Наполеон кличка коня

Последняя бука буква «о»

Ответ на вопрос «Любимый конь Наполеона Бонапарта «, 7 букв:
маренго

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова маренго

Чёрный цвет с серым отливом

Черный с серым отливом

Селение в Италии, юго-западнее Алессандрии

Золотая монета в Савойе

Цвет «перец с солью»

Определение слова маренго в словарях

Википедия Значение слова в словаре Википедия
Округ Маренго располагается в штате Алабама , США . Официально образован в 1818 году . По состоянию на 2010 год , численность населения составляла 21 027 человек.

Примеры употребления слова маренго в литературе.

Какой блестящий жребий — следовать за человеком, совмещающим в лице своем Ганнибала, Цезаря и Карла Великого, быть народом того, кто, что ни день, дарует вам благую весть успехов в ратном деле, пробуждает вас залпами пушки Дома инвалидов, бросает в пучину вечности чудесные, неугасимым пламенем горящие слова: Маренго, Арколь, Аустерлиц, Иена, Ваграм!

Немногим более чем через полгода после переворота 18 брюмера Наполеон одержал решительную победу над австрийцами при Маренго, в Италии.

На френче цвета маренго Гурского и на буклированном с искрой пиджаке Остермана одинаково мерцали кровавым рубином ордена Красного Знамени.

В центральном универмаге Жуковки Крутов купил себе рубашку цвета маренго с короткими рукавами, джинсы, плавки, носки и кроссовки, тут же переоделся в парке, за кустами, а выданные в милиции обноски свернул и положил на скамеечку — для бомжей или тех, кто нуждался даже в таких вещах.

Некоторые говорили, что сама полиция состряпала это дело, чтобы найти документы, которые доказали бы сообщничество Клемана де Ри с Пишегрю и другими заговорщиками, готовившимися во времена Маренго сменить Бонапарта, если он потерпит поражение.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Царствование Николая Павловича, конец 1840-х гг. Летний парк в Царском Селе, где располагались так называемые Пенсионерные конюшни для отслуживших свой век царский строевых лошадей.

На лужайке щиплет травку седой жеребец, принадлежавший еще Александру I . Конь давно стал живой реликвией.

На этом коне русский император въехал в побежденный Париж в 1814 году, более 30 лет назад. Конь пережил своего наездника минимум лет на 20.

Эту лошадь своими глазами видела г-жа Салтыкова А.П. (дочь ген.-лейт. Витовтова) в период между Венгерским восстанием 1848 и Крымской войной (Рус.архив № 124).

Возможно, это был любимый конь Александра – Марс. Обычно считается, что в Париж царь въехал на коне по кличке Эклипс, которого подарил Александру Наполеон в Тильзите в 1807 г., после подписания не слишком почетного для России мира. По другой версии, жеребца подарил посол Франции Коленкур в 1808. Понятно, что в том и другом случае, царю дарили не жеребенка, а взрослого и хорошо выезженного коня.

Таким образом, возраст Эклипса (если Салтыкова видела именно его) в 1845 г., по примерным подсчетам, не меньше 40 лет. Это очень много для лошадей, продолжительность жизни которых – 25-30 лет.

Хотя в идеале лошадь способна прожить до 40 лет, если защищать ее от эпидемий, вовремя лечить и исключить ее хозяйственное использование. Однако для коня продолжительность жизни от 40 лет и выше – все равно что для человека прожить 120 лет. Такие случаи единичны (исключая ветеранов Отечественной войны – это особый случай).

Опять рекорд долгожительства, достойный книги рекордов Гиннеса или какая-то ошибка?

Кстати:

«До сих пор в Царском Селе под Петербургом сохранилось кладбище домашних животных, в разное время принадлежавших разным представителям дома Романовых.

Его история началась после похорон императора Александра I. В печальной церемонии в Петербурге участвовали две лошади почтенного возраста: кобыла Аталанта и мерин Толстой Орловской. И та, и другой участвовали в войнах с Наполеоном и тем самым заслужили императорскую пенсию. После завершения церемонии восемь лошадей «Собственного седла императора Александра Павловича» по распоряжению нового царя отправили в Царское Село, где Николай I приказал построить Пенсионерные конюшни и заложить специальное кладбище. С того момента там стали хоронить особо заслуженных лошадей. В итоге к 1917 году насчитывалось свыше 120 захоронений».

http :// www . russkiymir . ru / media / magazines / article /99232/

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ

«В Царском Селе было истинное раздолье гулять. С утра, взяв с собой легкую закуску и книги, мы отправлялись с гувернанткой в парк и оставались там чуть не до обеда. /…/ Как красив был павильон в деревенском вкусе, на берегу пруда, где плавали, гордо скользя по воде, черные лебеди. Построен был этот павильон в память так рано скошенной смертью великой княжны Александры Николаевны. /…/ Тревожно разгуливал тогда еще на зеленом лугу, обнесенном изгородью, белый, как лунь, исторический конь, на котором император Александр I победоносно въезжал в столицу мира.»

Кроме кошек, Наполеон Бонапарт боялся белых лошадей. Скакуны такого цвета отсутствовали в его конюшнях, а все картины, на которых Наполеон изображен сидящим на белом коне — чистый вымысел авторов.
посмотреть вымыслы

Опровержение в комментариях

А это кто тогда?

Чучело Визиря, любимого коня Наполеона. Музей Армии, Париж. Своими глазами видел (фото не мое).

Алхимик, а белых лошадей и не бывает, только если альбиносы. Все остальные считаются серыми

Пишут, что у Наполеона был белоснежный конь Бижу. А Маренго и Визирь правда светло-серые.
horseworld.ru/modules/AMS/article.php?storyid=5.
Тем не менее, спасибо за топик, почитала про лошадей Наполеона ))

А про кошек вроде бы правда, но источники кривые.
Нашла такое: Еше один великий человек, который всю жизнь боялся котов. Да-да, Бонапарт, которого боялась вся Европа, сам боялся котов. Непонятно, почему он их боялся, но известно, что один вид кошки, кота или котенка приводили его в манический ужас. Интересно, что Юлий Цезарь, Гитлер и Муссолини тоже боялись котов и кошек. Врачи также затрудняются ответить, почему так.
xage.ru/izvestnyie-lyudi-i-ih-fobii/

Алхимик, ну, во-первых, белых лошадей, как уже сказали, в природе практически не встречается (за исключением крайне редких случаев альбинизма, которые можно не рассматривать). То, что в народе называют белой лошадью, на самом деле — светло-серая масть. А во-вторых, эта «боязнь Наполеона» — такой же миф, как и как и его маленький рост.
Чучело Визиря вам уже продемонстрировали.
А вот Маренго собственной персоной:
ТЫК
Не в честь ткани названный, а в честь сражения при Маренго. И его-то как раз Давид писал с натуры (в отличие от всадника, вместо которого позировал сын художника).

