Лошадь на казахском языке

Казахская лошадь сформировалась более тысячи лет назад – в условиях кочевого хозяйствования. Предположительно, её предками были азиатские дикие лошади.
Наиболее массивные, рослые – западноказахстанского типа джабе – распространены в Центральной Азии.
Культура и быт казахов были связаны с лошадью. Она использовалась под седлом, вьюком и в упряжи, а также для получения кумыса и мяса. У каждого племени была своя порода. Самые известные из них это джабе, карабатыр, керкулан. Археологические раскопки свидетельствуют, что человек приручил лошадь на территории современного Казахстана. Казахи подарили человечеству несколько прекрасных пород. В их языке существует более 350 наименований мастей животных.
В далекой древности Рим, Греция, Европа и Китай приобретали лошадей у кочевников Средней Азии, среди которых были и предки наших казахских лошадей.

Казахская лошадь невелика ростом, высотой два аршина и полувершка, у нее удлиненная голова с массивной мордой, с сильными чапашами и маленькими глазами. Красиво посаженные, пропорциональные уши, как правило, раздвоены, шея мясистая, напоминает оленью. Почечная область красиво округлена, круп короткий и пологий, высоко посаженный хвост в состоянии покоя она держит слегка отставленным. Грудь в поперечнике достаточно широка, а конечности с коротким путовым суставом и отчетливо выделяющимися мускулами и маленькими крутыми копытками.

Казахскую лошадь отличает выносливость. Она, как и весь казахский скот, сама отыскивает себе корм и поэтому не капризна: может долго терпеть голод, не теряя сил. Это подлинно сильная лошадь, дикая и горячая. Но в любом возрасте – коварная и своенравная, самая высокая скорость – 75-80 км в час.

Для казахов лошадь – это высшее средоточие красоты, жемчужина среди всех животных. Свое уважение к коню казах выражает уже при помощи имени, которое дает ему. Он называет его коротко – мал, т.е. животное, так как лошадь для него – воплощение всего животного мира.

Казахская лошадь живет на свободе в табуне. Табуны по-казахски – жыл?ы, или жыл?ы малы. Каждый пасется по отдельности, а глава – жеребец – не позволяет лошадиным семьям из соседних табунов смешиваться с его лошадьми.

Каждый табун (семейство — ?йір) состоит в лучшем случае из 50, а самое меньшее – из 15 голов. Хозяин табуна – ай?ыр – защитник семьи, девяти кобыл – маток, девяти новорожденных жеребят – (??лын, к зиме жаба?ы), восьми жеребят – тай, пяти-восьми жеребят-трехлеток ??нан, пяти-шести жеребят-четырехлеток д?нен и нескольких более старших меринов (ат). Пятилеток называют бесті, а шестилеток алтыда?ы ат. Кобылу, до того как она ожеребилась, называют бойда?-байтал, на четвертом и пятом году жеребята кобылы называются ??нажын и д?нешін – байтал, так как кобыла жеребится только на пятом году (бестігінде ??лындайды). Кобыла, не ожеребившаяся до лета, называется ?ысыр бие, а если она вообще не способна понести, то она называется ту бие.

Жеребец – защитник и охранитель табуна. Он защищает его от нападения диких животных. У хорошего жеребца волк не украдет жеребенка. Он не терпит рядом соперника. Когда молодые жеребцы вступают в четвертый год жизни, родной отец заставляет их силой покинуть табун.

Жеребец никогда не покрывает собственных жеребят-кобылиц.

Казахи на лошадях – с раннего детства. Каждый взрослый – превосходный наездник. В седле казах сидит твердо и спокойно. Лошадь под ним никогда не устает. Он свободно балансирует и держится в седле только благодаря своей посадке, ничуть не досаждая лошади излишним давлением. Казахи ездят только шагом или галопом. Если на казахскую лошадь сядет другой, который не искушен в национальной верховой езде, то животное быстро устает.

При езде рысью казахи стоят на стременах, пригнув голову вперед к самой шее лошади, при езде шагом, галопом они сидят прямо, при скачке в карьер нагибаются вперед, погоняют лошадь только кнутом. Ляжки наездника свисают свободно и вовсе не прилегают к туловищу лошади, только колено касается переднего края седла.

