Когда вывели орловских рысаков

Особенности тренировки и испытаний орловских рысаков

Основная особенность тренировки орловских рысаков состоит в меньшей по сравнению с русскими рысаками резвости, особенно в первых двух гитах, при почти том же объеме резвых и маховых работ и одинаковом объеме тихих работ (см. схемы тренировки). Мнение о том, что «. орловскую лошадь не надо много тренировать — она лучше бежит с духа», не соответствует действительности. Работа с орловскими рысаками лучших мастеров тренинга Н. Р. Семичева, Э. Н. Родзевича, А. Ф. Щельцына, А. Г. Бондаревского и других характеризовалась большим объемом тренировки при сравнительно скромной резвости маховых и резвых работ.

Подмечено, что перенапряжение для орловского рысака более губительно, чем для русского. Орловский рысак, особенно двух и трех лет, более подвержен травмам мускулатуры и сухожильно-связочного аппарата; у него быстрее могут закрепляться нежелательные условнорефлекторные навыки. Это связано с тем, что орловцы, как правило, более отдатливы и во время приза могут проявить резвость, к которой еще недостаточно готовы. Поэтому лучше, если в 2- и 3-летнем возрасте орловцы выступают в закрытых призах.

Орловская рысистая порода исторически была и остается довольно позднеспелой. До революции основные призы для орловских лошадей разыгрывались в возрасте 5 лет и старше, в последующие годы повышение скороспелости орловской породы также особенно не стимулировалось. Традиционные призы для орловских двухлеток были введены только с 1965 г., но и в настоящее время для участия в них даже на Центральном Московском ипподроме с большим трудом записывают 7 — 8 рысаков. Это связано с тем, что орловские рысаки крупнее русских и американских; конституционально они более сырые, формируются и крепнут к четырем годам. С 4-летнего же возраста орловские рысаки успешно выступают вместе с русскими соответствующего резвостного класса, выдерживая большие нагрузки (Бокал, Жар, Пион, Доступный и др.).

При правильной и продуманной подготовке желательно, чтобы орловец выходил на старт приза «в хорошем настроении». Поэтому последняя маховая работа орловских рысаков перед призом по сравнению с обычной может быть несколько облегчена, а тихая работа накануне выступления сокращена. Проминка орловских рысаков должна несколько уступать по объему и резвости проминке русских и американских рысаков. Трехгитовую проминку орловцев практически никогда не проводят.

Возрождение орловского рысака

Как детская мечта превратилась в рентабельный бизнес Текст: Сергей Семенов | Иллюстрация: Александр Лютов



С 2006 года коннозаводчик Николай Скоков вместе с братом Сергеем занимается возрождением и сохранением в Татарстане поголовья лошадей породы орловский рысак, которая когда-то была на грани исчезновения. Благодаря энтузиастам, к числу которых относятся братья Скоковы, этого удалось избежать. О том, как детская любовь к лошадям переросла в дело всей жизни, Николай Скоков рассказал «Вестнику АПК» и провел экскурсию по хозяйству.

Петропавловская слобода — родина Скоковых — одно из живописнейших мест в Татарстане. Здесь все располагает к тому, чтобы забыть о городской суете и остаться наедине с собой. Первозданная природа, почти не тронутая человеком. Животные на выпасе. Тут же водопой. Недалеко в поле святой ключ с оборудованной купелью, беседка. Николай Скоков начинает экскурсию.

Возвращение к корням
У каждого человека свое предназначение в этом мире. Кто-то понимает это сразу, а кто-то спустя время. Так произошло с Николаем Скоковым. Потомственный коннозаводчик сначала пошел по стезе чиновника. Имея два высших образования — экономическое и юридическое, много лет проработал в службе судебных приставов. Но в какой-то момент пришло осознание того, что не тем занимается. И решил кардинально сменить сферу деятельности, отдавшись привитой отцом с детства любви к лошадям. Еще прадед Сергея и Николая Скоковых Георгиевский кавалер, истинный знаток лошадей, продвинутый заводчик и блестящий наездник Павел Прохорович держал здесь свою конюшню. Позже его внук Александр, ветеринар по образованию, стал председателем колхоза им. Куйбышева. Спустя время, когда хозяйство обанкротилось, на семейном совете Скоковы решили выкупить его с долгами и продолжить дело прадеда. Новая история Новошешминского конного завода началась в 2005 году. Тогда Николай выменял свой внедорожник на двух арабских жеребят. Родственники крутили пальцем у виска, не веря в успех предприятия. Тем не менее в первый же год лошадь заняла свой первый главный приз. Первую славу принес скакун Белебей, взяв на выставке в Москве золотую медаль и став чемпионом России.

Орловский рысак
«Я называю Бекаса орловским феноменом. Именно с этого красавца и началось разведение в нашем хозяйстве орловских рысаков. Этот конь заставил меня полюбить орловскую породу. За его плечами много побед. Сегодня он у нас ценный производитель», — рассказывает Николай Скоков, проводя экскурсию по ферме. Ухоженные конюшни, приветливый персонал. Видно, что здесь найден ключик к каждому животному. Конный завод братья построили в родном селе на месте бывшей Центральной районной больницы. Отец убедил сыновей, что именно здесь самое подходящее место для строительства. Поначалу было трудно представить, что на земле, где растет непроходимый кустарник, когда-то будет функционировать целый завод. Но глаза боятся, а руки делают. Сегодня здесь 200 лошадей. Из них 80 — чистокровные орловские рысаки. Остальные — мясные лошади и тяжеловозы, предназначенные для хозяйственных нужд.

«Орловский рысак всегда был гордостью России. Более 200 лет назад его вывел фаворит Екатерины II — граф Алексей Орлов. Порода была создана для климатических условий средней полосы России. Она универсальная. Лошади этой породы не только могут участвовать в бегах, паркуре, выездке, но и являются выносливыми помощниками в хозяйстве. Например, зимой, чтобы убрать снег вокруг конюшни, нам достаточно «попросить» Бекаса. Ему хватает сделать пару кругов, чтобы расчистить дорогу, — продолжает Николай Скоков. Помимо всего прочего, это еще и очень красивые лошади, величественные, доброжелательные, не терпящие грубого отношения и косого взгляда». Маточное поголовье орловского рысака попало в Татарстан в Великую Отечественную войну, когда в регион эвакуировали Московский конный завод №1.

В 2002 году Татарский конный завод прекратил свое существование. Но благодаря братьям Скоковым поголовье рысаков возрождается. «Разведение лошадей — это искусство. В этот процесс вкладывается немало сил. Помню, еще на первых порах, когда мы ждали первого потомства от Бекаса, приходилось ночевать рядом с конюшней, так как обычно выжеребка у кобыл происходит по ночам, — вспоминает коннозаводчик. — У нас есть специально оборудованная родильная комната. В самый ответственный момент ветеринары следят лишь за тем, чтобы роды прошли удачно. Поскольку перед нами стоит важная задача — сохранять ценный генофонд, у нас нет права на ошибку. Ведь эти кони впоследствии должны стать чемпионами. Поэтому у нас собраны самые лучшие конематки с хорошей родословной соответственно орловскому типу».