Извините, я опять не могу пройти мимо поста с лошадьми)) за исключением крайне редких случаев альбинизма — у лошадей не бывает альбинизма, плод с таким набором генов «выкидывается» как нежизнеспособный на ранних сроках. Есть две «белых» масти — серая (жеребенок рождается любой из основных мастей* и с возрастом становится светлее) и более редкая изабелловая, фото искать в интернетах.

* Основные масти — гнедая, рыжая и вороная.

Интересно читать все сообщения участников темы.

А я о лошадях Наполеона.

Наполеон был неутомимым всадником, передвигался всегда вверхом, не признавая коляски, за редким исключением. В 10 городах Франции содержались личные Императорские конюшни.

Наряду с непревзойденными рекордистами дорожек ипподромов, великими производителями и непобедимыми чемпионами в спорте в анналы истории вписаны и клички лошадей, которым выпала честь носить на себе выдающихся людей. Озаренные блеском славы своих хозяев, они зачастую обретают в ее лучах бессмертие.
…Скелет любимого жеребца Наполеона Маренго выставлен в Лондонском национальном музее армии, чучело Визиря, сопровождавшего императора в битве при Эйлау и в походе в Россию, хранится в музее Великой армии в Париже, а клички многих других лошадей Бонапарта известны благодаря скрупулезным записям его шталмейстеров и биографов.

Нелегко быть конем Бонапарта…

Наполеон предпочитал под седло арабских жеребцов. Большинство его лошадей были серой масти, однако стояли в конюшнях Наполеона и гнедые, и рыжие, и прочие.
. Наполеон отличался удивительной выносливостью: довольно часто ему приходилось проезжать по 20–30 километров, случалось делать в течение дня, меняя лошадей, и стокилометровые марши. К подобным «развлечениям» император относился как к чему-то само собой разумеющемуся.

Их было почти шесть тысяч – лошадей, служивших Наполеону в течение его жизни: возивших его самого, его ближайших слуг, его кареты и повозки.
В 1804 году, одновременно с созданием самой Империи, на базе конюшен первого консула были образованы Императорские конюшни.

Регистр Императорских конюшен сохранил для нас данные о множестве лошадей Наполеона: здесь можно найти их клички, возраст, пол, масть, рост, каждой присвоен номер, зафиксирована дата поступления. Здесь есть серый в яблоках араб Сириус, бывший под Наполеоном при Аустерлице; Стирия, на котором он пересек заснеженный перевал Сен-Бернар в Альпах и участвовал в сражении при Маренго; подаренный русским императором Александром Таурис, на котором Наполеон был при Бородине и въезжал в Москву; Ваграм, последовавший за Бонапартом на Эльбу…
Кстати, последний известен также под именами Инженю и Мой Кузен. Этот вороной жеребец был подарен Наполеону австрийским императором и, похоже, быстро нашел общий язык с новым хозяином. При появлении Наполеона в конюшне Ваграм начинал ржать и бить копытами, в нетерпении ожидая угощения. Наполеон давал ему кусочек сахара, гладил и приговаривал: «Вот ты, Мой Кузен». Маршалы Наполеона обижались: «Мой кузен» – так император обращался к ним в письмах. Кличку Ваграм жеребец получил после знаменитого сражения при Ваграме 6 июля 1809 года.

Если Наполеон – значит, на Маренго?

Надо сказать, Наполеон любил придумывать новые клички своим лошадям, что вызвало впоследствии некоторую путаницу у историков. К примеру, считалось, что на остров Святой Елены экс-императора сопровождал его любимый арабский жеребец Шейх. Однако современные исследования опровергают эту версию. Прежде всего, в 1815 году коню было уже девятнадцать лет, вряд ли он вынес бы путешествие по морю длиной в шесть тысяч верст до затерянного в Атлантике острова. Во всяком случае, одной любви Наполеона для этого было явно недостаточно. Согласно английским источникам, на острове Святой Елены у Наполеона была лошадь, которую он звал Шейхом, но на самом деле этого коня звали Кинг Джордж, и принадлежал он дочери губернатора острова Чарльза Сомерсета. Кинг Джордж был маленького роста, но и на него больной и располневший Наполеон едва мог забраться с помощью слуг. Очевидно, в приступе ностальгии Наполеон переименовал Кинг Джорджа, купленного им у лорда Сомерсета, в Шейха. В мае 1821 года Шейх-Кинг Джордж вез тело Наполеона к месту погребения…

Похожая история связана с Визирем, серым в гречку арабским жеребцом, подаренным Наполеону турецким султаном. Визирь участвовал в битве при Эйлау и сопровождал императора в походе на Россию. По воспоминаниям барона Гурго, жившего на острове Святой Елены, Визирь отправился вместе с хозяином в изгнание, однако скорее всего этот боевой спутник Наполеона пал в 1826 году во Франции.
Кроме того, у Наполеона было два Туркмена (один из них в 1809 году был переведен в ведомство внутренних дел, а второй отправился в 1812 году вместе с Наполеоном в Россию) и два Френгана (один пал в 1814 году, а другой был с Наполеоном на острове Святой Елены).

Одна из самых знаменитых лошадей Наполеона – светло-серый (по словам приближенных, «по цвету похожий на сюртук Наполеона») араб Маренго. Этот жеребец принимал участие в сражениях при Аустерлице (1805), Йене (1806) и Ваграме (1809). В сражении при Ватерлоо император ездил на нем с семи до десяти часов вечера. Потом раненного в ногу коня оставили на ферме Кайю. Маренго был захвачен английским офицером Ангерстейном из свиты герцога Веллингтона и в качестве ценного трофея увезен в Англию, где жил при замке Глиссенбург. Пал он в 1832 году в возрасте почти тридцати восьми (!) лет.
Уже упоминавшийся ранее английский историк Джилл Хэмильтон посвятил Маренго целую книгу. По его мнению, история этого жеребца больше похожа на миф, ведь Маренго фигурирует во всех наиболее известных походах Наполеона, начиная со второй Итальянской кампании и заканчивая Ватерлоо. Не скрываются ли под этой кличкой несколько разных лошадей?