Вместо слова «слева» казах употребляет выражение мінер жа?, т.е. сторона, с которой садится на лошадь, а вместо слова «справа» – выражение ?амшы жа?, т.е. сторона, в которой держит кнут.

Когда умирает хозяин лошади, на седьмой день седло умершего кладут перевернутым на его верховую лошадь. Под причитания у лошади отрезают хвост. На нее уже никто никогда не сядет, ее называют овдовевшей т?лда?ан ат.

Казах получает от лошади следующие продукты:

– кобылье молоко – кумыс – ?айма? – имеет лечебные свойства;

– мясо (ет), оно ценится у казахов очень высоко. Особые пищевые качества имеет мясо нежеребившихся кобылиц и жеребят (??лын). Самое ценное лакомство – внутренний жир – ?азы.

Казахская лошадь привязана к родине, где она появилась на свет, особенно жеребята. Они не покидают свой табун до самого конца, если их отлучат или отправят на дальние расстояния, они возвратятся, преодолевая преграды.

Достойным примером является случай, связанный с возвращением лошади с полей военных действий первой мировой войны в 1914 г.

Как известно из истории, уральские казаки Овчинниковы обосновались на берегах Большого Узеня в начале XIX в. и занялись скотоводством. Научились этому делу у казахов-букеевцев, живших здесь еще до их прихода сюда.

Местное население занималось в основном коневодством, Овчинниковы – тоже. Их кони – казахские лошади – закупались правительством для кавалерии армии. А кавалерия в те времена в военных условиях была мобильной движущей силой. Выносливость казахской лошади связана с условием, поставленным Цесаревичем Николаем Романовым перед коневодами Овчинниковыми, – доставить его на одном запряженном коне до железнодорожной станции Александров Гай.

Конь Таускен выдержал испытание, тем самым помог коневоду Овчинникову получить должную оценку и похвалы у будущего императора России.

Коней овчинниковских приучали к верховой езде местные табунщики. И они сопровождали поголовье на фронты мировой войны. И там на месте инструктировали кавалеристов, как правильно ездить на казахской лошади. Одна из лошадей, отправленных на фронт, возвратилась на родные просторы и была обнаружена в табуне. Выяснилось, что этот конь при переправе через Днепр упал в воду с наездником, смертельно раненным, и животное, освободившись от мертвеца, выбралось из воды и отправилось назад на родину.

Видимо, в пути коню удалось, конечно, с помощью добрых людей, освободиться от седла, снаряжения. Преодолев водные и другие преграды, он добрался к месту, где родился. Хозяева вместо «беглеца» отправляют на фронт двух коней, а к возвращенцу стали относиться с особой заботой и, соблюдая традиции, не стали использовать как рабочую силу. Почитали его за святое животное.

Рассказывая об этом великолепном экземпляре, уместно будет внести предложение соорудить памятник этому коню-патриоту родной земли на жалпакталском просторе, на берегу реки Большой Узень. Он бы олицетворял особую выносливость степной казахской лошади, потомки которой пасутся и ныне на просторах Казахстана и составляют богатство народа и служат людям.

Коневодству, кстати, и в советское время уделялось должное внимание. На территории Жалпактала были образованы два конезавода – Пятимарский №51, Талдысапакский №28 конезаводы. Специалисты работали здесь над улучшением породы. В 1949 году эти заводы посетил известный советский маршал Семен Буденный. Он оказал большую практическую помощь в укреплении материальной базы для разведения и улучшения казахской породы лошадей.

В нашей области учеными, практиками-коневодами выведена новая порода – кушумская, которая вобрала в себя все лучшие качества казахской лошади и достигла новых качеств в смысле улучшения выносливости, веса, продуктивности.

Следует отметить, что наши степные просторы богаты травами для тебеневки и пастьбы лошадей.

Все это послужит тому, чтобы наши дети вырастали любителями лошади – идеала красоты. Не следует забывать, что наши предки обращались к своим детям: «??лыным – мой жеребенок».

В прошлом лошадь, кроме того – единственное животное, достойное того, чтобы определить по ней цену человека.

Кобылье молоко – кумыс в настоящее время пользуется большим спросом в Европе и США. А у нас тем более пришло время открыть дорогу производству кумыса. Необходимо установить День кумыса – «?ымыз М?рынды?», придав ему государственное значение.

