Лошадь северной породы

(c) Новый сканвордист — ответы на все сканворды 2019

Всего найдено: 2

верховая лошадь, выводившаяся на Дону; продукт многовекового скрещивания мелкой степной породы с лучшими расами равнинной северной, в древности аланской, а в наше время — чистокровной английской

Всего найдено: 2, по маске 6 букв

дончак

  • Главная
  • Новости
  • Блоги
  • Клубы
  • F&Q
    • Медоносы
    • Методы пчёловождения
    • Начинающему пчеловоду
    • Помощь по сайту
    • Объявления
      • Подать объявление
      • Люди
      • Статьи
        • Болезни пчёл
        • Разведение пчёл
        • Продукты пчеловодства
        • Методы пчеловождения
        • Зарубежное пчеловодство
        • Пасечное оборудование
        • Экономический ликбез
        • Фото
          • Общий альбом
          • Лента изображений
          • Альбомы пользователей
        • Видео
        • Ещё.
          • Викторина
          • Лента
          • Фотоблоги
          • Пчеловодная викторина
          • Каталог
          • Народный календарь
          • Книги по пчеловодству-онлайн
          • Пчеловод Чат
          • Этот сайт использует файлы cookies, чтобы облегчить вам пользование нашим веб-сайтом. Продолжая использовать этот веб-сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Подробнее о том, как мы пользуемся файлами cookies и как ими управлять, вы можете узнать нажав на ссылку ниже.

            В нашем представлении индеец всегда рисуется верхом на лошади. Словно кентавр, слившийся с конем в единое целое — ярко изукрашенное красками и перьями, полуфантастическое, дикой красоты существо.