Епископ и компания

«Лошади – предатели!» – вполне мог воскликнуть гусарский майор Канувилль, любовник одной из трех сестер Наполеона, Полины. Еще бы, совершенно неожиданно его конь стал причиной императорского гнева: как-то раз во время парада в Париже жеребцы Наполеона и Канувилля столкнулись крупами – видимо, майор «не справился с управлением». Наполеон был взбешен и закричал: «Ваша лошадь слишком молода, а ее кровь слишком горяча. Я отправлю вас охладить ее!» Через двадцать дней незадачливый гусар уже был на фронте в Испании.
«Подстрекателем» с императорской стороны в этой истории стал серый арабский жеребец Али, один из любимцев Наполеона. Прежде чем попасть под седло первого консула, Али служил египетскому правителю Али-Бею. Он был захвачен солдатом 18-го драгунского полка в сражении у Пирамид 20 июля 1798 года. Затем жеребца вновь отбили мамелюки, а через некоторое время он вновь попал к французам. Потом Али возил генерала Мену, который доставил жеребца в Европу и подарил его Наполеону. На Али Наполеон был в сражениях при Маренго, Эслинге и Ваграме; он даже упомянул коня в своем «Мемориале Святой Елены».

Прямо-таки анекдотическая история связана с еще одним конем Наполеона. Дело было в Венгрии. Бонапарт готовился сесть на лошадь, которую держал под уздцы первый конюх Жарден, когда заметил приближение какой-то группы людей. Он спросил у слуги: «Это кто, епископ?» Слуга же подумал, что император спрашивает у него кличку лошади, и ответил: «Нет, сир, это Солиман». Теперь не понял ответа Наполеон, уже явно видевший, что приближается городской епископ: «А я говорю, что это епископ!» – раздраженно сказал он. Испуганный конюх не посмел спорить с императором и покорно заверил его: «Конечно же, сир, это именно он». После Наполеон каждый раз долго смеялся, вспоминая про коня, который неожиданным образом вдруг стал Епископом.

Побывал в императорских конюшнях и английский чистокровный Геродот. Первым хозяином этого весьма ценного жеребца был немец барон фон Плесс, но в 1806 году после захвата Мекленбурга наполеоновскими войсками жеребец был вывезен в качестве трофея во Францию. В императорских конюшнях ему дали кличку Нерон; под седлом Наполеона он участвовал в кровопролитном сражении при Эйлау и походе на Россию. Во время пожара в Москве коню попала в глаз искра, и он частично потерял зрение. Самое удивительное, что жеребец в конце концов вернулся к своему прежнему хозяину. Во время оккупации Франции в 1814–1815 годах прусский фельдмаршал Блюхер, личный друг барона фон Плесса, попытался разыскать коня. Однако Геродот случайно нашелся только в 1818 году в Марселе – еще чуть-чуть, и его отправили бы в Северную Африку…

Un autre, Tauris, fut chevauche par l’Empereur pour son entree a Moscou le 14 septembre 1812. C’etait un gris pommele qu’il avait fait acheter en Russie quelques jours auparavant pour 1260 F, et qu’il montait encore lors du passage de la Beresina, fin novembre suivant. Encore que l’Empereur ait regagne la France a la suite de la retraite de Russie, d’abord en traineau, puis en berline, Tauris rejoignit la France puisque ce fut lui qui fut monte de Golfe-Juan a Paris, lors du » Vol de l’Aigle «, en mars 1815

Среди знаменитых лошадей Наполеона был, в том числе, и Tаурис, на котором Император вьехал в Москву 14 сентября 1812 года. Это был серый в яблоках, которого Император купил в России за несколько дней до этого за 1260 франков (по российским источникам конь был подарен императором Александром за несколько дней до вступления в Москву Наполеона, но Наполеон пожелал заплатить за него. Сумма указывается несколько меньшая). Лошадь была предназначена для парадного въезда Наполеона в Москву. На Таурисе Наполеон совершил отступление до Березины в конце следующего ноября. Таурис также сопровождал его во Франции и был той верной лошадью, на которой Наполеон совершил свой последний «полет Орла», собирая армию, по дороге из Гольф-Жуан (Golfe¬Juan) в Париж в марте 1815 года.

Napoleon Bonaparte et ses chevaux

с портретами некоторых лошадей Наполеона

Да, добавлю-Император Наполеон Бонапарт ездил только на конях. Лошади и мерины по этикету были недопустимы для Императорского личного выезда. По правилам-конь должен был соответствовать его императскому величию. Впрочем такой этикет был принят не только во Франции.

И два слова по поводу Березины. Слово «beresina» -«березина» прочно вошло во французский язык, как и «бистро», став синонимом полного провала. К примеру, увольнение с работы или разнос на работе- beresina.

Меню пользователя Траута
Посмотреть профиль
Найти еще сообщения от Траута

22.05.2011, 09:47 Последний раз редактировалось Траута; 22.05.2011 в 14:16 ..

Balou, Palouma, Hvala et Franska
Четыре знаменитых медведя : Балу, Палума, Хвала и Франшка.

В начале 20 века во Франции был убит последний медведь, и с тех пор представители семейства медвежьих на территории страны больше не появлялись.
В 2006 году Франция купила трех медведиц и одного медведя в Словении, и в апреле-мае–июне косолапых выпустили на волю в Пиренеях.

Один из четырех первых переселенцев

Эта история вызвала огромный общественный резонанс. Были противники и сторонники расселения медведей во Франции. Переселение медведей активно обсуждалось в прессе и на телевидении, за их появлением и перемещениями внимательно и с любопытством следила вся страна.
Кто-то из сенаторов весело заявил, что словенские медведи-это пример выборочной миграции проекта Саркози (в то время широко обсуждаемого во Франции).

Palouma s?est peu deplacee depuis son lacher a Burgalays le 25 avril 2006. Elle sejourne entre le Luchonnais et le massif du Burat.
Franska, lachee a Bagneres de Bigorre le 28 avril 2006, s?est deplacee davantage : entre les vallees d?Argeles-Gazost, la vallee d?Aure la vallee de Tena en Aragon, puis vers l?Ouest, a la limite des Hautes-Pyrenees et des Pyrenees Atlantiques.
Hvala, lachee a Arbas le 16 mai, s?est installee entre le Val d?Aran, Fos et Melles.
Balou : Lache le 2 juin a Arbas.

Балу было 4 года, он весил 88 кг и его крестными были G. Depardieu и F. Ardant.
Хвале было 5 лет, весила 100 кг, её крестные — Sanseverino и Carla Bruni.

