Кони сытые да бьют копытами

Мне кажется, что человек знает точно, чего он хочет, и даже то, что надо делать. Каждый. Но почему-то откладывает этот первый и потому самый трудный шаг на завтра, на послезавтра, на годы, сам себя успокаивая, обманывая, урезонивая, одергивая:»Ты же не один.Разве можно вот так?!Да и чего уж теперь-то?! Поздно! Поздно,поздно,поздно!»
В моем случае «поздно» началось очень рано, как я сейчас оцениваю. Слишком рано.

А душа плачет и терпеливо ждет, когда же ты, наконец, сделаешь то, что тебе просто необходимо сделать. Когда перестанешь сам себя запугивать всеми мыслимыми и не мыслимыми потерями, ожидающими тебя на непростой дороге к новому. Что там впереди?! Страшно. А эта колея, тропинка, знакома тебе, и кажется такой безопасной.
Но, может быть, это и есть самое опасное заблуждение — безопасность эта?
Душевная боль — это сигнал, что ты не в порядке.
И прислушиваться к ней столь же важно, как, например, к физической боли, которая для того и существует, чтобы человек, в целях избавления от нее, обязательно предпринял необходимое действие.
Почему же к своей душе относимся так беспечно и считаем глупыми, излишними, неразумными ее потребности?
Почему же сами себе не доверяем?
Чего боимся?
Изменить привычный образ жизни.
Но ведь привычка — это лишь мимикрия, приспособление,способ выживания,но не сама жизнь.
Ошибиться боимся. И что хуже будет.
А есть куда — хуже-то?
Есть.
Вот если бы ты голодала. Если бы тебе не где было спать. Если бы ты была больна. Вот, тогда.

А ты. красивая, умная, здоровая. Дочери у тебя какие замечательные. Работа неплохая. С жиру ты бесишься: кони сытые — бьют копытами.

Все правильно, да. Я согласна!

Господи! Но почему, почему же так болит душа?!
Глупая она совсем. Ничего не понимает.

__________________________________________ Стихотворения __________________________________________

Виктор Ильич Соломонов

ветеран 301 ГМП

Однополчанам: моим боевым товарищам — павшим в боях,

безвременно ушедшим и ныне здравствующим – посвящаю

Боевой путь 301 ГМП

Полк Гвардейский — триста первый

Нас собрал в семье одной.

Среди равных, неприметный

Породнил он нас с тобой.

Свел впервые он нас вместе

В грозный год сорок второй,

С этой школы начинался

Трудный путь наш боевой.

Дни учебы напряженной

Креп, мужая, строй солдатский

Становясь врагу грозой.

Перед знаменем гвардейским

Принят скромный ритуал,

Дали мы стране присягу

В бой готовым полк наш стал.

Ратный курс освоен полно:

Полк «сколочен», всем снабжен,

Акт инспекторской проверки

Перед строем оглашен.

В ночь тревогой пробужденный,

Для погрузки в эшелон

Каждый шел своим маршрутом

Брянский фронт огнем усилить

Ставки первый дан приказ.

Здесь «крестила» жизнь боем

Необстрелянных — всех нас.

Посвист пуль, разрыв снарядов,

Блеск ракет, затишья час.

Грунт изрытый паутиной —

Были внове здесь для нас.

К ноябрю под Сталинградом

Стал нужнее полк солдатам,

Огневой поддержки ждал,

Кто фашистов окружал.

Эшелонов и в колонны —

Вьюгой вздыблен был маршрут:

От Михайловки на запад,

С марта в бой вступили тут.

Слит с сугробом маскхалат,

Жмется к стереотрубе,

Наш разведчик на НП.

Точен должен быть наводчик

Будь то ночью, будь — в пургу,

Чтоб добиться ста процентов

Попаданий по врагу.

Сам короче он ракеты,

Заряжать «Катюшу» ловко

Он одним плечом привык.

На маршах, путях, колонных,

При наводке огневой

Без водителя «Катюша»-б

По полям связист, по рощам,

К сроку провод подавал,

На любой волне в эфире

Связь устойчиво держал.

Мы без повара едва ли

Воевать хоть день могли б,

Боевой свой крест несли.

А теперь найди ту меру,

В ратном деле «кто есть кто?»

