Масти и породы жеребят

Рубрика: Местные. Породы лошадей

Масти и отметины лошадей

Рыжий конь с белой проточиной

Что нужно иметь ввиду про окрас лошади начинающему коневоду, так это то, что жеребята часто появляются на свет совсем не той масти, которую они будут иметь дальше «по жизни». Другими словами замечено, что с возрастом цвет волосяного покрова лошади может немного меняться. Поэтому масть и приметы лошади стоит определять не сразу же после рождения, а хотя бы после первой линьки жеребёнка — то есть после 7-8 месяцев жизни.

Рыжая масть — это когда у лошади равномерная рыжая окраска волоса на туловище, ногах, гриве и даже животе. самые распространённые оттенки — это светло-рыжый, тёмно-рыжый и золотисто-рыжый. Особо хорошо, если не сказать, пикантно смотрятся лошади с огненно-рыжой гривой.

Вороная масть подразумевает чёрную окраску волоса лошади по всему туловищу, на конечностях, гриве и хвосте.

Небольшим отклонением от вороной масти можно назвать караковую масть — это когда у лошади чёрная окраска туловища, головы, ног, но присутствуют коричневые подпалины на морде, вокруг глаз и ноздрей, на брюхе и в паху.

Если же у лошади или коня туловище и голова полностью окрашены в красновато-коричневый цвет различных оттенков, то лошадь признаётся гнедой масти. Грива, хвост и нижние части конечностей у скакунов гнедой масти должны оставаться чёрными.

Буланая масть подразумевает, что туловище и голова у лошади желтовато-песочного цвета. Нижние части ног, а также грива и живот лошади буланой масти чёрного цвета. Вдоль спины допускается прохождение тёмной полосы — так называемого «ремня».

Серая масть

Если же ваша лошадь покрыта белым и одновременно чёрным волосом, то такую масть определяют как серую. Серую масть в зависимости от преобладания чёрного или белого оттенка подразделяют на тёмно-серую и светло-серую. Часто встречается масть серая в яблоках — это когда сама лошадь серого цвета, но на туловище присутствует рисунок в виде яблок более тёмного оттенка.

При оценке масти жеребёнка не стоит торопиться. В некоторых случаях цвет шерсти сильно меняется за первые же несколько месяцев жизни. То есть если у вас при рождении жеребёнок был рыжим, гнедым или вороным, то спустя 8-12 месяцев он может неожиданно для вас превратиться в серого!

Если же к волосу основной окраски (например, рыжей, вороной, гнедой, буланой и т. п.) примешан белый волос на туловище лошади (особенно на крупе), то такую масть лошади принято считать чалой мастью. При этом голова, конечности, грива и хвост могут оставаться без примеси белых волос.

А теперь разберём возможные отметины у лошадей.

Из белых отметин у лошадей наиболее часто встречаются:

  • звезда или небольшая звёздочка на лбу;
  • проточина — это узкая белая полоса, проходящая вдоль головы до самого ноздрей;
  • лысина — это широкая белая полоса, захватывающая орбиты глаз;
  • белизна (или тельные пятна) — это это белые пятна на губах и между ноздрей.

Почему от двух рыжих родителей можно получить только рыжего жеребенка, а от двух гнедых – и вороного, и рыжего, и каракового? Откуда взялся голубоглазый жеребенок-«альбинос» от вороных родителей? Загадки наследования конских мастей уже больше века привлекают внимание ученых. За это время было выдвинуто множество гипотез, но до сих пор общепринятой теории не существует. В нашей стране этим вопросом занимались такие корифеи иппологии, как Н.А.Юрасов, В.О.Витт, Д.А.Кисловский. Изложение теории эпистатического ряда* (правда, не подтвержденной современными данными) можно найти даже в первых, «долысенковских», изданиях «Книги о лошади» под редакцией С.М.Буденного. С тех пор генетическая наука ушла далеко вперед, и в научных лабораториях Европы и США уже изучается молекулярное строение генов, определяющих масти лошади.

Как известно, окраска диких животных имеет приспособительный характер, и в пределах одного вида встречаются лишь небольшие индивидуальные вариации – все лошади Пржевальского саврасой масти, все тарпаны были мышастыми. Это типичный «камуфляж»: корпус песочного (саврасая) или зольного (мышастая) цвета, лучше освещенный «верх» (голова, шея, спина, круп) окрашен ярче, чем «низ», на который падает тень (живот и внутренняя поверхность ног). Эти масти и сегодня распространены среди аборигенных пород: вятской, башкирской, якутской, польских коников, норвежских фиордов.

У домашней лошади необходимость в маскировке отпала. Появились новые масти, к которым человек отнесся с большим интересом, и на место «дикого» единообразия пришла целая «радуга» цветов и оттенков. Откуда она взялась? Как показывают современные исследования, всему виной различные перестройки соответствующих генов, в том числе единичные мутации и выпадения небольших нуклеотидных участков. В результате возникают нарушения в синтезе ферментов, управляющих процессом образования пигментов, и появляются новые оттенки, цвета и типы окраски. Подобные мутации происходят постоянно, только в дикой природе они очень быстро выбраковываются – естественный отбор очень жёсток. Ведь встречается время от времени информация о рождении жеребят с достоверным происхождением, чья масть никак не согласуется с генотипом их родителей. Да вспомните хотя бы знаменитого пегого орловца Холстомера!

Самый главный локус

Для начала разберемся с пигментами. Цвет волосам (не только у лошадей, но и у всех млекопитающих) придает пигмент мелатонин. И всю многоцветную гамму конских мастей, все оттенки и вариации создают всего две его разновидности: черная (эумеланин) и рыжая (феломеланин). Все зависит от концентрации пигмента и его распределения по волосу. А белый цвет – это отсутствие пигмента.

Итак, чтобы получить какой бы то ни было цвет, для начала нужно запустить сам механизм синтеза мелатонина – иначе мы получим животное, совершенно лишенное пигмента, то есть альбиноса. Считается, что процессом синтеза управляет ген, который находится в локусе С (от англ. «colour» – цвет). Важнейшую роль в образовании мелатонина играет фермент тирозиназа. Нарушения в синтезе этого фермента приводят к ослаблению интенсивности окраски. Как в акварельных красках: «развели водой» пигмент – и рыжий превратился в светло-золотистый, а черный – в серый, вплоть до полной утраты пигмента.

Полные альбиносы у лошадей не зарегистрированы, но существуют кони, целиком белые от рождения, с лишенной пигмента розовой кожей. Вот только глаза у таких лошадей не красные, как должно быть у настоящих альбиносов, а темные. Вызывает такую «настоящую белую масть» особый доминантный ген W (от англ. «white» – белый). Крайне редкие случаи рождения таких жеребят зарегистрированы в разных породах, причем от родителей обычных мастей – результат мутаций… Американцы такую мутацию «подхватили» и вывели породу лошадей, белых от рождения, – альбино. Однако при их разведении выявилась одна неприятность: жеребенок, гомозиготный по гену W (то есть получивший ген W от обоих родителей), погибает в утробе матери.

Рыжуха + Гнедко = ?

При всех различиях в теориях наследования мастей большинство ученых сходится во мнении, что рыжая, гнедая и вороная масти контролируются генами из двух разных локусов. За способность особых клеток-меланоцитов производить черный пигмент отвечает аллель Е локуса Extension. Точечная рецессивная мутация в этом локусе кодирует дефектный фермент, блокирующий синтез черного эумеланина и запускающий синтез феломеланина. У вороных и гнедых лошадей будут генотипы ЕЕ и Ее, а у рыжих – только ее. Уточнить генотип вороной или гнедой лошади можно, изучив расщепление мастей у потомства: появление рыжих жеребят свидетельствует о гетерозиготном состоянии гена Е у родителей. Впрочем, сегодня появилась возможность не ждать результатов «контрольных» случек: ген Е можно «прочитать» при тестировании ДНК.