На всех медведях были ошейники-радиопередатчики. Но Балу исчез из поля зрения наблюдателей 3 июня, на следующий день после приезда во Францию.
И в июне 2006 года вся Франция с замиранием следила за судьбой единственного самца группы — Балу, который пропал на три недели и не подавал никаких признаков жизни. Министр экологии Nelly Olin даже высказывала опасения, что он мог быть преступно убит. Наконец Балу был обнаружен в 61 км севернее Пиренеев, благодаря заработавшему ошейнику-радиопередатчику. Он шел по направлению к Парижу, удаляясь от своих подруг. Балу был пойман и переведен на прежнее место. С тех пор он хорошо себя чувствует и не делает попыток сбежать.
Но эти дни неизвестности воспринимались многими печально, все переживали, многие поругивали охотников. Когда Балу был обнаружен, воцарилось праздничное настроение. Шутники окрестили его Наполеоном, прошедшим маршем на Париж.

В октябре 2006 года из Словении привезли ещё одну медведицу Sarousse-Сарусс.

Les oursons de Hvala
Bienvenue a Pollen et Bambou !

В апреле 2007 года медведица Хвала родила двух медвежат. По интернету было предложено 13000 вариантов имен для малышей. Победителями оказались имена — Pollen и Bambou. Это рождение медвежат, в первый год появлении Хвалы в Пиренеях, было прекрасной новостью и дополнительным доказательством хорошей адаптации медведей в Пиренеях.

Видеоролик медведицы с медвежатами.

В прессе шутливо выясняли, кто папа медвежат.

Сейчас в Пиренеях живет 19 медведей. Одного из них зовут Medved.

24.05.2011, 09:25

Меню пользователя Teilloise
Посмотреть профиль
Найти еще сообщения от Teilloise

24.05.2011, 12:24

30.05.2011, 09:41

Teilloise, так сама тема любопытная, и рассказы всех участников интересны, затрагивают совершенно разные пласты истории и общественной жизни Франции.
Ответ с цитатой
Меню пользователя Clisson
Посмотреть профиль
Посетить домашнюю страницу Clisson
Найти еще сообщения от Clisson

30.05.2011, 11:20

«Монстр Из Питомника Шастеля?

Эта история началась в июне 1764 г. Район Жеводан, что на юго-востоке Франции, подвергся невиданному доселе террору со стороны неизвестного животного.

Первой эту страшную весть принесла женщина. Она со своим сынишкой пошла в поле, чтобы подоить свою корову, которая паслась в общем стаде. Дойка не состоялась, а женщина прибежала в свою деревушку до смерти перепуганной. По ее словам, на стадо напал волк размером с крупного теленка. Крестьяне бросились в поле и обнаружили коров и пастуха в полном здравии. Женщину осмеяли так, что она долго не выходила из дома.
Но скоро честное имя крестьянки было восстановлено. Сначала из деревни пропала 7-летняя девочка. В июле месяце в лесу было обнаружено ее истерзанное тело. Потом стали находить останки других детей и девочек-подростков. Народ охватили паника и ужас.

Деревянная скульптура, изображающая зверя из Жеводана

В конце 1764 г. в парижской прессе появились статьи с описанием «чудовища из Жеводана». Оно было «много крупнее волка, его передние лапы значительно короче задних, вооружен длинными когтями, шерсть рыжеватая, голова крупная, морда удлиненная, уши торчащие, на спине черные полосы». К статье прилагались соответствующие рисунки-страшилки.
Прознав о таком звере, жители Жеводана пришли к выводу, что имеют дело с волком-оборотнем, и бросились организовывать отряды вооруженных истребителей. За короткий срок они уничтожили более полутора сотен волков. Но дети не переставали пропадать, а их останки продолжали находить в лесу. А слухи о том, что волк-оборотень неуязвим для пуль, только усилили панику.
Чтобы описать ужас, охвативший жителей региона, достаточно сказать, что в 1766 г. уже при возникновении слухов о появлении вблизи деревни волка-людоеда все ее жители тут же покидали ее.
Наконец в июне 1767 г., благодаря щедрости и активности маркиза д’Апшера, который объявил крупную награду за волка-людоеда, была организована большая облава. На нее пригласили профессиональных охотников со всей страны и даже из Италии. Были приготовлены сотни капканов и отравленное мясо. Охотники разделились на группы по 3–5 человек и отправились в лес. Облава продолжалась до 17 июля, когда объявили о ее победном завершении. Героем стал охотник Жан Шастель, который и подстрелил зверя.
В газетах писали, что Шастель стрелял в волка серебряной пулей, но, скорее всего, это была «утка». Также сообщалось, что в желудке у людоеда нашли часть ключицы ребенка.
Всего на счету у волка числилось от 60 до 100 человеческих жертв.
Смердящую тушу волка возили по округе более 2 недель и показывали крестьянам, чтобы прекратить их бегство из здешних мест и остановить панику.
С тех пор дискуссии о хищнике-людоеде возникали и затихали. А в 90-х гг. XX в. английский зоолог Майкл Мёргер, долгое время изучавший эту тему, выдвинул предположение, что это животное могло быть гибридом волка с пантерой или пантеры с гиеной и т. д. (что возможно сделать только в современной лаборатории).
К его мнению с любопытством прислушивались французские коллеги, но затем Мёргер «оскорбил» всех французов разом, объявив жеводанское чудовище вымыслом фольклористов, которые наградили обычного волка сверхъестественными размерами и кровожадностью сказочного вампира. Тогда французские ученые решили отстоять честь мундира и подняли документы имеющихся в стране архивов. И летом 1997 г. вездесущие журналисты переправили через Ла-Манш сенсационную новость: «Шкура чудовища, убитого Шастелем, обнаружена в коллекции парижского национального музея истории и природы».
Но пыл ученых поубавил таксидермист музея (специалист по набивке чучел), который пояснил общественности, что чучело жеводанского чудовища находилось в этом музее в период с 1766 по 1819 г., а затем бесследно исчезло. А сейчас ученые нашли не чучело, а документы с его описанием, которые подтверждают его нахождение в музее в определенный период времени.
Согласно этим описаниям, чудовище было похоже на полосатую гиену очень крупных размеров. Возможно, это животное было гибридом. Именно к такому решению пришли зоологи и исследователи на основании документальных свидетельских показаний. Но самое интересное раскопали писатель Поррат и натуралист Манатори.
Оказалось, что сын Жана Шастеля, охотника, который подстрелил людоеда, Антуан, жил отшельником в лесах у горы Муше. Почему в лесу и отшельником? Да потому, что он был страстным естествоиспытателем и содержал там зверинец, о котором мало кто знал. Среди животных, которые в нем находились, были леопарды, гиены, пантеры. Естественно, что возникает подозрение: не мог ли Антуан сам натравливать или натаскивать кого-то из своих «питомцев» на детей?
Далее. Район Жеводан тогда считался пристанищем протестантов, при том, что остальная часть Франции была католической. Проверка архивных документов показала, что все жертвы чудовища были католиками. А отец и сын Шастели были протестантами. Это, вероятно, еще ничего не доказывало, но наводило на подозрения. Однако нашлись и другие весьма любопытные совпадения. Прежде всего, свидетели «победного» выстрела, произведенного Жаном Шастелем в чудовище, рассказывали (их показания приводились в прессе), что когда они повстречали зверя-людоеда, то он, увидев Шастеля, замер и, не отрываясь, смотрел в глаза охотнику. Вполне возможно, что животное узнало Шастеля. Жан жил в Жеводане, мог навещать сына (а может, и подолгу гостить у него), ухаживать за животными в питомнике и т. д.
Зная патологическую алчность местных жителей, можно предположить, что Шастели специально задумали такую страшную интригу с целью дождаться, пока кто-либо не объявит награду за убийство монстра. Награду и немалую объявил маркиз д’Апшер. И она стала достоянием Жана Шастеля.
Но самое подозрительное событие произошло в 1765 г., когда Антуан Шастель серьезно повздорил с солдатами короля Людовика XV.
Солдаты хотели переночевать в его доме и закупить у него провианта. Голодные солдаты попытались «экспроприировать» продовольствие. Но прижимистый Шастель оказал солдатам короля серьезное сопротивление. За такое свинское отношение к своим солдатам Луи XV приговорил Антуана к 3 месяцам тюрьмы. Так, с марта по июнь 1765 г. Антуан сидел на строгой диете в местной тюрьме Сог. Любопытно, что как раз в этот промежуток времени в Жеводане не было зафиксировано ни единого случая пропажи людей. Опять совпадение?
Вполне возможно, что чудовищем-людоедом был один из питомцев зверинца Антуана. Но есть и другое предположение. Кое-кто считает, что Антуан Шастель был серийным убийцей, а может, и педофилом. Именно он похищал детей (подавляющее большинство истерзанных детей – девочки), а затем скармливал их своим зверям. Но затем о наклонностях своего сына узнал Жан Шастель и «перевел стрелки» на одно из животных из зверинца своего сына.
Однако все выдвигаемые варианты остаются и, вероятно, останутся только предположениями, и мы никогда не узнаем правду о жеводанском чудовище.»(с)