И попробуй в толк возьми-ка,

Кто нужней, важнее что?

День и ночь слились в едино,

Бой и труд — суровый быт;

Шквал огня, железа скрежет

Тут решалось: быть — не быть?!

В тех боях ожесточенных

Стали мы друзей терять,

Тех, кто пламенем сраженный

Полегли за землю-мать.

Братство наше притиралось.

Шлифовалось, как металл,

С другом рядом, если надо

Насмерть верный друг стоял!

В миг затишья фронтовой,

Той суровою зимой,

Зарывались мы поглубже

В снег «горячий» с головой.

На снегу, в землянке мерзлой,

В мшистых топях, под сосной,

Засыпая сном тревожным

Грел мой друг меня спиной.

Танков клин на клин врага…

Строй фашистов разметает

Смерч ракетного огня.

На путях к Днепру от Дона,

Под мотив, что любят петь,

Сеял в вражеских колоннах

Залп «Катюш» и страх и смерть!

Бой за Ворошиловград —

Удостоен полк наград:

Вклад в сраженье оценен,

Стал краснознаменным он.

От Изюма — до Змеева

Древний Северский Донец

Где шагал, где полз на брюхе

Брат наш, гвардии боец.

Вел огонь, вгрызался в землю,

Шел в разведку, связь держал,

Имя гордое гвардеец,

Потом, кровью добывал.

«Вал восточный» за Днепром

Новым стал врагу «котлом».

Полк повторно награжден —

Криворожским назван он!

В непролазном черноземе,

Между Бугом и Днестром,

Мы преследуем фашистов

Где броском, а где огнем!

Костью в горле у врага,

Метил сбросить нас он в Днестр,

Да… расплата дорога.

Стали лептой наши залпы

В битве Яссы-Кишинев:

Где нашли себе могилу

Группа «ЮГ» — шестая вновь.*

От боев-дорог усталость:

Пыль Румынии едка.

Путь в объятия к болгарам

Стал наш полк в Заторе Старой,

Где приветливость людей

В душу каждому запала,

Теплый след оставив в ней.

Долгожданный день Победы-

Дня желанней не найти!

Светлой радостью для всех ты!

А для нас — конец пути.

Кто б ты ни был, посетитель,

Путь наш видя в этот час,

Дань отдай делам сограждан

На войне — в смертельный час!

Память прошлого листая,

Вспомни павших и живых

Кто до срока поседели,

Тех. навечно молодых.

* фашистская армия, которая была в третий раз сформирована после двукратного полного уничтожения под Сталинградом и Корсунь-Шевченковском «котле».

Бывший начальник разведки 401-го, командир батареи 400 дивизиона — майор запаса Соломонов Виктор Ильич, ноябрь 1976г. г. Москва /корректировка 1997г./

Петр Андрианович Князев

Посвящаю гвардейцам-минометчикам
301 гвардейского минометного
Краснознаменного Криворожского полка

Уходят «катюши» на фронт

Квадраты солдатского строя

В четком равненье стоят,

В мареве летнего зноя

Трамваи за школой звенят.

Перед строем солдатской семьи

Командир с комиссаром клянутся

Знамя в боях пронести,

И к семьям с победой вернуться

Вслед за своим командиром

Клятва Отчизне родной

Повторяется тысячным хором

Солдат, уезжающих в бой.

Нам Родина-мать доверяет

Грозную силу огня

Перед строем боец обещает

Воевать, не жалея себя.

Знают повсюду немало

О славе «катюши» родной,

Фрицу живется несладко

Под грохот ее боевой.

Не будет пощады злодею.

Расплату получит сполна.

Вовек не забудет «катюшу»

Проклятая вражья орда.

Исполнилось наше желанье:

Мы расстаемся с Москвой,

Гвардейцы уходят в сраженье

И с марша выступят в бой

___________________________________ Песни, исполняемые в полку ____________________________________

В бой за Родину (версия 1940 г.)

Музыка: З. Компанеец Слова: Л. Ошанин 1939г.

Припев:
В бой за Родину!
В бой за Сталина!
За него сумеем постоять!
Кони сытые
Бьют копытами.
По руке нам шашки рукоять!