На заводе Скоковых селекции уделяется пристальное внимание. Здесь принципиально не практикуют искусственное осеменение. После этого у кобыл нарушается цикл, и они не могут сами приходить в охоту, а это противоестественно. Как сказал один ученый, «выдающаяся лошадь получается от совместного плода любви». Поэтому в маточный состав попадают только резвые кобылы. В год в хозяйстве рождается по 20-25 жеребят.

Вырастить чемпиона
Воспитание лошади — тоже дело непростое. В конюшне жеребята растут до 1,5 лет. Здесь соблюдается режим дня, правильное питание. А главное, закладывается характер, дух чемпиона. После этого лошадь отправляется на ипподром. Проходит испытания на резвость. После этого с ней начинает работать тренер. Именно он в дальнейшем раскрывает талант животного, и конь становится выдающимся, какими стали три воспитанника конезавода орловской породы.

«На протяжении 5 лет в Татарстане действует программа по развитию коневодства и конного спорта. У нас это выделено в приоритетное направление на уровне президента. Наши лошади стоят на казанском ипподроме. Их содержание оплачивается. Каждую пятницу я там езжу смотреть бега. Выступаем на всех престижных соревнованиях», — говорит Николай Скоков. Скачки и бега во все времена были светским мероприятием, куда съезжались именитые коннозаводчики, наездники высочайшего уровня, дамы в шляпках и мужчины в смокингах. Но помимо массового зрелища бега это еще и смотровая площадка для потенциальных покупателей. «Скоков Н.А.» — международный бренд, который знаком далеко за пределами России. Новошешминский конный завод — единственное в республике предприятие, которое экспортирует орловских лошадей в Китай, Германию, Казахстан и Киргизию.

Оставаться на плаву
Конечно, занимаются братья не только разведением орловской породы. КФХ «Скоков Н.А.» принадлежит 3 тыс. га земли. Сегодня это многоотраслевое предприятие, занимающееся производством мяса, молока и выращиванием зерна. В условиях нестабильности закупочных цен такая многопрофильность спасает. На фермах содержится 650 коров, 300 курдючных овец. Да и мясное коневодство остается прибыльным. Качественная конина сегодня очень востребована потребителями.

В 2016 году исполнилось 240 лет орловскому рысаку или орловской рысистой — одной из старейших и знаменитейших в России заводских пород лошадей – породе легкоупряжных лошадей с наследственно закреплённой способностью к резвой рыси. Известные своим использованием в русских тройках в качестве коренников, орловские рысаки используются также под седлом как прогулочные и спортивные лошади, а благодаря способности красиво изгибать шеи и держать голову хорошо смотрятся в упряжках и широко применяются в драйвинге.

Комплекс построек Хреновского конного завода

Название породы «орловский рысак» произошло от имени выдающегося русского коннозаводчика графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского, возглавившего вместе со своим братом Григорием Григорьевичем дворцовый переворот 28 июня 1762 года, успех которого вознёс гвардейских офицеров Орловых на вершину почестей и влияния.

Братья Алексей Григорьевич и Григорий Григорьевич Орловы

Генерал-аншеф граф А. Г. Орлов-Чесменский

После восшествия Екатерины II на престол оба брата Орловы именным Высочайшим указом были произведёны в генерал-майоры, а так же, с нисходящим их потомством, в графское Российской империи достоинство. А право присоединить к фамилии своей проименование «Чесменский» и именоваться графом Орловым-Чесменским генерал-аншеф граф Алексей Григорьевич Орлов получил за победу в Чесменском бою (1769 год), где он командовал эскадрой русского флота.

Коннозаводством граф А. Г. Орлов-Чесменский начал заниматься в 60-х годах XVIII века в своём подмосковном имении Остров, где им была собрана великолепная коллекция лошадей различных пород. Основу его поголовья составляли представители излюбленных пород того времени — испанской, датской, неаполитанской, английской, а также арабской, турецкой, персидской, туркменской. Орлову были переданы жеребцы Шах и Дракон, полученные Екатериной II в подарок от персидского шаха. А с 1769 года А. Г. Орлов начал завозить на завод лошадей, приобретенных им во время русско-турецкой войны, когда он командовал русским флотом в Средиземном море. Таким образом, к середине 1770-х годов Островской завод стал лучшим из частных заводов России.

Арабский жеребец Сметанка

История создания орловского рысака началась в 1776 году, когда граф А.Г. Орлов ввёз в Россию ценнейшего и очень красивого внешне арабского жеребца Сметанку, приобретённого у турецкого султана за огромную сумму в 60 тысяч серебром. Для сравнения — годовой бюджет государственного коннозаводства в 1774 году составлял около 25 тысяч рублей, а продажа лошадей из семи государственных конных заводов России пополнила казну в тот год всего на 5609 рублей.
Сметанка был необычно крупным для своей породы и очень нарядным жеребцом с несколько удлинённой спиной (у него оказалось девятнадцать пар рёбер вместо обычных для лошади восемнадцати). Свою кличку получил за светло-серую масть, практически белую, как сметана. Превосходно двигался на всех аллюрах, в том числе и на рыси. Однако в России арабский жеребец прожил недолго, меньше года. В 1777 году Сметанка пал, оставив четырёх сыновей и одну дочь, рождённых уже после его смерти.

После смерти Сметанки в 1778 году граф А.Г. Орлов перевёл всех своих лошадей из подмосковного имения Остров в свое поместье в селе Хреновое Воронежской губернии, которое было пожаловано ему вместе с крепостными Екатериной II после дворцового переворота 1762 года. Здесь графом А.Г. Орловым еще в октябре 1776 был основан новый конный завод, который в дальнейшем вошел в мировую историю коннозаводства не только как рассадник и поставщик ценнейших пород лошадей, но и как пример превосходно организованного коневодческого хозяйства с великолепным комплексом производственных построек. Построенный по проекту знаменитого архитектора Д. И. Жилярди комплекс Хреновского конного завода ныне включен в золотой фонд памятников русской культуры.

На воронежской земле в полной мере раскрылся недюжинный талант графа А. Г. Орлова как зоотехника. В 1775 году уйдя в отставку, он смог посвятить себя реализации своей давней задумки — в одной лошади соединить красоту, сухость и грацию арабских скакунов с массивностью, мощью и рысистыми способностями западноевропейских упряжных пород. По задумке графа А. Г. Орлова, новая порода лошадей должна была обладать следующими качествами: быть крупной, нарядной, гармонично сложенной, удобной под седло, в упряжку и в плуг, одинаково хорошей на параде и в бою. Они должны были отличаться выносливостью в суровом российском климате и выдерживать долгие российские расстояния и плохие дороги. Но главным требованием к этим лошадям была резвая, чёткая рысь, поскольку бегущая рысью лошадь долго не устаёт и мало трясёт экипаж. В те времена резвых на рыси лошадей было крайне мало и ценились они весьма дорого. А отдельных пород, которые бегали бы устойчивой, лёгкой рысью, не существовало и вовсе.

