Орловские рысаки история породы

кандидат биологических наук

Институт общей генетики им. Н.И.Вавилова РАН

Слово гуингнгм на языке туземцев означает лошадь,

а по своей этимологии — совершенство природы.

Интересная и богатая история у друзей и верных помощников человека — лошадей. Во все века, с глубокой древности и до наших дней, люди воспевают их красоту. Сколько в мире создано литературных шедевров, скульптурных изваяний, художественных полотен, посвященных лошади! Первые рисунки лошадей, а вернее их предков, были сделаны древними художниками несколько тысяч лет до нашей эры и встречаются во всех частях света. В России наиболее богатая коллекция скульптурных работ и картин (более 3 тыс.!), изображающих лошадей, собрана в Музее коневодства Московской сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева. Здесь представлены картины М.А.Врубеля, М.Б.Грекова, В.Д.Поленова, К.А.Савицкого, В.И.Сурикова и др.

Лошади, как и все другие домашние животные, произошли от диких прародителей. Научные изыскания установили существование предка современных лошадей — разные подвиды тарпана (полностью исчез в прошлом веке).

Более 6 тыс. лет лошади верой и правдой служат людям. Их место, значение для истории, культуры человечества переоценить трудно. «Лошадь человеку — крылья», — гласит народная русская пословица. Даже в нашем урбанизированном мире смысл таких слов до сих пор актуален для многих поклонников этих животных. Впрочем, спектр отношений человека к лошади всегда был широким: от поэтического обожания до обыденного использования в сельском хозяйстве. Отсюда и такие выражения, как «лошади не люди, они все красивы» и «рабочая лошадка». В древности лошадей обожествляли и признавали себе равными. Царь Кипра 3.5 тыс. лет назад, обращаясь к египетскому фараону Аменхотепу, написал: «Желаю здоровья Вам, Вашей семье и Вашим коням». В Древней Руси, расхваливая город и его достопримечательности, говорили: «А еще у нас в граде матери есть не меньшая слава гордая, испоконная, дар великого божества: то коней краса, жеребят краса».

Колоссальная потребность в лошадях сначала для передвижения, охоты, военных нужд, работы в сельском хозяйстве, а затем в промышленности и на транспорте привела к тому, что люди, используя искусственный отбор, создали множество пород. В настоящее время во всех странах мира насчитывается около 250 пород лошадей, из них 50 разводились в России и на других территориях бывшего Союза.

В этой статье речь пойдет о самой знаменитой русской породе лошадей — орловском рысаке, — которая выведена более 200 лет назад и имеет интереснейшую историю. Большинство отечественных иппологов (специалистов по лошадям) подчеркивают, что значение орловской рысистой породы для нашего коневодства велико и многосторонне.

По утверждению М.Н.Придорогина (1929), собственно рысистых пород только три: орловский, американский, норфолькский рысаки, но последний при «малой любви англичан к рысистому спорту захирел и в Англии почти совсем исчез». О трагическом соперничестве американских и орловских рысаков мы расскажем чуть позже, а пока немного интересных исторических фактов и легенд, связанных с выведением орловского рысака.

В XVIII в. на Руси разводили в основном массивных лошадей европейских кровей да многочисленных неказистых местных лошаденок, резвость и выносливость которых оставляла желать лучшего.

Кто знает, что подвигло графа Алексея Орлова — блестящего военачальника, государственного деятеля — заняться коневодством. Огромный капитал, государственный интерес, выгода, любовь к лошадям? А может быть, Алексей Григорьевич дал себе зарок вывести быстрых, красивых, выносливых лошадей после известного случая, произошедшего с ним и будущей императрицей Екатериной II 28 июня 1762 г.? В тот день царица вместе со своим фаворитом ехали из Петергофа в Петербург в карете, запряженной парадными неаполитанскими длинногривыми и длиннохвостыми конями (кстати, до XVII в. лошадь ценилась за хвост и гриву, хвост даже убирали в специальный кошель). Не доезжая несколько верст до заставы, кони перешли на шаг, а затем и вовсе стали. Положение было отчаянным, потому что на заставе к нашим героям должны были присоединиться. заговорщики. Не на прогулку выехала Екатерина, а всего лишь совершить государственный переворот и утвердить себя на царствование. Каждая минута промедления грозила поражением, а холеные неаполитанские кони не могли сделать и шагу от усталости. «Бедолаги» бросились искать в окрестных деревушках лошадей, привели, запрягли, каких нашли, и с грехом пополам Орлов с Екатериной добрались до заставы. Вряд ли в своей жизни граф Орлов мог забыть эти несколько часов, когда судьба и жизнь были поставлены на карту оттого, что заграничные кони оказались недостаточно резвы и выносливы.

Как ни покажется кому-то странным, но и великая победа русского флота над турецким под командованием графа Орлова при Чесме также внесла свою лепту в развитие отечественного коневодства и появление на свет новой российской породы лошадей. И вот почему. После победы под Чесмой, а затем и общей победы России над Турцией большой любитель и знаток лошадей Алексей Орлов вывез из Турции и Аравии много ценных племенных лошадей арабской породы. После заключения мира сам турецкий султан «подарил» Орлову первоклассных жеребцов. Существуют две версии покупки и знаменитого светло-серого арабского жеребца Сметанки. Первая — за рыцарское отношение к пленным Орлову предоставили возможность купить понравившихся ему лошадей. Вторая — прямо противоположная. Турецкий султан наотрез отказывался уступить Сметанку. Лишь после того как граф Орлов-Чесменский пригрозил войной в течение еще трех лет, султан согласился продать русскому военачальнику понравившегося арабского жеребца. И продал. за 50 тыс. руб. серебром. Баснословная сумма! Для сравнения: в те времена зарплата конюха была 3 руб. в год. Сметанку под охраной вели в Россию в течение двух лет.

Орлов закупил в Египте, Аравии и Турции 30 жеребцов, часть которых отправили на Подмосковный завод в с.Остров (ныне Люберцы). На этом заводе были собраны ценные лошади лучших пород того времени — арабская, голландская, датская и др. Они-то и послужили материалом для работы по созданию новой рысистой породы лошадей.

Россия остро нуждалась в собственных породах лошадей. Это понимали многие, но граф Орлов не только осознал такую необходимость, но и очень точно подобрал исходные формы для будущей породы. С одной стороны — массивных тяжелых европейских лошадей, с другой — арабских скакунов с неповторимой красотой движения и экстерьером. Что получилось при их скрещивании? Как закрепили в потомстве рысистый аллюр, уникальную стать задуманной лошади, сделали ее красивой, нарядной и неприхотливой?

Важная заслуга Орлова состоит в том, что он реализовал свои селекционные идеи на практике. Попытки вывести новые породы предпринимали и другие конезаводчики. Например, граф Шереметев, используя практически те же породные сочетания, что и Орлов, так и не смог создать новую породу.

Многое в жизни зависит от случая. В селекции часто — это удачное сочетание выдающихся производителя и самки, вернее, получение от них уникального потомства. Порой всего лишь один производитель может радикально повлиять на становление будущей породы. В орловской рысистой породе таким животным и стал знаменитый жеребец Сметанка, которого случили с датской буланой кобылой и получили очень небольшую ставку жеребят (четырех жеребчиков и одну кобылку). Впрочем, Сметанка и прожил-то всего один год. Среди его сыновей выделялся серый Полкан. Скрещивание Полкана с европейскими упряжными кобылами (мекленбургской и голландской пород) дало Барса — признанного родоначальника рысистой орловской породы.

В 1772 г. все конское поголовье было переведено в имение Хреновское Воронежской губернии, подаренное Екатериной II своему фавориту. Здесь на привольных целинных степях и продолжали заниматься совершенствованием орловского рысака. 33 года (1775-1808) работал Орлов над созданием рысака. Его помощником заслуженно считают крепостного Василия Ивановича Шишкина, который после смерти графа Орлова (1808) успешно завершил работу с породой.

Орлов очень ревностно относился к своему заводу в Хреновском, и как при нем, так при его дочери Анне Орловой существовал запрет на выпуск из завода хотя бы одного некастрированного жеребца. Причем это правило было настолько жестким, что когда царь Александр I пожелал иметь для выезда Хреновских жеребцов, то и ему представили ко двору не жеребцов, а меринов.

В свое время орловские рысаки были чрезвычайно популярны. Современники наградили этих лошадей самыми разнообразными эпитетами. Вот как описывает С.П.Жихарев (1805) орловского рысака:

«. нельзя было не налюбоваться на красоту этих коней: прямой, длинный, крутореберный стан на толстых и сухих ногах, шея, как тонкая лента, приподнималась высокой дугой и оканчивалась прекрасной головой, с огненными глазами навыкате и с пышными ноздрями. Движение этих громадных коней было таким правильным, что топот их копыт представлял слуху какой-то размеренный такт, а на крестце рысака можно было поставить стакан воды, и она не расплескалась бы: так спокойна была поза летящего рысака, и одни только ноги быстро и правильно размеренным махом уносили рысака вперед».

Длительное время селекция орловского рысака велась по крупнорослости, поэтому в наши дни это одна из самых крупных среди упряжных пород в мире. Современный орловский рысак — гармонично сложенная добронравная лошадь с очень выразительными глазами, средних размеров сухой и широкой во лбу головой, высоко поставленной лебединой шеей, достаточно высокой холкой (162 см), длинным туловищем (164 см) и прямой спиной. Орловские рысаки послушны, привязаны к человеку, уравновешенны, но в то же время достаточно темпераментны. Преобладающая масть этих лошадей — снежно-белая или серая в яблоках с темными или белыми хвостом и гривой.

С 30-х годов XIX в. орловскую рысистую породу начинают широко разводить на других конных заводах, а к середине столетия она распространяется во многих районах страны. Во всем мире не было и нет другой такой крупной, нарядной, выносливой легко-упряжной лошади, которая могла бы на устойчивой рыси везти тяжелую повозку, легко переносить жару и холод. В народе про орловского рысака говорили, что он «и под воду и воеводу» и «пахать и щеголять». Замечательные акклиматизационные способности, сравнительная нетребовательность в разведении, универсальность, высокие качества превосходной упряжной и разгонной лошади способствовали широкому признанию этой породы в Российской империи.

О значении орловского рысака для России можно судить из резолюции Первого всероссийского съезда коннозаводчиков (1910), где он единодушно признается «основным улучшателем» в русском конезаводстве. В своем докладе на съезде классик отечественной зоотехнической науки Н.Н.Кулешов указывает: «Никто не может отрицать того, что почти все упряжные лошади в наших городах и селениях произошли от улучшения местных лошадей кровью рысистой породы, которая одна сделала больше для коневодства России, чем все культурные породы вместе взятые».

В любой породе есть свои знаменитости, отличающиеся от своих сородичей выдающимися показателями продуктивности или чем-то другим необычным, например мастью, поведением т.д. Это животные, как правило, рекордисты, чемпионы, основатели пород, линий, семейств. Впоследствии очень часто про них складывают легенды. От одного поколения селекционеров к другому передаются интересные факты из биографии таких животных: о их достижениях, привычках, капризах, экстерьерных достоинствах и недостатках. Кстати, все выдающиеся лошади, как правило, имели порой незначительный, но какой-нибудь недостаток (порок).

