Лошади и больные дети

Иппотерапия как лечебный метод — не нова. В конце 19 века французский доктор Перрон научно обосновал теорию, по которой под воздействием мерного покачивания лошади активизируются двигательная и дыхательная функции человека. А в середине прошлого века в Норвегии Элизабет Бодикер доказала это на практике. Она 9 лет упорно занималась верховой ездой с больной полиомиелитом Лиз Хартель. Успехи превзошли все ожидания. На параолимпийских играх в Финляндии в 1952 году женщина, которая раньше не могла самостоятельно передвигаться, выиграла в скачках серебряную медаль. Ее ноги окрепли, и она смогла самостоятельно ходить. Вдохновленная успехом, Бодикер начала преподавать верховую езду людям с ограниченными физическими возможностями. В 1953 году она открыла специальный центр лечебной верховой езды для детей-инвалидов.

Со временем иппотерапия стала популярна во многих странах. Оказалось, что занятия на лошадях помогают не только восстановиться после полиомиелита, но и справиться с остеохондрозом, ожирением, простатитом. Верховая езда незаменима при реабилитации после травм опорно-двигательного аппарата, при ДЦП.

Методика упражнений разработана специально для детей, больных ДЦП. Лошадь, прежде чем приступить к занятиям, ежедневно по два часа работает с инструктором. Она знает, что ее наездник — больной ребенок, к которому требуется особое отношение.

Перед тем, как начать иппотерапию, многие родители побывали у врачей-неврологов — спрашивали разрешения. И часто слышали в ответ: «Вы что, с ума сошли. У вас ребенок не ходит, а вы его на лошадь посадить хотите». А ребенок, «покатавшись» на лошади, вдруг начинал ходить. Часто приводят детей с различными заболеваниями — болезнь Дауна, аутизм. Им честно говорят, что ждать выдающихся результатов не стоит. А вот ДЦП лечится очень успешно.

Иногда после трех-четырех лет занятий начинают ходить дети с тяжелой формой ДЦП. А если даже не ходят, а лишь оказываются в состоянии подносить ко рту ложку — это тоже огромное достижение. Для статистики важны глобальные результаты, а родители рады любому малюсенькому шажку в лечении и реабилитации больного малыша.

В иппотерапии могут принимать участие только высокопородистые лошади.Дело в том, что обычная лошадка запрограммирована на экономию энергии — она знает, что у нее впереди работа и еще раз работа. Иное дело — спортивная лошадь. Она только тогда чемпионка, когда способна выбросить максимальную энергию. Она для этого создана. И с детьми такая лошадь ведет себя так — не экономит энергию, а отдает ее без остатка.

Считается, что на Земном шаре только лошади и дельфины способны лечить. Круг заболеваний, при которых применяют лечебную верховую езду, очень широк: нарушение двигательной сферы в результате параличей, полиомиелита; поражение органов чувств — слепота, глухота, детские церебральные параличи. При верховой езде у седока задействованы практически все группы мышц. Человеку, сидящему на движущейся лошади, приходится постоянно контролировать равновесие, а это заставляет синхронизировать работу мышц спины, туловища и всех остальных — то расслабляя, то напрягая их. В результате в работу включаются группы мышц, которые у обездвиженного инвалида бездействуют, даже не будучи пораженными.

Кроме того, температура тела лошади выше человеческой на 1,5 градуса. Движения спины идущей лошади разогревают и массируют спастичные мышцы ног всадника, усиливая кровоток в конечностях. А улучшение кровотока в целом улучшает кровоснабжение мозга. Вот почему у больных детей наблюдается улучшение не только физического, но и умственного развития.

К тому же, лошадь — не тренажер, а сильное, красивое, умное животное, обладание которым дарит больному ощущение победы над огромным мощным существом, чувство превосходства над окружающими, стоящими внизу, на земле. Это именно то, чего не хватает ребенку, чья жизнь из-за болезни ограничена четырьмя стенами.

В области копчика и промежности находятся важные энергетические центры. При езде верхом эти центры раздражаются естественными вибрациями лошади. Она посылает всаднику от 90 до 120 разнонаправленных двигательных импульсов, которые передаются позвоночнику и суставам всадника. При этом не обязательно сидеть на лошади, можно лежать. При этом тренируются мышцы позвоночника, и создается корсет. Улучшаются слух и зрение, обостряется память, концентрируется внимание, снимается нервное напряжение.

Дети не воспринимают езду как лечение. Они считают, что это веселый аттракцион — а ведь положительные эмоции важнее лекарств/

Медики доказали, что животные при профессиональном подходе обладают даром исцеления людей. Такое лечение называется анималотерапией, и сегодня это — развивающаяся отрасль медицины. Пациентам предписывают общение со зверями наряду с лекарствами. Эффект, по словам специалистов, потрясающий: дети с синдромом Дауна, которые не могли самостоятельно передвигаться, после занятий на лошади начинают ходить без посторонней помощи, а ребята с аутизмом, пообщавшись с дельфинами, становятся более открытыми и учатся говорить. Анималотерапевты рассказали «АиФ-Юг», как это работает.

После терапии — в спорт

Семилетний Миша уверенно сидит на лошади, хотя ещё год назад не мог забраться на неё. У мальчика синдром Дауна и, как следствие, гипотонус. Благодаря сеансам иппотерапии ребёнок стал более ловким и крепким. На занятия раз в неделю его сопровождают мама и младшая сестра.

Четырёхлетнего Фёдора с ДЦП привели в конный клуб десять месяцев назад. Тогда малыш не мог самостоятельно сидеть, а сегодня не только сидит без поддержки, но и уже учится ходить.

Катание на лошадях рекомендуют при заболеваниях опорно-двигательного аппарата, ДЦП, задержках психоречевого и моторного развития, речевых нарушениях, поражениях центральной нервной системы.

«Лошадь выступает в качестве подвижной платформы, — рассказывает иппотерапевт Ольга Шатохина. — Упражнения на ней дают хорошие результаты на баланс, развивают мускулатуру ребёнка, чувство равновесия, координацию, влияют на эмоционально-волевую сферу. Терапия эффективна для совершенствования крупной моторики. Общение с животным улучшает эмоциональную составляющую и даёт мотивацию для развития речи.

Первое время ребёнок знакомится с лошадью, привыкает к её размерам. Обычно на это уходит пять занятий. Правда, приходил мальчик, у которого адаптация длилась два месяца. Это скорее исключение, т.к. если малыш не проходит первый этап, иппотерапию не рекомендуем. Родители в занятии не участвуют, но могут находиться рядом, наблюдать за процессом и поддерживать. Со временем ребёнок и лошадь привыкают друг к другу. Дети на занятия приходят с угощениями: то яблоко принесут, то морковку. Если вдруг животное заболело, они навещают его, скучают.

Лошади для терапии подбираются долго и тщательно. Экстерьер — невысокий, сильный, хорошо сложен и с правильной механикой шага, а главное, спокойный и терпеливый. Из всех пород наиболее подходящий. Четыре года назад в нашем конном клубе в Краснодаре было 90 лошадей, но ни одна из них не обладала такими данными. Импульсивные верховые не годятся для лечения детей. Тяжеловозам как раз присущи флегматичность, уравновешенность, неторопливость, они способны много шагать. Максимальная нагрузка лечебной лошади — 30 км в день или шесть часов работы, но обычно меньше. Нам важно сохранить здоровье животного, а оно устаёт после сеансов. Ведь лошадь должна держать темп, шагать в определённой позе, не имея возможности ни подпрыгнуть, ни даже муху отогнать, терпеть ребёнка на спине, который может кричать, вертеться, стучать ногами. Шагать не устаёт, а вот морально — да. Лучший отдых для неё — мирно пастись, жевать траву на лугу».

