Орловский рысак иноходец

«Я скачу, но я скачу иначе
По полям, по лужам, по росе
Говорят: он иноходью скачет
Это значит иначе, чем все…»

Слова из песни В.Высоцкого – это первое, что приходит на ум, когда начинается разговор об иноходцах. Ведь для нас иноходец это скорее литературный персонаж, чем каждодневная реальность. Имя его овеяно целым ореолом тайн и загадок, ценность иноходца в глазах обывателя возрастает до небес. Такому повороту событий в большей степени они обязаны знаменитому рассказу Э.Сетон-Томпсона «Мустанг-иноходец», в котором автор вплетает в характер своего героя предания прерий, делая из него сказочного персонажа. Да и у Ч.Айтматова его Гульсары так же представлен как лошадь с большой буквы и из-за своих природных способностей с непростой судьбой.

Правой-правой, левой-левой

Давайте попробуем разобраться, откуда, как говорится, ветер дует. Прирожденные иноходцы могут встречаться как в верховых так и в рысистых породах. Иноходь, безусловно, самый удобный аллюр для всадника, так как при езде на такой лошади вы как бы переваливаетесь сбоку-набок, и вас не так трясет в седле в отличие от простой рыси. И теперь, представьте себя на месте какого-нибудь плантатора из Америки или кочевника из Средней Азии: вы должны по много часов к ряду проводить в седле, и вам, безусловно, захочется передвигаться с большим комфортом. Вот именно такой комфорт и могут обеспечить иноходцы. Это связано с тем, что на рыси вынос ног у лошади происходит по диагонали (правая передняя – левая задняя и наоборот), а на иноходи – параллельно (правая передняя – правая задняя, затем левая пара ног) и, именно, за счет параллельности выноса конечностей, лошадь и бежит в такую удобную для всадника «раскачку». Соответственно, подобных лошадей берегли и очень высоко ценили. Как написал Ч.Айтматов в повести «Юность Гульсары»: «…В прежние времена ему цены не было бы. За такого в драках на скачке головы клали…»

Естественный аллюр

Но нас в большей степени интересуют именно бега иноходцев, поэтому начнем по порядку. У лошадей есть четыре вида естественного аллюра: шаг, рысь, иноходь и галоп. Упряжным лошадям, которыми являются рысаки, остается три аллюра (с переходом в галлоп всячески борются) – это шаг, рысь и иноходь. Как писалось в предыдущих номерах, резвая рысь – целиком искусственный аллюр и читателю уже понятно насколько сложно лошади двигаться этим аллюром. А вот иноходь – это совсем другое дело! Иноходь – естественный аллюр, соответственно, иноходцам не требуется соблюдать такого четкого баланса, как рысакам. Проще говоря, им по своей природе легче бежать, потому что, чем ближе к естественности аллюр, тем лошадь резвее им передвигается. (За примером далеко ходить не надо: это всем известные гладкие скачки, где лошади испытываются на резвейшем аллюре – галопе, и он у них доведен до совершенства).

Наибольшую, по сравнению с рысаками, резвость естественного аллюра иноходцев заприметили американцы и, в отличие от других стран, не стали мучиться, приучая такую лошадь двигаться рысью, а пошли по пути наименьшего сопротивления – решили проводить бега иноходцев.

Уверенность в руках

Чем же еще так пришлись ко двору иноходцы? Оказалось, не только резвостью. Например, скороспелость: свою лучшую резвость иноходцы показывали уже годам к четырем, а рысаки в начале ХХ века достигали наибольшей резвости только после 10 лет. И это значительное преимущество иноходцев также напрямую связано с естественностью их аллюра, так как работа лошади на естественном аллюре дает возможность значительно раньше раскрыть ее резвостной потенциал.

Вы только подумайте, рысаку, чтобы бежать с максимальной резвостью, требуется мобилизация всех систем организма, а иноходцу – нет, поскольку его аллюр не переходит границы естественности.

Езда на иноходце также очень удобна для наездника, так как им проще «распоряжаться» по дистанции. Вспомните, если рысак доходит до предела своих возможностей, он переходит на естественный аллюр – галоп (что считается сбоем), а иноходец и так бежит естественным аллюром, соответственно, сбои у него крайне редки. Таким образом, наездник чувствует себя на иноходце более уверенно, чем на рысаке, который в любой момент может сбиться.

«Облегченные» лошади

Начавшиеся ипподромные испытания иноходцев предъявили определенные требования к сборке такой лошади. Появились путы, они особым образом крепились на всех четырех конечностях, и основное назначение их было не дать лошади перейти на рысь. В настоящие время все больше появляется прирожденных иноходцев, которым путы не нужны; для них путы – скорее формальность, чем необходимость. В отличие от рысака иноходец и куется по-другому: ему «облегчают» вес передних копыт. Кроме того, параллельный вынос конечностей не требует никаких дополнительных защитных приспособлений на ногах, что весьма упрощает сборку и работу с иноходцами.

Рекордная разница

Основное разделение стандартбредной породы на рысака и иноходца началось в начале ХХ века. Иноходцы оказались резвее рысаков и соответственно они не могли бегать в одном заезде. Для каждого были сделаны отдельные призы и рекорды, соответственно, также устанавливались в каждой группе свои. Рысистый рекорд того времени принадлежал мерину Улану – 1.58, а иноходец Дэн Пач показал резвость 1.55 на ту же дистанцию в 1600 м.

Подобная разница в рекордах сохраняется до сих пор: Cambest в 1993 г. устанавливает рекорд для иноходцев – 1.46,1, а в 2008 г. рысак Enough Talk – 1,49,3! Стоит обратить внимание на тот факт, что в Америке, как рысаков, так иноходцев, преодолевших двухминутный рубеж огромное количество, правда, последних во много раз больше.

Иноходцы в СССР

Полюбились американцам иноходцы, и это не удивительно, ведь бега этих лошадей – очень зрелищное мероприятие. Как правило иноходцы – это мощные лошади и наблюдать за их феноменально резвым бегом одно удовольствие. Достоверности ради стоит отметить, что иноходцы получили распространение не только в Америке, но и в Новой Зеландии, Австралии. Впрочем, в свое время и Советский Союз не устоял перед искушением попробовать на своей территории бега иноходцев. В 60-х годах прошлого века русского жеребца Ожога Лавинского к/з, имевшего в 3-хлетнем возрасте рысистый рекорд 2.13. «переделали» под иноходца. После «переделки» на иноходь с использованием пут он улучшил рекорд до 2.03,3! И в дальнейшем бегать рысью он уже не пожелал. После испытаний Ожог был продан, стал ходить в тройке и показал себя великолепным коренником. Этот жеребец не знал сбоя, и рекорд данной тройки был просто ошеломляющим – 1.54,9!

Также в нашей стране был еще один иноходец – Нокаут – Лимаревского к/з. В отличие от Ожога он выступал без пут и показал резвость 2.03. Эксперимента ради, Нокауту разрешили выступить в традиционном призу и он достаточно легко обошел знаменитого Крепкого Зарока (2.03,5). В дальнейшем Нокаут стал производителем в Лимаревском к/з и дал много приличных рысаков. Его история подтверждает тот факт, что иноходь и рысь, аллюры не так уж далеко ушедшие друг от друга.

Среди наездников есть примета: если двухлетка склонна к иноходи, значит, резвой будет! И у мастеров есть все права так рассуждать, поскольку много класснейших рысаков любили переходить на иноходь. К примеру, Гугенотке (2.03,7), установившей 8 рекордов, был не чужд этот аллюр.

Легкий путь

Американцы в мировом масштабе являются «законодателями мод» в беговом сообществе, и это понятно: они обладают резвейшим рысаком в мире. И американские тренеры, в отличие от европейцев, можно сказать, находятся в привилегированном положении: в то время когда мы прикладываем определенные усилия для постановки рысака на ход, они просто используют в своей работе тот аллюр, который лошади удобнее. И если посмотреть программу выступлений на ипподромах Америки, то там всего лишь около 30% рысистых заездов, остальные заезды состоят из иноходцев.