Среди чемпионов-орловцев, безусловно, выделяется жеребец Крепыш, рекордами которого гордилась вся Россия. В начале XX в. в нашей стране, как утверждают современники, гремело два имени: одно — великого певца Федора Шаляпина, другое — великой лошади Крепыша, которого не случайно называют лошадью столетия. Это был жеребец с характерными для орловских рысаков признаками: крупным ростом, красивой серой мастью в яблоках, лебединой шеей, длинным светлым хвостом. Полюбоваться совершенством форм и пластичностью движений Крепыша из многих городов России и других стран специально приезжали люди, никогда ранее не посещавшие бега. За свою беговую карьеру Крепыш выступал около 80 раз, из них 55 раз был на первом месте. Невероятно, но в детстве эту лошадь обзывали «комаром на длинных ногах». Тогда мало кто мог предположить, что из слабого неуклюжего «гадкого утенка» получится столь великолепный ипподромный боец.

Оставили свой след и другие чемпионы орловской породы — Барвиха, Бронная, Бокал, Бравый, Улов, Пион и, конечно же, Квадрат. Трехкратный чемпион орловской породы гнедой жеребец Квадрат родился в 1946 г. от Пролива и Керамики. Удивительно, но появление выдающегося потомка от этой пары лошадей предсказал советский ученый-коневод профессор В.О.Витт. Квадрат не отличался выдающейся резвостью, но тем не менее был поразительным ипподромным бойцом. Этот жеребец выиграл все традиционные возрастные призы, как закрытые, так и открытые, в том числе и «Дерби-50». Квадрат закончил свою беговую карьеру с рекордами 2.08 мин (1600 м) и 4.23 мин (3200 м). От него было получено 620 потомков, в числе которых много новых чемпионов и рекордсменов породы, оказавшихся резвей своего отца.

Заслуги Квадрата были настолько велики, что ему еще при жизни поставили два бронзовых памятника — один на ВДНХ (ныне ВВЦ), другой на территории Московского конного завода. Есть еще один памятник орловскому рысаку — на Хреновском конном заводе. Этот монумент установлен в честь жеребца Улова, также оставившего после себя прекрасное потомство.

Увы, но доблестные победы, триумф, всеобщее признание и любовь к орловской рысистой породе канули в лету (это уже история). Может быть, в будущем кто-то и воздвигнет памятник знаменитой летящей русской тройке, запряженной красавцами — орловскими рысаками. Кто знает? Как известно, красота должна спасти мир. Но есть и другая народная мудрость: «не родись красивой, а родись счастливой». Для пород домашних животных, наверное, можно перефразировать это крылатое выражение. Не родись красивой, а родись востребованной человеком. Как мы уже писали, среди рысаков трудно найти соперника орловцам по выносливости, способности приспосабливаться к различным условиям, красоте форм и движений (нарядный ход). Но все эти качества были принесены в жертву лишь одному признаку — ее величеству резвости.

Еще в конце XIX в. на ипподромах России появились рысаки из Америки: угловатые, низкорослые, плотно сложенные. Среди американских рысаков 75% — иноходцы (при беге выносят одновременно обе правые ноги, а затем обе левые). Их бег, а вернее, быстрая и частая перестановка ног чем-то напоминает работу швейной машинки.

В отличие от американских рысаков, которых разводили главным образом как спортивных, орловские и боролись на беговых дорожках, и сохраняли свою универсальность как упряжные-выездные и рабочие лошади. Русские конезаводчики, признавая красоту их форм и выносливость орловских рысаков, стали обращать внимание и на показатели резвости американских рысаков. Кто резвее — орловские или американские рысаки? Ответ на этот вопрос определял будущее двух пород, по крайней мере в России.

Венцом соперничества между двумя породами, вероятно, стал забег, прошедший в 1910 г., — тогда в Москве разыгрывался Интернациональный приз. На беговой дорожке сошлись король русских рысаков Крепыш и американский рысак по кличке Дженерал-Эйч. Несколько странных историй связано с этим забегом. Начнем с того, что на Крепыше почему-то был американец Уильям Кейтон, а не наш наездник Константинов. Кейтон принадлежал к знаменитому наездническому клану Кейтонов, который, собственно, и начал русско-американскую торговлю лошадьми. Иными словами, американец был кровно заинтересован в результате этого заезда. Ведь победа Крепыша означала бы резкое снижение цен и спроса на американских рысаков. Очевидцы заезда рассказывали, что на последнем повороте Кейтон спустил Крепыша с вожжей, и лошадь, не чувствуя привычного посыла, естественно сбавила ход. Наш серый великан проиграл американцу одну секунду. Эта ли секунда или другие проигранные забеги привели к тому, что на ипподромах России стали доминировать американские рысаки.

Появились машины, и надобность в упряжной лошади практически исчезла. Над орловскими рысаками нависла угроза исчезновения. Сегодня всего 800 племенных кобыл чистокровной рысистой орловской породы осталось на 12 конезаводах России. По хорошо известным селекционным стандартам порода, в которой насчитывается менее 1000 маток, имеет статус «вызывающий опасения». Действительно, дальнейшая судьба великой породы вызывает опасения.

В конце XIX — начале XX в. российским конезаводчикам уже приходилось спасать орловского рысака. Тогда сумели добиться разграничения езды между американскими рысаками, метисами и орловскими рысаками. Помогло государство. Орловский рысак — это национальное достояние и символ России, тогда это понимали.

В нынешних условиях сохранить в чистоте орловскую породу и сделать ее экономически рентабельной без дотаций трудно. Комплекс сложнейшей работы по сохранению того наследия, которое нам досталось, требует элементарного финансирования — селекционно-племенная работа, уход и содержание, кормление, тренинг и масса других мероприятий, благодаря которым и воспитывается, сохраняется и улучшается порода лошадей. Можно предоставить орловской лошади самой подзаработать себе на жизнь. Организовать тотализатор, бега на ведущих ипподромах России только среди орловских рысаков или соревнования между тройками. Сделать такую «птицу-тройку» неотъемлемым участником государственных праздников федерального, регионального и локального масштаба, действительно официальным символом России.

«Спина лошади — основа государства», — так говорили в древнем Китае. Пусть спина нашей лошади никогда уже не будет основой Государства Российского, но стать орловскому рысаку символом, если хотите, талисманом возрождения новой России вполне по силам. А талисман (символ) надобно хранить как зеницу ока.

: Предлагаем Вам обсудить статью «Орловский рысак: история и современность»,

История орловских рысаков (часть первая)

Орловская рысистая порода (орловский рысак) – старейшая и ценнейшая культурная порода лошадей, выведенная в России. Названа так по имени создателя графа Орлова-Чесменского: талантливого полководца и соратника Екатерины II, а после отставки ещё и конезаводчика.

Граф задался целью не просто разводить лошадей, но вывести новую породу. В XVIII в России не было налажено производство заводских конных пород. Поэтому лошади в массе не отличались выносливостью, живым темпераментом или статью. Привозные лошади частично покрывали нужды знати и крестьян, но не были достаточно выносливы, особенно учитывая российский климат.

Орлов решил создать породу лошадей красивых, выносливых и неприхотливых. Способных на красивую резвую рысь. В то время лошадей, способных на такой бег просто не существовало.

Строительство конного завода

Первым шагом к воплощению этих задач стало строительство в районе села Хреновское Воронежской губернии архитектурного шедевра – Хреновского конного завода по проекту швейцарского архитектора Доменико Жилярди.

Другой важнейшей вехой, с которой можно начать отсчет истории орловских рысков стала покупка в 1776 году – за огромную сумму в 60 000 серебром – у турецкого султана арабского жеребца Сметанки.

Граф и его единомышленники (среди которых важно упомянуть крепостного Василия Шишкина) считали, что скрещивание арабских и европейских легкоупряжных лошадей (датских, мекленбургских и голландских) даст нужный результат. Этот прогноз оправдался. Сметанка оставил после себя четырех сыновей, пригодных для дальнейших племенной работы, хотя все ещё далеких от идеалов Орлова.

Первые результаты

Буквально через поколение у сына Сметанки Полкана родился серый жеребец Барс (1784 год). Первая лошадь, полностью отвечавшая желаниям Орлова. Найти «второго» Барса конезаводчикам не удалось. Поэтому Орлов повел всю породу от Барс – он был производителем на заводе с 1791 по 1808 годы.

Грамотное использование традиционных и новаторских методов разведения, таких как инбридинг, индивидуальный отбор и подбор, а также продуманное питание и тренинг поспособствовали развитию и закреплению за породой резвости, силы и выносливости.

В итоге, орловская рысистая на долгие годы стала главной как для нужд дворян, так и крестьян. Однако её дальнейшую судьбу нельзя назвать легкой. История много раз ставило само существование орловцев под угрозу. Об этих событиях – во второй части статьи.

Орловский рысак имеет в предках многие породы: арабскую, голландскую, мекленбургскую, датскую. Основателем породы считается жеребец арабских кровей Сметанка, стоивший графу Орлову двух годовых бюджетов всего коннозаводства России того времени. Белый с жемчужным отливом конь прекрасно двигался на всех аллюрах и имел на одну пару ребер больше, чем все лошади. Однако в России он не прижился и через год умер, но Орлов успел получить потомство из четырех жеребцов и кобылки. Именно Полкан, один из сыновей Сметанки, а затем и его внук Барс оказались наиболее востребованными и активно использовались в дальнейшей работе с потомством. Считается, что современные представители породы берут начало от сыновей Барса: жеребца вороной масти Любезного и серой масти Лебедя.

При работе с животными нельзя было использовать хлыст: было важно выработать у животного собственное желание бежать резво. Испытания на скорость и выносливость проходили все животные: жеребцы с 3 и до 8 лет, а кобылы – с 3 до 7 лет. Именно Орлов основал конные бега, на которые приглашали хозяев с лошадьми вне зависимости от сословий, однако бег разрешался только рысью. К середине 19 века термин «рысак» прочно закрепился за породой, а орловских рысаков активно вывозили в европейские государства и в США, получая самые лестные отзывы от местных коннозаводчиков. Однако, несмотря на растущую популярность конных бегов, в России орловские рысаки чаще работали извозчиками и пахали в поле, чем участвовали в соревнованиях.

В начале XX века в России появились первые рысаки американского производства – стандартбредные лошади, созданные и воспитанные для спортивных бегов. Они сильно потеснили орловцев не только на беговых дорожках, но и в конюшнях коннозаводчиков, предпочитавших теперь метисов этих двух пород. Однако вместе с американской породой были завезены грамотные системы тренингов и культура проведения соревнований, что обеспечило безопасность лошадей и дальнейшую реализацию потенциала орловской породы.

В Советском Союзе лошадь орловский рысак вновь приобрела почет и уважение, разведение продолжалось в чистоте, и через 15 лет вновь были получены рекорды скорости и отмечено увеличение роста коней в холке. И в послевоенное время порода развивалась, вновь поражая любителей конных состязаний невероятными рекордами резвости. Наиболее известен жеребец Квадрат, имевший идеальный экстерьер и поэтому становившийся неоднократным призером сельскохозяйственных выставок. О воле к победе этого орловского рыска ходили легенды, а за огромный вклад в развитие породы – более 600 жеребят – ему были поставлены памятники. Сегодня линия Квадрата – одна из основных в породе.

В 2007 году Минсельхоз России присвоил орловской рысистой породе лошадей статус породы российской селекции.

