Лошадь породы адай

Адаевская лошадь является ответвлением казахской породы лошадей. Распространена данная порода в пустынных районах между Аральским и Каспийским морями. Свое название эта порода получила от известного в истории Средней Азии воинственного казахского рода «адай». Выведена в Гурьевской области в результате улучшения казахской лошади жеребцами среднеазиатских, особенно туркменских пород.

Адаевская лошадь отличается выраженным верховым складом, сухой конституцией. Средняя высота в холке адаевской лошади 136-140см. Иногда в породе встречаются беднокостные, плохо развитые лошади.

Масть в породе в основном серая, гнедая, рыжая, соловая и буланая.

Лучшие представители адаевской породы обладают легкими движениями, хорошей резвостью. Шаг у них короткий, часто сбивается на «тропоту», рысь крупная, с высоким подъемом передних ног, карьер — практически идеальный.

Адаевская лошадь вынослива под седлом и в упряжи. Она отлично приспособлена к жаркому климату и табунному содержанию. Издавна эта порода используется как молочное и мясное животное (суточный удой кобыл составляет около 11—14 л молока).

Адаевская лошадь неприхотлива и вынослива, способна без проблем проходить большие расстояния по песчаным барханам. Нрав адаевской лошади кроткий, она имеет хороший характер и быстро привязывается к хозяину.

Рост адаевской лошади — 136-140 см, невысокая.

Масти — рыжая, соловая, буланая, серая, гнедая, саврасая.

Экстерьер — отличается хорошо сложенным верховым складом и конституцией. Голова у этих лошадей аккуратная, пропорциональная, шея среднейдлины, прямая, тонкая. Спина крепкая прямая, туловище вытянутое. Круп короткий, немного спущенный, с удовлетворительно развитой мускулатурой. Грудная клетка достаточно объёмная. Ноги сухие, тонкие.

Адаевская порода получена путём скрещивания казахской и туркменской лошадей. Её родина Казахстан, распространена в районах между Каспийским и Аральским морями. Отличается выносливостью и хорошей резвостью. Хорошо переносит жару, жизнь под открытым небом, неприхотлива, вынослива при переходах на большие расстояния по бесплодным пустыням. Жеребцы хорошо водят табун и могут долгое время самостоятельно пастись вдалеке от аула.

Лошадей адаевской породы используют как под седлом, так и в упряжи, отличаются добрым нравом и особой привязчивостью к людям.

Число фермерских хозяйств, занимающихся разведением казахских тулпаров породы Адай, растет. На фермах, расположенных в пригороде Жанаозена, уделяется особое внимание выращиванию этих лошадей. Главная цель специалистов, всесторонне изучающих скакунов с научной точки зрения, — превратить породу Адай в национальный бренд, сообщает телеканал 24.kz.

Житель села Куланды Узакбай Келбетов — продолжатель традиций предков, которые много веков занимались разведением лошадей. Его Каршыга на прошедшем недавно международном соревновании, оставил позади своих конкурентов. Тулпара, который без труда пересек 80 километров, в следующем году ждет марафон в 150 километров. Тренер уверен в своем скакуне, который в шести соревнованиях уже побеждал пять раз.

Узакбай КЕЛБЕТОВ, специалист по тренировке лошадей:

— Он как человек, только говорить не может. Это просто святое животное. Характер прекрасный, никогда не сбрасывает всадника, а если он упал, никогда не бросит, не оставит. Никого не обидит, все понимает, очень умное животное.

На ферме, расположенной недалеко от Жанаозена, разводят преимущественно породистых лошадей. Сейчас планируется увеличить поголовье казахских тулпаров породы Адай.

Куанткан НУРМАГАМБЕТОВ, заведующий коневодческой фермой:

— Из всех лошадей мы выбираем только тех, которые подходят по меркам породы Адай, остальных включаем в табун.

Лошади адайской породы хорошо переносят любую погоду. Даже если внешне они выглядят непривлекательно, поражают своей выносливостью в скачках.

Орынбасар КУЛБЕКОВ, президент жанаозенской Национальной федерации конного спорта:

— На марафонских дистанциях у этих скакунов открывается второе дыхание. Поэтому адайские аргамаки легко преодолевают 80-120 километров и побеждают в международных скачках.

В 2014 году местные тренеры планируют принять участие в Чемпионате мира по скачкам во Франции.