«Удобный» аллюр для лошади определяют в достаточно юном возрасте, еще до продажи. Перед выставлением на аукцион устраивают проверку молодняку: что будущему ипподромному бойцу ближе, рысь или иноходь. Жеребенка с использованием поддужной лошади пробуют на резвых аллюрах, смотрят к чему он склонен и выставляют на торги уже как иноходца или как рысака.

Американский порок

Исторически сложилось, что колыбелью и оплотом рысистого дела в его чистом виде стала Европа, а для истинного рысака иноходь – это порок. На нашем континенте действует Европейский рысистый союз (UET), членами которого становятся европейские страны, в которых не проводятся бега иноходцев. В Европе иноходцы есть только в Англии, поэтому она и не входит в UET, а является лишь наблюдателем.

А в Америке, как мы видим, из-за своей удобности иноходец во всех отношения потеснил рысака. Ну что ж, американцы внутри своей национальной породы имеют право на эксперименты. Главное, чтобы иноходец не вытеснил рысака по всему миру… Впрочем, своеобразным оберегом для рысистых испытаний выступает Европа, Старый свет крепко держит оборону и бега иноходцев к себе не пустит. С другой стороны, а зачем нам и европейцам вообще нужны бега иноходцев? В Европе достаточное поголовье рысаков, а чтобы проводить бега иноходцев нужно их завозить в огромном количестве. Смысла в этом нет никакого. Европе, да и России это невыгодно: у нас слишком крепки именно рысистые традиции. Тем более в истории нашей страны уже был момент, когда мы чуть не потеряли своего национального орловского рысака из-за его американского собрата. А орловец – это все-таки фундамент рысистого дела в России и среди орловцев, кстати, практически нет лошадей склонных к иноходи.

Так давайте и дальше сохранять исторические традиции, ведь не смотря на традиции, нет полной уверенности в том, что из-за своих резвостных качеств и удобства в работе, иноходец и у нас, так же, как и у себя на родине, не потеснит рысаков с наших ипподромов.

Безусловно, по пути наименьшего сопротивления идти проще. Да и иноходец – это своего рода «Формула-1» бегового мира – резвость и престиж. Но все таки, когда смотришь их заезды, ловишь себя на мысли, что нет в иноходцах той завораживающей красоты хода, что присуща истинным рысакам. ЗМ

Тема в разделе «Трибуна», создана пользователем Сва, 1 июн 2016 .

Жеребец орловский рысак иноходец

Zolotoi: Жеребец вороной масти, без отметин, очень красивый, возраст 4 года, рост 162 см., иноходец. Рожден в Чесменском конном заводе от Трафарета и Запряжки. Паспорт ВНИИК. По здоровью проблем нет, заезжен под седло и в качалку. Добронравный, не пуглив.Находится в Ставропольском крае. На иноходи достаточно резвый, видео по запросу. Звонить по тел. 8-903-443-39-36, 8-918-751-50-09.

максат: Здравствуйте! Скиньте иноходца видео в личку или ватсап по номеру +77028798915

Zolotoi: максат, здравствуйте ! Видео можно посмотреть в ютубе, называется «иноходец Знаток». Качество не очень, но в общем неплохо. Сейчас видео на резвой иноходи снять не смогу, жеребец уже месяц не работается по причине недостатка времени. Как минимум пару недель его нужно отшагать, потом понемногу резвить. Если Вам действительно интересен жеребец, попробую выбирать время и работать его. А лучше позвоните, обсудим все по телефону.

Боле старые писатели утверждают, что разводимые на севере лошади идут и шагом и иноходью, тогда как лошади юга знают только шаг и галоп. Едва ли стоит говорить, что взгляд этот неверен, хотя и не подлежит сомнению, что иноходец северного происхождения. Многие обстоятельства указывают на необозримые степи, на север и запад от Черного моря, как на родину иноходца. Отсюда он вероятно попал в западную Европу и в Англию. У нас в России встречаются и теперь иноходцы во множестве, и еще задолго до появления орловского рысака, иноходцы отличались уже в беге в одиночку и тройкой.

Американцы даже того мнения, что иноходцы всегда и везде были предшественниками рысака. Без иноходцев, думают они, не было бы и рысаков.

Как мы говорили выше, американцам мы обязаны установлению у нас правильной выдержки и рационального воспитания, чего русский рысак никогда не знал, находясь всегда в руках невежественных наездников и часто мало просвещенных охотников. Всегдашнее пристрастие наше к метизации, благодаря резвости американского рысака, вылилось в общее правило и большинство лучших заводов усердно занимаются скрещиванием, что угрожает русскому рысаку обратиться в метиса, утратив свою константность (и без того довольно слабую). Американцам надо подражать, говорят наши доморощенные Иппологи. Американец побеждает и на ипподроме и на выставке и в этом надо будто бы усматривать его преимущество. Очевидно тут смешиваются два различных понятия об индивидуальных способностях и способности повторяться. Лучшим американским рысаком как по резвости, так и по формам надо признать „Улана», но он мерен и таким образом очевидно, что способность бежать и прекрасный экстерьер могут и не передаваться потомству. Если мерен физически не способен к расплоду, то редко способен к нему и метис, по самому существу своему не константный.

Не мало прекрасных лошадей находим мы между метисами: Прости (2:8), Замысел (2:11), Пылюга (2:8 1 / 2 ), Хабара (2:11 1 / 4 ) , Обнова (2:12 1 / 2 ), Центурион (2:15), Краса (2:12), Ирис (2:11) и др. Но это все метисы, а потому качества и свойства их чаще индивидуального характера.

В Америке штаты Роде-Исланд и Виргиния, а затем и Пенсильвания раньше других захватили в свои руки производство рысаков. В этих колониях уже в начале XVIII столетия были ипподромы для состязаний иноходцев. Жители Роде-Исланда и Виргинии соперничали постоянно своими резвыми лошадьми, и хотя отчетов об этих бегах не сохранилось, нам все же известно из книжки монаха Спаррана, что способности этих лошадей выходили из ряда обыкновенного. Этот фанатичный сторонник спорта пишет следующее: „Я

Шаг, рысь, галоп – это самые известные аллюры лошадей. А вот когда говорят иноходец, у многих возникает представление необычного и даже волшебного скакуна – героя сказок и легенд. Вспоминаются слова из песни В. Высоцкого «…Бег мой назван иноходью… то есть – не как все» или рассказ Э. Сетон-Томпсона о диком иноходце из прерий. Но кто же на самом деле лошади-иноходцы, предлагаем узнать уже прямо сейчас, а также посмотреть интересное видео.

Особенности движения лошадей

Видео «Параллельные бега»

Особенности движения лошадей

Иноходь – это необычная разновидность рыси, когда лошадь переставляет одновременно ноги не по диагонали (правая передняя — левая задняя), а параллельные, то есть, две правых — две левых. При этом такая особенность проявляется далеко не у всех коней и сегодня считается некой экзотикой. Сегодня чаще всего врожденной иноходью обладают лошади американского континента. С чем это связано? Углубимся немного в историю.

Рысь, как один из основных видов аллюров лошадей, была особенно популярна, когда появились конные экипажи, дороги и необходимость преодолевать длительные расстояния. Движения размашистой «правильной» рысью позволяло скакунам сохранять хорошую резвость при минимальной тряске и качке экипажа. Если же заглянуть в историю тогдашнего времени в Америку, то здесь особых дорог не было, но была необходимость преодолевать большие расстояния по бездорожью и полям верхом. Рысь в этом случае не была удобной ни для всадника, ни для самой лошади. Однако было подмечено, что при движениях иноходью лошадь меньше устает и при этом не создается тряска в седле. Селекционеры стали сохранять и усовершенствовать этот аллюр у своих лошадей.