Кстати, маленьким детям больше нравится заниматься на высоких лошадях с плавным шагом. Животные класса пони двигаются быстрее и легче управляются. Такие подходят тем, кто уже перерос иппотерапию и перешёл в конный спорт. Дети с непростыми диагнозами нередко занимаются потом паралимпийским или специальным спортом, завоёвывают медали.

«Нашему самому юному спортсмену по вольтижировке было четыре года, по манежной езде – шесть лет. Изначально они пришли на иппотерапию», — добавляет Ольга Шатохина.

От травм физических и душевных — ультразвук

В Сочи из Италии несколько лет подряд приезжает мальчик, страдающий аутизмом. Здесь его лечат дельфины.

«Впервые он приехал к нам в 11 лет, — рассказывает психолог Ольга Преснякова. — Он практически не разговаривал. В Италии аутисты обычно общаются с помощью карточек. Но уже после первого курса с дельфинами итальянские врачи не узнали своего пациента. Мальчик стал активнее пользоваться речью. Сейчас ему 15 лет, он выступает со сцены в своей школе и увлекается вязанием».

Они на интуитивном уровне чувствуют людей, особенно если человек возбуждён. Если у пациента имеется кардиостимулятор или вставлены спицы, дельфин сразу же будто сканирует это и настораживается. Нужно время, чтобы привыкнуть. Требуется адаптация и самим пациентам. Дельфины, как и лошади, проходят жёсткий отбор. Тренеры выбирают самых спокойных и терпеливых, а потом готовят к занятиям. Ведь задача не просто плавать, а делать упражнения с детьми. У пациентов со своими врачевателями тоже завязываются тёплые отношения.

«Девочка долго занималась с нашей белухой по кличке Плюша и так привязалась к ней, что, увидев через несколько лет на представлении в дельфинарии, малышка узнала её, вскочила с места, подбежала к бассейну и стала звать. – Продолжает психолог. — Плюша, действительно, помогла многим деткам. Большая, мягкая, плавная, светлая. Семь лет проработала в терапии. Дельфины отдают своё здоровье, изнашиваются, они тоже устают. Плюша год отдыхала в свободном плавании в бассейне, но потом ей стало скучно. Подготовили программу, и теперь она выступает».

«Дай лапу»

Существует ещё и фелинотерапия — лечение кошками. Благотворное действие оказывает пение птиц. Наблюдение за рыбками в аквариуме помогает расслабиться и успокоиться.

Собаки — не только друзья человека, но и лекари. Это направление менее развито на юге, но преимущества очевидны. Собака может помочь развить двигательную сферу, моторику, ей можно кидать мячи и кольца, ребёнок может ползти, подражая четвероногому. Наконец, просто гладить и чесать животное.

«Дети, которые нуждаются в реабилитации, обычно испытывают дефицит общения, даже несмотря на ту заботу и внимание, которые уделяют им родные, — говорит собаковод Наталья Тяжельникова. — Собака полностью сосредоточена на ребёнке, реагирует на каждое его слово и движение, тем самым восполняя внутренние пробелы. Рассеянные дети после канистерапии более внимательны и сконцентрированы, выходят из мира собственных переживаний и начинают заботиться о живом существе. Собака со временем становится для них товарищем по играм».

Очень важно помнить, секрет анималотерапии не в конкретном виде животного, а в том, как включить его в программу упражнений и применить на деле. Сделать это может только дипломированный специалист, имеющий соответствующие сертификаты и право заниматься терапией.

Гематома головного мозга, детский церебральный паралич — и почти никакой надежды на выздоровление. В два года ребенка отдали на занятия иппотерапией — через полгода мальчик заговорил, стал сам есть ложкой и даже заинтересовался книжками. «Ваш Никита идет на поправку», — с удивлением теперь говорят врачи. Ольга со слезами три раза стучит по дереву. Только не сглазьте.

Сейчас Алене шесть. Уже сознательно она садится верхом и выполняет упражнения под пристальным надзором инструктора. На иппотерапию ее отдали достаточно поздно. Она уже привыкла хромать и все делать левой рукой. Ведь правая не разгибалась.

Евгения Егорова, врач-иппотерапевт: «Лучше обращаться в момент постановки диагноза, оптимально, конечно, еще раньше. Потому что диагноз ставят поздновато, года в два, когда ребенок уже пошел и приобрел свои двигательные навыки».

Ольга Евдокимова, мама Алены: «Не каждый родитель может сразу поверить, что именно с его ребенком это произошло. Поэтому мы и не сразу стали заниматься».

Еще Гиппократ утверждал, что раненые и больные поправляются быстрее, если ездят верхом. Активизируются все мышцы. Но в кругах современных эскулапов иппотерапия — вопрос спорный. Многие считают ее лишь «выколачиванием» денег из тех, кто еще верит в чудеса.

Евгений Блюм, профессор, доктор медицинских наук: «Что делает ребенок, сидя на лошади? Он скачет. Есть движения вверх и вниз, как на вибрационном столе, и есть покачивания. Теперь есть гравитационный вектор, есть ребенок, сидящий на лошади, упершись ногами в стремена, он пытается балансировать».

Иппотерапия опасна!? — действия животного подчас предугадать невозможно. Специалисты лишь смеются в ответ. Для лечения детей лошадь подбирают по характеру, она должна быть очень спокойной и ничего не бояться.

Иппотерапия — дорогое удовольствие. В месяц занятия больного ребенка обходятся его родителям почти в 20 тысяч рублей. И это всего час езды в неделю. Но главное, иппотерапия — не панацея. Миллионам детей диагноз ДЦП не снимают даже после нескольких лет занятий.

Людмила Кузенкова, завотделением психоневрологии Института педиатрии Научного центра здоровья детей РАМН: «Иппотерапия, по существу, является одним из методов лечебной физкультуры. И так же, как и долечебная физкультура, должна применяться в комплексе с другими методами лечения».

В 2005 году на Параолимпийских играх россиянин Илья Шульга стал шестым в мире. За несколько лет до этого он не мог не то что управлять лошадью, он даже ходил с трудом. Инвалидная коляска была его единственным средством передвижения.

Иппотерапия, как говорится, поставила Илью на ноги. Сегодня он прекрасно учится в институте, владеет несколькими иностранными языками. Но лошадь уже сделала для него все, что было в ее силах. В какой-то момент лечение заканчивается, потому что больше не действует.

Читайте также:

  • До сих пор жалею, что не спросила фамилию генерала, 75 лет назад освобождавшего наше село, — 102-летняя волгоградка (22.02.2018 21:24)
  • Стаффордширский терьер – лучшая нянька для ребенка, — руководитель волгоградского приюта для стаффтерьеров (05.02.2018 14:58)
  • Волгоградский герой рассказал о спасении американца с ГЭС и девушках, выброшенных на остров (01.02.2018 18:00)
  • За 50 лет работы через меня прошло столько генералов, — волгоградский тренер Владимир Лазарев (03.01.2018 17:09)

Лишай лечится, а вот душевная черствость — нет! Это девиз сегодняшнего героя нашей рубрики «Лица города».

Молодая волгоградка успела не только стать профессиональным кинологом, успешно поработать со служебными собаками, но и с нуля создать большую конюшню.

Сегодня Алина Зевакина мечтает создать в Волгограде совершенно особенное место для особенных детей – реабилитационный центр по иппотерапии.

— Алина, ты предложила Волгограду уникальный проект — экоцентр, где больные детки смогут проходить терапию с лошадьми. Такого места в нашем городе еще не было. Расскажи, что это будет?