Второй локус – «агути» – определяет характер распределения пигментов и зональность пигментации волос. По теории Касла, он представлен серией аллелей: А+ > А > аt > а (аллели расположены в порядке доминирования). При налисчии аллеля Е (и, следовательно, черного пигмента) аллель А+ определяет дикую масть лошади Пржевальского, А – гнедую масть домашней лошади, аt – караковую, аа – вороную. На молекулярном уровне сегодня открыты только два аллеля из этого локуса. Доминантный аллель А, который на несколько нуклеотидов длиннее аллеля а, переключает часть меланоцитов на синтез рыжего феломеланина и распределяет черный пигмент так, что формируется гнедая масть (генотип АА или Аа). Рецессивная мутация аа приводит к утрате способности продуцировать этот пигмент и отложению только эумеланина – в результате получается равномерная черная окраска. По данным М.Политовой, в русской верховой породе преобладает аллель а, и даже у гнедых лошадей практически не встречается генотип АА. Возможно, с помощью типирования ДНК удастся идентифицировать и другие аллели этого локуса. Например, у мыши в локусе «агути» выявлено более ста мутаций, создающих множество оттенков дикой окраски.

Блондирование, мелирование и «брызги шампанского»

А теперь перейдем к светлой гамме. Как из рыжего получить бледно-желтый, а из черного – пепельно-серый? Для этого существует несколько различных генов-осветлителей. Их действие как бы накладывается на картину, создаваемую локусами A и E.

Буланая масть от гнедой отличается лишь цветом покровного волоса: там, где у гнедой окраска коричневая, у буланой она золотисто-песочная. На генетическом уровне разница тоже невелика: генотипы отличаются всего лишь на один ген D.

Доминантный ген D (от англ. dilution – ослабление, разбавление) в гетерозиготном состоянии воздействует только на рыжий пигмент феломеланин. Рыжий цвет превращается в песочный или золотисто-желтый, черный же остается черным. Под действием одного гена D рыжая масть становится соловой, гнедая – буланой. А вороная так и остается вороной – ведь черный пигмент «вне игры». Впрочем, есть наблюдения, что в отличие от аспидно-черного цвета обычной вороной масти, вороная, имеющая ген-осветлитель, обладает мягким каштаново-сизым отливом.

Когда же в генотипе появляется второй ген D, картина резко меняется. Теперь осветляются все пигменты не только в волосе, но и в коже и на радужной оболочке глаз: формируется «альбиноидная» розовокожая изабелловая масть. От альбиноса такую лошадь отличают светло-голубые глаза и желтовато-кремовый цвет волоса – на теле изабелловой лошади хорошо заметны белые отметины и пежины. Грива и хвост изабелловой лошади могут быть совершенно белыми, а могут иметь такую же окраску, как туловище, или даже чуть темнее. Можно было бы предположить, что у белогривых изабелловых лошадей ген-осветлитель воздействует на генотип рыжей масти (таких лошадей генетики называют кремелло), а у «кремовогривых» – на генотип гнедой или вороной масти (перлино). Однако достоверно такая закономерность не установлена.

Особенности действия гена D делают неизбежным появление изабелловых лошадей в популяции, где есть соловые или буланые лошади: если оба родителя «желтых» мастей (соловые или буланые), вероятность рождения изабелловых жеребят составляет 1:3, и не меньше вероятность получить потомство «обычных» рыжей, гнедой или вороной мастей. С этой проблемой столкнулись заводчики лошадей породы паломино, основным селекционируемым признаком которой является соловая масть. Если спаривать соловых с соловыми, велик риск получить вместо солового жеребенка рыжего или изабеллового. Чтобы «не промахнуться», производителем ставят изабеллового жеребца и подбирают ему светло-рыжих маток со светлыми гривами и хвостами: все потомство получит лишь один ген D от отца и, соответственно, соловую масть.

В начале XX века у нас изабелловых ахалтекинцев иногда принимали за альбиносов. Однако позже выяснилось, что с альбиносами у них нет ничего общего – и не только в смысле наследственности. У изабелловых, в отличие от альбиносов, пигмент есть, только его очень мало.

Именно наличие гена D создает в ахалтекинской породе такое притягательное разнообразие оригинальных мастей. В других заводских породах нашей страны этот ген отсутствует. Так что если вам будут говорить, что видели солового араба или советского тяжеловоза – не верьте: либо они светло-игреневые, либо нечистопородные. К примеру, у буланого тракена стоит поискать в родословной ахалтекинца – буланого, солового, изабеллового… Да хотя бы вороного.

Эффект, сходный с осветлением геном D, создает очень редкий «шампанский» ген. На рыжей основе он дает картину почти классической соловой масти – только кожа у такой лошади не шиферно-серая, а коричневато-розоватая, с частичной депигментацией, и медового цвета глаза. «Шампанский» ген воздействует сразу на оба пигмента, превращая рыжий цвет в желтый, а черный в серо-бурый, и на «вороной» и «гнедой» основе создает очень красивые и необычные оттенки шерсти, от янтарного до палевого, с шоколадного цвета гривой, хвостом и отчасти ногами. В сочетании с одним геном D «шампанский» ген дает изабелловую масть, которую от «настоящей» изабелловой отличает яркий зеленый цвет глаз.

В современной западной литературе рассматривается ген дикой окраски Dun – в общем-то он идентичен аллелю А+ из теории Касла. Это тоже ген-осветлитель, накладывающий свой отпечаток на рыжую, гнедую и вороную масти. Правда, он создает совершенно другой эффект, чем ген D. Во-первых, он осветляет и рыжий, и черный пигмент, но не действует на «длинные волосы» – гриву, хвост и ноги. Во-вторых, он задает зональное распределение окраски на теле лошади. Некоторые исследователи считают, что при этом пигмент даже иначе распределяется по толще волоса, концентрируясь на внешней стороне. В результате гнедая масть превращается в саврасую, вороная – в мышастую, а рыжая – в каурую. Обязательный «довесок» – темный «ремень» вдоль хребта, «зеброидность» на ногах и другие признаки «дикой» окраски. Действие гена Dun может накладываться на эффект от гена D – и тогда мы получим, например, грязно-соловую масть с ярким бурым «ремнем» и «зеброидностью».

Конь ты мой серебряный…

Как вы назовете масть исландского иноходца на фото справа? Игреневая? Но у него черные ноги, почти как у обычной гнедой лошади! Гнедая? Но где вы видели гнедых с белой гривой? Хотя генетическая основа этой масти действительно гнедая – только над ней «поработал» особый ген-осветлитель, условно называемый «серебристым».

Шоколад бывает черный, белый и молочный – это все знают. А слышали ли вы что-нибудь про красный шоколад? Тем не менее именно так в породе «роки маунтин» (лошадь Скалистых гор) называется гнедая масть, осветленная «серебристым» геном. «Серебристая в яблоках», как на фото вверху, здесь именуется просто шоколадной – коротко и ясно и, кстати, похоже на правду. В разных породах для этих редких мастей приняты различные обозначения, и порой непросто бывает понять, что речь идет об одном и том же.

«Специализация» этого гена – черный пигмент эумеланин; в какой-то мере его действие противоположно действию гена D. «Остатки» черного пигмента у «осветленной гнедой» (по-английски дословно «серебристо-гнедой») можно видеть на ногах и отчасти в гриве и хвосте – отдельные серебристые и дымчато-серые волосы и пряди. Вороную масть «серебристый» ген превращает в темно-игреневую очень красивого оттенка, цвета молочного шоколада и в ярких яблоках. У специалистов такая масть имеет название «серебристая в яблоках», хотя, по правде говоря, оно довольно условно: найти серебристый цвет на темно-игреневой лошади довольно сложно, да и яблоки, в принципе, не показатель – бывают «серебристые» лошади и без них. Хотя один из вариантов проявления «серебристого» гена в точности соответствует названию: лошадь практически от рождения приобретает дымчато-серую окраску, на которой постепенно проявляются очень яркие и красивые яблоки. Грива и хвост при этом, как правило, белые или заметно светлее корпуса. На первый взгляд, особенно издали, такая масть не отличается от обычной серой, но наметанный глаз сразу приметит характерную «черную маску» на морде – отличие от серых лошадей, у которых голова седеет быстрее всего и является самой светлой частью тела. А вот на рыжей основе «серебристый» ген никак себя не проявляет: нет эумеланина – нечего осветлять.