Граф А.Г. Орлов-Чесменский в санях, запряженным родоначальником «орловской рысистой» породы рысаком Барс-1

Новую породу лошадей удалось получить путём сложновоспроизводительного скрещивания. От рожденного от Сметанки жеребца серой масти Полкана в 1784 году был получен серый в яблоках жеребец Барс Первый, который был очень близок к задуманному графом образцу. В возрасте семи лет его поставили в завод производителем, где за 17 лет Барс I дал большое потомство, и его дети и внуки по своим внешним и внутренним качествам значительно превосходили всех остальных лошадей. Через несколько поколений в Хреновом не было ни одной лошади, не являвшейся прямым потомком Барса Первого, или, как впоследствии его начали называть, «Барса-родоначальника». В свою очередь, среди его многочисленного потомства самыми ценными оказались два жеребца: вороной Любезный I и серый Лебедь I. Все современные орловские рысаки по мужской линии восходят именно к этим двум сыновьям Барса Первого.

Испытание лошадей на резвость на ипподроме Хреновского конезваода

Первым в России начав испытывать лошадей на резвость и отбирать для заводского использования наиболее резвых и выносливых на рыси, граф А. Г. Орлов-Чесменский завёл знаменитые в то время «Московские бега», которые быстро стали популярным развлечением для москвичей. Летом Московские бега проводились на Донском поле, зимой — на льду Москвы-реки. Лошади должны были бежать чёткой уверенной рысью: переход на галоп (сбой) осмеивался и освистывался публикой. Граф А. Г. Орлов приглашал к состязаниям людей любых сословий на любой лошади, но неизменно его лошади одерживали верх. Так термин «орловский рысак» стал неотъемлемой частью названия породы.

Испытания рысаков на Центральном Московском ипподроме

Граф А. Г. Орлов-Чесменский на верховой лошади

Немногие посвященные люди сегодня знают, что Хреновской конезавод был колыбелью сразу двух орловских пород — знаменитой русской рысистой, а так же первой в России верховой породы лошадей, которая одно время значилась как утраченная, и была воссоздана в течение 20 лет с 1978 по 1999 годы в результате кропотливого труда селекционеров Старожиловского конного завода и Тимирязевской сельхозакадемии, которые старались использовать те же породы, что и граф Орлов.

Изначально русская верховая порода лошадей была создана в конце XVIII века на Хреновском конезаводе графом А. Г. Орловым-Чесменским, который будучи кавалерийским генералом, стремился создать строевую лошадь, годную как для ведения военных действий, так и для манежной езды. Путём сложного воспроизводительного скрещивания лошадей арабской, чистокровной верховой, азиатских (видимо, в основном туркменских) и европейских полукровных пород, он вывел новую породу, получившую впоследствии, как и орловский рысак, его имя.

По сути, лошади орловской верховой породы были закрепленными англо-арабами и сочетали в себе нарядность и грацию арабской лошади с ростом и силой английской чистокровной. Они, в отличие от орловских рысаков, свободно продавались из завода и быстро завоевали популярность. Они оказали решающее влияние на тип лошадей, которыми комплектовалась русская кавалерия во время Отечественной войны 1812 года.

Гордость российского коневодства

Первоначально легкоупряжных лошадей на устойчивом рысистом ходу выводили специально для перевозки людей в XVIII—XIX веках. Рысь является самым комфортным видом аллюра для человека, который едет в легкой упряжке. Когда лошадь движется рысью, отсутствуют резкие и сильные толчки. Однако раньше не часто можно было найти лошадь, которая могла бы достаточно долго двигаться рысью, не срываясь в галоп.

Бега — испытания лошадей рысистых пород на резвость в беге рысью. Первые бега рысаков прошли в Нидерландах в 1554 году. Затем такие испытания стали проходить в Англии, где испытывали знаменитых и резвых в то время норфолкских рысаков и во Франции, где бежали нормандские лошади. Первые бега рысаков в России и первые бега рысаков в упряжке начались с 1776 года, когда граф А. Г. Орлов-Чесменский начал испытывать своих лошадей, родоначальников орловской рысистой породы.

Возможно, желание вывести красивых, быстрых и выносливых лошадей появилось у Алексея Григорьевича Орлова после известного случая, произошедшего с ним и будущей императрицей России 28 июня 1762 г., когда его судьба и жизнь висели на волоске по вине заграничных коней. В тот день Екатерина II вместе со своим фаворитом, намереваясь совершить государственный переворот, ехала из Петергофа в Петербург в карете, запряженной парадными неаполитанскими конями. Не доезжая несколько верст до заставы, где Орлов с Екатериной должны были соединиться с другими заговорщиками, кони стали от усталости. Поэтому добираться пришлось на лошадках из окрестных деревушек.

В 1775 году граф подал в отставку и посвятил себя лошадям, а именно выведению новой породы. В своем подмосковном имении Остров, он и начал заниматься коннозаводством. Орлов хотел соединить все возможные качества лошади в одной породе.

В 1772 г. все конское поголовье из Острова было переведено в имение Хреновское Воронежской губернии, подаренное Екатериной II своему фавориту. Здесь на привольных целинных степях выводили орловского рысака, а сейчас продолжают заниматься развитием и совершенствованием этой породы.

Конный завод был построен по проекту известного архитектора Доминика Жилярди за шесть лет. Этот громадный даже по нынешним меркам комплекс, включал шесть километров одних конюшен, толщина стен которых составляла 1,2 метра. Это позволяло в любой мороз сохранять в конюшнях положительную температуру. Место для завода было выбрано не случайно: здесь еще паслись истребленные в прошлом веке дикие лошади тарпаны, а значит, природные условия были благоприятны для лошадей южной крови, родоначальников орловской породы.

Орлов работал над созданием новой породы до самой своей смерти — с 1775 по 1808 гг. Его соавтором в этом деле заслуженно считают крепостного Василия Ивановича Шишкина, который после смерти Алексея Григорьевича успешно завершил начатое дело. Именно благодаря В.И. Шишкину орловский рысак распространился в конных заводах и стал основной русской заводской породой.

Попытки вывести новые породы предпринимали и другие конезаводчики. Например, граф Петр Шереметев, используя практически те же породные сочетания, что и Орлов, так и не смог создать новую породу.

Порой всего лишь один производитель может радикально повлиять на становление будущей породы. В орловской рысистой породе таким животным и стал знаменитый арабский жеребец Сметанка.