— Это будет и реабилитационный, и конно-досуговый, и инклюзивный, и туристический экоцентр для детей и молодежи. Центр, который даст тысячам семей возможность пообщаться с лошадьми. Но в первую очередь он будет ориентирован на деток, у которых нет родителей, на детей с проблемами и задержками развития, на детей из многодетных семей. Вот они смогут бесплатно заниматься адаптивной верховой ездой. Вот эта моя мечта, мой проект, который я хочу реализовать в нашем городе.

В среднем по региону 30 минут адаптивной верховой езды стоит порядка 500-600 рублей за одно занятие, это в среднем 4800 в месяц. Но все особенные детки в нашем центре занимаются и будут заниматься бесплатно!

— Почему занимаются? Это уже происходит где-то?

— Да. Пока у нас есть скромная конюшня в Краснослободске. Мы ютимся на маленькой территории вместе с приютом для бездомных животных «Дино». Конюшня более чем скромная, условий в ней практически нет, хотя в ней живет наш вымученный любимый табун – около 30 лошадей. Почему вымученный? Потому что практически все лошади выкуплены на собранные средства со скотобойни. Многих сами хозяева продали на мясо. По разным причинам. Кто-то разорился и не смог больше держать лошадей, кто-то просто не хочет больше тратить на это время и деньги, кто-то переезжает, а кто-то не хочет лечить коня, который внезапно заболел. Вот же удивительно, что животные болеют! Есть лошади и совсем с тяжкой судьбой, историей жестокого обращения со стороны человека. Каждую пришлось окружить заботой, любовью, набраться терпения, чтобы лошадь вновь научилась верить людям.

— Почему ты занялась этой темой? Что привело тебя к лошадям?

— С рождение ребенка инвалида моя жизнь была просто перевернута с ног на голову. Все, чем я занималась, где работала, от всего пришлось отказаться и идти новым путем. Главной моей задачей стала интеграция моего ребенка в современную жизнь! Дать ей возможность обходиться и дальше без меня, когда она вырастет. Первая купленная лошадь была шансом на возможность совершить чудо, ведь невролог посоветовала нам курсы иппотерапии. Сразу же я стала обзванивать все конные клубы, кто в тот момент этим занимался. Встали две проблемы — далеко и очень дорого. Подумав и получив поддержку от родных и близких, мы нашли на «Авито» лошадку. Ремиза. 2, 5 года.

Так в 2012 году мы купили свою первую золотую (по цвету и по сути) лошадь, донской породы, с достаточно вредным характером, но безусловно любимую.

Чуда, конечно, не произошло, дочка не исцелилась. Но начала ходить. Поздно, но начала. И это полностью заслуга Ремизы. Кроме того, Ксюша вообще очень изменилась. И физически, и внутренне. Она стала уверенным в себе ребенком. Да и вообще, поверьте мне, животные – лошади, собаки – это не самая плохая компания для ребенка. Дети обязательно должны расти с животными.

А потом произошла целая череда событий, которая полностью изменила мою жизнь. И вот теперь у меня целая конюшня и огромное желание помочь другим родителям поверить в себя и в своих детей.

— На какие средства будет построен центр? И реально ли его содержать без финансирования?

— Строительство ведется на благотворительные пожертвования, на собственные средства, средства от продажи сувенирной продукции, изготовленной детками нашего центра, от продажи наших жеребят. Кроме того, мы собираем средства на на краудфандинговой площадке в интернете.

Конечно, без финансирования создать и наладить работу невозможно. Средства мы будем получать от туристических конных туров и прогулок. Эти деньги пойдут не только на закупку кормов и оплату труда рабочих. Мы сможем бесплатно заниматься уроками «адаптивной верховой езды» с детками, которые в этом особенно нуждаются. Получается, что каждый волгоградец, который закажет конную прогулки и внесет за нее благотворительную плату, даст возможность заниматься деткам бесплатно, ведь корма лошадь уже себе заработала и необходимости еще изыскивать средства уже нет. В этом и есть наша уникальность. Человек, получая положительные эмоции от конной прогулки, также помогает нам в содержании лошадей и дает возможность заниматься «солнечным детям».

— Я так понимаю, наших чиновников подобные проекты не сильно интересуют? Хотя это они должны такие учреждения создавать. Вы обращались к властям за помощью? Что они ответили?

— Ну, скажем прямо, чиновникам проект очень нравится. Все встречают его на ура, признают его уникальность и социальную значимость для нашего города. Но при этом ответ всегда один: «Область банкрот, выделить средства, к сожалению, мы не можем, но вы держитесь! Мы подумаем, как вам помочь». На этом все, дальше ничего не следует.

Сейчас мы попробовали получить грантовую поддержку от государства. Пока грант выиграть не удалось, но мы не унываем. Может, один из наших социальных проектов все-таки заинтересует власть.

— Из своего опыта расскажи, что дает ребенку общение с лошадьми? Как он меняется?

Интерес к лошади, восхищение ее красотой и силой есть в каждом из нас так или иначе. Радость же детей, обремененных тяжелыми недугами, при встрече и общении с этим прекрасным животным трудно переоценить.

Дети, которые занимаются у нас, становятся добрее, ответственнее, учатся общаться со сверстниками, учатся заботе о братьях наших меньших, у них повышается самооценка, им проще общаться в коллективе, они светятся от счастья, улыбаются и благодарят за занятия. Словами радость эту не передать, это надо видеть!

— Алина, а вообще адаптивная верховая езда востребована в нашем городе? Кому она нужна в первую очередь?

— К сожалению, с каждым годом «особенных» деток становится все больше и больше. Адаптивная верховая езда уже признана одним из лучших реабилитационных видов терапии для «солнечных» деток. Регулярные занятия на лошади благотворно влияют на весь организм в целом, нормализуя деятельность центральной нервной, сердечно-сосудистой и пищеварительной систем. Показано, что такие занятия снижают порог судорожной готовности мозга и даже нормализуют уровень сахара в крови у диабетиков.

Особенно эффективной и действенной адаптивная верховая езда оказалась в реабилитационной практике с детьми, страдающими такими тяжелыми, практически неизлечимыми заболеваниями, как детский церебральный паралич, олигофрения, ранний детский аутизм. Конная терапия неоценима при лечении и профилактике сколиоза, неврозов, при многих желудочно-кишечных заболеваниях, остеохондрозе, отдельных сенсорных расстройствах, психических недугах.

Интересно, что когда ребенок садится на лошадь, он со временем избавляется от страхов упасть, получить травму, он учится доверять, держаться в седле. Невольно в работу включаются мышцы-стабилизаторы, активизируется вестибулярный аппарат. И все это сочетается с постоянным тактильным контактом с мягким, теплым живым существом. Вы даже не представляете, какое счастье приносят особенным детям именно такие занятия.

— Алина, проект уже существует? О какой сумме идет речь? Что в нее войдет, и где будет располагаться экоцентр?

— Проект существует давно, примерно год. За это время мы потихоньку шли к своей цели, подготавливали специалистов — наши ребята ездили на обучение. Затем мы приобрели земельный участок, получили государственную регистрацию нашей некоммерческой организации. Подготовили лошадей, закупили необходимую амуницию. Всего стоимость проекта, по нашим подсчетам, составит 1 млн 600 тыс. рублей. Частично работы уже выполнены, сейчас стоит вопрос о переезде с арендованной земли. Получается, что нам надо в срочном порядке построить домик для гостей, куда мы сможем принимать детей и их родителей, чтоб не прерывать терапию у тех деток, кто у нас уже занимается.

Строить намерены каркасно-щитовой недорогой домик. Приблизительная стоимость под ключ — 750 тысяч рублей. Сумма крупная и нужна сразу целиком, все остальное мы своими силами готовы по мере поступления денег строить. Это конюшня, манеж, левады и прочие постройки для лошадей.