Припев.
Не разбил в боях нас, да, враг в былые годы,
И дружны, как прежде, мы с клинком.
Мчится кавалерия, и в бои-походы
Танк несется вместе с боевым конем.

Приурочена к освобождению Западной Украины и Белоруссии в 1939 г. Первоначально была песней 36-й особой кавдивизии. Исполняет: Ансамбль песни и пляски МВО п/у В.П.Побединского.Исполнение 1940г.

прослушать

В бой за Родину

(версия песни, исполняемая
В.Н. Земцовым — ветераном 301 ГМП)

Припев.
Ордена недаром, да, нам страна вручила,
Помнит это каждый наш боец.
Мы готовы к бою, товарищ Ворошилов,
Мы готовы к бою, Сталин — наш отец!

Припев:
В бой за Родину,
В бой за Сталина,
Боевая честь нам дорога!
Кони сытые
Бьют копытами.
Встретим мы по-сталински врага!

Исполняет: КрАППСА, сол. О. Разумовский.
Исполнение 1947г.

Двадцать второго июня ровно в четыре часа

Музыка: Е. Петербургский Слова: народные, 1941 г.

Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа,
Киев бомбили, нам объявили,
Что началася война.

Кончилось мирное время,
Нам распрощаться пора,
Я уезжаю, быть обещаю
Верным тебе навсегда.

И ты смотри,
Чувством моим не шути,
Выйди, подруга, к поезду друга,
Друга на фронт проводи.

Дрогнет состав эшелона,
Поезд помчится стрелой,
Я из вагона — ты мне с перрона
Грустно помашешь рукой.

Пройдут года,
И снова я встречу тебя,
Ты улыбнешься,
К сердцу прижмешься,
Я расцелую тебя

прослушать (дата исполнения неизвестна)

прослушать (исполнение 1977 г.)

Музыка: М. Блантера Слова: М.Исаковского, 1938 г.

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег, на крутой.

Выходила, песню заводила
Про степного сизого орла,
Про того, которого любила,
Про того, чьи письма берегла.

Ой ты, песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет.

Пусть он вспомнит девушку простую,
Пусть услышит, как она поет,
Пусть он землю бережет родную,
А любовь Катюша сбережет.

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег на крутой.

прослушать (исполнение Г. Виноградов, 1938г. )

Музыка: М. Блантера Слова: народные

Разлетались головы и туши,
Дрожь колотит немца за рекой.
Это наша русская «катюша»
Немчуре поет за упокой.

Расскажи, как песню заводила,
Расскажи про «катины» дела,
Про того, которого лупила,
Про того, чьи кости разнесла.

Все мы любим душеньку «катюшу»,
Все мы любим, как она поет,
Из врага выматывает душу,
А друзьям отвагу придает.

прослушать (исполнение Д.Демьянов, С.Щадилов, 1948 г. )

__________________________ Поделка воспитанников школы-интерната № 49 ____________________________

«Школа, где формировался 301-й ГМП»

Последующая строка («Встретим мы по-сталински врага») из песни Льва Ошанина «В бой за Родину» здесь неуместна, потому что речь не о боевых конях и даже не о рабочих лошадях. В Германии этих сильных и красивых животных держат подчас просто для души. Многие из них не испытали хомута, да и седлают частники их редко. Во всяком случае, запряженных в обычную телегу лошадей видеть здесь не приходилось. В роскошные кареты, фаэтоны и пролетки, на которых за умеренную плату катают желающих, – да. На фотографиях, сделанных в разных городах, можно видеть между крупом лошадей и облучком особые «уловители» неуместных «конских яблок». На кадре из Веймара предназначены для этого белые холщовые мешки. Возницы не только отвечают за чистоту, но и заботятся о привлекательности своего экипажа. Лошади их сыты и ухожены, на них дорогая, иногда опереточная сбруя. Дом престарелых нашего городка специально держит двух битюгов песочной масти, чтобы изредка катать старичков. Лошади так раскормлены, что не «плетутся рысью как-нибудь», а еле плетутся. Дилижанс этот я снял из своего окна.

Как тут не вспомнить Конягу М.Е. Салтыкова-Щедрина, которого «бьют чем ни попадя, а он живёт; кормят его соломою, а он живёт! Для всех поле – раздолье, поэзия, простор; для Коняги оно — кабала Для всех природа – мать, для него одного она – бич и истязание».