Следовало бы уделить должное внимание конному спорту на базе постоянно действующего ипподрома.

На базе Западно-Казахстанского аграрно-технического университета можно было бы организовать музей коневодства.

Автор: Жайсан Акбай
Фото: Ярослав Кулик

конь — конь, я, мн. ч. и, ей … Русский орфографический словарь

конь — конь/ … Морфемно-орфографический словарь

КОНЬ — муж., ·стар. комонь, славянское. клюся, ·стар., араб. фарь; лошадь; лошадь добрая, не кляча: на юге, сев. и в сиб. редко говорят лошадь: жеребец или мерин, не кобыла; особ. верховая лошадь. Кляча воду возит, лошадь пашет, конь под седлом.… … Толковый словарь Даля

Конь — (в древности также комонь): Содержание 1 Животное 2 Астрономия 3 Спорт 4 Архитектура … Википедия

Конь (сёги) — Конь сёги У этого термина существуют и другие значения, см. Конь. Конь (яп. ?? кэйма?), кратко «кэй» (яп. ? … Википедия

конь — См … Словарь синонимов

конь — (1): Тъи (Всеслав) клюками подпръ ся о кони (окони?) и скочи къ граду Кыеву, и дотчеся стружіемъ злата стола Кіевьскаго. 35. Мужь страшьнъ бывъ ратьныимъ . медъмь съврьженъ бысть съ коня беждел?за: не отъ ратьныихъ убиенъ бысть. Изб. Св. 1076 г … Словарь-справочник «Слово о полку Игореве»

конь — сущ., м., употр. часто Морфология: (нет) кого? коня, кому? коню, (вижу) кого? коня, кем? конём, о ком? о коне; мн. кто? кони, (нет) кого? коней, кому? коням, (вижу) кого? коней, кем? конями, о ком? о конях 1. Конём называют самца лошади. Вороной … Толковый словарь Дмитриева

КОНЬ — (настоящая фамилия, возможно, Иванов) Фёдор Савельевич, зодчий 2 й половины 16 в. Строитель стен и башен Белого города в Москве (1585 93), мощных крепостных стен Смоленска (1595 1602). Источник: Энциклопедия Отечество в древнерусской языческой… … Русская история

КОНЬ — лошадь. Играет важную роль во многих мифологических системах Евразии. Является атрибутом (или образом) ряда божеств. На К. передвигаются (по небу и из одной стихии или мира в другой) боги и герои. В индоевропейской мифологии К. принадлежит особое … Энциклопедия мифологии

конь — я; мн. кони, ей; м. 1. В речи военных, в коннозаводческой практике, а также в поэтической речи: лошадь (обычно о самце). Боевой к. Ферма рысистых коней. * Что ты ржёшь, мой конь ретивый? (Пушкин). По коням (кавалерийская команда для посадки на… … Энциклопедический словарь

Лошадь — ? Лошадь домашняя Лошадь домашняя (Equus caballus) Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые … Википедия

ЛОШАДЬ — жен. лошадка, дочка, душка; лошаденка, ночка; лошадища; вообще конь; особ. не жеребец и не кобыла, мерин. По употребленью бывает: упряжная, верховая, вьючная; а первая: коренная, пристяжная, дышельная, выносная (подседельная и подручная). Он… … Толковый словарь Даля

ЛОШАДЬ — ЛОШАДЬ, лошади, мн. лошади, лошадей, твор. лошадьми, жен. (тюрк., ср. казах. alasa). 1. Домашнее животное, ходящее в упряжи или под седлом. Рабочая лошадь. Верховая лошадь. Пара лошадей. Беговая лошадь. Кавалерийская лошадь. Строевая лошадь.… … Толковый словарь Ушакова

лошадь — (верховая, выезженная, вьючная, доброезжая, упряжная), конь (битюк, рысак, скакун, коренник (коренная), пристяжная; жеребец, жеребенок, кляча, кобыла, мерин, пони, иноходец), буцефал, пегас, россинант; одер. Подобранная пара или тройка лошадей… … Словарь синонимов

