Клички для лошадей на казахском

Табуны отборных серопегих лошадей, принадлежащие хану Кобикти, разбившись на десятки косяков, выпасались в ночном у берега озера Куба, богатом зеленым тростником. Кобланды и Караман выскочили на них под самое утро, и по тамгам, чернеющим на крупах животных, признали в них лошадей, уведенных из казахских аулов. Батыры, не мешкая, стабунили лошадей и погнали их в сторону Кызылкала.
Среди лошадей, попавших в руки батыров, находился знаменитый тулпар по кличке Тарлан, на котором ездил только сам хан Кобикти, считавшийся даже в старости могучим, никем не превзойденным воином. Не успели Кобланды и Караман отъехать далеко, как Тарлан отделился от остальных лошадей. Длиннохвостый и густогривый, сивый тулпар искоса, с недоверием поглядел на всадников и, подняв сухую длинную голову к небу, зевнул во всю пасть. Потом гулко заржал и, держа хвост на отлете, как это могут делать только кони с богатым густым хвостом, во весь опор помчался назад, к городу. Оба батыра бросились вдогонку за тулпаром, но безнадежно отстали. Кобланды натянул поводья, вспомнив слова Корткаслу о том, что Тайбурылу, чтобы стать истинным тулпаром, не хватило сорока трех дней. Он повернул назад, понимая, что гнаться за Тарланом ему нет никакого смысла.
Путь лежал неблизкий, солнце припекало, и Кобланды решил переждать зной и немного отдохнуть. Батыры загнали табун в одно из ущелий. Кобланды разнуздал Тайбурыла, положил под голову седло и уснул, а Караман остался на карауле, чтобы враг не застал их врасплох.
К тому времени Тарлан достиг города, и по его встревоженному виду старый Кобикти догадался, что на его отборные табуны напал противник. Он оседлал Тар лана, рвущегося в бег, прижал бедром к боку коня палицу с окованным набалдашником величиной с конскую голову и, молча, грозно хмуря брови, тронул поводья.
Старый воин знал степь, как свои пять пальцев, да и след огромного сводного табуна отпечатался широкой полосой, лежал перед ним, словно белая накатанная дорога. Не подоспел полдень, когда хан Кобикти увидел своих лошадей, сбившихся в ущелье. Вне себя от ярости, он направил коня к Караману, стоявшему на часах, охраняя табун.
— Эй, ты что, полагаешь, в моей стране перевелись батыры и можно гулять по ней безнаказанно?—закричал Кобикти, обращаясь к Караману.— Иль думаешь, тут скот ходит без присмотра и его можно спокойно прибрать к рукам? Кто ты таков, что посмел нарушить мой покой? Или ты из тех, кто ищет несчастья на свою голову? Если оно так, то ты не промахнулся! У меня от безделья давно руки чесались. Сейчас я сверну твою хилую шею.
— Эй, Кобикти!—ответил ему Караманбатыр.— Ты пошире раскрой свои узкие глаза, может быть, тогда поймешь, кто стоит перед тобой! Пришел час расплаты, Кобикти! Разве не ты, Кобикти, поверг мою мирную страну в бездну горя и слез? Разве не ты, Кобикти, пустил огонь в мои зеленые луга и превратил их в пустыни? Если я и угнал табун серопегих, то лошади эти были нашим достоянием! Теперь осталось убить тебя самого, чтобы избавиться от извечного врага!
Караман дал коню шенкеля и устремился на хана Кобикти, молча выслушавшего его слова. Но ударить хана копьем он не успел: Кобикти одним взмахом палицы выбил оружие из его рук. Караман ловко повернулся в седле и схватил хана за предплечье. Кобикти тоже был не из слабых — сгреб Карамана за шею. Долго боролись оба воина, пытаясь стащить друг друга с седла. Одно время Караман начал было подминать Кобикти под себя, но от тяжести двух громадных батыров конь его упал на колени, и Кобикти вырвался из его рук. И не только вырвался, а успел в мгновение ока перетащить Карамана к себе, прихватил его ногой и намертво прижал его путлищами к боку своего коня. Не успел Караман опомниться, как Кобикти заковал его руки и ноги в стальные кандалы и бросил наземь.
Кобланды спал невдалеке, на расстоянии длины аркана и, конечно, хан Кобикти услышал его богатырский храп, раздававшийся изза камней. Он пустил Тарлана крупным шагом, приблизился к спящему Кобланды и, увидев его необычайно могучее тело, невольно остановился.
«Да, сложен, как лев!—подумал Кобикти, чувствуя, как его охватывает беспокойство. Пожалуй, его нужно брать сонного! С таким нелегко будет справиться, если проснется и возьмется за оружие».
Хан Кобикти накинул на Кобланды девятислойную стальную сеть и туго спеленал его. Забрал все оружие и доспехи Кобланды, сложил их в стороне и только после этого ткнул копьем спящего батыра, заорал:
— Вставай! Быстро.
Кобланды даже не пошевелился во сне. Он и не почувствовал звериного окрика Кобикти, от которого содрогнулась земля. Кобикти воткнул острие копья в тело Кобланды на целых полвершка, и только тогда батыр открыл глаза и спросонья потянулся, отчего лопнули пять из девяти слоев стальной сетки, которой он был стянут. Кобикти это поразило. Поразило, но не вызвало в нем жалости. Он свесился с седла и заковал руки и ноги батыра еще и в кандалы. Не помешает, подумал осторожный старик. Затем отогнал в табун скакунов, на которых ездили Кобланды и Караман, вернулся с крупным крепконогим жеребцом, навьючил обоих батыров на него и не спеша направился к городу.
В час полуденной молитвы хан Кобикти въехал в крепостные ворота и, остановившись у дворца, окликнул дочь Карлыгу — нежнолицую девушку с тонким красивым носом и карими глазами.
— Карлыга, ты дома, солнышко мое?. Проследи, чтоб отвели в темницу этих двух несчастных, дерзнувших назваться моими врагами! Бог даст, прибудут сваты, сыграем твою свадьбу и, когда ты отправишься в дом мужа, они — эти двое — будут сопровождать караван, навьюченный твоим приданым. Они станут твоими рабами! Не жалей их! Держи в черном теле и изредка корми сушеным куртом, чтобы стали смирными и послушными!
Карлыга подошла, плавно ступая, взглянула на связанного Кобланды, и у нее от волнения перехватило дыхание. Она замялась, трепет, родившийся в груди, ударил огнем в лицо, алый румянец залил ей щеки. Но девушка быстро взяла себя в руки. Не проронив ни слова в ответ отцу, Карлыга отвела обоих пленников в каменную темницу.
Хан Кобикти, опьяненный удачей, в тот же час собрал горожан и объявил:
— Я пленил знаменитого казахского батыра Кобланды, и теперь нет никого, кто смог бы противостоять мне! Вся казахская земля, все богатство казахов теперь в моих руках! В честь победы над батыром Кобланды повелеваю сейчас же начать пир.
— Войдя во дворец, Кобикти вызвал к себе единственного сына Биршимбая, чтобы переговорить с ним наедине.
— Сын мой, Биршимбай, зажглась и твоя звезда!—обратился к нему хан Кобикти.— То, что ты молил у неба, сбылось на земле! Немедленно отправляйся к джунгарскому хану Алшагыру, сообщи ему об участи Кобланды! Алшагыр будет на седьмом небе от твоей вести. А в подарок за радостную весть проси у него руки его сестры Каникей, в которую ты давно влюблен!—Кобикти довольно рассмеялся.— На этот раз он расщедрится.
Биршимбай, не откладывая поездку надолго, поспешил к джунгарам.
Карлыга вернулась во дворец сама не своя. С того самого мгновения, как она увидела казахского батыра Кобланды, сердце юной девушки потеряло покой. Ее словно коснулся горячий огонь. Перед взором стояло гордое и красивое лицо Кобланды, которому теперь была уготована горькая, унизительная участь узника. Девушке стало жаль джигита. Неожиданно она вспомнила предсмертные слова матери своей Гулаим, которые несчастная женщина долго берегла в глубине души:
Милая дочь, зеница моих очей! Ты должна знать, что меня еще девушкой насильно привезли сюда из казахской степи. Всю жизнь я скучала, рвалась в родные края, но мне не довелось увидеть родину хотя бы краешком глаза. Я умираю от тоски, доченька!—Гулаим говорила, задыхаясь, с трудом, и в голосе ее слышалась мольба.— Заклинаю тебя: если ты считаешь меня своей матерью, найди свою настоящую родину! Там живут наши родственники. Твой отец Кобикти подверг меня жестоким мучениям. На моих глазах он заколол копьем мою родную мать и насильно увез меня на чужбину. Потом родилась ты, доченька. Если ты уважаешь меня, свяжи свою судьбу с какимнибудь казахским джигитом. Это мое единственное желание, доченька.

То ли запали в душу стенания матери, то ли ударил срок, когда девичье сердце томится и ждет, ищет чтото свое, сокровенное, но всю ночь Карлыга не сомкнула глаз. Ее било словно в лихорадке. Пуховая подушка до утра не раз окропилась горячими слезами.

«Арыстан а? патшасы, жылкы мал-патшасы» — «Лев царь зверей, конь — царь домашнего скота», «Ер ?анаты — ат»- «Крылья батыра — конь», «Жігітті? сорлысын, атты? жолдысы те?естіреді»- «Неудачливого джигита выручает удачливый конь»- так говорят народные поговорки.

Казахи очень ценили и берегли коней, любовно называли их «есті жануар» — «мудрым животным», «тілсіз адам» — «безъязыковым человеком», «человекоподобным зверем», своих горячо любимых детей называли лошадиными прозвищами: «жеребенок мой», «жеребеночек мой», «??лыным-??лынша?ым»; справедливого и честного человека именовали «аргамаком», и самого коня называли человеческими именами, давая теплые человеческие прозвища «?ара?ым» — «зрачок моих глаз», «шыра?ым» — «светоч ясный» и т.п.

В начале XIX в. у изголовья рожениц вешали плетку известного человека по имени Дильдебай, жившего в Жетысу. Верили, что его камча обладает волшебной силой. Во время родовых схваток женщин били этой плетью по спине. Дильдебай говорил: «Если даже народ не будет уважать меня, будет уважать мою плеть». Подобное лечение плетью применялось не только шаманами, но и некоторыми местными докторами.

В Старшем жузе (Жетысу) при рождении ребенка спрашивают: «?ойшы ма, жыл?ышы ма?», «Чабан или табунщик?». Это завуалированный, иносказательный вопрос, который интерпретируется так: «Сын или дочь?». Чабан — значит сын, т.е. тот, который пасет овец. Табунщик — это дочь. По обычаю, для выкупа невесты в качестве калыма выплачивалось 47, или 37, или 27, и далее 17, или 9 лошадей. Поэтому дочь считается табунщиком, который приводит в дом к родителям лошадей.

В Среднем же жузе, желая узнать, есть ли у хозяев сын, спрашивают: «Ат байлары? бар ма еді?» — «Есть ли кому привязывать к коновязи лошадей?», «??йры?-жалы? бар ма еді?» — «Есть ли грива и хвост (потомство)?».