АДАЙ

Хочу рассказать об уникальной породе лошадей адаевский аргамак: Одной из лучших пород киргизской лошади считается адаевская, получившая свое название от известного в истории Средней Азии воинственного киргизского рода «адай». В сказаниях певцов-акынов и песнях-былинах есть намеки на то, что адаевцы добывали себе аргамаков в Бухаре, Хиве, Персии, у текинцев, частью обменом, а больше барантуями (грабежами), при этом ревниво оберегая чистоту крови своих лошадей.

Шаг адаевской лошади короткий, часто сбивается на «тропоту», рысь крупная, с высоким подъемом передних ног, карьер — практически идеальный. Адаевская лошадь крайне неприхотлива и вынослива при далеких переходах по песчаным барханам и бесплодным солонцам. Нрав кроткий, она быстро привязывается к хозяину. Жеребцы хорошо водят косяки, и редко теряется лошадь в косяке, где главой адаевский жеребец. Во времена тебеневок, когда косяки уходили от аулов за десятки верст в поисках корма, владельцы-киргизы спокойно сидели в своих кибитках, зная, что жеребец сумеет защитить косяк от волков и весной приведет его с приплодом, если только сильный буран не погребет косяк под своими снежными холмами.

Лучшие киргизские лошади, так называемые «киргизские аргамаки», ведут свое начало от туркменского аргамака, но условия содержания и климат изменили их в нежелательную сторону в отношении роста и экстерьера. Голова у киргизского аргамака сравнительно большая, сухая, ноги такие же сухие. Карьер, если и тяжеловат слегка, то при этом почти одинаков на ровной ковыльной степи, на холмистой местности с песчаными увалами и на липких солонцах.

Как уже отмечалось, киргизский аргамак отличается исключительной выносливостью. Известен случай, когда оренбургский казак Василий Струняшев спасся из киргизского плена только благодаря двум аргамакам, совершив пробег по безводным степям около 200 км за короткую летнюю ночь. Только киргизский аргамак способен на такой пробег, только эта порода не знает усталости, не убавляет скорости бега, и уж если не выдерживает, то падает замертво, как это случилось с одной из лошадей Струняшева.

Киргизская лошадь круглый год пасется на подножном корме, летом на — летовочных пастбищах, зимой добывает траву, разгребая снег («тебенюет»). В старые времена самым большим праздником для кочевника был выход на летовку. Едва лишь степь, прогретая лучами весеннего солнца, начинала зеленеть и появлялась первая трава, киргизы снимались с зимних стойбищ и двигались с ослабевшими за зиму табунами на летние пастбища, где и оставались до октября — ноября месяца. Сначала двигались богатые родовичи, а затем бедные. Начиналась лучшая пора в жизни кочевника и его косяков, уцелевших от долгих зимних невзгод, благодатное время для бесчисленных киргизских табунов и для их хозяев, получавших теперь постоянно свежий кумыс. Но длилось это недолго. Неумолимое южное солнце вскорости выжигало степь, травы грубели, а тучи насекомых появлявшихся с наступлением зноя, не давали покоя пасущимся табунам ни днем, ни ночью. Если к этому ещё прибавить осенние ветры, дожди и резкие перемены в погоде, то хорошего времени на долю киргизской лошади оставалось совсем немного. Только в течение этого короткого времени она отдыхала и поправлялась, запасаясь силами на остальную неблагоприятную часть года.

Самые большие трудности выпадали на долю жеребят. Уже с первой зимы в полугодовалом возрасте, следуя за табунами, жеребята с большим трудом добывали скудный корм, откапывая его из-под снега, напрягая свои нежные связки и неокрепшие ещё кости. При этом к снежной зиме нередко присоединялись ещё два бича среднеазиатского коневодства — гололедица и бураны, влекущие за собой массовый падёж скота («джут»). Поздней осенью, а чаще ранней весной, с наступлением внезапных морозов после продолжительной оттепели земля покрывалась ледяной коркой, отнимая у истощенных животных последний скудный корм. Будучи не в состоянии добывать его из-подо льда, обессиленные кони падали, погибая от голода и стужи.

Часто зимой невероятно сильный ветер поднимал снежный буран, длящийся иногда по нескольку дней. Ослабевший табун не выдерживал напора бури, лошади терялись, шарахались, неслись, сломя голову и не видя дороги от метущего снега, падали в глубокие овраги или трещины, где и находили свой конец. Больше всего погибало в таких случаях жеребят. Благодаря такой жестокой тренировке, киргизская лошадь хорошо держит тело, и, несмотря на неблагоприятные условия кормления, и после самой усиленной работы, легко поправляется за несколько дней полного отдыха и сносного корма. При обильном же кормления эти лошади приобретают бодрый и сытый вид с округлыми формами, чему способствует общая правильность сложения лошадей этой породы.