лошадь — ЛОШАДЬ, конь, рысак, скакун, ирон. росинант, трад. поэт. сивка бурка, устар. буцефал, разг. лошаденка, разг., пренебр. кляча, разг. коняшка, разг. одер, разг. саврас и разг. савраска, разг. сивка и разг. сивко, разг. сниж. коняга и разг. сниж … Словарь-тезаурус синонимов русской речи

Лошадь — ЛОШАДЬ. Родиною Л. принято считать Азію (Иранъ), но нов?йшія научн. данныя д?лаютъ несомн?ннымъ, что и въ Европ?, до переселенія въ нее народовъ изъ Азіи, существовала своя Л. Въ какую эпоху произошло прирученіе Л., неизв?стно; но это животное мы … Военная энциклопедия

Лошадь — (Equus caballus; евр. сус, параш, рэкэш; греч. гиппос). Находки, сделанные при раскопках Ура, показывают, что Л. была известна в Месопотамии как упряжное животное уже в середине III тысячел. до Р.Х. Свидет вом существования митаннийско… … Библейская энциклопедия Брокгауза

ЛОШАДЬ — ЛОШАДЬ, и, мн. и, ей, ям, дьми и дями, ях, жен. Крупное непарнокопытное животное сем. лошадиных. Домашняя л. Дикая л. Верховая л. Пара лошадей. Запрягать лошадей. Седлать л. Ехать на лошадях. Работать как л. (много и тяжело). Ну и л. эта баба (о… … Толковый словарь Ожегова

лошадь — лошади, мн. лошади, лошадей, твор. лошадьми, ж. [тюрк., ср. казах. – alasa]. 1. Домашнее животное, ходящее в упряжи или под седлом. 2. только мн. Конный экипаж (разг.). Лошади поданы. Большой словарь иностранных слов. Издательство «ИДДК», 2007 … Словарь иностранных слов русского языка

лошадь — ЛОШАДЬ, и, ж. 1. Большая некрасивая женщина. 2. только мн., и, ей. Лошадиные силы У тебя сколько лошадей? (о мощности мотора) … Словарь русского арго

лошадь — О быстроте, характере бега; о силе, физическом состоянии, о норове лошади. Быстроногая, быстрая, выносливая, горячая, двужильная (разг.), доброезжая (устар.), загнанная, заморенная (разг.), запаленная, застоялая, изнуренная, капризная, крепкая,… … Словарь эпитетов

Занимаясь не одно десятилетие переводами казахской прозы на русский язык, я, понятно, постоянно сталкивался с определенными трудностями. Всегда не хватало нужных слов при описании, скажем, аульного быта, обычаев и обрядов, реалий и обозначений для раскрытия тем «лошадь», «верблюд», «животный мир», «травы», «исторические понятия». Словарей вечно не хватало, а те, что были под рукой, не всегда оказывались полезными. Словом, все, что было мне нужно, я редко находил в словарях. И я завел для личного пользования разные тематические словарики (своего рода шпаргалки), в которые вносил все необходимые детали и нюансы того или иного казахского понятия. А добывал я этот материал из бесед, случайных разговоров, распросов и чтений художественной и специальной литературы.
Об этом своем излучистом пути расскажу чуть подробнее.
Сколько мне, например, приходилось собирать по крупицам (буквально!) русские слова для одной лишь темы «Лошадь»?! Трудно найти в казахской прозе произведения, где не описывалось бы с самых неожиданных сторон это любимое, веками почитаемое степняками благородное животное. Сколько, например, о лошади, о коне, о скакунах, об их стати, красоте, верности, о скачках, о погонях, о походах сказано в казахском фольклоре! В знаменитом абаевском стихотворении, посвященном описанию коня, указаны и воспеты четыре десятка /!/ внешних примет. В моей переводческой практике до поры, до времени удавалось обходиться теми крохами, которые я знал или выудил из разных словарей, из русской прозы, из романов, описывающих казачий быт. «Холстомер», «Казаки» и «Хаджи Мурат» были читаны-перечитаны вдоль и поперек. Но казахские писатели оказались по части описания лошади поистине неистощимы. Сын табунщика Дукенбай Досжан, питающий к тому же слабость к разного рода этнографическим деталям, рассказывал о лошади, о скачках, о сбруе-упряже, обрушивал на голову переводчика такие слова и понятия, о которых я доселе и слыхом не слыхивал.

Герольд Бельгер, казахский писатель.