            Попробуем всмотреться в этот романтический образ трезвым взглядом взрослого человека. Общеизвестно, что до открытия Америки Христофором Колумбом в 1492 году коренное население двух огромных материков, которое Колумб назвал «индос» — индейцами, не знало других домашних животных, кроме собаки, ламы и индюка. Лошадей в Америке попросту не было. Хотя именно американский континент является родиной древних лошадей, все они вымерли там еще в доледниковую эпоху, о чем свидетельствуют найденные многочисленные останки — кости, черепа и т. п. Часть древних американских лошадей перешла из Северной Америки в Азию по так называемому Берингову мосту — перешейку, периодически появлявшемуся на месте Берингова пролива в эпохи похолоданий, когда общий уровень Мирового океана понижался, обнажая морское дно у берегов. После потепления волны вновь затопляли сушу, и лошади, отрезанные от своей родины, двигались вперед, расселяясь по всем уголкам Старого Света. Так появились и тарпаны, и дикие лошади Азии, и зебры Африки.
            Вернулись лошади в Америку уже в одомашненном виде на кораблях испанских конкистадоров, которые жаждали огнем и мечом покорить Новый Свет, завладеть несметными богатствами ацтеков, инков и майя, создавших к приходу европейцев мощные, высокоразвитые государства. И горстка испанцев с легкостью обращала в бегство тысячные отряды индейских воинов. Ужас туземцев вызывали два чуда, коими обладали бледнолицые бородатые пришельцы — огнестрельное оружие и лошади. Лошадь и вооруженный, закованный в латы конкистадор представлялись индейцам грозным мифическим богом войны, пришедшем покарать и уничтожить их.
            Шли годы. Испанцы, а позднее португальцы, англичане, французы, голландцы основали на американской земле колонии. Они строили поселки, фермы, города, крепости, порты. Осваивать огромные девственные пространства им помогали лошади, которых сотнями, тысячами везли через океан из европейских государств, а потом разводили — на фермах и ранчо. Индейские племена сопротивлялись захватчикам. У них исчез былой страх, они быстро освоили и ружья, и верховую езду. Легкая, быстрая, почти неуловимая индейская конница наводила ужас теперь не только на мирных белых поселенцев. Используя собственную тактику конного боя, индейцы не раз наносили крупные поражения частям регулярной армии колонизаторов. Так, с испанцами упорно сражались арауканы, с мексиканцами — апачи, с американцами — сиу.
            Лошадь произвела настоящую революцию в индейском обществе, вызвала изменения не только в хозяйстве, но и в социальной организации племен. В центре Северной Америки, на просторах прерий родилась новая, ставшая всемирно известной индейская культура — культура конных охотников на бизонов.
            До появления лошади Великие Равнины были практически недоступны туземным племенам. Пеший индеец чувствовал себя маленьким, одиноким и беззащитным перед величием огромного открытого пространства. Охота на могучих и быстрых бизонов в ту пору была очень трудна и опасна. Большой удачей считалось загнать стадо быков к обрыву или подстеречь на водопое.
            Все изменилось, появились лошади. С ферм и ранчо, из разграбленных индейцами фортов в степи убегало немало лошадей. Они быстро дичали и плодились на вольных пастбищах. Так появились знаменитые дикие лошади Северной Америки — мустанги.
            Слово «мустанг» произошло от испанского «местеньо» — свободная лошадь, лошадь без всадника. Не знающие узды мустанги к середине ХIХ-го века невероятно размножились, согласно разным источникам их насчитывалось от одного до трех миллионов голов. Мустанги внешне были весьма далеки от эталонов лошадиной стати. Зато дикая жизнь быстро возродила свойственные дикой лошади качества — выносливость, неприхотливость, крепость копытного рога и т. д. Даже масти стали, преимущественно «дикими»: саврасые, мышастые, буланые, каурые — с темным ремнем по спине, темными чулками на ногах, с зеброидными полосами на предплечьях и пр. Но были и рыжие, и вороные, и пегие мустанги. Несмотря на внешнюю невзрачность, эти лошадки несли в себе кровь прекрасных верховых пород Старого Света — андалузской, варварийской, арабской.
            Мустанги были ценными животными для людей, осваивавших Великие Равнины. Их ловили и приручали индейцы и белые поселенцы. Многие нынешние породы в США несут в своих жилах кровь мустангов. Но заселение равнин фермерами и скотоводами привело к истреблению диких табунов, ставших помехой для коровьих пастбищ и посевов кукурузы. Даже загнанные в бесплодные уголки Юго-Запада, последние мустанги оставались объектом безжалостной охоты любителей легкой наживы. Прекрасных животных, считающихся одним из символов Америки, истребляли тысячами, чтобы произвести консервы для собак и кошек. Спасли мустангов энтузиасты-любители, вынудившие правительство США издать специальный закон о запрещении варварской охоты. Сегодня несколько тысяч мустангов пасутся на охраняемых территориях в Неваде, Юте и Нью-Мехико.Часть поголовья отлавливается по специальным лицензиям ковбоями, любителями и профессионалами-коневодами.Ведь мустанг — ценнейший генофонд для освежения крови многих пород.