В 2014 году Франция (регион Нормандия) станет хозяйкой Всемирных конных игр, и центром их проведения выбран город Кан, который имеет богатые исторические традиции, связанные с лошадьми. Первые бега рысаков прошли здесь в 1837 году. Нормандия в настоящий момент является сердцем коневодческой и конноспортивной индустрии Франции. Во всемирных конных играх изъявили желание участвовать сотни стран, в том числе и Казахстан. Готовят к соревнованиям и лошадей адайской породы, которые уже завоевали славу далеко за пределами нашей страны. Жаль, что не будет скакать по французским просторам знаменитый Акканат – 23-летний скакун, скажем так, ушел на пенсию. Но до этого он завоевал не одну медаль высшей пробы.

Гульнара Мусалимова и Талгат Ахметулы расскажут обо всех заслугах этого выдающегося скакуна и в целом об адайской породе лошадей

Победу в командном зачете на дистанции 80 км одержала четверка адайских лошадей из Казахстана: Уштаган, Жары, Жас Акканат, Чекист. Лучший результат в личном зачете на дистанции 160 км показал спортсмен из Мангыстауской области Азат Койшиев на скакуне по кличке Ойлы. В прошлом году, кстати, он также стал победителем на международных состязаниях в Спасск-Рязанском.

Ноздря в ноздрю с четырехкратным победителем всех международных соревнований – скакуном-кабардинцем шел тогда Ойлы. Но на последних ста метрах все же вырвался вперед. В этот раз Ойлы преодолел дистанцию со средней скоростью 16,35 км в час за 9 часов 47 минут. После такого успеха жеребец получил квалификацию на участие во Всемирных конных играх, которые пройдут в 2014 году во Франции.

Между тем в Мангыстауской области растет число фермерских хозяйств, занимающихся разведением казахских лошадей породы адай. На фермах, расположенных в пригороде Жанаозена, уделяется особое внимание выращиванию этих лошадей. Главная цель специалистов – превратить уникальную породу в национальный бренд.

На ферме разводят преимущественно породистых лошадей. Жара, холод, сильный ветер, пыль, нехватка воды и соч­ной зелени – этим лошадям все нипочем. Адайцы выносливы и приспособлены к самым тяжелым условиям. Это, пожалуй, единственное животное, способное пить морскую соленую воду.

На фоне великолепных арабских и ахалтекинских скакунов маленькая, немного невзрачная лошадь выглядит довольно скромно. Но внешность обманчива. Впервые республика увидела необычных скакунов на чемпионате в Алматы. Тогда все четыре места, хотя мало кто в это верил, достались новичкам – мангыстауским конезаводчикам.

И в прошлом, и в нынешнем годах эти лошади стали лучшими на международных соревнованиях в России. Адайская порода в который раз потеснила с пьедестала почета арабских и английских скакунов. Адайцев зауважали известные зарубежные конезаводчики.

Владелец лошадей адайской породы Сисен Ратов, вспоминая прошлогодние соревнования, рассказывает: «Когда мы приехали в Россию, к нам подходили и спрашивали: «Зачем вы сюда этих животных привезли, на что рассчитываете?» Но когда после первых 30 км все наши лошади пришли первыми, удивлению судей не было предела. В ходе проверки у ветеринаров выяснилось, что сердцебие­ние наших лошадей восстанавливалось за минуту, в то время как английских скакунов откачивали под капельницами».

Лошади изо дня в день не перестают удивлять и профессионалов, и публику. Владелец жеребца по кличке Каршыга – Узакбай Келбетов – продолжатель традиций предков, которые много веков занимались разведением лошадей. Каршыга в прошлом году на соревнованиях в России оставил позади всех своих конкурентов. На «полке достижений» красуются уже 5 кубков.

– Любая другая лошадь в таких условиях не выжила бы, но адайским это под силу. Кроме того, этот конь – почти как человек, разве что говорить не может. Характер у животного прекрасный, оно никогда не сбросит всадника, а если он упал, никогда не оставит, – уверяет Узакбай Келбетов.