— Алина, ты кинолог, у тебя очень большой опыт работы с собаками, верно?

— Да, большой, и я очень любила свою работу. Иногда по просьбам еще берусь подготовить собак по дисциплинам ОКД, ЗКС, но редко. Времени катастрофически не хватает. Я и училась, и работала долго по профессии — подготовка и дрессировка собак по поиску взрывчатых веществ и боеприпасов. Но судьба сложилась иначе и привела меня к лошадкам. Вернее, дочка привела. И сделала мне этим второй подарок в жизни. Первым и самым главным стала она сама.

— А сложно было перестроиться на лошадей?

— Нет, не сложно! Лошади очень умные, сообразительные существа. Принцип работы, конечно же, отличается от работы с собаками, но с каждым новым днем приходит опыт, я общаюсь с успешными коневодами, читаю книги, статьи. Еще много чему можно научиться, и я не стою на месте.

— Сколько времени занимает у тебя конюшня? Как одна молодая женщина держит такое большое хозяйство?

— Наша конюшня под названием «Солнечная долина» занимает все мое время, 24 часа каждые сутки! Одна я бы никогда не справилась, меня во многом поддерживают волонтеры, которых за 5 лет работы конюшни набралось немало. Каждый день они приезжают, помогают, и они моя большая опора и надежда.

— Твоя семья, твой муж поддерживают тебя в этом?

— Моя семья и родственники, которые 2 года назад скептически были настроены, сейчас поддерживают меня всеми руками и ногами «ЗА!»

— Посвятив себя такому мужскому делу, ты отказалась от многих вещей, без которых современная женщина свою жизнь не представляет. Шоппинг, косметолог, красивые платья и прически для тебя наверняка редкость. Ты чувствуешь себя счастливой без этого всего?

— Я абсолютно счастлива! По возможности нахожу время и на красивые платья, я ж девочка.

— Типичные выходные для современных детей — это торговые центры, фастфуды и прочее. Твоя дочка растет в совсем другой атмосфере — конюшня, лошади, собаки, природа. Это отличает ее от других детей?

— Еще как отличает! Учителя в школе отмечают, что она гораздо добрее других детей. Удивляются, как сильно она переживает за каждое живое существо. Ксюша уже в своем возрасте понимает, что и цветочку больно, и не надо его срезать и дарить.

— Традиционная картина. Идешь по улице. Родители ведут ребенка, он хочет подойти к бездомной собаке или кошке, родители его отдергивают, не разрешают, говорят, что она заразная, злая, укусит и прочее. В итоге дети начинают шарахаться от любого животного, которого видят. Чего они боятся? Неужели лишай так уж страшен, что ради него стоит убивать на корню в еще маленьком человеке сострадание, нежность, любовь к животным?

— Мой ребенок подбирает, трогает всех животных, которые нам встречаются. И самое главное — по возможности мы пытаемся им помочь, накормить и пристроить. Лишай не страшен, он лечится, а вот душевная чёрствость — нет»! К сожалению.

— А что ты читаешь? У тебя есть любимая книга?

— Всегда любила читать приключения — Джек Лондон, Жюль Верн. А Чингиз Айтматов и его «Плаха» — самая любимая книга.

— Алина , спасибо тебе просто огромное! За твое отношение к жизни, за то, как ты воспитываешь дочь, за помощь животным, за помощь родителям и их особенным детям!

Если вы хотите помочь Алине и поддержать идею создания в нашем городе реабилитационного конного центра для особенных детей, позвоните Алине (8 961 063 82 18)

В нашей стране лошади на особом счету – ведь испокон веков казахстанцы с раннего детства садились на коня. Неудивительно, что в Казахстане немало конюшен и заводчиков лошадей.

Кто-то ищет в этом коммерческую выгоду, кто-то – занимается лошадками для души. Но всех объединяет любовь к этим красивым и выносливым животным.

Конный клуб Chamberlain создавался как хобби – скорее, для детей владельцев конюшни. Однако со временем сюда стали приезжать и другие дети, желающие заниматься лошадьми, открылся конный лагерь, и даже конный театр. А еще на базе клуба Chamberlain проходят занятия иппотерапией, с помощью которой можно лечить такие сложные заболевания как ДЦП, синдром Дауна, аутизм, нарушения осанки и поведения.

— Круг заболеваний, при которых показана иппотерапия – то есть «лечение лошадью» — очень широкий, объясняет врач-реабилитолог Марина Винокурова. – Это и ДЦП, и все синдромы, связанные со спастикой. Это последствия черепно-мозговых травм, энцефалопатии.

Марина, врач по образованию, решила свое увлечение лошадьми сделать профессией. В нашей стране пока не учат на иппотерапевтов, хотя медики уже понимают всю пользу терапии и даже назначают пациентам конное лечение. Чтобы получить необходимые знания, девушке пришлось отправиться в Грузию. Там иппотерапия имеет 30-летнюю историю, также терапия распространена в Польше, России, Украине, Германии, Великобритании, США, странах Северной Европы. И уж конечно, нашей стране, где лошадь вот уже много веков — друг и кормилец человека, грех не воспользоваться ее целебными свойствами.

Среди других показаний к иппотерапии – ортопедические синдромы, в том числе дисплазия тазобедренного сустава. Такое заболевание довольно часто встречается среди казахстанских детей. Лошадь в этом случае помогает прекрасно – происходит разведение ног, массаж, укрепление и напряжение мышц без вертикальной нагрузки на ноги. Одно из важных показаний – нарушение осанки. Лошадь хорошо укрепляет мускулатуру спины, торса и конечностей, причем это происходит симметрично, ведь на лошади нужно расслабиться и повторять ее движения. Конь сам двигается симметрично, и таким образом, «заставляет» человека двигаться вместе с ним. Ведь напряженно сидящий человек будет сползать с лошади, находясь на ней без седла.

Также иппотерапия способна лечить синдром Дауна и аутизм. Так, при иппотерапии у детей, страдающих синдромом Дауна, который помимо социальных и ментальных проблем часто сопровождается полнотой, сердечными заболеваниями, заболеваниями желудочно-кишечного тракта, происходит тонизирующий и общеукрепляющий эффект. Улучшаются социальные навыки и умственная деятельность. Сюда приводят и трудновоспитуемых, гиперактивных детей, с нарушениями психосоциального плана. В этих случаях одним из важных факторов терапии становится биоритм лошади. Так как конь имеет четкий биоритм, сердцебиение, дыхание, то и человек начинает подстраиваться под лошадь, расслабляется, соответственно и его ритм меняется. Например, сердцебиение лошади чуть более медленное нежели у людей, особенно детей.

Здесь дети учатся ухаживать за лошадью и приучаются к ответственности и дисциплине. Дети учатся чистить лошадь, держать щетку, расчесывать гриву. Трудновоспитуемые дети меняются, их приучают к тому, что все вещи нужно класть на свои мечта – щетку, недоуздок.

Кроме того, отмечает Марина, у детей вырабатывается сильнейшая мотивация. Например, если уговорить ребенка делать какие-то упражнения дома довольно сложно, то при иппотерапии многие движения происходят практически сами собой. Так, ребенку обязательно захочется погладить лошадь – ведь она мягкая, теплая и добрая – так считают сами дети. А для того, чтобы это сделать, нужно разжать ручку, что для детей со спазмами в мышцах довольно сложное действие. А для того, чтобы держать поводья, руку наоборот, нужно сжать. Более того, дети не чувствуют, что делают сложнейшие упражнения, ведь им хочется это делать. Хотя для детей с ДЦП такие усилия просто титанические. Налаживается работа ЖКТ, после занятий у детей появляется хороший аппетит, что восстанавливает правильный режим питания, улучшается общее самочувствие.