            Но все-таки не мустанги стали родоначальниками индейских лошадей, хотя индейцы и использовали прирученных мустангов для скрещивания со своими «пони» (так обычно белые называли индейских лошадок за малый рост). Индейские племена обычно получали лошадей у белых торговцев или скотоводов в обмен на шкуры бизонов или пушнину, некоторые ремесленные изделия и мясо. Но чаще лошадей попросту угоняли во время военных набегов. Лошадь стала излюбленной добычей воинов -ютов, апачей, навахов. Они первыми среди североамериканских племен освоили верховую езду, но не утруждали себя разведением табунов. Пригоняя из мексиканских набегов захваченных лошадей, они оставляли себе необходимое количество, а остальных перегоняли на продажу своим северным соседям. Так получили лошадей и горные индейские племена. Многие из них получили возможность спуститься на равнины для охоты на бизонов. Теперь они настигали быстрые стада в любом удобном месте и убивали из луков или копьями огромное количество животных, дававших индейцам кожу, мясо, жир, сухожилия на нитки и тетивы, сырье для варки клея, рога и кости для изготовления различной утвари. Кочевники могли ставить большие, покрытые шкурами палатки — типи, запасать много продуктов — все легко перевозилось на лошадях.
            Таким образом, бизон давал индейцам все, но, чтобы добывать больше бизонов, нужны были хорошие, резвые лошади. Их использовали для войны, и для полюбившихся индейцам скачек и конных игр. Постепенно племена равнин начинают разводить лошадей, пытаясь закрепить в потомстве нужные качества. Конечно, подбор жеребцов и кобыл осуществлялся эмпирически, по наитию хозяина табуна. Но лучшие производители пользовались спросом на всей территории расселения племени.
            Индейское коневодство носило экстенсивный характер. Табуны круглый год паслись в прериях, меняя место по мере опустошения пастбищ. Никаких заготовок кормов не проводилось. Летом — богатый травостой, зимой — тебеневка, откапывание травы из под снега, поедание деревьев в речных, защищенных от ветра долинах. Так вели хозяйство все древние кочевники земли.
            Примитивность коневодства не могла не сказаться на внешнем облике индейских лошадей. Рост большинства из них не превышал полутора метров, а экстерьер был самый простой. Но это были выносливые и неприхотливые животные, которым не требовалась ни ковка, ни особый уход.
            Любимая верховая лошадь индейца была его гордостью, своеобразной визитной карточкой, которая почти постоянно находилась рядом с хозяином, привязывалась к колышку перед входом в типи-палатку. В длительных переходах, а иногда на охоте или на войне, индейцы-воины ехали на более простых лошадях, ведя лучших скакунов в поводу, чтобы сохранить их силы для нужного момента. Такие лошади ценились очень высоко. Иногда, при обмене, за такого скакуна давали по десять обычных коней. И именно этих, самых ценных животных, стремились выкрасть по ночам участники набегов.
            Индейцы прерий могут по праву считаться одними из лучших наездников мира. Сидя на практически неоседланной лошади, они на полном скаку управляли ею одними ногами, — ведь руки были заняты стрельбой из лука. Интересна такая особенность— индейцы садились на лошадь с правой стороны и даже прыгали сзади, через круп, словно на спортивный снаряд. Индейцы по особому относились к сбруе. Конечно, южные племена, уже с ХVI-ХVII веков вошедшие в контакт с белыми людьми, позаимствовали у них и уздечки, и седла, но индейцы стали по своему их украшать. Так, навахи освоили чеканку и изготовление серебряных блях, пряжек, колец. Племена северных равнин сами изобретали сбрую для своих лошадей. У них, наоборот, все было сведено до минимума. Уздечку заменяла петля из сыромятной кожи, которую накидывали на нижнюю челюсть коня, а седло— кусок кожи или шкуры, стянутый ремнем-подпругой.
            Со временем все индейцы начали мастерить седла по типу мексиканских или ковбойских, с деревянным или роговым ленчиком, с подпругой из толстой сыромяти и стременами из дерева, обтянутыми кожей. Такие седла воины покрывали богато расшитыми чепраками или шкурами горного льва — пумы. Уздечки, нагрудники, потники все это также искусно украшалось национальным орнаментом из игл дикобраза, бисера, бахромой, прядями скальпов, многочисленными орлиными перьями. Существовала специальная раскраска военных лошадей. На ноги наносили зигзагообразные линии — для резвости, на морде или предплечьях полосы означали количество подвигов хозяина, для остроты зрения коню обводили краской глаза, а на крупе, в виде отпечатков копыт, рисовали угнанных в набегах лошадей.
            Среди общего, довольно многочисленного поголовья индейских лошадей, к ХIХ веку выделились две быстроаллюрные породы — пинто и аппалуза. Пинто (от испанского — «пятно») это пегие (крупные пятна в сочетании белого цвета с каким-нибудь другим, рыжим, вороным или гнедым), крепко сбитые, очень выносливые верховые лошади, выведенные племенами южных равнин — команчами и кайовами. Путем краж и обмена пегие лошади распространились по всему региону. Индейцы вообще предпочитали яркие, необычные лошадиные масти. Такой мастью в полной мере обладали и лучшие лошади индейцев запада — аппалуза. По мнению одних слово «аппалуза» происходит от названия племени «паюз», населяющего Скалистые горы в штате Айдахо, другие историки связывают его с соседним племенем «нэ перса», названным так французами за обычай носить украшения в носу. Аппалуза обладает уникальной, неповторимой мастью. Все тело лошади покрыто бесчисленными, различными по размеру и цвету пятнами. По экстерьеру это довольно компактные, дельного сложения животные с хорошими крепкими копытами. В этой породе доминируют следующие расцветки: бланковая — скопление темных пятен на переде, которые становятся редкими на крупе, леопардовая — на белом фоне равномерные мелкие цветные пятна, мраморная — более крупные сочетания пятен. Историю двух этих пород можно проследить по наскальным рисункам древних народов.
            Современные породы пинто и аппалуза, конечно же, разводятся не только индейцами. В настоящее время в Америке создан целый ряд ассоциаций любителей и поклонников этих пород. Это рослые полукровные лошади отличного экстерьера, добронравные, годные для прогулок и для спорта. В индейских резервациях их любят, по праву считая своей национальной гордостью.

