Лошади в великой отечественной

«Лошади старались, как умели,

Вынесли героев из атак —

Чтоб герои в песнях прогремели,

Только не споют о лошадях.

Считается, что история боевого применения лошадей закончилась с появлением на полях сражений в массовом количестве пулеметов. Конь ничем и никак не защищен от пулеметной очереди, а значит, кавалерия автоматически выбыла из дела.

Появление на полях сражений танков и самоходной артиллерии довершили дело. Теперь лошадь на войне стали рассматривать как анахронизм. Но тем не менее…

Очень правильно судьбу лошадей времен войны раскрыл Николай Бобров

(г. Вольск , Саратовская область) автор нижеследующего стихотворения:

КОНИ НА ВОЙНЕ

Кони на войне. Война моторов,
Танки на прорыв повсюду шли,
Только тысячи коней-тяжеловозов,
Пушки многотонные везли.

Так же как людей, военкоматы,
На войну призвали лошадей,
Ведь они такие же солдаты,
Верные помощники людей.

С конницы войну мы начинали,
Против танков, самолетов шли,
Шашками фашистов порубали,
Под Кущевской выстоять смогли.

Всю войну те кони воевали,
Шли на бой и раненных везли,
Партизанам в битвах помогали,
Сколько же всего они смогли?

Званий, орденов им не давали,
Фуражом могли лишь поощрять,
Но коней конечно врачевали,
Чтоб в строю увидеть их опять.

Не было у лошадей защиты,
И не спрячешь ведь ее в окоп,
Под обстрелами они убиты,
Или ждали — может пронесет.

Видно выбора и не было другого,
Или то была и их война,
И они тянули пушки снова,
Иль топтали лютого врага.

Мы людей погибших посчитали,
Сколько же погибло там коней?
От работы иль снарядов пали,
Или стали пищею людей.

Я уверен, нет тому учета,
Хотя тяжкий труд они несли,
Очевидно кони, их работа,
Победить в войне нам помогли.

Лишь сейчас решили ветераны,
Памятник поставить лошадям,
На горе Поклонной, с павшим рядом,
Поклониться нужно и коням!

Трудно представить нашу победу без этих красивых и благородных животных!

«Они не погибли, а просто ушли — просто ушли в небеса. »

Конница идет парадом на фронт через Красную Площадь (7 ноября 1941г)

Советские кавалеристы в строю.(Битва за Москву (Зима 1942г)

Кавалерийская атака. Советские кавалеристы участвовали и в открытом противостоянии. Так, например, в конце войны кавалерийская дивизия генерала Блинова спасла 50 тысяч военнопленных, заперла дорогу на Дрезден. А 7-й гвардейский конный корпус отличился тем, что взял города Ратенов и Бранденбург. 3-й гвардейский корпус взял Рейнбург и встретил на Эльбе союзников. Так что и здесь кавалерия доказала свою эффективность.

Гвардии-генерал Доватор с кавалеристами(1941г). Лошади оказались незаменимы для стремительных рейдов по тылам противника, для налетов и диверсий. А все потому, что конь может преодолеть расстояние до 100 км за сутки, и пройти там, где не пройдёт никакая техника и сделает это незаметно. Только один конный корпус советского генерала Льва Михайловича Доватора во время битвы за Москву сковывал тылы целой армии.

Конники-гвардейцы. Корпус Белова(1941г)

Использование тачанок на войне

Конный разъезд ведет наблюдение

Лейтенант Гуйвик с конем Орликом. Невозможно представить себе командиров батальонов и полков без их верных четвероногих помощников. Бойцы, назначенные связными, также часто предпочитали коня мотоциклу.

Именно упряжки в шесть лошадей всю войну без всяких жалоб и капризов тянули орудия, меняя огневые позиции батареи.

Причина такого широкого использования лошадей весьма проста — по бездорожью (особенно весной и осенью), там, где застревали любые автомобили, могли пройти только эти выносливые животные.

Лошади. Расчет бронебойщиков (1941). Казачий расчет бронебойщиков передвигается верхом на лошадях. На вьючной лошади перевозится противотанковое однозарядное ружье системы Дегтярева образца 1941 года (ПТРД-41).

Обоз 308-го пехотного полка вермахта форсирует Днестр (1941г).
Повозки буксируют легкие 75-мм пехотные орудия 7,5 cm. (Из жизни немецких войск. Начало войны с СССР)

Форсирование реки под обстрелом 1942 год.

Орудийные расчеты при помощи лошадей меняют позиции

Лошади артиллерийского подразделения.

Пушки ЗИС-3 на марше» Советская 76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр. 1942 года
на марше-конная тяга. (1942, 1943, 1944, 1945 гг.)

Румынские солдаты ведут вьючнных лошадей по дороге в окрестностях Севастополя. (Зима. 1941год) Источник: www.nationaalarchief.nl

Расчет немецкой 37-мм пушки Pak 35/36 на позиции у дороги, также производил маневр при помощи конной тяги

Жизнь лошадей на войне была не долгой

Лошади орудийной упряжки (июнь 1942г). Убитые лошади орудиной упряжки советской 76-мм дивизионной пушки образца 1939 года (УСВ) в поле под Керчью. На втором плане немецкий полугусеничный артиллерийский тягач Sd.Kfz. 11 с 105-мм легкой полевой гаубицей le.FH 18.

Лошади после боя. Кенигсберг 1945г

Седла павших после битвы лошадей

Окруженные немцы поели лошадей.
Гора копыт лошадей, съеденных окруженными в Сталинграде немцами (После окружения под Сталинградом немецкой 6-й армии и перекрытия путей ее снабжения продовольствием, в немецких войсках начался голод.)

Лазарет, медсомбаты на конной тяге. Сколько раненых обязано своей жизнью этим скромным труженикам войны! Ведь большинство лазаретов и медсанбатов были «на конной тяге».

Санитарка на поле боя.

С помощью лошадей расчищали дорогу, по которой шли машины с хлебом

Первый обоз через Ладожское озеро в блокированный Ленинград

Берлин. Советские конные обозы(1945)

Лошадь у здания универмага.Сталинград(1947г)

Ростов. Горит здание на Энгельса — центральной улице города

(Театр Горького) Парад Победы 1945г. Ростов. Театральная площадь Конница.

Ростов парад победы 1945г. Театральная площадь, тачанки.

Маршал Семен Буденный на параде 7 ноября 1947 года на Красной площади.

Мемориал погибшим животным (Лондон 2004год) .
Мемориал посвящен памяти всех животных, служивших и погибших в сражениях людей. Сейчас на памятнике видны фигуры многих зверей. Поражает и надпись, гласящая: «У них не было выбора».

Много написано статей и песен о войне и её участниках. Вот и памятник в Москве появился в память монгольской лошади. Неужели другие лошади не удосужились быть воплощенными в памятниках? Мы современники, и опираясь на первоисточники, хотелось бы освежить ту память: Великая Отечественная — последняя война кавалерии Советские конные части успешно участвовали во всех больших наступлениях 1942-44 годов. Часть кавалеристов составляли бойцы с Дона и Кубани — самое настоящее советское казачество. Два гвардейских кавалерийских корпуса в годы Великой Отечественной войны официально именовались «казачьими». В 1945 году 5-й гвардейский Донской казачий корпус с боями дошел до Вены, а 4-й гвардейский Кубанский казачий корпус освобождал Прагу. Лошади участвовали в Великой Отечественной войне не только в кавалерии — к 22 июня 1941 года численность лошадей в РККА составляла 526,4 тысячи, но уже к 1 сентября в армии было 1,324 тысячи этих четвероногих копытных. В германском «вермахте» четвероногих военнослужащих было еще больше . Всего же за годы войны немцы эксплуатировали на «восточном фронте» более 3 миллионов лошадей.Лошадь в буквальном смысле слова вытянула на себе ту войну, причем по обе стороны фронта.

