Куда конь копытом туда

Кони и копыта, раки и клешни

Вол и лягушка

Лягушка, на лугу увидевши Вола,
Затеяла сама в дородстве с ним сравняться:
Она завистлива была.
И ну топорщиться, пыхтеть и надуваться.
«Смотри-ка, квакушка, что, буду ль я с него?»
Подруге говорит. «Нет, кумушка, далеко!» —
«Гляди же, как теперь раздуюсь я широко.

Ну, каково?
Пополнилась ли я?» — «Почти что ничего».—
«Ну, как теперь?» — «Все то ж». Пыхтела да пыхтела
И кончила моя затейница на том,
Что, не сравнявшися с Волом,
С натуги лопнула и — околела.

Пример такой на свете не один:
И диво ли, когда жить хочет мещанин,
Как именитый гражданин,
А сошка мелкая, как знатный дворянин?
(И. А. Крылов)

Куда конь с копытом, туда и рак с клешней (иноск.) — о неподходящем (Большой толково-фразеологический словарь Михельсона М. И. (1904 г.)).

Происхождение этой пословицы поясняется в Потебня. Басни, пословицы и поговорки: «Русская пословица (куда конь с копытом) основана на варианте басни «Лягушка и Вол». В нем рассказывается, что ковали коня, а рак подставил свою клешню, чтоб и его подковали.»

Пословица указана в книге «Пословицы русского народа» (1853 г.) В.И. Даля (раздел — «Напутное», «Соблазн — Пример»): Куда конь с копытом, туда и рак с клешней.

Примеры

«Записки охотника» (1847—1851), Чертопханов и Недопюскин — про дружбу двух обедневших дворян: «А, вишь, подружились. Друг без дружки никуда… Вот уж подлинно: куда конь с копытом, туда и рак с клешней…»

Куда конь с копытом, туда и рак с клешней

Для биологов, избравших своим поприщем социологию животных, было истинным откровением узнать, что тока, издавна известные у тетеревов, глухарей и других вполне обычных наших птиц, могут также существовать и у созданий, не имеющих ничего общего с пернатыми. Например, только в середине 70-х годов выяснилось, что тока свойственны некоторым плодовым мушкам-дрозофилам, которые, будучи любимым объектом генетиков, изучены лучше, чем какие-либо другие обитатели нашей планеты. Обычай собираться на турнирные состязания ученые обнаружили, правда, лишь у немногих видов дрозофил из числа тех, что обитают в субтропиках Австралии и Гавайских островов. Самцы австралийских дрозофил используют в качестве арены для своих турниров нижнюю поверхность шляпки грибов. И хотя с этим связаны некоторые неудобства — мушкам приходится красоваться друг перед другом и перед самками, ползая по своим территориям «вниз головой», — светлый, бархатистый испод шляпки гриба, защищенный к тому же от нескромных глаз, слишком удобен для проведения состязаний, чтобы стоило отказаться от него из-за подобных пустяков.

В конце 70-х годов американский зоолог Дж. Бредбери обнаружил тока, во многом подобные сборищам тетеревов и дупелей, у одного из видов африканских летучих мышей, обитающих в тропических лесах Габона. Эти существа, известные под названием крыланов-молотоглавов, мало чем напоминают наших миниатюрных летучих мышей, сообщества которых легко обнаружить на чердаках, в дуплах деревьев или во всевозможных пещерах в пересеченной местности. Крылан-молотоглав — внушительное создание величиной с небольшую кошку, с массивной «собачьей» мордой, солидные челюсти которой приспособлены для схватывания и пережевывания крупных, величиной с хороший апельсин, тропических плодов, которыми молотоглав в основном и питается (рис. 7.3). Странная внешность этого существа отражена в его латинском названии, которое переводится примерно так: «монстр с набитым ртом». Летящую стаю молотоглавов трудно не заметить — каждое животное достигает в размахе крыльев почти целого метра. С наступлением сумерек эти рукокрылые начинают слетаться на излюбленные ими, сохраняющиеся годами токовища, которые в данном случае представляют собой купы ветвистых деревьев в труднопроходимых долинах рек. Самцы подвешиваются вниз головой — каждый на принадлежащей ему массивной ветви, так что дистанции между ближайшими соседями составляют около 10 метров. На одном току собирается порой до 130 самцов.

Рис. 7.3. Крылан-молотоглав с добычей.

