный завод №9 являлся огромным хозяйством, где главным делом было разведение орловских рысаков, но выращивали и капусту, и картофель, а также коров и овец. Достаточно сказать, что вплоть до середины 1990-х здесь были чуть ли не лучшие в России надои, хотя климатические условия в Пермском крае сами знаете какие. Директор конезавода Александр Соколов получил звание Героя Социалистического Труда. Он собирал уникальных специалистов отовсюду: в лучшие годы на конезаводе работало до 1 тыс. человек плюс 500 работающих пенсионеров.

      И это был оплот вовсе не социализма: в самые нерыночные времена здесь успешно торговали. «Шведский бизнесмен купил пермского жеребца за $80 тыс.», — обыденно сообщал диктор в фильме о Пермском конном заводе №9 образца 1967 года.

      Здесь, в Перми, да ещё в Хреновском заводе орловским рысакам «приливали кровь», то есть делали то же, что и граф Орлов (по крайне мере, так писал журнал «Коневодство и конный спорт» в 1989 году). Результаты были великолепными: жеребцы пермского конезавода устанавливали рекорды и побеждали. Жеребец Кипр, которому и установлен памятник рядом с заводоуправлением (кстати, единственный в мире, поставленный ещё живой лошади), — яркое тому подтверждение. Его брат жеребец Ковбой ещё более прославлен: это самая быстрая (конники говорят — резвая) лошадь в истории коннозаводства СССР. И по сей день его рекорд, установленный в 1991 году, никто не побил.

      Но рок добрался и до Фермы.

      «Сегодня власть одна, завтра другая, а я Родине служу!» — якобы кричал Александр Соколов в кабинетах Пермского обкома КПСС. Говорил, что думал. Чихвостил в хвост и в гриву начальников, которые дела не знали, а директивы отпускали. «Царь Борис» терпел, терпел, а потом взял да и уволил великого директора.

      И сейчас, спустя несколько десятилетий, люди, знакомые с ситуацией, огорчённо качают головой: не прав тут был Борис Всеволодович Коноплёв, ох как не прав.

      Главой пермского конезавода назначили Геннадия Микова. Он стал одним из последних Героев Социалистического Труда, получив это звание в 1991 году. «На Ферму тут же пролился золотой дождь», — говорят люди, знакомые с ситуацией. Это значит, что фонды были для конезавода открыты: все — в очередь, а вы берите, сколько хотите.

      Потом настали 1990-е. Геннадий Миков не верил, что то, что происходит, — навсегда. В общем, «не подстелил соломки», как это тогда сделали некоторые, хотя возможности у него были.

      В рассказах о том времени можно найти следующие строчки: «Многие конные заводы были разорены настолько, что лошади в них умирали от голода или всем поголовьем отвозились на бойню. Появившиеся после распада СССР частники не желали разводить национальную породу России, предпочитая ей более экономически выгодного американского или русского рысака. Призовые суммы в заездах для орловских рысаков даже на Московском ипподроме были крайне малы, не говоря уже о провинции».

      Профессор Афанасьев, написавший свою книгу об орловских рысаках в 1975 году, рассказывает о том, как обстояло дело до 1917 года, но на самом деле точно так же всё происходило и последние 20 лет.

      «В прошлом нередко удачные результаты деятельности талантливых коннозаводчиков разбивались вдребезги и сводились на нет. Обычно после смерти конновладельца жеребцов-производителей и маточный состав распродавали с молотка поштучно, и они рассеивались по многим заводам. В результате и маточные гнёзда, и выведенный спе­цифический тип лошади буквально развеивались по ветру — и многолетняя целеустремленная работа вдумчивого коннозаводчика почти бесследно уничтожалась… Даже продажа завода в одни руки чаще приводила к его упадку, а подчас и к гибели, вследствие необдуманной покупки новых производителей, не подходящих для маточного состава, или вследствие изменения направления племенной работы, или просто потому, что завод переходил к не сведущему в вопросах коннозаводства новому владельцу».

      Говорят, конезавод погубила близость к городу и огромные угодья. Дорогая земля, которую можно застроить коттеджами, стала причиной того, что Пермский конный завод №9 — красу и гордость России — обанкротили и продали по частям. Фамилии называть не будем — бумагу жалко. Два клика в интернете — и вы сами всё увидите. Беда в том, что если бы не эти, набежали бы другие.

      Итак, в 2007 году между двумя конкурирующими «похоронными» фирмами возникла перестрелка — делили право «сесть на долги».

      Мы же всё понимаем: при феодализме, в котором негаданно очутилась вся страна, именно так осуществляется система кормлений. Выражаясь по-другому, дербанят только то, что можно, и только те, кому разрешили. Была бы монаршья воля поддерживать коннозаводство, никто бы «девятку» не тронул. Более того, очередь бы стояла с деньгами: нате, возьмите, только разводите орловских рысаков!

      Были люди, которые сопротивлялись и писали письма о том, что орловский рысак — на грани гибели, и нужна срочная помощь. Журналист Сергей Бородулин писал всем, в том числе Владимиру Путину, Дмитрию Медведеву, писателю Алексею Иванову и даже английской королеве. Из всех них ответила только последняя через своего пресс-секретаря: увы, я не поддерживаю любые частные проекты, извините.

      Министерство сельского хозяйства РФ ответило: это не наш вопрос, это теперь акционерное общество, поэтому пишите в Федеральное агентство по управлению государственным имуществом. Из агентства пришёл ответ, в переводе означающий: идите отсюда!

      И в 2010 году началось: весной подал заявление об уходе легендарный начкон Александр Соколов. Летом от старости пал жеребец Кипр — символ конезавода, а осенью начались продажи.

      Землю пытаются продать по кускам, коров приобрёл холдинг «Ашатли», а на распродажу племенных лошадей набежали покупатели не только со всей России, но и из стран СНГ. Однако весь табун достался Сергею Левитану, тому самому, которым пермяков пугали ещё на губернаторских выборах в 1996 году.

      Партнёрша Левитана по бизнесу Ольга Чернявская, которая под новый 2011 год и стала директором ООО «Пермский конный завод №9», объясняет: «Мы взяли в аренду маточный комплекс и 350 га земли с тем, чтобы табун остался на привычном месте. Каждый, кто хоть немного понимает в животноводстве, знает, что маточный состав нельзя перевозить на другое место. Вернее, можно, но тогда половина рискует погибнуть, а другая часть перестанет жеребиться. У нас нет выхода — мы должны оставаться здесь. И хотя постоянно поступают предложения распродать лучших кобыл, мы с Сергеем Левитаном приняли решение сохранить завод любой ценой и продолжить его славные традиции»..

      Что новые собственники сделали за это время? Сохранили трудовой коллектив конной части прежнего завода. Подняли зарплату. Провели ремонты зданий маточного комплекса с полной заменой водопровода и ремонтом кровли. Вкрутили везде энергосберегающие лампочки. Поменяли котлы для нагревания воды. Изменили в соответствии с ведущими западными технологиями принципы выращивания и кормления молодняка. Впервые за много лет здесь прошла практика у студентов сельхоз­академии. Заготовлено в два раза больше кормов, чем годовая потребность. Люди шутят, что сам Левитан косой махал. Притом что у новоявленного ООО нет ни одной единицы техники. Главным зоотехником назначили специалиста с большим стажем Ольгу Ведалеву.

      «Люди восприняли нас с осторожностью, — корректно говорит Ольга Чернявская. — Были и те, кто распускал слухи и отговаривал идти к нам работать».

      Стартовые условия у Левитана и Чернявской хуже, чем у прежнего конезавода. Во-первых, всё нужно начинать с нуля без какой-либо техники, да ещё и платить аренду за здания и землю. Во-вторых, нет коров, за счёт которых перекрёстно субсидировалось содержание лошадей. В-третьих, нет даже той микроскопической поддержки государства, которую конезавод имел прежде — сейчас у нового ООО новая лицензия, и следовательно, на какие-то средства из бюджета они могут рассчитывать только в 2013 году. Как раз к этому времени партнёры собираются выйти на безубыточность.