Казахское слово: Избранное. — Алматы, 2009. Стр. 297-298

необъезженная лошадь

асау ат; жегілмеген ат; мінілмеген ат

Не нашли перевода? Напишите Ваш вопрос в форму ВКонтакте, Вам, скорее всего, помогут:

Правила:

  1. Ваш вопрос пишите в самом верхнем поле Ваш комментарий. , выше синей кнопки Отправить. Не задавайте свой вопрос внутри вопросов, созданных другими.
  2. Ваш ответ пишите в поле, кликнув по ссылке Комментировать или в поле Написать комментарий. , ниже вопроса.
  3. Размещайте только небольшие тексты (в пределах одного предложения).
  4. Не размещайте переводы, выполненные системами машинного перевода (Google-переводчик и др.)
  5. Не засоряйте форум такими сообщениями, как «привет», «что это» и своими мыслями не требующими перевода.
  6. Не пишите отзывы о качестве словаря.
  7. Рекламные сообщения будут удалены. Авторы получают бан.

Роль лошадей настолько велика в казахской культуре, что этим животным посвящено немало традиций. Эти благородные животные прошли вместе с казахским народом многовековую историю.

Еще Аммиан Марцеллин, автор «Римской истории» о предках нынешних тюркских народов, в том числе и казахов, писал:

«…молодежь, с раннего детства сроднившись с верховой ездой, считает позором для мужчины ходить пешком, и все они становятся вследствие многообразных упражнений великолепными воинами».

«…семейство Чингиса предложило ехать на охоту с беркутом или ястребами. Я очень обрадовался и живо схватился за эту мысль. Кавалькада всадников и детей Чингиса отправилась в степь. На седлах сидели и 5-летние мальчики».

казахов трудно было представить без лошади. Казах и лошадь были единым целым

А пословиц и поговорок в отношении этого животного просто не счесть! Кроме того, в казахском языке очень много слов, касающихся именно лошадей.

Слова, связанные с лошадьми

Представляем вашему вниманию лишь малую их часть, собранную этнографом Жагда Бабалыкулы и другими. Значения на русском языке к ним подобраны благодаря скурпулезному отношению к казахской культуре писателем Герольдом Бельгером, который одинаково хорошо писал художественные произведения на 3 языках: немецком, казахском и русском.

Ар?ыма? – конь благородных кровей

Арда емген – молодняк-сосун на втором или третьем году

Ат – холощеный конь

Ат жабу – попона

Ба?ай – бабка, козон

Бедеу бие – не ожеребившаяся кобыла

Боз ат – сивый конь

Жаба?ы – жеребенок более 6-ти месяцев, но менее года

Жабы – древняя казахская порода

Жан ?айыс – постромка

Жар?а? – доха из шкуры жеребенка

Жорта? – мелкая рысь

Жорту – бежать мелкой рысью

Ж?ген – узда, уздечка

Кер ат – мухортый конь

К?тендік, к?теншік – зад

К?йсіз к?лік – неподготовленный скакун

?азанат – крупный, выносливый, сильный конь

?амыт бау – супонь

?а?тару, та? асыру – выстойка (поставить на выстойку)

??нажын – матка на третьем году

??нан – жеребенок на третьем году

?ыл – щетина, шерсть

?ысыр – бесплодная кобыла

?ысыра? – только что вошедшй в табун, не ожеребившаяся молодая кобыла

Мама бие – много раз ожеребившаяся кобыла

М?стек – маленькая, но выносливая лошадь

Мы?ын – бок, маклок

Наз бедеу – не ожеребившаяся красивая кобыла

Неук – необъезженная лошадь

Омырт?а – позвоночник (шейный столб)

?мілдірік – нагрудник (подвески)

Саба бие – кобыла с большим животом, несколько раз ожеребившаяся кобыла

Са?а? – изгиб (шея и подбородок)

Са?ла? – самый быстрый конь

Сая? жыл?ы – мерины, отобранные в отдельный табун

С?йг?лік – быстро скачущий конь

С?урік – конь, не используемый в качестве производителя по возрасту

Тай – стригунок (годовалый)

Тарал?ы – крепление стремян

Тартпа айыл – подпруга

Терлік (то?ым) – потник, чепрак

Тумыш – смесь аргамака с казахской лошадью

Т??ыр – кляча, одр

?ршы? – берцовая кость

Шабдар – рыжий со светлой, белой гривой и хвостом

Шап айыл – подбрюшник

Шаужай – под уздцы

Шаша – щетки, волосы у запястья

Шылбыр – повод, чембур.