Орловский рысак относится к крупным лошадям, достигая по основным размерам (высота в холке/обхват груди/обхват пясти): 170/180/20,3 см. Лошадь имеет очень гармоничное сложение: голова небольшая, сухая, красивого изгиба сильная шея, высокая холка, мускулистая спина с широким крупом и сухие ноги. Пышные хвост и грива, благородная осанка и грациозные движения довершают образ орловского рысака, широко растиражированного на многочисленных фото.

Наиболее часто встречается серая масть с различными оттенками: светлее, темнее или в яблоко. Нередки в породе и вороные или гнедые лошади. Реже всего встречаются орловские рысаки буланой масти.

Орловская рысистая – абсолютно универсальная порода, так как именно это свойство было одним из ключевых при ее создании. Уже тогда лошади могли резво бежать длинные дистанции, что делало их абсолютно незаменимыми при передвижении по бескрайним российским просторам. Хорошая акклиматизация позволила орловцам быстро распространиться вначале по областям Центральной России, а затем и по отдаленным ее уголкам как гужевому транспорту. Особо любили орловских рысаков извозчики, ценившие их за красоту и стать и за возможность прокатить седока «с ветерком». «Птица-тройка», воспетая Гоголем, имела в коренниках орловца, так как именно они обеспечивали красоту и мощь упряжки.

В спорте орловские рысаки могут выступать практически в каждой дисциплине, включая драйвинг и выездку. Любители верховой езды любят этих лошадей за дружелюбие и покладистость. Хорошая адаптационная способность позволила широко использовать их в городских условиях: привлекать к работе в конной милиции, для конных прогулок в парках.

Орловская рысистая порода в Алтайском крае

Орловский рысак – лучшая легкоупряжная лошадь. Она устойчиво сохраняет производительную рысь, нарядные формы, живой темперамент и отдатливость в работе, обладает уравновешенным характером, что делает её незаменимой для бегов, тройки, драйвинга, конного спорта, проката, охоты и прочих занятий.

Алтайские рысаки сохраняют свой тип и стиль сибирского орловца: крупной породной лошади, отлично приспособленной к суровым условиям Сибири. Сибирские рысаки с большим успехом выступают на ипподромах страны. Так, в Алтайском конном заводе выращен 166 рысак класса 2 мин. 10 сек. и резвее на дистанции 1600 м, в т.ч. 16 рысаков класса 2 мин. 05 сек. Здесь вырастили первого орловского рысака-рекордсмена Иппика, показавшего резвость менее двух минут. В 1986 году на дистанции 1600 м он показал резвость 1.59,7. Иппик установил также всесоюзный рекорд для всех пород на 2400 м – 3.02,5. Рекорд продержался 15 лет. Рысаки Алтайского конезавода в последние годы на выставке в Сокольниках были чемпионами среди орловцев: Живописец, Вымпел, Баргузин признаны самыми лучшими лошадьми в породе. Алтайские рысаки также неоднократно представляли Россию на Венсенском ипподроме в Париже. В 2009 году Алтайский конный завод принимал участие в Национальной Российской выставке в Чикаго.

Лошади, выращенные в лучших коневодческих хозяйствах Алтайского края (Алтайский конный завод в Тюменцевском районе, конезавод «Катунь» в Бийском районе) неоднократно становились призерами престижных призов на ипподромах страны, в том числе на Центральном Московском ипподроме.

Граф Алексей Орлов-Чесменский едет на жеребце Барс I (картина Н. Сверчкова ( 1817 — 1898 ), 1890-е годы, Музей коневодства, Москва )

Орловский рысак , или орловская рысистая, — порода легкоупряжных лошадей с наследственно закрепленной способностью к резвой рыси , не имеющая аналогов в мире.

Русские тройки с коренниками-орловцами — гордость и слава России. Они получали признание и на Всемирной сельскохозяйственной выставке в Лондоне в 1911 году, и на выставках в США и Канаде в 50-60-х годах, и в более поздние годы в Германии и Франции. Орловцы пользуются неизменной популярностью на международных аукционах лошадей.В 2001 году знаменитой породе исполнилось 225 лет. Орловские рысаки вдохновляли на творчество многих писателей — Л. Н. Толстого, А. И. Куприна и др.

Хороши орловские рысаки и под седлом как прогулочные и спортивные. Благодаря способности красиво изгибать шеи и гордо держать голову орловцы эффектно смотрятся в упряжках — одиночных, парных, четвериках — и всё шире используются в драйвинге .

Одна из старейших, популярная в России заводская порода лошадей. Орловские рысаки обладают высокой резвостью на рыси, хорошо передают свои качества потомкам, благодаря чему жеребцы этой породы широко применяются в качестве улучшателей массового коневодства.

Орловские рысаки принадлежат к числу крупных лошадей. Высота в холке 157—170 см; рост жеребцов в среднем равен 162 см, кобыл — 161 см. Средняя косая длина туловища жеребцов 161 см, обхват груди 180 см, обхват пясти 20,3 см; средняя масса 500—550 кг.

Наиболее распространённые масти: серая, светло-серая, красно-серая, серая в яблоках и тёмно-серая. Часто встречаются также гнедая, вороная, реже — рыжая и чалая масти. Большой редкостью являются буланые и соловые орловские рысаки, однако встречаются и они. Ген крема пришёл в генофонд орловской рысистой породы через мать Полкана I, буланую кобылу.

Современный орловский рысак — гармонично сложенная упряжная лошадь, с небольшой, сухой головой, высоко поставленной шеей с лебединым изгибом, крепкой, мускулистой спиной и прочными ногами. Это красиво сложенные, гармоничные, достаточно темпераментные и добронравные лошади. У них гордая осанка, грациозные, нарядные высокие движения, пышные грива и хвост.

Выделяют три экстерьерных типа, выращиваемых в разных конных заводах:

  • массивный (напоминающий больше тяжеловоза),
  • сухой (лёгкий),
  • промежуточный.

Ареал разведения орловских рысаков досточно широкий; в дореволюционной России и бывшем СССР их можно было увидеть практически повсеместно, кроме Крайнего Севера , южных пустынных и горных районов.

Орловский рысак получил своё название по фамилии своего создателя — графа Алексея Орлова-Чесменского ( 1737 — 1808 ). В 1775 году он вышел в отставку и посвятил себя племенной работе. Коннозаводством граф начал заниматься в 60-х годах XVIII века в своём подмосковном имении Остров . Но в полной мере недюжинный талант Орлова как зоотехника раскрылся позднее, когда Екатерина II после дворцового переворота 1762 года пожаловала ему в Воронежской губернии земли вместе с крепостными. Тогда он и приступил к реализации своей давней задумки соединить в одной лошади красоту, сухость и грацию арабских скакунов с массивностью, мощью и рысистыми способностями западноевропейских упряжных пород: датской , голландской , норфолькской , мекленбургской и т. д. Новую породу лошадей удалось получить путём сложновоспроизводительного скрещивания.

Основатель породы Сметанка

Арабский жеребец Сметанка (картина крепостного художника конца XVIII века , предположительно Гавриила Васильева, Музей коневодства, Москва)

История создания орловского рысака началась в 1776 году , когда граф Орлов ввёз в Россию ценнейшего и очень красивого внешне арабского жеребца Сметанку. Он был приобретён за огромную сумму — 60 тысяч серебром у турецкого султана . По информации Уханова и Столповского — 50 тысяч серебром; для сравнения — конюх в те времена получал 3 рубля в год; годовой бюджет государственного коннозаводства в 1774 году составлял около 25 тысяч рублей, а продажа лошадей из семи государственных конных заводов России пополнила казну в тот год всего на 5609 рублей. В сопровождении конвоя, с охранной грамотой турецкого правительства Сметанку доставили в Россию через Турцию, Венгрию и Польшу. Неблизкий путь был очень долог — около двух лет (жеребца везли сушей). В Остров жеребец прибыл в 1776 году.

Сметанка был необычно крупным для своей породы и очень нарядным жеребцом с несколько удлинённой спиной (у него оказалось девятнадцать рёбер вместо обычных для лошади восемнадцати). Свою кличку получил за светло-серую масть , практически белую, как сметана. Превосходно двигался на всех аллюрах, в том числе и на рыси. Однако в России прожил недолго, меньше года. В 1777 году Сметанка пал, оставив четырёх сыновей и одну дочь, все 1778 года рождения (один из жеребцов, Полкан, оказался самым ценным для создания рысистой породы). Существует несколько версий причин гибели знаменитого арабского жеребца. По одной из них, Сметанка пал жертвой грубости конюха, который слишком резко дёрнул его за повод у водопоя, от чего Сметанка поскользнулся и ударился головой о каменный сруб колодца. По другой версии, Сметанка не смог перенести тяжёлую дорогу и сырой российский климат. Третья предполагает, что жеребцу не подошли корма.

В том же году скелет Сметанки был помещен в музей Островского завода. Случилось это на 12 лет раньше, чем в Англии начали сохранять скелеты знаменитых скакунов, первым из которых был скелет Эклипса, павшего в 1789 году . Известно, что в музее Хреновского конного завода скелет Сметанки находился вместе со скелетами других знаменитых лошадей, сохранявшимися начиная с 1650-х годов. По скелету удалось раскрыть загадку удлинённого корпуса Сметанки, который имел один лишний, 19-й, спинной позвонок и, соответственно с ним, добавочную пару ребер . Впоследствии скелет Сметанки долгое время хранился в музее Хреновского конного завода и только позже был утерян.

После смерти Сметанки Орлов перевёл всех своих лошадей из подмосковного имения Остров в село Хреново?е Воронежской губернии. Здесь с 1776 года существовал основанный Орловым конный завод , где граф планировал начать работу по созданию новой породы.

По задумке графа Орлова, новая порода лошадей должна была обладать следующими качествами: быть крупной, нарядной, гармонично сложенной, удобной под седло , в упряжку и в плуг , одинаково хорошей на параде и в бою. Они должны были быть выносливы в суровом российском климате и выдерживать долгие российские расстояния и плохие дороги. Но главным требованием к этим лошадям была резвая, чёткая рысь, поскольку бегущая рысью лошадь долго не устаёт и мало трясёт экипаж. В те времена резвых на рыси лошадей было крайне мало и ценились они очень дорого. Отдельных пород, которые бегали бы устойчивой, лёгкой рысью, не существовало вовсе.

Ещё до появления Сметанки граф Орлов применял для получения новой породы скрещивание арабских жеребцов с крупными и массивными упряжными кобылами из Дании , Голландии и Англии . Однако все эти помеси были неудачны. Лишь дети Сметанки, рождённые после его смерти, а именно его лучший сын, жеребец серой масти Полкан от датской кобылы буланой масти без клички, оказался подходящего экстерьера . Полкан был крупный, величавый на ходу, но несколько грубоватых форм жеребец, к тому же не обладавший устойчивым рысистым ходом. От него в 1784 году был получен жеребец серой масти Барс.

Поскольку в Голландии среди фермерских лошадей встречались лошади на устойчивом рысистом ходу, Орлов принял решение завезти этих лошадей из голландской провинции Фрисландии . Потомки этих лошадей сохранились в Голландии до сих пор — это знаменитая на весь мир фризская порода .