Так что же, все игреневые лошади обязаны своей мастью «серебристому» гену? Здесь у ученых доминирует точка зрения, что существует особый рецессивный ген, ответственный за белую гриву игреневых лошадей – как темных, так и светлых, и за промежуточный вариант между рыжей и игреневой мастями – различные степени «белесости» длинных волос. Кстати, у «нормальных» игреневых не только щетки на ногах, но и сами ноги ближе к копытам часто тоже светлые. Надо сказать, «серебристый» ген потрепал немало нервов некоторым заводчикам арабов: не вдаваясь в подробности, лошадей считали просто рыжими, бурыми или игреневыми, но дело в том, что сами они рождались и потомство давали совсем не по тем законам генетики, которым должно подчиняться наследование рыжей масти! Значит, подлог! Следовали отказы в регистрации в студбуке. Даже сегодня «серебристая» масть пишется лошадям в документах лишь в некоторых породах.

«Серебристый» ген встречается нечасто. Он распространен среди исландских пони, американских миниатюрных лошадей, а у лошадей Скалистых гор даже культивируется специально, но все равно остается редкой и красивой экзотикой.

Сегодня благодаря расшифровке генома лошади стройные теории, более или менее подтверждавшиеся статистикой, обретают все более веские доказательства и реальные черты. Уже четыре гена, влияющие на пигментообразование, – Albino, Agouti, Grey (ген серой масти) и Extension – изучены на молекулярном уровне. Стал реальностью «тест гена рыжей масти», позволяющий по анализу ДНК определять наличие у лошади гена е.

Каков практический смысл знания генетики мастей? Во-первых, это дополнительная возможность хотя бы черновой проверки правильности родословных. Во вторых, лошади оригинальных, необычных мастей всегда будут притягивать внимание, и знание законов генетики позволит гарантировано получить жеребенка той или иной масти. А кроме того, рядом с генами мастей на хромосоме могут оказаться и совсем другие, гораздо более «серьезные» гены.

Благодарим за предоставленные иллюстрации

Мэри Бет Отри (Rocky Mountain Horse Association),

Барбару Нэвио (American Miniature Horse Association)

и Дженифер Ван Дейнз.

кандидат с/х наук

* Эпистаз (от греч. epistasis — препятствие) – взаимодействие между доминантными генами из разных пар аллелей, при котором один ген, называемый эпистатическим, подавляет проявление другого.

Кто такие гены?

Как известно, каждый признак живого организма управляется генами – одним или несколькими, а гены содержатся в хромосомах. Место, занимаемое определенным геном на хромосоме, называется «локус».

Каждый ген имеет несколько различных форм – две или больше; они называются аллелями. Разные аллели задают разные варианты развития одного и того же признака. Набор хромосом парный, так что каждое живое существо в норме имеет два аллеля одного и того же гена – эти аллели могут быть и одинаковыми, и разными.

Если аллели одинаковые, то все просто – что «записано в генах», то мы и видим. Такой организм называется гомозиготным по данному гену. Но если организм обладает разными аллелями одного и того же гена (он называется гетерозиготным), то развивается более «сильный» вариант признака – его задает доминантный аллель. Второй, рецессивный, остается «в скрытой форме» и передает потомству задатки признака, которым родитель не обладал.

Правда, существует такое явление, как неполное доминирование – тогда у гетерозиготных особей развивается вариант признака, промежуточный между доминантным и рецессивным. Генам дают условные буквенные обозначения, причем если ген имеет два аллеля, то большой буквой обозначается доминантный, а маленькой – рецессивный аллель.

Оттенки – дело темное.

Многие масти обладают очень широкой гаммой оттенков. Например, у темно-буланой лошади корпус окрашен уже не в песочно-золотистый, а в какой-то грязно-серо-бурый цвет. Различия между бурой и рыжей мастями подтверждаются и на структурном уровне: в бурой масти к красно-рыжему феломеланину добавляется черный эумеланин, причем его содержание достигает 22-29% от количества красно-рыжего пигмента. У рыжей лошади от черного пигмента лишь следы – около 5% от количества феломеланина.

Как же образуются оттенки мастей? Возможно, вносит свою лепту строение участка хромосомы непосредственно перед «окрасочным» геном – во всяком случае, это установлено для мышей. Однако можно предположить, что существует множество различных генов, которые управляют более тонкой «колеровкой» конских мастей. Западные генетики предполагают, что темными оттенками мастей, образующимися примесью эумеланина, а также бурой мастью управляет особый ген Sty. В то же время исследование потомства от скрещивания в различных комбинациях бурых и рыжих лошадей, проведенное Я.Яновой, показало довольно сложную картину наследования, не поддающуюся описанию при помощи одного независимого гена.

Тема в разделе «Трибуна», создана пользователем Сва, 13 ноя 2009 .

Законами генетики обусловлено то, что из зерна пшеницы вырастает пшеница, из желудя — дуб, от лошади родится лошадь, что дети сходны с ро­дителями и по главным свойствам и в мелких осо­бенностях. Селекционеры уверены, что, спаривая тяжеловозов, всегда можно получить только тяже­ловозов, что рыжие лошади дают приплод только рыжей масти. Но вот от лошадей рысистой породы могут родиться дети, обладающие склонностью к иноходи, у гнедых лошадей жеребята могут быть не только гнедые, но рыжие и вороные, а у се­рых — серые, гнедые, вороные и т. д. Эти факты, казалось бы, не согласуются с основными положе­ниями генетики, что «сходное порождает сходное». Однако и то, что потомство иногда не похоже на родителей, что у серых лошадей дети другой масти, все это тоже проявление законов генетики.

Основными носителями наследственных задат­ков, или наследственной информации, служат ядра клеток, а в них уникальные образования — хромо­ сомы. Количество хромосом у каждого вида животных и растений постоянно и кратно двум. Распо­ложены они в ядре попарно. Увеличение числа хромосом возможно, но только как удвоение или утроение общего нормального их числа. Наруше­ние этого закона вызывает различные аномалии, как, например, болезнь Дауна у человека. В хромосомах располагаются гены, или наследственные факторы (задатки), в которых закодирована про­грамма будущего организма. Гены в хромосоме расположены линейно. По современным понятиям они представляют собой крупные молекулы ну­клеиновых кислот. Общий набор наследственных задатков, обусловливающий возможности роста и развития организма, носит название генотип, а внешние формы, развивающиеся на основе гено­типа и его взаимодействия со средой (условия пи­тания, температура и т. п.),— фенотип.

Масть — качественный признак животного, ко­торый легко регистрируется и распознается. В процессе разведения лошадей накоплен большой фак­тический материал, который позволил с позиций генетики выявить закономерности наследования этого признака. В последние годы, когда лошадь из «деревенского жителя» постепенно превращается в «жителя городов», ее масть в ряде случаев стала привлекать особое внимание селекционеров и лю­бителей. Так, в США была зарегистрирована новая порода ло­шадей под названием «аппалуза», стандарт кото­рой предусматривает чубарую масть с рисунком из пятен, крапинок различной формы, размеров и оттенков. К слову заметим, что нам приходилось видеть у извозчиков Дели (в Индии) лошадей, расписанных всевозможными цветочками. В США ведется племенная книга лошадей «паломино», ко­торых отбирают и регистрируют только по соловой масти. В Германии маленькая горная утяжеленная ло­шадь породы «гафлинг» стандартизируется по рыже-игреневой масти.