Так возникла сегодня знаменитая стандартбредная порода, визитной карточкой которой является резвая врожденная иноходь. Сегодня в Америке очень популярные испытания иноходцев. При этом, как говорят, сами наездники, готовить такую лошадь легче, так как прирожденный скакун редко переходит во время бега на галоп. Подковывается такая лошадь также немного по-другому, облегчая передние ноги. Да и при таком беге кони редко травмируют ноги, так как нет шанса зацепить задней подковой сустав передней ноги.

При таком одновременном выбросе параллельных ног создается едва уловимая тряска, а всадник как бы переваливается сбоку-набок.

Природа иноходи

Специалисты отмечают, что иноходь в отличие от обычной рыси является природным или естественным аллюром. Подмечено, что дикие лошади в природе практически не используют рысь, а с шага, ускоряясь, сразу переходят на галоп. Считается, что рысь не только неудобна для движения животного, но и более изматывающая, так как требует мобилизации всего организма. Что же касается иноходи, то здесь все обстоит иначе. Иноходь позволяет скакуну сохранять хорошую резвость длительное время без особого напряга.

Исследования генетиков показали, что впервые способность к такому движения была замечена у лошадей викингов. Выяснилось, что иноходь обусловлена некой мутацией гена DMRT3, который отвечает за координацию конечностей. При этом, как показали, исследования, первые такие мутации были обнаружены у животных, живших в районе Англии между 850-900 годами н. э. Это были исландские дикие кони, которых позже активно приручали и разводили викинги. Позже мутация этого гена стала передаваться и другим породам.

Иноходцы сегодня

Как мы уже сказали, сегодня иноходцы – это скорее экзотика, нежели обыденное явление. Это связано с тем, что длительное время в нашей стране, как и в Европе разводили и испытывали исключительно коней-рысаков. Иноходь, несмотря на свое удобство, в отличие от Америки здесь считалась пороком бега. Лишь в редких случаях проводились испытания иноходцев или их искусственно «переучивали» из обычных рысаков.

Среди заводских пород, кроме американского рысака, этот аллюр встречается редко, но часто проявляется в породах с дикими генами. Например, иноходцами часто рождаются Карачаевцы. Об одном из таких знаменитых скакунов, смотрите видео-сюжет канала ГТРК Карачаево-Черкесия.

Да-да, стоит отметить, что иноходь бывает как врожденной, так и приобретенной. В последнем случае во время тренировки на ноги скакуна одеваются специальные ремни, не позволяющие переходить на обычную рысь. Но так как такие методы достаточно травмоопасны для животных, да и не гуманные, поэтому не полюбились в наших краях.

Но были и свои знаменитые имена. Например, иноходец Нокаут из Лимаревского конного завода в свое время показал рекорд резвости. Все его дети был отменными рысаками, что еще раз доказывает некую связь обычной рыси и иноходи.

Видео «Параллельные бега»

Кому-то может показаться, что при беге иноходью скакуны теряют такую любимую и воспетую поэтами грацию и легкость истинных рысаков. Но, когда лошадь мчится, выбрасывая параллельные ноги, невольно замираешь, глядя на это необычное зрелище. Предлагаем вам интересное видео из соревнования иноходцев (Василич).

С.В. Уханов,
кандидат биологических наук

Ю.А. Столповский,
кандидат биологических наук

Институт общей генетики им. Н.И.Вавилова РАН

Слово гуингнгм на языке туземцев означает лошадь,
а по своей этимологии — совершенство природы.

Интересная и богатая история у друзей и верных помощников человека — лошадей. Во все века, с глубокой древности и до наших дней, люди воспевают их красоту. Сколько в мире создано литературных шедевров, скульптурных изваяний, художественных полотен, посвященных лошади! Первые рисунки лошадей, а вернее их предков, были сделаны древними художниками несколько тысяч лет до нашей эры и встречаются во всех частях света. В России наиболее богатая коллекция скульптурных работ и картин (более 3 тыс.!), изображающих лошадей, собрана в Музее коневодства Московской сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева. Здесь представлены картины М.А.Врубеля, М.Б.Грекова, В.Д.Поленова, К.А.Савицкого, В.И.Сурикова и др.

Лошади, как и все другие домашние животные, произошли от диких прародителей. Научные изыскания установили существование предка современных лошадей — разные подвиды тарпана (полностью исчез в прошлом веке).

Более 6 тыс. лет лошади верой и правдой служат людям. Их место, значение для истории, культуры человечества переоценить трудно. “Лошадь человеку — крылья” , — гласит народная русская пословица. Даже в нашем урбанизированном мире смысл таких слов до сих пор актуален для многих поклонников этих животных. Впрочем, спектр отношений человека к лошади всегда был широким: от поэтического обожания до обыденного использования в сельском хозяйстве. Отсюда и такие выражения, как “лошади не люди, они все красивы” и “рабочая лошадка”. В древности лошадей обожествляли и признавали себе равными. Царь Кипра 3.5 тыс. лет назад, обращаясь к египетскому фараону Аменхотепу, написал: “Желаю здоровья Вам, Вашей семье и Вашим коням”. В Древней Руси, расхваливая город и его достопримечательности, говорили: “А еще у нас в граде матери есть не меньшая слава гордая, испоконная, дар великого божества: то коней краса, жеребят краса”.

Колоссальная потребность в лошадях сначала для передвижения, охоты, военных нужд, работы в сельском хозяйстве, а затем в промышленности и на транспорте привела к тому, что люди, используя искусственный отбор, создали множество пород. В настоящее время во всех странах мира насчитывается около 250 пород лошадей, из них 50 разводились в России и на других территориях бывшего Союза.

В этой статье речь пойдет о самой знаменитой русской породе лошадей — орловском рысаке, — которая выведена более 200 лет назад и имеет интереснейшую историю. Большинство отечественных иппологов (специалистов по лошадям) подчеркивают, что значение орловской рысистой породы для нашего коневодства велико и многосторонне.

По утверждению М.Н.Придорогина (1929), собственно рысистых пород только три: орловский, американский, норфолькский рысаки, но последний при “малой любви англичан к рысистому спорту захирел и в Англии почти совсем исчез”. О трагическом соперничестве американских и орловских рысаков мы расскажем чуть позже, а пока немного интересных исторических фактов и легенд, связанных с выведением орловского рысака.

В XVIII в. на Руси разводили в основном массивных лошадей европейских кровей да многочисленных неказистых местных лошаденок, резвость и выносливость которых оставляла желать лучшего.

Кто знает, что подвигло графа Алексея Орлова — блестящего военачальника, государственного деятеля — заняться коневодством. Огромный капитал, государственный интерес, выгода, любовь к лошадям? А может быть, Алексей Григорьевич дал себе зарок вывести быстрых, красивых, выносливых лошадей после известного случая, произошедшего с ним и будущей императрицей Екатериной II 28 июня 1762 г.? В тот день царица вместе со своим фаворитом ехали из Петергофа в Петербург в карете, запряженной парадными неаполитанскими длинногривыми и длиннохвостыми конями (кстати, до XVII в. лошадь ценилась за хвост и гриву, хвост даже убирали в специальный кошель). Не доезжая несколько верст до заставы, кони перешли на шаг, а затем и вовсе стали. Положение было отчаянным, потому что на заставе к нашим героям должны были присоединиться… заговорщики. Не на прогулку выехала Екатерина, а всего лишь совершить государственный переворот и утвердить себя на царствование. Каждая минута промедления грозила поражением, а холеные неаполитанские кони не могли сделать и шагу от усталости. “Бедолаги” бросились искать в окрестных деревушках лошадей, привели, запрягли, каких нашли, и с грехом пополам Орлов с Екатериной добрались до заставы. Вряд ли в своей жизни граф Орлов мог забыть эти несколько часов, когда судьба и жизнь были поставлены на карту оттого, что заграничные кони оказались недостаточно резвы и выносливы.