      По сведениям прежних владельцев, убыток от содержания поголовья лошадей составлял 8,5 млн руб. в год. Вычтем на алчность и бесхозяйственность
      1-1,5 млн руб., всё равно остаётся не меньше 7 млн руб. в год, которые откуда-то надо взять.

      Сергей Левитан и Ольга Чернявская говорят, что у них есть план, как вытащить завод и как спасти орловского рысака. Может, на самом-то деле никакого плана и нет, и эта задача им не по зубам, но они хоть что-то пытаются сделать.

      «Нам нужна помощь края и города, — говорит Ольга Чернявская. — Орловский рысак — это же национальное достояние, историко-культурное наследие государства Российского! Мы все должны его спасать!»

      На резонное замечание, что тогда «край и город» будут просить что-то взамен, она отвечает: «Взамен край получит бренд, которым по праву может гордиться! Орловский рысак — это та же «Третьяковка» или Русский музей, только живой. Это то, что наши великие предки передали нам по наследству. Это то, что многие поколения коннозаводчиков пронесли через столетия, войны, революции, голод и разруху. И мы не вправе разорить и бросить достояние России. И уж точно не должны позволить людям, для которых деньги — главная цель и любовь в этой жизни, разорить жемчужину орловского коневодства ради какого-то несчастного куска земли».

      Одно из слагаемых плана Левитана-Чернявской: продавать жеребцов не ниже себестоимости. Оба говорят, что им это удаётся. Сейчас полуторагодовалого жеребёнка с пермского конного завода можно купить по цене от 100 тыс. руб. и выше. (Рассказывают, что между апрелем и осенью 2010 года здесь были такие же «безобразные» продажи, как и на Хреновском заводе век назад — чуть ли не по 20 тыс. руб. жеребцы уходили, то есть по цене велосипеда.)

      Наивные ли они мечтатели или продуманные бизнесмены, покажет будущее. В других местах, где время движется быстрее, к племенному коневодству отношение другое.

      В Казани недавно отгрохали ипподром за $100 млн. В Уфе только на племенную работу выделяется 400 млн руб. в год. Там очень хотели бы иметь у себя «орловское гнездо», но исторически сложилось так, что оно находится в Пермском крае.

      А у нас даже ипподрома может скоро не быть…

      Пермский конный завод №9 был последним из числа подвергшихся приватизации. От акционеров же зависит очень многое.

      К примеру, главный акционер Московского конного завода №1 — ОАО «Акрон», ведущий производитель минеральных удобрений в России. И у них всё хорошо: в 2001 году прошла капитальная реконструкция, в 2006 году была издана шикарная книга «Сага о первом московском конном заводе». В ней, кстати, есть информация о третьем Всероссийском съезде коннозаводчиков в 2004 году (первый проходил в 1910 году, второй — в 1913-м): «Бурей оваций было встречено на съезде заявление мэра города Перми А. Л. Каменева. Он выразил общее мнение, сказав, что Россия во всём мире ассоциируется с орловским рысаком, и общенациональной задачей отрасли является сохранение этой отечественной породы… Каменев предложил создать комитет по спасению орловского рысака, увеличить количество призов для орловского рысака, оказать финансовую поддержку конезаводам, которые содержат орловских рысаков».

      Воз, как говорится, и ныне там.

      Вот так создание породы лошадей и судьба Перми неявно переплелись с тем, чтобы в XX и особенно в XXI веке их связь проявилась в полной мере. Сейчас орловский рысак — на грани гибели. И надежды России на восстановление этой породы связаны как раз с Пермью — последнее серьёзное маточное ядро осталось только здесь. Лошади, в жилах которых течёт кровь великих коней прошлого, начиная от легендарного жеребца Сметанки, пока ещё здесь, в нескольких километрах от города по Сибирскому тракту, в посёлке Горный, станция Ферма.

      Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

      Хочу у себя на сайте horsesbb.ucoz.ru/) выложить информацию по некоторым породам лошадей, общие описания пород, и прошу совета, может кто подскажет наилучшие описания и поправит или же дополнит. Думаю это благоразумно на каждую породу открыть свою тему.

      Орловский рысак, или орловская рысистая, — порода легкоупряжных лошадей с наследственно
      закрепленной способностью к резвой рыси, не имеющая аналогов в мире[1].

      Выведена в России, в Хреновском конном заводе (Воронежская губерния), под руководством его
      владельца графа А. Г. Орлова во второй половине XVIII — начале XIX веков методом сложного
      воспроизводительного скрещивания с использованием лучших по тем временам арабской,
      датской, голландской, мекленбургской и других пород.

      В 2006 году знаменитой породе исполнилось 230 лет. Орловские рысаки вдохновляли на
      творчество многих писателей — Л. Н. Толстого, А. И. Куприна и др.

      Русские тройки с коренниками-орловцами — гордость и слава России. Они получали признание и
      на Всемирной сельскохозяйственной выставке в Лондоне в 1911 году, и на выставках в США и
      Канаде в 50-60-х годах, и в более поздние годы в Германии и Франции. Орловцы пользуются
      неизменной популярностью на международных аукционах лошадей.

      Хороши орловские рысаки и под седлом как прогулочные и спортивные. Благодаря способности
      красиво изгибать шеи и гордо держать голову орловцы эффектно смотрятся в упряжках —
      одиночных, парных, четвериках — и всё шире используются в драйвинге.

      Одна из старейших, популярная в России заводская порода лошадей. Орловские рысаки обладают
      высокой резвостью на рыси, хорошо передают свои качества потомкам, благодаря чему жеребцы
      этой породы широко применяются в качестве улучшателей массового коневодства.

      Орловские рысаки принадлежат к числу крупных лошадей. Высота в холке 157—170 см; рост
      жеребцов в среднем равен 162 см, кобыл — 161 см. Средняя косая длина туловища жеребцов 161
      см, обхват груди 180 см, обхват пясти 20,3 см; средняя масса 500—550 кг.[2]

      Наиболее распространённые масти: серая, светло-серая, красно-серая, серая в яблоках и
      тёмно-серая. Часто встречаются также гнедая, вороная, реже — рыжая и чалая масти. Большой
      редкостью являются буланые и соловые орловские рысаки, однако встречаются и они. Ген крема
      пришёл в генофонд орловской рысистой породы через мать Полкана I, буланую кобылу.

      Современный орловский рысак — гармонично сложенная упряжная лошадь, с небольшой, сухой
      головой, высоко поставленной шеей с лебединым изгибом, крепкой, мускулистой спиной и
      прочными ногами. Это красиво сложенные, гармоничные, достаточно темпераментные и
      добронравные лошади. У них гордая осанка, грациозные, нарядные высокие движения, пышные
      грива и хвост.

      Выделяют три экстерьерных типа, выращиваемых в разных конных заводах:

      * массивный (напоминающий больше тяжеловоза),
      * сухой (лёгкий),
      * промежуточный.

      Ареал разведения орловских рысаков досточно широкий; в дореволюционной России и бывшем
      СССР их можно было увидеть практически повсеместно, кроме Крайнего Севера, южных
      пустынных и горных районов.

      Граф Алексей Орлов на Свирепом, не ранее 1796

      Ранний период
      Орловский рысак получил своё название по фамилии своего создателя — графа Алексея
      Орлова-Чесменского (1737—180 . В 1775 году он вышел в отставку и посвятил себя племенной
      работе[3]. Коннозаводством граф начал заниматься в 60-х годах XVIII века в своём подмосковном
      имении Остров. Но в полной мере недюжинный талант Орлова как зоотехника раскрылся позднее,
      когда Екатерина II после дворцового переворота 1762 года пожаловала ему в Воронежской
      губернии земли вместе с крепостными. Тогда он и приступил к реализации своей давней задумки
      соединить в одной лошади красоту, сухость и грацию арабских скакунов с массивностью, мощью
      и рысистыми способностями западноевропейских упряжных пород: датской, голландской,
      норфолькской, мекленбургской и т. д. Новую породу лошадей удалось получить путём
      сложновоспроизводительного скрещивания.