Наследование некоторых особенностей экстерьера

Выявить закономерности наследования особенно­стей экстерьера крайне сложно, так как на их развитие очень сильно влияют среда, условия выра­щивания молодняка. При неблагоприятных усло­виях у лошадей нарушается нормальная функция наследственных задатков, в результате форми­руются лошади большеголовые и грубоголовые, с короткими тонкими шеями, с недостаточно разви­тым корпусом (укороченные, с небольшим обхва­том груди), со свислым крупом, узкой грудью, разметом ног, сближенностью в скакательных су­ставах, беднокостные, с плохо развитыми суста­вами, склонными к различного рода разраще­ниям.

При нормальных условиях выращивания кон­ского молодняка многими исследователями выявлены закономерности наследования некоторых осо­бенностей телосложения у лошадей:

Более часто чем летальные встречаются неле­тальные наследственные дефекты у лошадей, такие как укороченная нижняя, а иногда верхняя челю­сти (обусловлены одним рецессивным задатком), отсутствие радужной оболочки глаза, плоское ко­пыто (обусловлены одним доминантным задатком), ярко выраженная коротконогость. Последний при­знак был описан в потомстве орловского рысистого жеребца Ветрогона 2. 10, 2, рожд. 1927 г. (Бор — Валькирия). В 1946 г. от него и русской рысистой кобылы Лесть, 1942 г. (Транзит — Лихая), в Алек­сандровском конном заводе родился коротконогий гнедой жеребчик Лапоть. При скрещивании Лап­тя с кабардинской кобылой нормального сложения получен также коротконогий жеребчик Лапоть II. Летальные и нелетальные дефекты организма, обусловленные одним рецессивным задатком, про­являются только в тех случаях, когда этот задаток находится в гомозиготном состоянии.

Наследственная обусловленность аллюров

Лошадь как рабочее животное наряду с други­ми признаками оценивается и по качеству аллюров. Наиболее продуктивен низкий ход, который обус­ловлен анатомической возможностью большего раскрытия углов суставов, более рациональным соотношением длины костей конечностей, а следовательно, и большим выносом ноги. Длинная косо поставленная лопатка (плечо), длинная, под не­большим углом к горизонту поставленная плечевая кость, длинное подплечье и короткая пясть созда­ют наиболее рациональное построение рычагов пе­редней ноги. Длинная голень и короткая плюсна способствуют выносу ног тазового пояса. Анатоми­ческие особенности построения скелета конечно­стей несомненно наследуются, и необходимость вести отбор и подбор и по этим признакам оче­видна.

Из этих данных, полученных на громадном коли­честве материала, можно сделать вывод, что такой признак, как иноходь, обусловлен простым однофакторным рецессивным задатком, а рысь — явно доминантным, также однофакторным. Увеличение в американской породе количества иноходцев про­исходит вследствие искусственного отбора, так как для ипподромной эксплуатации они более удобны, более резвы и менее склонны к сбоям.

Группы крови и полиморфизм белков крови

Определение отцовства. Со времени открытия групп крови у человека широким фронтом ведутся исследования крови и у животных. С каждым годом наши знания обогащаются все новыми и новыми данными. Так же как и первые четыре группы (А, В, О и АВ) , все последующие группы и факторы крови определяются генетическими, то есть наслед­ственными, факторами и не меняются в течение всей жизни. Было проведено много исследований по установ­лению связей между группами крови и продуктив­ностью животных. Однако ни в одном исследовании не получено достоверных материалов о такой связи.

В настоящее время группы крови и полиморфизм белков крови используют для определения отцовст­ва, что при широком применении искусственного осеменения имеет большое значение. Дело в том, что очень часто для повторного осеменения берут сперму другого производителя, и по срокам выжеребки бывает невозможно установить, от какого производителя получен приплод. Определение от­цовства у лошадей основано на закономерности кодоминантного наследования форм белка сыво­ротки крови, выражающейся в проявлении у гете­розиготных потомков признаков обоих родителей. Формы, которые наблюдаются у данной особи, обя­зательно должны быть и у родителей. Поэтому если у жеребенка можно предположить два отца по сро­кам осеменения и рождения, то отцовство опреде­ляют на основании исследования крови. Кровь бе­рут для исследования у жеребенка, его матери и предполагаемых отцов. Затем сопоставляют выяв­ленные признаки. И если одна или несколько форм белка крови жеребенка отсутствуют в крови одно­го из предполагаемых отцов, отцовство его катего­рически исключается. Отцом жеребенка признают того производителя, у которого данный признак об­наружен.

Факторы крови и болезни лошадей.

Установлено, что гемолитическая болезнь новорожденных жере­бят является следствием генетической несовмести­мости, подобной резус-несовместимости у человека. Но если у человека при несовместимости по резус-фактору рождается ребенок, пораженный анемией, то жеребенок родится нормальным. Это зависит от того, что антитела, вырабатываемые материнским организмом, не могут проникнуть через плаценту кобылы в плод. Однако антитела, выработанные матерью, поступают в ее молозиво и молоко, с мо­лозивом попадают жеребенку и вызывают болезнь, которая в ветеринарной практике носит название «гемолитическая желтуха» или просто «гемолити­ческая болезнь». Жеребенок не способен бороться с антителами матери в течение первых 24—36 ча­сов жизни. Поэтому жеребят от кобыл, у которых предполагается несовместимость, нельзя в течение 36 часов поить молозивом матери.

Ломкость кровеносных сосудов.

Большой ущерб чистокровному коннозаводству причиняет порок лошадей, называемый ломкостью кровеносных со­судов или кровоточивостью из носа. Лошадей, у ко­торых наблюдается этот порок, в обиходе спорт­сменов-конников называют «блютерами». Этот порок пока зарегистрирован только у чистокровных лошадей. Блютером был один из трех родоначаль­ников чистокровной верховой хороды Хэрод, 1758 г. Блютерами были знаменитые скакуны Токсофилит, 1855 г., Хермит, 1864 г., Галлинюль, 1884 г. Из чистокровных лошадей, имевших большое зна­чение для нашего отечественного коннозаводства, блютером был Гранит II, 1930 г. (Тагор — Глици­ния), и его сын заводской производитель Грог II, 1946 г. (Гранит II — Гипотеза). Эти два жеребца были выдающегося скакового класса и оставили большое количество высококлассного потомства.

В настоящее время изобретена и широко приме­няется в зарубежном коннозаводстве специальная предохранительная инъекция. Вследствие ее при­менения на ипподромах не наблюдается случаев кровоточивости лошадей. Но это вовсе не означает, что у лошадей чистокровной верховой породы на­следственный задаток этого порока ликвидирован.

Определение пола и плодовитость лошадей

Согласно хромосомной теории определения пола, наследственные задатки, определяющие развитие пола, локализованы в хромосомах, получивших на­звание половых. У млекопитающих описаны две половые хромосомы: X и Y . Женские особи фор­мируются из зигот, у которых две Х-хромосомы, а мужские — у которых одна хромосома X , а дру­гая — Y . Обычно наблюдаемое соотношение полов 1:1 у млекопитающих хорошо согласуется с хро­мосомной теорией определения пола.

д) гермафродитизм. У лошадей встречается ред­ко, характер наследования этого порока не изучен. В коннозаводской литературе много раз писали о двойнях у лошадей. Общее мнение селекционеров сводится к тому, что этот признак нежелателен, так как он сопровождается большим количеством выкидышей (50—55%). Роды двойнями бывают трудными и часто кончаются для кобыл леталь­ным исходом. Смертность среди двойневых жере­бят очень высокая. Способность давать двойни ненаследственна, и нет никакой необходимости об­ращать внимание на то, имеются ли в родословной данного животного кобылы, дававшие двойни. Не-обосновано и утверждение некоторых коневодов о том, что способность кобыл давать двойни корре­лирует с таким полезным качеством лошадей, как дистанционность.