Кобыл из Фрисландии скрестили с арабскими и арабо-датскими жеребцами, в том числе и с Полканом. Первые жеребята от этих скрещиваний родились в 1784 году . Среди них был и серый в яблоках жеребец Барс I, сын Полкана и голландской кобылы. Современники отмечали его большой рост, гармоничность сложения, лёгкость движения, большую силу, правильный ход и резвую рысь. Барс I, названный так за крупные светлые яблоки на серой шерсти подобно шкуре барса , был очень близок к задуманному графом образцу. В возрасте семи лет его поставили в завод производителем, где за 17 лет он дал большое потомство, и его дети и внуки по своим внешним и внутренним качествам значительно превосходили всех остальных лошадей. Через несколько поколений в Хреновом не было ни одной лошади, не являвшейся прямым потомком Барса I, или, как впоследствии его начали называть, «Барса-родоначальника». Несколько лет граф сам разъезжал на Барсе по Москве, испытывая его беговые качества.

Барс I был признан родоначальником орловской рысистой породы. Для улучшения хода, выработки резвости среди рысаков всегда проводили соревнования, или испытания, как говорят конники. Среди многочисленного потомства Барса I самыми ценными оказались два жеребца: вороной Любезный I (Барс I — гнедая без клички из Мекленбурга ) и серый Лебедь I (Барс I — Невинная). Все современные орловские рысаки по мужской линии восходят именно к этим двум сыновьям Барса I.

После смерти Орлова в 1808 году Хреновской завод, где стояли ценнейшие потомки Сметанки и Барса I, был передан в управление крепостному графа В. И. Шишкину . Будучи талантливым коннозаводчиком от рождения и наблюдая приёмы тренинга у Орлова, Шишкин с успехом продолжил начатое своим господином дело создания новой породы, которая теперь требовала закрепления необходимых качеств — красоты форм, лёгкости и изящества движений и резвой, устойчивой рыси. Именно при Шишкине было широко использовано близкородственное скрещивание для закрепления необходимых качеств, а также учёт качества потомства каждого жеребца и кобылы. Благодаря таланту Шишкина как селекционера хреновские лошади приобрели прекрасные формы, иногда при этом теряя массивность и способность к резвой рыси.

В 1812 году завод посетил Александр I . Во время этого визита 500 лошадей, словно приветствуя императора, встали на дыбы и оглушительно заржали благодаря выработанному Шишкиным условному рефлексу . Царь был доволен приёмом, подарил Шишкину бриллиантовый перстень и попросил дочь графа Анну Орлову дать Василию Ивановичу вольную.

Испытания орловского рысака

Орловский рысак Сокол на езде (картина Н. Сверчкова )

Алексей Орлов первым начал испытывать лошадей на резвость и отбирать для заводского использования наиболее резвых и выносливых на рыси. Система испытаний и тренировок рысаков включала бега на короткие и длинные (до 20—22 км) дистанции. Кобылы в тренинге находились с 3 до 6—7 лет, жеребцы бегали с 3 до 7—8 лет, а иногда и старше.

Граф Орлов завёл знаменитые в то время «Московские бега», быстро ставшие большим развлечением для москвичей. Летом Московские бега проводились на Донском поле, зимой — на льду Москвы-реки . Лошади должны были бежать чёткой уверенной рысью, переход на галоп (сбой) осмеивался и освистывался публикой. Орлов приглашал к состязаниям людей любых сословий на любой лошади, но неизменно его лошади одерживали верх. Вскоре вслед за Москвой бега стал проводить и Санкт-Петербург — зимой по льду Невы . С началом войны 1812 года бега были прекращены и возобновились только в 1834 году вместе с открытием первого в Европе бегового ипподрома и организацией Московского бегового общества . К этому времени термин «рысак» стал неотъемлемой частью названия породы.

Рысистая кобыла Краса на бегу в дрожках (картина Н. Сверчкова , 1870 )

В первые десятилетия после создания бегового общества и ипподрома орловских рысаков испытывали в русской упряжи с дугой, запрягая в четырёхколёсные дрожки летом и в сани зимой. Лошади бежали поодиночке, не по кругу, а по прямым, в конце каждой прямой обегали столб и поворачивали в обратную сторону. Такая система испытаний имела явные недостатки, связанные с потерей времени, но долгое время считалась единственно правильной. Все дистанции были длинными — от 3 до 5 вёрст и длиннее.

Практически никаких защитных приспособлений на ноги лошадям не одевалось, несмотря на то, что покрытие дорожки было очень жёстким — бетон и небольшой слой песка сверху. Многие лошади, проходя испытания в таких условиях, калечили себе ноги и копыта, а те, что бежали успешно, показывали заведомо более худшие результаты.

Лошадь в беговых санях с седоком (картина Н. Сверчкова )

Тем не менее, рекорды орловских рысаков росли. Орловец Свет выиграл в возрасте 10 лет престижный Императорский приз в Москве. В 1867 году жеребец Потешный (Полканчик — Плотная) в дрожках на 3 версты показал время 5 минут 8,0 секунды. На следующий год он же улучшил это время до 5.00,0. В этих условиях показателен один случай с орловским жеребцом Пройдой. Этот жеребец возил своего хозяина, был коренником тройки и никогда не бывал в ипподромном тренинге. Однажды его хозяин, В. К. фон Мекк, поспорил со своим приятелем, что Пройда выиграет приз на ипподроме. Жеребца привезли на ипподром, и буквально на следующий день он стартовал в очень престижном призе — Колюбакинском. Пройда не только выиграл приз, но и показал время, близкое к рекорду Потешного — 5 минут 1 секунда.

Царь Александр III в открытом ландо (картина Н. Сверчкова)

Подобных случаев в то время было не мало. Потенциал породы был огромен, лошади продолжали улучшать свою резвость.

Орловская порода, разводившаяся с 1830-х годов в других конных заводах, к середине столетия распространилась во многих районах России. Благодаря орловским рысакам, в России, а затем в Европе, куда их активно вывозили с 1850 — 1860-х годов, зародился рысистый спорт . В 1869 году в 1609 конных заводах разводили 5321 чистопородного орловского производителя и 52 700 маток. До 1870-х годов орловские рысаки были лучшими среди легкоупряжных пород, широко использовались для улучшения конского поголовья России и импортировались в страны Западной Европы и США .

Порода сочетала в себе качества крупной, красивой, выносливой легкоупряжной лошади, способной на устойчивой рыси везти тяжёлую повозку, легко переносить во время работы жару и холод. В народе орловский рысак удостоился характеристик «под воду и воеводу» и «пахать и щеголять». Орловские рысаки стали фаворитами международных состязаний и Всемирных конских выставок .

Вокруг выдающихся рысаков всегда бурлили страсти. Орловец Крепыш, названные в начале XX века «лошадью столетия», был долго непревзойдённым в резвости. И его неожиданный проигрыш заморскому гостю ДженеральЭйчу в Интернациональном призе переживался как национальная трагедия.

Орловский рысак получил своё название по фамилии своего создателя — графа Алексея Орлова-Чесменского (1737—1808). В 1775 году он вышел в отставку и посвятил себя племенной работе. Коннозаводством граф начал заниматься в 60-х годах XVIII века в своём подмосковном имении Остров. Но в полной мере недюжинный талант Орлова как зоотехника раскрылся позднее, когда Екатерина II после дворцового переворота 1762 года пожаловала ему в Воронежской губернии земли вместе с крепостными. Тогда он и приступил к реализации своей давней задумки соединить в одной лошади красоту, сухость и грацию арабских скакунов с массивностью, мощью и рысистыми способностями западноевропейских упряжных пород: датской, голландской, норфолькской, мекленбургской и т. д. Новую породу лошадей удалось получить путём сложновоспроизводительного скрещивания.

По велению императрицы в распоряжение графа Орлова доставили лучших жеребцов и маток из дворцовых конных заводов, а также 12 трофейных жеребцов и 9 кобыл из Аравии и Турции — наследние победы в русско-турецкой войне 1774 года. Согласно информации из публикации Столповского и Захарова (2007), граф вывез из Турции, Египта и Аравии 30 племенных жеребцов.

Основатель породы Сметанка

История создания орловского рысака началась в 1776 году, когда граф Орлов ввёз в Россию ценнейшего и очень красивого внешне арабского жеребца Сметанку. Он был приобретён за огромную сумму — 60 тысяч серебром у турецкого султана. По информации Уханова и Столповского — 50 тысяч серебром; для сравнения — конюх в те времена получал 3 рубля в год; годовой бюджет государственного коннозаводства в 1774 году составлял около 25 тысяч рублей, а продажа лошадей из семи государственных конных заводов России пополнила казну в тот год всего на 5609 рублей. В сопровождении конвоя, с охранной грамотой турецкого правительства Сметанку доставили в Россию через Турцию, Венгрию и Польшу. Неблизкий путь был очень долог — около двух лет (жеребца везли сушей). В Остров жеребец прибыл в 1776 году.

Сметанка был необычно крупным для своей породы и очень нарядным жеребцом с несколько удлинённой спиной (у него оказалось девятнадцать пар рёбер вместо обычных для лошади восемнадцати). Свою кличку получил за светло-серую масть, практически белую, как сметана. Превосходно двигался на всех аллюрах, в том числе и на рыси. Однако в России прожил недолго, меньше года. В 1777 году Сметанка пал, оставив четырёх сыновей и одну дочь, все 1778 года рождения (один из жеребцов, Полкан, оказался самым ценным для создания рысистой породы). Существует несколько версий причин гибели знаменитого арабского жеребца. По одной из них, Сметанка пал жертвой грубости конюха, который слишком резко дёрнул его за повод у водопоя, от чего Сметанка поскользнулся и ударился головой о каменный сруб колодца. По другой версии, Сметанка не смог перенести тяжёлую дорогу и сырой российский климат. Третья предполагает, что жеребцу не подошли корма.

После смерти Сметанки Орлов перевёл всех своих лошадей из подмосковного имения Остров в село Хреново?е Воронежской губернии. Здесь с 1776 года существовал основанный Орловым конный завод, где граф планировал начать работу по созданию новой породы.

По задумке графа Орлова, новая порода лошадей должна была обладать следующими качествами: быть крупной, нарядной, гармонично сложенной, удобной под седло, в упряжку и в плуг, одинаково хорошей на параде и в бою. Они должны были быть выносливы в суровом российском климате и выдерживать долгие российские расстояния и плохие дороги. Но главным требованием к этим лошадям была резвая, чёткая рысь, поскольку бегущая рысью лошадь долго не устаёт и мало трясёт экипаж. В те времена резвых на рыси лошадей было крайне мало и ценились они очень дорого. Отдельных пород, которые бегали бы устойчивой, лёгкой рысью, не существовало вовсе.

Ещё до появления Сметанки граф Орлов применял для получения новой породы скрещивание арабских жеребцов с крупными и массивными упряжными кобылами из Дании, Голландии и Англии. Однако все эти помеси были неудачны. Лишь дети Сметанки, рождённые после его смерти, а именно его лучший сын, жеребец серой масти Полкан от датской кобылы буланой масти без клички, оказался подходящего экстерьера. Полкан был крупный, величавый на ходу, но несколько грубоватых форм жеребец, к тому же не обладавший устойчивым рысистым ходом. От него в 1784 году был получен жеребец серой масти Барс.

Поскольку в Голландии среди фермерских лошадей встречались лошади на устойчивом рысистом ходу, Орлов принял решение завезти этих лошадей из голландской провинции Фрисландии. Потомки этих лошадей сохранились в Голландии до сих пор — это знаменитая на весь мир фризская порода.