Как ни покажется кому-то странным, но и великая победа русского флота над турецким под командованием графа Орлова при Чесме также внесла свою лепту в развитие отечественного коневодства и появление на свет новой российской породы лошадей. И вот почему. После победы под Чесмой, а затем и общей победы России над Турцией большой любитель и знаток лошадей Алексей Орлов вывез из Турции и Аравии много ценных племенных лошадей арабской породы. После заключения мира сам турецкий султан “подарил” Орлову первоклассных жеребцов. Существуют две версии покупки и знаменитого светло-серого арабского жеребца Сметанки. Первая – за рыцарское отношение к пленным Орлову предоставили возможность купить понравившихся ему лошадей. Вторая — прямо противоположная. Турецкий султан наотрез отказывался уступить Сметанку. Лишь после того как граф Орлов-Чесменский пригрозил войной в течение еще трех лет, султан согласился продать русскому военачальнику понравившегося арабского жеребца. И продал… за 50 тыс. руб. серебром. Баснословная сумма! Для сравнения: в те времена зарплата конюха была 3 руб. в год. Сметанку под охраной вели в Россию в течение двух лет.

Орлов закупил в Египте, Аравии и Турции 30 жеребцов, часть которых отправили на Подмосковный завод в с.Остров (ныне Люберцы). На этом заводе были собраны ценные лошади лучших пород того времени — арабская, голландская, датская и др. Они-то и послужили материалом для работы по созданию новой рысистой породы лошадей.

Россия остро нуждалась в собственных породах лошадей. Это понимали многие, но граф Орлов не только осознал такую необходимость, но и очень точно подобрал исходные формы для будущей породы. С одной стороны — массивных тяжелых европейских лошадей, с другой — арабских скакунов с неповторимой красотой движения и экстерьером. Что получилось при их скрещивании? Как закрепили в потомстве рысистый аллюр, уникальную стать задуманной лошади, сделали ее красивой, нарядной и неприхотливой?

Важная заслуга Орлова состоит в том, что он реализовал свои селекционные идеи на практике. Попытки вывести новые породы предпринимали и другие конезаводчики. Например, граф Шереметев, используя практически те же породные сочетания, что и Орлов, так и не смог создать новую породу.

Многое в жизни зависит от случая. В селекции часто — это удачное сочетание выдающихся производителя и самки, вернее, получение от них уникального потомства. Порой всего лишь один производитель может радикально повлиять на становление будущей породы. В орловской рысистой породе таким животным и стал знаменитый жеребец Сметанка, которого случили с датской буланой кобылой и получили очень небольшую ставку жеребят (четырех жеребчиков и одну кобылку). Впрочем, Сметанка и прожил-то всего один год. Среди его сыновей выделялся серый Полкан. Скрещивание Полкана с европейскими упряжными кобылами (мекленбургской и голландской пород) дало Барса — признанного родоначальника рысистой орловской породы.

В 1772 г. все конское поголовье было переведено в имение Хреновское Воронежской губернии, подаренное Екатериной II своему фавориту. Здесь на привольных целинных степях и продолжали заниматься совершенствованием орловского рысака. 33 года (1775—1808) работал Орлов над созданием рысака. Его помощником заслуженно считают крепостного Василия Ивановича Шишкина, который после смерти графа Орлова (1808) успешно завершил работу с породой.

Орлов очень ревностно относился к своему заводу в Хреновском, и как при нем, так при его дочери Анне Орловой существовал запрет на выпуск из завода хотя бы одного некастрированного жеребца. Причем это правило было настолько жестким, что когда царь Александр I пожелал иметь для выезда Хреновских жеребцов, то и ему представили ко двору не жеребцов, а меринов.

В свое время орловские рысаки были чрезвычайно популярны. Современники наградили этих лошадей самыми разнообразными эпитетами. Вот как описывает С.П.Жихарев (1805) орловского рысака:

“…нельзя было не налюбоваться на красоту этих коней: прямой, длинный, крутореберный стан на толстых и сухих ногах, шея, как тонкая лента, приподнималась высокой дугой и оканчивалась прекрасной головой, с огненными глазами навыкате и с пышными ноздрями. Движение этих громадных коней было таким правильным, что топот их копыт представлял слуху какой-то размеренный такт, а на крестце рысака можно было поставить стакан воды, и она не расплескалась бы: так спокойна была поза летящего рысака, и одни только ноги быстро и правильно размеренным махом уносили рысака вперед”.

Длительное время селекция орловского рысака велась по крупнорослости, поэтому в наши дни это одна из самых крупных среди упряжных пород в мире. Современный орловский рысак — гармонично сложенная добронравная лошадь с очень выразительными глазами, средних размеров сухой и широкой во лбу головой, высоко поставленной лебединой шеей, достаточно высокой холкой (162 см), длинным туловищем (164 см) и прямой спиной. Орловские рысаки послушны, привязаны к человеку, уравновешенны, но в то же время достаточно темпераментны. Преобладающая масть этих лошадей — снежно-белая или серая в яблоках с темными или белыми хвостом и гривой.

С 30-х годов XIX в. орловскую рысистую породу начинают широко разводить на других конных заводах, а к середине столетия она распространяется во многих районах страны. Во всем мире не было и нет другой такой крупной, нарядной, выносливой легко-упряжной лошади, которая могла бы на устойчивой рыси везти тяжелую повозку, легко переносить жару и холод. В народе про орловского рысака говорили, что он “и под воду и воеводу” и “пахать и щеголять”. Замечательные акклиматизационные способности, сравнительная нетребовательность в разведении, универсальность, высокие качества превосходной упряжной и разгонной лошади способствовали широкому признанию этой породы в Российской империи.

О значении орловского рысака для России можно судить из резолюции Первого всероссийского съезда коннозаводчиков (1910), где он единодушно признается “основным улучшателем” в русском конезаводстве. В своем докладе на съезде классик отечественной зоотехнической науки Н.Н.Кулешов указывает: “Никто не может отрицать того, что почти все упряжные лошади в наших городах и селениях произошли от улучшения местных лошадей кровью рысистой породы, которая одна сделала больше для коневодства России, чем все культурные породы вместе взятые”.

В любой породе есть свои знаменитости, отличающиеся от своих сородичей выдающимися показателями продуктивности или чем-то другим необычным, например мастью, поведением т.д. Это животные, как правило, рекордисты, чемпионы, основатели пород, линий, семейств. Впоследствии очень часто про них складывают легенды. От одного поколения селекционеров к другому передаются интересные факты из биографии таких животных: о их достижениях, привычках, капризах, экстерьерных достоинствах и недостатках. Кстати, все выдающиеся лошади, как правило, имели порой незначительный, но какой-нибудь недостаток (порок).

Среди чемпионов-орловцев, безусловно, выделяется жеребец Крепыш, рекордами которого гордилась вся Россия. В начале XX в. в нашей стране, как утверждают современники, гремело два имени: одно — великого певца Федора Шаляпина, другое — великой лошади Крепыша, которого не случайно называют лошадью столетия. Это был жеребец с характерными для орловских рысаков признаками: крупным ростом, красивой серой мастью в яблоках, лебединой шеей, длинным светлым хвостом. Полюбоваться совершенством форм и пластичностью движений Крепыша из многих городов России и других стран специально приезжали люди, никогда ранее не посещавшие бега. За свою беговую карьеру Крепыш выступал около 80 раз, из них 55 раз был на первом месте. Невероятно, но в детстве эту лошадь обзывали “комаром на длинных ногах”. Тогда мало кто мог предположить, что из слабого неуклюжего “гадкого утенка” получится столь великолепный ипподромный боец.