И это далеко не все. Казахи и сегодня автомобили называют «темір т?лпар» — железный скакун.

Байга

В настоящее время в казахском языке применяются слова, на дословный смысл которых мало кто обращает внимание, например, «атсалысты». Это слово сегодня воспринимается как «принявший участие, поддержал». А если перевести это слово на русский язык дословно, то получится как «помог конем».

Казахи с малолетства участвовали в различных состязаниях на конях. Такие соревнования всегда привлекали множество зрителей.

Адольф Янушкевич, не раз присутствовавший на казахских скачках, писал в письме родным:

«Присмотримся к конским соревнованиям. Вот, на бугорке, воткнута пика, означающая начало бега. Поворот – верст за 10 отсюда. Расстояние для скакунов, может быть, и невелико, но нужно лететь туда и обратно по камням, горам, оврагам, и это в жару, с какой могла бы соперничать только ливийская!

20 юношей на белых, как снег, алатауских конях, пустились в скачки. В мгновение ока туча пыли скрыла их от нас; миг – сверкнули они на вершине ближайшей горы и исчезли, как молния.

Наступило всеобщее нетерпеливое ожидание; раньше, чем минул час, на горе снова промелькнул отряд летящих всадников и, как лавина, упал в долину. Пыльный туман опять покрыл коней и всадников, но уже близок финиш, уже их видно.

Кто же из них первым достигнет пики? Глаза обращены к ним, мысли заняты только одним – победой! Наконец у отметки останавливается взмыленный скакун, и всеобщий крик присуждает пальму первенства счастливому обладателю скакуна – султану Кушбеку, который получает первый приз».

Малоизвестный обычай к?терме

Конечно, есть обычаи, связанные с подобными соревнованиями. Один из них называется к?терме (поддержка) и сегодня, увы, мало известен.

О нем поведал писатель, художник Дмитрий Львович Иванов, который долго жил среди казахов и хорошо знал язык. В 1914 году в Санкт-Петербурге вышла его книга, где он рассказывает о жизни казахов.

Вот как он написал об обычае «к?терме», который имел место во время байги – конских скачек.

«Ездок-победитель приближался. И все беспокойнее и шумнее становилась толпа поджидавших его киргизов, все возбужденнее звучали прерывающиеся сквозь общий гул отдаленные восклицания одобрения и призыва.

Но когда всадник был совсем уже близко, эти крики достигли своего апогея – они перешли в какой-то неописуемый вой, …и вдруг произошло нечто, притом окончательно для меня непонятное.

От толпы отделились человек 20 и ринулись навстречу скакуну! Мгновенно облепили со всех сторон, одни ухватили его под узцы, другие за аркан, кем-то накинутый ему на шею, прочие цеплялись кто за что попало – за гриву, поводья, за ремни стремян…

Наконец лошадь поволокли к призовому столбу. – Это по-нашему называется «котерме», – рассказывал мне тем временем Альджан. По обычаю, ближайшие сородичи владельца лошади как бы помогают заработать первый выигрыш. Всех их надо потом одаривать, и нередко на эти угощения тратится весь приз».

Из вышеописанного становится понятно, что победитель байги был рядом с финишем, поэтому «котерме» (поддержка) скорее относится к разряду увеселительных обычаев.

– Эти слова, отражающие глубокую народную мудрость, собирались буквально по крупицам во время научных командировок и многочисленных встреч с казахами по всему Казахстану, в России, Монголии, Китае, Туркменистане и других странах, – рассказывает Ахмет Уалханович. – Особенно богат казахский язык, связанный с мастью коня, таких слов оказалось 358! Этот удивительный факт свидетельствует о самобытности нашего народа. Для сравнения скажу, что во всех романо-германских языках терминов, связанных с мастью, известно всего 60, в русском языке – около 30. Таким образом, этот факт разрушает существующее до сих пор ошибочное мнение о том, что культ прирученной лошади племена Цент­ральной Азии заимствовали у индоевропейских народов.