Коняшки здесь живут себе в удовольствие и к удовольствию своих хозяев. Щиплют зеленую травку и пьют чистую воду. Иногда сажают на них подростков в полном жокейском наряде, реже седлают сами хозяева. Соседний сочный луг ежегодно арендуют для выпаса лошадей. По большим праздникам один лошадник запрягает двух буланых в легкую повозку на рессорах и катает семью.

Пара гнедых Вольфганга, моего «дачного» знакомого, вряд ли помнит седоков. Ему самому уже не разогнуться. Когда он ведёт своих любимцев мимо нашего садового участка, видны только ноги старика. Он будто прячется за лошадьми и, погружённый в свои мысли, ничего не замечает. Встретив Вольфганга без питомцев, я был поражён его одеждой: козырек засаленной до блеска, выгоревшей фуражки, какие носили полицаи в советских военных фильмах, изношен так, что осталось от него чуть больше половины и проглядывает картонная прокладка. На штанах заплатка на заплатке с неумелыми мужскими стежками. Ни дать ни взять гоголевский Плюшкин – «заплатанной. » (с опущенным определением, о котором можно только догадываться). Неужели пенсия старика уходит на лошадей? Занят он только ими: утром отгоняет на луг, в полдень отвозит им на тачке воды и, согнутый в три погибели, идёт куда-то с косой, обёрнутой грязным лоскутом. Под вечер лошадей приводит. На мой вопрос, что он, кроме удовольствия, от них имеет, отшутился: «Знаешь, сколько от них яблок!». Мне осталось только отметить, что образное мышление немцев тоже нашло нечто общее между свежим конским навозом и ароматными плодами.

Впрочем, о фураже. Однажды, видя, как рабочий натягивает сетку на автоприцеп с травой, только что скошенной в чистой пойме пригородной речушки, я с надеждой спросил: «Пойдёт на корм скоту?». «Нет, — говорит, — на компост. Скоту хватает своего». До сих пор болит сердце, когда вспоминаю, как обкашивали в Казахстане пыльные обочины дорог, как школьники и студенты заготавливали в засушливые годы камыш и «веточный корм», чтобы голодной зимой не пустить казённое поголовье под нож. Как частники не могли загнать домой коров после дневного «голодного марша» по выжженной, вытоптанной степи. Увидев в палисадниках зелень, животные с мычанием устремлялись туда. А здесь коровам хватает доброго сена. Многие фермеры на всякий случай прессуют и солому, но зимой дело до нее обычно не доходит. У наших же бурёнок от грубой соломы отказывали желудки, и их пытались отпоить отваром льняного семени.

О домашних животных немцы заботятся трогательно. Лошадям надевают на морды и на уши специальные маски – от гнуса. Этой же цели служат лёгкие накидки. Осенью они утепленные и непромокающие, зимой — стёганые, на манер ватников, которые мы в России называли телогрейками или фуфайками. «А почему лошадки в пальто?» — спросил однажды 5-летний внук. Лошадей одряхлевших здесь редко ждет жуткая участь пегого мерина Холстомера из одноименной повести Льва Толстого: «. он почувствовал, что что-то сделали с его горлом. Ему стало больно, он вздрогнул, ботнул ногой, но удержался и стал ждать, что будет дальше. Дальше сделалось то, что что-то жидкое полилось большой струёй ему на шею и грудь. » Лошади немецких хозяев обычно получают свой «хлеб» пожизненно. На наших снимках можно убедиться, что перепадает лошадкам и хлеб буквальный. Вон сколько батонов и булок рассыпали в ненастный день на пастбище у недалекого села Gotsburen. Наверное, кофейно-белый одёр, разительно отличающийся от гладких пятнистых собратьев, и получает по старости Gnadenbrot (хлеб из милости). Но не откормишь его уже и булками.