            Дата публикации: 24.11.2014 2014-11-24

            Статья просмотрена: 19 раз

            Библиографическое описание:

            Бакаева, Д. Р. История одной породы лошади / Д. Р. Бакаева, Г. С. Айрумян. — Текст : непосредственный, электронный // Юный ученый. — 2015. — № 1 (1). — С. 98-100. — URL: https://moluch.ru/young/archive/1/11/ (дата обращения: 14.04.2020).

            Эволюция лошадей уходит корнями далеко вглубь веков. За 50 миллионов лет маленькое, по размерам не превышающее собаку, животное превратилось в крупного скакуна. Первые предки современных лошадей обитали в Северной Америке, оттуда происходило проникновение в Европу.

            Гиракотерий (Hyracotherium) — самый древний предок лошади — маленький зверь, рост в плечах которого не превышал 20 сантиметров. Он практически ничем не напоминал современных лошадей, разве что небольшими копытцами. У гиракотерия была короткая морда и шея, длинный хвост, выгнутая спина и короткие лапы, а походка этого зверька и вовсе напоминала собачью. Ключевое событие в эволюции лошадей — климатические изменения в Северной Америке. Леса сменились саваннами, а климат стал засушливее. Вследствие этого предки лошадей стали крупнее, чтобы лучше приспосабливаться к окружающим условиям. Также увеличилась и скорость их передвижения.

            Столетиями выводили люди разные породы лошадей, каждая из которых прекрасно приспосабливалась к окружающим ее условиями. Лошадь со старинных времен играет весьма важную роль в жизни человека, она стала незаменимым помощником в поле, при транспортных перевозках, на войне. Но, с приходом эры механизации роль лошадей в жизни человека несколько переменилась. Сейчас лошади и пони применяются в основном для любительской верховой езды и в спорте. Я хочу рассказать о маленькой породе лошадок, достаточно милой, но очень редкой! Ты думаешь, что сейчас мы будем говорить о пони? Вовсе нет! Порода фалабелла не имеет никакого отношения к пони! Да-да, это самая настоящая лошадь, пусть её рост не дотягивает и до метра в холке!

            Зато история её появления окутана множеством легенд! Здесь и таинственные японские мудрецы, сумевшие превратить большую лошадь в малышку размером с собачку, и загадочная долина, окружённая скалами, где все деревья и животные очень крохотные. Истинная история появления этой породы до сих пор неизвестна, хотя мир знаком с этими лошадками больше ста лет!