После разгрома войск Наполеона Бонапарта лошадь до 1831 года жила на английской ферме.

В одном из фермерских домов английского графства Сомерсет нашли копыто арабского скакуна по кличке Маренго, принадлежавшего французскому императору Наполеону Бонапарту, сообщает The Times.

Издание отмечает, что копыто коня императора нашли спустя 202 года с момента поражения Наполеона в битве при Ватерлоо. Оно лежало в полиэтиленовом пакете в ящике шкафа в доме, принадлежащем состоятельной английской семье, которая приобрела жеребца после разгрома войск Бонапарта при Ватерлоо в июне 1815 года.

Потерпевший поражение Наполеон был отправлен на остров Святой Елены в Атлантическом океане, а его лошадь в качестве военного трофея попала в Великобританию, где ее владельцем стал британский офицер Вильям Ангерстейн.

Маренго содержался на ферме до смерти в 1831 году. На тот момент лошади было 38 лет. Из копыт Маренго Ангерстейн сделал две коробочки для нюхательного табака, которые демонстрировал гостям после званых ужинов.

Позже одну из коробочек с памятной гравировкой он презентовал бригаде гвардейцев Сент-Джеймского дворца в Лондоне. Вторая табакерка осталась в семье Ангерстейнов и долгое время считалась потерянной.

Найденное копыто было передано новым владельцем в дар лондонскому Музею дворцовой кавалерии. Издание отмечает, что подлинность найденного копыта подтвердили при помощи экспертизы ДНК.

Автор: Сергей Тепляков

Жизнь Наполеона, секреты его везения разгадывали толпы исследователей. Многие философы, психологи, писатели считали своим долгом дать собственное объяснение как невероятному взлету этого маленького человека, так и причинам его падения. Надо сказать, что самую неожиданную версию в разгадку одаренности Бонапарта и поводам к его падению внесли медики.

Еще в 1838 году появилась теория о том, что Наполеон был болен эпилепсией. В конце века ее развил итальянец Чезаре Ломброзо, создатель казавшегося многим солидным учения о том, что внешность человека позволяет определять как физические, так и психические его болезни (он же считал, что по лицу, глазам и форме черепа можно разглядеть преступника). Ломброзо в качестве доказательств указывал на малый рост Наполеона, глубокие глазные впадины, короткие ноги, сутуловатость и разные другие не менее убедительные факты. В России эту версию поддерживал Григорий Сегалин, издававший с 1925 по 1930 год в Свердловске журнал «Клинический архив гениальности и одаренности». Версия об эпилепсии живет и сейчас, причем в подтверждение приводятся обрывки разных воспоминаний, которые, однако, при тщательном рассмотрении оказываются не о том. Примеряли к Наполеону и более диковинные недуги. Всякие психические отклонения. Так, писали будто у него была гиппофобия (боязнь лошадей) и лейкофобия (страх белого цвета). То есть, реализуя себя, он вынужден был преодолевать свои фобии.

Да, у Наполеона были проблемы с лошадьми – он был неуверенный ездок. Из-за этого лошади для него проходили жесточайшую выучку: «их тренировали выдерживать, не шелохнувшись, самые различные мучения, удары хлыстом по голове и ушам, барабанный бой и стрельбу из пистолетов, размахивание флагами перед глазами; к их ногам бросали тяжелые предметы, иногда даже овцу или свинью…», – пишет Констан. При этом в мемуарах есть множество упоминаний о том, как Наполеон ездил верхом даже тогда, когда по генеральскому чину, а уж тем более императорскому сану вполне мог передвигаться в карете. Меневаль пишет, как в конце января 1802 года Наполеон, осматривая строительство канала на реке Урк, проехал верхом почти 90 километров. Кстати, он потратил на это пять часов, а значит, ехал примерно вдвое быстрее, чем обычно ездили на лошадях. В общем, даже если он когда-то боялся лошадей, то, видимо, имея большую практику, притерпелся к ним как к неизбежному злу.