      По велению императрицы в распоряжение графа Орлова доставили лучших жеребцов и маток из
      дворцовых конных заводов, а также 12 трофейных жеребцов и 9 кобыл из Аравии и Турции —
      наследние победы в русско-турецкой войне 1774 года. Согласно информации из публикации
      Столповского и Захарова (2007), граф вывез из Турции, Египта и Аравии 30 племенных жеребцов.

      История создания орловского рысака началась в 1776 году, когда граф Орлов ввёз в Россию
      ценнейшего и очень красивого внешне арабского жеребца Сметанку. Он был приобретён за
      огромную сумму — 60 тысяч серебром у турецкого султана. По информации Уханова и
      Столповского — 50 тысяч серебром; для сравнения — конюх в те времена получал 3 рубля в год;
      годовой бюджет государственного коннозаводства в 1774 году составлял около 25 тысяч рублей,
      а продажа лошадей из семи государственных конных заводов России пополнила казну в тот год
      всего на 5609 рублей. В сопровождении конвоя, с охранной грамотой турецкого правительства
      Сметанку доставили в Россию через Турцию, Венгрию и Польшу. Неблизкий путь был очень
      долог — около двух лет (жеребца везли сушей). В Остров жеребец прибыл в 1776 году.

      Основатель породы Сметанка
      Сметанка был необычно крупным для своей породы и очень нарядным жеребцом с несколько
      удлинённой спиной (у него оказалось девятнадцать пар рёбер вместо обычных для лошади
      восемнадцати). Свою кличку получил за светло-серую масть, практически белую, как сметана.
      Превосходно двигался на всех аллюрах, в том числе и на рыси. Однако в России прожил недолго,
      меньше года. В 1777 году Сметанка пал, оставив четырёх сыновей и одну дочь, все 1778 года
      рождения (один из жеребцов, Полкан, оказался самым ценным для создания рысистой породы).
      Существует несколько версий причин гибели знаменитого арабского жеребца. По одной из них,
      Сметанка пал жертвой грубости конюха, который слишком резко дёрнул его за повод у водопоя,
      от чего Сметанка поскользнулся и ударился головой о каменный сруб колодца. По другой версии,
      Сметанка не смог перенести тяжёлую дорогу и сырой российский климат. Третья предполагает,
      что жеребцу не подошли корма.

      В том же году скелет Сметанки был помещен в музей Островского завода. Случилось это на 12 лет
      раньше, чем в Англии начали сохранять скелеты знаменитых скакунов, первым из которых был
      скелет Эклипса, павшего в 1789 году. Известно, что в музее Хреновского конного завода скелет
      Сметанки находился вместе со скелетами других знаменитых лошадей, сохранявшимися начиная с
      1650-х годов. По скелету удалось раскрыть загадку удлинённого корпуса Сметанки, который имел
      один лишний, 19-й, спинной позвонок и, соответственно с ним, добавочную пару ребер[4].
      Впоследствии скелет Сметанки долгое время хранился в музее Хреновского конного завода и
      только позже был утерян.

      После смерти Сметанки Орлов перевёл всех своих лошадей из подмосковного имения Остров в
      село Хреново?е Воронежской губернии. Здесь с 1776 года существовал основанный Орловым
      конный завод, где граф планировал начать работу по созданию новой породы.

      Потомки Сметанки
      По задумке графа Орлова, новая порода лошадей должна была обладать следующими качествами:
      быть крупной, нарядной, гармонично сложенной, удобной под седло, в упряжку и в плуг,
      одинаково хорошей на параде и в бою. Они должны были быть выносливы в суровом российском
      климате и выдерживать долгие российские расстояния и плохие дороги. Но главным требованием
      к этим лошадям была резвая, чёткая рысь, поскольку бегущая рысью лошадь долго не устаёт и
      мало трясёт экипаж. В те времена резвых на рыси лошадей было крайне мало и ценились они
      очень дорого. Отдельных пород, которые бегали бы устойчивой, лёгкой рысью, не существовало
      вовсе.

      Ещё до появления Сметанки граф Орлов применял для получения новой породы скрещивание
      арабских жеребцов с крупными и массивными упряжными кобылами из Дании, Голландии и
      Англии. Однако все эти помеси были неудачны. Лишь дети Сметанки, рождённые после его
      смерти, а именно его лучший сын, жеребец серой масти Полкан от датской кобылы буланой масти
      без клички, оказался подходящего экстерьера. Полкан был крупный, величавый на ходу, но
      несколько грубоватых форм жеребец, к тому же не обладавший устойчивым рысистым ходом. От
      него в 1784 году был получен жеребец серой масти Барс.

      Поскольку в Голландии среди фермерских лошадей встречались лошади на устойчивом рысистом
      ходу, Орлов принял решение завезти этих лошадей из голландской провинции Фрисландии.
      Потомки этих лошадей сохранились в Голландии до сих пор — это знаменитая на весь мир
      фризская порода.

      Кобыл из Фрисландии скрестили с арабскими и арабо-датскими жеребцами, в том числе и с
      Полканом. Первые жеребята от этих скрещиваний родились в 1784 году. Среди них был и серый в
      яблоках жеребец Барс I, сын Полкана и голландской кобылы. Современники отмечали его
      большой рост, гармоничность сложения, лёгкость движения, большую силу, правильный ход и
      резвую рысь[5]. Барс I, названный так за крупные светлые яблоки на серой шерсти подобно шкуре
      барса, был очень близок к задуманному графом образцу. В возрасте семи лет его поставили в завод
      производителем, где за 17 лет он дал большое потомство, и его дети и внуки по своим внешним и
      внутренним качествам значительно превосходили всех остальных лошадей. Через несколько
      поколений в Хреновом не было ни одной лошади, не являвшейся прямым потомком Барса I, или,
      как впоследствии его начали называть, «Барса-родоначальника». Несколько лет граф сам
      разъезжал на Барсе по Москве, испытывая его беговые качества.

      Барс I был признан родоначальником орловской рысистой породы. Для улучшения хода,
      выработки резвости среди рысаков всегда проводили соревнования, или испытания, как говорят
      конники. Среди многочисленного потомства Барса I самыми ценными оказались два жеребца:
      вороной Любезный I (Барс I — гнедая без клички из Мекленбурга) и серый Лебедь I (Барс I —
      Невинная). Все современные орловские рысаки по мужской линии восходят именно к этим двум
      сыновьям Барса I.

      После смерти Орлова в 1808 году Хреновской завод, где стояли ценнейшие потомки Сметанки и
      Барса I, был передан в управление крепостному графа В. И. Шишкину. Будучи талантливым
      коннозаводчиком от рождения и наблюдая приёмы тренинга у Орлова, Шишкин с успехом
      продолжил начатое своим господином дело создания новой породы, которая теперь требовала
      закрепления необходимых качеств — красоты форм, лёгкости и изящества движений и резвой,
      устойчивой рыси. Именно при Шишкине было широко использовано близкородственное
      скрещивание для закрепления необходимых качеств, а также учёт качества потомства каждого
      жеребца и кобылы. Благодаря таланту Шишкина как селекционера хреновские лошади приобрели
      прекрасные формы, иногда при этом теряя массивность и способность к резвой рыси.

      В 1812 году завод посетил Александр I. Во время этого визита 500 лошадей, словно приветствуя
      императора, встали на дыбы и оглушительно заржали благодаря выработанному Шишкиным
      условному рефлексу. Царь был доволен приёмом, подарил Шишкину бриллиантовый перстень и
      попросил дочь графа Анну Орлову дать Василию Ивановичу вольную.

      Все лошади, как при Орлове, так и при Шишкине проходили испытания на резвость, когда
      лошадей с трёх лет гоняли рысью на 18 верст по маршруту Остров—Москва. Летом лошади в
      русской упряжи с дугой бежали в дрожках, зимой — в санях.

      Испытания орловского рысака

      Алексей Орлов первым начал испытывать лошадей на резвость и отбирать для заводского
      использования наиболее резвых и выносливых на рыси. Система испытаний и тренировок рысаков
      включала бега на короткие и длинные (до 20—22 км) дистанции[6]. Кобылы в тренинге
      находились с 3 до 6—7 лет, жеребцы бегали с 3 до 7—8 лет, а иногда и старше.