Адаи всегда считались воинственным и непокорным народом, только в период с 1916 г. по 2006 г. устроившим четыре восстания. Непростая история становления, борьба за независимость и место под солнцем оказали решающее влияние на формирование материальной культуры народа. Адаевцами созданы особые лирические, пропитанные духом свободы приемы исполнения казахских кюев. Удалось им подчинить своим интересам и природу: адаевская порода лошади считается одной из самых выносливых в мире, способной за день проходить более 100 км и питаться самой жесткой травой.

Где живут, численность

По информации 2009 г., численность адаев составляла порядка 90 000 человек. Адаевцы входят в состав Младшего казахского жуза, относятся к роду Байулы, представителей которого насчитывается более полумиллиона.

Существуют данные относительно численности адаев во времена Российской империи и СССР:

  • 1887 г. — 110 000 человек. Из них 74 000 человек проживали в Мангышлакском и Красноводском уездах Закаспийской области (сегодня включаются в территории Казахстана и Туркмении). 34 000 человек жили на территории Темирского уезда;
  • 1926 г. — 131 500 человек, проживавших в Адаевском округе (большинство составляли представители народности);
  • 1999 г. — 247 600 представителей казахского этноса в Мангистауской области, исторической зоне расселения и компактного сегодняшнего проживания народности.

Большая часть адаевцев занимает территорию Мангистауской области Казахстана, располагающейся в юго-западной части страны, восточнее Каспийского моря. Регион богат полезными ископаемыми: здесь добывают 25% казахстанской нефти, за что адайцев называют «нефтяным родом».

Название

Существует множество разнообразных версий происхождения адаев. Ни одна из них не подтверждена документально, нет и единой теории происхождения народности. Среди обсуждаемых вариантов:

  1. Этноним происходит от имени монгольского хана Адая (основная версия).
  2. Название происходит от огузского выражения «ада», означающего «остров». Адаи получили прозвище «островитяне», поскольку жили на территории полуострова Мангышлак.

Слово «адай» и его вариации были распространены у многих народов мира, что затрудняет поиск исторической правды. Тюркская версия происхождения связывает этноним с алтайским «ата» — «дед», телеутским «аду» — «почтение, уважение». Известно, что у якутов существовали роды Одай, Одугей, Одей. А в переводе с языка североамериканских индейцев «адай» имеет значение «люди леса». Представители адайского народа нередко переводят самоназвание, как «первородные».

История

Исследователи выдвигают несколько версий относительно происхождения народа адай. Вопрос остается открытым, поскольку достоверных исторических сведений обнаружено не было. Среди основных теорий выдвигаются следующие:

  1. Ряд ученых связывает происхождение адаев с сакским периодом и древним племенем даев (даков, дагов, дахов), входящим в аланский круг племен. В труде Страбона указано, что даи занимали территории восточного побережья Каспийского моря приблизительно со II в. до н.э. В подтверждение версии приводились доводы, что на Северном Кавказе сохранился ряд этнонимов, включающих слово «адай»: вершина Большого Кавказа Адай-Хох, входящий в Чегемскую группу водопад Адай-Су. Противники теории приводят аргументы, что даи относятся к ираноязычным, а не тюркоязычным народам, представляя иной пласт культуры.
  2. Вторая версия ведет род адаев от гаогюйского рода аде, известного как адийе, ады, одоют. Гаогюйцы относятся к древним кочевникам хуннского происхождения, в пятом веке основавшим в Восточном Казахстане собственное государство.
  3. Большинство ученых сходится во мнении, что адайцы имеют монгольские корни. Теория опирается на реального исторического персонажа — великого хана Монгольской империи Адая, правившего в XIV-XV вв. Адая сверг сын, единый народ распался, часть людей выбрала кочевой образ жизни. В легендах адаев встречаются неоднократные упоминания о вынужденном долгом странствии из восточных, предположительно алтайских, земель.
  4. В подтверждение монгольской теории происхождения выступает ряд культурно-бытовых особенностей, связанных с буддийскими, алтайскими традициями. Из всех казахских родов лишь адаевцы при установке юрты используют 108 уиков для поддержки шанырака. Для монголов и буддистов 108 — сакральное число, что подтверждает взаимосвязь. Как и монголы, адайцы ставят юрту входом на юг, а входят в нее справа. В Казахстане традиция другая — вход располагать на восток, заходить с левой стороны.
    В традиции адаев сохранился особый вид украшения ак баскур — тканая лента с орнаментом, разделенным на 12 зон. Если 108 разделить на 12, получится девятка: от этой цифры в монгольском календаре ведется счет. По монгольскому календарю 14 марта наступала весна: в этот день народ адай отмечает национальный праздник Наурыз: на 8 дней раньше, чем в других регионах. Эти свидетельства позволяют исследователям предположить, что пришедший с востока народ монгольского происхождения принес древние верования, выделяющие адаев среди других казахских родов.