Советский кавалерист в тылу немецких войск. Фото: voenpravda.ru

Какие же породы лошадей преобладали в кавалерии во время Великой Отечественной войны? Самые разные. Любая кавалерийская часть располагала в первую очередь породами лошадей, которые были популярны в местах формирования подразделения:

  • Донские казаки отдавали предпочтение донской породе;
  • Лихие джигиты с Кавказа больше всего ценили кабардинских лошадей;
  • Гордые наездники из Средней Азии обычно восседали на ахалтекинцах;
  • Сибиряки не могли нарадоваться на кузнецкую породу;
  • Особенно любили артиллеристы лошадей-тяжеловозов — эти без проблем буксировали даже огромные гаубицы! И здесь особенно отличались владимирские тяжеловозы — гордость отечественного коневодства.
  • Использовали трофейных немецких упряжных лошадей, и постоянно удивлялись: вроде здоровые кони, а через несколько дней работы почему-то падают,а владимировец пол Европы пройдет, питаясь соломой с крыш.

Иногда в конные части приходило пополнение из метисов и полукровок. И, надобно заметить, в большинстве случаев они также честно несли службу, как и их «чистопородные» собратья. «В Москве установлен памятник монгольским лошадям, прошедшим ВОВ до самого Берлина» Памятник сам по себе — хорош, но по СПРАВЕДЛИВОСТИ(. ) название его должно бы звучать » Память всем ЛОШАДЯМ– участникам Великой Отечественной Войны «

Лошади старались, как умели, Вынесли героев из атак — Чтоб герои в песнях прогремели, Только не споют о лошадях… М. Щербаков, «Человек судьбой своей играет»

Считается, что история боевого применения лошадей закончилась с появлением на полях сражений в массовом количестве пулеметов. Конь ничем и никак не защищен от пулеметной очереди, а значит, кавалерия автоматически выбыла из дела. Появление на полях сражений танков и самоходной артиллерии довершили дело. Теперь лошадь на войне стали рассматривать как анахронизм. Но тем не менее…

Все-таки, несмотря на то, что Вторую мировую войну называли войной моторов, кони играли в ней немаловажную роль. И в Советской Армии, и в вермахте лошадей применяли и как транспортную силу, особенно в артиллерии. Именно упряжки в шесть лошадей всю войну без всяких жалоб и капризов тянули орудия, меняя огневые позиции батареи.

Так и встают перед глазами кадры фронтовой кинохроники: красноармейцы из всех сил выталкивают застрявшую телегу со снарядами, запряжённую лошадьми. Причина такого широкого использования лошадей весьма проста — по бездорожью (особенно весной и осенью), там, где застревали любые автомобили, могли пройти только эти выносливые животные.

Надежный товарищ

Особенно любили артиллеристы лошадей-тяжеловозов — эти без проблем буксировали даже огромные гаубицы! И здесь особенно отличались владимирские тяжеловозы — гордость отечественного коневодства. Примечательно, что когда во время Великой Отечественной войны наши артиллеристы, использовали трофейных упряжных лошадей, то постоянно удивлялись: вроде здоровые кони, а через несколько дней работы почему-то падают.

Неужели это и есть хваленое немецкое качество? А ларчик на самом деле открывался просто: немецкая лошадь привыкла к тому, чтобы ее регулярно и сытно кормили, а владимирец пол-Европы пройдет, питаясь соломой с крыш.

Однако не только пушки и снаряды были заботой лошадей. Без коня солдата не накормишь — ведь обозы с продовольствием и полевые кухни доставляли на позиции именно лошади. Кстати, именно для этих (и некоторых других целей) даже в стрелковом полку по штату полагалось иметь триста пятьдесят лошадей. Невозможно представить себе командиров батальонов и полков без их верных четвероногих помощников.

«Лошади — куют Победу вместе с нами» — говорили бойцы Красной Армии.

Бойцы, назначенные связными, также часто предпочитали коня мотоциклу. А сколько раненых обязано своей жизнью этим скромным труженикам войны! Ведь большинство лазаретов и медсанбатов также были «на конной тяге». Нередко бывало и то, что пехота выезжала на позиции не на грузовиках, а на конных подводах. Ну, а перемещения и рейды партизанских отрядов без подобного вида транспорта вообще невозможно представить.

Да и кавалерию, как оказалось, рановато было отправлять в архив. Лошади оказались незаменимы для стремительных рейдов по тылам противника, для налетов и диверсий. А все потому, что хотя конь бежит со средней скоростью не более 20 км в час и может преодолеть не более 100 км за сутки, но он может пройти там, где не пройдёт никакая техника — и сделает это незаметно.

Только один конный корпус советского генерала Льва Михайловича Доватора во время битвы за Москву сковывал тылы целой армии. И противник не мог ничего поделать с отважными и неуловимыми кавалеристами. Вот что писал в своей докладной записке начальник Генерального Штаба войск вермахта генерал Гальдер:

«Мы постоянно сталкиваемся с конными соединениями. Они так маневренны, что применить против них мощь немецкой техники не представляется возможным. Сознание, что ни один командир не может быть спокоен за свои тылы, угнетающе действует на моральный дух войск».

Незаменимость лошадей во время боев

Иногда советские кавалеристы участвовали и в открытом противостоянии. Так, например, в конце войны кавалерийская дивизия генерала Блинова спасла 50 тысяч военнопленных, заперла дорогу на Дрезден. А 7-й гвардейский конный корпус отличился тем, что взял города Ратенов и Бранденбург. 3-й гвардейский корпус взял Рейнбург и встретил на Эльбе союзников. Так что и здесь кавалерия доказала свою эффективность.

Какие же породы лошадей преобладали в кавалерии во время Великой Отечественной войны? Самые разные.

Любая кавалерийская часть располагала в первую очередь породами лошадей, которые были популярны в местах формирования подразделения.

  1. Донские казаки отдавали предпочтение донской породе. Лихие джигиты с Кавказа больше всего ценили кабардинских лошадей.
  2. Гордые наездники из Средней Азии обычно восседали на ахалтекинцах.
  3. Сибиряки не могли нарадоваться на кузнецкую породу.

Но бывало и так, что конные части приходило пополнение из метисов и полукровок. И, надобно заметить, в большинстве случаев они также честно несли службу, как и их «чистопородные» собратья.

Следует заметить, что у противника в начале войны лошадей было меньше, хотя кавалерийские части были и в Вермахте. Однако, попав из Западной Европы на российское бездорожье, немцы быстро осознали преимущества «четвероногой» тяги, и количество лошадей в немецкой армии сильно возросло, в основном за счет оккупированных территорий.

Сохранилось множество свидетельств, что немецкие кавалеристы и ездовые очень тепло и уважительно отзывались об отечественных породах лошадей. Так что наши кони могут гордиться — их и противник уважал (а такое случается не часто).