Когда перерезают пуповину ребенка, пуповину мальчика заворачивают в тряпочку и привязывают к гриве жеребца или к рогам барана-производителя. Это связано с желанием родителей, чтобы их сын стал человеком, умеющим выращивать и разводить скот. Пуповину девочки хранят в сундуке, чтобы она стада искусной рукодельницей.

После сорока дней ребенка переносят через стремена лошадей знаменитых людей: акынов, красноречивых ораторов и батыров — «?зенгіден ?ткізу». Человек, сидящий на лошади, вытаскивает правую ногу из стремени. В этот момент ребенка в пеленках проводят через петлицу стремени. Вместе с ребенком проводили через стремена и щенков породистых собак. «Собака — одно из семи сокровищ», — гласит казахская пословица. Согласно некоторым материалам, обычай «Проведение ребенка через стремя» или «?зенгіден ?ткізу» встречается чаще в Восточном Казахстане, Алтае, Тарбагатае по сравнению с другими районами.

Верили в то, что тот, кого провели через стремена, будет счастливым. Также такой обычай встречается и в Центральном Казахстане в отличие от Западного, где он не встречается вообще. «След ангела» или «Періштені? ізі» — так называется горсть земли, на которой оставался отпечаток конского копыта. Эту горсточку земли клали в тряпочку и под подушку ребенку в колыбель или же добавляли щепотку земли в воду, в которой купали ребенка, так как такая вода считалась целебной. Существуют расхожие мнения по поводу того, из под копыта какой лошади берут землю, однако не малое количество информаторов ответила, что только от хорошей, чистокровной.

Так, исходя из вышеизложенного становится очевидным факт наивысшего почитания коня среди казахов по сравнению с другими домашними животными.

Ахмет Токтабай «Культ коня у казахов», KazIzdat-KT, 2004, 121 с.

Профессор С.В. Афанасьев
художник В.Н. Ляхов

Предисловие

Лошадь как тяговая сила даже при высоком уровне механизации в крупном социалистическом сельском хозяйстве имеет большое значение. Она используется для всевозможных перевозок, на целом ряде полевых работ, на лесоразработках. Поэтому партия и правительство неоднократно указывали на необходимость правильного сочетания лошади с механической тяговой силой.

Партия и правительство в целом ряде постановлений указали меры по восстановлению и дальнейшему развитию коневодства, количественному росту и качественному улучшению поголовья лошадей. В директивах XIX съезда партии по пятому пятилетнему плану развития СССР на 1951-1955 годы предусмотрено увеличение поголовья лошадей на 10-12°/о, в том числе в колхозах-на 14-16%.

Нет ни одной страны, столь богатой разнообразием конских пород, как Советский Союз. Но несмотря на это многообразие, процесс породообразования в СССР не только не затухает, но еще более усиливается. Крупные социалистические хозяйства — конзаводы, совхозы и колхозы, социалистические методы труда и внедрение в практику передовой мичуринской науки — вот основные факторы, способствующие быстрому созданию новых ценных отечественных пород лошадей, отвечающих современным требованиям.

Основательное знание породного разнообразия наших конских ресурсов- необходимо каждому специалисту сельского хозяйства. Поэтому коневодство является обязательной дисциплиной в сельскохозяйственных вузах и техникумах.

При преподавании курса коневодства ощущается острый недостаток в наглядных пособиях. Настоящий Альбом несколько восполнит этот пробел и поможет лучше иллюстрировать лекции и практические занятия, посвященные данному разделу. Наличие описания происхождения, типов, экстерьера, производительности лошадей в разрезе отдельных пород дает возможность использовать Альбом как учебное пособие для студентов зоотехнических институтов и факультетов и для преподавателей зооветтехпикумов. Альбом будет полезен и для курсов по переподготовке районных зоотехников по коню, а также для всех специалистов, работающих в области коневодства.

В Альбоме даны рисунки и описание большинства (39) конских пород, которые разводятся в Советском Союзе. По разным причинам авторы опустили описание 6 пород: финской, карабахской, тувинской, тушинской, азербайджанской (казахской) и мегрельской. Этими причинами являются: очень скромная роль породы в улучшении местного коневодства (финская), чрезвычайно малое количество представителей породы (карабахская), усиленное скрещивание с другой улучшающей породой (азербайджанская) или узко локальное значение породы (тушинская, мегрельская) и пр. Опуская эти породы, авторы считали целесообразным поместить рисунок и описание монгольской лошади, оказавшей в свое время влияние на ряд наших отечественных пород.

Порядок описания пород принят следующий: вначале даны верховые породы, за ними легкоупряжные, далее рабочие и, наконец местные (аборигенные).

Этот порядок вызван необходимостью ознакомить читателя сначала с теми породами, которые оказали или до настоящего времени оказывают влияние на ряд других пород, описываемых дальше. Если бы мы приняли другой порядок и, например, вначале дали бы описание местных пород, а затем верховых, упряжных и рабочих, то, как только пошла бы речь об улучшении местных пород путем скрещивания с культурными породами, читателю пришлось бы в каждом случае заглядывать вперед, чтобы составить себе представление об улучшающей породе.

С целью более наглядного сравнения представителей отдельных пород между собой даны рисунки лошадей одного пола (жеребцы). Если бы авторы встали на другой путь, и одна порода была бы представлена жеребцом, а другая кобылой, то половой диморфизм мешал бы составить представление о чисто породных различиях. При решении вопроса, принять ли за основу рисунки жеребцов или кобыл, предпочтение было отдано жеребцам, поскольку намечалось дать рисунки и ряда жеребцов — родоначальников или главнейших продолжателей современных линий. Разумеется, наиболее желательным было бы помещение по каждой породе рисунков жеребца и кобылы, по это было бы связано со значительным увеличением Альбома. Однако по главнейшим и наиболее распространенным улучшающим породам даны рисунки в кобыл. По легкоупряжным породам помещены рисунки представителей отдельных линий.

Все рисунки сделаны с фотографий. Выбор фотографий и рекомендации изображать ту или иную лошадь как представителя данной породы в ряде случаев производились виднейшими специалистами по каждой породе.

При описании пород выдерживается следующий план: значение породы, происхождение и ареал распространения, экстерьер и промеры, работоспособность, племенная работа и, наконец, перечень областей, краев и республик, где данная порода принята в качестве улучшающей. По главнейшим улучшающим породам дано описание линий.

В тексте сделаны следующие сокращения, обычно принятые в государственных племенных книгах.

При указании рекордов минуты от секунд отделяются точкой, восьмые доли секунд отделяются от целых секунд запятой. Например, 2.10,2 следует читать 2 м. 10 и 28 сек. Если у лошади после клички ставится б/р — то это означает «без рекорда», а н/б — «не бежала».

Клички родителей лошади ставятся в скобках, через тире. Например: Квадрат (Пролив — Керамика), т, е. Пролив — отец Квадрата, а Керамика — мать Квадрата.

Величины промеров отдельных лошадей приводятся в скобках, например: Румб (161- 177-215-25), число 161 это высота в холке. 177 — косая длина, 215 — обхват груди, 25 — обхват пясти; все промеры в сантиметрах. Если в скобках помещено три числа, например (160-182-20), то это следует понимать так: высота в холке 160 см, обхват груди 182 см, обхват пясти 20 см.

В родословных сделано сокращение наименований мастей: рыж.-рыжая, ворон.- вороная, гнед. — гнедая, бул. — буланая, кар. — караковая, сер. — серая, чал. -чалая.

Если перед кличкой лошади поставлено число, например 859 Удачный, то это означает номер этой лошади по ГПК.

Авторы считают своим долгом принести глубокую благодарность рецензентам В. И. Калинину и В. О. Липпингу за товарищескую помощь и ценные замечания и всем научным и практическим работникам по коневодству, любезно предоставившим материалы и фотоснимки.

Авторы обращаются с просьбой к читателям присылать свои замечания и пожелания по адресу: Ленинград, Невский проспект, 28, Сельхозгиз.

Верховые породы


Арабская порода

Значение арабской лошади в коннозаводстве.

Из всех древних конских пород Востока бесспорно наибольшее значение в мировом коннозаводстве получила чистокровная арабская лошадь. На всем земном шаре не найти ни одной страны, которая не использовала бы арабскую лошадь для своего коннозаводства. И это не случайно: ярко выраженный восточный тип, выдающиеся по красоте я дельности формы, прекрасные верховые качества, замечательная выносливость и работоспособность арабских лошадей привлекли к ним симпатии деятелей коннозаводства всего мира. Лучшие верховые и упряжные породы были созданы при непосредственном использовании арабской лошади или пород, выведенных при ее значительном влиянии.

Арабская лошадь была широко использована при выведении ряда наших отечественных пород. В формировании наиболее распространенной русской породы — орловского рысака- большую роль сыграли арабские лошади. Великолепный по формам арабский жеребец Сметанка является отцом Полкана 1-го и дедом родоначальника орловских рысаков Барса 1-го. Помимо Сметанки, неизгладимый след в создании орловской рысистой породы оставили арабские жеребцы Салтан 1-й, Старик, Цесарбей и ряд арабских кобыл.

Не меньшее значение имели арабские производители в возникновении орловской верховой и растопчинской пород, дослуживших основой для орлово-растопчинской породы. Кличками Сметанки, Салтана 1-го, Салтана 2-го, Цесарбея заполнены родословные лучших представителей орловской верховой породы: Ашонка, Яшмы 1-го, Яшмы 2-го, Фаворита 1 . , Фаворита 2-го, Фабия и др. Родословные лучших растопчинских лошадей тоже достроены либо на инбридинге арабского жеребца Каймака (Жулак; Тужилка, 1821 г.;

Феникс, 1826 г. и др.), либо на кроссе арабского Каймака с арабским Ришаном (Пострел, 1831 г.).

Стрелецкая порода создана путем скрещивания лошадей арабской, чистокровной верховой и орлово-растопчинской пород, при доминирующем влиянии арабской породы. С точки зрения происхождения стрелецкая лошадь является высококровной арабской.

Одна из самых молодых отечественных пород, терская, точно так же в значительной мере несет в себе арабскую «кровь», прилитую как стрелецкими жеребцами и кобылами, так и непосредственно арабскими жеребцами (Кохейлан IV, Кохейлан V, Ардаган, Насим, Расим, Марош, Иркутск) и арабскими матками.

На донскую породу лошадей в период ее формирования оказала влияние арабская лошадь как непосредственно, так и через орлово-растопчинскую и стрелецкую породы.

Наконец, на иомудскую и особенно карабаирскую породы также оказали влияние арабские лошади.

Арабская порода сыграла крупную роль и в коннозаводстве Западной Европы. Чистокровная верховая порода своим возникновением в значительной мере обязана арабской, а через чистокровную арабские лошади косвенно влияли почти на все культурные верховые и упряжные породы Западной Европы и заокеанских стран. Но не только через чистокровную, а и непосредственно арабская порода оказала большое влияние на породы Румынии, Венгрии, Австрии, Франции, Италии, Испании, Турции, Сирии, Египта, Индия и др.