Показатели наследуемости и повторяемости

Селекция возможна только в больших группах животных, или, как их называют, в популяциях. Типичными популяциями являются породы сель­скохозяйственных животных. Однако в коннозаводстве численность лошадей некоторых пород не всегда позволяет вести селекционную работу в рам­ках одной породы. И тогда селекционеры прибе­гают к скрещиванию, тем самым создавая более широкие возможности для дальнейшей работы по совершенствованию породы. Во всех полукровных породах лошадей, таких, как тракененская, ганно­верская, буденновская, кустанайская, венгерская, систематически в плановом порядке используют производителей чистокровной верховой, а иногда и арабской породы.

В последнее время в литературе по селекции животных и растений стали описывать коэффициент повторяемости. Этим показателем оцени­вается связь между отдельными определениями количественных и качественных признаков у од­ной и той же группы животных. При постоянстве условий эти показатели за ряд лет должны быть равны между собой.

Корреляция и коррелятивная изменчивость

Очень большое значение в селекции имеют кор­реляция и коррелятивная изменчивость. Теоретическую основу этого раздела селекции составляет учение об организме, как о целостной, самоуправ­ляемой системе, о взаимосвязи всех его частей. Отбирая по одному признаку, повышая какую-либо специфическую продуктивность животных, мы не­изменно вызываем изменчивость других призна­ков, причем иногда и в нежелательную сторону. Так, отбор по серой масти в орловской рысистой породе и закрепление ее гомогенным подбором не­изменно вел к распространению меляносаркомы; повышение массивности сложения лошадей сопро­вождается усилением сырости и грубости консти­туции. Но отбор рысаков по дистанционности, как правило, ведет к повышению плодовитости и кре­пости конституции.

Большое значение имеет установление корреля­тивных связей между различными физиологическими, анатомическими и экстерьерными показа­телями и показателями продуктивности. К сожа­лению, все попытки найти положительную корреляцию (в пределах породы) между резвостью, вы­соким скаковым классом и внешними формами или некоторыми показателями интерьера до сих пор не увенчались успехом. Любой селекционер, руко­водствуясь своими знаниями пород и типов лоша­дей, а по существу знаниями корреляций форм и функций, может безошибочно по внешним формам выделить из общего табуна лошадей рысаков, ска­кунов или тяжеловозов. Однако распределить ры­саков или скакунов на резвостные классы по внеш­ним формам никому еще не удавалось. Даже ис­пользование такой информации, как происхожде­ние лошади, только несколько увеличивает досто­верность предположений о ее продуктивности (резвости, скаковом классе).

В последние годы в животноводстве и растение­водстве стали широко использовать гетерозис. Гетерозис — это общебиологическая закономерность, наблюдающаяся в природе. Выражается он в по­вышенной интенсивности роста растений и живот­ных, мощности сложения, устойчивости к небла­гоприятным условиям среды, лучшей оплате кор­ма, работоспособности и т. п. Гетерозисные формы превосходят своих родителей по основным селек­ционируемым признакам. Развивается гетерозис в результате скрещивания особей, различающихся в той или иной степени по происхождению, наслед­ственным задаткам, конституции и т. п. Для объ­яснения явления гетерозиса выдвинуто несколько гипотез. По одной из них эффект гетерозиса объ­ясняется накоплением неаллельных доминантных генов и их взаимодействием. По второй — взаимо­действием между аллелями одного локуса (сверх­доминированием) , по третьей — биологической особенностью гетерозиготности. Но эти гипотезы до сих пор удовлетворительно не объясняют, по­чему эффект гетерозиса нельзя закрепить, почему скрещивание гетерозисных форм ведет к утере этого эффекта.

Гетерозис — это общебиологическая закономер­ность. Исследования последних лет показали, что и в коннозаводстве эту закономерность можно и должно использовать.

Закономерности роста и развития конского молодняка

Ростом называется процесс накопления живой активной массы организма, а развитием — процесс необходимых качественных изменений в организ­ме, вызывающих усложнение его структуры и функций. Этот процесс осуществляется посредст­вом реализации наследственной информации в благоприятных условиях и в определенные периоды, через дифференцировку клеток.

Животные наиболее интенсивно растут во внут­риутробный период и сразу же после рождения. В коннозаводстве интенсивность роста определяют по промерам и весу лошадей. Различают абсолют­ный и относительный рост. Под первым понимают рост живой массы тела за какой-либо период вре­мени, а под вторым — отношение абсолютного при­роста к растущей массе. Абсолютный прирост — это разница между весом или промером в конце периода и в начале его. Абсолютный прирост опре­деляют тогда, когда хотят знать интенсивность ро­ста по периодам или сравнить рост нескольких сходных групп животных. Так, прирост жеребенка за сутки в граммах дает представление об интен­сивности его роста и молочности кобылы. Чтобы иметь возможность выразить энергию ро­ста в отвлеченных показателях, вычисляют отно­сительный прирост, или коэффициент прироста его, по формуле:

Большое влияние на рост и развитие конского молодняка оказывает температура воздуха. Известно, что в условиях высоких температур у лоша­дей слабо развивается кроющий и защитный волос и, наоборот, при низких температурах наблюдается очень густая оброслость.

Контрольные шкалы роста

На основании изучения роста и развития пле­менного молодняка всех основных пород лошадей и их помесей в настоящее время разработаны кон­трольные шкалы роста молодняка, которыми руководствуются конные заводы, фермы и ипподромы. В этих шкалах установлено, каких размеров и веса должны быть нормально выращенные жере­бята в возрасте 3, 6, 9, 12 месяцев, l’/2, 2’/2 и 3 лет.

Сопоставив средние показатели промеров жере­бят с данными шкалы, зоотехник может проверить, соответствуют ли они стандарту, и при необходи­мости принять меры к устранению причин отставания роста жеребят от требований общепородного стандарта.

проф. Ю.Н. Барминцев М., «Космос: Предлагаем Вам обсудить статью «ГЕНЕТИКА ЛОШАДИ»,

Android
Выбрать язык Текущая версия v.396.1

В русском языке существует множество обо­значений для конских мастей и их разновидностей. Однако такие слова, как «чагравый» или «мухортый», можно найти лишь в старинных словарях; современные же конники употребляют лишь около 17 названий мастей. Но и этот список больше, чем у многих европейских народов. Возможно, отчасти поэтому наша классификация мастей несколько отличается от принятой за рубежом. Ведь здесь многое зависит и от традиции языка. Например, в английском, французском, немецком нет различий между саврасой и буланой мастями и отсутствует каурая, а гнедо-, рыже- и вороно-чалая воспринимаются французами и итальянцами как три совершенно разные масти, а не разновидность одной и той же, более того, вороно-чалая смешивается с серой.

Подчас «непонятные» слова восходят к заимствованиям у народов, оказавших в свое время большое влияние на формирование языка и культуры данной страны. Так, латинское слово badius (каштановый, гнедой) послужило основой для названия гнедой масти во многих романских языках — итальянском, испанском, французском. Возможно, латинского же происхождения в этих языках слова, обозначающие гнедо-чалую масть. Для Испании не прошло бесследно владычество мавров, известных коневодов: корни слов alezan (рыжий) и overo (один из типов пегой масти) считаются арабскими, причем от испанцев эти слова переняли французы.

В то же время многие русские названия мастей являются древними заимствованиями у тюркских народов. Например, слово «каурый» родственно татарскому «ковур» («карий»). Вероятно, тюркские корни имеет и слово «саврасый», хотя его происхождение остается во многом неясным; его связывают с тюркским «сап-сары» — «чисто-желтый».

Вообще, даже с исконно славянскими словами не всегда все так просто. Например, что появилось вначале: название птицы ворона или вороной масти? Есть мнение, что слово «ворон» — краткая форма прилагательного «вороной», как, например, «черный» и «черен», а происходит это слово в конце концов, от того же корня, что и германское ( и английское) warm «теплый, горячий».