      Граф Орлов завёл знаменитые в то время «Московские бега», быстро ставшие большим
      развлечением для москвичей. Летом Московские бега проводились на Донском поле, зимой — на
      льду Москвы-реки. Лошади должны были бежать чёткой уверенной рысью, переход на галоп
      (сбой) осмеивался и освистывался публикой. Орлов приглашал к состязаниям людей любых
      сословий на любой лошади, но неизменно его лошади одерживали верх. Вскоре вслед за Москвой
      бега стал проводить и Санкт-Петербург — зимой по льду Невы. С началом войны 1812 года бега
      были прекращены и возобновились только в 1834 году вместе с открытием первого в Европе
      бегового ипподрома и организацией Московского бегового общества. К этому времени термин
      «рысак» стал неотъемлемой частью названия породы.
      Рысистая кобыла Краса на бегу в дрожках (картина Н. Сверчкова, 1870)

      В 1836 году гнедой жеребец Бычок (Молодой Атласный — Домашняя), рождённый на конезаводе
      Шишкина, пробежал на Московском ипподроме дистанцию в 3 версты (или 3200 м) за 5 минут 45
      секунд, что по тем временам было мировым рекордом. Сразу после этого бега Бычок был куплен
      коннозаводчиком Д. П. Голохвастовым за огромную сумму — 36 тысяч рублей.

      В первые десятилетия после создания бегового общества и ипподрома орловских рысаков
      испытывали в русской упряжи с дугой, запрягая в четырёхколёсные дрожки летом и в сани зимой.
      Лошади бежали поодиночке, не по кругу, а по прямым, в конце каждой прямой обегали столб и
      поворачивали в обратную сторону. Такая система испытаний имела явные недостатки, связанные с
      потерей времени, но долгое время считалась единственно правильной. Все дистанции были
      длинными — от 3 до 5 вёрст и длиннее.

      Практически никаких защитных приспособлений на ноги лошадям не одевалось, несмотря на то,
      что покрытие дорожки было очень жёстким — бетон и небольшой слой песка сверху. Многие
      лошади, проходя испытания в таких условиях, калечили себе ноги и копыта, а те, что бежали
      успешно, показывали заведомо более худшие результаты.
      Лошадь в беговых санях с седоком (картина Н. Сверчкова)

      Таким же неудовлетворительным в общей массе были разведение и тренинг орловских рысаков.
      Многие коннозаводчики не имели ни малейшего понятия о правилах разведения и тренинге
      рысаков, но, считая себя специалистами, использовали собственные «технологии», зачастую
      только калечившие лошадь. Лошадей проигрывали в карты, продавали за границу десятками
      голов, чтобы раздать долги, играли на спор. Конюхи и наездники на ипподромах были в недавнем
      прошлом обычными кучерами, среди которых мало было талантливых, понимающих лошадь
      мастеров. Лошадь за любую провинность могли избить, тренинг был также по «собственным»
      технологиям, от чего приходилось отправлять обратно в завод лошадей, покалеченных не только
      физически, но и психически, негодных не только к ипподромным испытаниям, но даже к простому
      хождению в упряжи.

      Тем не менее, рекорды орловских рысаков росли. Орловец Свет выиграл в возрасте 10 лет
      престижный Императорский приз в Москве. В 1867 году жеребец Потешный (Полканчик —
      Плотная) в дрожках на 3 версты показал время 5 минут 8,0 секунды. На следующий год он же
      улучшил это время до 5.00,0. В этих условиях показателен один случай с орловским жеребцом
      Пройдой. Этот жеребец возил своего хозяина, был коренником тройки и никогда не бывал в
      ипподромном тренинге. Однажды его хозяин, В. К. фон Мекк, поспорил со своим приятелем, что
      Пройда выиграет приз на ипподроме. Жеребца привезли на ипподром, и буквально на следующий
      день он стартовал в очень престижном призе — Колюбакинском. Пройда не только выиграл приз,
      но и показал время, близкое к рекорду Потешного — 5 минут 1 секунда.
      Царь Александр III в открытом ландо (картина Н. Сверчкова)

      После такого феноменального бега Пройда был замечен и использован как производитель. Линия
      Пройды через его лучшего сына Варвара Железного, сохранилась до настоящего времени[7].

      Подобных случаев в то время было не мало. Потенциал породы был огромен, лошади продолжали
      улучшать свою резвость.

      Орловская порода, разводившаяся с 1830-х годов в других конных заводах, к середине столетия
      распространилась во многих районах России. Благодаря орловским рысакам, в России, а затем в
      Европе, куда их активно вывозили с 1850—1860-х годов, зародился рысистый спорт. В 1869 году
      в 1609 конных заводах разводили 5321 чистопородного орловского производителя и 52 700
      маток.[6] До 1870-х годов орловские рысаки были лучшими среди легкоупряжных пород, широко
      использовались для улучшения конского поголовья России и импортировались в страны Западной
      Европы и США.

      Порода сочетала в себе качества крупной, красивой, выносливой легкоупряжной лошади,
      способной на устойчивой рыси везти тяжёлую повозку, легко переносить во время работы жару и
      холод. В народе орловский рысак удостоился характеристик «под воду и воеводу» и «пахать и
      щеголять». Орловские рысаки стали фаворитами международных состязаний и Всемирных
      конских выставок[6].

      В XIX и начале XX веков популярность орловских рысаков в России была чрезвычайная, чему
      способствовали отличные акклиматизационные способности этой породы, сравнительная
      нетребовательность в разведении, универсальность, качества превосходной упряжной и разгонной
      лошади. В Москве в начале XX века было более 200 извозчиков, поэтому лошадей орловской
      породы преимущественно использовали в качестве рабочих и разъездных, да ещё для улучшения
      крестьянских лошадей в глубинке. В бегах же участвовала лишь малая их часть.

      Вокруг выдающихся рысаков всегда бурлили страсти. Орловец Крепыш, названные в начале XX
      века «лошадью столетия», был долго непревзойдённым в резвости. И его неожиданный проигрыш
      заморскому гостю Дженераль Эйчу в Интернациональном призе переживался как национальная
      трагедия.

      В конце XIX века в Россию были впервые привезены американские рысаки — лошади
      стандартбредной породы. В соревнованиях с ними орловские рысаки потерпели первые
      поражения. Некрасивые и негармоничные, селекционированные в направлении узкой
      специализации — стандарту резвости и воспитанные точным и проверенным американским
      тренингом, «американцы» легко обыгрывали крупных и нарядных, но в большей степени
      «измученных» бессистемным разведением и неправильным тренингом орловцев. Вместе с
      лошадьми американские коннозаводчики привезли и свои знания по тренингу и испытаниям
      рысаков.
      Качалка (двухколёсная «американка» на ипподроме в Vincennes, Франция)

      В России началась массовая «американизация» бегов. Дистанция в 3 версты потеряла свою
      ценность. Классической стала дистанция в 1 милю (1609 м), в России эту дистанцию перевели в
      более привычные 1600 метров. Вместо громоздких, тяжёлых дрожек рысаков стали запрягать в
      лёгкие двухколёсные «американки», в советские времена получившие название «качалка» (в
      Европе и США называемые «сулки», англ. sulky). Стали применяться всевозможные средства
      защиты лошадей от травм — наколенники, ногавки и др. Американские наездники стали обучать
      русских наездников наработанным в США технологиям, хотя немногие из них соглашались
      обучаться, считая себя вполне образованными и знающими.
      Табун орловских рысистых маток (картина Н. С. Самокиша (1860—1944), 1890)

      Разница в резвости американского рысака и орловского была очень велика. В 1903 году рекорд
      американских рысаков на 1 милю принадлежал мерину Улану — 1 минута 58 секунд. Среди
      орловских рысаков рекорд на эту дистанцию был у серого Питомца (Приветный — Жар-Птица) —
      2 минуты 15,2 секунды.