В казахском языке, помимо 358 слов, обозначающих масть, существует около 100 слов, связанных с экстерьером коня, свыше 200 – с оценкой лошади (ат сыны) и свыше 100 – с конским снаряжением. Все это свидетельствует о богатстве казахской культуры и вкладе нашего народа в мировую цивилизацию. Можно сказать, что казахи въехали в мировую историю «верхом на синем жеребце».

– Почему на синем, разве такая масть существует?

– Дело в том, что с давних времен в нашем народе превозносилась, то есть обожествлялась, белая или бело-синеватая масть. С мастью лошади у казахов сущест­вует много обычаев, что требует отдельного исследования. Гунны и древние тюрки, которые являются нашими родоначальниками, приносили в жертву богу Тенгри, повелителю неба, лошадей исключительно белой масти. Отсюда и пошла традиция называть белую масть небесной или синей. Алтайские и синьцзянские казахи до сих пор белую лошадь во многих случаях называют синей. А казахи Монголии, когда гремит гром и сверкает молния, говорят, что это «ржет синий жеребец».

Однако наши полевые материалы свидетельствуют, что во всех регионах Казахстана наши предки в повседневной жизни и особенно в бою предпочитали все-таки не белую, а темно-серую масть, которая по-казахски называется «?арак?к». Опытные табунщики утверждают, что белые кони слабее вороных, да и народная мудрость гласит, что «конь темно-серой масти бывает хорошим скакуном, крепким и выносливым». Именно поэтому этой масти и многие прославившиеся элитные скакуны и боевые кони.

О важности коня в жизни казаха свидетельствует и такой факт: люди верили, что для каждого человека существует своя масть, священная, то есть предназначенная для него. Старики и сейчас говорят: «Твоя лошадь хорошая, но масть мне не идет».

– Не кажется ли вам, что здесь прослеживается аналогия с судьбой, которая у каждого из нас своя и неповторимая?

– Почему бы и нет? Ведь конь для казаха в прошлом был всем: он помогал кочевать, пасти овец, спасал от врага, давал пищу. Думаю, вполне логично, что люди в древности связывали свою судьбу с лошадью.

– Какие другие масти после «?арак?к» предпочитали в старину казахи?

– Как я уже говорил, в казахском языке насчитывается 358 слов, обозначающих лошадиную масть. Масти, в свою очередь, делятся на две большие группы: с темной окраской – «баран» и светлой – «?ылан». К светлой масти относят «белых», «красных», «синих». Считалось, что и белая, и красная масти – это цвета солнца. Неплохой мастью считается также чубарая, когда мелкие темные пятна расположены на светлом фоне. После темно-серой и чубарой люди отдавали предпочтение гнедой, бурой (темно-рыжей), мухортой (гнедой с желтоватыми подпалинами). Но первыми в этом ряду предпочтений стоят все-таки вороные кони.

Белые кони, как мы выяснили, играли особую роль при совершении торжественных и религиозных ритуалов, а также в народной медицине, когда с ними связывали магические обряды. Существовало даже такое поверье, что тот, кто искупается в молоке белой кобылы, излечится от всех болезней, от него уйдут горе и печаль.

Обычаи, традиции казахов, связанные с лошадьми, сформировались еще в древние времена. Более того, существует ряд древних поверий, присущих только племенам, жившим в нашей Степи. Думаю, именно архаичность «конских» обычаев и во многом общая характеристика, то есть множество общих черт с обычая­ми тех народов мира, которые занимаются коневодством, привели к возникновению ошибочного мнения среди исследователей о том, что культ прирученной лошади племена Центральной Азии якобы заимствовали у индоевропейских народов.

– Например, наши предки верили, что конские грива и хвост оберегают от злых духов и опасностей. Поэтому конский волос, завернув в лоскут ткани, привязывали к колыбели или вешали на шею ребенка в качестве оберега. А когда малыш начинал делать первые в своей жизни шаги, его проводили через обряд «разрезание пут». Уважаемый житель аула, благословляя ребенка, разрезал тонкий шнурок из конского волоса, которым предварительно связывали ножки малыша. Считалось, что после этого ничто не могло помешать ему быстро расти и уверенно шагать по жизни.