Известное у большинства славян слово «гнедой» пришло к нам из такой седой древности, что даже филологические исследования не проясняют до конца его происхождения. Наиболее вероятная гипотеза прослеживает родственные слова лишь в древнеисландском, латинском и древнегреческом языках. Общее значение этих слов, когда-то, возможно, употреблявшихся и другими индоевропейскими народами: «дым, чад», «паленое мясо», «дым от сжигаемых жертв, которым питаются боги». Смысловая связь с названием масти была, возможно, та же, что у «паленого» и «подпалины»: ведь гнедая лошадь при солнечном свете имеет более яркий, «огненный» оттенок, чем соответствующая ей рыжая, а главное, у нее черный, «горелый» длинный волос.

Слово «караковый» (в старину еще говорили «карий») происходит от тюркского «кара-кула», т.е. «черно-бурый». Во многих других языках, например, в немецком, такая окраска называется «черно-гнедой» (schwarzbraun): ведь от очень темной гнедой она отличается только более ярко выраженной зональностью распределения черного пигмента. Очень похожее слово black-brown есть и в английском языке. По-видимому, в прошлом английское название гнедой масти было аналогично немецкому: brown (дословно «коричневый, бурый»), но затем его вытеснило слово bay французского происхождения. Потом black-brown сократилось в просто brown, из-за чего эту масть иногда путают с бурой.

Игреневая масть в европейских языках обычно также считается разновидностью рыжей; просто отмечается, что у нее белые (серебристые, льняные) грива и хвост. Слово «игреневый» по происхождению гибридное: с одной стороны, это древнее заимствование у тюрок. Но тюркское «йирен», «джерен» и т. п. произносится без «г». По-видимому, окончательно это слово сформировалось под влиянием русского «игривый» (раньше говорили «игрений», «игрелевый»), и первоначально имелась в виду не масть, а характер коня (кстати, джерен — это туркменское название джейрана, известного своей резвостью и осторожностью, а не какой-нибудь необычной окраской).

Отсутствует у многих народов и отдельное название для бурой масти: такую лошадь называют «угольная», «печеночная», «жженая» или какая-либо еще особая рыжая. В принципе это и есть относительно редкий самый темный из возможных, «меланизированный» оттенок рыжей масти. Правда, и рыжая масть по-английски называется каштановой, а по-французски обозначается особым термином, который относится только к лошадям и не имеет других значений. Возможно, и появилось отдельное название бурой масти потому, что называть рыжей лошадь почти черного цвета как-то странно. И не подобное ли «проектирование» общеупотребительного значения слова на «лошадиное» повлияло на названия разновидностей серой и чалой масти? Тюркское заимствование «чалый» не имеет более широкого значения, и производные от этого слова «гнедо-чалый» и «рыже-чалый» больше похожи на строгие термины из ученой книжки, чем словно сошедшая с палитры художника «красно-серая» .

Главное отличие чалой масти от серой в том, что она практически не меняется в течение жизни. Кроме того, у чалой лошади обычно на голове и ногах белых волос почти нет, здесь сохраняется цвет фоновой масти. В Европе были одно время популярны лошади «моренкопф» — серые с черной или «маврской» головой, — по-видимому, вороно-чалые. Оригинальные названия оттенков мастей приняты у англичан: «синий», «красный» и даже «клубничный».

Серая масть — седеющая, и если у новорожденного жеребенка белых волос еще нет совсем, то годам к пяти он может стать совершенно белым. Правда, называют такую лошадь все равно светло-серой, чтобы подчеркнуть, что масть ее та же, что была прежде, когда она была темнее. С возрастом на поседевшей добела лошади может появиться «гречка» — своего рода регенерация пигмента в виде темных или рыжих крапинок. Светло-серых лошадей с очень темными гривой и хвостом раньше иногда называли горностаевыми. Светло-серая масть всегда считалась «вельможеской».

Слово «буланый», возможно, происходит от татарского «булан», «болан» — олень, лось. Интересно, что американское название этой масти — buckskin — переводится как «оленья кожа». Есть еще тюркское слово «боланмак» — «темнеть, делаться мутным»; оно больше подходит для темно-буланой лошади, у которой по желтому фону как бы угольной пылью рассыпан на голове, шее, плечах, спине и крупе темный пигмент. Эта масть очень эффектна, если она «в яблоках»; без «яблок» она приобретает мутноватый буро-желтый оттенок, напоминающий окраску шакала. Похоже, именно этот оттенок французы иногда называли louvet — «волчий».

На Западе соловые лошади часто называются паламино. В отношении слова «паламино» единого мнения нет, но возможно, что оно происходит от имени дона Хуана де Паламино, которому Кортес подарил солового коня благородных кровей. По другой версии оно происходит от названия сорта испанского винограда – paloma , что означает «голубка». Испанцы соловых лошадей завезли в Америку, где от них произошел своеобразный тип лошади — паламино, единственным селекционируемым признаком которой является соловая масть. Масть паламино проявляется в различных породах, и поэтому термин «паламино» относится к типу масти, а не специальному типу лошадей. О происхождении этого типа масти точно ничего не известно, но считается, что она произошла от арабских лошадей. Одной из наиболее загадочных проблем паламино является то, что их нельзя «вывести наверняка». То есть, при скрещивании лошадей масти паламино вероятность того, что жеребенок будет этой же масти равна 50%. Остальные 50% делят светло-рыжие и псевдо-альбиносы (изабелловая масть) – по 25%, на каждую масть.

Трудно сказать, где впервые появились буланые и соловые лошади, но еще в древности отмечалось, что столица Парфии Ниса «всех лошадей имеет желтых». Прямые потомки парфянских коней — ахалтекинцы — унаследовали от них эти масти и яркие золотистые оттенки. Соловые лошади были у короля Йемена. Но особенно популярными они стали в XV в. при дворе испанской королевы Изабеллы, в честь которой и получили свое название. Так имя Изабеллы, ревностной защитницы католической веры и «спонсора» экспедиций Христофора Колумба, превратилось в название конской масти: соловой — у испанцев и немцев и буланой — у французов и итальянцев.

В словарь В. И. Даля также было внесено слово «изабелловый», но впоследствии его вытеснили исконно-русские назва­ния. В XX в. его снова ввели в употребление, чтобы отличать от соловой очень светлую масть с розовой кожей и голубыми глазами — таких лошадей англичане и французы называют кремовыми. Изабелловых лошадей еще иногда принимали за альбиносов, что тоже неверно: белорожденной лошади и у альбиноса весь волосяной покров имеет от рождения снежно-белый цвет, а у изабелловой на желтоватом фоне легко различимы белые отметины и пежины. Кроме того, эти масти имеют совершенно разную генетическую основу: изабелловые жеребята обычно рождаются от двух буланых или соловых родителей, поэтому изабелловые лошади всегда появля­ются в популяции, где эти масти широко распространены, на­пример, в таких породах, как ахалтекинская, лузитанская, ­паламино, уэльский пони. С одной стороны, изабелловую масть часто считают нежелательной, так как лишенный пигмента организм более уязвим для воздействий среды. С другой стороны, лошадь с редкой и оригинальной мастью выглядит эффектнее, она невольно приковывает внимание.

Белорожденные же лошади чрезвычайно редки, в течение всего XX в. отмечены считанные случаи появления этой мутации. Считается, что эта масть обусловлена единственным доминантным геном, который в гомозиготном состоянии становится летальным. Это значит, что от двух белых лошадей в двух случаях из четырех можно получить белых жеребят, в одно — цветного, и в одном — белый жеребенок погибнет либо до, либо сразу после рождения. Эта сложность, по-видимому, и стала одной из причин вырождения в XIX в. белых лошадей Фредериксборгского завода в Дании и завода Герренхаузен в Германии: в стремлении получить, как можно больше белых жеребят спаривали белых лошадей с белыми, а в результате получали лишь половину ожидаемого. Впрочем, если один родитель будет белый, а другой — цветной, белую масть получит тоже лишь половина жеребят. «Породу» современных белых лошадей вывели американцы от рожденного в 1906 г . жеребца Олд Кинга. С 1937 г . ее разведением занимается «Клуб лошади альбино».