У военных лошадей были интересные клички:

Сколько же лошадей «проходили службу» в рядах Советской Армии в годы войны? Сложно сказать. По официальным данным штатная численность лошадей в войсках составляла 1,9 миллиона голов. Однако немало из них в «списках не значились».

Кого-то просто не успевали записать на довольствие, ведь жизнь лошади на войне не была особенно долгой. Она, например, не могла спрятаться в траншеи или укрыться в блиндаже от пуль и осколков снарядов. Считается, что за время Великой Отечественной войны на полях сражений было потеряно более миллиона лошадей. Впрочем, потери среди конского состава были бы несравненно больше, если бы не четко организованная ветеринарная служба, действовавшая на фронте. Подавляющее большинство раненых и заболевших лошадей после лечения возвращались в строй.

Работа ветеринарной службы

Четкость работы ветеринарной службы в годы войны вызывала искреннее восхищение. Раненных лошадей никогда не бросали, а собирали после каждого боя и отправляли в специальные ветеринарные лазареты. Для доставки самых тяжелых раненых и больных во фронтовой тыл использовался автотранспорт, имевшийся в специальных эвакуационных лазаретах. В армейских и фронтовых лазаретах были хирургическое, терапевтическое и инфекционное отделения, которые возглавлялись квалифицированными специалистами. Тяжело раненным лошадям здесь делали операции, а потом много месяцев лечили их и выхаживали до полного выздоровления. Так что раненные лошади были окружены такой же заботой и вниманием, что и бойцы.

И все-таки очень много лошадей пало на полях сражений. Считается, что за время Великой Отечественной войны на полях сражений было потеряно более миллиона лошадей. И в отличие от людей, имена этих скромных тружеников фронта практически никому не известны. Погибших лошадей не награждали орденами, не присваивали геройских званий… Выживших, впрочем, тоже.

Однако видимо пришло время воздать должное подвигу этих животных. Я надеюсь, что в скором времени на Поклонной горе по инициативе одного из депутатов будет установлен памятник лошадям-участникам Великой Отечественной войны. Бесспорно, они это заслужили по праву. Трудно представить нашу победу без этих красивых и благородных животных.

Приближается великий праздник для нашей страны и для нашего народа. Живущим сегодня под спокойным синим небом, в мирное время не понять, что такое война. Но мы хотя бы можем приблизиться к пониманию того ужаса, который пришлось пережить нашим предкам, читая книги о войне, просматривая фильмы, читая фронтовые письма и слушая истории доживших до этого времени очевидцев. В преддверии 9 мая мы хотим еще раз обратить внимание наших читателей на то, какую важную роль играли в великой отечественной войне лошади.

Итак, вторая мировая война – это война техники, и коням вроде бы нечего делать на поле боя, где ежесекундно с легкостью можно было нарваться на свинцовую пулю. Но, так или иначе, лошади участвовали в войне, если не как воины, то как помощники, как тяжелая рабочая сила. Там, где не могла пройти даже самая маневренная техника, там, где солдаты нуждались в продовольствии, снарядах, медикаментах, там проходили телеги, запряженные лошадьми, и надежда загоралась в потухших сердцах красноармейцев.

Как мы знаем, в России две беды, так вот пресловутые дороги по весне и по осени превращались в такое месиво, что ни один автомобиль не мог проехать, а вот крепконогие лошадки выручали людей и с завидным упорством переносили все тяготы и лишения армейской службы. Впрочем, немцы тоже вскоре осознали эффективность использования лошадей, и увеличили число лошадей, разумеется, за счет возросшего количества захваченных территорий. Однако, есть по свидетельствам самих же немцев, наши кони и выносливей, и податливей, и если удавалось захватить русских лошадей, немцы ценили их и уважали.

Кстати, наши русские лошадки не чета упитанным холеным немецким сородичам. Наши солдаты не раз захватывали лошадей противника, но те, не выдерживая и недели, падали от усталости прямо в упряжи. Дело в том, что наши лошади привыкли существовать на скудном рационе, и в голодные времена довольствовались соломой с крыш деревенских изб. А вот, привыкшие к полноценному трехразовому сбалансированному питанию, немецкие кони, не имели ни крепких желудков, ни привыкшего к лишениям характера.

Русские не были готовы к войне, об этом все знают. Не хватало в первую очередь техники, а лошадей собирались списать в архив, как анахронизм и неактуальный способ вести бой. Но в 1941 году, оказалось, что списывать конницу преждевременно. Например, выходило, что командиру батальона удобней объезжать своих подчиненных на лошади, а не на положенном мотоцикле. Оказалось, что совершать налеты в тыл противника также эффективней на лошадях. Немцы, уверенные, что если нет дороги, значит, нет прохода, не раз попадались в эту ловушку. Вот цитата одного немецкого генерала.

«Мы постоянно сталкиваемся с конными соединениями. Они так маневренны, что применить против них мощь немецкой техники не представляется возможным. Сознание, что ни один командир не может быть спокоен за свои тылы, угнетающе действует на моральный дух войск».

Не только налеты в тылу оказались под силу кавалерии. Дорога на Дрезден в конце войны оказалась в руках дивизии генерала Блинова. Конечно, боевой дух немцев был уже на нуле, но нельзя не отметить смелость и дерзкую наглость солдат, решивших атаковать немцев, вооруженных самой современной техникой, на обыкновенных лошадях. Были случаи, когда конные отряды красноармейцев брали города и села. Так что конница наглядно доказала свою актуальность и необходимость.
Партизанские отряды целиком и полностью зависели от лошадей. Ведь скрытность и бесшумность – главное оружие партизан, и передвижение на автомобилях и мотоциклах было невозможным. А на лошадях партизаны тихонечко проникали в любую лазейку, разрушали коварные планы врагов, а затем также тихонечко ускользали.
Сколько раненых солдат должны благодарить лошадей за своевременную их доставку в госпиталь? Лошади тянули санитарные фургоны, и у каждого лазарета была своя четырех копытная тягловая сила.
Невозможно назвать точную цифру лошадей, участвовавших в войне, но историки сходятся к мнению, что на в великой отечественной войне участвовало не менее 2 миллионов лошадей. Причем около половины животных погибло на местах сражений. Малок кто знает, что погибнуть могло гораздо больше, если бы не ветеринарная служба, созданная для лечения болезней и ранений лошадей и работавшая четко и организованно. Благодаря ветеринарам десятки и сотни лошадей возвращались в строй и с новой силой продолжали работать на нужды фронта. Так что раненых лошадей никогда не бросали на поле боя, на специальном транспорте их вывозили в ближайшее отделение ветеринарной больницы, и там лошадка, окруженная заботой и квалифицированным лечением, отдыхала и поправляла здоровье.
Какие же породы лошадей участвовали в войне? Да, многие. И донские, и кабардинские, и ахалтекинцы, и простые кузнецкие, и монгольские. Последним недавно установлен памятник скульптора Баяра Банзрагча. К 9 мая в честь 70-летия победы памятник установят на одной из московских улиц. Монголия помогала фронту лошадьми, причем более полумиллиона лошадок этой породы участвовали в войне. Это крепконогие низкорослые лошади, отличающиеся огромной выносливостью и неприхотливостью. Памятник пока не установили, но у нас уже есть его фотография.
Но мы надеемся, что на этом инициатива по созданию памятников не закончится. И нужно отдать должное их подвигу хотя бы посмертно. Пусть люди пронесут через года благодарную память умным и благородным животным, а когда еще, как не сейчас, их чествовать и вспоминать. Ведь на войне лошадям не давали ни медалей, ни званий, ни орденов, у них ведь у большинства даже имен не было. Давайте внесем хоть малую лепту в распространение истории о подвигах лошадей в Великую Отечественную. Поделитесь этой статьей с друзьями, и пусть все знают, что мы помним о значительной роли лошадей на войне и о том, что наша победа эта и их заслуга.