Кобыл из Фрисландии скрестили с арабскими и арабо-датскими жеребцами, в том числе и с Полканом. Первые жеребята от этих скрещиваний родились в 1784 году. Среди них был и серый в яблоках жеребец Барс I, сын Полкана и голландской кобылы. Современники отмечали его большой рост, гармоничность сложения, лёгкость движения, большую силу, правильный ход и резвую рысь. Барс I, названный так за крупные светлые яблоки на серой шерсти подобно шкуре барса, был очень близок к задуманному графом образцу. В возрасте семи лет его поставили в завод производителем, где за 17 лет он дал большое потомство, и его дети и внуки по своим внешним и внутренним качествам значительно превосходили всех остальных лошадей. Через несколько поколений в Хреновом не было ни одной лошади, не являвшейся прямым потомком Барса I, или, как впоследствии его начали называть, «Барса-родоначальника». Несколько лет граф сам разъезжал на Барсе по Москве, испытывая его беговые качества.

Барс I был признан родоначальником орловской рысистой породы. Для улучшения хода, выработки резвости среди рысаков всегда проводили соревнования, или испытания, как говорят конники. Среди многочисленного потомства Барса I самыми ценными оказались два жеребца: вороной Любезный I (Барс I — гнедая без клички из Мекленбурга) и серый Лебедь I (Барс I — Невинная). Все современные орловские рысаки по мужской линии восходят именно к этим двум сыновьям Барса I.

После смерти Орлова в 1808 году Хреновской завод, где стояли ценнейшие потомки Сметанки и Барса I, был передан в управление крепостному графа В. И. Шишкину. Будучи талантливым коннозаводчиком от рождения и наблюдая приёмы тренинга у Орлова, Шишкин с успехом продолжил начатое своим господином дело создания новой породы, которая теперь требовала закрепления необходимых качеств — красоты форм, лёгкости и изящества движений и резвой, устойчивой рыси. Именно при Шишкине было широко использовано близкородственное скрещивание для закрепления необходимых качеств, а также учёт качества потомства каждого жеребца и кобылы. Благодаря таланту Шишкина как селекционера хреновские лошади приобрели прекрасные формы, иногда при этом теряя массивность и способность к резвой рыси.

В 1812 году завод посетил Александр I. Во время этого визита 500 лошадей, словно приветствуя императора, встали на дыбы и оглушительно заржали благодаря выработанному Шишкиным условному рефлексу. Царь был доволен приёмом, подарил Шишкину бриллиантовый перстень и попросил дочь графа Анну Орлову дать Василию Ивановичу вольную.

Все лошади, как при Орлове, так и при Шишкине проходили испытания на резвость, когда лошадей с трёх лет гоняли рысью на 18 верст по маршруту Остров—Москва. Летом лошади в русской упряжи с дугой бежали в дрожках, зимой — в санях.

Испытания орловского рысака

Граф Орлов завёл знаменитые в то время «Московские бега», быстро ставшие большим развлечением для москвичей. Летом Московские бега проводились на Донском поле, зимой — на льду Москвы-реки. Лошади должны были бежать чёткой уверенной рысью, переход на галоп (сбой) осмеивался и освистывался публикой. Орлов приглашал к состязаниям людей любых сословий на любой лошади, но неизменно его лошади одерживали верх. Вскоре вслед за Москвой бега стал проводить и Санкт-Петербург — зимой по льду Невы. С началом войны 1812 года бега были прекращены и возобновились только в 1834 году вместе с открытием первого в Европе бегового ипподрома и организацией Московского бегового общества. К этому времени термин «рысак» стал неотъемлемой частью названия породы.

В 1836 году гнедой жеребец Бычок (Молодой Атласный — Домашняя), рождённый на конезаводе Шишкина, пробежал на Московском ипподроме дистанцию в 3 версты (или 3200 м) за 5 минут 45 секунд, что по тем временам было мировым рекордом. Сразу после этого бега Бычок был куплен коннозаводчиком Д. П. Голохвастовым за огромную сумму — 36 тысяч рублей.

Таким же неудовлетворительным в общей массе были разведение и тренинг орловских рысаков. Многие коннозаводчики не имели ни малейшего понятия о правилах разведения и тренинге рысаков, но, считая себя специалистами, использовали собственные «технологии», зачастую только калечившие лошадь. Лошадей проигрывали в карты, продавали за границу десятками голов, чтобы раздать долги, играли на спор. Конюхи и наездники на ипподромах были в недавнем прошлом обычными кучерами, среди которых мало было талантливых, понимающих лошадь мастеров. Лошадь за любую провинность могли избить, тренинг был также по «собственным» технологиям, от чего приходилось отправлять обратно в завод лошадей, покалеченных не только физически, но и психически, негодных не только к ипподромным испытаниям, но даже к простому хождению в упряжи.

После такого феноменального бега Пройда был замечен и использован как производитель. Линия Пройды через его лучшего сына Варвара Железного, сохранилась до настоящего времени.

Орловская порода, разводившаяся с 1830-х годов в других конных заводах, к середине столетия распространилась во многих районах России. Благодаря орловским рысакам, в России, а затем в Европе, куда их активно вывозили с 1850—1860-х годов, зародился рысистый спорт. В 1869 году в 1609 конных заводах разводили 5321 чистопородного орловского производителя и 52 700 маток. До 1870-х годов орловские рысаки были лучшими среди легкоупряжных пород, широко использовались для улучшения конского поголовья России и импортировались в страны Западной Европы и США.

Порода сочетала в себе качества крупной, красивой, выносливой легкоупряжной лошади, способной на устойчивой рыси везти тяжёлую повозку, легко переносить во время работы жару и холод. В народе орловский рысак удостоился характеристик «под воду и воеводу» и «пахать и щеголять».

В XIX и начале XX веков популярность орловских рысаков в России была чрезвычайная, чему способствовали отличные акклиматизационные способности этой породы, сравнительная нетребовательность в разведении, универсальность, качества превосходной упряжной и разгонной лошади. В Москве в начале XX века было более 200 извозчиков, поэтому лошадей орловской породы преимущественно использовали в качестве рабочих и разъездных, да ещё для улучшения крестьянских лошадей в глубинке. В бегах же участвовала лишь малая их часть.

Вокруг выдающихся рысаков всегда бурлили страсти. Орловец Крепыш, названные в начале XX века «лошадью столетия», был долго непревзойдённым в резвости. И его неожиданный проигрыш заморскому гостю Дженераль Эйчу в Интернациональном призе переживался как национальная трагедия.

В конце XIX века в Россию были впервые привезены американские рысаки — лошади стандартбредной породы. В соревнованиях с ними орловские рысаки потерпели первые поражения. Некрасивые и негармоничные, селекционированные в направлении узкой специализации — стандарту резвости и воспитанные точным и проверенным американским тренингом, «американцы» легко обыгрывали крупных и нарядных, но в большей степени «измученных» бессистемным разведением и неправильным тренингом орловцев. Вместе с лошадьми американские коннозаводчики привезли и свои знания по тренингу и испытаниям рысаков.

В России началась массовая «американизация» бегов. Дистанция в 3 версты потеряла свою ценность. Классической стала дистанция в 1 милю (1609 м), в России эту дистанцию перевели в более привычные 1600 метров. Вместо громоздких, тяжёлых дрожек рысаков стали запрягать в лёгкие двухколёсные «американки», в советские времена получившие название «качалка» (в Европе и США называемые «сулки», англ. sulky). Стали применяться всевозможные средства защиты лошадей от травм — наколенники, ногавки и др. Американские наездники стали обучать русских наездников наработанным в США технологиям, хотя немногие из них соглашались обучаться, считая себя вполне образованными и знающими.

Разница в резвости американского рысака и орловского была очень велика. В 1903 году рекорд американских рысаков на 1 милю принадлежал мерину Улану — 1 минута 58 секунд. Среди орловских рысаков рекорд на эту дистанцию был у серого Питомца (Приветный — Жар-Птица) — 2 минуты 15,2 секунды.

Многие российские коннозаводчики бросили орловскую породу и начали разводить американо-орловских помесей, которые в целом оказались резвее орловских рысаков, но хуже американских. Большинство лучших орловских кобыл были скрещены с американскими жеребцами сомнительного качества и тем самым были безвозвратно потеряны для орловской породы, как матки. Любители лошадей разделились на два непримиримых, открыто враждовавших между собой лагеря: так называемых «чистопородников», придерживавшихся разведения орловского рысака в чистоте, и «метизаторов», убеждённых в полном скрещивании и слиянии орловской породы с американской.

Долгое время явный перевес сил был на стороне «метизаторов» — помесные рысаки начали обыгрывать лучших орловских рысаков, тон задавали и американские наездники, расхваливающие метисов со страниц всех газет и журналов, посвящённых беговому спорту.

Однако в 1908 году на ипподроме в Москве орловец по кличке Крепыш (Громадный — Кокетка 1904) неожиданно выиграл приз на дистанции 1600 м с результатом 2 минуты 18,3 секунды. Показанное Крепышом время было очень высокой резвостью для четырёхлетнего рысака, даже для метиса, поскольку тогдашний рекорд для четырёхлетних орловцев равнялся 2 минутам 17 секундам. Вскоре Крепыш с лёгкостью превзошёл это время, показав 2 минуты 14,3 секунды. Это был первый, но далеко не последний и не самый громкий рекорд в жизни этого выдающегося жеребца, после которого о Крепыше заговорили даже люди, далёкие от рысистых бегов. Имя Крепыша не сходило со страниц газет, его тренировки и выступления подробным образом обсуждались. Крепыш был объявлен «Лошадью столетия» после того, как в возрасте шести лет он пробежал 1600 метров с новым рекордом России — 2 минуты 8,5 секунды. Ни один метис, и тем более ни один орловец, не был способен на такое время.

Американцы привезли против Крепыша высококлассного рысака Боба Дугласа, имевшего у себя на родине по идеальной дорожке 2 минуты 4 секунды, но в России этот рысак проиграл Крепышу во всех очных встречах. Спустя несколько месяцев после первого рекорда, в мае 1910 года, Крепыш установил ещё один абсолютный рекорд, на дистанции 3200 м, — 4 минуты 25,6 секунды. В ответ из США в Россию привезли двух мировых рекордистов — кобылу Лу Диллон и мерина Улана. Их владелец Биллингс вежливо отклонил предложение владельца Крепыша М. М. Шапшала устроить очное соревнование между Крепышом и двумя рекордистами и даже не позволил своим лошадям бежать тренировку, боясь, что Крепыш пробежит резвее.

Беговая карьера Крепыша, феномена своего времени, доказала в очередной раз наличие огромного резвостного потенциала у орловского рысака. Всего за карьеру Крепыш установил 13 рекордов, стартовал 79 раз и 55 раз был первым. От Крепыша было получено мало потомков, поскольку «Лошадь столетия» пала в возрасте 13 лет в разгар гражданской войны. Линия Крепыша до наших дней не сохранилась. В царское время из всех рекордов Крепыша был побит только один: гнедая метиска по кличке Прости пробежала 1600 м за 2 минуты 8 секунд. Все остальные рекорды долгое время оставались непокорёнными.

В 1910 году на российских конных заводах находилось 10 тысяч производителей и 100 тысяч маток орловской породы.