Граф выкупил Сметанку, у турецкого султана, за 60 тысяч серебром. По тем временам эта была просто огромная сумма (учитывая то, что конюх по тем временам получал 3 рубля в год). Только лишь через 2 года арабский жеребец был доставлен в Россию через Турцию, Венгрию и Польшу. В Остров Сметанка попал только в 1776 году. Это был прекрасный представитель своей породы, со своими особенностями. У этого коня была удлиненная спина, за счет лишнего позвонка и ребра (их у него было 19 пар, вместо обычных 18). Он выделялся отличными движениями на всех аллюрах, в том числе и на рыси.

Но прожил этот жеребец в России очень мало, даже меньше года. В 1777 году Сметанка пал, оставив 4-х сыновей и одну дочь.

В 1812 г. Хреновской конный завод посетил Александр

I. Когда император ступил на порог конюшни, 500 лошадей, как бы приветствуя его, встали на дыбы и оглушительно заржали. Секрет заключался в том, что за несколько недель до приезда царя Шишкин, управлявший заводом, приказал конюхам при раздаче овса лошадям открывать ставни на окнах, выработав таким образом условный рефлекс. Как только император вошел в конюшню, ставни были распахнуты. Александр остался очень доволен таким приемом, подарил Шишкину бриллиантовый перстень и попросил Анну Орлову — дочь и наследницу графа, — дать Василию Ивановичу вольную.

Орлова выполнила эту просьбу царя, но отказалась нарушить запрет, установленный еще ее отцом — не выпускать из завода ни одного некастрированного жеребца. Когда Александр I пожелал получить для выезда «хреновских» жеребцов, ему доставили меринов.

В 1845 году завод был продан государству. На заводе стали служить казаки, которые по окончании службы селились неподалеку, в Солдатской слободе.

Революционные потрясения не миновали и конный завод. Рекордист Крепыш, бежавший версту за 2 минуты 8,5 секунд был опознан под красным комиссаром на Волге. Многие бесценные представители породы сгинули в гражданскую войну. Благодаря декрету В.Ленина от 1918 г., поголовье было восстановлено, собраны рысаки со всей страны, завод снова ожил. Во время Отечественной войны немцы завод не бомбили, берегли для себя. Лошадей эвакуировали на Урал. После войны на заводе стали производить, кроме орловских рысаков, также арабских скакунов. Главным образом для собственных нужд завод поддерживает породу русских тяжеловозов. Сейчас территория конного завода составляет лишь пятнадцатую часть от дореволюционных площадей.

В русском языке принято чёткое разграничение между бегами и скачками.

В бегах участвуют рысаки, специально выведенные породы, способные бежать резвой, то есть, быстрой рысью. Во время испытаний они бегут рысью, ими управляют наездники, которые сидят в качалках (легких двухколесных экипажах). В скачках участвуют верховые лошади, во время испытаний они скачут галопом, ими управляют жокеи, они сидят в сёдлах.

Преобладающая масть этих лошадей — белая или серая «в яблоках» с темными или белыми хвостом и гривой. Лошадей действительно белой масти, исключая животных-альбиносов, не бывает. «Белыми» называют животных светло-серого цвета.

Высота в холке орловцев 156-170 см. Вес 500 — 550 кг.

У орловских рысаков добрый характер, живой темперамент. Они послушны и привязаны к человеку.

Здоровье и уход

Порода сочетала в себе качества крупной, красивой, выносливой легкоупряжной лошади, способной на устойчивой рыси везти тяжёлую повозку, легко переносить во время работы жару и холод. В народе лошадь орловский рысак удостоилась характеристик «под воду и воеводу» и «пахать и щеголять». Орловские рысаки стали фаворитами международных состязаний и Всемирных конских выставок, шли на ровне с сильными соперниками как Тракененская порода лошадей.

Известные орловские рысаки

Среди чемпионов-орловцев выделяется жеребец Крепыш, рекордами которого гордилась вся Россия. Это был жеребец с характерными для породы признаками: крупным ростом, красивой серой мастью в яблоках, лебединой шеей, длинным светлым хвостом. Его славу сравнивают со славой Шаляпина, жившего в то же время.

Полюбоваться совершенством форм и пластичностью движений этого коня из многих городов России и других стран специально приезжали люди, никогда ранее не посещавшие бега. За свою беговую карьеру Крепыш выступал около 80 раз и 55 раз был на первом месте. Невероятно, но в детстве Крепыша звали «комаром на длинных ногах» — мало кто мог предполагать, что из слабого неуклюжего жеребенка получится столь великолепный ипподромный боец.

Оставили свой след в породе и другие чемпионы-орловцы: Барвиха, Бронная, Бокал, Бравый, Улов, Пион и, конечно же, Квадрат. Трехкратный чемпион орловской породы, гнедой жеребец Квадрат, родился в 1946 г. Он не отличался выдающейся резвостью, но был поразительным ипподромным бойцом — выиграл все традиционные возрастные призы, как закрытые, так и открытые (в том числе и «Дерби-50»).

От него было получено 620 потомков, в числе которых много новых чемпионов и рекордсменов породы, оказавшихся резвее своего отца. Заслуги орловского рысака Квадрата были настолько велики, что ему еще при жизни поставили два бронзовых памятника — один на ВДНХ (ныне ВВЦ), другой — на территории Московского конного завода.

Генерал Леонид Соболев, участник Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., премьер-министр Болгарии ездил на огромном белоснежном орловском рысаке, за что и был прозван «Белым генералом». Этот конь и был изображен на памятнике Скобелеву, снесенном в 1918 году. Но в переплавку его, видимо, не отправили, так как в ту пору к орловским рысакам, пусть даже бронзовым, отношение

было трепетным. Похоже, когда пришел черед отметить заслуги князя Долгорукого, скульпторы, недолго думая, использовали этого коня, слегка изменив его аллюр.

Орловские рысаки в кино и литературе

В 1981 году сняли фильм о судьбе известного чемпиона Крепыша с одноименным названием.

В 1961 году вышел фильм «Любушка», о том, как бандиты отняли у крестьянина Лыкова лошадь, вручив взамен доходящую клячу. Позже оказалось, что эта кляча чистопородный орловский рысак Любушка, впоследствии успешно выступающий на бегах.

Фильм «Рысак» 2005 года снят по очень похожему сюжету, только лошадь у крестьянина отбирают уже красноармейцы, а клячу зовут Лесть. Но судьба ее сложилась печально, а вот внуку повезло больше. Вдохновением для обоих фильмов стала книга Петра Ширяева «Внук Тальони».

Когда в 1775 году граф Алексей Григорьевич Орлов отправился доживать свою жизнь в Нескучном дворце в Москве, ему было, что вспомнить: переворот 1762 года, участие в убийстве сверженного императора Петра III, блестящую победу над турками в Чесменском сражении, арест самозванки княжны Таракановой. Но времена изменились, и новый фаворит Екатерины II Григорий Потемкин отстранил от трона всех братьев Орловых.