Происхождение.

Родиной, или точнее местом, где оформилась арабская порода, считается Аравийский полуостров, в частности территория между 30 и 23° северной широты и 40 и 48° восточной долготы. Эта территория носит название Неджда. С севера она ограничивается пустыней Нуфуд, с востока второй пустыней Нуфуд, с юга пустыней Руб-эль-Хала и с запада пустыней Ша-Ра-Ра.

О происхождении арабской лошади нет единого мнения. В одном из древних описаний. Аравии, относящемся к 1500 г. до н. э. (Слиаб), говорится о великолепном коне пустыни. Однако об арабском коневодстве до VI в. н. э. ничего не было слышно и экономического значения лошадь Аравии в то время не имела. Передвижение производилось на верблюдах, на них же арабы отправлялись в поход.

Слава арабской лошади начинается со времен Магомета, который привлек к ней внимание всего населения.

Быстрый расцвет коневодства Аравии, имевшей до этого, видимо, незначительное количество лошадей, свидетельствует о том, что лошадь была завезена извне и истоки происхождения арабской лошади следует искать за пределами Аравии. Наши исследования дают нам право предполагать, что арабская лошадь ведет свое начало от лошадей несейско-персидской группы. Наибольшей популярностью среди восточных лошадей в VII-IV в. до н. э. пользовались несейские, или нисийские, лошади. Геродот и Страбон высоко оценивали формы и качества несейских лошадей и указывали на их влияние на конское поголовье Персии.

Хотя происхождение несейской лошади остается неизвестным, но, как и всякая порода, она являлась продуктом многолетнего и целеустремленного человеческого труда.

«Животные и растения, которых обыкновенно считают продуктами природы, в действительности являются продуктами труда не только прошлого года, но в своих современные формах и продуктами видоизменений, совершавшихся на протяжении многих поколения под контролем человека, при посредстве человеческого труда». ( Маркс, Капитал, т. I, стр. 188, 1949.)

Несейские лошади, попав в Персию, под влиянием подбора, упражнений и экологических условий диференцировались в основном на два типа. Для боевых колесниц, имевших те времена огромное значение, требовалась лошадь крупная, костистая, темпераментная в обладающая упряжным складом. Для этой цели отбирались лошади с удлиненным корпусом и тяжелой, костистой (рысистой) ногой.

Специальная тренировка (упражнения), естественноисторические условия равнин я соответствующий подбор содействовали успеху в работе по созданию боевого коня колесниц. В результате весейская лошадь под влиянием комплекса воздействовавших на нее факторов подверглась изменению и приобрела тип лошади длинных линий с удлиненной спиной, свойственный лошадям упряжного склада; этот тип и явился прообразом современной ахалтекинской лошади.

Если одна часть весейских лошадей под влиянием направленного воспитания, упражнений, отбора, подбора и естественно-исторических условий равнин подверглась изменению и приобрела упряжной склад, то другая часть весейских лошадей, попав в условия горного ландшафта, использовалась в основном как верховая и вьючная лошадь и в результате приобрела другие черты. Основными требованиями к этой лошади были способность быстро скакать под всадником и передвигаться по горному рельефу. Для этой цели от лошади не требовалось ни большого роста, ни мощного склада, ни удлиненности корпуса; наоборот, для передвижения по гористой местности под верхом и вьюком более пригодна небольшая, ловкая, короткоспинная лошадь с малой площадью опоры. Помимо направленного отбора и племенного подбора, наиболее соответствующих по этим признакам лошадей и, наконец, специальной тренировки, большую роль в создании лошади этого типа сыграло воздействие окружающей среды — горное солнце, атмосфера горных высот и пр. Эти естественноисторические условия создали гипогипофизарный тип с укороченной лицевой частью, широколобый, с большими на выкате глазами, приземистый, на короткой ноге, с округлыми формами. Если бы удержались те способы боя с колесницами, которые в то время имели такое широкое распространение, этому типу лошади не суждено было бы играть мировую роль в истории коневодства и коннозаводства. Но время выдвинуло новые формы войны и сражений: колесницы отжили свой век, и на арену вышла конница в современном понимании этого слова. От лошади конницы требовали резвой скачки, ловкости, собранности корпуса и выносливости. Поэтому, естественно, все взгляды устремились в сторону лошади гипогипофизарного тина, и этот тип стал постепенно вытеснять прежний тип лошади — длинных линии.

Появилась необходимость вести подбор с учетом желательных признаков, с обращением особого внимания на производительность, поэтому как персы, так и, особенно, парфяне повели отбор по резвости скачки. Скачки у парфян получили широкое распространение и, как указывает Плиний, в случку допускались лошади известного происхождения, зарекомендовавшие себя победами на скачках.

Такая целеустремленность в работе увенчалась созданием замечательной верховой лошади, сыгравшей громадную роль в завоевательных войнах Персии. «Организованная Киром персидская армия имеет в своем составе конницу, являвшуюся страшным оружием, перед которым колесничие и колесницы отступали на задний план. Атака персидской конницей считалась в эту эпоху непреодолимой» *. (История древнего мира, т1, стр.415,1937)

После завоевания Ирана арабами множество персидских лошадей в качестве трофеев попало в Аравию. Племенная работа, проведенная арабами с введенным поголовьем, завершилась созданием арабской породы.

Арабы не испытывали своих лошадей на ипподромах, по жизнь арабов, изобиловавшая войнами, а в дальнейшем постоянными набегами, способствовала тренировке и отбору лошадей по резвости. Это качество было необходимо, так как только быстрые кони могли содействовать успеху стремительных, неожиданных атак и быстрому отступлению.

Отбор по экстерьеру (которому и современные бедуины придают особое значение) и резвости, а также воздействие географических и климатических условий, особенно гористого Неджда, и, наконец, наследование особенностей, приобретенных в результате упражнений на быстрых аллюрах, закончили формирование коня пустыни — apaбского скакуна.

Центром арабского коневодства являлся Неджд, однако примерно 250 лет тому назад с выселением из Неджда бедуинских племен шоммар и аназе, арабская лошадь распространилась по всей центральной и северной Аравии. Так как лучшие пастбища находятся в северной части Аравии, то это обстоятельство сказалось на качестве выращиваемой лошади — лучшие арабские лошади чаще встречаются именно здесь; лошади Неджда отличаются более мелким ростом.

В Аравии коневодство ведется довольно примитивно: заводских записей не ведут, происхождение лошадей передается изустно от родителей к детям. Бедуины интересуются только родословной кобыл, так как только кровные (азиль) жеребцы допускаются бедуинами в случку, а потому, если удостоверена кровность матери, то уже не может быть сомнений в кровности данной лошади. Бедуины обычно ездят на кобылах, жеребцы же в большинстве еще в молодом возрасте поступают в продажу.

Кобылы случаются в 3-летнем возрасте. За месяц до выжеребки и на такой же срок после нее кобылы освобождаются от работы. Новорожденного жеребенка привязывают за шею или за заднюю ногу к приколу палатки и держат на привязи, пока его мать пасется пли когда на ней куда-либо уехали.

Со второго месяца жизни и вплоть до 6 месяцев сосуна подкармливают козьим молоком. С 6 месяцев до года жеребенка поят верблюжьим молоком и кормят моченой пшеницей и травой. Годовику дают пшеницу и траву. С двухлетнего возраста молодняк поступает в работу и кормится ячменем и травой.

В течение большей части года кобылы кормятся впроголодь, так как зерна им не дают и только в крайнем случае спаивают верблюжье молоко. Зимой лошади обрастают шерстью, имеют лохматый вид и не чистятся до весны, пока не вылиняют. Весной кобылы выглядят особенно истощенными и жалкими.

До XVIII в. привод арабских лошадей в Россию был ничтожен. Значительные группы арабских лошадей впервые были завезены в 70-х годах XVIII в. А. Г. Орловым-Чесменским и в начале XIX в. Ф. В. Растопчиным с целью выведения новых пород. В XIX в. начинает усиливаться интерес русских коннозаводчиков и государственного коннозаводства к арабской лошади. Создаются заводы, ставящие задачу разведения чистокровных арабских лошадей; кроме того, арабские лошади широко используются для выведения новых верховых пород — орлово-растопчинской и стрелецкой.

Империалистическая война, а затем и гражданская почти полностью уничтожили племенной фонд арабской лошади. С 1925 г. в Терском конзаводе началось создание арабского отделения. Сюда перевели сохранившихся стрелецких лошадей, а, кроме того, здесь разместили арабских лошадей, вывезенных из Франции, Венгрии, Турции, Англии и Польши. В результате был создан конезавод выдающихся по качеству арабских лошадей.

Экстерьер.

Современная арабская лошадь чрезвычайно эффектна по экстерьеру. Короткая голова, широкая вверху и остро суживающаяся к ноздрям. Высокий, щитовидной формы, выпуклый и в то же время широкий лоб. Большие глаза на выкате, веки черные, блестящие, спинка носа чаще вогнута, но может быть прямой, а иногда и выпуклой. Ноздри большие, губы тонкие, расстояние между ганашами широкое. Уши стоячие и очень подвижные. Челка и грива не густые, шелковистые. Голова очень сухая, кожа тонкая, через кожу хорошо проступают контуры кровеносных сосудов. Шея прямая, но с приятным изгибом, отлично поставлена. Холка средней высоты, длинная, грудь широкая и глубокая, ребро крутое. Лопатка довольно прямая. Спина достаточной длины, но часто мягковата. Поясница короткая и необычайно прочная. Подвздох короткий. Круп прямой или умеренно спущенный. Хвост поставлен высоко и при движении красиво отделяется; у некоторых лошадей хвост поднимается настолько высоко, что волос ниспадает на крестец. Хвост не густой, волос хвоста шелковистый. Постановка ног в основном правильная, но встречается саблистость. Бедро длинное, с прекрасной мускулатурой. На плюсне и пясти ясно вырисовываются сухожилия. Подплечье длинное, мускулистое, пясть короткая. Щетки отсутствуют. Суставы объемисты и сухи. Бабки средней длины и нормального наклона, однако наблюдаются и мягкие бабки. Копыто небольшое, крепкое, правильной формы. Кроющий волос нежный и тонкий, с большим блеском.

Масть арабских лошадей гнедая, рыжая, серая и редко вороная.

В заключение следует отметить, что арабская лошадь, несмотря на горячий темперамент, отличается добрым и кротким нравом.

Для характеристики калибра арабской лошади приводим промеры производящего состава Терского конзавода (табл. 1).

«Лошадь» — не исконно русское слово: мы позаимствовали его у тюркских кочевников. Но оно достаточно быстро прижилось в языке и обросло исконно нашими, «родными», синонимами: например, «жеребец» и «кобыла».

Ученые считают предком лошади животное барилямбду. Эта двухметровая великанша жила десятки миллионов лет назад, была очень толстой, неуклюжей и коротколапой. На сегодняшнюю лошадь она не была похожа ничем, кроме когтей, чем-то напоминавших копыта, и рационом: барилямбда тоже ела только растительную пищу.