В ходе гражданской войны поголовье орловских рысаков значительно уменьшилось. Однако в советское время разведение, испытания и тренинг орловских рысаков стали, наконец, систематическими и продуманными. С 1920-х годов лошадей этой породы начали разводить и совершенствовать только чистопородным методом. Рекорды орловских рысаков снова стали расти, а поголовье увеличиваться. И всё же рекорды Крепыша держались ещё долгое время.

Лишь в 1933 году серый жеребец Улов (Ловчий — Удачная 1928) первым показал резвость выше, чем у «Лошади столетия» — 2 минуты 7,5 секунды на 1600 м. В 1934 году Улов установил новые рекорды на 1600 м — 2 минуты 2,2 секунды и на 3200 м — 4 минуты 20,6 секунды. Оба рекорда были на тот момент одновременно и европейскими.

После Великой Отечественной войны рост рекордов орловской породы продолжился. Новый рекорд для четырёхлетних орловцев установил серый, очень нарядный жеребец Морской Прибой (Посол — Мурашка 1944), пробежав 1600 м за 2 минуты 4,5 секунды. Этот рекорд держался 38 лет.

Несколько улучшен был и абсолютный рекорд Улова на 3200 м. Жеребец Лерик (Конспект — Ледяная 1948) пробежал эту дистанцию за 4 минуты 20,3 секунды.

Самым знаменитым после Крепыша орловским рысаком стал феноменальный во всех отношениях жеребец Пион (Отклик — Приданница 1966). Этот серый в яблоках жеребец обладал не менее прекрасным экстерьером, чем Квадрат, он трижды признавался чемпионом породы на ВСХВ. На дорожке ипподрома Пион также заслужил славу феноменального рекордиста. Так, дистанцию 1600 метров он прошёл с резвостью 2 минуты 0,1 секунды, побив рекорд Улова сразу на 2,1 секунды. Ещё более невероятное время Пион показал на дистанции 3200 м — 4 минуты 13,5 секунды. Хотя рекорд Пиона на 1600 м давно улучшен другими орловскими рысаками, рекорд на 3200 м сохраняется до сих пор. Даже среди русских и американских рысаков, рождённых в России, нашлось только два представителя, сумевших превзойти время Пиона на эту дистанцию.

Свой удивительно красивый и резвый бег Пион демонстрировал и на зарубежных ипподромах Берлина и Хельсинки. Однако самую большую славу Пион завоевал не на ипподромной дорожке, а в заводе, будучи производителем. Ни один орловский рысак не дал столько резвых детей и внуков, сколько было получено от Пиона. Практически все рекорды для орловской породы перешли к потомкам Пиона.

Среди детей Пиона были такие резвые орловские рысаки, как Батожок (2.05,0), Капрал (2.05,0), Капрон (2.05,0), Заплот (2.04,7), Крап (2.04,7), Капот (2.04,0), Клапан (2.03,9), Флоп (2.03,9), Баффина (2.03,7), Капитан (2.03,6), Блокпост (2.03,4), Гвиана (2.03,2), Синап (2.02,5), Помпей (2.02,4), Фагот (2.02,3), Канитель (2.02,2), Проспект (2.01,6), Фант (2.00,9). Став в завод сами, они также оказались великолепными производителями в скрещивании с рысаками других линий. Благодаря этому, линия Пиона существенно увеличилась в размерах, средние результаты резвости орловской породы также резко возросли. В 1973 году в СССР было свыше 370 орловских рысаков с резвостью Крепыша (2 минуты 8,5 секунды).

Лучшими конными заводами орловских рысаков, кроме Хреновского, в советское время считались: Московский, Пермский, Новотомниковский (Тамбовской области), Тульский, Дубровский (Полтавской области).

В своей массе орловские рысаки продолжали значительно уступать по резвости американским рысакам. В то время как рекорд Пиона на 1600 м был равен 2.00,0, рекорд американских рысаков на эту же дистанцию составлял 1.53. Русские рысаки, потомки тех метисов, которые бегали в царское время, пусть незначительно, но также превосходили орловскую породу по резвости. Если в 1930—1950-е годы многие выдающиеся орловцы, такие как Морской Прибой, Квадрат, Былая Мечта, Кавычка, могли побеждать русских рысаков даже в самых крупных призах, включая «Всесоюзное Дерби», то начиная с 1960-х годов таких знаменитых орловцев становилось всё меньше.

Превосходство русских рысаков усиливалось вследствие того, что их снова начали улучшать скрещиванием с ценными американскими производителями — Лоу Гановером, Сентениалом Уэйем, Миксом Гановером и другими. Особо выдающимся производителем в русской породе был американский жеребец Реприз (Нобл Виктори — Флоридейт), проданный в СССР за 1 520 000 долларов и ставший своеобразным «Пионом» в русской породе. Огромное количество детей Реприза показало резвость 2.05 и быстрее. Его лучший сын Сорренто в Европе обыгрывал самых резвых европейских рысаков.

В таких условиях орловские рысаки не могли бороться на равных с «улучшенными» русскими рысаками за самые главные призы. Тем не менее, в орловской породе имелись лошади, составившие конкуренцию американским и русским рысакам, рождённым в СССР и России. Первым таким чемпионом стал гнедой Кипр. За свою беговую карьеру этот жеребец установил 14 рекордов различного ранга, главным из которых был рекорд для четырёхлетних орловских рысаков — 2.03,4. С этой резвостью Кипр победил всех лучших русских рысаков во «Всесоюзном Дерби» 1986 года. Некоторые рекорды Кипра были позднее побиты, некоторые сохранились.

Новый российский период

Орловский рысак Канюк (Ковбой — Камея), победитель приза «Барса», многократный победитель выводок и коренник одной из лучших российских троек на марке России (2007)

Брат Кипра, рыжий Ковбой, установил 11 рекордов, главный среди которых — абсолютный рекорд для рысаков всех пород, рождённых в России. В августе 1991 года на Раменском республиканском ипподроме восьмилетний Ковбой принял старт с лучшими детьми Реприза (после Сорренто) — гнедым Ромбом (Реприз — Ольта) и серым Реалом (Реприз — Ямайка). Бег получился очень резвым. Орловский рысак Ковбой финишировал первым, показав 1 минуту 57,2 секунды. Это время стало новым абсолютным рекордом, который держится до сих пор.

Встав в завод, оба жеребца оказались отличными производителями. Дети Ковбоя дважды улучшали рекорд для двухлетних рысаков. Сначала светло-серый Кекс (Ковбой — Кичка 1995) показал 2.13,0, а затем рыже-чалый, похожий на своего отца, Банкет (Ковбой — Бавария 2001) превзошёл это время — 2.11,3. Лучшими сыновьями Ковбоя были серый Дробовик (Ковбой — Дрофа 1997), рекордист Уральского региона и пятикратный чемпион породы, и светло-серый Канюк (Ковбой — Камея 2001), победитель «Приза Барса», проданный впоследствии на аукционе за высокую для орловского рысака сумму — 17 тысяч долларов. Лучшими детьми Кипра, безусловно, признаются гнедая Мозаика (Кипр — Мандолина 1999), установившая рекорд для трёхлетних орловских кобыл — 2.07,7 и очень красивый вороной жеребец Дротик (Кипр — Дрофа 1998), родной брат Дробовика по матери. Дротик побил рекорд собственного отца, показав в четырёхлетнем возрасте 2.02,6.

В истории орловской породы существуют два рысака, сумевшие преодолеть рубеж в 2 минуты на дистанции 1600 м. Первым из них был серый жеребец Иппик (Персид — Ифигения 1980), по материнским линиям восходящий к самому Крепышу. В забегах на 1600 м он показал 1 минуту 59,7 секунды, а затем на дистанции 2400 м стал абсолютно лучшим среди всех рысаков, рождённых в СССР и России, с резвостью 3 минуты 2,5 секунды. Последний результат до сих пор превзойдён лишь одной рождённой в России лошадью. Среди немногочисленных детей Иппика особо выделяется светло-серый Колорит (Иппик — Купавка 1990), единственный на сегодняшний день трёхкратный победитель «Приза Пиона» на Московском ипподроме, чемпион породы, чемпион Всероссийской конской выставки «Эквирос»-2001.

Ещё один, безупречного экстерьера, серый жеребец Мазок (Запас — Модница 1983) имел рекордную резвость — 1 минута 58,4 секунды. К сожалению, он оказался не очень хорошим производителем, и жеребцов—потомков Мазка на сегодняшний день практически не осталось.

Кризис и спасение породы

На начало 1985 года поголовье чистопородных орловских рысаков в бывшем СССР равнялось 54 813 головам. Однако в 1990-е годы начался резкий спад поголовья орловских рысаков вследствие общего ухудшения экономического состояния в России. К 1997 году количество орловских кобыл достигло критической отметки в 800 голов (тогда как для нормального развития конской породы нужно не менее 1000 кобыл).[12] Многие конные заводы были разорены настолько, что лошади в них умирали от голода или всем поголовьем отвозились на бойню. Появившиеся после распада СССР частники не желали разводить национальную породу России, предпочитая ей более экономически выгодного американского или русского рысака. Призовые суммы в заездах для орловских рысаков даже на Московском ипподроме были крайне малы, не говоря уже о провинции.

За спасение орловского рысака взялись специалисты и любители из разных регионов России, включая Ассоциацию рысистого коневодства «Содружество», в которую входят любители и специалисты по лошадям рысистых пород нескольких стран СНГ. Именно при помощи «Содружества» был налажен контакт с Французской рысистой ассоциацией, делегаты которой в 1997 году посетили крупнейшие конные заводы, разводящие орловского рысака. После этого в 1998 году было подписано Соглашение о проведении «Дней России» на французском ипподроме Венсен (фр. Vincennes) с обязательным участием в этом мероприятии орловского рысака и «Дней Франции» в России, спонсорами которых являлась Французская рысистая ассоциация.

В 1999 году на Московском ипподроме состоялись первые «Дни Франции», программа которых включала заезды для трёхлетних орловских рысаков («Приз Парижа»), четырёхлетних орловских рысаков (приз в честь Французской рысистой ассоциации), а также для орловцев старшего возраста на дистанцию 2400 м («Приз Франции») и заезд для русских троек («Приз Венсеннского ипподрома»).

«Дни России» во Франции были впервые проведены в 2000 году на Венсеннском ипподроме близ Парижа, в рамках которых были организованы чемпионат наездников из России и Франции, заезд на орловских рысаках (победителем стал наездник из России В. Танишин на сером жеребце Лабинске) и показательное выступление троек. В последующие годы программа «Дней России» расширилась до двух заездов на орловских рысаках.

Сайт для любителей лошадей

Орловская рысистая порода — это порода легкоупряжных лошадей, выведенная в конце XVIII — первой половине XIX вв. в Хреновском конном заводе графом А.Г. Орловым. Главной особенностью породы является наследственно закрепленная способность к резвой рыси, благодаря чему орловский рысак стал главным достижением, гордостью и символом отечественного коннозаводства, принеся ему мировую славу.

Современный орловский рысак — гармонично сложенная упряжная лошадь. У нее небольшая сухая голова с широким лбом и немного горбоносым профилем, высоко поставлення шея с лебединым изгибом, четко выраженная холка, удлиненный корпус, покатый круп и длинные, мускулистые ноги с большими, крепкими бабками. Выделяют три экстерьерных типа, выращиваемых в разных конных заводах: массивный (напоминающий больше тяжеловоза), сухой (легкий) и промежуточный. Хотя экстерьер варьируется, влияние кро­ви арабской породы очевидно.