Еще одна масть из числа самых редких и оригинальных — чубарая. Чубарая масть известна с глубокой древности. Возможно, она распространилась из древнейшего центра культурного коневодства — Средней Азии. Китайцы к этой масти были явно неравнодушны: чубарые лошади часто появляются на их картинах. Эта масть и поныне встречается в аборигенных породах Центральной Азии: алтайской, казахской, монгольской. В. Фирсов даже отмечал у казахов особую породу чубарых лошадей — иссыккульскую, причем этим «пучеглазым» лошадям приписывалась способность отгонять злых духов. Попадались чубарые и среди карабаиров. По свидетельству одного из авторов прошлого века, «лейбгвардия окандского повелителя ездила на великолепных туркестанских лошадях тигровой масти».

Немцы называют чубарую масть тигрово-пегой, но как раз «тигровых» полос на таких лошадях нет; здесь больше подошло бы сравнение с пятнистыми кошками: барсами, леопардами. Этот тип окраски также один из наиболее сложных: ведь в нем участвуют сразу две фоновые масти. Несмотря на огромное разнообразие его вариантов, все они складываются из комбинаций двух типов пятен: во-первых, небольшие разбросанные по всему телу пятна овальной формы, и, во-вторых, белое «пятно-чепрак» с центром на крупе. Пятна ориентированы по потокам шерсти и на крупе больших размеров, чем на боках, плечах и шее; величина их колеблется от детской ладони до крупной монеты. Пятен может быть очень много, а может быть очень мало — одно-два.

Кожа чубарой лошади на открытых участках в розовых крапинках и пятнах и под белыми участками шерсти тоже лишена пигмента; на копытах перемежаются темные и светлые полосы. Характерный вид имеют глаза таких лошадей: размеры радужной оболочки меньше, чем обычно, и в углах глаз всегда видны белки. Хвост и грива часто редкие.

В породе чубарых лошадей аппалуза выделяется шесть разновидностей: леопардовая (пятна на белом фоне), бело — и пятнисто-чепрачная (с достаточно четким «чепраком»), «в снежинках» (по всему телу лошади разбросаны белые крапинки), мраморная (смесь белого и цветного волоса создает впечатление прожилок на мраморе), «в инее» (на фоновой масти остается лишь густая крапчатость в верхней части крупа, что-то вроде «выродившегося чепрака»).

Одна из разновидностей чубарых лошадей – датский кнабструп. Лошади этого типа обладают белым окрасом с равномерно разбросанными коричневыми или черными пятнами на теле, голове и ногах. Из-за масти и умного, доброго нрава, кнабструп очень популярен на цирковой арене.

Пегая масть образуется у лошадей с нарушенной цветовой пигментацией шерсти. Может быть рыже -, гнедо — и вороно-пегая. Это лошадь по основной масти, которой разбросаны большие белые пятна различной формы. В Америке лошади с таким типом масти могут быть зарегистрированы либо как пейнты, либо как пинто, в зависимости от определенных критериев. Спектр цветов пейнтов включает все известные в лошадином мире оттенки. Рисунки же варьируют от минимального белого пятна, до почти полностью белой окраски с минимальным окрашенным участком тела. Рисунки различаются по расположению цветных участков на теле лошади, два основных типа окраски называются оверо и тобиано.

Лошади овера имеют следующие характеристики: белый цвет обычно не пересекает спину между холкой и хвостом; одна или все четыре ног и темного цвета; белые участки не симметричны, а скорей разбросаны или разбрызганы (ситцевый рисунок); хвост обычно однотонный.

Лошади тобиано: темный цвет на одном или обоих боках; все четыре ноги белые, по крайней мере, ниже колена и скакательного сустава; темные участки имеют симметричные овальные или круглые очертания и спускаются по шее и груди, образуя так называемый щит; хвост обычно двухцветный.

Лошади пинто должны иметь заметные белые отметины на теле, исключая голову и ноги, эти отметины должны быть достаточно большими.

В Европе разнообразные экзотические масти были осо­бенно популярны в XV—XVIII вв. Мода на соловых, буланых, чубарых, пегих, белорожденных лошадей особенно широко распространилась среди знати в период барокко. Позднее, когда требования к лошади изменялись, предпочтение стали отдавать лошадям темных мастей, так как считали их более выносливыми и крепкими. Кроме того, масть коня пытались связать с его нравом и темпераментом: вороных считали норовистыми и злобными, светло-серых — смирными, как овечки, рыжим приписывали нервозность и пылкий темперамент. Множество подобных примет существовало у различных восточных народов, причем подчас они были связаны с силой и резвостью коня и даже судьбой его владельца. Например, туркмены очень любят гнедых коней. У них даже есть пословица: «Среди коней отличается гнедой, среди джигитов — смелый». Туркмены еще говорят: «Не бери рыжего, украшай серого, содержи буланого, езди на гнедом» — и считают гнедых лошадей самыми сильными и резвыми. О силе гнедого коня упоминают и арабские поверья: «Некогда не покупай рыжей лошади, продай вороную, заботься о белой, а сам езди на гнедой». Рыжая масть долгое время олицетворяла огонь, и считалось, что такие лошади «холерические, огненные и неумеренные», вороные «с черной желчью, горячие, злые, с трудом обучаемые, не решительные и не надежные, часто и близорукие», белые – «флегматичны и изнежены»: чем белее масть, тем флегматичнее лошадь, а вот гнедые считались «бодрыми, смелыми, полнокровными, сильными, способными и трудолюбивыми». Однако современные исследования не подтвердили зависимости между мастью лошади и хозяйственно-полезными качествами.

В современном спортивном коневодстве придерживаются того правила, что «хорошая лошадь всегда имеет хорошую масть», и не отдают предпочтения какой-либо из мастей, имеющейся в породе. В то же время для некоторых пород масть, даже определенный ее оттенок, становится чем-то вроде фирменной марки: например, кливлендские лошади все гнедые, фризы — вороные, фьорды — саврасые. Есть породы, в которых одна или две масти доминируют. Правда, соотношение мастей в породе — вещь непостоянная: еще в начале века среди тех же фризов было много гнедых, а серые ахалтекинцы попадались чаще, чем сейчас буланые; в то же время из андалузской породы исчезли такие масти, как чубарая, пегая, соловая и буланая. Но самый богатый выбор разнообразных мастей можно найти, как правило, среди аборигенных пород.

Наши предки придавали масти коня большое значение: сколько примет, предрассудков и поверий связано с этой вро­де бы второстепенной деталью экстерьера! У древних индийцев слово «буланый» превратилось в название лошади вообще. Богам посвящались лошади определенных мастей, часто редких и необычных. Да и в наши дни масть лошади ставит перед человеком немало самых разных загадок.

· Баланин В.И., Вилль А.В. и др. «Всё о лошади» Санкт-Петербург, «Лениздат» – 1996г.

· Ливанова Т. «Масти». Журнал «Золотой мустанг» 1998 г ., №4, стр.38

· Волкова Е. «О чем расскажет масть коня?». Журнал «Золотой мустанг» 1998 г ., №5, стр. 36-39

· Витт В.О. «Практика и теория чистокровного коневодства» Москва, 1957г.

· Джудит Дрэйпер «Лошади и уход за ними». Москва, 1997г.

· Ливанова Т.К. «Своя лошадь: советы коневладельцам» Москва, «Колос», 1994г.

· Свечин К.Б., Бобылев И.Ф., Гопка Б.М. «Коневодство» Москва, «Колос», 1992г.

· Красников А.С. «Экстерьер лошади» Москва, «Государственное Издательство Сельскохозяйственной Литературы», 1957 г .

О.А. ХЕЛЬСТРЕМ.
Московская Государственная Академия Ветеринарной Медицины и Биотехнологии им. К.И. Скрябина. 2002г.