Оставили свой след и другие чемпионы орловской породы — Барвиха, Бронная, Бокал, Бравый, Улов, Пион и, конечно же, Квадрат. Трехкратный чемпион орловской породы гнедой жеребец Квадрат родился в 1946 г. от Пролива и Керамики. Удивительно, но появление выдающегося потомка от этой пары лошадей предсказал советский ученый-коневод профессор В.О.Витт. Квадрат не отличался выдающейся резвостью, но тем не менее был поразительным ипподромным бойцом. Этот жеребец выиграл все традиционные возрастные призы, как закрытые, так и открытые, в том числе и “Дерби-50”. Квадрат закончил свою беговую карьеру с рекордами 2.08 мин (1600 м) и 4.23 мин (3200 м). От него было получено 620 потомков, в числе которых много новых чемпионов и рекордсменов породы, оказавшихся резвей своего отца.

Заслуги Квадрата были настолько велики, что ему еще при жизни поставили два бронзовых памятника — один на ВДНХ (ныне ВВЦ), другой на территории Московского конного завода. Есть еще один памятник орловскому рысаку — на Хреновском конном заводе. Этот монумент установлен в честь жеребца Улова, также оставившего после себя прекрасное потомство.

Увы, но доблестные победы, триумф, всеобщее признание и любовь к орловской рысистой породе канули в лету (это уже история). Может быть, в будущем кто-то и воздвигнет памятник знаменитой летящей русской тройке, запряженной красавцами — орловскими рысаками. Кто знает? Как известно, красота должна спасти мир. Но есть и другая народная мудрость: “не родись красивой, а родись счастливой”. Для пород домашних животных, наверное, можно перефразировать это крылатое выражение. Не родись красивой, а родись востребованной человеком. Как мы уже писали, среди рысаков трудно найти соперника орловцам по выносливости, способности приспосабливаться к различным условиям, красоте форм и движений (нарядный ход). Но все эти качества были принесены в жертву лишь одному признаку — ее величеству резвости.

Еще в конце XIX в. на ипподромах России появились рысаки из Америки: угловатые, низкорослые, плотно сложенные. Среди американских рысаков 75% — иноходцы (при беге выносят одновременно обе правые ноги, а затем обе левые). Их бег, а вернее, быстрая и частая перестановка ног чем-то напоминает работу швейной машинки.

В отличие от американских рысаков, которых разводили главным образом как спортивных, орловские и боролись на беговых дорожках, и сохраняли свою универсальность как упряжные-выездные и рабочие лошади. Русские конезаводчики, признавая красоту их форм и выносливость орловских рысаков, стали обращать внимание и на показатели резвости американских рысаков. Кто резвее — орловские или американские рысаки? Ответ на этот вопрос определял будущее двух пород, по крайней мере в России.

Венцом соперничества между двумя породами, вероятно, стал забег, прошедший в 1910 г., — тогда в Москве разыгрывался Интернациональный приз. На беговой дорожке сошлись король русских рысаков Крепыш и американский рысак по кличке Дженерал-Эйч. Несколько странных историй связано с этим забегом. Начнем с того, что на Крепыше почему-то был американец Уильям Кейтон, а не наш наездник Константинов. Кейтон принадлежал к знаменитому наездническому клану Кейтонов, который, собственно, и начал русско-американскую торговлю лошадьми. Иными словами, американец был кровно заинтересован в результате этого заезда. Ведь победа Крепыша означала бы резкое снижение цен и спроса на американских рысаков. Очевидцы заезда рассказывали, что на последнем повороте Кейтон спустил Крепыша с вожжей, и лошадь, не чувствуя привычного посыла, естественно сбавила ход. Наш серый великан проиграл американцу одну секунду. Эта ли секунда или другие проигранные забеги привели к тому, что на ипподромах России стали доминировать американские рысаки.

Появились машины, и надобность в упряжной лошади практически исчезла. Над орловскими рысаками нависла угроза исчезновения. Сегодня всего 800 племенных кобыл чистокровной рысистой орловской породы осталось на 12 конезаводах России. По хорошо известным селекционным стандартам порода, в которой насчитывается менее 1000 маток, имеет статус “вызывающий опасения”. Действительно, дальнейшая судьба великой породы вызывает опасения.

В конце XIX — начале XX в. российским конезаводчикам уже приходилось спасать орловского рысака. Тогда сумели добиться разграничения езды между американскими рысаками, метисами и орловскими рысаками. Помогло государство. Орловский рысак — это национальное достояние и символ России, тогда это понимали.

В нынешних условиях сохранить в чистоте орловскую породу и сделать ее экономически рентабельной без дотаций трудно. Комплекс сложнейшей работы по сохранению того наследия, которое нам досталось, требует элементарного финансирования — селекционно-племенная работа, уход и содержание, кормление, тренинг и масса других мероприятий, благодаря которым и воспитывается, сохраняется и улучшается порода лошадей. Можно предоставить орловской лошади самой подзаработать себе на жизнь. Организовать тотализатор, бега на ведущих ипподромах России только среди орловских рысаков или соревнования между тройками. Сделать такую “птицу-тройку” неотъемлемым участником государственных праздников федерального, регионального и локального масштаба, действительно официальным символом России.

“Спина лошади — основа государства”, — так говорили в древнем Китае. Пусть спина нашей лошади никогда уже не будет основой Государства Российского, но стать орловскому рысаку символом, если хотите, талисманом возрождения новой России вполне по силам. А талисман (символ) надобно хранить как зеницу ока.

Орловский рысак составляет гордость и славу русского коннозаводства. Это лошади, что называется, «и в подводу, и под воеводу»: в экипаж и под седло, в плуг и в борону. Они в любой упряжке: в спортивной качалке и в санях, в прогулочной коляске и в знаменитой русской тройке — везде смотрятся необыкновенно нарядно, демонстрируют резвость, выносливость и силу.

Из князей да в конюхи

Не стоит искать корни этой породы лошадей в русских степях. Среди множества животных, имевшихся в государственных конюшнях, у частных коннозаводчиков и у крестьян по своему внешнему виду и по другим качествам не было таких до тех пор, пока опальный фаворит Екатерины II Алексей Орлов не был отлучен от тела и отправлен подальше от столичных дел в Воронежскую губернию. Блестящий кавалерийский офицер, выйдя в отставку, всю свою нескончаемую энергию устремил на коннозаводство. Начал он со строительства нового конного завода при селе Хреновом. Этот завод, спроектированный и построенный в конце семидесятых годов XVIII века по проекту архитектора Жилярди, обеспечил отличные условия для содержания, выращивания и тренинга животных.

В XVIII в. на Руси разводили в основном массивных лошадей европейских кровей да многочисленных неказистых местных лошаденок. Резвость и выносливость лошадей того времени оставляла желать лучшего.

Кто знает, что подвигло графа Алексея Орлова — блестящего военачальника и государственного деятеля — заняться коневодством. Огромный капитал, государственный интерес, выгода, любовь к лошадям? А может быть, желание вывести красивых, быстрых и выносливых лошадей появилось у Алексея Григорьевича Орлова после известного случая, произошедшего с ним и будущей императрицей России 28 июня 1762 г. В тот день Екатерина II вместе со своим фаворитом, намереваясь совершить государственный переворот, ехала из Петергофа в Петербург в карете, запряженной парадными неаполитанскими длинногривыми и длиннохвостыми конями. (Кстати, до XVII в. лошадь ценилась за хвост и гриву, хвост даже убирали в специальный кошель.) Не доезжая несколько верст до заставы, кони перешли на шаг, а затем и вовсе стали. Положение было отчаянным, потому что на заставе к нашим героям должны были присоединиться другие заговорщики. Каждая минута промедления грозила провалом, а холеные неаполитанские кони не могли сделать и шагу от усталости. Раздобыв лошадей в окрестных деревушках, Орлов и Екатерина с грехом пополам добрались-таки до заставы. Но, надо думать, граф Алексей Орлов до конца своих дней помнил эти несколько часов, когда его судьба и жизнь висели на волоске от того, что заграничные кони оказались не достаточно резвы и выносливы.