Кстати, иппотерапия хороша и для взрослых. Так, инфаркт и инсульт, последствия травм – показание для лечения «конем». При инфаркте запрещены физические нагрузки, а сидя на лошади мышцы хорошо работают. При инсульте тоже возникает спастика, и лошадь поможет расслабить мышцы.

Детки занимаются на лошади без седла. Дело в том, что температура тела лошади на один-два градуса выше, чем у человека, и в процессе работы конь еще разогревается, благодаря чему разогреваются и мышцы ребенка. Это приводит к физиотерапевтическому эффекту, а также массирующему эффекту на ноги.

— Только на лошади достигается появление так называемой 3D модели прямохождения, — говорит иппотерапевт. — Правильно развивающийся ребенок учится держать голову, сидеть, ползать, вставать. У детей с ДЦП цикл развития изменен. Когда ребенок сидит на лошади, его мышцы и тело выполняют все те же функции – сокращения и расслабления – что и при ходьбе. Таким образом, восстанавливается нервно-мышечная цепочка, и у ребенка появляется возможность пойти. Мышцы укрепляются, появляются нервные связи, сигнал идет не из мозга, а из периферии в мозг, улучшая его деятельность.

Сеанс представляет собой упражнения, которые выполняются, находясь на лошади. Маленьких детей, как правило, кладут на лошадь, меняя очередность положения – на животе или на спине, на боку. Тех, кто может сидеть – сажают, при этом объясняя, как выполнять те или иные упражнения, например, поднять руки вверх или положить их на талию, используют специальные игровые пособия. Несмотря на кажущуюся легкость, выполнить упражнения довольно сложно из-за нагрузки езды без седла.

Ребенок должен почувствовать лошадь, почувствовать себя так, словно он сросся с ней. Марина признается, что некоторые дети называют себя Кентаврами. Обязательно на сеансе присутствует иппотерапевт, который следит за правильностью проводимой терапии и поддерживает ребенка с одной стороны, ассистент или родитель – для страховки ребенка с другой стороны, и конник – человек, который ведет лошадь.

Для иппотерапии разных заболеваний подходят разные лошади. Для лечения ДЦП лошадь должна быть определенного роста, и иметь широкий шаг. Это помогает мышцам расслабляться, уменьшаются спазмы. Занятие длится не более получаса, так как нагрузка при катании на лошади без седла довольно велика. Сеансы проходят дважды в неделю, базовый курс составляет два месяца, после чего делается месячный перерыв. Со временем перерывы увеличиваются – если видны улучшения в здоровье малыша. Сеансы проходят в закрытом манеже, либо – в теплую погоду – на улице. Марина рассказывает, что это необходимо потому, что благодаря разному рельефу получается разная нагрузка на мышцы. Так, при спуске вниз сильно напрягается спина, если изменить позицию – то напрягаются ноги.

Марина утверждает, что результаты видны уже на первом занятии, особенно при ДЦП, где спастика очень сильна. Иппотерапевт рассказывает, что во время катания на лошади происходит убаюкивающий эффект и мышцы ребенка расслабляются, он пытается приподняться, посмотреть, куда он едет. Хорошим эффектом считается, когда ребенок начинает гулить, кричать, улыбаться, смеяться.

— Мамы у нас переводчики. Они рассказывают об эмоциях детей, например, если малыш хлопает – значит, он в восторге, если пытается послать воздушный поцелуй – значит, говорит спасибо.

Кроме того, у ребенка сразу поднимается настроение. Был только один ребенок, вспоминает Марина, который не хотел вначале садиться на лошадь. Его напугали, посадив на коня в дикой местности, после этого возник страх перед этими животными. Правда, в центре иппотерапии страх удалось победить, причем уже через неделю ребенок не только сел на коня, но даже умудрялся кушать йогурт во время езды!

— Другой мальчик в свои пять лет не только не ходил и не сидел, но и даже не держал голову, — делится успехами Марина. — За полгода работы он стал сидеть, стал держать голову, и заговорил более внятно. Если раньше его понимала только мама, так как он произносил звуки и показывал жесты, то за это время он стал говорить пусть и не идеально, но его мог понять любой человек. Начинать контакт с лошадью можно с годика. Правда, первые занятия будут краткими по времени и в позиции лежа, но и это даст свой эффект. Марина не сидит на лошади вместе с детьми, хоть это и было бы легче для всех – так как в этом случае весь терапевтический эффект примет на себя организм и спина инструктора. А ребенку достанется куда меньше лечебного эффекта.

Лошадь – это огромный стимул, говорит Марина. Детки ждут, когда они поедут «к лошадке», учатся распознавать дни недели, смотрят на часы и учатся узнавать время, начинают лучше говорить. Кроме того, во время занятий на лошади дети изучают цвета и буквы. Так изучение проходит легче и интереснее. А еще лошадь дает ни с чем не сравнимое ощущение свободы, ведь дети, которые чаще всего находятся в инвалидной коляске или просто на ручках у мамы, теперь сидят на коне и едут сами! Также Марина отмечает и то, что немалую роль играет то, что будучи на лошади, дети сами смотрят на все сверху вниз, а не наоборот, как это неизбежно при посадке в инвалидном кресле.

— Иппотерапию должен проводить или контролировать только врач. При неправильном, непрофессиональном подходе можно не только не получить нужного эффекта, но и навредить. Например, если лошадь старая, хромая – то, конечно, она не понесет, не сорвется с места, но что может дать больная лошадь? у нее самой аритмия, сбившийся биоритм, хромота. Это передастся и малышу. Важно правильное дозирование нагрузок, изменение позы, потому что при разных позициях включаются разные отделы мозга. В зависимости от того, положим мы ребенка головой к голове или к хвосту лошади, на живот или на спину, мы добьемся разных результатов. Мы можем добиться расслабления спастики или повышения тонуса мышц. Также эпилепсия не является противопоказанием к иппотерапии, но если случится приступ, что будет делать обычный конник, не врач?

Есть и противопоказания к иппотерапии, в основном, это острые периоды болезней – начиная от вирусных и заканчивая дисплазией тазобедренного сустава в остром периоде. Стопроцентное противопоказание – гемофилия, потому что в этом случае даже при незначительной нагрузке может произойти разрыв сосудика и будет кровоизлияние в сустав. Вообще принцип иппотерапиии – если лечение вредит больше, чем помогает, то его не проводят. Правда, противопоказаний очень мало. Нельзя заниматься иппотерапией при отслоении сетчатки в активной фазе, глаукоме. Однако, слепота – показание к лечению на лошади. Еще одно противопоказание – градус сколиоза более 20, в таком случае иппотерапевты тоже берутся, но работают слаженно с невропатологом и ортопедом.

Лошадь для иппотерапии выбирают долго и придирчиво. Важно, чтобы лошадь была не только здорова, но и подходила по психотипу.

— Они как люди, — говорит Марина. – Есть флегматики, есть холерики. Вот для терапии нужны флегматики. Если лошадь возбудима, чувствительна, она не подходит для иппотерапии. Лошадей специально обучают, воспитывают, учат не бояться опасностей. Например, кони боятся шуршащих предметов, видя в них опасность – трескающийся лед в природе, – но здесь они ходят по шуршащему брезенту. Коней обучают и сложным упражнениям – к примеру, апортировке – принести хлыстик. Это делается для того, чтобы детям было интереснее заниматься.

Кроме иппотерапии в конном центре планируется устроить мини-реабилитационный центр, где можно было бы проводить курсы массажа – после катания на лошади мышцы ребенка оптимально разогреты для успешного сеанса массажа. Стоимость одного сеанса иппотерапии составляет десять тысяч, что за месяц составит 80 тысяч тенге. Для социально значимых диагноз, например, ДЦП, цена за сеанс уменьшается – 6 тысяч.