Первыми начали приручать лошадей азиаты, и произошло это в 5-м тысячелетии до нашей эры.

Чтобы чувствовать себя в форме, лошадь постоянно должна что-то жевать. Она поглощает еду понемногу, но непрерывно.

Лошадь прекрасно ориентируется на местности, даже в условиях глухой ночи, снегопада или ливня.

Как и мы, лошадь видит мир в цвете, но синий и красный практически не различает.

«Грубые» копыта – на самом деле один из самых чутких органов осязания лошади.

Лошадь – одно из немногих животных, которое может дружить, причем искренне и бескорыстно. По легенде, Александр Македонский был 9 раз обязан жизнью своему коню Буцефалу. А после того как животное погибло во время сражения, основал на том месте одноименный город. Лошадям приписывались и выдающиеся интеллектуальные способности. Один из военачальников Чингисхана перед очередной битвой рассказывал о своих планах коню и по реакции животного судил, правильную ли тактику выбрал.

Радиус обзора лошадиных глаз составляет почти полный круг. Она может видеть все, что происходит позади нее, даже не поворачивая головы.

Иногда можно увидеть, как лошадь с удовольствием катается по земле. Это один из способов, которым животное восстанавливает силы: такое перекатывание с боку на бок стимулирует кровообращение, и уставшее животное чувствует себя значительно лучше.

Самое грозный прием, который лошадь может применить против врага, — удар копытом. Если сильно разозлить животное, оно может нанести обидчику смертельную травму. Причем летальный исход более вероятен, если человека лягнет неподкованная лошадь.

Самая густонаселенная лошадьми страна – Китай. Как, впрочем, и людьми …

Цирковая арена «подстроена» именно под лошадь. Диаметр ее круга – 13 м – считается наиболее удобным для бега животного.

Если слоны до панического ужаса боятся мышей, у лошадей есть другой враг – пчелы. Пчелиный рой, напавший на полного сил молодого коня, способен убить его всего за 30-40 укусов.

О культе «коня» в кочевой культуре написано немало. В исследовании Липец Р.С. «Образы батыра и его коня в тюркско-монгольском эпосе» отмечается наличие неразрывной почти мистической связи между всадником и его боевым конем, значение для батыра незаменимого, умного, преданного и такого прекрасного животного. Причем эта связь преломляется через архаичные представ­ления о тотемических отношениях, о какой-то родственной связи всадника-батыра и его коня. Конь выступает не только в качестве своеобразного побратима героя, их связывают узы кровного, а как более поздняя замена -молочного братства. [1, с.124] В тюркско-монгольском эпосе архетипический образ коня, сложный и многослойный, представляет собой переплетение архаики, мифологии и вполне «историчных» черт верхового коня. Связь батыра с конем прослеживается в их одно­временном рождении. В киргизском эпосе «Манас» одновременно с героем появляется на свет его будущий верный спутник — конь Ак-Кула. Исследователь отмечает, что связь между конем и всадником была настолько тесной и неразрывной, что зачастую потеря коня лишала героя силы внутреннего сопротивления, хотя изначально срок жизни коня биологически втрое короче, чем человека. «Погиб Ак-Кула, конь Манаса, и его хозяин считает, что для него все кончено — он потерял «свои крылья»; перерезали сухожилия Гирату враги Кер-оглы -и тот перестает защищаться, т.е. отдается в руки врагов: без Гирата он ничто. Это становится понятным, если вспомнить, что конь в разных версиях предназначен высшими силами быть и «патроном», покровителем героя». [1, с.132]

Ахан-серi в поэме «Кулагер» И. Джансугурова так же остро переживает гибель своего коня, как и эпические герои. Даже разлука с любимой так не потрясла его, как трагедия с Кулагером. Убивают же коня поэта на скачках-байге, занимавших большое место в кочевой жизни. Р.Липец на основе анализа сравнительного материала по древним цивилизациям отмечает, что скачки и конные «игры» некогда имели не только увеселитель­ное, но и сакральное значение, что обусловило особо серьезное к ним отношение. «В тюркско-монгольском эпосе с большим знанием дела описываются ход и обстоятельства скачек. Характеризуются не только бег коней, их достоинства и пороки, но всевозможные хит­рости, уловки и даже преступные поступки всадников в пылу чрезмерного азарта в борьбе за приз (в том числе и за невесту) или из низости. Участниками скачек, в особенности отрицательными персонажами, а при необхо­димости и положительными, допускается всякое, чтобы избавиться от удачливого соперника». [1, с.222] Кулагера в поэме Джансугурова постигает та же печальная участь. Зависть и ненависть врагов поэта, низость и подлость души толкают их на преступление — убийство исподтишка прекрасного скакуна.

О глубоких тотемических истоках «культа конного скота» и образа коня-покровителя в якутском и тюркоязычном эпическом цикле о Кер-оглы пишут А.Окладников и Б.Каррыев. «Чудесный конь — часто «небесный» — не только участник походов, помогающий своему хозяину добиться победы. Конь в эпосе — покровитель и руководитель хозяина, превосходящий его в даре предвидения, быстроте реакции в сложных ситуациях, обладающий твердой волей, подчиняющей себе всадника в минуты, когда тот проявляет слабость. Даже в чувстве долга он иногда стоит выше, чем героический батыр. Такова эта пара, созданная гением коневодческих народов на заре раннеклассового общества». [1, с.135]

О существовании культа коня среди кочевников пишет и известный казахстанский философ-востоковед М.С.Орынбеков в «Пред-философии протоказахов»: «. конь сыграл решающую роль в массовом переселении народов, что и послужило основой для его обожествления, переход от матриархата к патриархату оказался связанным именно с пастушеством и кочевничеством, благодаря кочевничеству начались массовые вторжения индоевропейцев в конце третьего тысячелетия до н. э. в Европу, в начале второго — в Иран и Индию, в его конце — в Китай. Лошадь все более приобретает самостоятельное сакральное значение. От своей солярной и хтонической, триумфальной и погребальной сущности она переходит к божественной сути, обожест­влению, что, впрочем, сопровождается, по законам диалектики и бесовской ее сутью» [2, с.28-31].

Конь считался у казахов сакральным, священным животным. М. Хасанов и Ж. Карагузова по этому поводу пишут: «Конь -символ интеллекта, символ высшего мира, потому он должен был сопровождать уход человека в мир предков. Не случайно в жертву аруахам казахи приносили не барана, а белую кобылу. Многие археологи свидетельствуют, что в курганах на территории Казахстана часто вместе с покойным хоронили отрубленные головы лошадей либо шкуры. На годовые поминки казахи обязательно закалывали лошадь, что было символом того, что умерший достигал своих предков к этому времени» [3, с.31].

В произведениях казахских и шире, тюрк­ских писателей чрезвычайно важное место занимает изображение коня. Исследователями не раз отмечалось то, как проникновенно и искусно изображался конь в художественном творчестве кочевых народов. О некоем внут­реннем родстве кочевников с конем, об обожествлении этого прекрасного и гордого животного пишет известный культуролог Г. Гачев в монографии «Национальные образы мира. Евразия — космос кочевника, земледельца, горца»: «Полная зависимость кочевника от стада и дает ощущение внутреннего родства с животными. Отсюда обожествление животных, особенно коня. С ним он образует единое существо — кентавра. Мудрость кентавра есть не что иное, как чувственный образ мудрости общественного человека, который поставил между собой и природой посредника. Кочевник на коне отделен от земли, но приближен к небу» [4, с.124-157].

Г. Бельгер в статье, посвященной анализу творчества Д. Досжанова, пишет об особом месте, которое занимает конь в книгах писателя. Критик отмечает, что Досжанов, будучи сыном табунщика, находит новые яркие детали при изображении коня [5, с.110-115]. Герои Досжанова, и старик-табунщик, стремящийся спасти от ножа мясника хотя бы последнего степного тулпара, и Дос, участник байги, несчастливый обладатель прекрасного скакуна, которого постигла судьба Кулагера, также погибшего от рук завистников, — все они выступают как вдохновенные ценители этого благородного и гордого животного. В повести «След тулпара» герой передает молодому парторгу легенду о могучем сказочном тулпаре, следы которого и поныне остались на земле в виде гигантских следов копыт. « Мы должны беречь породу тулпара. Сберечь, сохранить для потомков. Чтобы не исчезали на земле следы тулпара. Чтобы сберечь священную память наших предков» [6, с.160]. Конь, тулпар выступает как некий символ, архетип кочевой культуры, который необходимо сберечь, сохранить для последующих поколений. Особенно ярко описывается Д.Досжановым байга (скачки). «Байга — великий праздник. Какой казах не встрепенется, услышав это звонкокрылое слово — байга! Байгу казахи ждут, как выжженная степь дождя. Лишь скакун утешит душу степняка» [6, с.216].

Абсолютно новые яркие краски и сравнения для описания коня находит другой великолеп­ный художник слова, Мухтар Магауин в повести «Судьба скакуна». Наркызыл -Красный Нар, такова кличка коня. Нар значит одногорбый верблюд, символ мощи и красоты. Скакун обладал редкой мастью — серо-голубой с красновато-рыжим отливом. Писатель безуслов­но мифологизирует образ коня. В эпизоде с молодым табунщиком, вздумавшем обидеть непокорного скакуна и наказанном за этот недостойный поступок кие — мифическим духом-покровителем тулпара, прослеживаются пережитки культа коня, характерного для кочевой культуры.

Подобно человеку, конь имеет свой неповторимый характер, гордый и непокорный. «Тулпар. Понимаешь ли ты, что это значит -настоящий тулпар? Это лучший из лучших, ни на кого непохожий. Благородное, чистых кровей существо. У него все особенное, и характер тоже» [7, с.474-475]. Истинный ценитель коней, знающий толк в них, как никто другой, старый атбеги Мамай, сразу отмечает Наркызыла среди иных скакунов и добивается того, чтобы коня доверили ему, дабы он мог достойно подготовить того к предстоящим скачкам. Писатель подробно описывает, с каким тщанием, упорством и любовью ухаживает атбеги за запаленным в байге конем, возвращая его к жизни. В разговоре с молодым предсе­дателем колхоза старый атбеги, говоря о скакуне, доверенном его попечительству, вспоминает про других славных коней небесно-голубой масти, настоящих тулпаров. «Тебе, верно, доводилось слышать про таких скакунов, как Таскок — Голубой-Каменный, или Коктайрак — Голубой-Ретивый, или Коксандал — Голубой-в-Яблоках, или Коксерке — Голубой-Горный Козел. были такие скакуны, прославленные из конца в конец степи! Наш конь из той же благородной породы. Судьба у скакуна особая, сынок. Бурная у него жизнь, полная борьбы и огня, а конец — мучительный и жестокий» [7, с.492]. Налицо мифологизация образа коня. Конь в произведении Магауина, так же, как и предводитель косяка из повести С.Санбаева «Когда жаждут мифа», обладатель редкой голубоватой масти. Этот цвет, цвет неба, К?к-Т?нір, считался у тюрков священным. «К?к -это Космос, одухотворенный универсум как целостность и одновременно части этого целого: К?к б?рі — великий Бог и божественный первопредок в одном лице, К?к т?рік — сыны Неба, созданные по образу и подобию, возникновение Вселенной связывается с образом К?к Б??а, на рогах которого покоится земля, К?к бала? — небесный крылатый конь символизирует силу, мощь, красоту, что нашло отражение в древнем кюе под одноименным названием. Уместно отметить, что К?к б?рі, К?к т?рік, К?к б??а, К?к бала? метафоры, смысл которых — принадлежность Небу, указание на божественную, космическую сущность. К?к есть одновременно Творец и его творения. Он обнимает собой всю Вселенную и выступает основанием бытия. В тенгрианском календаре мушел пять основных цветов, первый из которых, К?к, который объединяет собой многоцветье и задает аксиологический смысл всем цветам. При этом культу К?к был придан не столько религиозный, сколько духовно-нравственный аспект» [ 8, с. 31].