Боялся ли он белого цвета? Те, кому эта версия нравится, утверждают, что именно из лейкофобии Наполеон предпочитал лошадей какой угодно масти, кроме белой. Однако в Милан после победы при Лоди Бонапарт въезжал на белом коне по кличке Бижу. Правда, потом найти белую лошадь под Наполеоном становится нелегко: при Аустерлице Наполеон был на Сириусе – серый в яблоках арабский скакун, при Эйлау – на сером в гречку (в крапину) Визире, при Ватерлоо на светло-сером жеребце Маренго. Но предпочтение серых лошадей объясняется просто и не медицински: Маренго, Визирь, Ваграм и еще десятки тех лошадей, которые готовились для императора под седло, были арабскими скакунами. Император выбирал не масть, а породу. Арабские скакуны были на тот момент лучшими лошадьми – жеребец Копенгаген, на котором с 1812 года ездил Артур Уэллсли (будущий герцог Веллингтон), тоже в ближайших предках имел арабов и был серой масти – одной из самых распространенных у этой породы лошадей. Впрочем, все эти версии меркнут перед предположением о том, что Наполеон к концу жизни стал женщиной! Американский врач-эндокринолог Роберт Гринблат доказывает, что Наполеон погиб от болезни Золлингера-Эллисона, которая вызывается гормональными нарушениями. Однако аргументация Гринблата не слишком убедительна: он пишет, например, что с 1810 года нет ни одного достоверного подтверждения того, что Наполеон имел сексуальные контакты.

Злопыхатели пишут, будто Наполеона не миновал сифилис, указывая на чесотку, донимавшую его под Тулоном, как на один из признаков. (Однако Маршан и Меневаль приводят иное объяснение Наполеона: «Рядом со мной упал убитый артиллерист; я схватил его банник, чтобы стрельба из моего орудия не приостанавливалась, но заодно заразился от артиллериста чесоткой»). Еще одно указание на любовную болезнь есть у Андре Кастелло в биографии «Сын Наполеона»: ссылаясь на отчет прусского генерала Вальдбурга-Трушесса, сопровождавшего Наполеона на остров Эльба, Кастелло пишет, что император лечил себя от «любовной болезни» сам, прямо в карете, на глазах у вынужденных попутчиков. (Напомню, что тогдашние препараты надо было втирать в кожу). Врач императора пояснил Вальдбург-Трушессу, что заразился Наполеон еще зимой 1813 года в Париже. Кастелло будто бы и сомневается, но тут же указывает, что наличие «любовной болезни» отлично объясняет, почему Наполеон в первые дни апреля 1814 года не призвал к себе в Фонтенбло Марию-Луизу с сыном: «любовная болезнь» означала измену, которую пылкая эрцгерцогиня, безусловно, ему никогда бы не простила».

Многие биографы полагают, что, соединившись с семьей, Наполеон имел неплохие шансы на сохранение французского престола за своей династией: при воцарении Наполеона Второго регентшей становилась Мария-Луиза, что должно было устраивать императора Франца, ее отца. К тому же император Александр симпатий к Бурбонам не питал: он шел к Парижу, умываясь кровью и слезами, через Аустерлиц, Тильзит, Бородино, Москву и Лейпциг, в то время как они без особых хлопот и лишений просто ждали своего часа. Однако вместо того чтобы призвать Марию-Луизу к себе, Наполеон постоянно оставлял решение за ней, зная при этом, «что его жена сделана из воска». В конце концов момент был упущен, и если это и правда произошло потому, что Наполеон был болен стыдной болезнью и из-за этого опасался встретиться с Марией-Луизой, то именно это могло быть одной из веских причин потери им и империи, и жизни.

Наполеон обдумывает планы нового возвращения. Остров Святая Елена, 1816 год. Художник Уильям Квиллер

Между тем уже больше ста лет известен тот факт, что Наполеон на Святой Елене соблазнил жену графа Монтолона Альбину и от этой связи была рождена девочка, названная с довольно прозрачной конспирацией Жозефиной. Ги Бретон в романе «Наполеон и Мария-Луиза» пишет: «26 января 1818 года мадам де Монтолон произвела на свет девочку. Тотчас же все стали говорить, что у Орленка появилась сестра. По правде говоря, Альбина ничего не сделала, чтобы остановить пересуды. Напротив, когда ее посещали, чтобы полюбоваться очаровательной малюткой, она никогда не упускала случая с улыбкой произнести: «Она похожа на его величество, не так ли? Посмотрите, абсолютно его подбородок и его рука…». Впрочем, вряд ли есть большой смысл в приписывании Наполеону экзотических недугов, когда он и без них изначально был насквозь больным человеком, притом что ни от кого из великих до него и после жизнь не требовала столько здоровья?! Он не был здоровяком и даже не выглядел им. У него была несоразмерно большая голова. Дергалось правое плечо. Чесотка, полученная им еще под Тулоном, видимо, сопровождала Наполеона всю жизнь. Меневал пишет, что она стала причиной «чрезвычайной худобы Наполеона и его плохого внешнего вида во время кампаний в Италии и Египте».

В 1801 году по настоянию Ланна Наполеон обратился к доктору Корвизару. Хотя Корвизар и считается создателем первой во Франции (а может, и в Европе) кафедры внутренних болезней и основателем французской школы терапевтов, но лечил он пациента явно наугад: заявив, что причина – «избыток телесной жидкости, которую необходимо удалить из организма», ставил ему нарывные пластыри. Наполеон начал набирать вес (уже к 1804 году, по словам Меневаля, стал «сравнительно тучным»), да еще и чесотка, хоть и в облегченной форме, осталась! Маршан описывает следы расчесов на ногах у Наполеона, называя их «полосатые шрамы». Наполеон время от времени начинал «скрести ногтями эти шрамы, и его не смущало, если они начинали кровоточить: он считал, что это хорошо для здоровья как легкая форма кровопускания». (Возможно, из-за этого недолеченного дерматического заболевания у Наполеона была очень чувствительная кожа: Констан пишет, что новые шляпы приходилось не только подбивать мягкой подкладкой, но потом еще и разнашивать несколько дней. Шляпы разнашивал Констан, а другой слуга разнашивал для Наполеона туфли). Что было причиной приступов зуда и чрезвычайной чувствительности кожи Наполеона, так и не выяснилось. Надо признать, что Наполеон не вылечил болезнь, а просто притерпелся к ней, так и не узнав толком, чем болен. Впрочем, для тогдашнего состояния медицины это вполне объяснимо.