Расположившись таким образом, вся эта масса летучих монстров приходит в сильное возбуждение уцепившись когтистыми задними лапами за ветви, самцы в экстазе размахивают кожистыми крыльями, хлопают ими друг друга и оглашают окрестности громкими воплями, напоминающими свои звучанием хор каких-то гигантских лягушек. Самки, слетаясь к месту тока, поочередно повисают под покровом тропической ночи то подле одного, то подле другого самца и, сделав, наконец, свой выбор, дарят взаимностью счастливого избранника. Им, как читатель, наверное, уже догадался, в большинстве случаев оказывается один из немногих центральных самцов — точно так же, как это происходит на токах тетеревов или дупелей.

Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. Т.Т. 1—2. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов. СПб., тип. Ак. наук. . М. И. Михельсон . 1896—1912 .

Смотреть что такое «куда конь с копытом, туда и рак с клешней» в других словарях:

Куда конь с копытом, туда и рак с клешней. — Куда конь с копытом, туда и рак с клешней. См. СОБЛАЗН ПРИМЕР … В.И. Даль. Пословицы русского народа

Куда конь с копытом, туда и рак с клешней — Куда конь съ копытомъ, туда и ракъ съ клешней (иноск.) о неподходящемъ. Коня куютъ, а жаба лапу подставляетъ. Утки въ дудки, тараканы въ барабаны. Кобылк? бродъ, куриц? потопъ (народн.). Ср. Славяне . жертвуютъ на добрыя д?ла, да только большею … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

куда конь с копытом, туда и рак с клешней — неодобр. о том, кто пытается сравняться в каком нибудь деле с тем, кто умнее (важнее, сильнее) … Справочник по фразеологии

КУДА НОВАЯ БАВАРИЯ, ТУДА И РАК С КЛЕШНЕЙ — 1920 1930 е гг. Каламбур, придуманный по аналогии с поговоркой: Куда конь с копытом, туда и рак с клешней … Словарь Петербуржца

КОНЬ — муж., ·стар. комонь, славянское. клюся, ·стар., араб. фарь; лошадь; лошадь добрая, не кляча: на юге, сев. и в сиб. редко говорят лошадь: жеребец или мерин, не кобыла; особ. верховая лошадь. Кляча воду возит, лошадь пашет, конь под седлом.… … Толковый словарь Даля

НАПУТНОЕ — Будет ли, не будет ли когда напечатан сборник этот, с которым собиратель пестовался век свой, но, расставаясь с ним, как бы с делом конченым, не хочется покинуть его без напутного словечка. Вступление это написалось в 1853 году, когда окончена… … В.И. Даль. Пословицы русского народа

СОБЛАЗН — ПРИМЕР — Каков поп, таков и приход. Каков приход, таков у него и поп. Каков пастырь, таковы и овцы. Одна своробливая (или: шелудивая, паршивая) овца все стадо испортит. От одного порченого яблока целый воз загнивает. Около святых черти водятся. Беседы… … В.И. Даль. Пословицы русского народа

Пословица — сжатое, общеупотребительное изречение, живущее в народной речи. Содержание пословиц настолько разнообразно, что дать их определение на основании этого признака едва ли возможно; обыкновенно это общее суждение или наставление, относящееся к какой… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

придаточное предложение места — Придаточное предложение, отвечающее на вопросы где? куда? о т к у д а? и содержащее указание на место, направление, пространство, где совершается то, о чем говорится в главном предложении; прикрепляется к главному предложению при помощи союзных… … Словарь лингвистических терминов

поползновение — ^ притязание ^ необоснованный поползновение безосновательные притязания. норовить. на арапа (разг). домогательство. домогаться чего. зариться (# на чужое добро). позариться. неймется. рыпаться (прост. даже не рыпайся). умерить апетит[ы]. не… … Идеографический словарь русского языка

За умелым, сильным тянется, подражая ему, тот, кто слаб, неискусен, кому здесь не место и т. п. Говорится в упрек при неоправданном подражании, стремлении присоединиться к другим.

Примеры употребления пословицы:

— Так зачем же он у него поселился?
— А, вишь, подружились. Друг без дружки никуда.. . Вот уж подлинно: куда конь с копытом, туда и рак с клешней.

И. Тургенев, «Записки охотника».

Неодобрительно, сравнимо с «Уж чья б корова мычала. «.

Давыдов хохотал до упаду, уронив голову на стол, зажмурив глаза. Размётнов выбежал вслед за Любишкиным, оглушительно хлопнув дверью, один Яков Лукич попробовал было урезонить расходившуюся вахмистершу:
– Ну, чего ты орешь? Эко бессовестная баба! Мысленное дело – подол подымать? Ты хучь меня, старика, посовестилась бы!
– Цыц! – прикрикнула на него Марина, направляясь к двери. – Знаю этого старика! Прошлым летом на Троицу, когда сено возили, ты чего мне предлагал? Замстило? Туда же! Куда конь с копытой…

Ариэль Шарон перед выборами лез на Храмовую гору, доказывая народу свою “ультраправость”, его избрали, и, став премьером, он разорил Гуш-Катиф. Ганц сейчас рвется воевать с Газой, доказывая свою ультраправость – представляю, сколько еврейских домов он разрушит, став премьером. Мои друзья знают: я за словом в карман не лезу. Но услышав жалобу Ганца на то, что Нетаниягу хочет его убить – я просто не знал, что сказать… Обсценную лексику я ведь не использую. Прямо военачальник Урия, которого царь Давид посылает на верную смерть.