Длительное время селекция орловского рысака велась по крупнорослости, поэтому в наши дни это одна из самых крупных среди упряжных пород в мире. Высота в холке 157—170 см; рост жеребцов в среднем равен 162 см, кобыл — 161 см. Средняя косая длина туловища жеребцов 161 см, обхват груди 180 см, обхват пясти 20,3 см; средняя масса 500—550 кг.

Преобладающая масть этих лошадей — светло-серая или серая «в яблоках» с темными или белыми хвостом и гривой. Часто встречаются также гнедая, вороная, реже — рыжая и чалая масти. Большой редкостью являются буланые и соловые орловские рысаки, однако встречаются и они.

Орловский рысак в качестве улучшающей породы принят на всей территории Российской Федерации и успешно используется при межпородных скрещиваниях с местными лошадьми. Помеси орловских лошадей имеют хорошо выраженный упряжной тип.

История орловского рысака

1. Период с конца XVIII века до 1917 года

В XVIII веке в конных заводах США и стран Западной Европы активно велись селекционные работы по выведению нового типа лошадей, отвечающих потребностям того времени в сильной и резвой легкоупряжной лошади для перевозок и сельскохозяйственных работ. В результате случайных сочетаний скрещивания различных упряжных лошадей с чистокровной верховой (английской) породой были выведены отдельные экземпляры, но сформировать породу пока не удавалось. На Руси в то время разводили в основном массивных лошадей европейских кровей да многочисленных неказистых местных лошаденок. Резвость и выносливость лошадей того времени оставляла желать лучшего. В России же в силу огромных расстояний между населенными пунктами особо остро ощущалась необходимость в крупной и выносливой рысистой лошади, пригодной как для армии, так и для сельскохозяйственных работ и грузоперевозок. Без скорой и надежной связи между столицей и поместьями деловая и культурная жизнь текла вяло.

Вывести такую породу лошадей поставил себе целью граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский (1737—1808), блестящий военачальник и государственный деятель. В 1776 году указом Екатерины II А.Г. Орлову-Чеменскому за выдающиеся заслуги перед отечеством были пожалованы 120 тысяч десятин земли в Воронежской губернии, на которых через некоторое время был построен Хреновской конный завод. Исторические документы свидетельствуют, что осенью 1778 года в Хреновом уже находилось шесть тысяч лошадей различных пород, в том числе привезенных графом из Турции, Аравии, Персии, Англии, Дании, Испании, Италии.

Арабский жеребец Сметанка (картина крепостного художника конца XVIII века)

Примерно в это же время (по разным источникам в 1775 или в 1776 году) в подмосковный завод графа Орлова, расположенный в селе Остров и специализировавшийся в то время на производстве верховых лошадей, был приведен из Турции арабский жеребец Сметанка, ставший первым кирпичиком, положенным в основание орловской рысистой породы. Это был очень нарядный жеребец светло-серой масти (за которую он и получил свою кличку) с несколько удлиненной спиной, необычно крупный для своей породы и способный развивать резвую рысь.

Существует несколько версий того, каким образом Сметанка достался графу Орлову. По одной из них турецкий султан был так благодарен графу за рыцарское отношение к пленным, что после заключения мира позволил тому купить понравившихся лошадей. По другой версии султан, напротив, согласился продать жеребца только после угрозы графа Орлова растянуть войну еще на три года. Но, в любом случае, граф заплатил за Сметанку баснословную цену — 60 тысяч рублей серебром. Достаточно сказать, что весь бюджет тогдашнего государственного коннозаводства был в несколько раз меньше этой суммы.

Подробно история Сметанки излагается в рассказе Ф.Ф. Кудрявцева «Сметанка».

После непродолжительного использования в Островском заводе Сметанка пал, так и не попав в Хреновое. За это время от него получили очень небольшую ставку — одну кобылку и четырех жеребчиков, из которых выделялся серый Полкан I. (в русском языке того времени слово «полкан» означало «кентавр»). В 1784 году от Полкана I и серой голландской кобылы появился на свет Барс I, которого впоследствии назвали Барсом-родоначальником.

Н. Г. Сверчков. А. Г. Орлов-Чесменский в санках, запряженных Барсом 1

Своим внешним видом и качеством хода Барс I вызывал восхищение у всех, кто его наблюдал. В нем сочетались сила, красивая резвая рысь с крупным ростом (2 аршина 5 вершков, то есть 166 см) и гармоничным сложением. Барс I, названный так за крупные светлые яблоки на серой шерсти подобно шкуре барса, был очень близок к задуманному графом образцу. В 1791 году в семилетнем возрасте он поступил в завод и продуцировал в течение 17 лет в качестве ведущего жеребца-производителя. Это был следующий, более сложный этап работы по созданию новой породы.

Желательный тип был найден, но надо было закрепить его в ряде поколений. А. Г. Орлов, а после его смерти В. И. Шишкин успешно справились с поставленной задачей. Они использовали метод воспроизводительного скрещивания. Результатом большой творческой работы явилось создание линий и семейств выдающихся жеребцов и кобыл. Наибольший успех был достигнут от сочетания Барса I с арабо-мекленбургскими кобылами, в результате которого были получены Любезный I и Лебедь I. В дальнейшем развитие и совершенствование породы по мужской линии шло в основном через детей, внуков, правнуков и других потомков этих знаменитых жеребцов.

Вороной Любезный I родился в 1794 году, был рослый (около 160 см), с легкой головой на красивой шее, отличался хорошим резвым ходом. В заводе были оставлены 8 его сыновей и более ста дочерей и внучек, среди них и рожденный в 1803 г. вороной жеребец, названный Мужиком за большие белые отметины, делавшие его почти пегим. Впоследствии за необыкновенно ровный и резвый ход он получил имя Холстомера, но в 1812 г. его все же выхолостили и продали в городскую езду. Благодаря замечательной повести Л.Н. Толстого художественно переосмысленная печальная судьба Холстомера получила всемирную известность, а имя его стало нарицательным. Подлинная история Мужика I отличается от рассказанной великим писателем. Правда, в Хреновском конном заводе от него осталась только одна кобыла, зато рожденный в 1812 г. в собственном заводе В.И. Шишкина вороной Старый Атласный (от Мужика I и Угрюмой) оставил очень большой след в родном заводе и вообще в частном рысистом коннозаводстве России. В числе потомков Холстомера был внук Старого Атласного Бычок 1824 г.р. (Молодой Атласный — Домашняя) и его же правнук Лебедь 1829 г.р. (Атласный завода Воейкова — Победа). В 1836 г. эти два жеребца стали первыми орловскими рысаками, пробежавшими три версты (3200 метров) резвее шести минут. Победил Бычок, опередивший своего соперника на одну секунду и установивший рекорд 5 мин. 45 с.

Серый Лебедь I родился в 1804 году, был сухим, очень нарядным жеребцом на высокой, резвой рыси. Его использование оказалось в высшей степени успешным. Особенно же удачным было сочетание линий Любезного I и Лебедя I. В.О. Витт (известный ипполог, заведующем кафедрой коневодства сельскохозяйственной академии имени Тимирязева) назвал его «золотым скрещиванием». От него, в частности, был рожден в 1815 г. Лебедь II (Лебедь I — Догоняиха от Любезного), внук которого Лебедь IV был прямым предком рекордиста Улова.

Первый русский профессиональный журналист, глубоко освоивший лошадиную тему, Василий Коптев с достаточной точностью, но и поэзией описывает, как именно был найден и угадан первый орловский рысак, от которого пошла вся порода — Барс I — и как происходило совершенствование его потомства:

«Проникнем теперь в художественную храмину, в которой выработан орловский рысак, и проследим, так сказать, процесс его создания. Признавая идеального арабского коня самостоятельным, совершеннейшим первообразом лошади, гр. А.Г. Орлов желал, не утрачивая его красоты, благородства, силы и энергии, приспособить его к потребностям европейской жизни, увеличить объем его корпуса, усилить мускулатуру и, наконец, одеть его нежные изящные члены более плотной бронёй плотных наружных форм против суровости северного климата. Так, он раздвинул сперва костяк приведённого из Аравии арабского Сметанки широким строением костей сухой датской матки, подняв рост его при произведении Полкана I, от которого произвел Барса I (родоначальника), облекши этот новый создаваемый экземпляр объёмистой мускулатурой голландской матки, от которого и заимствовал крутое нарядное движение рысью славившихся тогда фрисландских рысаков. Достигнув этого результата, граф начал снова облагораживать, округлять, подсушивать формы Барса подлитием крови английской и арабской в произведении его потомков — Доброго, Любезного, Лебедя и т.д., так что созданные им рысаки стали походить на изящного арабского коня, на которого смотрят в увеличительное стекло…»

Говорят, граф вел подробные записи своих генетических экспериментов, но они сгорели при пожаре, уничтожившем архив Хреновского завода. Осталось только несколько его крылатых выражений, сохраненных коннозаводским преданием. Но и они могут подсказать некоторую разгадку его метода, давшего такой значительный результат. «Природа дает нам жеребенка, человек делает из него рысака», — говаривал граф. Он руководствовался принципом: «У каждой лошади, включаемой в рысистое отделение, должен быть путем упражнений в молодом возрасте развит, затем испытан и выявлен отличительный необходимый признак новой породы — резвая рысь».

«Граф Орлов-Чесменский доказал, что если упряжную лошадь упражнять в рысистых бегах и потом, следуя прежней системе, случать также с испытанной лошадью, и приплод снова упражнять, то через несколько удачных поколений и усиленных упражнений выйдет рысак или лошадь, от которой могут быть произведены лошади всех сортов для упряжи» — писал историк русского коннозаводства Н.Граневский. Таким образом, граф Орлов задолго до Дарвина не только знал, что нужное качество у лошади можно воспитать, но что оно в неизменном виде закрепляется в потомстве.

Граф А.Г.Орлов ценил, развивал и совершенствовал в своем рысаке пылкость и огненность и потому он строго запретил использовать бич или хлыст и какие бы то ни было виды посыла лошади. Даже за лишнее движение вожжами участник состязания мог быть снят с дистанции.

После смерти Орлова в 1808 году Хреновской завод, где стояли ценнейшие потомки Сметанки и Барса I, был передан в управление крепостному графа В. И. Шишкину. Будучи талантливым коннозаводчиком от рождения и наблюдая приёмы тренинга у Орлова, Шишкин с успехом продолжил начатое своим господином дело создания новой породы, которая теперь требовала закрепления необходимых качеств — красоты форм, лёгкости и изящества движений и резвой, устойчивой рыси. Именно при Шишкине было широко использовано близкородственное скрещивание для закрепления необходимых качеств, а также учёт качества потомства каждого жеребца и кобылы. Благодаря таланту Шишкина как селекционера, хреновские лошади приобрели прекрасные формы, иногда, при этом, теряя массивность и способность к резвой рыси.

В 1812 году завод посетил Александр I. Во время этого визита 500 лошадей, словно приветствуя императора, встали на дыбы и оглушительно заржали. Секрет заключался в том, что за несколько недель до приезда царя Шишкин, управлявший заводом, приказал конюхам при раздаче овса лошадям открывать ставни на окнах, выработав таким образом условный рефлекс. Как только император вошел в конюшню, ставни были распахнуты…. Царь был доволен приёмом, подарил Шишкину бриллиантовый перстень и попросил дочь графа Анну Орлову дать Василию Ивановичу вольную.