Живут лошади для иппотерапии на базе конного клуба Chamberlain. Тут находятся и другие лошадки, которые тоже предназначены для детей. Здесь дети и подростки могут учиться ухаживать за лошадью, кататься на них. В клубе также открыт специальный лагерь для детей, куда юные иппологи приезжают на две недели, чтобы не только провести время на свежем воздухе, но и пообщаться с животными.

Лошадей для клуба выбирали специально таким образом, чтобы детям было удобно с ними заниматься. Рост лошадей в среднем не превышает 140-150 сантиметров. Есть здесь и исландские пони, и райд-пони, хафлингеры, американские керлихорс – лошади с кучерявой шерстью, они считаются гипоаллергенными, что особенно важно, ведь многие дети сейчас страдают аллергическими заболеваниями. Первый «постоялец» конюшен – красавец Чамберлен. Именно в честь него назван клуб. Ему уже 18 лет, он находится на заслуженном отдыхе. Дело в том, что много лет назад его привезли в нашу страну из Германии для развития конного спорта в Казахстане, за это время он стал чемпионом Казахстана, призером многих международных соревнований.

Хозяйка конного клуба Марина Буканова вспоминает, как ей хотелось в детстве иметь лошадь. У бабушки Марины был большой двор, где обитало немало живности. Внучка все время просила бабушку – давай заведем лошадку. Но бабушка лишь отвечала, что для нее нужно много места. — Как это нужно много места? удивлялась я, — вспоминает Марина Буканова. — Поставим ее в уголок и пусть стоит. Теперь я понимаю, что бабушка была права. В природе лошади нужно гектар земли, чтобы свободно пастись и искать себе корм. Конечно, в неволе сложно создать такие условия, но мы максимально приблизили их к натуральным.

Например, на территории клуба есть несколько левад – загоны для выгула лошадей. Там кони проводят практически все дневное время, образуют небольшие табуны, находятся практически на свободе. Такая система содержания лошадей называется «Рай в леваде» и описана она была в книге американского эксперта Джеми Джексона. На ночь лошадей заводят в денники, построенные по европейским стандартам, со специальными углублениями для чистки и подготовки лошади.

На улице для лошадей также сделаны специальные ангары, где лошадь может укрыться от снега, ветра, дождя или палящего солнца. На дорогах, где они ходят, насыпана галька – чтобы естественным образом стирались копыта.

Увлечение лошадьми для Марины Букановой началось с того, что ее дочери стали посещать тренера по верховой езде, увлеклись конным спортом, точнее, это было просто хобби. Потом и сама Марина заинтересовалась лошадками. Ну а сегодня в ущелье Алма-Арасан создан целый клуб, который представляет массу услуг. Главными потребителями которых являются дети. Говорят, прокатиться на лошадке может мама ребенка, а вот папе коня не доверят – ведь животные подготовлены для мягкой детской руки.

Детский церебральный паралич (ДЦП) — заболевание, связанное с поражением головного мозга, развивающееся в результате травматического воздействия на нервные клетки (нейроны). Причины возникновения ДЦП разнообразны. Типичным для данного заболевания является изменение мышечного тонуса, приводящее к нарушениям координации в работе мышечной системы больного ребенка, нарушениям осанки и в дальнейшем формированию контрактур суставов, сколиоза.

Под повышением мышечного тонуса понимают такое состояние мышц, когда они плотные на ощупь в покое и оказывают сопротивление при выполнении пассивных движений. Повышение мышечного тонуса у больных ДЦП отмечается в группах мышц, осуществляющих как сгибание, так и разгибание конечностей. В результате возникает определенное ограничение подвижности в суставах. Кроме того, при попытке совершить конечностью какое-либо целенаправленное движение одновременно сокращаются несколько мышц и в конечности непроизвольно возникает другое движение. Все это затрудняет выполнение сложных движений, что приводит к нарушениям социализации больных ДЦП, ухудшению качества их жизни.

У детей с ДЦП развитие двигательных навыков чаще всего останавливается на стадии 2-5 месячного здорового ребенка. Поэтому даже у больных старшего возраста отсутствует опыт движений, необходимых для правильной ходьбы, навыков бега, прыжков. В тяжелых случаях такие дети не ходят или передвигаются на носках, скрещивая ноги, выполняя хаотичные, непроизвольные движения. Больные ДЦП часто страдают эпилептическими приступами, отмечается задержка умственного развития.

В настоящее время выделяют формы заболевания, при которых нарушения движений и повышение мышечного тонуса проявляются во всех четырех конечностях (тетрапарез, диплегия) или с одной стороны тела (гемипарез), или наоборот, отмечается выраженная мышечная слабость (атония). Существует также форма ДЦП, при которой двигательные расстройства проявляются в виде насильственных, плохо управляемых движений (гиперкинезов) в конечностях и туловище.

Основными проблемами у больных ДЦП являются сложности с поддержанием равновесия, выполнением целенаправленных действий, а также с произвольными движениями в пораженных конечностях.

В настоящее время существуют различные способы реабилитации больных с данным заболеванием. Кроме занятий лечебной физкультурой, курсов массажа, различных физиотерапевтических процедур, перспективным является применение гимнастического комплекса упражнений в бассейне, лечение лекарственным средством, содержащим ботулиновый токсин (препарат Botox), комплексная лазеротерапия, хирургическая коррекция. Однако все эти методики позволяют уменьшить мышечный тонус, увеличить объем пассивных движений, но не помогают приобрести новые активные двигательные навыки. Такими возможностями обладает верховая езда на лошади. Именно многогранность воздействия, одновременного сочетания повторяющихся разнонаправленных движений тела, легкого массажа внутренней поверхности ног, позитивного психотерапевтического эффекта от общения больного ребенка с лошадью определяют уникальность иппотерапии.

Общий принцип устранения нарушений при ДЦП состоит в том, что вначале пассивно, а затем пассивно-активно отдельным частям тела пациента придаются положения, противоположные существующим установкам. Важно разрушить механизмы непроизвольного, одновременного движения в пораженной и здоровой конечностях, характерные для заболевания.

Как известно, идущая лошадь передает всаднику более ста разнообразных движений. Преимущество иппотерапии заключается в возможности многократного повторения всех этих движений, при этом удается избежать монотонности, как при занятиях на тренажере — лошадь не может надоесть. Повторяющиеся колебательные движения тела носят диагональный характер, в виде чередующихся растягивания, сжимания, вращения отдельных частей тела. Разнонаправленные действия всадника, выполняемые на лошади, помогают ему осознать движение, научиться регулировать мышечный тонус и приобрести необходимые двигательные навыки. Выполнение упражнений, направленных на выпрямление туловища, позволяет осуществить коррекцию равновесия и двигательной активности в соответствии с физиологическим развитием.

Залогом уверенной посадки на лошади является расслабленное положение всадника, позволяющее правильно реагировать на все движения животного. На занятиях больные ДЦП учатся расслабляться, что способствует в конечном итоге уменьшению тонуса мышц. Родители больных детским церебральным параличом детей, которые занимаются в Детском экологическом центре «Живая нить», единодушно отмечают значительное улучшение их эмоционального и физического состояния. Большинством определено в первую очередь улучшение осанки, более правильное положение спины при ходьбе. Обращает на себя внимание расширение возможностей в разведении и отведении ног в стороны, что способствует улучшению походки ребенка.