            Лошадки-фалабеллы очень маленькие! Их рост не превышает 80 см в холке, а самый маленький конь породы фалабелла был в высоту всего 35 см и весил 10 килограммов! Пони обычно очень мохнатые, с короткими ножками и очень-очень сильные. А вот фалабеллы, наоборот, очень изящные, кажется, что это уменьшенная копия арабского скакуна, с длинными тонкими ножками и изящной лёгкой головкой!

            Фалабеллы практически непригодны для верховой езды, их спинка может выдержать только легкого и маленького ребенка. Зато они отлично приспособились возить небольшие повозки. При этом лошадки фалабелла — отличные прыгуны! Будь их рост побольше, они бы составили отличную конкуренцию спортивным породам лошадей. Они прыгают с удовольствием, им интересно преодолевать барьеры. Иногда в табуне, фалабеллы даже устраивают состязания по прыжкам между собой. Кстати, стоит лошадка породы фалабелла так же дорого, как высокая породистая лошадь, но содержать ее гораздо дешевле, кушает она совсем мало.

            Настоящая история породы окутана тайной. На ранчо фермера Фалабеллы долгие годы лошадки разводились в строжайшем секрете. Никто не знает, откуда же появились первые представители породы. Известно одно: предками фалабелл были сбежавшие от индейцев и ковбоев скакуны с Дикого Запада. Отсюда и разнообразие мастей маленьких лошадок: они могут быть, как настоящие мустанги, гнедыми и вороными, а еще чубарыми как аппалуза или кремовыми с белыми гривами, как лошадки породы паломино!

            Еще одна, самая сказочная, легенда о происхождении породы гласит, что фермеры Фалабелла пригласили для разведения маленьких лошадок японцев. Подобно искусству выращивания карликовых деревьев бонсай, японские коневоды под покровом темноты аккуратно подрезали лошадкам копыта и гривы, чтобы они всегда оставались малышками. Другая из легенд предполагает, что в давние времена табун обычных лошадей попал в ловушку из-за того, что оползень перекрыл выход из глубокого крупного каньона, где находились лошади. Единственным доступным для лошадей кормом оказались лишь местные кактусы при отсутствии в почве нужных минералов. В результате лошади от поколения к поколению становились все мельче и мельче, пока не произошло генетическое изменение. Считается, что эти лошади были найдены семьей аргентинского фермера Х.Фалабелла, подняты из каньона лебедкой и доставлены на ранчо.

            Самым правдоподобным кажется рассказ Джулио Сезара Фалабелла. В XIX веке в различных частях Чили и Аргентины существовали кочевые индейские племена, которых испанцы не смогли покорить. Индейцы ненавидели белых завоевателей и вели постоянную войну с поселенцами. Время от времени совершались набеги на ранчо, во время которых индейцы все сжигали, грабили, убивали и захватывали в плен людей, угоняли крупный рогатый скот.

            Одним из ранних поселенцев, непрерывно воевавших с налетчиками, был ирландец по имени Ньютон, который хорошо знал и понимал лошадей. На реке вблизи дома Ньютона был брод, куда часто на водопой приходили лошади и другие животные. Иногда приходившие лошади были оседланы или запряжены в повозки, а окровавленные седла и сиденья повозок свидетельствовали о нападениях индейцев на соседние ранчо.

            Однажды на водопой пришла маленькая лошадь, совершенно отличавшаяся от всех лошадей, которых Ньютон когда-либо видел. Но это была не лошадь, подвергшаяся «карликовой болезни», а совершенно соразмерный конь крошечного роста. Ньютон был очарован маленьким жеребцом. Он решил оставить его у себя и получить от него потомство, в подарок для своей дочери, которая позже вышла замуж за Фалабелла. Так была заложена основа миниатюрной породы Фалабелла, которая находилась во владении только этой семьи, причем никто так и не узнал, кому первоначально принадлежал оригинальный родоначальник породы, откуда он пришел и почему стал миниатюрным. Эта тайна навсегда останется нераскрытой.