Впрочем, праздность и скука не грозили крепкому телом и могучему духом графу Алехану, как его называли, дело себе он всегда умел найти.

Был у Орлова арабский скакун Сметанка, купленный им после Чесменской победы — предмет гордости и радости хозяина. Арабские скакуны были в России редкостью. Вельможи обычно покупали коней итальянской породы мургезе, которые брали разбег быстро, но быстро и выдыхались, потому их и запрягали шестериком. А для русских просторов нужны были не только красивые, но и сильные, выносливые лошади. Вот граф Алехан и занялся выведением породы, которая получила название орловские рысаки.

Арабский жеребец Сметанка (картина крепостного художника конца XVIII века,
предположительно Гавриила Васильева, Музей коневодства, Москва)

В своем воронежском имении Алексей Григорьевич выстроил гигантский комплекс конюшен, жилье для 10 тысяч конюхов и их семей, школу, больницу. Он лично следил за генеалогией лошадей, вел родословные книги, давал им имена, присутствовал при вскрытии павших лошадей, чтобы выяснить причины болезней. Ни одну свою лошадь Орлов не отправил на живодерню — все они доживали свою жизнь в уютных стойлах, на полном овсяном довольствии. И хоронил их с почетом, на кладбище, с уздечкою и седлом.

«Природа дает нам жеребенка, человек делает из него рысака», — говаривал граф.
Историк русского коннозаводства Н.Граневский писал: «Граф Орлов-Чесменский доказал, что если упряжную лошадь упражнять в рысистых бегах и потом, следуя прежней системе, случать также с испытанной лошадью, и приплод снова упражнять, то через несколько удачных поколений и усиленных упражнений выйдет рысак или лошадь, от которой могут быть произведены лошади всех сортов для упряжи».
Выходит, граф Орлов задолго до Дарвина знал, что нужное качество у лошади можно воспитать, и оно в неизменном виде закрепится в потомстве.

Граф Орлов с Барсом I. Н. Свечков. Музей коневодства.
Знаменитый Барс-первый (родоначальник), темно-серой масти, с годами посветлевшей,
был внуком Сметанки. За довольно долгую для лошади жизнь он дал конному заводу Орлова
до девятисот жеребят, в том числе Холстомера, воспетого Львом Толстым.

Тридцать лет понадобилось Орлову для того, чтобы вывести известных теперь всему миру орловских рысаков, восемь различных пород лошадей он для этого использовал. Но в каждом орловце кровь Сметанки, и все они, если приглядеться, сохраняют сходство с далекими предками-арабами.

Порода вышла на удивление хороша, не зря тройки орловских рысаков стали символом России. Однако еще много трудов потребовалось, чтобы закрепить в породе ее отличительные черты, так образно описанные С.П. Жихаревым (1905 год):
«. Нельзя было налюбоваться на красоту этих коней: прямой, длинный, крутореберный стан на толстых и сухих ногах, шея, как тонкая лента, приподнималась высокой дугой и оканчивалась прекрасной головой, с огненными глазами навыкате и с пышными ноздрями.
Движение этих громадных коней было таким правильным, что топот их копыт представлял слуху какой-то размеренный такт, а на крестце рысака можно было поставить стакан воды, и она не расплескалась бы: так спокойна была поза летящего рысака, и одни только ноги быстро и правильно размеренным махом уносили рысака вперед».

А вот отрывок из очерка А.И. Куприна «Рыжие, гнедые, серые, вороные…»:

«… Посмотрите на чистопородного орловца. Что и говорить, писаный красавец! Рост огромный, сам серый в темных яблоках, голова — загляденье, глаз огненный, белый хвост до земли. Словом, картина, пряник! А как он бежит: шея круто собрана, передние ноги на ходу он выбрасывает круто вверх, чуть не до морды, да еще вышвыривает их от колен в бока. Восторг!»

На лошадях Орлов не остановился — вывел еще бойцовскую породу гусей, а орловские канарейки славились своим удивительным напевом. Так почему бы не присвоить Алексею Григорьевичу звание первого русского селекционера или даже генетика?

Прежде чем говорить о феноменальном арабском жеребце по имени Сметанка, необходимо воздать должное его владельцу Алексею Орлову, одному из пяти братьев Орловых, широко известных в российской жизни XVIII века. В 1762 году он сыграл выдающуюся роль в дворцовом перевороте, который возвел на императорский престол Екатерину II и сделал самого Орлова всесильным вельможей.
Граф Алексей Григорьевич Орлов (1737-1807) — личность могучая, противоречивая, разносторонне талантливая — значительную часть своей долгой жизни посвятил конному делу, или, как тогда говорили, «конной охоте». Целенаправленная селекционная деятельность в этой области, не говоря о прочих исторических заслугах графа, поистине обессмертила его имя.

Орлов-коннозаводчик поставил перед собой две труднейшие задачи. Первая из них состояла в том, чтобы вывести универсальную породу верховой лошади. Вторая была еще более сложной — создать ранее никогда не существовавшую рысистую породу, способную везти резвой широкой рысью любую повозку. Заметим попутно, что до Орлова в русском языке вообще не было слова ‘рысак».

Решить эти задачи можно было только в условиях хорошо оборудованного конного завода и, самое главное, при достаточно разнообразном и многочисленном конском составе высокого качества, необходимом для успешной селекционной работы. В 1764 году Екатерина II подарила Алексею Орлову подмосковное имение — село Остров, в 18 верстах к югу от Москвы, неподалеку от нынешней железнодорожной станции Люберцы. Орлов начал создавать в Острове на берегу Москвы-реки конный, или «конский», как тогда говорили, завод, который в середине 1770-х годов стал лучшим и крупнейшим в России; именно здесь началось создание знаменитых орловских рысаков. Первообраз будущего рысака Орлов провидчески разглядел в арабском жеребце. Поначалу граф задумал скрещивать арабских жеребцов с кобылами неаполитанской и датской пород. Но эти лошади, хотя и способные бежать рысью, не обладали нужной выносливостью и были излишне грузными. К тому же имевшийся в распоряжении графа выбор арабских жеребцов оставлял желать лучшего. Между тем Аравия, родина арабских лошадей, находилась под властью турецкого султана, и доступ к заветному племенному фонду был для российского селекционера практически закрыт.

Но тут разразилась русско-турецкая война 1766-1774 годов. Помимо операций на суше, была задумана грандиозная морская экспедиция: русский флот должен был обогнуть Европу и напасть на Оттоманскую Порту со стороны Средиземного моря; главное командование над флотом с 1770 по 1774 год было доверено Алексею Орлову. Проявив незаурядный флотоводческий талант, он одержал в этой кампании ряд блестящих побед, главная из которых — уничтожение турецкого флота в Чесменской бухте, после чего Алексей Григорьевич стал официально именоваться Орловым-Чесменским. Но, командуя флотом, Орлов не забывал об арабских жеребцах и посылал за ними доверенных людей в Египет и Сирию.