И вот наступает звездный час Наркызыла. Начинается байга. После подробного, деталь­ного описания коней, участников скачек, автор переходит к главному герою и мы словно воочию видим его, красавца-тулпара с ни с чем не сравнимой величавой грацией и летящим бегом. Несмотря на то, что соперники у него были достойные, Наркызыл далеко опережает их и приходит первым, ибо он не просто конь, а истинный тулпар, подобно богатырским коням, воспетым в преданиях и легендах народных. «Его бег, стремительный и грациозный, его странный норов, не допускавший других скакунов ближе полета стрелы, его постоянная удачливость — когда бы и с кем бы ни сос­тязался, Наркызыл всегда приходил первым.» [7, с. 505]. Люди же вокруг ненавидели и не принимали его, как нечто из ряда вон выходящее. В последней великой байге Нар-кызыл вновь приходит первым, невзирая на то, что кто-то, исполненный зависти и злобы, исподтишка ранит его в ногу. Старый Мамай, не сумевший уберечь прекрасного скакуна, охромевшего после этого и тем самым лишившегося возможности блистать на скачках, не смог пережить этого. Тулпара же голубой небесной масти, словно какую-то захудалую клячу, ждет печальная и банальная участь -убойный цех. В судьбе замечательного скакуна можно проследить судьбу и всех выдающихся людей. Архетипическая ситуация: герой-толпа. Исключительность таланта всегда во все времена рождала неприятие и ненависть масс. Голубой скакун был изначально обречен, именно потому, что был щедро одарен от рождения, наделен исключительным талантом быть всегда первым. Магауин настолько живо описывает печальную судьбу своего четверо­ногого героя, что мы испытываем щемящую боль и сочувствие прекрасному коню, ставшему жертвой людской подлости. Подобные яркие краски для описания коня мог найти лишь представитель кочевой в прошлом культуры, для которой конь был подобен божеству. «И вот он стоял в совершенстве выезженный, с подтянутыми, крепкими боками, словно выточенный рукой великого мастера, словно не конь, а ожившая вдруг скульптура, прекрасный, порывистый, готовый к новой борьбе и радостно предвкушающий свою победу, и невозможно оторвать от него глаз». [7, с.514] Очеловеченный образ Наркызыла, благородного тулпара, которому помогает сам Камбар-ата, легендарный покровитель коней, безусловно, мифологизирован, ибо он настолько отличен от других скакунов, что кажется пришельцем из других времен, когда жили мифические батыры и их верные спутники — вещие кони. Окружение же, в котором приходится жить Наркызылу, не ценит его, ибо измельчали люди, забывшие о почитании священной породы тулпара.

Таким образом, сакрально значимый образ коня, нашедшего широкое отражение в литературе, безусловно, относится к основопо­лагающим архетипическим символам культуры Великой Степи.

Литература

Липец Р. С. Образы батыра и его коня в тюрко-монгольском эпосе М.: Вост. лит., 1979.

Орынбеков М. С. Предфилософия протоказахов А.: ?лке, 1994.-207с.

Каракузова Ж.К., Хасанов М.Ш. Космос казахской культуры А.: Евразия, 1993.-78с.

Гачев Г. Национальные образы мира. Евразия -космос кочевника, земледельца, горца М.: Наука, 1999.

КГУ «Школа-лицей №7 имени К.И.Сатпаева»\n \n

Жезказганский городской отдел образования\n \n

Имя, фамилия ученицы: Сабитова Аружан, ученица 9«Б» класса\n \n

Тема: Казахские имена фамилии в русской речи: норма и адаптация\n \n

Направление: Гуманитарное\n \n

Секция: Языкознание\n \n

Руководитель: Лазарева Акбота Лазаревна\n \n

Жезказган 2019 г.\n \n

1. История происхождения имен и фамилий……………..….6\n \n

1.1. История возникновения имен …………………. …..6\n \n

1.2.История возникновения фамилий..…………………..8\n \n

2. Казахские имена и фамилии в русской речи……. …10\n \n

2.1. Норма и адаптация…………………………………..10\n \n

2.3. Редукция звуков в казахских онимах………………14\n \n

3. Итоги анкетирования …………………………….……. ….15\n \n

Список использованной литературы ………. ……..…. ….17\n \n

Тема проекта: Казахские имена фамилии в русской речи: норма и адаптация\n \n

Актуальность: поиск и исследование истории происхождения имен и \n \n

фамилий представляют интерес для подростков.\n \n

Цель: изучить историю происхождения и выявить особенности написания и \n \n

произношения своих личных данных.\n \n

• определить способы образования имен и фамилий;\n \n

• познакомить сверстников с историческими событиями через \n \n

происхождение некоторых имен и фамилий; \n \n

• исследовать историю происхождения своей фамилии;\n \n

• привлечь внимание и развить интерес друзей к истории \n \n

происхождения своих фамилий;\n \n

• привить любовь к традициям своего народа.\n \n

Методы исследования: а нализ литературы, сопоставление, морфемный \n \n

разбор, опрос, анкетирование.\n \n

Тип проекта: информационно – творческий.\n \n

Форма проекта : индивидуальный.\n \n

Предметно-содержательная область: межпредметный.\n \n

Область исследования: русский язык, казахский, история.\n \n

С детского возраста помимо своего имени люди знают свои имя и фамилию. \n \n

Изучает имена и фамилии особая наука – антропонимика (она же \n \n

изучает отчества, прозвища, клички, псевдонимы).\n \n

Все граждане нашей страны имеют имена и фамилии. Они записаны в \n \n

паспортах, свидетельствах, удостоверениях. Это очень важные слова. \n \n

Любая неточность в их орфографии может привести к осложнениям. Поэтому, \n \n

получая какой-либо документ, мы тщательно должны проверить правильность \n \n

Изучение имен и фамилий ценно для науки. Оно позволяет полнее \n \n

представить исторические события последних столетий, равно как и историю \n \n

науки, литературы, искусства. Это – своего рода живая история. \n \n

Любые имена и фамилии имеют свои культурно-исторические и \n \n

национальные корни. Время распорядилось так, что все мы, имеющие разные \n \n

фамилии, исторические корни, живем в одном обществе. Поэтому, если \n \n

учащиеся будут понимать значение, особенности происхождения и \n \n

образования имен и фамилий друг друга, то это будет способствовать \n \n

укреплению взаимопонимания, научить жить в уважении друг к другу.\n \n

1.. Об истории казахских имен.\n \n

а) народные традиции в казахских именах;\n \n

Самой большой радостью для казахов является рождение ребенка. \n \n

Поэтому к выбору имени для новорожденных всегда относились очень \n \n

серьезно. Имя по традиции давал дед или всеми уважаемая личность, чтобы \n \n

малыш в будущем вырос таким же. \n \n

У казахов существовало много разнообразных вариантов наречения \n \n

детей. Например, связанные со временем года, погодой, с местом рождения, \n \n

с разными приметами или событиями. \n\n \n

Считалось, что сглаз на девочек не действует так сильно, как на \n \n

мальчиков, и для них выбирались самые красивые и нежные имена.\n \n

Часто в качестве имени давались названия дорогих материй: Жибек \n \n

(шелк); нежных растений: Раушан (роза), Кызгалдак (тюльпан), Енлик \n \n

(эдельвейс); драгоценных металлов и камней: Алтын (золото), Кумис \n \n

(серебро), Гаухар (изумруд), Маржан (жемчуг).\n \n

Чтобы девочки росли красивыми, их называли именами небесных \n \n

светил: Кунсулу (красивая как солнце), Айсулу и Айгуль (красивая как луна, \n \n

луноликая), Шолпан (утренняя звезда). \n \n

Если в семье рождались только дочери, им давались имена в надежде \n \n

на то, что следующим родится сын: Улболсын (да будет сын), Улжалгас \n \n

(продолжится сыном), Улжан (душа мальчика), Улбобек (мальчик-младенец), \n \n

Бурул (сверни, повернись) и даже Кыздыгой (перестань рожать девочек). В \n \n

некоторых случаях девочке даже давали имя Ултуар (родить мальчика), чтобы \n \n

у нее в будущем были сыновья. \n \n

В прошлые века смертность детей была очень высокой, это влияло и на \n \n

выбор имен. В семьях, где младенцы умирали часто, новорожденных \n \n

называли незвучными именами: Елеусиз (неприметный), Елемес \n \n

(незаметный). Эти имена являлись, как бы защитой от сглаза и порчи. \n \n

Когда рождался долгожданный ребенок, то называли его Тлеген \n \n

(желанный), Сагындык (соскучились). \n \n

Бывали случаи, когда новорожденные умирали один за другим. Таких \n \n

детей нарекали Ушкемпир, Торткемпир, Бескемпир, то есть — три, четыре или \n \n

пять старух. \n \n

Известен и другой случай, когда после смерти нескольких младенцев, \n \n

очередного мальчика назвали Турсын (пусть остановится, останется), Улмес \n \n

(не умрет), Оскен (вырастет), Жанузак (долгая душа), Кунузак \n \n

(продолжительный день). \n \n

Казахи были кочевниками, это влияло и на имя: Кошкинбай (кочевка), \n \n

Кыстаубай (зимовка), Жайляубай (летовка). При этом немалую роль играли и \n\n \n

названия местности. Например, знаменитый акын Жамбыл Жабаев обязан \n \n

своим именем горе Жамбыл, возле которой он родился. \n \n

У казахов также много имен, связанных со временем суток, с погодой: \n \n

Танатар (встает рассвет), Каржаубай (снег идет), Жанбырбай (дождь), \n \n

Туманбай (туман), Боранбай (буран). \n \n

Некоторые дети рождаются с родинками или родимыми пятнами. В \n \n

таких случаях их называли: Калдыгул (цветок с родинкой), Калдыгайша, \n \n

Анар (гранат) — из-за красного пятна или небольшой опухоли на теле. \n \n

Большое значение для казахов имели события, которые происходили в \n \n

стране. Например Согыс (война), Женис (победа). \n \n

Часто, желая детям безбедную жизнь, им давали имена: Отарбай \n \n

(богатый отарами овец), Жылкыайдар (погоняющий, имеющий лошадей). \n \n

Если хотели, чтобы мальчик был сильным, использовались имена \n \n

благородных птиц и зверей: Буркит (орел), Кыран (сокол), Каскырбай \n \n

(отважный как волк), Арыстан (лев). \n \n

Также была традиция называть детей по возрасту отца или деда: Елубай \n \n

(пятьдесят), Сексенбес (восемьдесят пять), Жузбай (живущий сто лет), тем \n \n

самым желали ребенку долгих лет жизни.\n \n

б) имена, которые «пришли» из других языков\n \n

Большинство казахских имён имеют казахское, персидское, арабское \n \n

происхождения, встречаются слова из русского и европейского языков. Такие \n \n

имена в казахском языке подвергались фонетическим изменениям. Например, \n \n

арабское Мохаммад в казахском языке приобретает формы Махамбет, \n \n

Мукамбет, Махмет; Ибрагим — Ибрахим, Ыбырайым, Ыбырай; Райша — \n \n

Айша, Кайша и т.д. \n \n

Имена из русского и европейских языков, употребляются в основном \n \n

без изменений: Андрей, Сергей, Борис, Максим, Мария, Светлана; Роза, \n \n

Клара, Эрнст, Эдуард, Артур, Марат и т.д.\n \n

В советское время имена казахов пополнились большой группой новых \n \n

слов, например: Дамир, Совет, Солдатбек, Армия, Сайлау («выбор»), \n\n \n

Мадениет («культура»), Галым («ученый»), Мая, Октябрина, Мира, Гулмира и \n \n

др. Мэлс (Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин), Марлен (Маркс, Ленин)\n \n