В некоторых регионах до сих пор сохранился обычай дарить жеребенка в честь новорожденного. При этом родители ребенка обязаны уделять особое внимание и заботу такому живому подарку, наблюдая, как он растет вместе с их малышом. Люди верили, что жеребенок, выросший с ребенком, способен горевать вместе человеком и его глаза даже могут наполняться слезами, когда его хозяину грозит опасность.

А когда мальчику исполнялось 3 года, ему шили специальное детское седло «ашамай» и начинали обучать верховой езде. По такому праздничному случаю собирался весь аул. К гриве и хвосту коня, к шапке ребенка, одетого обязательно в новую одежду, пришивали в качестве оберега перья филина. Конь, на которого сажали малыша, должен был быть смирным и примерно того же возраста, что малыш, – трех- или четырехлетком. Почетную миссию впервые посадить ребенка на коня доверяли лучшему джигиту аула. Пос­ле благословения в левую ручку мальчику давали поводья, в правую – камчу. Затем малыша осыпали сладостями, произнося добрые пожелания. Джигит, посадивший ребенка на коня, вместе с ним торжественно проезжал по аулу. Родители тем временем устраивали байгу (скачки) и готовили той, который считался одним из важных и достойных праздников в жизни человека.

– Наверняка конь играл особую роль и во время такого не менее важного события, как свадьба?

– Конечно, когда жених в первый раз приезжал в аул невесты, то выполнял обязательный обряд «привязывание коня». Для этого он седлал лучшего в своем табуне скакуна и с друзьями ехал к невесте. За полверсты до аула жених должен был спешиться, а товарищи вели его коня дальше. Далее отцу невесты сообщали о приезде жениха, а конские поводья вручали одной из девушек аула, которая затем получала подарок от жениха. Проводы невесты также немыслимы были без коней.

С лошадью связана и такая часть жизни, как похороны. Если человек умирал, его скакуна облачали в траур, обвязывали арканом, отрезанным от юрты, седло на него надевали наоборот, а сверху набрасывали одежды и оружие хозяина. Оплакивая покойника, подстригали хвост и гриву его коня, на котором больше нельзя было ездить (животное забивали на годовщину смерти). «Траурную» лошадь не брали даже воры, боясь накликать на себя несчастья. Любопытно, что в южных районах Казахстана и у каракалпаков деревянный гроб, в котором хоронили иноверцев, называли «деревянной лошадью».

– Глубоко религиозное отношение к лошади наверняка подразумевало и особое отношение к дойке кобылиц и кобыльему молоку?

– В старину считалось, что на молоко кобылы нельзя наступать и его ни в коем случае нельзя скармливать собакам. Иначе можно было прогневать богов, а из семьи мог уйти ??т, что в переводе с казахского означает «счастье, благоденствие». В то же время молоко других животных можно было сливать в собачью миску. Если кобылье молоко портилось, его, как и остатки кумыса из чаши, не выливали как обычные пищевые отходы, а выплескивали на землю, причем обязательно в середине табуна лошадей. Более того, те хозяйки, у которых вдруг не оказывалось закваски для кумыса и они вынуждены были попросить ее у соседей, должны были при этом приговаривать: «Мои желания и помыслы чисты».

После кочевки аула на летние пастбища аксакалы опытным глазом определяли кобылиц для дойки и готовили сильных парней для ловли норовистых лошадей. В первый день дойки как на праздник собирались все люди. Кстати, доение кобылиц считалось кухонной обязанностью мужчин, причем вовсе не зазорной. Существовал и праздник первого кумыса – ?ымыз м?рынды?. Богатые люди резали в честь такого праздника лошадь, а шаруа – барана или ягненка.

В казахском пантеоне покровителей домашнего скота покровитель лошадей и властелин дорог Камбар-ата всегда стоял особняком. По преданию, именно он первым приготовил кумыс. Его подарком сегодня наслаждаются во многих странах, в некоторых даже созданы научные институты, где занимаются исследованием целебных свойств кумыса и других продуктов кобыльего молока.

Считаю, что сегодня для нас важно не утратить эти уникальные знания о лошади, ее физиологии, характере, повадках, наработанные на протяжении веков нашими предками. Ведь это не только наше богатство. Это бесценное сокровище принадлежит всему человечеству.

Беседовала Раушан ШУЛЕМБАЕВА

admin

Наверх