    Внешность

    По антропологическим признакам народ адай относится к южносибирской расе, представляя ее западноказахстанский вариант. Отличительной особенностью внешности представителей народности считается глубокое смешение монголоидных и европеоидных черт, при этом первые значительно превалируют. Несмотря на относительно схожие внешние признаки, среди адаев встречаются люди высокого роста со светлой пигментацией кожи, зелеными, серыми, голубыми, светло-карими глазами.

    Одежда

    Традиционный женский наряд состоял из длинного, доходящего до пола платья-рубашки с присборенными рукавами и подолом. Для повседневных нарядов использовались дешевые покупные материалы, праздничный вариант шили из дорогих шелковых тканей. Под низ надевали шаровары дамбал. В холодное время года носили прямой длиннополый халат с рукавами — шапан. Поверх надевали типичный для казахских народов камзол из толстого сукна. Крой наплечной одежды был приталенным, расширяющимся к низу, с рукавами или без них. Одежда украшалась шитьем золотыми нитями с использованием растительного, спирального, геометрического орнамента. Молодые девушки предпочитали яркие, пестрые оттенки, пожилые женщины выбирали темные цвета.

    До замужества голову украшала такия — небольшая круглая шапочка, напоминающая тюбетейку. Головной убор декорировали золотым шитьем, бисером, бусами, жемчугом. На свадебное торжество невеста надевала высокий колпак со спускающейся фатой. Замужние женщины обязаны были покрывать голову платками белого цвета.

    Семейный уклад

    Несмотря на патриархальный уклад и приверженность мусульманской вере, адайские женщины чувствовали себя свободнее, чем представительницы соседних народов. Им разрешалось участвовать в решении важных вопросов, вступать в общие разговоры, оставлять лицо открытым. В казахском эпосе сохранились предания о женщинах-батырах, великих и смелых воительницах. Исследователи объясняют сложившуюся ситуацию образом жизни народа: во время трудных и долгих перекочевок жена была незаменимым помощником, советчиком, партнером. Несмотря на это, в семье женщина играла второстепенную роль, главной ее задачей считались рождение и воспитание детей, домашние хлопоты.

    Брачный возраст у девушек наступал рано, в 13-15 лет. Считалось, что ранние свадьбы позволяют уберечь от греха и полезны для здоровья будущих детей. Подавляющее большинство браков заключалось по сговору родителей.

    Свадебная обрядность состояла из ряда последовательных этапов:

  5. Встреча родственников мужского пола с обеих сторон. Главные задачи — обсудить размер калыма, принять решение о заключении брака или отказаться от соединения семей.
  6. Встреча женщин из обеих семей. Производится обряд одевания серег на невесту, означающий, что девушка официально засватана. После отдают калым, размер которого определяется в зависимости от состоятельности семьи жениха. Часто, чтобы не опозориться перед родней и добыть невесту, родственники юноши продавали все имущество до последней коровы.
  7. Уразу той открывал цикл свадебных торжеств. Поскольку на основном празднике родители невесты присутствовать не могли, в этот день в их доме устраивали скромный ужин. К столу приезжал жених с братьями и друзьями, после чего начиналось застолье.
  8. Ночевали молодые отдельно, а на утро невесту выводили из дома. Провожая девушку в новую жизнь, наказывали не оглядываться, чтобы не вернуться вскоре обратно в отчий дом. По традиции, до совершения обряда представления невесты, ее лицо не должен видеть никто со стороны жениха. Поэтому высокий головной убор девушки венчал шымылдык — расшитая национальным орнаментом занавесь. Шымылдык был красного цвета, означавшего невинность.
  9. На входе в дом жениха женщины из его семьи сменяют красный шымылдык на белый. В доме под ноги девушки бросали шкуру животного, на которую та вставала на колени. К головному убору по очереди привязывали платки разных цветов: красный — символ невинности, белый — указание на статус замужней женщины, зеленый — пожелание цветения, здоровья, деторождения.
  10. В конце церемонии невесте открывают лицо и проводят обряд благословения огнем, заключающийся в окуривании. После молодожены проходят в отдельную комнату, на дверь которой вешают шымылдык: символ начала жизни новой семьи.
  11. Видео

admin

Наверх