Главная » Материалы » Новости » | Дата: 09.10.2012 | Просмотров: 5453 | Комментариев: 0

Это не «шутка природы», это жеребенок алтайской породы лошадей чубарой масти пятнистого окраса, родившийся в урочище Кара-Тыт Улаганского района республики Алтай.

Фермеры Улаганского района в Горном Алтае взялись за возрождение некогда легендарных пятнистых лошадей чубарой масти древней Алтайской породы, которые упоминаются еще в местном эпосе. В советские годы разведением чубарых, напоминающих окрасом далматинцев, здесь занимались серьезно, тогда общая численность пятнистых табунов оценивалась в 15 тысяч голов. Но в перестроечное время колхозы пришли в упадок, и только благодаря частным хозяйствам порода сохранилась.

Сейчас ее возрождают на животноводческой ферме «Василек» на высоте 1300 метров над уровнем моря близ села Улаган в урочище Кара-Тыт. Занимаются чубарыми два брата — Андрей и Урмат Ынтаевы, на сегодня в их хозяйстве около 200 таких лошадей.

Эти красавцы очень выносливы и бесстрашны — они, как и во времена кочевников, способны долго ходить по горной местности, могут сами отбить жеребят у волков, которые нападают на табуны даже вблизи людского жилища.

В работе лошади не задействованы — в горах практически нет никакого сельского хозяйства. Сейчас их выращивают на продажу, чтобы таким образом и заработать на разведение породы. В будущем фермеры думают возродить скачки.

Один из братьев — Урмат — участник легендарного ансамбля горлового пения «АлтайКай». Для музыкантов возрождение чубарых означает сохранение алтайской культуры, пятнистым они посвятили большую часть своего репертуара, называя этих лошадей тотемом своего ансамбля.

Вывести разноцветные масти

От Горно-Алтайска едем до Улагана на легковом автомобиле: 400 километров по горным дорогам через перевалы. Дальше пересаживаемся на УАЗ: дорога до животноводческой стоянки труднопроходимая.

В одном месте перед горной речушкой приходится выходить из машины и идти пешком: мост, построенный в годы войны, держится буквально на честном слове. Наконец, добираемся до первого пастбища.

«Лошади у нас пасутся отдельными табунами по 15-30 голов. Это делается специально для того, чтобы вывести разных лошадей. Потому что в одном табуне все лошади всегда похожи на главного жеребца по окрасу. Мы же их смешиваем так, чтобы получались разные цвета», — поясняет Урмат.

Братья провозят нас по нескольким табунам. Действительно, видим, что в одном месте чубарые светлые с коричневыми пятнами, в другом — с серыми, где-то, наоборот, черные в светлых яблоках.

При этом пятна, которые могут покрывать как все тело животного, так и какую-то его часть, различаются как размерами, так и формой — встречаются круглые пятна, овальные, даже прямоугольные.

«Много лет назад у нас был очень интересный жеребец, которому мы дали говорящую кличку — Седелко, потому что у него на спине было большое черное пятно в форме седла, — рассказывает Урмат и обращает наше внимание на другую особенность чубарых. — У них необычные глаза, со светлыми зрачками, смотришь на них, и такое ощущение, что глаз не видно».

Можно сказать, что на ферме методом проб и ошибок проводят селекционную работу. Так, в одном из табунов мы увидели, что кроме главного жеребца, пятнистых только два маленьких жеребенка: здесь селекция началась только в этом году. В тех табунах, где работа идет уже несколько лет, большинство из поголовья — пятнистые.

Летние и зимние «квартиры»

После того, как осмотрели табунов десять, приезжаем на стоянку животноводческой фермы. Братья-конезаводчики поясняют, что остальные животные уже переведены на летние пастбища, которые находятся еще выше в горах, и добраться туда возможно только верхом.

«Это очень живучие лошади, как раз для того, чтобы жить на морозе, по горам лазить, они очень стойкие, хорошо пасутся. Зимой они находятся здесь (на стоянке), кормим их сеном, комбикормом, овсом, а летние стоянки — километров 100-200 отсюда», — уточнил совладелец фермы.

В то время, когда табуны чубарых пасутся высоко в горах, пастухам удобно следить за ними с помощью биноклей — за счет разнообразного и яркого окраса их невозможно перепутать с другими табунами, в то время как лошади обычных пород схожи между собой, особенно издали.

Отбить жеребят у волков

«Важно, чтобы жеребец был сильным, мог сохранить свой табун от волков. Сейчас, например, когда волки щенят кормят и нападают особенно часто, их особенно и не проконтролируешь. Ребята охраняют, но это сложно — осмотрел одно пастбище, только ушел, а волк тут как тут, ночью и вовсе не видно ничего. За месяц пять жеребят утащили», — сокрушается Урмат.

Ночью, когда мы легли спать в маленькой избушке, электричество в которой включают лишь ненадолго от дизеля, Андрей с ружьем ушел осматривать окрестности, потом вернулся, но в четыре утра уже был на ногах — возобновил «патрулирование». И все равно за ночь волк умудрился ранить жеребенка из табуна, ночевавшего на стоянке недалеко от избушки.

Андрей, который оказался не только фермером, но и ветеринаром, обработал жеребенку раны. «Несколько дней полечим, поправится, если только волк снова не цапнет, — сказал он и добавил о табуне: — Молодцы, отбили маленького».

Награда от властей за отстрел одного волка, которые все чаще нападают на скот, около 3 тысяч рублей, но люди охотятся не ради денег, а чтобы сохранить поголовье лошадей, коз, овец, которые зачастую являются единственным источником дохода большой семьи.

Высокая ценность и вынужденные продажи

«Если бы возрождение чубарых получило господдержку, было бы легче — построили бы конюшню, наняли чабанов, профессионального ветеринара, обеспечили лошадям лучший уход. А так часто приходится продавать самых красивых, чтобы купить корм, обеспечить другие нужды», — говорят братья.

По их словам, алтайских чубарых покупают очень охотно, и ценятся они в два-три раза дороже лошадей обычной породы. Взрослый жеребец стоит от 40 тысяч рублей и выше, маленький жеребенок — от 15 тысяч.

Чубарые как тотем

При этом для братьев чубарые — не только красивые животные и источник дохода. Они считают, что эти лошади, о которых упоминается еще в героических эпосах, символизируют уникальность алтайской культуры не меньше, чем знаменитое горловое пение «кай».

«Эти лошади как бы символизируют неразрывность людей и природы, важно, что они сохранились также в алтайском фольклоре, в народном алтайском творчестве. Они служат неисчерпаемым источником вдохновения для нашего ансамбля горлового пения «АлтайКай». Мы посвятили этим лошадям множество песен, снимали их в клипах. Мой последний альбом целиком выполнен в стиле Чокыр ат (Чубарый)», — рассказал Урмат, который также является руководителем знаменитого ансамбля горлового пения «АлтайКай», известного не только в России, но в Европе и США.

По словам Урмата, Чокыр ат буквально изображает чубарого как музыкой, так и голосом, самой мелодией. «Можно сказать, что эти лошади — тотем нашего ансамбля», — подчеркнул он.

В 2007 году в Улаганском районе проходил фестиваль горлового пения. В рамках этого праздника братья провели лошадиные скачки, в которых участвовали только алтайские чубарые. «Это было очень красиво и необычно, такое ощущение, будто зебры скачут», — вспоминает Урмат.

Братья очень хотят возродить такие скачки, приурочив их к подобным фестивалям, но когда это станет возможным, сказать не может никто. А пока главная цель — вернуть былое величие породы. И начинают, конечно, с жеребят. Когда мы ехали обратно, на одной из запасных стоянок нам показали жеребенка, родившегося накануне нашего приезда. На ночь, чтобы защитить от волков, фермеры поместили его ближе к людям. А с наступлением дня новорожденный чубарый, как маленькая пятнистая собачонка, побежал за пастухом к одному из табунов — к маме.

admin