К сожалению, мышечный тонус может вновь повышаться при отсутствии регулярных реабилитационных мероприятий. Безусловно, процесс реабилитации больных, страдающих ДЦП, носит длительный характер, требующий настойчивости и целеустремленности как от детей, так и от их родителей. Однако занятия иппотерапией позволяют избегать развития ранних контрактур суставов у больных ДЦП и увеличивать возможности их двигательной активности.

А. И. Крапивкин,
врач-невропатолог,
сотрудник
НИИ педиатрии
и детской хирургии.

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Тутаришев Альберт Казбекович

В последние десятилетия наблюдается повышенный интерес отечественных и зарубежных специалистов различного профиля к расширению методов и способов реабилитации детей с ограниченными возможностями. В статье рассматривается суть и значение одного из таких методов реабилитации иппотерапии ; на примерах показываются возможности и эффективность ее использования при различных заболеваниях опорно-двигательного аппарата детей.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Тутаришев Альберт Казбекович

Hippotherapy in the process of rehabilitation of children with handicaps

The last decades witnessed increased interest of domestic and foreign specialists to the expansion of methods and techniques of rehabilitation of children with disabilities. The article discusses the nature and value of one of these methods of rehabilitation hippotherapy . The examples demonstrate the feasibility and effectiveness of its use in various diseases of the musculoskeletal system of children.

Текст научной работы на тему «Использование иппотерапии в процессе реабилитаци детей с ограниченными возможностями»

?УДК 796.01:612 ББК 75.09 Т-91

Тутаришев Альберт Казбекович, соискатель, ассистент кафедры физического воспитания Адыгейского государственного университета, т.: 572042, 89064386764.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИППОТЕРАПИИ В ПРОЦЕССЕ РЕАБИЛИТАЦИ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

В последние десятилетия наблюдается повышенный интерес отечественных и зарубежных специалистов различного профиля к расширению методов и способов реабилитации детей с ограниченными возможностями. В статье рассматривается суть и значение одного из таких методов реабилитации — иппотерапии; на примерах показываются возможности и эффективность ее использования при различных заболеваниях опорно-двигательного аппарата детей.

Ключевые слова: иппотерапия, реабилитация, сенсорный, интеграция, адаптация, ДЦП (детский церебральный паралич), коррекция, координация.

Tutarishev Albert Kazbekovich, post graduate student, assistant of the Department of Physical Education, Adyghe State University, tel.: 572042, 89064386764.

HIPPOTHERAPY IN THE PROCESS OF REHABILITATION OF CHILDREN WITH HANDICAPS

The last decades witnessed increased interest of domestic and foreign specialists to the expansion of methods and techniques of rehabilitation of children with disabilities. The article discusses the nature and value of one of these methods of rehabilitation — hippotherapy. The examples demonstrate the feasibility and effectiveness of its use in various diseases of the musculoskeletal system of children.

Keywords: hippotherapy, rehabilitation, sensory, integration, adaptation, CP (cerebral paralysis), correction and coordination.

Одной из приоритетных задач отечественного здравоохранения является формирование государственной политики в области охраны и укрепления здоровья населения. Кризисные явления в обществе, его социальное расслоение, ухудшение качества жизни способствуют снижению рождаемости, увеличению заболеваемости, инвалидности или смертности людей.

Инвалидность определяется как ограничения в возможностях, обусловленные физическими, психологическими, сенсорными отклонениями, вследствие чего возникают социальные, законодательные и иные барьеры, которые не позволяют человеку, имеющему инвалидность, быть интегрированным в общество, принимать участие в жизни семьи или общества на таких же основаниях, как и другие члены общества.

Среди инвалидов нашей страны большое место занимают дети с разными физическими и психическими отклонениями. Здоровье ребенка — это состояние жизнедеятельности, которое соответствует биологическому возрасту ребенка, состояние гармоничного единства физических, интеллектуальных характеристик, адаптационных реакций в процессе развития. Здоровье — это не только отсутствие болезни и физических дефектов, а состояние полного физического, духовного и социального благополучия [1; 47]. Инвалидность детей — это более тяжелое явление, чем инвалидность взрослых, так как у детей это связано еще с процессом развития психики, приобретением навыков и усвоением знаний, что подтверждает актуальность и сложность проблемы. Все это вызывает большие затруднения, поэтому она требует комплексного подхода к вопросу реабилитации детей, организации индивидуальных программ коррекционной работы с ними.

Наиболее часто детская инвалидность представлена нарушением опорно-двигательного аппарата (ОДА), что связано с таким детским заболеванием, как детский церебральный паралич (ДЦП). Однако в понятие «нарушение опорно-двигательного аппарата» включаются все двигательные расстройства, имеющие органическое, центральное или периферическое происхождение. В общеупотребительном значении -это нарушение двигательных средств с определенными органическими поражениями (дефектами). Нарушения двигательной сферы детей с ограниченными возможностями приводят к ограничению их жизнедеятельности, а впоследствии — к их дезадаптации. Изменения двигательной возможности оказывают существенное влияние на моторику, сенсорные и коммуникативные способности, познавательную деятельность, уровень подвижности нервной системы, определяют особенности повседневной жизненной активности ребенка [2; 31]. Все вышесказанное свидетельствует о том, что проблемы, связанные с детской инвалидностью, должны быть решены усилиями всего общества и государства. Поэтому с целью улучше-

ния положения детей-инвалидов создаются для них реабилитационные центры, которые проводят комплексные мероприятия по их медицинской, социальной, психологической реабилитации.

Сущность понятия «реабилитация» рассматривается педагогами, психологами, юристами, воспитателями, исходя из дословного его перевода с латинского — «восстановление». Под реабилитацией понимается активный процесс, основная задача которого — достижение полного восстановления нарушенных вследствие заболевания или травмы функций или восстановление физического, психического и социального потенциала инвалида, адаптация его к жизни в обществе. Это все охватывает разные стороны жизни: юридическую, медицинскую, психологическую, социальную и др.

В реабилитационную работу входит также восстановление самоуважения и жизнерадостности, веры в свои силы, адаптационных способностей.

Основными проблемами у больных детей с нарушением опорно-двигательного аппарата являются сложности с поддержанием равновесия, выполнением целенаправленных действий, а также с производными движениями в пораженных конечностях, в результате которых у них отсутствуют опыт движения, необходимый для правильной ходьбы, навыки бега, прыжков и др.

Смысл реабилитации больных детей с опорно-двигательными аппаратами заключается в комплексном многопрофильном подходе к восстановлению способностей человека к бытовой, общественной и профессиональной деятельности.

Как отмечается в специальной литературе, в последнее время наблюдается повышенный интерес отечественных специалистов различного профиля к расширению методов и способов реабилитации, к включению их в медицинские, психологические и педагогические технологии. При этом обращается достаточно большое внимание на использование верховой езды в лечебных целях [3; 6].

В настоящее время существуют различные способы реабилитации больных с данным заболеванием: занятия лечебной физкультурой, курсы массажа, различные физиотерапевтические процедуры; перспективным является применение гимнастического комплекса упражнений в бассейне, лечение лекарственными средствами, комплексная лазеротерапия, хирургическая коррекция и др. Хотя все эти методики позволяют уменьшить мышечный тонус, увеличить объем пассивных движений, но они не помогают приобрести новые активные двигательные навыки. Такими возможностями обладает верховая езда на лошади. Уникальность иппотерапии заключается в том, что осуществляется одновременное сочетание повторяющихся разнонаправленных движений тела, легкий массаж внутренней поверхности ног, позитивный психотерапевтический эффект от общения больного ребенка с лошадью [3; 6].

Положительный эффект использования лошади в лечебных целях состоит в сочетании совместной активности, физической коммуникации и, особенно, в ритмически упорядоченной двигательной нагрузке. Это и есть основы высококачественной иппотерапии, лечения с помощью движений, которые без лошади невозможно проводить [3; 9].