Еще один ряд казахских имен связан с распространением ислама. К \n \n

примеру, тех, кто родился в месяц рамадан, во время поста-оразы, называли \n \n

Оразбек, Оразбике, Оразхан, Оразкул. Появившихся в благословенный день \n \n

— пятницу: Жумабай, Жумабике, Жумахан, Жумакуль и т.д. От сокращения \n \n

длинных арабских имен возникли новые короткие имена. Например: \n \n

Абдрахим — Абиш, Гулбахрам — Куляш. Садукас — Сакен.\n \n

Тесный контакт с русскими в определенной степени повлиял \n \n

на формирование антропонимического субкода казахов. Так, в составе \n \n

казахских имен можно встретить заимствованные русские имена: Дарья, \n \n

Роза, Светлана, Мира, Лена и т.д. \n \n

Следует отметить влияние русского языка и на орфоэпию казахских \n \n

имен. В настоящее время в молодежной среде существует тенденция \n \n

произношения своих имен по русским моделям, например, в устной речи \n \n

девушки к своим именам прибавляют окончания —а , —я (Айгул(я), Асем(а), \n \n

Гульнар(а), Жанар(а), Камар(а), Жаннур(а) и др. по аналогии с женским \n \n

родом русского языка, что позволяет идентифицировать женский пол. \n \n

Вместе с тем, подобные отклонения зафиксированы и в \n \n

различных официальных документах, удостоверяющих личность.\n \n

Для современных семей характерны русские и европейские имена, \n \n

которые похожи на казахские, например: Альбина, Сабина, Тимур, Руслан.\n \n

В последнее время стали использоваться имена, предков казахов — \n \n

саков-массагетов. Наиболее распространенные: Томирис, Зарина, Рустам, \n \n

Рустем , реже — Согдиана, Роксолана.\n \n

в) об изменении имен.\n \n

В истории казахов немало фактов изменения имен. Они касались \n \n

разных событий в жизни человека. Часто люди оставались в памяти потомков \n \n

под прозвищами, а многие известные личности вошли в историю с другими \n \n

Еще одним примером может служить ученый, просветитель, художник \n \n

— Шокан Уалиханов, которого при рождении назвали именем Мухаммед-\n \n

Ханафия. А «Шокан» — всего лишь ласкательное имя, данное матерью.\n \n

Настоящее имя великого поэта Абая Кунанбайулы — Ибрахим. Абай (то \n \n

есть осторожный) называла любимого внука бабушка Зере. \n \n

Народная традиция — давать имена известных людей новорожденным — \n \n

сохраняется. Сегодня в Казахстане живет немало людей, носящих имя: \n \n

Абылай, Абай, Шокан, Шакен, Каныш. \n \n

1.2. История возникновения казахских фамилий.\n \n

Как же возникли казахские фамилии? \n \n

У древних казахов было только имя, и по прошествии некоторого \n \n

времени к нему добавлялось какое-нибудь слово, характеризовавшее его. \n \n

Например, если Богенбай был батыром, значит он звался Богенбай-батыр. \n \n

Казахские фамилии начали появляться во второй половине XVIII века. Их \n \n

окончательное образование относится лишь к послеоктябрьскому периоду \n \n

(после 1917 года).\n \n

При написании казахских фамилий нет единого образца, так как \n \n

существуют более 15 вариантов написания фамилий (с окончаниями -ов, \n \n

-ев, — ин, -?лы, -?ызы, -тегі, -и др.):\n \n

У одного моего знакомого в семье четыре человека, и у всех у них \n \n

разные фамилии. Отец был Джанбулатов , но сейчас он – Жанбулат , \n \n

его жена осталась Джанбулатова . Старший сын – Жанбулатов , \n \n

младший сын уже записан как Жанболат [72].\n \n

• … к примеру, возьм?м полковника Орынбасарова . Он, видимо \n\n \n

незнавший казахский язык, не возражал, когда его фамилию на русский \n \n

лад написали Аринбасаровым . В результате его дочь носит фамилию \n \n

Аринбасарова (актриса Наталья). А ведь с казахского Орынбасар \n \n

переводится как «занявший место предыдущего (заместитель)», а \n \n

Арынбасар переводится как\n \n

«растоптавший свою честь». Я как-то об этом написал лично Наталье \n \n

Аринбасаровой — а она ноль внимания. Манкурткой, похоже, стала ;\n \n

Мою фамилию Корикбаева записали как Курикбаева , и весь \n \n

смысл потерялся. Вернее, его вообще нет. Корикбай переводится как \n \n

«красотой богатый», а Курикбай – никак ;\n \n

Фамилия « Хант?ре » стала « Канторин », а « Ке?шілік », что в \n \n

переводе с казахского означает «простор, широту», превратилась в « Ке\n \n

нчиликов » – буквально «широкое ведро» .\n \n

Приведенные примеры свидетельствуют об актуальной проблеме \n \n

правописания казахских имен и фамилий, которая затрагивает не только \n \n

внешнюю форму имени, но и внутреннюю. Как подчеркивает К. \n \n

Рысберген, это «очень серьезная социально-психологическая проблема, \n \n

которая больно бьет по национальным чувствам наших граждан и \n \n

порождает массу правовых проблем, связанных с идентификацией одной \n \n

и той же фамилии при оформлении недвижимости, пенсии. » Поэтому \n \n

люди обращаются в центр обслуживания населения (ЦОН), чтобы \n \n

исправить одну букву в документе, ведь одна маленькая ошибка может \n \n

представлять собой искажение идентичности человека. В отделах \n \n

ЦОНов при написании фамилий, имен и отчеств новорожденных до сих \n \n

пор допускаются грубейшие ошибки, как со стороны самих заявителей, \n \n

так и со стороны специалистов, благодаря которым дети вынуждены \n \n

носить неблагозвучные, искаженные имена и фамилии. \n \n

Эта проблема до сих пор остается актуальной. В будущем с \n \n

введением латиницы желающим можно обраться в ЦОН и переменить свои \n \n

имя и фамилию в порядке, установленном законодательными актами. \n\n \n

2.Казахские имена и фамилии в русской речи\n \n

2.1. Норма и адаптация.\n \n

Заимствование слов из одного языка в другой сопряжено с их \n \n

фонетической модификацией. Как известно, звуковой состав одного \n \n

языка не совпадает со звуковым составом другого. Даже родственные \n \n

языки отличаются друг от друга рядом особенностей, связанных с \n \n

артикуляционной базой языка, которая складывается в течение веков.\n \n

В Казахстане, в котором проживает многонациональное \n \n

население, сформировалось казахско-русское двуязычие, одним из \n \n

проявлений которого является параллельное существование и \n \n

функционирование двух топонимических систем: казахской и русской.\n \n

Так, неродственным языкам, какими являются казахский и \n \n

русский языки, присуще несоответствие фонетических систем. \n \n

Безусловно, в русском языке все иноязычные слова, в том числе и \n \n

казахские, произносятся и пишутся в соответствии с нормами \n \n

русского языка. В связи с этим в русской речи существуют казахские \n \n

имена и фамилии , подвергшиеся фонетической, морфологической и \n \n

словообразовательной ассимиляции языком-реципиентом (русским). \n \n

Казахский язык отличается 9 специфическими звуками, \n \n

отсутствующими в русском языке, поэтому использование слов \n \n

казахского языка в русском непременно сопровождается \n \n

фонетическими изменениями. Данный вид адаптации является \n \n

довольно разнообразным, что определяется: созвучием слова языка-\n \n

источника с имеющимся словом заимствующего языка; \n \n

фонетическими особенностями языка-источника; языковой \n \n

принадлежностью информанта и т.д.\n \n

Буква «і» в составе имен и фамилий передается русскими буквами \n \n

«и», «ы», «у», «е», в зависимости от используемой буквы различаются \n \n

следующие варианты: ?бді ?али > ?бді ?алиев> Абди галиев\/ Абды галиев\/ \n\n \n

Абду галиев;; ?уб?кі р (?убекір)> ?уб?кі ров (?убекіров)> Аубаки ров\/ \n \n

Буква «?» передается буквами «о», «у», поэтому каждой фамилии, в \n \n

написании которой присутствует эта буква, соответствуют два варианта \n \n

русской передачи: Алаг? з > Алаг? зов >Алаго зов\/ Алагу зов; А?т? ре > \n \n

А?т? реев> Акто риев\/ Акту риев .\n \n

Буква «ы», которой обозначается специфический казахский гласный \n \n

звук, в русской транслитерации имен и фамилий заменяется буквами «а», \n \n

«и», «ы», реже «у», выявлены следующие варианты написания фамилий: \n \n

А?ы рза> А?ы рзаев> Ага рзиев\/ Аги рзиев\/ Агы рзаев; Айжары ? > \n \n

Айжары ?ов> Айжари ков\/ Айжары ков; А?мы рза> А?мы рзаев> \n \n

Акмы рзаев\/ Акму рзаев («у» на месте «ы» регулярно повторяется в \n \n

фамилиях, образованных от имен с компонентом мырза ); \n \n

Часто в русской передаче фамилий на месте букв «і», «ы» отсутствует \n \n

буква, т.е. гласный звук, обозначаемый этими буквами, редуцируется, \n \n

следовательно, появляется еще один вариант фамилии: А?ті леуов \n \n

>Акти леуов\/ Актлеуов, ?жі ?алиев> Ажи галиев\/ Ажгалиев.\n \n

При русской транслитерации многих фамилий, кроме специфических \n \n

казахских букв, заменяются и буквы, обозначающие совпадающие по \n \n

акустико-артикуляционным характеристикам звуки, например, гласная «о» \n \n

заменяется буквой «у», в результате существуют следующие варианты \n \n

фамилий: Абдо лов\/ Абду лов, Айбо лов\/ Айбу лов, Айбо латов\/ Айбулатов.\n \n

Специфические казахские согласные в русской транслитерации имен \n \n

и фамилий традиционно заменяются соответствующими буквами: ?> к, \n \n

?>г, ?>н, однако, в некоторых случаях возникновению варианта фамилии \n \n

способствует отклонение от традиционной замены: Айтма? амбетов> \n \n

Айтмаг амбетов\/ Айтмах амбетов, А? анов > Ак анов\/ Ах анов.\n \n

Фонетические изменения согласных звуков, происходящие в \n \n