Важнейшую роль в выведении орловских рысаков сыграл знаменитый светло-серый арабский жеребец Сметанка, привезенный в Россию после победы, одержанной в войне с Турцией. Важным моментом в этой войне была знаменитая битва при Чесме, выигранная русским флотом под командованием графа Орлова.

Насчет того, каким образом Сметанка достался Орлову, существует несколько легенд. Согласно одной из них, турецкий султан после заключения мира сам предоставил графу возможность покупки понравившихся ему лошадей — за рыцарское отношение к пленным. Другая утверждает, что султан, напротив, согласился продать жеребца только после того, как Орлов пригрозил продолжать войну в течение еще трех лет. Однако, в любом случае, лошадь досталась графу за баснословную цену — 60 тысяч рублей серебром (большие по тем временам деньги, для сравнения — конюх тогда получал 3 рубля в год). Больше года (14 месяцев) военный отряд вел его «в поводу» через Турцию, Венгрию, Польшу.

Кроме Сметанки Алексей Орлов вывез из Турции, Аравии и Египта и других ценных племенных лошадей арабской породы. Часть из них была передана Екатерине II, отправлена на конские заводы и бесследно исчезла там, не оставив о себе памяти. Но другие были отправлены на подмосковный завод Орлова в селе Остров (ныне пригород Люберец), где были собраны ценные лошади лучших пород того времени — голландская, датская и другие.

Россия остро нуждалась в собственных породах лошадей. Это понимали многие, но заслуга А.Г. Орлова состоит в том, что он сумел реализовать свои идеи на практике, точно подобрав исходные формы для будущей породы. С одной стороны — массивные, тяжелые европейские лошади, с другой — арабские скакуны с неповторимой красотой движения и изящным экстерьером. Что получится при их скрещивании? Как закрепить в потомстве рысистый аллюр, уникальную стать задуманной лошади, сделать ее красивой и неприхотливой?

Попытки вывести новые породы предпринимали и другие конезаводчики. Например, граф Шереметев, используя практически те же породные сочетания, что и Орлов, так и не смог создать новую породу.

Многое в жизни зависит от случая. В селекции часто «случай» — это удачное сочетание производителей, вернее, получение от них уникального потомства. Порой всего лишь один производитель может радикально повлиять на становление будущей породы. В орловской рысистой породе таким животным и стал знаменитый Сметанка.

Он был достаточно рослый для своей породы жеребец серебристо-серой масти с удлиненным туловищем. Через год он пал, не выдержав климатических условий Подмосковья, но к счастью, успел оставить потомство: четыре жеребца и кобылу . Особи оказались интересными для племенной работы. Особенно хорош был серый жеребец Полкан, полученный от буланой датской кобылы (очевидно, из Фредериксборгского королевского конного завода). Этот жеребец имел прекрасные формы, но не обладал достаточно производительными движениями на рыси. От скрещивания Полкана и голландской (фризской) матки в 1784 году родился Барс 1, ставший родоначальником породы орловских рысаков. Это был хорошо сложенный крупный жеребец, обладавший устойчивой резвой рысью.

Все, что граф хотел видеть лучшего в лошади, которую выводил, было у Барса 1. Его широко использовали в разведении — 17 лет он стоял в заводе производителем! Не найдя второго, близкого по качествам к Барсу, жеребца, Орлов сумел всю породу повести от одного родоначальника. В скрещиваниях были использованы кобылы самых разных пород: чистокровные верховые, мекленбургские, английские рысистые (видимо, норфолькские) и другие. Это расширило генофонд и позволило избежать отрицательных последствий инбридинга на родоначальника, или спаривания близких родственников. Чтобы улучшить какие-то качества или закрепить их, в породу вносились все новые и новые крови, например, через потомков чалого бухарского иноходца и белого рысистого жеребца из Англии. Но новых линий, не восходящих к Барсу, в заводе не создавалось.

В 1772 г. все конское поголовье из Острова было переведено в имение Хреновское Воронежской губернии, подаренное Екатериной II своему фавориту. Здесь на привольных целинных степях выводили орловского рысака и продолжают заниматься развитием и совершенствованием этой породы сегодня.

Испытаниям молодняка уделялось особое внимание. Подготовленные в Хреновском заводе лошади проходили своим ходом шестьсот верст до Москвы, при этом последние восемнадцать бежали быстрой рысью. Испытания проводились главным образом зимой по замерзшей Москва-реке, причем требовалось, чтобы около двадцати верст было преодолено устойчивой производительной рысью, таким образом вырабатывалась резвостная выносливость. Вся технология коннозаводской работы была направлена на развитие у лошадей крепости конституции и неприхотливости. Матки содержались в холодных сараях, кормили поголовье преимущественно грубым кормом — овес скармливали необмолоченным, в снопах. Вся грандиозная работа по созданию новой породы велась только в стенах Хреновского завода: всех жеребцов перед продажей выхолащивали. Даже в своем завещании граф наказал сохранить этот порядок. Всю ответственность за создание породы Орлов-Чесменский сознательно брал на себя.

Не было бы счастья…

Орлов работал над созданием новой породы до самой своей смерти — с 1775 по 1808 г. Большой труд в выведении породы вложили: первый управляющий конного завода крепостной Н.И.Кабанов, работавший в заводе 33 года до кончины графа в 1808 году. Дочь Алексея Орлова графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская вступив во владения всеми богатствами отца, освободила Кабанова от крепостной зависимости, но вместе с тем и отстранила от должности управляющего. В Хреновом графиня жила недолго, вскоре уехала в свою Новгородскую усадьбу, где рядом, за ее деньги был восстановлен знаменитый Новгородский Юрьев монастырь, в котором она молилась. Графиня была монашенка. В 1811 году графиня Анна ставит в Хреновской конный завод управляющим уроженца подмосковного села Остров крепостного Шишкина Василия Ивановича. У графа Шишкин служил конторщиком, секретарем, помогая испытывать лошадей приводимых их Хренового в Москву. Это видимо и помогло Шишкину вникнуть в суть зоотехнической деятельности графа.

Талантливый селекционер-самородок, он стал больше обращать внимание на экстерьер орловцев. Ему удалось успешно решить задачу увеличения роста животных и освежения крови. При Шишкине поголовье лошадей доходило до трех тысяч. Именно благодаря В.И. Шишкину орловский рысак распространился в конных заводах и стал основной русской заводской породой. Любимое дело подарило этому талантливому крепостному волю. Дело было вот как.

В 1812 г. Хреновской конный завод посетил Александр I. надо ли говорить, что к приезду такого почетного гостя тщательно готовились. Когда Александр I ступил на тщательно выметенную дорожку, со всех конюшен раздалось дружное ржание. Удивленный император поинтересовался, что происходит. «Даже лошади чувствуют приезд Вашего величества, — ответил Шишкин, — они приветствуют Вас». На этом чудеса не закончились. На дорожке в манеже вдруг появилась лошадь без уздечки. Красавец-рысак Любезный 1 совершил вокруг императора и его свиты несколько кругов, затем остановился и, припав на колени перед императором, кивком головы приветствовал высокого гостя. Когда император ступил на порог конюшни, 500 лошадей, как бы приветствуя его, встали на дыбы и оглушительно заржали. Секрет заключался в том, что за несколько недель до приезда царя Шишкин, приказал конюхам при раздаче овса лошадям открывать ставни на окнах, выработав таким образом условный рефлекс. Как только император вошел в конюшню, ставни были распахнуты. Александр остался очень доволен таким приемом, подарил Шишкину бриллиантовый перстень и попросил Анну Орлову — дочь и наследницу графа, — дать Василию Ивановичу вольную.