Всего граф приобрел 30 великолепных жеребцов и 9 кобыл, стоивших ему громадных денег, хотя некоторые были получены в подарок (за подаренных лошадей Орлов, в свою очередь, дарил дорогие меха). 12 жеребцов из 30, включая Сметанку, о котором речь впереди, и 9 кобыл были затем приведены в Остров. Остальные 18 жеребцов — подарены императрице и поступили в казенные конные заводы. Успеху в приобретении арабских лошадей способствовало уважение неприятеля к Орлову за его гуманное отношение к пленным: после Чесменской победы в руках у Орлова оказалось семейство командовавшего турецким флотом паши Гасан-бея, и в благодарность за скорое возвращение семьи в целости и сохранности Гасан-бей, тоже имевший свой конный завод, подарил Орлову после окончания войны первоклассных арабских лошадей. В их приобретении Орлову содействовали также его союзник, правитель Египта Али-бей, и сам турецкий султан. В то время, когда русский флот стоял у берегов Пелопоннеса, графу стало известно о том, что из Аравии через Египет в султанские конюшни Стамбула везут редкой красоты лошадь, которую до наступления мира укрыли на территории Греции. Орлов послал на разведку знающих людей, и они коротко доложили: ‘Такого еще не видано». Война уже закончилась победой России, и граф стал настоятельно просить турецкое правительство продать ему этого арабского жеребца. После длительных переговоров турки согласились продать лошадь Орлову, но за неслыханную по тем временам цену — 60 тысяч рублей. Чтобы представить значение этой фантастической суммы, достаточно сказать, что парадная запряжка из восьми лошадей стоила всего 2 тысячи.

Сделка состоялась в 1775 году. За серебристо-белую масть (по существующей ныне классификации она называется светло-серой) Орлов дал жеребцу имя Сметанный, а позднее за ним закрепилась ласковая кличка Сметанка. Под этим именем жеребец и вошел в историю русского коннозаводства. Кстати, так же назвали позже и единственную дочь Сметанки. Сметанка принадлежал к арабской чистокровной породе и в нем сохранились предания как о лошади исключительно совершенной во всех отношениях: по красивому типу и нарядному экстерьеру, по резвости и силе, по характеру и «натуральным способностям». Рост жеребца в холке был для арабской породы весьма высок: 2 аршина и 2,5 вершка, то есть 153,4 см. Жеребец отличался превосходными движениями на всех аллюрах, включая легкую, свободную и широкую рысь. Следует вспомнить восторженное высказывание опытнейшего специалиста того времени, ветеринарного врача государственных конных заводов Л.М.Эвеста о том, что Сметанка был лучшей арабской лошадью из всех, когда-либо виденных им.

Хранящийся ныне в Московском Музее коневодства портрет жеребца Сметанки, работы крепостного художника конца XVIII века (предположительно Гавриила Васильева) очень несовершенно передает черты экстерьера этой уникальной лошади. Но к одной особенности облика Сметанки, уловленной доморощенным живописцем, следует отнестись с полным доверием. Эта особенность — необычная для арабской лошади длина корпуса сравнительно с длиной конечностей, что придавало жеребцу сходство с упряжной лошадью. После смерти Сметанки загадка его удлиненного корпуса открылась. Оказывается, скелет жеребца имел один лишний (19-й) спинной позвонок и, соответственно с ним, добавочную пару ребер.
Скелет Сметанки был тщательно препарирован, смонтирован и в 1777 году помещен в музей Островского завода, причем это произошло на 12 лет раньше, чем Англия начала сохранять скелеты своих знаменитых скакунов (первым был скелет Эклипса, павшего в 1789 году). Долгое время считали, что скелет Сметанки погиб в Острове во время Отечественной войны 1812 года, но неожиданно выяснилось, что он сохранялся в музее Хреновского конного завода вместе со скелетами других знаменитых лошадей еще в 1650-х годах и только позже был окончательно затерян (возможно, просто выброшен равнодушной рукой тупых хреновских администраторов). Вернемся, однако, к 1775 году. Отправить исключительно ценного Сметанку в Россию морем, как всех других приобретенных в Турции лошадей, Орлов не решился и оставил его временно в Греции под надежной охраной. Едва возвратившись в Россию, граф снарядил за жеребцом экспедицию: старшего конюшего Ивана Никифоровича Кабанова, конюха Степана, двух толмачей (переводчиков) и полтора десятка солдат одного из гвардейских полков. С этим конвоем Сметанка добирался в Россию сушей в течение. полутора лет.

Турецкое правительство выдало на жеребца фирман (охранную грамоту) и прикомандировало, в качестве сопровождения до границ Оттоманской империи, янычарского офицера с тремя конными чаушами. В караване следовали еще солдаты и матросы, караулившие жеребца в Греции. Все ехали верхом, кроме конюха Степана, который пешком вел Сметанку в поводу. Недоуздок жеребца подбили для мягкости шелком на вате.
Маршрут похода проходил не по кратчайшему пути — через Румынию и Молдавию, так как опасались буджацких татар, кочевавших в степях Добруджи, а в северном направлении — через Грецию и Македонию, а затем Венгрию и Польшу. Караван двигался не спеша — примерно по 15 верст в день, кроме суббот и воскресений, когда устраивались дневки. Ночевали всюду в своих шатрах. Солдаты несли караул с заряженными ружьями: сопровождающие турки ведь тоже представляли определенную опасность. Как все молодые и сильные лошади, Сметанка спал стоя. Степан укладывался у него в ногах. Поначалу арабский жеребец отказывался от русской пищи, но вскоре привык. Особенно ему полюбился отборный овес, два мешка которого Кабанов привез из Подмосковья. Отведав этого овса, Сметанка уже не желал есть ячмень. Через полтора месяца пришли к Дунаю, где расстались с турками. На австрийской границе к каравану приставили двух конных жандармов. За Дунаем — Венгрия; кончились степи; вдоль реки Тиссы пришли к холодным Карпатским горам. На Сметанку надели попону, а шею замотали турецкой шерстяной шалью. В Польше, за рекой Сан, 1 октября был получен письменный приказ Орлова встать на зимние квартиры. Зимовали у князя Радзивилла, под городом Дубно. Весной 1776 года тронулись дальше и, наконец, в том же году прибыли в Остров.

Там 23 апреля, в день памяти святого Георгия Победоносца, старший конюх Степан вывел к церкви Сметанку, в честь которого был отслужен краткий молебен. Вместе с другими лошадьми Островского завода жеребца окропили святой водой.