Маршан указывает, например, что многие годы император сильно потел во сне, и причины этого выяснены не были. Между тем обильная потливость – признак проблем с легкими, прежде всего неизвестного тогда туберкулеза. Она исчезла только на Святой Елене, что показательно: император резко сменил образ жизни – он больше не жил в палатке осенью и зимой, не ездил целыми днями на лошади под проливным дождем, он хорошо питался и жил по режиму, а туберкулез – одна из немногих болезней, лекарством от которой может быть размеренная жизнь и хорошая еда. К тому же Святая Елена (при всей неприязни к ней императора) это тропики, и до переезда в Лонгвуд император жил во вполне сносных условиях. К букету его болезней надо прибавить совсем не подобающие императору проблемы с мочеиспусканием: после сорока лет сходить «по-маленькому» было для него огромной проблемой. Датский доктор Арне Соеренсен в своей книге «Почки Наполеона» утверждает, что «с юного возраста Наполеон страдал хроническим сужением мочеиспускательного канала, хроническими инфекциями, а его нездоровый мочевой пузырь, заболевание почек и обструктивная нефропатия привели к развитию смертельных осложнений». Соеренсен имеет в виду, надо полагать, камни: в воспоминаниях Констана говорится, что в течение всей Бородинской битвы император «ощущал приступы, напоминавшие боли от прохождения камней в мочевом пузыре». Он же добавляет: «его часто донимало это заболевание».

К этому надо добавить проблемы с желудком. Их Наполеон создавал себе сам, в годы активной жизни сводя время приема пищи к минимуму. (Зная это, приглашенные на обед к императору дамы и господа на всякий случай предварительно обедали дома). «Привычка быстро есть иногда вызывала у его величества острые боли в желудке, которые почти всегда заканчивались приступом рвоты», – пишет Констан о своем господине, который, похоже, глотал пищу, не пережевывая, как чайка. Когда от проблем с пищеварением становилось совсем невмоготу, в ход шли «куриный бульон, цикорий или винный камень». Бульон в этот список попал явно за легкость в усвоении и питательность. Винный камень применялся в те времена как слабительное, а цикорий – для улучшения пищеварения (и для улучшения обмена веществ, хотя вряд ли этот термин был тогда широко известен – польский химик, биолог, антрополог и врач Енджей Снядецкий ввел его в оборот в своей книге «Теория органических веществ», публикация которой началась в 1804 году). Все говорит о том, что Наполеон брал себя на измор.

Известны его сказанные после Аустерлица слова: «Меня хватит еще на два-три года». Почти так и вышло. После сорока лет организм его начал сдавать в самые неподходящие моменты. Накануне Бородино он промок, простыл, наутро после битвы потерял голос и вынужден был «писать малоразборчивыми каракулями на клочках бумаги разнообразные приказы». На нескольких страницах «Войны и мира» Лев Толстой размышляет о том, насколько насморк помешал Наполеону выиграть битву.

Интересно, что и при Ватерлоо у Наполеона был насморк: есть версия, что причиной его была не простуда, а аллергия на цветущие летом полынь и лебеду. (Истощилось не только тело, но и дух. Выиграв битву при Дрездене, Наполеон вместо преследования деморализованных союзников «часами занимался только тем, что выводил большие буквы на листах белой бумаги»…)

Маршан пишет: «Во время пребывания на Эльбе император дважды страдал от приступов рвоты. Точно такой же приступ случился у него вскоре после нашего прибытия на остров Святой Елены». Маршан предполагал, что это были «первые симптомы болезни, которая унесла его от нас», намекая на общепринятую версию, по которой Наполеон умер от рака желудка. Во многих мемуарах говорится о предчувствии Наполеона, что его постигнет смерть его отца, умершего от рака, который называют «проклятие рода Бонапарт», «общей болезнью Бонапартов». Однако, приглядевшись, можно понять, что не такая уж она и общая, и не такое уж и проклятие. У Карло и Летиции Бонапарт было восемь детей. Из сестер от рака умерли Полина (1825) и Каролина (1839). А вот третья из сестер, Элиза, умерла (1820), заразившись гнилостной лихорадкой на раскопках, которые были одним из ее «хобби». Из братьев же рак взял только Наполеон. Остальные братья Бонапарт прожили о тем временам (да и по нынешним) долго и умерли от разных причин. Трое из восьми – можно ли считать при таких результатах рак проклятием рода и общей болезнью клана?

Известные исследователи эпохи Стен Форсхувуд и Бен Вейдер первыми выдвинули версию о смерти Наполеона от отравления мышьяком. Версия известна широко, поэтому расскажу кратко: исследовав на высокоточных приборах локоны волос Наполеона, Вейдер и Форсхувуд с удивлением увидели, что количество содержащегося в них мышьяка явно чрезмерно, и предположили, что кто-то долгое время давал императору яд в малых дозах. Но англичане к Наполеону доступа не имели, а все его окружение заведомо считалось людьми беззаветно преданными. Однако при ближайшем рассмотрении нашелся человек, которому в этом тесном кругу в общем-то нечего было делать, граф Шарль Монтолон, — с небезупречной репутацией, изгонявшийся из армии за кражу и вдруг оказавшийся в окружении императора после Ватерлоо. Именно он, полагают Вейдер и Форсхувуд, по заданию англичан медленно травил своего господина ядом. (Когда Альбина де Монтолон стала любовницей императора, у графа появились и личные счеты). Задача облегчалась тем, что Наполеон пил всегда одно и то же вино – александрийский мускат, специально для него привозившийся из виноградников поместья Большая Констанция неподалеку от Кейптауна. Если он угощал им кого-то, это сразу сказывалось на самочувствии человека. Вино имеет отголоски меда и лимона (в Европе его называли «горшок меда») – эти отголоски и топили вкус мышьяка.