казахской устной речи, но не отражаемые при письме, в русской \n \n

транскрипции некоторых фамилий порождают фонетико-\n \n

орфографические варианты: Айтб аев\/ Айтп аев, Айтж анов\/ Айч анов, \n\n \n

Акб аев\/ Акп аев, Ак даулетов\/ Аг даулетов.\n \n

Необоснованная замена «ш» > «ч», вставка интервокального\n \n

«в» при русской транскрипции казахских имен собственных не раз \n \n

отмечалась исследователями, указывалось на необходимость устранения \n \n

подобных способов русской передачи имен. В изучаемых материалах \n \n

встречаются факты сохранения указанных способов: Абдув алиев вместо \n \n

Абдуалиев, Айч уаков\/ Айч ув аков вместо Айш уаков, Альч екенов вместо \n \n

2.2.Проблемы ударения\n \n

В русской передаче у многих казахских ИС ударение часто \n \n

сдвигается на первый или предпоследний слог. Такая постановка \n \n

ударения не является результатом «некой несознательности или \n \n

необразованности говорящих. Она вызвана внутренними законами \n \n

ритмики русской речи и носит непроизвольный характер» , например, \n \n

чтобы поставить в казахских именах собственных ударение на \n \n

последний слог (по правилам казахского языка), говорящий должен \n \n

сделать сознательное усилие. \n \n

Например, по аналогии с русскими двусложными именами (как \n \n

полных, так и сокращенных), в которых ударным является первый слог \n \n

ДАша , МАша , НАстя , Юля и т.п., значительное число казахских имен \n \n

произносится с ударением на первом слоге: ЛАура, САра, БАтыр, Алим, \n \n

БЕрик, КАсым и др.\n \n

В казахском языке ударение по сравнению с русским имеет \n \n

фиксированный характер, т.е. постоянно падает на один определенный \n \n

слог слова, обычно последний: БахЫт, СабЫр, СерИк, ДанА, ГалЫм, \n \n

ДариЯ, БауЫр, БотА, ЛяйлЯ, СаЯ и т.д. Если к этим именам \n \n

прибавляются аффиксы, то и ударение в них передвигается \n \n

соответственно на последний слог: БахытпЕн (с Бахытом ). Тем не \n \n

менее, несмотря на то, что ударение в транскрибированных именах и \n \n

названиях должно соответствовать языку- источнику, казахские \n \n

антропонимы подчиняются заимствующей системе по аналогии. \n\n \n

При постановке нормативного ударения в онимах в «Словаре \n \n

собственных имен русского языка», как мы отмечали выше, \n \n

учитываются акцентные характеристики языка-источника. Однако на \n \n

практике, как представлено в таблице, данная тенденция сохраняется \n \n

не всегда, примером может послужить речь дикторов, ведущих разных \n \n

телепередач, которые произносят казахские ИС с ударением на первом \n \n

слоге, характерном для русского языка.\n \n

Авторы «Словаря ударений для работников радио и \n \n

телевидения» [56], широко известного и популярного в среде \n \n

работников СМИ, исходят из предпосылки, что в звучащих текстах по \n \n

радио, на телевидении – варианты недопустимы, это значит, что \n \n

соблюдение правильной постановки ударения – признак высокой \n \n

культуры речи.\n \n

2.3.Редукция звуков в казахских онимах\n \n

Один из релевантных фонетических процессов – это характерная \n \n

для русского языка редукция звуков. Так, согласно этому процессу, \n \n

звук «о» в безударном положении по закону русского вокализма \n \n

заменяется редуцированным звуком, близким к «а», например, имя \n \n

Олег произносится как [Алег ], Володя – [ВАлодя ] и т.п. При \n \n

произношении подобных личных имен говорящие, носители русского \n \n

языка, не вспоминают это правило сознательно, а чаще всего \n \n

механически произносят эти имена в соответствии с орфоэпическими \n \n

нормами русского языка ударных и безударных гласных и на основе, \n \n

соответственно, усвоенных с детства языковых привычек. Однако, в \n \n

казахских именах звук «о» в русской передаче независимо от ударения \n \n

должен произноситься всегда только как «о». Однако, в узусе, в \n \n

различных видах дискурса довольно часто в безударной позиции \n \n

вместо звука «о» произносится звук «а», например, антропоним \n\n \n

Олжас произносится как Алжас , Орынбасар – Арынбасар, Омар – \n \n

Амар, Акбота – Акбата, Молдир – Малдир. Такое произношение \n \n

приводит к искажению образа имени, в том числе очень часто и \n \n

значения. Это результат освоения казахских имен русским языком, т.е. \n \n

они произносятся так же, как и исконно русские слова. \n \n

Для русского языка в целом характерно противопоставление \n \n

твердых и мягких согласных. В казахском языке такого \n \n

противопоставления нет. Так, перед —е в русском языке обычно звучит \n \n

мягкий согласный (Ал’ександр , В’ера , Ел’ена ). Произношение твердых \n \n

согласных сохраняют обычно заимствованные слова, это касается и \n \n

казахских ИС: Ад [э ]ма , Ау [э ]зов , [Э ]кибастуз , [Э ]мба, Актоб [э ], \n \n

Мед [э ]о , Алтын [э ]мель и т.д. В Словаре Ф.Л. Агеенко [6] подобное \n \n

произношение приводится с пометой, указывающее на нормативное \n \n

произношение – квадратные скобки.\n \n

Рисунок 1. – Процесс адаптации иноязычного слова в языке-\n \n

На первых этапах адаптации иноязычное слово \n \n

используется в узком кругу общения (L3), затем может перейти в \n \n

сферу узуса (L2), и, чтобы перейти в сферу литературного языка \n \n

(L1) иноязычное слово фиксируется в нормативных словарях и \n \n

3.Итоги анализа социологического опроса обучающихся \n \n

Для того чтобы выяснить подход школьников к этому \n \n

вопросу, нами было проведено анкетирование учащихся 8-9 \n \n

Учащимся восьмых, девятых классов были предложены \n \n

вопросы. (Приложение 1) \n\n \n

Исходя с итогов проделанного опроса, мы пришли к \n \n

следующим заключениям:\n \n

1. Задумывались ли вы когда-нибудь о происхождении своей фамилии? \n а) Да\n б) Нет\n \n

3. Хотелось бы вам изменить её из-за ошибки в ней?\n а) Да\n б) Нет\n \n

Анкетный опрос показал, что интерес моих ровесников к этой \n \n

теме высок. \n\n \n

Таким образом, казахские антропонимы в процессе адаптации к \n \n

системе русского языка существенно меняют свой фонетический \n \n

облик, подвергаясь различным звуковым модификациям в результате \n \n

фонетических процессов: ассимиляции, диссимиляции, усечения, \n \n

всевозможных субституций, что обусловлено конфликтом \n \n

взаимодействующих языковых систем и не только особенностями \n \n

звукового строя языка-реципиента и языка-источника, но и \n \n

использованием разных приемов письменной передачи казахских \n \n

онимов в русском языке, влиянием закона аналогии, высокой \n \n

степенью межъязыковых контактов и т.д.\n \n

В последнее время при передаче имен собственных на другие языки \n \n

соблюдается основная тенденция, в соответствии с которой имена \n \n

собственные стараются передавать близко к оригиналу, насколько это \n \n

позволяет система языка-реципиента.\n \n

Казахстанское общество стремительно расширяет сферу \n \n

международного сотрудничества, имена и фамилии наших граждан \n \n

фигурируют в огромном количестве документов, транслитерируются на \n \n

другие языки. Чтобы личные данные человека были узнаваемы, чтобы \n \n

можно было идентифицировать его национальную принадлежность по \n \n

правильно написанным имени, отчеству и фамилии, необходимо свести к \n \n

минимуму количество их вариантов, а родителям и сотрудникам \n \n

соответствующих органов не допускать ошибок при оформлении \n \n

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ\n \n

1 Сулейменова Э.Д. Языковые процессы и политика. – \nАлматы: ?аза? университеті, 2011. — 117 с. \n\n \n

2 Горбачевич К.С. Изменение норм русского литературного \nязыка. – Л.: Просвещение, 1971.- 270 с.\n \n

3 Лещенко В.Л. Вариативность и норма в современном \nрусском языке: практикум. – Гродно: ГрГУ, 2010. — 52 c.\n \n

4 Виноградов В.В. Русская речь, ее изучение и вопросы \nречевой культуры \/\/ Вопросы языкознания. –2011. – № 4. – С. 3-19.\n \n

5 Смелкова З.С. Деловой человек: культура речевого общения \/ \nпособие и словарь-справочник. – М.: КУбКа, 2007. — 192 с.\n \n

6 Казарцева О.М. Культура речевого общения: Теория и \nпрактика обучения: учеб. пособие. – М.: Наука,2008. — 495 с.\n \n

7 Скворецкая Е.В. Культура речи: упражнения и \nрекомендации: учебное пособие. – Новосибирск: НГПУ, 2000. — 144 с.\n \n

8 Введенская Л.А., Павлова Л.Г., Кашаева Е.Ю. Культура речи \nгосударственного служащего: учеб.-практ. пособие. – Ростов на-Дону: \nФеникс, 2011. — 475 с.\n \n

9 Культура устной и письменной речи делового человека: \nсправочник. – М.: Флинта: Наука, 2000. — 315 с.\n \n

10 Чернышев В.И. Правильность и чистота русской речи: Опыт \nрусской стилистической грамматики. – Санкт-Петербург, 2010. -264 с.\n \n

11 Скворцов Л.И. Современные отечественные и зарубежные \nисследования в области культуры речи (в нормативном и \nкоммуникативном аспектах) \/\/ Культура русской речи и эффективность \nобщения. – М.: Наука, 2011. – С. 40-65.\n \n

12 Едличка А. Типы норм языковой коммуникации \/\/ Новое в \nзарубежной лингвистике: вып. 20: Теория литературного языка в \nработах ученых ЧССР. – М.,2007. – С. 135–149.\n \n

13 Мали Л.Д., Арямова О.С., Климова С.А., Пескова Н.С. \nУроки развития речи в 1-4 классе: учебно-методическое пособие для \nработы по программе «Речь». – М.: Астрель, 2006-2008. — 450 с.\n \n