Трудно переоценить роль лошади в Великой Отечественной войне.

Маневренность и мобильность кавалерии, внесла неоценимый вклад в Победу. Но не только в кавалерии были лошади. Тысячи раненых, жизнью были обязаны лошадям. В лазаретах и санитарных бригадах – лошадь была главной тягловой силой.

По бездорожью, не могла пройти ни одна техника. Тысячи лошадей тянули артиллерийские пушки и даже тяжелые гаубицы.

Даже немцы со своей хваленой техникой, к концу войны стали чаще использовать лошадей. Они хорошо отзывались о нашем владимирском тяжеловозе. Что для немцев было просто не возможно. О немецких же лошадях наши солдаты говорили: «Вроде здоровые, крепкие. Но через некоторое время падают» Выяснилось, немецкие лошади привыкли к регулярному сытому кормлению, специальными кормами. Наша рабочая лошадка довольствовалась подножным кормом, вплоть до соломы с крыш.

Были случаи – лошади спасали своих хозяев. Русский парень Иван, вырос в деревне и вся его жизнь прошла рядом с лошадьми. Когда началась война, он пошёл возить артиллерийские пушки, что бы быть поближе к лошадям. Как то раз, шёл бой и недалеко произошёл взрыв. Слава богу Ивана легко ранило, но землёй присыпало так, что самостоятельно выбраться он не мог. Рядом никого уже не осталось. Умное животное, прискакало в тыл и всем своим поведением как-будто показывала что — то. Все время рвалась обратно. Солдаты пошли за ней, нашли и откопали Ивана.

Ещё один случай рассказывали, произошёл с девушкой, разведчицей СМЕРШа. Необходимо было допросить взятого в плен немца. Находился он в соседней от штаба деревне. Разведчица вскочила на коня и понеслась к полю, на другом конце которого находилась деревня. Лошадь же перед полем встала, упиралась, не хотела идти. Затем осторожно, очень медленно переступая ногами, пошла вперёд. Когда пересекли поле, девушка увидела табличку «Осторожно мины» Получается, интуиция лошади спасла жизнь человеку и себе.

По подсчетам, в войне участвовало приблизительно три миллиона лошадей.

Но возможно их было гораздо больше. Миллион животных погибли. Раненых лошадей, если была возможность, обязательно лечили, делали им операции и возвращали обратно в строй.

Командующий парадом на Красной Площади Маршал Советского Союза С.М. Буденный. 7 ноября 1941 г.

Спасибо за просмотр. Подписывайтесь, ставьте лайки.

В период великий географических открытий кавалерия была основной силой в колониальных войнах.

Ее мощь поняли еще конкистадоры. К головокружительному успеху Кортеса в Америке, ружья не имели почти никакого отношения, секретом победы были лошади, вселяющие в индейцев ужас, плюс умелое использование разногласий между аборигенами. Победы на поле боя создавались подковами лошадей.

Не с меньшим успехом конница применялась и против индейцев североамериканских прерий, и против африканцев. Тут сработало еще одно изобретение, сделанное в XVI веке итальянским кондотьером Пьетро Строцци и ставшее основой колониальных (и не только) армий Европы: драгуны. Драгуны — это вообще не кавалерия, а мобильная пехота: они (в изначальном своем варианте) перемещаются на лошадях, а сражаются пешком. Основное оружие драгуна — ружье.

Впервые мощь драгун понял шведский король Густав Адольф. Шведская армия, дотоле мало кого беспокоившая, неожиданно оказалась под его командованием чуть ли не лучшей в Европе.Во всех сражениях с ним был его верный конь,не раз спасавший ему жизнь,благородное животное с говорящим именем Стрейф.

Известно, что в сражении под Полтавой лошадь Петра Первого,Лизетта спасла царя от смерти. В ходе битвы Пётр оказался фактически в одиночестве перед шведскими армейскими подразделениями, которые открыли прицельный огонь по всаднику. Лошадь рванула в сторону, тем самым избавив царя от опасности; только одна пуля раздробила луку седла.

Вскоре после Полтавской битвы Лизетта получила почётную отставку по возрасту.

После её смерти Пётр велел сделать чучело любимой лошади. Именно это чучело стало прототипической моделью для изображений лошадей на батальных полотнах, запечатлеваемых живописцами в поздний период. Лизетта служила Петру на протяжении всего первого десятилетия XVIII века, достойно выдержав все тяготы и испытания Северной войны.

В период наполеоновских войн в период с 1805 по 1815 год французская армия потеряла более пятисот тысяч лошадей – убитых и покалеченных в сражениях, погибших от голода и холода. Один только поход на Россию стоил Франции пятидесяти тысяч лошадей. Коневодство многих стран Европы было разорено наполеоновскими войнами, не говоря уж о боевых потерях. Вряд ли лошади поставили бы памятник Наполеону.

В бесконечных сражениях под Наполеоном было убито почти два десятка лошадей! Первый раз Бонапарт лишился боевого коня 17 декабря 1793 года под Тулоном во время атаки форта Мюльграв – тогда он еще был командиром батальона. Последний раз это случилось в сражении при Арси-сюр-Об 20 марта 1814 года, и чуть не стоило императору жизни. Английский историк Дэвид Чандлер так описывает этот эпизод: «Снаряд вражеской гаубицы с дымящимся запалом влетел в землю в нескольких футах от дрогнувшей линии войск. Заметив, что несколько солдат пятятся назад, чтобы спастись от ожидаемого взрыва, император спокойно пустил свою лошадь над этим местом». Генерал Камон уточняет: «Снаряд взорвался, лошадь с вывалившимися внутренностями рухнула вместе с всадником. Император скрылся в облаке пыли и дыма. Однако он поднялся на ноги, без единой царапины и, сев на другую лошадь, поехал осматривать позиции других батальонов».

Скелет любимого жеребца Наполеона Маренго выставлен в Лондонском национальном музее армии, чучело Визиря, сопровождавшего императора в битве при Эйлау и в походе в Россию, хранится в музее Великой армии в Париже, а клички многих других лошадей Бонапарта известны благодаря скрупулезным записям его шталмейстеров и биографов.

Единственная женщина Надежда Дурова, участвовавшая в военных действиях против Наполеона прошла войну вместе с ее незаменимым помощником — жеребцом Алкидом.

В Новом свете лошадей не было. Осваивали новый материк колонисты, которые никогда бы не смогли это сделать, без помощи лошадей.Рост популяции лошадей был очень быстрым.Уже в гражданской войне в США участвовали миллионы лошадей и мулов Памятник 1,5 млн лошадей и мулов, которые погибли во время этой войны в США возведен в Ричмонде.

Во время индейских войн в США лошади были основными участниками и героями сражений. Летом 1876 года в долине Литтл Бигхорн армия США потерпела одно из самых жестоких и трагических поражений в войне с индейцами. Гордость армии генерала Кастера, 7-ой кавалерийский полк, был в той битве уничтожен полностью.