Орлова выполнила эту просьбу царя, но отказалась нарушить запрет, установленный еще ее отцом — не выпускать из завода ни одного некастрированного жеребца. Когда Александр I пожелал получить для выезда «хреновских» жеребцов, ему доставили меринов.

В 1831 году Шишкин В. И. по доносу писаря Цветкова из Хреновского конного завода был уволен. После увольнения В. И. Шишкина в Хреновом управляющими были Седин и затем подполковник Кромешной. За полтора десятилетия они довели конезавод до такого состояния, что многие лошади здесь оказались беспородными, да и поголовье уменьшилось больше чем в 2 раза. И графиня Анна Орлова продает Хреновской конный завод в казну государства за 6,5 млн. руб. ассигнациями. С той поры Хреновской конезавод был государственным и управляли им большей частью люди с генеральским званием.

Обслуживали завод солдаты и нижние чины армии, которую служили по 25 лет. Многие после службы оставались жить в Хреновом, получив наградных 25 руб. и земельный участок рядом с заводом. Та к и появился после 1845 года поселок носящий название «Солдатская слобода».

С 30-х гг. XIX в. орловскую рысистую породу начинают широко разводить в других конных заводах, а к середине столетия она распространяется во многих районах страны. В те времена, да и сегодня во всем мире не было и нет другой такой крупной, красивой, выносливой легкоупряжной лошади, которая могла бы на устойчивой рыси везти тяжелую повозку, легко переносить во время работы жару и холод. В народе про орловского рысака говорили «под воду и воеводу» и «пахать и щеголять».

В XIX и начале XX вв. орловские рысаки были чрезвычайно популярны. Замечательные акклиматизационные способности, сравнительная нетребовательность в разведении, универсальность, качества превосходной упряжной и разгонной лошади способствовали широкому признанию этой породы в Российской империи.

Вот как описывает орловского рысака С.П. Жихарев (1805): «. нельзя было налюбоваться на красоту этих коней: прямой, длинный, крутореберный стан на толстых и сухих ногах, шея, как тонкая лента, приподнималась высокой дугой и оканчивалась прекрасной головой с огненными глазами навыкате и с пышными ноздрями. Движение этих громадных коней было таким правильным, что топот их копыт представлял слуху какой-то размеренный такт, а на крестце рысака можно было поставить стакан воды и она не расплескалась бы: так спокойна была поза летящего рысака и одни только ноги быстро и правильно размеренным махом уносили рысака вперед».

Еще в конце XIX в. на ипподромах России появились рысаки из Америки: угловатые, низкорослые, плотно сложенные. Примерно 75% из них — иноходцы (т.е. при беге выносят одновременно обе правые, а затем обе левые ноги). Их бег, а вернее, быструю и частую перестановку ног часто сравнивают с работой швейной машинки. Американских рысаков с самого начала разводили главным образом в спортивном направлении. Орловские же и боролись на беговых дорожках, и сохраняли свою универсальность как упряжно-выездные и рабочие лошади.

В любой породе есть свои знаменитости, о которых складываются легенды. «Лошадью столетия» называли чемпиона-орловца Крепыша, рекордами которого гордилась вся Россия. В начале XX века в нашей стране, как утверждают современники, гремело два имени: одно — великого певца Федора Шаляпина, другое — великой лошади Крепыша. Это был жеребец с характерными для орловских рысаков признаками: крупным ростом, красивой серой мастью в яблоках, лебединой шеей, длинным светлым хвостом. Полюбоваться совершенством форм и пластичностью движений Крепыша из многих городов России и других стран специально приезжали люди, никогда ранее не посещавшие бега. За свою беговую карьеру Крепыш выступал около 80 раз, из них 55 раз был на первом месте. Невероятно, но в детстве эту лошадь обзывали “комаром на длинных ногах”. Тогда мало кто мог предположить, что из слабого неуклюжего “гадкого утенка” получится столь великолепный ипподромный боец.

Крепыш 1909 г.

Московский Императорский конный клуб (Moscow Imperial Trotting Club) 1909

ипподром (Moscow Race Track )1909 г.
Официальное испытание рысаков впервые провело 1 августа 1834 года на Ходынском поле Московское Беговое общество. Для азартной русской публики зрелище красивых резвых лошадей оказалось очень привлекательным. Безусловно, интерес к бегам подогревал официально разрешенный тотализатор. Денежные поощрения были столь велики, что в 1889 году американские наездники привезли своих лошадей для участия в забегах. До сих пор соревнования велись лишь заочно — по секундомеру.

Признавая красоту форм и выносливость орловцев, русские конезаводчики стали обращать внимание и на показатели резвости «американцев». Кто резвее — орловские или американские рысаки? Ответ на этот вопрос определял будущее этих двух пород, по крайней мере в России. Венцом соперничества стал забег, прошедший в 1910 г., когда в Москве разыгрывался интернациональный приз. На беговой дорожке сошлись король русских рысаков Крепыш и американский рысак по кличке Дженерал-Эйч. Газеты и журналы того времени сохранили шум вокруг этого события. Первое обстоятельство, которое обнажает двусмысленность ситуации, то, что на Крепыше почему-то ехал не наш наездник Константинов, а Кейтон-сын, а Дженерал-Эйч был в руках Кейтона-отца, которые, собственно, и начали русско-американскую торговлю лошадьми. Иными словами, американец был кровно заинтересован в результате этого заезда — ведь победа Крепыша означала бы резкое снижение цен и спроса на американских рысаков. Очевидцы заезда рассказывали, что на последнем повороте Кейтон спустил Крепыша с вожжей, и, не чувствуя привычного посыла, лошадь сбавила ход. Наш серый великан проиграл американцу одну секунду. Эта ли секунда или другие проигранные забеги сыграли решающую роль, но впоследствии на ипподромах России стали полностью доминировать американские рысаки.

Началось стихийное скрещивание орловцев и американцев — результаты были непредсказуемыми. Это вызвало бурю споров на всех уровнях. Многие выступали в защиту чистоты породы, но главным аргументом оставался финишный столб на бегах, сулящий огромные барыши.

И российским конезаводчикам пришлось спасать орловского рысака. Тогда сумели добиться разграничения езды между американскими рысаками, метисами и орловскими рысаками. Помогло государство: орловский рысак — это национальное достояние и символ России, тогда это понимали.

А в 1918 году конный завод был национализирован и в 1939-1940 гг. хреновские питомцы вновь получают звания чемпионов породы. Перед началом Великой Отечественной войны конь Улов являлся абсолютным европейским чемпионом и расценивался на международном рынке в несколько миллионов золотых рублей. Этому коню поставлен памятник в центре бегового круга Хреновского завода.

А его могила находится возле угловой башни стены.

Когда-то Россия по численности лошадей была буквально «впереди планеты всей». В 1913 г. в России насчитывалось 38 млн лошадей. Первая мировая война, революция и Гражданская война унесли почти половину лошадей. К 1929 году поголовье было во многом восстановлено — 34,6 млн — главным образом благодаря тому, что лошади были незаменимы и на селе, и в качестве транспортного средства в городах. Только в одной Москве в начале 30-х годов использовали свыше 30 тыс. тягловых, или ломовых, лошадей.

Тяжело отразилась на коневодстве Великая Отечественная война. На фронтах в кавалерии, конной артиллерии, партизанском движении использовали 3 млн лошадей, и 7 млн было угнано в Германию.

Еще до окончания Великой Отечественной войны партия и правительство СССР приняли постановление о развитии коневодства, которое активизировало работу по восстановлению поголовья лошадей в стране. Необходимо отметить, что как в довоенные, так и особенно в послевоенные годы повседневную заботу о развитии отрасли в стране осуществлял и большую конкретную помощь оказал С. М. Буденный.