С 30-х гг. XIX в. орловскую рысистую породу начинают широко разводить в других конных заводах, а к середине столетия она распространяется во многих районах страны. В те времена, да и сегодня во всем мире не было и нет другой такой крупной, красивой, выносливой легкоупряжной лошади, которая могла бы на устойчивой рыси везти тяжелую повозку, легко переносить во время работы жару и холод. В народе про орловского рысака говорили «под воду и воеводу» и «пахать и щеголять».

В XIX и начале XX вв. орловские рысаки были чрезвычайно популярны. Замечательные акклиматизационные способности, сравнительная нетребовательность в разведении, универсальность, качества превосходной упряжной и разгонной лошади способствовали широкому признанию этой породы в Российской империи.

Вот как описывает орловского рысака С.П. Жихарев (1905 г.):

«…нельзя было налюбоваться на красоту этих коней: прямой, длинный, крутореберный стан на толстых и сухих ногах, шея, как тонкая лента, приподнималась высокой дугой и оканчивалась прекрасной головой с огненными глазами навыкате и с пышными ноздрями. Движение этих громадных коней было таким правильным, что топот их копыт представлял слуху какой-то размеренный такт, а на крестце рысака можно было поставить стакан воды и она не расплескалась бы: так спокойна была поза летящего рысака и одни только ноги быстро и правильно размеренным махом уносили рысака вперед».

А вот отрывок из очерка А.И. Куприна «Рыжие, гнедые, серые, вороные…»:

«… Посмотрите на чистопородного орловца. Что и говорить, писаный красавец! Рост огромный, сам серый в темных яблоках, голова — загляденье, глаз огненный, белый хвост до земли. Словом, картина, пряник! А как он бежит: шея круто собрана, передние ноги на ходу он выбрасывает круто вверх, чуть не до морды, да еще вышвыривает их от колен в бока. Восторг!»

До начала XX столетия работа с орловской породой велась в соответствии с теми задачами, которые намечались при ее создании, — улучшение резвостных показателей при сохранении типа и упряжных форм.

В конце XIX века в Северной Америке и Западной Европе широкое распространение получил беговой спорт. Коннозаводчики, разводившие беговых лошадей, перешли к селекционной работе по одному признаку — резвости. В этом деле наибольших успехов добились коневоды Америки, создавшие специализированную беговую лошадь. В силу жесткой селекции резвость американского рысака на стандартной дистанции в 1600 м быстрыми темпами улучшалась из поколения в поколение. В 1903 году в США на эту дистанцию были установлены рекорды мерином Мэджором Дилмером — 1 мин 59 с и кобылой Лу Диллон — 1 мин 58,5 с.

Началось быстрое проникновение американской беговой лошади, американского метода тренинга и испытаний, а также сбруи, упряжи и беговых экипажей во многие страны Западной Европы и в Россию. Крупному, с хорошими упряжными формами орловскому рысаку становилось все труднее конкурировать с резвой, хотя и более мелкой и легкой американской лошадью на беговой дорожке. Некоторые российские коннозаводчики пошли на скрещивание американского рысака с орловским, желая получить помесное потомство с лучшей резвостью. В таких условиях само существование орловской лошади было поставлено под угрозу.

В 1890 году орловский жеребец Вьюн, сын Удалого, прошел дистанцию в 3200 м за 4 мин 54,4 с, в 1894 году его полубрат по отцу Лель (Удалой — Ларочка) улучшил это время до 4 мин 46 с, а в начале XX века рекорд на эту дистанцию, показанный серым жеребцом Питомцем, был равен уже 4 мин 35,6 с. Прогрессировала резвость орловского рысака и на основной стандартной дистанции в 1600 м. В 80-х годах прошлого столетия рекорд резвости на ней еще не превышал 2 мин 20 с. Лучшее время впервые было показано в 1894 году жеребцами Милым — 2 мин 15,4 с и Лелем — 2 мин 16 с. В 1900 году жеребец Питомец преодолел 1600 м за 2 мин 14,2 с. Таким образом, в течение 10 лет рекорд резвости орловского рысака на различных дистанциях улучшился почти на 10 с — факт, указывавший на наличие в породе резерва резвостных качеств.

С 1907 по 1913 год на беговой дорожке Московского ипподрома выступал знаменитый орловский рысак серый жеребец Крепыш (Громадный — Кокетка, 1904). Он установил рекорды на дистанции 1600 м — 2 мин 08 с, 3200 м — 4 мин 25,7 с. Имя Крепыша не сходило со страниц газет, его тренировки и выступления подробным образом обсуждались. Крепыш был объявлен «Лошадью столетия».

В. В. Семенский. Крепыш.

Однако наступил день, когда «Серый Великан», как называли Крепыша восхищённые зрители, проиграл американскому рысаку по кличке Дженерал Эйч. Считалось, что этот проигрыш был подстроен американцами. С этого момента у Крепыша больше не было громких побед и поразительных рекордов, и вскоре он был вынужден завершить свою карьеру.

Беговая карьера Крепыша, феномена своего времени, доказала в очередной раз наличие огромного резвостного потенциала у орловского рысака. Всего за карьеру Крепыш установил 13 рекордов, стартовал 79 раз и 55 раз был первым. От Крепыша было получено мало потомков, поскольку «Лошадь столетия» пала в возрасте 15 лет в разгар гражданской войны. Линия Крепыша до наших дней не сохранилась. В царское время из всех рекордов Крепыша был побит только один: гнедая метиска по кличке Прости пробежала 1600 м за 2 минуты 8 секунд. Все остальные рекорды долгое время оставались непокорёнными.

Подробную историю жизни Крепыша Вы можете прочитать в этой статье.

2. Советский период

После 1917 года работу с породой стали вести по единому плану. Национализация помещичьих имений и конных заводов позволила положить конец бессистемному скрещиванию орловских рысаков с американскими. Появились условия для развития и совершенствования породы. Были разработаны планы племенной работы как в целом с породой, так и отдельно по конным заводам. Ведущим по работе с орловской породой вновь стал Хреновской конный завод. Здесь было выращено много элитных лошадей. Серый жеребец Улов от Ловчего и Удачной в 30-х годах с большим успехом выступал на Московском ипподроме и показывал результаты в беге: на 1600 м — 2 мин 02,2 с, на 3200 м — 4 мин 20,6 с. Из 55 выступлений в призах Улов был первым 31 раз и вторым — 16, выиграл ряд традиционных призов. Основной продолжатель линии Ловчего, дал около 300 голов приплода.

В 1938 году жеребец Пилот (Гиацинт — Пеночка 1932) повторил время Улова на дистанции 1600 м — 2.02,2. В 1939 году из 14 орловских рысаков, показавших резвость 2 минуты 10 секунд и быстрее на 1600 м, 8 лошадей были резвее Крепыша. В этом же году жеребец Вальс установил новый рекорд для четырёхлетних орловцев — 2 минуты 5,4 секунды. Вместе с увеличением резвости орловских рысаков повысился и средний рост в холке.

После Великой Отечественной Войны рост рекордов орловской породы продолжился. Новый рекорд для четырёхлетних орловцев установил серый, очень нарядный жеребец Морской Прибой (Посол — Мурашка 1944), пробежав 1600 м за 2 минуты 4,5 секунды. Этот рекорд держался 38 лет.

Особую славу среди орловских рысаков заслужил гнедой жеребец Квадрат (Пролив — Керамика 1946), признанный чемпионом породы по экстерьеру на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке (ВСХВ). Несмотря на то, что этот идеально красивый по экстерьеру орловский рысак не показал выдающейся резвости (его личный рекорд равнялся 2.08,1 на 1600 м), в четырёхлетнем возрасте он продемонстрировал исключительный бойцовский характер, благодаря которому сумел выиграть все главные призы для четырёхлетних рысаков, в том числе и в борьбе с лучшими метисами.

Б. В. Преображенский. Квадрат. Гнедой жеребец орловской рысистой породы, рожденный в 1946 году от Пролива и Керамики в 1-м Московском конном заводе.

История об удивительном стремлении Квадрата быть всегда первым стала легендой. Завершив свою карьеру, Квадрат был отправлен производителем в завод. От него было получено более 600 детей, причём не только от орловских кобыл, но и от других упряжных пород. Многие дети Квадрата получили от отца такой же идеально красивый экстерьер и были проданы за рубеж — в Европу и Азию. В породе орловских рысаков Квадрат также оставил след: его линия является ныне одной из основных. Великие заслуги Квадрата были отмечены ещё при жизни установкой двух бронзовых памятников — одного на Всесоюзной выставке достижений народного хозяйства, другого — на территории Московского конного завода.

Жеребец Пион, рожденный в 1966 г. в Дубровском конном заводе, рекордист на дистанциях 1600 и 3200 м, выдающийся производитель

Свой удивительно красивый и резвый бег Пион демонстрировал и на зарубежных ипподромах Берлина и Хельсинки. В заводе Пион оказался не менее удачлив, чем на дорожке ипподрома, оставив огромное количество потомков. Благодаря могучему наследственному потенциалу этого жеребца, вскоре вся порода оказалась «пропитанной» его кровью. Многие потомки Пиона унаследовали и его резвостные качества: из них 124 орловских рысака класса 2.10 и шестнадцать — класса 2.05.

Среди внуков Пиона особо стоит отметить жеребцов Кипра и Ковбоя . В арсенале Кипра (Помпей — Крутизна, 1982 г.р.) приз Дерби-86 (2.03,5 — рекорд орловских рысаков), приз Барса-86, 11 традиционных призов и 14 рекордов.

Тёмно-рыжий орловец Ковбой (Блокпост — Крутизна, 1984 г.р.) стал «героем нашего времени», побив семь рекордов, в том числе абсолютный рекорд резвости для рысаков всех пород страны — 1.57,2 на 1600 м, установленный 3 августа 1991 года в Кубке России.

Будучи родными братьями по матери и двоюродными по отцу, жеребцы Кипр и Ковбой снова напомнили о том огромном потенциале, который содержится в орловской породе и до сих пор полностью не раскрыт.

3. После распада Советского Союза

После распада СССР и тяжелых 90-х годов, когда лошади на разоренных конных заводах поголовно умирали от голода либо отвозились на бойню, орловская рысистая порода была на грани исчезновения. Однако к концу 90-х годов нашлись неравнодушные люди, специалисты и любители, которые занялись популяризацией и восстановлением численности орловских рысаков. Благодаря этим усилиям наметился медленный рост численности орловских рысаков, но всё же для спасения породы от гибели нужно предпринимать ещё немало усилий в течение многих лет.

На сегодняшний день выделяют восемь основных линий породы орловский рысак, из которых линия Пиона признается ведущей как по количеству производителей, так и по экстерьерному и резвостному качеству потомства.

Ведущими конными заводами по разведению орловской породы являются Хреновский, Чесменский, Московский, Пермский, Алтайский и Дубровский (Украина) конные заводы, а также несколько частных конных заводов.

Поскольку орловские рысаки в общей массе сегодня уступают в резвости русским и американским рысакам, для них проводятся закрытые призы. Среди них основные — «Приз Барса», «Приз Пиона», «Приз Морского Прибоя», «Приз Отклика», «Приз Парижа», приз в честь Французской рысистой ассоциации, «Приз Франции» и др.

admin