Вождь победителей носил тотемное имя Неистовая Лошадь.Воинственные индейцы племени Сиу все были искусными наездниками. Годы непрерывного противостояния регулярным войскам армии США научили их особой тактике ведения боя. Скальпами, снятыми с убитых или раненых кавалеристов, индейцы украшали гривы своих коней. У них были отличные лошади, специально обученные для боевых действий.

Офицер-кавалерист армии США, воевавшей с индейцами, оставил в отчете важное свидетельство: «Индейская лошадь может без остановки покрыть расстояние от 60 до 80 миль за время от рассвета до заката, тогда как большинство наших лошадей устают после 30 или 40 миль пути».

Скаковые лошади, называемые боевыми, применялись только в бою и на охоте, им уделялось особое внимание. В поход воин ехал на обычной лошади. Скаковую вели на поводу, пересаживаясь на нее только перед атакой. Лошадей обучали различным приемам, которые могли пригодиться на войне или на охоте. Например, очень важно было заставить животное спокойно стоять рядом с хозяином и не убегать, когда он спешивался во время боя. Если лошадь убегала, воин мог погибнуть от рук врагов.

Команчи тренировали лошадей показывать ушами опасность.Если в окрестностях появлялось какое-либо животное, лошадь попеременно поводила своими ушами. Если появлялся человек — скакун поводил обоими ушами вперед. Это спасло многие жизни. Представители переселенных на Великие равнины восточных племен приучали боевых коней стоять спокойно, когда верховой воин стрелял из ружья. Они возили с собой две длинные палки, которые упирали в землю, скрещивали и клали на них дуло длинного ружья, чтобы выстрел был более метким.

Индейцы полностью разгромили кавалерию генерала Кастера. Не оставили в живых никого. Сам генерал тоже был убит и скальп был срезан с его генеральской головы для украшения индейской повозки.

На поле битвы среди множества мертвых тел удалось обнаружить израненного, но живого коня. Лошадь звали Команч.

Команч с семью пулевыми ранениями и торчащими из крупа стрелами, потеряв уйму крови, был чудесным образом спасен.

Все лошади 7-го кавалерийского полка были убиты индейцами, или же застрелены самими кавалеристами, которые использовали их трупы как бруствер, защищающий от пуль.

Первым желанием обнаруживших Команча кавалеристов было — добить его и избавить тем самым от мучений. Так поступали все кавалеристы и всегда с ранеными или сломавшими ногу лошадьми.

Но Команч был единственным уцелевшим в этом страшном бою.И его решено было эвакуировать и лечить.

Так вот сплелись нити фортуны, что заурядный конь-ветеран, простой солдат, один из десятков тысяч ему подобных, отслуживший большую часть своей жизни в армии, воевавший больше десяти лет под офицерским седлом, стал уникальным и особенным.

На базе седьмого полка в форте Линкольна Команч получил для ухода персонального сержанта, оправился от ранений и полностью выздоровел.

В годовщину поражения у Литтл Бигхорн был получен приказ касавшийся дальнейшей судьбы спасенной боевой лошади.

Вот этот приказ:

“HEADQUARTERS SEVENTH U.S. CAVALRY;
FORT ABRAHAM LINCOLN, DAKOTA TERRITORY
April 10, 1878.
General Orders No. 7.

1) The horse known as “Comanche” being the only living representative of the bloody tragedy of the Little Big Horn, Montana, June 25, 1876, his kind treatment and comfort should be a matter of special pride and solicitude on the part of the 7th Cavalry, to the end that his life may be prolonged to the utmost limit. Though wounded and scarred, his very silence speaks in terms more eloquent than words of the desperate struggle against overwhelming odds of the hopeless conflict, and heroic manner in which all went down that day.

2) The commanding officer of I troop will see that a special and comfortable stall is fitted up for Comanche; he will not be ridden by any person whatever under any circumstances, nor will he be put to any kind of work.

3) Hereafter upon all occasions of ceremony (of mounted regimental formation), Comanche, saddled, bridled, and led by a mounted trooper of Troop I, will be paraded with the regiment.

By Command of Colonel Sturgis:
(Signed) E.A. Garlington,
1st Lieutenant and Adjutant,
7th U.S. Cavalry

ШТАБ-КВАРИРА СЕДЬМОГО КАВАЛЕРИЙСКОГО ПОЛКА США
ФОРТ AБРАХАМА ЛИНКОЛЬНА, ДАКОТА
10 Апреля, 1878.
ПРИКАЗ No. 7.

1. Лошади, по имени Команч,— единственному выжившему свидетелю трагедии при Литл Биг Хорн (Монтана, июнь 25,1876) — седьмой кавалерийский полк обязан создать самые лучшие условия, забота о лошади должна стать почетной обязанностью полка, задачей является максимальное продление жизни лошади в комфорте и холе.

2. Командующий офицер должен следить, чтобы конь всегда был обеспечен удобным жильем, построенным специально для него. Никто, ни один человек, ни при каких обстоятельствах не имеет права заставлять его делать какую-нибудь работу и никто не должен ездить на нем верхом.

3. В дальнейшем во всех торжественных случаях (установленного полкового образца) Команча оседланным, парадно взнузданным, покрытым попоной проводить впереди колонны.

По приказу полковника Старгиса
(подписал) Е.А. Гарлингтон
первый лейтенант и адъютант,
7-й кавалерийский полк

Этот приказ не имеет аналогов в истории кавалерии США.

Как исторический документ, он стал достоянием музейного собрания. Лошадь-ветеран выходила на заслуженную пенсию при полном государственном содержании.

Средний конь, заурядной гнедой масти, среднего роста и стандартного сложения, обычный конь, нормальный пригодный для службы в армии. Волею случая Команч сделался легендой по-американски.

Ветераны 7-ого кавалерийского полка, сохраняя жизнь единственному уцелевшему в битве Команчу, решили таким образом отдать долг тысячам погибших и замученных службой кавалерийских лошадей. Конь стал живым талисманом соединения, живым напоминанием о проигранной битве и олицетворением надежды на возрождение боевой славы полка.

Команч жил в форте Рилей в Канзасе. (Fort Riley, Kansas) Там ему был обеспечен достойный рацион и надлежащий ветеринарный уход.

Во время англо-бурской войны (1899—1902) потери лошадей многократно превысили человеческие потери . 11 февраля 1905 года мэр Порт-Элизабет Alexander Fettes открыл памятник лошадям, погибшим во время войны. Этот мемориал посвящен более чем тремстам тысячам лошадей, погибших во время второй англо-бурской войны в ЮАР.

Во время англо-бурской войны в Порт-Элизабет разместилась британская конная армия.В послевоенное время, по содействию местного жителя Харриета Мейера, были собраны деньги на памятник погибшим здесь лошадям. Скульптуру сделал Джозеф Уайтхед. Она была открыта в 1905 году, а на нынешнее место перенесена в 1957 году.

На памятнике сохранилась надпись «Величие нации зависит не от количества ее населения или протяженности территории, а от того, насколько в этой нации распространены идеалы добра и справедливости».

Использование лошадей на момент начала Первой мировой войны считалось совершенно необходимым элементом в армии всех участников войны.

Британские и французские войска ввозили к себе лошадей со всего мира. Это был постоянный поток из сотен тысяч животных, текущий навстречу войне.