      Многие российские коннозаводчики бросили орловскую породу и начали разводить
      американо-орловских помесей, которые в целом оказались резвее орловских рысаков, но хуже
      американских. Большинство лучших орловских кобыл были скрещены с американскими
      жеребцами сомнительного качества и тем самым были безвозвратно потеряны для орловской
      породы, как матки. Любители лошадей разделились на два непримиримых, открыто враждовавших
      между собой лагеря: так называемых «чистопородников», придерживававшихся разведения
      орловского рысака в чистоте, и «метизаторов», убеждённых в полном скрещивании и слиянии
      орловской породы с американской.

      Долгое время явный перевес сил был на стороне «метизаторов» — помесные рысаки начали
      обыгрывать лучших орловских рысаков, тон задавали и американские наездники, расхваливающие
      метисов со страниц всех газет и журналов, посвящённых беговому спорту.

      Однако в 1908 году на ипподроме в Москве орловец по кличке Крепыш[8] (Громадный —
      Кокетка 1904) неожиданно выиграл приз на дистанции 1600 м с результатом 2 минуты 18,3
      секунды. Показанное Крепышом время было очень высокой резвостью для четырёхлетнего
      рысака, даже для метиса, поскольку тогдашний рекорд для четырёхлетних орловцев равнялся 2
      минутам 17 секундам. Вскоре Крепыш с лёгкостью превзошёл это время, показав 2 минуты 14,3
      секунды. Это был первый, но далеко не последний и не самый громкий рекорд в жизни этого
      выдающегося жеребца, после которого о Крепыше заговорили даже люди, далёкие от рысистых
      бегов. Имя Крепыша не сходило со страниц газет, его тренировки и выступления подробным
      образом обсуждались. Крепыш был объявлен «Лошадью столетия» после того, как в возрасте
      шести лет он пробежал 1600 метров с новым рекордом России — 2 минуты 8,5 секунды. Ни один
      метис, и тем более ни один орловец, не был способен на такое время.

      Американцы привезли против Крепыша высококлассного рысака Боба Дугласа, имевшего у себя
      на родине по идеальной дорожке 2 минуты 4 секунды, но в России этот рысак проиграл Крепышу
      во всех очных встречах. Спустя несколько месяцев после первого рекорда, в мае 1910 года,
      Крепыш установил ещё один абсолютный рекорд, на дистанции 3200 м, — 4 минуты 25,6 секунды.
      В ответ из США в Россию привезли двух мировых рекордистов — кобылу Лу Диллон и мерина
      Улана. Их владелец Биллингс вежливо отклонил предложение владельца Крепыша М. М. Шапшала
      устроить очное соревнование между Крепышом и двумя рекордистами и даже не позволил своим
      лошадям бежать тренировку, боясь, что Крепыш пробежит резвее.

      Однако наступил день, когда «Серый Великан», как называли Крепыша восхищённые зрители,
      проиграл американскому рысаку по кличке Дженерал Эйч. Считалось, что этот проигрыш был
      подстроен американцами. С этого момента у Крепыша больше не было громких побед и
      поразительных рекордов, и вскоре он был вынужден завершить свою карьеру.

      Беговая карьера Крепыша, феномена своего времени, доказала в очередной раз наличие
      огромного резвостного потенциала у орловского рысака. Всего за карьеру Крепыш установил 13
      рекордов, стартовал 79 раз и 55 раз был первым. От Крепыша было получено мало потомков,
      поскольку «Лошадь столетия» пала в возрасте 13 лет в разгар гражданской войны. Линия
      Крепыша до наших дней не сохранилась. В царское время из всех рекордов Крепыша был побит
      только один: гнедая метиска по кличке Прости пробежала 1600 м за 2 минуты 8 секунд. Все
      остальные рекорды долгое время оставались непокорёными.

      В 1910 году на российских конных заводах находилось 10 тысяч производителей и 100 тысяч
      маток орловской породы.[6]

      В ходе гражданской войны поголовье орловских рысаков значительно уменьшилось. Однако в
      советское время разведение, испытания и тренинг орловских рысаков стали, наконец,
      систематическими и продуманными. С 1920-х годов лошадей этой породы начали разводить и
      совершенствовать только чистопородным методом. Рекорды орловских рысаков снова стали
      расти, а поголовье увеличиваться. И всё же рекорды Крепыша держались ещё долгое время.

      Лишь в 1933 году серый жеребец Улов (Ловчий — Удачная 192 первым показал резвость выше,
      чем у «Лошади столетия» — 2 минуты 7,5 секунды на 1600 м. В 1934 году Улов установил новые
      рекорды на 1600 м — 2 минуты 2,2 секунды и на 3200 м — 4 минуты 20,6 секунды. Оба рекорда
      были на тот момент одновременно и европейскими.

      В 1938 году жеребец Пилот (Гиацинт — Пеночка 1932) повторил время Улова на дистанции 1600
      м — 2.02,2. В 1939 году из 14 орловских рысаков, показавших резвость 2 минуты 10 секунд и
      быстрее на 1600 м, 8 лошадей были резвее Крепыша. В этом же году жеребец Вальс установил
      новый рекорд для четырёхлетних орловцев — 2 минуты 5,4 секунды. Вместе с увеличением
      резвости орловских рысаков повысился и средний рост в холке.
      [править] 1940—1980-е годы

      После Великой Отечественной войны рост рекордов орловской породы продолжился. Новый
      рекорд для четырёхлетних орловцев установил серый, очень нарядный жеребец Морской Прибой
      (Посол — Мурашка 1944), пробежав 1600 м за 2 минуты 4,5 секунды. Этот рекорд держался 38
      лет.

      Несколько улучшен был и абсолютный рекорд Улова на 3200 м. Жеребец Лерик (Конспект —
      Ледяная 194 пробежал эту дистануцию за 4 минуты 20,3 секунды.

      Особую славу среди орловских рысаков заслужил гнедой жеребец Квадрат [9] (Пролив —
      Керамика 1946), признанный чемпионом породы по экстерьеру на Всесоюзной
      сельскохозяйственной выставке (ВСХВ). Несмотря на то, что этот идеально красивый по
      экстерьеру орловский рысак не показал выдающейся резвости (его личный рекорд равнялся 2.08,1
      на 1600 м), в четырёхлетнем возрасте он продемонстрировал исключительный бойцовский
      характер, благодаря которому сумел выиграть все главные призы для четырёхлетних рысаков, в
      том числе и в борьбе с лучшими метисами[10].

      История об удивительном стремлении Квадрата быть всегда первым стала легендой. Завершив
      свою карьеру, Квадрат был отправлен производителем в завод. От него было получено более 600
      детей, причём не только от орловских кобыл, но и от других упряжных пород. Многие дети
      Квадрата получили от отца такой же идеально красивый экстерьер и были проданы за рубеж — в
      Европу и Азию. В породе орловских рысаков Квадрат также оставил след: его линия является
      ныне одной из основных. Великие заслуги Квадрата были отмечены ещё при жизни установкой
      двух бронзовых памятников — одного на Всесоюзной выставке достижений народного хозяйства,
      другого — на территории Московского конного завода.
      Орловский рысак на почтовой марке СССР (196

      Самым знаменитым после Крепыша орловским рысаком стал феноменальный во всех отношениях
      жеребец Пион (Отклик — Приданница 1966). Этот серый в яблоках жеребец обладал не менее
      прекрасным экстерьером, чем Квадрат, он трижды признавался чемпионом породы на ВСХВ. На
      дорожке ипподрома Пион также заслужил славу феноменального рекордиста. Так, дистанцию
      1600 метров он прошёл с резвостью 2 минуты 0,1 секунды, побив рекорд Улова сразу на 2,1
      секунды. Ещё более невероятное время Пион показал на дистанции 3200 м — 4 минуты 13,5
      секунды. Хотя рекорд Пиона на 1600 м давно улучшен другими орловскими рысаками, рекорд на
      3200 м сохраняется до сих пор. Даже среди русских и американских рысаков, рождённых в России,
      нашлось только два представителя, сумевших превзойти время Пиона на эту дистанцию.

      Свой удивительно красивый и резвый бег Пион демонстрировал и на зарубежных ипподромах
      Берлина и Хельсинки. Однако самую большую славу Пион завоевал не на ипподромной дорожке, а
      в заводе, будучи производителем. Ни один орловский рысак не дал столько резвых детей и внуков,
      сколько было получено от Пиона. Практически все рекорды для орловской породы перешли к
      потомкам Пиона.