Photo copyright: U.S. Embassy Jerusalem. CC BY-SA 2.0

Чего я понять не могу – у Нетаниягу (которого Ганц все время называет диктатором и королем) в подчинении самая мощная в регионе армия, Мосад и ШАБАК – и у него нет способа убить кого-то? Непонятно… (шутка!)

Сейчас, когда СМИ искали, кого продать народу как достойную замену нынешнему великолепному премьеру, перебирали: Лапида дважды толкали – облажался. Габай слабак, в собственной партии на него плюют, Яалон – вечно надутый на всех, у Ашкенази рыльце в пушку с тех пор, когда копал под своего начальника Барака. А, вот же, Ганц без дела – серенький, ничем никогда не отличавшийся – можно на нем нарисовать любую маску: хоть бравого генерала, хоть заботливого социального работника.

Пост израильского премьера – не джоб для генерала на пенсии.

Жаль, что сейчас уже нет партии пенсионеров – Ганц был бы там на своем месте.

Так вот завистливо-подражательный отец Андрей, исповедуя одну экономку, услышал от неё признание: «Я три года недостойно причащалась, скрывая грех: я скрала господские часы и оные в рот проглотила».

Далее по тексту:

Отец Андрей хотел сделать на католицкий манер соображение и спросил:
— Какие это были часы: или стенные, или карманные?
Но грешница, услыхав такой вопрос, отвечала:
— Ах, батюшка, где же вы такой рот видели, чтобы через него стенные часы проглотить можно?! Они бы могли зазвонить у меня в середке, и я бы тогда жива не осталась.

К счастью для лесковского отца Андрея, он устыдился своего неуместного модернизма и вернулся к отеческим традициям:

Отец Андрей покачал головою и сказал: «Это правда, стенные бы зазвонили», — и с тех пор он впоследствии рассуждения не любил и всегда то правильное отечественное мнение разделял, что для русских никакие иностранные правила не пригодны.

Однако, посмотрев на наш публичный, так сказать, церковный небосклон в виде закатившихся (Кураев, Чапнин, Чаплин и tutti cuanti) и восходящих (поющий иеромонах Фотий) «светил», мы видим в их лице одного сплошного лесковского отца Андрея, исповедующего экономку.

Например, в Католической Церкви существует многовековая, систематизированная, разветвлённая система миссионерства, у которой, конечно, есть чему поучиться. Однако когда за «миссионерство», но на католиковатый манер, берутся кураевы и чаплины, то итог бывает, как правило, таков, что налицо мы имеем только дальнейшую атеизацию населения. Некоторые даже говорят, что в этом есть некий особый замысел по дискредитации православия — выпускать на арену нарочитых клоунов, но намеренно затыкать рты людям разумным.

Возможно, это и так, хотя, скорее всего, всё гораздо проще, и речь идёт об очередной реализации известной русской поговорки: «Куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй».

Очередной «рак с клешнёй» — это уже упоминавшийся «иеромонах Фотий» — простой светский человек, которого спешно постригли в монашество и приставили к нему учителя, чтобы «утереть нос Западу» и сокрушить как Кончиту Вюрст, так и какую-то католическую монахиню, которая принимала участие в европейском шоу-конкурсе.

Да, но в западной Европе мужчины в женском платье, карлики, чудовищно толстые женщины и прочие «диковинки» — это обычные персонажи ярмарочной культуры, уходящей корнями в глубокое и далёкое Средневековье, а некоторые женские монашеские ордена традиционно вовлечены в общественную жизнь (при том, что другие придерживаются аскетических правил строгого затвора), и потому и Кончита Вюрст, и поющая на светском конкурсе монахиня — это, для Запада, вполне традиционно.

А у нас — смешно и отвратительно, и Запад, которому имиджмейкеры от Патриархии хотят таким образом, видимо, утереть нос, даже и не заметит таких жалких потуг. А если и заметит, то только посмеётся: «О-ля-ля, мы всегда говорили, что эти русские — конченые идиоты».

А поскольку на виду у нас исключительно чаплины и иеромонахи фотии, то это утверждение имеет видимость эмпирической истины.

admin

Наверх