Но лошади были уязвимы перед современными пулеметами и артиллерийским огнем. Согласно одной из оценок, за 4 года войны погибло почти 8 млн лошадей.
Точных данных о том, сколько животных-воинов погибло во время Первой мировой, нет. Но можно привести такую цифру: Великобритания отправила во Францию 1 миллион лошадей, из них вернулось обратно только 62 тысячи.

Пополнение поголовья лошадей было главной проблемой войны. В 1914 британская популяция лошадей была слишком мала и лошадей не хватало на фронте. По просьбе союзников США помогли, даже прежде, чем они формально вступили в войну на стороне Антанты .

Между 1914 и 1918, США послали почти один миллион лошадей за границу, и еще 182 000 служили в американской армии. Из них только 200 возвратились в США, и 60 000 были убиты.

К середине 1917, Великобритания обеспечила для армии 591 000 лошадей и 213 000 мулов, так же как почти 60 000 верблюдов и волов. Британия потратила ;67,5 миллионов на покупку, обучение и поставку лошадей и мулов к фронту.

Отгрузка лошадей между США и Европой была и дорогостоящей и опасной, более чем 6500 лошадей и мулов были утоплены или убиты в процессе перевозки.

Новая Зеландия потеряла приблизительно 3 процента из почти 10 000 лошадей, отправленных фронту во время войны.

Из-за высокого количества убитых и раненых животных ,даже хорошо снабжаемая американская армия сталкивалась с дефицитом лошадей к заключительному периоду войны. Американская Первая армия, во главе с генералом Джоном Дж. Першингом, сталкнулась с нехваткой приблизительно 100 000 лошадей.

Перед Первой мировой войной Германия увеличила численность лошадей за счет спонсируемых государством конных заводов и ренты, заплаченной отдельным коневодам. Эти программы разведения были специально разработаны, чтобы предоставить высококачественных лошадей и мулов для немецких вооруженных сил. Лошадей считали армейскими резервистами; владельцы должны были регулярно регистрировать их. В первые недели войны немецкая армия мобилизовала 715 000 лошадей и австрийцы 600 000.

Германия смогла приобрести больше лошадей после того, как война началась. Больше чем 375 000 лошадей были взяты с занятой немцами французской территории для использования немецкими вооруженными силами. Захваченная украинская территория обеспечила еще 140 000.

Потери лошадей в боях составляли приблизительно 25 процентов от общего поголовья между 1914 и 1916. Болезнь и истощение так же составляли значительную часть потерь. Самый высокий уровень потерь был в Восточной Африке, где только в 1916 году смертность составляла 290 % от изначальной численности в войсках , главным образом из-за инфекции от мухи цеце. В среднем, Великобритания теряла приблизительно 15 процентов лошадей каждый год войны . Это правда было на много меньше по сравнению с 80 процентами в Крымской войне, и 120 процентами в англо-бурской войне.

Во время некоторых периодов войны, 1 000 лошадей в день прибывали в Европу для британских войск, чтобы заменить потерянных лошадей.

Конские жертвы были особенно велики в сражение 1916 года под Верденом между французскими и немецкими силами. Только в один день в марте, 7000 лошадей были убиты артобстрелом с обеих сторон, К 1917, в армии Великобритании был более чем миллион лошадей и мулов , но тяжелые условия, особенно в течение зимы, привели к тяжелым потерям, особенно среди клейдесдальских лошадей, используемых главным образом для буксирования орудий. В течение войны только Великобритания потеряла более чем 484 000 лошадей, одну лошадь на каждые двух погибших солдат .

В России в 1916 году было 38 млн лошадей . Первая мировая война, революция и Гражданская война унесли почти половину поголовья.

В годы гражданской войны именно кавалерия была основным ударным видом войск всех противоборствующих сторон. Никто не подсчитал, сколько лошадей погибло за три года гражданской войны. Известно только , что по сравнению с уровнем 1916 г. количество лошадей сократилось почти вдвое и к началу 1922 года.

К 1929 году в период НЭП поголовье было почти восстановлено до 34,6 млн — главным образом благодаря тому, что лошади были незаменимы и на селе, и в качестве транспортного средства в городах. Только в одной Москве в начале 30-х годов использовали свыше 30 тыс. тягловых, или ломовых, лошадей.

Тяжело отразилась на коневодстве Великая Отечественная война. На фронтах в кавалерии, конной артиллерии, партизанском движении использовали 3 млн. лошадей, и 7 млн. было угнано в Германию.

В течении Второй мировой войны Советский Союз и Германия, в общей сложности, использовали в боевых действиях более шести миллионов лошадей.

К началу войны Красная армия была значительно моторизована, но потеряла большую часть своей военной техники в 1941 году.

В первый год войны, из-за стремительного наступления противника, СССР потерял почти половину своего лошадиного поголовья. На временно оккупированной немецко-фашистскими войсками территории СССР оставалось около 12 млн лошадей, а к осени 1942 года на территории, не захваченной противником, их осталось всего 9 млн, включая жеребят, не способных работать.

Эти потери техники и невозможность быстро восстановить механизированные соеденения потребовали срочного формирования конной пехоты, которая с успехом была использована в боях, в частности, как ударные силы в битве под Москвой.

Боевой опыт Великой Отечественной войны заставил резко увеличить численность конницы — если 22 июня 1941 года в Красной армии насчитывалось 13 кавалерийских дивизий и 116 тысяч конных бойцов, то к весне 1943 года кавдивизий было уже 26, в них воевали почти четверть миллиона кавалеристов.

Лошади участвовали в Великой Отечественной войне не только в кавалерии — к 22 июня 1941 года численность лошадей в РККА составляла 526,4 тысячи, но уже к 1 сентября в армии было 1,324 тысячи этих четвероногих воинов.

Например, каждому пехотному полку полагалось 350 лошадей для перевозки артиллерии, снаряжения и полевых кухонь. Даже в пехоте на каждую советскую дивизию полагалось по штату 3039 лошадей.

С началом Великой Отечественной войны у СССР, помимо собственного сельского хозяйства, оказался единственный дополнительный источник лошадей — Монголия. Помимо того, что Монгольская Народная Республика была советским плацдармом против японской Маньчжурии, она еще сыграла важнейшую роль в сохранении необходимой подвижности советской армии в годы Великой Отечественной войны.

Монголия страна кочевая и лошадей, по сути диких, вольно пасущихся в степях, там было больше, чем людей. Поставки лошадей из Монголии начались уже в 1941 году. А с марта 1942 года монгольские власти начали плановое «заготовление» лошадей для СССР. За четыре года войны Советскому Союзу было поставлено более 500 тысяч лошадей- Фактически в 1943-45 годах каждая пятая лошадь на фронте была «монголкой.

В войну лошадей применяли как транспортную силу, особенно в артиллерии. Упряжка в шесть лошадей тянула пушку, меняя огневые позиции батареи.
Обозы с продовольствием и полевые кухни доставляли на позиции именно лошади. Бойцы, назначенные связными, также часто предпочитали коня мотоциклу.
Конечно лошадь не могла за сутки преодолеть расстояние которые проходил механизированный транспорт , но она могла пройти там, где не проедет никакая техника, и причем сделать это незаметно. Поэтому часто лошадей использовали для стремительных рейдов по тылам противника, для налетов и диверсий.

Рост численности кавалерии показывает успешное применение ее в течении всей войны. В качестве примера наиболее успешных операций можно привести бои под Сталинградом.