Таким образом, смысл реабилитации больных детей с опорно-двигательными аппаратами заключается в комплексном многопрофильном подходе к восстановлению способностей человека к бытовой. общественной и профессиональной деятельности. Конечной целью комплексной многопрофильной реабилитации является предоставление человеку с анатомическими дефектами, функциональными нарушениями, социальными отклонениями возможности относительно независимой жизнедеятельности. Содержание и задачи использования иппотерапии в лечебных целях определяются клиническими особенностями болезни, поэтому педагогу, психологу и социальному работнику важно знать, как влияют нарушения двигательных функций на психомоторное, эмоциональное, социальнокоммуникативное развитие детей и учитывать характер их взаимоотношений.

В настоящее время детские реабилитационные учреждения имеют достаточные возможности для успешной реабилитации детей-инвалидов.

Как отмечается в литературе и как показывает практический опыт, только комплексные реабилитационные учреждения могут обеспечить детей-инвалидов максимально полной и своевременной реабилитацией, способствующей адаптации к жизни в обществе, семье, обучению к труду.

На современном этапе большое внимание уделяется нелекарственным методам коррекции таких нарушений, реабилитации детей-инвалидов.

Как было сказано выше, одним из средств медицинской, психологической, социальной реабилитации детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата является занятия лечебной верховой ездой.

Верховую езду условно делят на иппотерапию, лечебно-педагогическую, конный спорт, конный туризм и др. В данной статье нас интересует иппотерапия. Иппотерапия — (от греч. Hippos — лошадь) — это так называемое «лечение с помощью лошади», один из видов альтернативной медицины, при котором с инвалидами занимается физиотерапевт или специально обученный инструктор по ле-

чебной верховой езде. Этот метод вспомогательного лечения эффективен в разной степени для людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

На современном этапе большое значение придается иппотерапии как в медицинском, так и социально-психологическом и другом планах. В разных регионах РФ все интенсивнее открываются реабилитационные лечебные центры с использованием иппотерапии. Хотя по вопросу об использовании данного метода в специальной литературе высказываются разные точки зрения, однако за последнее время активнее стала использоваться иппотерапия в лечении разных болезней у детей с ограниченными возможностями. Это касается не только медицинских, но и нравственно-социальных болезней. В настоящее время ведущие ортопеды не только нашей страны, но и других стран высоко оценивают возможности иппотерапии в лечении различных болезней. Как дается во многих научных работах и как показывает практический опыт в России, во многих регионах СНГ и РФ (в том числе и в Республике Адыгея) используется иппотерапия. Занятия проходят под наблюдением медицинского работника или специально подготовленного инструктора. Надо сказать, что данный метод играет положительную роль. Об этом свидетельствует тот факт, что состояние многих детей, больных с нарушениями опорно-двигательного аппарата, улучшилось в результате использования иппотерапии. Так, например, больная девочка с диагнозом ДЦП (фамилии и имена не называем по этическим причинам) посещала конно-спортивную школу г. Майкопа (в пос. Говердовском). Занятия верховой ездой оказали положительное влияние на состояние здоровья ребенка. Это подтверждается результатами исследований: на первых тренировках она садилась на лошадь с помощью инструктора. Занималась год. После чего легко стала садиться на лошадь и профессионально передвигаться рысью. Одновременно такое занятие эмоционально разгружала нервную систему после занятий в общеобразовательной школе. Другой случай. Ребенок с детства болеет ДЦП: плохо передвигается и голову держит плохо. Первое время, когда сажали его на лошадь, он не мог ровно держать голову. После того, как ребенок начал заниматься верховой ездой с помощью инструктора, постепенно стал держать голову ровно.

В чем же заключается суть данного метода медицинской реабилитации? Как отмечают специалисты, когда пациент сидит верхом, у него вырабатывается осанка благодаря специфике движений лошади, идущей вперед, а с помощью слабых координационных реакций вырабатываются и тренируются удержание равновесия и компенсаторные мышечные сокращения. Одновременно такая двигательная коррекция тренирует мускулатуру и регулирует мышечный тонус, что также максимально увеличивает объем двигательной активности в суставах. Кроме этого, нормальная температура тела лошади, которая выше человеческой на один-полтора градуса, благотворно влияет на состояние больного. Движения мышц спины идущей лошади разогревают и массируют спастические мышцы ног всадника, усиливая кровоток в конечностях и во всем организме, что в итоге улучшает кровоснабжение мозга. Кроме того, для обездвиженного больного очень важна имитация движений человека, идущего нормальным шагом, а тазобедренная область и нижние конечности всадника на лошади, идущей шагом, имитируют сложные трехмерные движения и идущего человека. Необходимость удерживать равновесие на движущейся лошади заставляет всадника синхронизировать работу мышц спины, туловища, шеи, конечностей. В работу включаются все мышцы, которые у человека бездействуют, даже не будучи пораженными. У всадника работают практически все группы мышц. Физиотерапевт использует лошадь для того, чтобы развивать двигательные способности пациента [3; 9].

Как отмечают специалисты, идущая лошадь передает всаднику более ста разнообразных движений. Преимущество иппотерапии заключается в возможности многократного повторения всех этих движений. При этом удается избежать монотонности, как при занятиях на тренажере. Повторяющиеся колебательные движения тела будто совершают чередующиеся растягивания, сжимания, вращения отдельных частей тела. Разнонаправленные действия всадника, выполняемые на лошади, помогают регулировать мышечный тонус, приобрести необходимые двигательные навыки. Кроме этого, занятия иппотерапией способствуют развитию восприятия, работоспособности, памяти, внимания, эмоционально-волевых качеств, которые помогают положительному взаимодействию ребенка с окружающей средой [4].

По мнению многих специалистов, адаптивная верховая езда (иппотерапия) — один из эффективных комплексных многофункциональных методов физической реабилитации при ряде тяжелых заболеваний, в том числе и при ДЦП.

Как свидетельствуют данные специальной литературы, иппотерапия признана уникальным по эффективности средством реабилитации и абилитации. Помимо восстановительных функций здоровья, занятия на лошади совершенно преображают жизнь больного, вселяют в него радость, бодрость; у них «просыпается уверенность в своих силах, стремление преодолеть свой недуг» [5; 117].

В литературе отмечается также, что использование метода иппотерапии ровно хорош как для людей с физическими отклонениями, врожденными или полученными в результате травм, так и для

умственно отсталых. Но решение проблемы инвалидности детей требует совместных усилий различных государственных и общественных организаций [6; 132].

Итак, как подтверждают наши исследования, в процессе реабилитации через лечебную верховую езду происходит последовательный перенос приобретенных физических, коммуникативных и психологических навыков в повседневную жизнь. Однако для занятия иппотерапией необходимо иметь квалифицированный персонаж: методисты разной квалификации, врачи, тренеры по верховой езде, зоотехники.

1. О положении детей в Республике Адыгея: доклад. Майкоп: Качество, 2009.

2. Малинина Е.В. Социально-педагогическая реабилитация детей с нарушением речи средствами АФК // Физическая культура. 2009. №3. С. 47-49.

3. Штраус М. Иппотерапия. Нейрофизиологическое лечение с применением верховой езды: пер. с нем. М., 2000. 102 с.

4. Влияние адаптивной верховой езды на механизм вегетативной регуляции ритма сердца у детей с детским церебральным параличом / В.К. Климова [и др.] // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. 2009. №3. С. 47-49.

5. Николаева М. Лошадь лечит человека // Дошкольное воспитание. 1992. C. 116-118.

6. Мастюкова Е.М. Ребенок с отклонениями в развитии. Ранняя диагностика и коррекция. М.: Просвещение, 1992.

admin

Наверх