      Среди детей Пиона были такие резвые орловские рысаки, как Батожок (2.05,0), Капрал (2.05,0),
      Капрон (2.05,0), Заплот (2.04,7), Крап (2.04,7), Капот (2.04,0), Клапан (2.03,9), Флоп (2.03,9),
      Баффина (2.03,7), Капитан (2.03,6), Блокпост (2.03,4), Гвиана (2.03,2), Синап (2.02,5), Помпей
      (2.02,4), Фагот (2.02,3), Канитель (2.02,2), Проспект (2.01,6), Фант (2.00,9). Став в завод сами, они
      также оказались великолепными производителями в скрещивании с рысаками других линий.
      Благодаря этому, линия Пиона существенно увеличилась в размерах, средние результаты резвости
      орловской породы также резко возросли. В 1973 году в СССР было свыше 370 орловских рысаков
      с резвостью Крепыша (2 минуты 8,5 секунды)[11].

      Лучшими конными заводами орловских рысаков, кроме Хреновского, в советское время
      считались: Московский, Пермский, Новотомниковский (Тамбовской области), Тульский,
      Дубровский (Полтавской области).

      Среди внуков Пиона особо стоит отметить жеребцов Кипра (Помпей — Крутизна 1982) и Ковбоя
      (Блокпост — Крутизна 1984). Будучи родными братьями по матери и двоюродными по отцу, эти
      два жеребца снова напомнили о том огромном потенциале, который содержится в орловской
      породе и до сих пор полностью не раскрыт.

      В своей массе орловские рысаки продолжали значительно уступать по резвости американским
      рысакам. В то время как рекорд Пиона на 1600 м был равен 2.00,0, рекорд американских рысаков
      на эту же дистанцию составлял 1.53. Русские рысаки, потомки тех метисов, которые бегали в
      царское время, пусть незначительно, но также превосходили орловскую породу по резвости. Если
      в 1930—1950-е годы многие выдающиеся орловцы, такие как Морской Прибой, Квадрат, Былая
      Мечта, Кавычка, могли побеждать русских рысаков даже в самых крупных призах, включая
      «Всесоюзное Дерби», то начиная с 1960-х годов таких знаменитых орловцев становилось всё
      меньше.

      Превосходство русских рысаков усиливалось вследствие того, что их снова начали улучшать
      скрещиванием с ценными американскими производителями — Лоу Гановером, Сентениалом
      Уэйем, Миксом Гановером и другими. Особо выдающимся производителем в русской породе был
      американский жеребец Реприз (Нобл Виктори — Флоридейт), проданный в СССР за 1 520 000
      долларов и ставший своеобразным «Пионом» в русской породе. Огромное количество детей
      Реприза показало резвость 2.05 и быстрее. Его лучший сын Сорренто в Европе обыгрывал самых
      резвых европейских рысаков.

      В таких условиях орловские рысаки не могли бороться на равных с «улучшенными» русскими
      рысаками за самые главные призы. Тем не менее, в орловской породе имелись лошади,
      составившие конкуренцию американским и русским рысакам, рождённым в СССР и России.
      Первым таким чемпионом стал гнедой Кипр. За свою беговую карьеру этот жеребец установил 14
      рекордов различного ранга, главным из которых был рекорд для четырёхлетних орловских
      рысаков — 2.03,4. С этой резвостью Кипр победил всех лучших русских рысаков во «Всесоюзном
      Дерби» 1986 года. Некоторые рекорды Кипра были позднее побиты, некоторые сохранились.

      Новый российский период

      Брат Кипра, рыжий Ковбой, установил 11 рекордов, главный среди которых — абсолютный
      рекорд для рысаков всех пород, рождённых в России. В августе 1991 года на Раменском
      республиканском ипподроме восьмилетний Ковбой принял старт с лучшими детьми Реприза
      (после Сорренто) — гнедым Ромбом (Реприз — Ольта) и серым Реалом (Реприз — Ямайка). Бег
      получился очень резвым. Орловский рысак Ковбой финишировал первым, показав 1 минуту 57,2
      секунды. Это время стало новым абсолютным рекордом, который держится до сих пор.

      Встав в завод, оба жеребца оказались отличными производителями. Дети Ковбоя дважды
      улучшали рекорд для двухлетних рысаков. Сначала светло-серый Кекс (Ковбой — Кичка 1995)
      показал 2.13,0, а затем рыже-чалый, похожий на своего отца, Банкет (Ковбой — Бавария 2001)
      превзошёл это время — 2.11,3. Лучшими сыновьями Ковбоя были серый Дробовик (Ковбой —
      Дрофа 1997), рекордист Уральского региона и пятикратный чемпион породы, и светло-серый
      Канюк (Ковбой — Камея 2001), победитель «Приза Барса», проданный впоследствии на аукционе
      за высокую для орловского рысака сумму — 17 тысяч долларов. Лучшими детьми Кипра,
      безусловно, признаются гнедая Мозаика (Кипр — Мандолина 1999), установившая рекорд для
      трёхлетних орловских кобыл — 2.07,7 и очень красивый вороной жеребец Дротик (Кипр — Дрофа
      199 , родной брат Дробовика по матери. Дротик побил рекорд собственного отца, показав в
      четырёхлетнем возрасте 2.02,6.

      В истории орловской породы существуют два рысака, сумевшие преодолеть рубеж в 2 минуты на
      дистанции 1600 м. Первым из них был серый жеребец Иппик (Персид — Ифигения 1980), по
      материнским линиям восходящий к самому Крепышу. В забегах на 1600 м он показал 1 минуту
      59,7 секунды, а затем на дистанции 2400 м стал абсолютно лучшим среди всех рысаков,
      рождённых в СССР и России, с резвостью 3 минуты 2,5 секунды. Последний результат до сих пор
      превзойдён лишь одной рождённой в России лошадью. Среди немногочисленных детей Иппика
      особо выделяется светло-серый Колорит (Иппик — Купавка 1990), единственный на сегодняшний
      день трёхкратный победитель «Приза Пиона» на Московском ипподроме, чемпион породы,
      чемпион Всероссийской конской выставки «Эквирос»-2001.

      Ещё один, безупречного экстерьера, серый жеребец Мазок (Запас — Модница 1983) имел
      рекордную резвость — 1 минута 58,4 секунды. К сожалению, он оказался не очень хорошим
      производителем, и жеребцов—потомков Мазка на сегодняшний день практически не осталось.

      Кризис и спасение породы

      На начало 1985 года поголовье чистопородных орловских рысаков в бывшем СССР равнялось 54
      813 головам. Однако в 1990-е годы начался резкий спад поголовья орловских рысаков вследствие
      общего ухудшения экономического состояния в России. К 1997 году количество орловских
      кобыл достигло критической отметки в 800 голов (тогда как для нормального развития конской
      породы нужно не менее 1000 кобыл).[12] Многие конные заводы были разорены настолько, что
      лошади в них умирали от голода или всем поголовьем отвозились на бойню. Появившиеся после
      распада СССР частники не желали разводить национальную породу России, предпочитая ей более
      экономически выгодного американского или русского рысака. Призовые суммы в заездах для
      орловских рысаков даже на Московском ипподроме были крайне малы, не говоря уже о
      провинции.

      За спасение орловского рысака взялись специалисты и любители из разных регионов России,
      включая Ассоциацию рысистого коневодства «Содружество», в которую входят любители и
      специалисты по лошадям рысистых пород нескольких стран СНГ. Именно при помощи
      «Содружества» был налажен контакт с Французской рысистой ассоциацией, делегаты которой в
      1997 году посетили крупнейшие конные заводы, разводящие орловского рысака. После этого в
      1998 году было подписано Соглашение о проведении «Дней России» на французском ипподроме
      Венсенн (фр. Vincennes) с обязательным участием в этом мероприятии орловского рысака и «Дней
      Франции» в России, спонсорами которых являлась Французская рысистая ассоциация.