В составе Юго-Западного фронта сражались 3-й гвардейский и 8-й кавкорпуса, 4-й кавкорпус, переброшенный из Средней Азии. Они активно действовали в начавшемся 19 ноября 1942 г. контрнаступлении. 22 ноября 6-я гвардейская кавдивизия в конном строю атаковала отступающего противника. Один из эскадронов 23-го гвардейского кавполка ворвался на полевой аэродром противника. Из 20 готовых к вылету бомбардировщиков только один успел подняться в воздух, а остальные были захвачены кавалеристами.

На следующий день в результате конной атаки 5-й гвардейской кавдивизии у хутора Голубинского были захвачены 50 танков, 25 орудий, до 400 автомашин, 600 лошадей и склады немецко-фашистской армии. Части 3-го гвардейского кавкорпуса вышли на берег Дона и создали угрозу окружения трем немецко-фашистским дивизиям. Вместе с танкистами кавалерийские соединения отсекли сталинградскую группировку противника от остальных его войск. Были взяты в плен тысячи немецких солдат и офицеров, захвачены большие трофеи, в том числе более тысячи лошадей

В конце войны в Берлинской операции участвовало 12 конных дивизий, почти 100 тысяч кавалеристов. Вопреки распространённым мифам, конница оказалась полноценным и эффективным участником той войны от первого до последнего её дня.

Большинство раненых были обязаны жизнью лошадям: ведь полевые лазареты были на «конной тяге».

Лошадь стала незаменимым средством войны и для партизан. Руководитель партизанского движения на Украине Сидор Артемьевич Ковпак писал об этом: «Пеший боец-партизан имел ограниченный радиус действия и этим был привязан к территории базы отряда. Посаженные на коня партизаны-бойцы за зиму 1942 г. превратились в грозную силу, способную наносить врагу мощные удары. Стремительный марш в 80-100 километров за зимнюю ночь, а на рассвете налет на вражеский гарнизон, живший до этого тихо и спокойно. В условиях партизанской борьбы никакой двигатель, никакая машина не могут заменить коня. Во-первых, машина требует горючего, а корм для коня можно найти повсюду. Во-вторых, самый совершенный глушитель не может заглушить звук мотора, а на коне, обмотав копыта мешковиной, мы проходили в 50-100 метрах от вражеских гарнизонов совершенно бесшумно. В-третьих, для машины нужны дороги, а мы в условиях полнейшего бездорожья в метель, стужу и туман, когда не летали даже самолеты, совершали марши по 50-60 км за ночь».

В свою очередь люди о своих друзьях также не забывали. Раненых лошадей на поле боя не бросали, а доставляли в ветеринарные лазареты. Тяжело раненых лошадок до лазарета довозили на автотранспорте, там им делали сложные операции и выхаживали до полного восстановления. Свыше 2 миллионов лошадей вылечили от полученных в боях ран армейские ветеринарные лазареты. Большая часть лошадей, которых удалось вернуть в строй (в кавалерии до 70 %), были вылечены в полковых и дивизионных ветеринарных лазаретах. Благодаря высокой квалификации и самоотверженному труду ветеринарных специалистов армейских и фронтовых ветлазаретов выздоравливали после сложных операций и порой многомесячного лечения тяжело раненные и больные лошади. За годы войны были возвращены в строй 86,9 % раненых и 93 % больных лошадей. Это составило 2,1 млн голов . Большую работу провела ветеринарная служба по профилактике и лечению заразных заболеваний животных. Все лошади, поступавшие на пополнение, проходили осмотр и обследование с обязательной маллеинизацией (проверкой на сап). Особо тщательно проверяли отбитых у противника трофейных лошадей. Всех подозрительных в заражении изолировали в ветеринарных лазаретах и только после прохождения карантина передавали в войска. В случаях появления заразных болезней заболевших лошадей лечили и одновременно проводили эффективные противоэпизоотические мероприятия, не допуская широкого распространения инфекций. Благодаря этому было обеспечено устойчивое благополучие в зоне боевых действий и в тылу, особенно по зоонозам — болезням, общим для животных и человека. В этом также заключается немалый вклад военно-ветеринарной службы в общее дело победы над врагом.

Точных данных о том, сколько лошадок погибло за войну нет. Но считается, что во Время Великой Отечественной Войны Советская Армия потеряла больше миллиона верных коней.

В германском «вермахте» четвероногих военнослужащих было еще больше — по штату в их пехотной дивизии насчитывалось свыше 6000 лошадей. Хотя к моменту вторжения в нашу страну автомобилей в гитлеровских войсках было выше, чем во всём СССР, но они так же использовали и свыше одного миллиона лошадей, 88% которых находилось в пехотных дивизиях. Всего же за годы войны немцы эксплуатировали на «восточном фронте» более 3 миллионов лошадей.

С Украины и Северного Кавказа, где было много конных заводов, особенно верхового направления, не успевших эвакуироваться, немцы вывезли ценное племенное поголовье в Германию. Ими были захвачены крупнейшие Дубровский и Деркульский конные заводы на Украине, «Восход» в Краснодарском крае, многие другие племенные хозяйства. Но оккупанты расхищали не только породных лошадей. За счет местных конских ресурсов они покрывали свои потребности в войсковых лошадях. В армиях нацистской Германии и ее союзников были кавалерийские части, были и большие конные обозы. По данным военно- исторического ведомства ФРГ, опубликованным В. Цигером , немецкий вермахт имел в 1939 г. по штатам мирного времени свыше 180000 лошадей и мулов, еще 393000 были получены в пределах Германии при мобилизации. Всего же за время войны в немецко-фашистской армии было использовано свыше 2,75 млн лошадей, три четверти из них — на Восточном фронте. Недостаток горючего и бездорожье увеличивали потребность оккупантов в гужевом транспорте, и они конфисковали лошадей у местного населения, забирали их из колхозных и совхозных конюшен. В. Цигер сообщает, что для пополнения потерь и новых формирований вермахта было изъято на оккупированных территориях 2,18 млн лошадей. По официальным же советским данным, немецко-фашистские захватчики уничтожили и похитили за годы войны на территории СССР, подвергавшейся оккупации, около 7 млн лошадей.

Последующие послевоенные годы для коневодства оказались неблагоприятными. Ко второй половине XX века в России насчитывалось уже только 15 млн. лошадей.

Казачья конница

Главный помощник воина, конечно, конь. Донские казаки прославились на весь мир именно благодаря кавалерийскому натиску.

Александр Липкович: Лошади издавна представляли грозную боевую силу. Способность рвать противника зубами, топтать копытами и при этом быть верным другом, готовым вынести раненого всадника с поля боя, сделали коня героем эпоса многих народов. Генерал наполеоновской армии де Брок, принимавший участие в русской кампании, писал в своей книге: «Казаки — лучшая легкая кавалерия в Европе. Им свойственны инстинкты волка и лисицы, они привычны к войне и отличаются крепостью тела, а лошади их чрезмерно выносливы».

Первый крупный конный завод в России основал атаман донского казачьего войска, генерал от кавалерии Матвей Платов. Из военных походов он привозил дорогих жеребцов, которых использовал для улучшения породы местных лошадей. Позже в задонских степях стали появляться конные заводы казачьих генералов и офицеров. Со второй половины ХIХ века донские лошади стали регулярно поступать в армию.