Постепенно приучали Сметанку к упряжной работе: запрягали его в легкие дрожки, и с поддужной лошадью, скакавшей под всадником на уровне дуги рядом с рысаком, — выезжали на призовую дорожку, проложенную вдоль Москвы-реки, Сметанка шел широкой рысью, словно летел. Но главное назначение выдающегостя Сметанки состояло в использовании его как жеребца-производителя с целью создания новых конских пород. К сожалению, от него успели получить только одну ставку (жеребят-одногодок). Сметанка оставил после себя всего четверых сыновей: темно-серых Фелькерзама, Бовку, Любимца, серебристо-белого Полкана — и одну дочь: вороную с проседью Сметанку. Все они родились в 1778 году, уже после смерти своего отца.

Ведение завода в условиях Подмосковья, с его суровым климатом, обернулось для Орлова большими потерями: выводные западноевропейские и особенно южноазиатские лошади на пастбищах часто простужались и погибали; пал и Сметанка, уроженец жаркой Аравии, не выдержав более одной зимы и пробыв в Острове всего год с небольшим. Орлову пришлось искать для завода более подходящее место.

Еще в октябре 1776 года Екатерина II пожаловала графу А.Г.Орлову-Чесменскому 120 тысяч десятин земли в Бобровском уезде Воронежской губернии, включая поместье Хреновое близ реки Битюг, — идеальное место для устройства конного завода, который и был основан здесь в 1776 году. Перевод лошадей из Острова в Хреновое проводился постепенно с 1776 по 1778 год. Именно в Хреновском конном заводе наиболее широко развернулась коннозаводческая деятельность Орлова. Но Сметанки уже не было в живых.

Существует, между прочим, и неофициальная, полулегендарная версия гибели Сметанки, не подтвержденная документально. Вывел его однажды конюх Степан на водопой, а рядом оказались молодые кобылы. Начал горячий арабский жеребец беспокоиться и вставать на дыбы. Конюх же, после крепкой выпивки накануне, был не в духе. Сердито рванул он за чомбур (повод недоуздка), жеребец опрокинулся на спину, ударился затылком о каменную водопойную колоду и скончался. Конюх же Степан, опасаясь графского гнева, повесился в тот же день на чердачном сеновале. Из пятерых детей Сметанки в дальнейшем при выведении орловской верховой и орловской рысистой пород использовались фактически только Фелькерзам (Орлов назвал его в честь знакомого генерала) и Полкан. Фелькерзам I, полученный от выводной из Англии чистокровной кобылы Охотничьей, участвовал, наряду с детьми от бурого Салтана I, в создании орловской верховой породы.

Полкан I, рожденный от датской кобылы Буланой, сыграл основную роль в создании орловского рысака. Подлинным же родоначальником породы стал сын Полкана I и серой голландской матки №2 — Барс I, внук Сметанки, родившийся в 1784 году и переживший Алексея Орлова. В1875 году крупнейший специалист-ипполог В.И.Коптев в своем «Похвальном слове графу Алексею Григорьевичу Орлову-Чесменскому по случаю столетнего юбилея со времени основания им пород рысистых и верховых лошадей» сказал, что «все почти производители и матки рысистых лошадей восходят по родословным линиям до арабского Сметанки; а ровно его же потомство через казенное депо улучшает массы верховых и крестьянских лошадей».

В этом же «Похвальном слове» Коптев кратко сформулировал суть селекционной деятельности Орлова по созданию рысистой породы: «Он раздвинул сперва костяк арабского Сметанки широким строением костей сухой датской матки, подняв рост его при произведении Полкана I, от которого и заимствовал крутое нарядное движение рысью славившихся тогда фрисландских рысаков. Созданные им рысаки стали походить на изящного арабского коня, на которого смотрят в увеличительно стекло».

Коптев писал: «Признавая идеального арабского коня самостоятельным, совершеннейшим первообразом лошади, граф Алексей Григорьевич желал, не утрачивая красоты, благородства, силы и энергии, приспособить его к потребностям европейской жизни, увеличить объем его корпуса, усилить мускулатуру и, наконец, одеть его нежные, изящные члены более твердой броней плотных наружных форм против суровости северного климата». Эта задача была блестяще решена долголетней целеустремленной селекционной работой выдающегося коннозаводчика А.Г.Орлова-Чесменского, достойного благодарной памяти многих поколений российских коневодов и любителей лошадей. Не забудется и Сметанка — легендарный прародитель всемирно знаменитых орловских рысаков.

Среди российских пород орловский рысак занимает особое место. Эти лошади стали долгожданными не только для знатоков и любителей. Когда-то они серьезно улучшили ситуацию в транспортной сфере и защищали честь страны на соревнованиях. Сегодня эти кони сохраняют свои редкие качества.

Исторические данные

Орловских рысаков вывели в XVIII веке. Тогда лошади были основным средством транспорта. При путешествиях на большие расстояния кони сбивались на галоп. Этот тип езды быстрее, но имеет недостатки:

  • лошади раньше устают;
  • животные разбивают плечи;
  • экипажи сильно «штормит», они легче выходят из строя;
  • людям некомфортно, укачивает.
  • Европейские разновидности не могли помочь. Животные были тяжелыми, быстро выдыхались. Проблему решила новая отечественная порода.

    Выведением занимался граф Орлов А. Г., который искал лошадей для селекции в разных уголках мира. Использовал, например, голландских, неаполитанских, арабских. Решающую роль сыграл жеребец Сметанка. Граф и его талантливый помощник — Шишкин В. И. — использовали новаторскую систему тренировок и отбора молодняка.

    Легкоупряжная порода получилась крупной, красивой, выносливой и очень быстрой. Назвали новую родословную в честь графа — орловской.

    Это были кони на все случаи жизни. Орловская лошадь подходила для парадов, долгих переездов, сельхозработ и кавалерии. Благодаря отличной, привычной рыси животные долго не уставали во время бега, экипажи меньше трясло. Подобных пород в истории еще не было.

    Орловские лошади обладали большой скоростью. Иногда они показывали рекорды, в том числе — мировые. Эти рысаки распространились в Российской империи, продавались за рубеж. На международных выставках и состязаниях они были фаворитами.

    В конце XIX века к нам завезли стандартбрендную породу. Американские рысаки побеждали орловцев в бегах. В итоге многие русские коннозаводчики стали смешивать эти две породы.

    Ситуацию переломил чистый орловец Крепыш. Его победы заставили задуматься заводчиков. У орловских лошадей был потенциал, и их «реабилитировали».

    К тому же американские соперники выводились только для рекордов. Отечественные рысаки, помимо скорости, обладали еще и внешностью, характером, силой и другими преимуществами. Поражения отчасти объяснялись не генами, а недостатками тренировок и содержания. Например, ноги скакунов не защищали, что снижало результаты, калечило коней. Животных нередко избивали, проигрывали в карты.

    В советское время от заморских примесей окончательно отказались. Орловцы чистой породы стали крупнее. Многие показывали результаты лучше, чем у Крепыша.

    В 90-е конезаводы разорились. Орловские лошади умирали от голода или отправлялись на скотобойню. Родословная оказалась на грани вымирания. Спасли ее любители и специалисты из России, других стран СНГ, Франции. Сегодня численность орловцев постепенно восстанавливают.