            Слухи о необычных лошадях стали постепенно распространяться по свету. Однако сеньор Фалабелла не был склонен делиться своими легендарными лошадьми. Он редко продавал их. Даже семья президента США Джона Кеннеди, очарованная миниатюрными лошадьми, смогла приобрести только двух жеребят.

            Забор, ограждавший лошадей Фалабелла от всего мира, был, наконец, сломлен английским лордом Джоном Фишером и его женой леди Розамундой Фишер. В своем имении Килверстон, находящемся в английском графстве Норфолк, Фишеры основали заповедник дикой природы и единственный в мире частный зоопарк, где собраны редкие экземпляры животных, которым грозит исчезновение. В результате неоднократных посещений ранчо Фалабелла Фишерам удалось уговорить хозяев продать четырех жеребцов и нескольких кобыл, чтобы создать в Европе первый завод лошадей Фалабелла. Это произошло в 1977 году, и затем в течение примерно пятнадцати лет Фишеры успешно разводили миниатюрных лошадей. Владельцы завода неоднократно демонстрировали своих питомцев на специальных соревнованиях в Англии и за границей. В 1991 году Фишеры решили закрыть свой знаменитый заповедник и продать лошадей Фалабелла в Лесной конный завод в Голландии. Так началось распространение этих лошадей по континентальной Европе. Но еще раньше лорд и леди Фишер посылали своих миниатюрных лошадей в США, Австралию, на Средний Восток, в Германию, Италию и Центральную Америку. Во Францию эти лошади попали непосредственно из своей родины — Аргентины.

            Лошади Фалабелла отличаются добрым нравом и понятливостью. Они легко дрессируются и нежны с человеком, доставляя ему большое наслаждение от общения с ними. Природа и люди сумели создать уникальное обворожительное существо. Поэтому многие владельцы верховых лошадей начинают отдавать предпочтение лошадям Фалабелла, которыми проще управлять, легче заботиться о них и кормить. Для своих владельцев миниатюрная лошадь всегда остается милым и очаровательным любимцем.

            1. Конный мир № 2 за 2001 г. ООО «Королевский издательский дом»

            2. сайт «Счастливые лошади»– основатель сайта Юлия Худякова, преподаватель «Школы Счастливых лошадей», автор статей и книг из серии «Разговорник лошадиного языка».

            3. СПИ «Лучшие детские журналы», журанал «Лошадки» № 07*13, ООО «ИДК-Медиа».

            Последняя бука буква «а»

            Ответ на вопрос «Быстрая, выносливая лошадь северной породы «, 6 букв:
            шведка

            Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова шведка

            Соседка финки и норвежки

            Так называется внешняя сторона стопы в футболе

            Актриса Ингрид Бергман по национальности

            Представительница народа Европы

            Коренная жительница Стокгольма

            Грета Гарбо по национальности

            Определение слова шведка в словарях

            Примеры употребления слова шведка в литературе.

            По одной из таких пустынных улиц часу в двенадцатом самого ненастного дня, по ступицу в жидкой, болотистой грязи, плыли маленькие одноместные дрожечки, запряженные парою бойких рыженьких шведок.

            Правда, к удивлению Несси, шведка довольно пластично двигала ножищами, зато Кавендиш лишь бесстыдно подпрыгивал рядом, ни чуточки не заботясь о ритме.

            Однокомнатная квартира шведки Мишель в страшно удрученном состоянии сидит, обхватив голову руками, за столом возле работающего проигрывателя.

            Я не понимаю, как могла посредственная, весьма обыкновенная натура шведки нравиться моей смелой, недюжинной и своеобразной княжне.

            Когда Хельга Лунд вернулась в комнату, патер Бенедикт, которого шведка, кстати, не жаловала своим расположением, уже стоял у широкого подоконника и задумчиво глядел на голые прутья тополей под окнами.

            Источник: библиотека Максима Мошкова

admin

Наверх