      В 1999 году на Московском ипподроме состоялись первые «Дни Франции», программа которых
      включала заезды для трёхлетних орловских рысаков («Приз Парижа»), четырёхлетних орловских
      рысаков (приз в честь Французской рысистой ассоциации), а также для орловцев старшего
      возраста на дистанцию 2400 м («Приз Франции») и заезд для русских троек («Приз Венсеннского
      ипподрома»).

      «Дни России» во Франции были впервые проведены в 2000 году на Венсеннском ипподроме близ
      Парижа, в рамках которых были организованы чемпионат наездников из России и Франции, заезд
      на орловских рысаках (победителем стал наездник из России В. Танишин на сером жеребце
      Лабинске) и показательное выступление троек. В последующие годы программа «Дней России»
      расширилась до двух заездов на орловских рысаках.

      Наряду с популяризацией орловского рысака в России и за её пределами, принимаются меры по
      восстановлению численности этой породы. Так, на Московском ипподроме ввели обязательную
      доплату к призовым суммам во всех орловских заездах, а затем увеличили поголовье
      испытываемых на ипподроме орловских рысаков по всем возрастным категориям. Подобные меры
      были предприняты и на Раменском ипподроме.

      Национальную породу России принялись поддерживать и на многих региональных ипподромах
      России — Саратовском, Казанском, Новосибирском, Пермском и других. Появились частные
      конные заводы по разведению орловского рысака. Серьёзно улучшилась система тренинга и ухода
      за лошадьми.

      Благодаря этим усилиям орловские рысаки, остановившиеся было в резвости в кризисные 1990-е
      годы, начали устанавливать новые рекорды. И всё же, несмотря на то, что наметился медленный
      рост поголовья орловских рысаков, для спасения породы от гибели нужно предпринимать ещё
      немало усилий в течение многих лет.

      Современный орловский рысак

      Орловская рысиситая порода лошадей была зарегистрирована в Министерстве сельского
      хозяйства Российской Федерации в 2007 году в качестве породы российской селекции.[6]

      Современные орловские рысаки, особенно «король 70-х годов» светло-серый Пион и его внуки
      Кипр и Ковбой, резвач Иппик с сыном Колоритом, оказались намного резвее орловцев начала
      прошлого столетия. Однако в целом они не могут противостоять натиску американских,
      генетически более резвых рысаков. Хотя и они демонстрируют хорошие результаты. В России
      абсолютный рекорд скорости — 1 мин 57,2 с на 1600 м — для рысаков всех рысистых пород
      принадлежит орловцу Ковбою. Этот рысак рыжей масти, несколько простоватый внешне, но
      необыкновенно стремительный, показал такой результат на Раменском ипподроме в 1991 году
      (московский наездник М. Козлов).

      В настоящее время в орловской рысистой породе существует восемь основных линий. Ведущей
      среди них является линия Пиона — как по количеству производителей, так и по качеству
      потомства, прежде всего, резвостному. Сейчас в российских конных заводах осталось около 700
      чистопородных орловских кобыл и полсотни жеребцов, тогда как в начале XX века российские
      коннозаводчики имели 20 тысяч орловских маток. Сейчас все основные ипподромы заполоняют
      как доморощенные, так и ввозимые из-за рубежа «американцы», и они вытесняют не только
      орловского, но и русского рысака.

      Другими крупными линиями являются линии Улова, Пилота и Квадрата. Несколько меньше по
      количеству представителей имеет линия деда Пиона Отбоя через сыновей Лунатика и Корсара.
      Незначительно представлены в породе линии Воина, Ветра и Барчука.

      Современные центры разведения орловской породы расположены в России и на Украине.
      Ведущими конными заводами по работе с орловской породой являются в России Хреновской
      конный завод, Чесменский конный завод, Московский конный завод, Пермский конный завод и
      Алтайский конный завод (из 86 действующих российских конных заводов[6]), на Украине —
      Дубровский конный завод.

      Работу с орловским рысаком также проводят Шадринский конный завод, Новотомниковский
      ПКЗ, Завиваловский конный завод, Петровский конный завод, Татарский конный завод, частные
      ООО «Урожай», ООО «ЛАГ-Сервис+», ЗАО «Кушумский» и другие.
      Орловский рысак на почтовой марке Азербайджана (1997)

      Поскольку орловские рысаки в общей массе сегодня уступают в резвости русским и американским
      рысакам, для них проводятся закрытые призы. Среди них основные — «Приз Барса», «Приз
      Пиона», «Приз Морского Прибоя», «Приз Отклика», «Приз Парижа», приз в честь Французской
      рысистой ассоциации, «Приз Франции» и др.

      По итогам 2004, 2005 и 2006 годов лучшими рысаками России по количеству выигранных
      призовых стали орловские рысаки:

      * в 2004 и 2005 годах — Попрёк (Поток — Перикола 1998, 2.04,5) и
      * в 2006 году — Лотос (Термин — Локация 2000, 2.03,7).

      Они сумели заработать больше призовых сумм, чем более резвые русские и американские рысаки.

      Успехи в конном спорте

      Орловский рысак — уникальная порода, не имеющая аналогов в мире. Помимо рысистых бегов,
      крупного и нарядного орловского рысака можно с успехом использовать практически во всех
      видах конного спорта — выездке, конкуре, драйвинге и просто любительской верховой езде.
      Хорошим примером тому может служить светло-серый жеребец Балагур, правнук Пиона, который
      вместе со своей всадницей Александрой Кореловой не раз становился победителем различных
      официальных и коммерческих соревнований по выездке внутри России и за её пределами.

      Корелова и Балагур, занимая место в первой полусотне рейтинга Международной федерации
      конного спорта, долгое время были номером один в России и заняли лучшее среди всех
      российских всадников 25-е место на Олимпиаде в Афинах в 2004 году.

      Генетические особенности орловских рысаков изучались с помощью биохимических,
      иммуногенетических и молекулярно-генетических маркеров.

      С 1975 по 1989 год был обследован генофонд советских пород лошадей с использованием
      биохимических (белковых) маркеров.[14] Помимо орловской рысистой, в состав изученных пород
      были включены лошади донской, якутской, ахалтекинской, башкирской, кабардинской, казахской
      (типа «джабе») и карабаирской пород, а также дикие лошади Пржевальского.

      Определены частоты аллелей по трём локусам белков крови: трансферрина (Tf), альбумина (Al) и
      эстеразы (Es). Среди обследованных 998 орловских рысаков выявлены следующие частоты
      аллелей: Tf D — 0,099; Tf F — 0,357; Tf H — 0,213; Tf O — 0,035; Tf R — 0,296; Al A — 0,400; Al
      B — 0,600; EsF — 0,199; EsG — 0,356; EsI — 0,444; EsH — 0,001.

      Генетическую структуру отдельно орловских и русских рысаков сравнивали также при помощи 16
      белковых маркеров, при этом полиморфизм был отмечен по шести локусам. Наибольшие
      генетические различия между двумя породами рысаков наблюдали по локусам трансферрина и
      фосфоглюкомутазы[15].

      Дальнейшие исследования показали, что в целом по своей генетической структуре рысаки
      занимают промежуточное положение между лошадьми верховых и тяжелоупряжных пород. Кроме
      того, они заметно отличаются от зарубежных рысистых пород, особенно от американского
      рысака. У орловцев сравнительно часто встречаются аллели Tf H и Tf R, отсутствующие у лошадей
      стандартбредной породы. Проведенный анализ генофонда орловской рысистой породы показал,
      что она имеет более тесные связи с европейскими упряжными породами, чем с арабскими
      лошадьми[16].

      Предполагают, что сложившиеся характерные особенности породы поддерживаются
      стабилизирующим отбором, что подтверждается постоянством генетической структуры
      популяции на протяжении 1980—1990-х годов. В отличие от других призовых пород орловский
      рысак имеет большой резерв генетической изменчивости, а также хорошие адаптивные качества.
      Генетическое тестирование всего племенного ядра этой породы (1254 голов) показало, что во
      всех заводах поголовье имеет типичные для породы аллели в маркерных локусах, но различается
      по их частоте. Наиболее существенные различия были выявлены между орловскими рысаками
      разных заводских типов[16].