    Описание

    Эти рысаки отличаются универсальностью. Хорошо выполняют самую разную работу, обладают красивой внешностью и особой грацией, обладают прекрасной рысью. Орловская порода лошадей считается сильной, настойчивой, умной и дружелюбной. Животные устойчиво передают свои гены следующим поколениям.

    Экстерьер и масти

    Орловские лошади отличаются большим ростом, сильным телосложением и стройностью. Двигаются быстро, плавно, легко и грациозно. К особенностям экстерьера орловских коней относят такие черты:

  • Пропорциональное, гармоничное тело. Вытянутый и широкий корпус. Прямая спина, прочные кости.
  • Высота в холке — примерно 161–170 см.
  • Средняя длина туловища по косой — 160 см.
  • Широкая грудь — около 180 см.
  • Небольшая голова с широким лбом. Вытянутая высокая шея.
  • Тонкие, но сильные ноги. Пясть в обхвате — около 20,3 см. Прочные копыта.
  • Широкий большой круп.
  • Густые грива и хвост.
  • Преобладающая масть — серая разных оттенков. Некоторые лошади — «в яблоках». Попадаются и другие масти: гнедая, вороная, рыжая, чалая.
  • Вес — 500–550 кг.
  • Встречается три типа рысаков: более легкий, массивный и средний. Разводят на разных конезаводах.

    Характер

    Пожалуй, главное в орловских лошадях — это дружелюбие и самоотверженность. Есть породы, которые хитрят во время работы: защищаются или просто ленятся. Орловцы к таким не относятся. Как правило, не отказываются от любой работы, пусть даже сложной или опасной. Выкладываются на 101%. Если хозяин выбрал непосильную нагрузку, лошадь не будет отлынивать и покалечится. Такое бывает, например, во время конкура при слишком высоких препятствиях.

    Орловский рысак — лошадь любопытная с хорошим интеллектом. Легко идет на контакт. Отличается уравновешенным, добрым, послушным характером.

    Конечно, это общее правило. Неважный характер встречается, как правило, при плохом обращении. Строптивое поведение — это способ защиты. Опытные мастера справляются и с такими животными.

    Орловские жеребцы и кобылы терпеливы. Выполняют большой объем работы и «не жалуются».

    Использование породы и современное состояние

    В царское время эти кони подходили «и под воду, и под воеводу». Их применяли:

  • в качестве транспорта — запрягали в повозки и надевали седло;
  • как рабочую силу на сельхозработах — запрягали в плуг, подводу;
  • в армии — для кавалерии, обозов;
  • на парадах, гуляниях — в тройках их, как правило, ставили коренниками (основными).
  • Орловцев часто упоминали писатели (Толстой Л. Н., Куприн А. И., Эртель А. И. и другие).

    Порода была популярна в Советском Союзе. В 2007 году российскую лошадь орловский рысак зарегистрировали в Минсельхозе. Наши известные конезаводы расположены в Воронежской, Московской, Пермской областях, в Алтайском крае.

    Сегодня орловских лошадей по-прежнему используют в спорте:

  • Две войны и 90-е отразились на работе, достижениях. Рысаки-орловцы по скорости не могут конкурировать с другими разновидностями. Для них проводят закрытые скачки. В 2000-х представители породы приносили в России больше прибыли, чем более быстрые русские и американские рысаки.
  • Применяют в конкуре. Хотя орловцы хорошо берут только малые и средние высоты.
  • В выездке. Но некоторым особям мешает особый рысачий галоп, хотя это исправляется.
  • В драйвинге.
  • Орловцев используют и в других областях:

    • В конном туризме. Знаменитая рысь и выносливость никуда не делись. На рысаках удобно ездить, особенно на большие расстояния.
    • Для прогулок верхом.
    • Для продажи на аукционах. Скакунов охотно покупают и разводят за границей.
    • На выставках.
    • В селекции — для улучшения других пород.
    • В 1997 году численность кобыл была около 800 голов. По правилам коневодства для нормального развития родословной нужно хотя бы 1 000. Тридцать лет назад генетические исследования показывали, что орловские лошади — нечто среднее между верховыми и тяжеловозами. Европейские породы ближе, чем арабские. Сегодня основные качества коней сохранены.

      Про орловских скакунов снимают фильмы. Например, это «Рысак» 2005 года выпуска. Коней изображали на марках России, Украины, Азербайджана, Танзании и других государств.

      Содержание и уход

      В царское время орловская рысистая порода лошадей встречалась на всей территории страны, за исключением крайних северных, пустынных районов и гор.

      Скакуны легко привыкают к новым условиям, неприхотливы. Пища — стандартная. В содержании тоже придерживаются обычных правил:

      1. Выбирают помещение без острых углов, с полом без ямок, щелей. Регулярно проветривают и поддерживают чистоту.
      2. После работы орловского коня вытирают. Это защищает от простуды.
      3. Каждый день чистят шерсть.
      4. Контролируют копыта: чистят, смазывают, меняют подковы.
      5. Дают лошадям умеренные нагрузки на свежем воздухе. Перенапряжение ведет к повреждениям лучевых нервов, травмам сухожилий.

      Знаменитые жеребцы орловской породы

      Началась история этих лошадей со Сметанки. За жеребца отдали гигантскую сумму — 60 000 рублей серебром. Он был рослым, белым с серебром, покладистым. Считается, что Сметанка относился к арабской породе. Обладал длинным корпусом, что важно для хорошей рыси. Имел лишний — 19-й — позвонок и дополнительное ребро к нему.

      Жеребец погиб, не прожив и года в России. Его сын Полкан I и датская кобыла «родили» Барса I, которого считают первым представителем орловской породы. Жеребец 17 лет продолжал новый род на Хреновском заводе в Воронежской области. Его кровь течет во всех современных лошадях орловской породы. Скакун был серым, большинство потомков — тоже.

      Еще одна ключевая фигура — Крепыш. С конца XIX века после поражений орловцев на соревнованиях в представителей породы уже никто не верил. Крепыш неожиданно победил в 1908 году. Дальше чемпион устанавливал рекорды и был назван «лошадью столетия». О нем даже сняли фильм.

      Известен также орловский жеребец Пион. Считался тогда самым красивым. Три раза признавался чемпионом породы в Советском Союзе (ВСХВ). Пион установил несколько рекордов. Один из них (3 200 м) не побит орловскими лошадьми до сих пор. Правда, это время улучшили два жеребца других пород. Пион прославился как производитель — ни у кого больше нет столько потомков-чемпионов. Почти все рекорды родословной установлены ими.

      Есть много известных орловских лошадей. Хотя более скромные жеребцы и кобылы тоже радуют хозяев и приносят пользу. Благодаря стараниям поклонников породы орловцы сохранились и по-прежнему популярны.

    admin

    Наверх