К началу ХХ века русская конница на 60 процентов состояла из лошадей донской породы. Увы, во время Гражданской войны казачья конница понесла огромные потери. Так, во время эвакуации из Крыма и Новороссийска в ноябре 1920 года при погрузке на переполненные морские суда казакам пришлось бросать лошадей на берегу. Все улицы, площади, вся набережная были заполнены лошадьми.

После войны в стране начали восстанавливать конные заводы. Создавалась регулярная красная кавалерия. И уже на фронтах Великой Отечественной кавалерийские части участвовали во многих операциях. Конница легендарного генерала Льва Доватора совершала глубокие рейды в тылы противника, кавалерийская дивизия под командованием генерала Иссы Плиева сражалась на нескольких фронтах, а затем — в японской войне с Россией.

На один танк — 13 убитых собак

В армии активно использовали собак. Были у них еще какие-нибудь задачи, кроме обнаружения противника и охраны?

Александр Липкович: Первый питомник военно-полевых собак появился в России в 1912 году. В 1915-м была создана школа военных сторожевых и санитарных собак. В годы Великой Отечественной войны собаководы-любители безвозмездно передали армии более 60 тысяч собак, которые прошли специальное обучение в школах, а затем были отправлены на фронт. В боевых действиях и в тылу действовали 13 отдельных специализированных отрядов, 36 отдельных взводов нартовых отрядов, 19 отдельных батальонов миноискателей и два отдельных полка специального назначения.

А собаки-подрывники? Всего в годы войны было сформировано 33 подразделения собак-подрывников численностью 8,5 тысячи животных. Из-за нехватки породистых собак этой работе стали обучать и дворняг. В боях под Москвой четвероногие подрывники уничтожили около ста вражеских танков. В Сталинградской битве на их счету 63 танка, на Курской дуге — 12. По печальной статистике, на один подбитый танк приходилось 13 убитых собак.

Голубиная бомба

Немало легенд ходит о птицах, о подвигах почтовых голубей.

Александр Липкович: Расскажу об одном случае. На борту советской подводной лодки содержался голубь по имени Голубчик. Во время боевого похода лодка торпедировала немецкий корабль, но, уходя от преследования, подорвалась на мине и получила серьезные повреждения. Радиосвязь вышла из строя. Почти в безвыходной ситуации выручил Голубчик. Пролетев более тысячи километров, он доставил сообщение на базу. Благодаря этому помощь пришла вовремя, наша лодка была отбуксирована другой советской подводной лодкой в порт.

Кроме роли связных голубям приходилось выполнять и прямые боевые задачи. Голубей приручали садиться на авиабомбы, подвешенные к крыльям самолетов, и на топливные емкости. На самолете закреплялась специальная кассета с 24 боевыми голубями, на каждого из которых был надет спецжилет с зажигательным снарядом нажимного действия. Птиц выпускали над нужными объектами, и как только голубь садился на крыло самолета, снаряд автоматически отстегивался, а пернатый подрывник возвращался на базу. Важным недостатком такого метода было то, что голуби не отличали самолетов противника от своих. Поэтому задачей летчика было выпустить крылатых диверсантов прямо над объектом атаки.

У меня записан рассказ немецкого летчика о том, как на крыло его мессершмитта во время подготовки к боевому вылету сел голубь. «Я только подумал, что это плохой знак, как в следующую секунду топливный бак вспыхнул, я еле успел выскочить. Потом мне рассказали, что русские использовали голубей-поджигателей. Даже после войны я не мог спокойно видеть этих птиц, подбирающих крошки на площадях».

Как это было

Во время перехода армии Ганнибала через Альпы в 218 году до н. э. в ее составе были боевые слоны, сыгравшие немалую роль в серии блестящих побед над римскими легионерами. Но опытный римский полководец Сципион Африканский внимательно изучил тактику ведения боя Ганнибалом. Против громоздких слонов он стал выставлять легкую пехоту. При приближении слонов ряды воинов расступались, оставляя проходы, в которые устремлялись животные, а затем наносили им удары копьями и осыпали стрелами. Раненые слоны разворачивались и мчались навстречу наступавшим карфагенянам, растаптывая людей. Так слоны сначала помогли одной армии, потом другой.

Для устрашения противника использовали и боевых верблюдов. В российской армии в XVIII — XIX веках существовал калмыцкий кавалерийский полк. При виде громадных калмыцких бактрианов конница неприятеля обращалась в бегство. Есть свидетельства, что во время Северной войны 1700 — 1721 годов калмыцкие верблюды разогнали армию шведов под Псковом. В XIX веке верблюды использовались в боевых порядках оренбургских казаков.

В преддверии 70-летнего юбилея победы в Великой Отечественной войне открываем цикл публикаций про роль лошадей в военное время на фронте и в тылу. Ведь на самом деле невозможно представить нашу победу без этих красивых и благородных животных.

Вторую мировую войну недаром прозвали «войной моторов», однако как бы ни велика была роль танковых и механизированных войск, главной тяговой силой всю войну оставалась обычная лошадь, да и кавалерийские части играли в боевых действиях на фронтах ВОВ далеко не последнюю роль. Лошадей применяли и как транспортную силу (особенно без лошадей не обойтись было по бездорожью, где застревали любые автомобили — проходили лошади): упряжки в шесть лошадей всю войну тянули орудия, меняя огневые позиции батареи, обозы с продовольствием и полевые кухни доставляли на позиции именно лошади.

Невозможно представить себе командиров батальонов и полков без их верных четвероногих помощников. Бойцы, назначенные связными, также часто предпочитали коня мотоциклу. Сколько раненых обязано своей жизнью лошадям, ведь большинство лазаретов и медсанбатов также были «на конной тяге». Нередко бывало и то, что пехота выезжала на позиции не на грузовиках, а на конных подводах. Ну, а перемещения и рейды партизанских отрядов без лошадей вообще невозможно представить.

Да и кавалерию нельзя списывать со счетов: лошади оказались незаменимы для стремительных рейдов по тылам противника, для налетов и диверсий. Причина проста: хотя конь бежит со средней скоростью не более 20 километров в час и может преодолеть не более 100 километров за сутки, но он может пройти там, где не пройдёт никакая техника — и сделает это незаметно.

Вот что писал о русских кавалеристах в своей докладной записке начальник Генерального Штаба войск вермахта генерал Гальдер: «Мы постоянно сталкиваемся с конными соединениями. Они так маневренны, что применить против них мощь немецкой техники не представляется возможным. Сознание, что ни один командир не может быть спокоен за свои тылы, угнетающе действует на моральный дух войск».

По официальным данным штатная численность лошадей в рядах Советской Армии в годы войны составляла 1,9 миллиона голов. Однако стоит принимать во внимание, что эта цифра вряд ли исчерпывающа: кого-то просто не успевали записать на довольствие, ведь жизнь лошади на войне не была особенно долгой — она, например, не могла спрятаться в траншеи или укрыться в блиндаже от пуль и осколков снарядов. Считается, что за время Великой Отечественной войны на полях сражений было потеряно более миллиона лошадей. Впрочем, потери конного состава были бы несравненно больше, если бы не четко организованная ветеринарная служба, действовавшая на фронте. Подавляющее большинство раненых и заболевших лошадей после лечения возвращались в строй.

«. лошади cтаралиcь, как умели,
вынеcли героев не за страх,
чтоб герои в пеcнях прогремели —
только не cпоют о лошадях. «

admin

Наверх