Справедливости ради упомянем и о многострадальных конях боевых. Списанная с фронта караковая кобыла Залетка убедила меня ещё в послевоенном детстве, что старых полковых лошадей берёт за живое не только звук трубы. Когда мы помогали отгонять саврасок в ночное, хромающая Залётка всегда доставалась мне, несмелому. Однажды я почувствовал, что от звуков марша, который разучивал накануне Первомая оркестр, Залётка подо мной вся напряглась и изменила шаг, захромала еще резче, и я еще больше стал ёрзать на ее спине, натирая седалище. Конюх дядя Тима, сам хромавший на простреленную ногу, с влажными глазами рассказывал потом, как трогательно пыталась гарцевать под оркестр Залётка.

Живую любовь немцев к домашним животным можно было бы только приветствовать, если бы собаки да лошади не заменяли эгоистам да индивидуалистам детородного возраста собственных чад. У того же Вольфганга детей нет, и о женщинах он слышать не хочет.

В бой за Родину
Музыка: З. Компанеец Слова: Л. Ошанин
Пролетают кони, да, шляхом каменистым,
В стремени привстал передовой,
И поэскадронно бойцы-кавалеристы,
Подтянув поводья, вылетают в бой.

Припев:
В бой за Родину,
В бой за Сталина,
Боевая честь нам дорога!
Кони сытые
Бьют копытами.
Встретим мы по-сталински врага!

Всю страну прошли мы, да, в годы боевые,
Всю страну прошли во все концы.
В сталинской дивизии кони золотые,
Шашки огневые, крепкие бойцы!

Источник teksty-pesenok.ru
Не разбил в боях нас, да, враг в былые годы,
И дружны, как прежде, мы с клинком.
Мчится кавалерия, и в бои-походы
Танк несется вместе с боевым конем.

Припев:
В бой за Родину,
В бой за Сталина,
Боевая честь нам дорога!
Кони сытые
Бьют копытами.
Встретим мы по-сталински врага!

В бой за Родину!

Пролетают кони, да,
Шляхом каменистым,
В стремени привстал передовой,
И поэскадронно
Бойцы-кавалеристы,
Подтянув поводья, вылетают в бой.

Припев:
В бой за Родину!
В бой за Сталина!
Боевая честь нам дорога!
Кони сытые
Бьют копытами.
Встретим мы по-сталински врага!

Всю страну прошли мы, да,
В годы боевые,
Всю страну прошли во все концы.
В сталинской дивизии
Кони золотые,
Шашки огневые, крепкие бойцы.

Не разбил в боях нас, да,
Враг в былые годы,
И дружны, как прежде, мы с клинком.
Мчится кавалерия,
И в бои-походы
Танк несется вместе с боевым конем.

Ордена недаром, да,
Нам страна вручила,
Помнит это каждый наш боец.
Мы готовы к бою,
Товарищ Ворошилов,
Мы готовы к бою, Сталин — наш отец!

Просмотр текста
Текст Обсудить Уточнить информацию Скачать Назад

В бой за Родину
Музыка: З. Компанеец Слова: Л. Ошанин

Пролетают кони, да, шляхом каменистым,
В стремени привстал передовой,-
И поэскадронно бойцы-кавалеристы,
Подтянув поводья, вылетают в бой.

Всю страну прошли мы, да, в годы боевые,
Всю страну прошли во все концы.
В сталинской дивизии кони золотые,
Шашки огневые, крепкие бойцы.

Ордена недаром, да, нам страна вручила,
Помнит это каждый наш боец.
Мы готовы к бою, товарищ Ворошилов,
Мы готовы к бою, Сталин — наш отец!

Припев:
В бой за Родину!
В бой за Сталина!
За него сумеем постоять!
Кони сытые
Бьют копытами.
По руке нам шашки рукоять!

Текст песни «Песни СССР — В бой за Родину, в бой за СталинаБоевая честь нам дорога, Кони сытые бьют копытами, Встретим мы по-с»

Пролетают кони, да, шляхом каменистым,
В стремени привстал передовой,
И поэскадронно бойцы-кавалеристы,
Подтянув поводья, вылетают в бой.

В бой за Родину,
В бой за Сталина,
Боевая честь нам дорога!
Кони сытые
Бьют копытами.
Встретим мы по-сталински врага!

Не разбил в боях нас, да, враг в былые годы,
И дружны, как прежде, мы с клинком.
Мчится кавалерия, и в бои-походы
Танк несется вместе с боевым конем.

admin