Одна из особенностей мышьяка состоит в том, что отравляемый им человек набирает вес. Другая – мышьяк «консервирует» тело, а Наполеон, когда его гроб привезли в Париж для перезахоронения и открыли, лежал не тронутый тленом. И это в 1840 году, через 19 лет после смерти. Недавно версию этого подтвердил потомок графа Франсуа де Канде-Монтолон, предоставивший в доказательство 273 различных документа (письма и дневники), найденных им на чердаке дома Монтолонов. Примечательно, что настольной книгой графа была «История маркизы Бренвилье» – об известной отравительнице XVIII века, также использовавшей мышьяк. А в дневнике графа есть запись от 5 декабря 1820 года: «Ему осталось жить не более полугода». Ровно через шесть месяцев Наполеон умер. Да, будь Наполеон здоров, не было бы у него столь удивительной судьбы. Но среди множества его недугов, был такой, которого, возможно, и одного бы вполне хватило, чтобы привести Бонапарта к славе и отдать ему в руки всю Европу. Известно, что Наполеон никогда не чувствовал биения своего сердца. Маршан пишет: «Мы никогда не могли ощутить даже еле заметную пульсацию сердца в груди императора. Другая странность организма Наполеона заключалась в том, что его пульс равнялся всего лишь сорока ударам в минуту». Видимо, из-за медленного тока крови в венах Наполеон мерз быстрее других. «Почти круглый год в его апартаментах обязательно топился камин, так как он был очень чувствителен к холоду», – пишет Констан. (Из-за жары в спальне Наполеона Мария-Луиза предпочитала спать отдельно).

Наполеон «подогревал» себя, принимая ванны. Процедура была такова: после того как Наполеон забирался в наполненную ванну, слуги начинали подливать все более горячую воду, доводя температуру до нестерпимой обычному человеку. Наполеон подолгу нежился в такой воде. Узнав об этом, губернатор Святой Елены Гудсон Лоу сказал: «Я и представить себе не мог, что ему вздумается кипятить себя часами». Интересно, что мерз Наполеон только в мирной части своей жизни. В военных же походах ему все было нипочем. Египетский поход, в котором люди сходили с ума от жары, зимний переход через перевал Сьюдад-Родриго в Испании, морозное отступление из России – все это только взбадривало его. Низкий сердечный ритм – это брадикардия, вызванная невыявляемым и неизлечимым по тем временам дефектом сердечной мышцы. Указанный Маршаном пульс в 40 ударов в минуту показывает, что у Наполеона, скорее всего, были нарушения проводимости между предсердием и желудочками, которые в этом случае сокращаются в разном ритме. Один из симптомов брадикардии – чувство тревоги и желание принять незамедлительные меры для устранения этих явлений. Если бы Наполеон был бухгалтером, то его страхи и их последствия вряд ли представляли бы опасность для окружающих. Но в том-то и проблема, что у Наполеона были сотни тысяч человек под ружьем в разных концах Европы.

Наполеон снова и снова разжигал костер европейской войны, просто чтобы «погреться». В стрессовой ситуации давление у него повышалось: то, что для всех было стрессом, для Наполеона было состоянием комфорта. Поэтому он боялся сквозняков во дворцах, но в походе невозмутимо спал практически на голой земле.

На смертном одре. К сердцу Бонапарт прижимает орден Почетного легиона. Остров Святая Елена, 1821 год

Странная и смешная борьба с Гудсоном Лоу на Святой Елене, которой Наполеон закончил свою удивительную жизнь, была всего лишь попыткой еще раз получить это «лекарство», пусть и в совершенно крошечных дозах. Единственно нужное ему «лекарство», увы, кончилось, и великому воину, подсевшему на войну, ничего более не осталась, как покинуть жизнь.

В прекрасной Франции – великое множество очень странных законов. Некоторые – забавные, не доставляющие местному населению особых проблем, зато другие привели бы простого россиянина в дикую ярость.

1. НЕЛЬЗЯ РАБОТАТЬ 7 ДНЕЙ В НЕДЕЛЮ

Профсоюзы во Франции очень сильны, и обычно о них говорят лишь хорошее, ведь они отстаивают права трудового населения и защищают его интересы. Но иногда деятельность профсоюзов доставляет простым труженикам много хлопот. Вот какой случай произошел в городке Труа региона Шампань. Булочник, открывший свою пекарню в 2017 году, решил пойти на поводу у туристов и заявил: «Моя булочная будет работать каждый день, хотя профсоюзы и запрещают частным предпринимателям трудиться 7 дней в неделю».

Представителям профсоюзов региона Шампань подобное «революционное решение» очень не понравилось, хотя булочника поддерживали простые жители Труа и даже мэр городка! В результате желание пекаря работать 7 дней в неделю вынесли на открытое обсуждение. Поразительно, но по результатам голосования, булочник был признан виновным. Его обязали заплатить штраф в размере 3000 евро, а затем последовал запрет на работу без выходных.

Так что, когда в следующий раз не найдете во Францию открытую булочную, знайте, это не пекари ленятся. Во всем виноваты профсоюзы, защищающие право трудящихся на законный отдых.

2. СВИНЬЮ НЕЛЬЗЯ НАЗВАТЬ НАПОЛЕОНОМ

Еще один любопытный закон: во Франции свинье нельзя дать кличку Наполеон. Ибо это королевское имя. Причем, речь идет не только о живых свиньях, но и о пластмассовых фигурках в саду.

3. НЕТ ПРОЩАЛЬНЫМ ПОЦЕЛУЯМ

На самом деле, во Франции, конечно, все целуются везде. В Париже, так и вовсе – город влюбленных, как-никак. Тем не менее, в стране существует закон, согласно которому парочкам запрещено целоваться на перронах железнодорожных станций, когда один из пассажиров высовывается в окошко поезда. Закон был принят в конце девятнадцатого века для обеспечения безопасности пассажиров. Конечно, сегодня про него мало, но, тем не менее, он существует.

4. СТОГ СЕНА ДЛЯ КОРОЛЕВСКОГО КОНЯ

Закон, доставшийся французам со времен абсолютной монархии и почему-то до сих пор не отмененный. Итак, в деревнях близ каждого дома обязательно должен иметься стог сена на случай, если по дороге проедет король, и его коню понадобиться перекусить. Впрочем, во Франции по сей день есть титулярный, проще говоря, номинальный представитель династии Бонапартов – Жан-Кристоф Луи Фердинан Альберик Наполеон. Однако, шанс того, что в один прекрасный день он отправится в поездку на коне по деревням Франции – один на миллион.

5. ЗАТО МОЖНО ЖЕНИТЬСЯ НА МЕРТВЫХ

А вот этот закон и вовсе из серии «такое быть не может, потому что не может быть». Итак, во Франции можно сочетаться законным браком с умершим человеком. Правда, для этого необходимо запрашивать особое разрешение президента, аргументированное вескими причинами

Понравился материал? Присоединяйтесь к нам на фейсбук

admin

Наверх