      В качестве иммуногенетических маркеров при изучении генетической структуры орловской
      рысистой породы применяли эритроцитарные антигены групп крови, идентифицируемые в
      классических иммунологических реакциях агглютинации и гемолиза с использованием
      специфических антисывороток-реагентов.

      Сравнительные исследования иммуногенетического полиморфизма орловских и русских рысаков,
      недавно ещё наиболее массовых пород, показали, что в Западной Сибири в результате адаптации к
      местным условиям сформировался специфический и своеобразный генофонд популяций этих двух
      пород. При этом в Сибири, по сравнению с популяциями европейской части России,
      сформировались даже более сильные различия по генофонду между двумя породами рысаков, чем
      различия при сравнении двух географически удалённых регионов[17].

      Особенности и механизмы селекционно-генетических процессов, приводящих к межпородным и
      межпопуляционным различиям, удалось прояснить с помощью современных методов
      молекулярно-генетических исследований на уровне полиморфизма участков ДНК,
      контролирующих, в частности, масти лошадей (локусов пигментообразования — рецептора
      меланокортина-1, MC1R, и тирозиназы, Tyr)[18]. Полученные по орловской рысистой породе
      данные свидетельствуют о неслучайности сформированных в популяциях спектров фенотипов (по
      масти) и генетической структуры. С помощью комплексных исследований генофонда орловских
      рысаков удалось выявить особенности формирования популяции Алтайского конного завода —
      лучшего на начало XXI века племенного ядра породы. Полученные сведения представляют
      интерес для анализа причин выдающихся успехов выращенных здесь орловцев на крупнейших
      ипподромах и конских выставках, для обоснования оптимальных мер сохранения породы и её
      развития[17].

      В другом исследовании выборку из 10 орловских рысаков анализировали с использованием
      нового поколения молекулярно-генетических маркеров — фрагментов ДНК, фланкированных
      инвертированными микросателлитными повторами (ISSR-PCR). С помощью трёх
      тринуклеотидных праймеров (фрагментов микросателлитных локусов (CTC)6A, (СТС)6С,
      (GAG)6C) был получен спектр ампликонов у каждого из изученных животных. Суммарно по всем
      праймерам у орловских рысаков выявлено 17 ампликонов, стабильно воспроизводящихся при
      трёхкратных повторных анализах[19].

      * Приз «Барса»
      * Русский рысак
      * Рысак
      * Рысистые бега
      * Стандартбредная лошадь
      * «Крепыш» — фильм 1982 года об орловском рысаке по кличке Крепыш.
      * «Рысак» (фильм, 2005) по книге Петра Ширяева «Внук Тальони» (1929) об орловском рысаке
      Лесть.

      1. См. страницу об орловском рысаке на сайте Всероссийского научно-исследовательского
      института коневодства.
      2. Данные из Большой советской энциклопедии.
      3. Предполагается, что граф Орлов является также создателем знаменитой во всем мире
      старинной русской породы орловских кур. С его именем связано также создание двух пород
      голубей — турманов: орловских бородунов и орловских белых хохлатых (Моисеева, 2006).
      4. См. статью Александра Ганулича.
      5. Афанасьев (1953).
      6. 1 2 3 4 5 6 Информация из публикации Столповского и Захарова (2007).
      7. Самым знаменитым потомком этого жеребца в начале XXI века является рождённый на
      Украине серый жеребец по кличке Шток (Шатёр — Казкова 199 , ставший победителем «Приза
      Пиона» 2006 года на Московском ипподроме.
      8. См. статью «Крепыш — лошадь столетия».
      9. Родословная и биография Квадрата.
      10. В 1949 году разводимые в СССР метисы получили официальное признание как новая порода
      русский рысак.
      11. На начало XXI века резвость Крепыша превосходят многие классные трёхлетки. Например, в
      2006 году вороной жеребец Барклай свободно пробежал 1600 метров за 2 минуты 8,3 секунды.
      Другой вороной орловец Прогноз, будучи питомцем некрупного Шадринского конного завода, в
      три года на Самарском ипподроме показал 2.06,8. Для четырёхлетних орловских рысаков, и тем
      более для рысаков старшего возраста (а Крепыш бежал с этим рекордом именно в старшем
      возрасте), время 2.08,5 не является серьёзным, победить в призу с таким временем уже
      практически невозможно.
      12. По данным Столповского и Захарова (2007), в середине 2000-х годов в России оставалось
      всего около 300 кобыл орловской породы.
      13. Буквой «р» в таблице помечены рекорды, установленные не в обычном заезде, а в беге
      отдельно на время.
      14. Дубровская, Стародумов (1992).
      15. Амбросьева и др. (1992).
      16. 1 2 Храброва (2003).
      17. 1 2 Князев (2004).
      18. Князев, Гуторова (2003).
      19. Глазко и др. (2004).

      * Амбросьева Е. Д., Хохрякова Ж. А., Глазко В. И. Некоторые особенности генетической
      структуры орловской рысистой и русской рысистой пород лошадей // Цитология и генетика. —
      1992. — Т. 26. — № 5. — С. 37—41.
      * Афанасьев С. В. Альбом пород лошадей СССР. — М.—Л.: Государственное изадетельство
      сельскохозяйственной литературы, 1953.
      * Глазко В. И., Копылов К. В., Андреева Н. А. Сравнительный анализ молекулярно-генетических
      маркеров у представителей Ungulata и Delphinidae // Морские млекопитающие Голарктики. 2004:
      сборник научных трудов. — М.: КМК, 2004. — С. 153—157.
      * Дубровская Р. М., Стародумов И. М. Отечественные породы лошадей // Генетические ресурсы
      сельскохозяйственных животных: редкие и исчезающие отечественные породы / И. Г. Моисеева,
      И. А. Захаров, Р. С. Митичашвили и др. — М.: Наука, 1992. — С. 122—130. — ISBN
      5-02-005697-9.
      * Камбегов Б. Д., Балакшин О. А., Хотов В. Х. Лошади России: полная энциклопедия. — М.:
      Издательство «РИЦ МДК», 2002. — 240 с — ISBN 5-94079-010-0.
      * Князев С. П. Анализ генофонда популяций лошадей Сибири / Материалы
      научно-практической конференции факультета ветеринарной медицины НГАУ «Актуальные
      вопросы ветеринарии». — Новосибирск, 2004. — С. 246—247.
      * Князев С. П., Гуторова Н. В. Структура популяций орловских рысаков по генотипам локусов
      пигментообразования MC1R и Tyr и фенотипам масти // С.-х. биология. — 2003. — № 2. — С.
      73—78.
      * Крепыш — лошадь столетия: сборник / Сост. А. М. Ползунова. — М.: ООО «ИПК
      Синтезполиграф», 2004. — 160 с — ISBN 5-8329-0067-7.
      * Моисеева И. Г. Породы кур и их генофонды // Генофонды сельскохозяйственных животных:
      генетические ресурсы животноводства России / Отв. ред. И. А. Захаров; Ин-т общ. генетики им. Н.
      И. Вавилова РАН. — М.: Наука, 2006. — С. 229—388. — ISBN 5-02-035646-8
      * Рождественская Г. А. Орловский рысак. — М.: Аквариум Бук, 2003. — 160 с — ISBN
      5-94838-085-8.
      * Столповский Ю. А., Захаров И. А. Генофонды отечественных пород — национальное
      богатство России. — М.: РАН, Ин-т общ. генетики им. Н. И. Вавилова, Программа Президиума
      РАН «Биоразнообразие и динамика генофондов», 2007. — С. 3, 38—39.
      * Храброва Л. Новые горизонты селекции // Конный мир. — 2003. — № 1.
      * Шишанов В. «Сани. Рысак» или граф Орлов едет на Барсе // Витебский проспект. — 2006. —
      № 13. — С. 3. — 30 марта. (Проверено 18 декабря 200
      * Ливанова Т. К., Ливанова М. А., Всё о лошади. — М.: АСТ-ПРЕСС СКД, 2002. — 384 с.: ил.
      — (Серия «1000 советов»).

    admin

    Наверх