На начало 1946 г. поголовье лошадей в СССР составляло всего 10,7 млн. голов, но уже к 1953 г. оно было доведено до 15,3 млн. К этому времени в нашей стране значительно возрос уровень технического прогресса, обеспечивший почти полную механизацию основных энергоемких работ не только на транспорте, но и в сельском хозяйстве. Сильно сократилась потребность и армии в лошадях. Ситуацию усугубило расформирование кавалерии в 1955 году. Естественно, все это не замедлило сказаться на динамике численности конского поголовья СССР.

Несмотря на уменьшение численности поголовья лошадей в период с 1953 по 1981 г., работа по улучшению их качества продолжалась в 103 государственных конных заводах, на племенных коневодческих фермах и ипподромах. Только в послевоенные годы было завершено выведение 12 новых пород и породных групп лошадей. Советские мастера высшей школы верховой езды (Сергей Филатов, Елена Петушкова) на лошадях отечественных пород завоевывали золотые медали на чемпионатах Европы и мира.

На международных аукционах племенных лошадей большим спросом пользуются представители таких отечественных пород, как ахалтекинской, терской, буденновской, украинской верховой, орловской и русской рысистых, которые очень дорого ценятся. Так, питомец Терского конного завода арабский жеребец Песняр был продан на международном аукционе 1981 г. за 1 млн. долларов.

Сейчас в России только 2,8 млн, лошадей, относящихся более, чем к 30 породам. Конные заводы, в которых сосредоточена лучшая часть племенного ядра орловской породы находятся в различных климатических зонах страны : Хреновской (Воронежская область), Московский (Московская область), Пермский (Пермская область, Урал), Алтайский (Алтайский край, Сибирь). Сохранить в нынешних условиях орловскую породу в чистоте и сделать ее экономически рентабельной без дотаций сложно.

В настоящее время орловский рысак перешел в группу малочисленных пород с племенным ядром чуть более 700 голов маток, что по критериям, введенным ФАО, является пороговой численностью, грозящей гибелью породы. Сохранение того наследия, которое нам досталось, требует элементарного финансирования. Это и селекционно-племенная работа, уход и содержание, кормление, тренинг и масса других мероприятий, благодаря которым и воспитывается, сохраняется и улучшается лошадь. Можно предоставить орловской лошади самой зарабатывать себе на жизнь — организовать тотализатор, бега на ведущих ипподромах России только среди орловских рысаков или соревнования между тройками. Сделать «птицу-тройку» орловских рысаков действительно символом России, неотъемлемым участником государственных праздников федерального, регионального и местного масштабов.

Еще в 1854 г., оценивая значение орловского рысака для конезаводства, ипполог Н.В. Граевский писал:«Потомство должно прилагать все старание к сохранению этой лошади в первобытной красоте. Не одно безотчетное чувство привязанности ко всему отечественному заставляет поставить так высоко орловского рысака. Он, составляя славу нашего конезаводства, имеет ныне право на самое строжайшее о нем попечение».

Орловский рысак — национальное достояние, гордость и символ России, ее культурная и историческая ценность, лошадь эпохи Барокко, порода, не имеющая аналогов в мире. Во всем мире подобные уникальные породы охраняются государством.

«Спина лошади — основа государства», так говорили в Древнем Китае. Пусть спина нашей лошади никогда уже не будет основой государства Российского, но стать орловскому рысаку, если хотите, талисманом возрождения новой России вполне по силам. А талисман надо хранить как зеницу ока.

Хреновской конный завод

Хреновской конный завод — один из старейших конезаводов России, его история а с ним и история орловского рысака, началась когда Екатерина II пожаловала в 1775 году Алексею Орлову 120 тысяч десятин земли по течению реки Битюг в Бобровском уезде Воронежской губернии с находящимися на оных местах лесами, реками и иными угодьями.

В 1780-е годы начинается первый этап строительства усадьбы и конного завода, продолжавшийся до 1820-х годов. На небольшой протоке устраиваются пруды и обсаживаются вокруг парком. За прудами, к северу от села, отводится территория под усадьбу, имеющая три зоны: собственно конный завод, жилую «парадную» и жилую зону для служащих завода. При главной въездной дороге, разделявшей коннозаводскую и жилые зоны была устроена большая беговая дорожка вытянутой эллипсовидной формы, а с юго-востока разбит регулярный парк. Центральная аллея парка стала парадной композиционной осью всего ансамбля. В восточной ее части был выстроен графский дом и два флигеля за ними — хозяйственный двор по периметру застроенный службами.

На западе эта композиционная ось стала осью симметрии ансамбля конного двора строительство которого началось еще при жизни А.Г.Орлова-Чесменского, на рубеже ХYIII и ХIХ веков, а после его кончины, продолжалось дочерью Анной Алексеевной (1785-1845). Пять зданий: обширный выводной манеж с заводскими и тренерскими конюшнями, четыре корпуса конюшен образовали замкнутое каре с угловыми башнями под купольными кровлями и центральным обширным объемом выводного манежа, украшенным большим куполом. Проект ансамбля был выполнен известным архитектором Доменико Жилярди.

В 1880-е годы государство предпринимает меры по улучшению селекционной работы, восстановлению престижа завода. Здесь были открыты Государственная школа тренеров-наездников, конно-заводское училище и создано общество поощрения рысистого коннозаводства. В 1897 году начинает работать санаторий с кумысолечебницей, резные деревянные постройки которого запечатлены на многих фотографиях и открытках начала ХХ века. На рубеже ХIХ и ХХ веков Хреновской конный завод пользовался огромной известностью и его часто посещали высокопоставленные гости, бывали и члены царской семьи, писатели, поэты.

В первое десятилетие ХХ века в усадьбе появляется несколько построек из красного лицевого кирпича: четыре конюшни и церковь Михаила Архангела, поставленная на продольной оси беговой дорожки. Эта церковь имеет насыщенный кирпичный декор, воспроизводящий формы ренессанса и древнерусского зодчества.

Толщина стен в конюшнях — около 90 сантиметров, длина по периметру — 5 километров, а площадь крыш — 4,5 гектаров.

Великолепные производственные постройки Хреновского завода с августа 1960 года включены в золотой фонд памятников русской культуры. Решением Совета Министров РСФСР этот замечательный архитектурный ансамбль взят в том же году под охрану государства как памятник старины и русского зодчества первой категории. Хреновский конный завод и сегодня поражает своим величием и размахом и по праву считается подлинным шедевром отечественной архитектуры.

«Русские называют дорогой то место, где собираются проехать»

(иностранцы о нас)

Тройка — чисто русское изобретение. Это — единственная в мире разноаллюрная упряжка: мощный рысак-коренник идет в ней размашистой с высоким подъемом ног рысью, а более легкие пристяжные лошади скачут галопом, красиво изогнув головы в сторону и вниз. «Ведущую» ногу лошади выбирают инстинктивно, сохраняя устойчивость при беге — передняя нога, заканчивая скачок, уравновешивает повернутую в другую сторону голову.

Тройка олицетворяет широту русской разудалой души. Иностранцы, которым удалось прокатиться на тройке, единодушно утверждают, что никогда раньше им не приходилось испытывать от лихой езды большего восторга.

Из века в век ямщики рассказывают своим пассажирам байку о том, как Екатерина II решила удивить австрийского императора Иосифа скоростью, с которой ездили почтовые тройки. Она велела доставить к ней самого лучшего ямщика. Строго взглянув на бородатого детину, императрица спросила: «Довезешь высокого гостя в Москву за тридцать шесть часов»? «Его, матушка, довезу. Только не уверен, что довезу его душу», — отвечал ямщик. Обычно расстояние между двумя столицами покрывали в то время за двое-трое суток. Дорога там — не приведи Господи.

В современной жизни для уникальной русской упряжки по-прежнему есть применение на проселочных дорогах и улицах праздничных городов, на дорожках ипподромов и аллеях парков. Утратив свое утилитарное значение, тройка осталась с нами как атрибут праздника, красивый вид спорта и символ России.

admin