14 Жукова А.Г. Ортология: переход к коммуникативно- \nдеятельностному обучению \/\/ Русский язык: исторические судьбы и \nсовременность. Труды и материалы. – Москва, 2001. – С. 381-382.\n \n

15 http:www.asu.ru\/files\/documents\/00001769.doc (дата \nобращения: 12.09.2013).\n \n

16 Абдурахманова Г.Т., Атажанова Н.А., Исабеков И.Н. \nОртологическая направленность занятий по практическому курсу \nрусского языка \/\/ http:www.arch.kyrlibnet.kg\/uploads\/4%20G. \nT.Abduraxmanova, N.A.Atajanova, I.N.Isabekov.pdf (дата обращения \n16.12.2013). \n\n \n

ПРИЛОЖЕНИЕ А\nИНТЕРНЕТ-АНКЕТА\n \n

Уважаемый друг!\n Вашему вниманию представлена анкета, на вопросы которой Вам \n \n

необходимо ответить. Ответы на вопросы анкеты помогут в исследовании \nязыковых явлений. Ваши объективные ответы на поставленные вопросы \n \n

имеют для нас очень важное значение.\n Конфеденциальность Вашего мнения гарантирована!\n \n

1. На какой слог Вы делаете ударение в следующих словах (подчеркните).\n \n

2. Задумывались ли вы когда-нибудь о происхождении своей фамилии? \n а) Да\n б) Нет\n \n

2. Знаете ли вы историю ее возникновения?\n а) Да\n б) Нет\n \n

4. Хотелось бы вам изменить её из-за ошибки в ней?\n а) Да\n б) Нет\n \n

Результаты исследования:\n Задумывались о происхождении своей фамилии\n \n

Знают историю происхождения своей фамилии\n \n

Хотели бы вы изменить её из-за ошибки в ней.\n \n

ПРИЛОЖЕНИЕ Б\n \n

Таблица Б.1 – Рекомендации по передаче казахских женских имен на \n \n

русский язык\n \n

Имена Правильная передача на русский \nязык\n \n

1 2\nАдема\nАдемы\n \n

Адеми (в переводе с казахского языка имя означает:\nизящная, красивая).\n \n

Айаулым Аяулым (в переводе с казахского языка аяулым – \nмой\nдорогой, мой ценный, моя хорошая).\n \n

Айгерым \nАйгирим \nАйгерем\nАйгерм\n \n

Айгерим (ай – восклицательное междометие; слово \nкерим – прекрасная, чудесная.\n \n

Айслу Айсулу (в переводе с казахского языка ай – луна; \nсулу –\nкрасивая).\n \n

Аккумыс Аккумис (в переводе с казахского языка ак – белый; \nкумис\n – серебро, ценный металл).\n \n

Акслу Аксулу (в переводе с казахского языка ак – белый. \nБелый \nцвет символизируетчистоту, непорочность.Сулу в\nпереводе с казахского языка – красавица).\n \n

Байан Баян (в переводе с арабского языка баян – ясность,\nизвещение, красота изложения).\n \n

Гавхар Гаухар (в переводе с казахского языка гаухар – \nкамень,\nжемчуг, бриллиант).\n \n

Гулюм Гулим (в переводе с казахского языка гуль – цветок,\nкрасота, изящество. Имя означает мой цветок).\n \n

Гульсум (в переводе с арабского языка гульсум –\nполнощекая).\n \n

Джамал Жамал (в переводе с арабского языка жамал – \nкрасота,\nкрасивая, прекрасная).\n \n

Жадра Жадыра (в переводе с казахского языка имя означает\n«сияющая»). \n\n \n

Каламхас Каламкас (в переводе с казахского языка калам – \nкарандаш;\nкас – бровь: девушка с изогнутыми бровями).\n \n

Карылгаш \nКарлгаш \n \n

Карлыгаш (в переводе с казахского языка карлыгаш \n – ласточка).\n \n

Карачач Карашаш (в переводе с казахского языка – \nчерноволосая. В\nказахском народе черноволосых девушек считаю\nт красивыми).\n \n

Кундыз Кундуз (в переводе с казахского языка кундуз – \nбабер,\nнутрия, норка).\n \n

Макбал Махпал (в переводе с иранского языка бахмал – \nбархат,\nплющ).\n \n

Сандухаш Сандугаш (в переводе с древнетюркского языка \nсандугач –\nсоловей).\n \n

Хуралай Куралай (в переводе с казахского языка куралай – \n \n

козленок сайгака, у которого красивые черные \n \n

Таблица Б.2 – Рекомендации по передаче казахских мужских имен на \nрусский язык\n \n

Имена Правильная передача на русский язык\n1 2\n \n

Абдыкарим Абдикарим (в переводе с арабского языка абди – \nвечный,\nбесконечный, раб Божий; карим – щедрый, \nоказывающий милости, проявляющий доброту и \nжалость).\n \n

Абдолла Абдулла (в переводе с арабского языка абди \n означает раб,\nслова олла – Бог. Имя означает раб Божий.).\n \n

Абдихалик \nАбдикалик\n \n

Абдихалык(ов) (в переводе с арабского языка абди \n – вечный, бесконечный, раб Божий; в переводе с \nказахского языка халык – народ).\n \n

Абдрахман Абдурахман (в переводе с арабского языка абди – \nвечный, бесконечный, раб Божий; хамид – \nпохвальный, достойный похвалы).\n \n

Абулхаир (в переводе с арабского языка абиль – \nотец; хаир\n – доброта, милосердие). \n\n \n

Адлет Адилет (в переводе с казахского языка адилет – \nчестный,\nсправедливый).\n \n

Акинбек Акынбек (в переводе с казахского языка акын – \nпоэт; бек –\n могучий, сильный, крепкий).\n \n

Акмурза Акмырза (в переводе с казахского языка ак – \nбелый; мырза\n – щедрый, господин, принадлежащий\nк привилегированную обществу).\n \n

Арыстан (в переводе с казахского языка арыстан \n – лев).\n \n

Амерхан Амирхан (в переводе с арабского языка амир – \nприказ, почетное звание, князь, эмир; в переводе с \nказахского\nязыка хан – царь, глава, правитель).\n \n

Ашербек Аширбек (в переводе с арабского языка ашир – \n десятый\nдень; бек – могучий, сильный, крепкий).\n \n

Бактбек \nБахтибек\n \n

Бактыбек (в переводе с казахского языка бакты – \nсамый счастливый, одаренный; бек – могучий, \nсильный, крепкий).\n \n

Батырхан \/ Батырбек (в переводе с казахского \nбатыр –\nгерой, храбрый, отважный, смелый).\n \n

Бауржан Бауыржан (в переводе с казахского бауыр – \nкровный\nродственник; жан – дыхание, душа, жизнь).\n \n

Бахтжан \nБахитжан\n \n

Бахытжан (в переводе с казахского языка бакыт – \nсчастье).\n \n

Бейбут (в переводе с казахского языка бейбит – \nмирный,\nмиролюбивый, спокойный).\n \n

Бэхболат Бекболат (в переводе с казахского языка – пусть \nбудет\nсильным и крепким!).\n \n

Берыкбай Берикбай (в переводе с казахского языка берик – \nкрепкий, стойкий, постоянный; бай – богатый или \nуважаемый\nчеловек).\n \n

Булатбек Болатбек (в переводе с казахского языка болат – \nсталь,\nстальной; бек – могучий, сильный, крепкий). \n\n \n

Галымжан (в переводе с арабского языка галым – \nбольшой\nзнаток, ученый; жан – дыхание, душа, жизнь).\n \n

Джалгас Жалгас (в переводе с казахского языка жалгас – \nпоследующий, продолжающий. Имя связано с \nобстоятельствами и желанием: если в семье всего \nодин ребенок, родители, желая иметь еще детей, \nдают подобное\nимя).\n \n

Джаныбек \nЖаныбек\nДжанибек \nЖанебек\n \n

Жанибек (в переводе с казахского языка жан – \n дыхание, душа, жизнь; бек – могучий, сильный, \nкрепкий).\n \n

Дынмухамед Динмухамед (в переводе с арабского языка дин – \nрелигия.\nМухаммед означает «хвалимый»).\n \n

Жанузах Жанузак (в переводе с казахского языка жан – \nдыхание,\nдуша, жизнь; узак – продолжительный, долгий).\n \n

Джумадил Жумадиль (в переводе с арабского языка жума – \nнеделя,\nпятница, праздничный день; адиль – правосуди\nе, справедливый, честный, чистый).\n \n

Джуманазар Жуманазар (в переводе с арабского языка жума – \nнеделя,\nпятница, праздничный день; назар – взгляд, \nвнимание, покровительство).\n \n

Дунимбай Доненбай (в переводе с казахского языка донен – \nчетырехгодовалый конь, очень сильный, бойкий; \nбай –\nбогатый, настоящий человек).\n \n

Дуюсенгали \nДюсенгали\n \n

Дуйсенгали (в переводе с арабского языка ду – два; \nсен – сенби, шамбе означает второй день недели; \nгали – высокий,\nвеликий, дорогой, особенная цена).\n \n

Ербулат Ерболат (в переводе с казахского языка ер – герой, \nхрабрец, \nотважный; болат – сталь,стальной: Будь\nсмелым, мужественным!).\n \n

Еркеблан \nЕркиблан\n \n

Еркебулан (в переводе с казахского языка ерке –\nизбалованный, ласковый; булан\n – лось. Смысловое значение \nимени – непринужденный, вольный, смелый). \n\n \n

Жадрасын Жадырасын (в переводе с казахского языка имя \nозначает\n«пусть сияет»).\n \n

Жамбулат \nЖанбулат\n \n

Жанболат (с персидского и казахского языков жан \n – дыхание, душа, жизнь; в переводе с казахского \nязыка\nболат – сталь, стальной).\n \n

Жарилкасим Жарылкасын (имя связано с пожеланием «Да \nблагословит\nБог!»).\n \n

Ибрай Ыбырай (в переводе с древнееврейского языка \n \n

отец народов).\n \n

Каирбек \/ Кайырбек (в переводе с арабского языка \n \n

добрый, милосердный).\n \n

Кидиргали Кыдыргали (в переводе с казахского языка кыдыр – \nуважаемый, достойный; в переводе с арабского \nязыка гали\n – высший, великий).\n \n

Кенисбек Кенесбек (в переводе с казахского языка кенес – \nсовет, консультация, беседа, совещание; бек – \nмогучий, сильный,\nкрепкий).\n \n

Клышбек Кылышбек (в переводе с казахского языка кылыш – \nсабля;\nбек – могучий, сильный, крепкий).\n \n

Кубейсин Кобейсин (в переводе с казахского языка кобейсин –\nразмножайся).\n \n

Кадрбек Кадырбек (в переводе с казахского языка кадыр –\nпочтение, уважение; бек – могучий, сильный, \nкрепкий).\n \n

Махсат Максат (в переводе с казахского языка максат – \nцель).\n \n

Максут \/ Максутжан (в переводе с арабского языка \nмаксут\n – желанный, долгожданный).\n \n

Мирамбек Мейрамбек (в переводе с казахского языка мейрам –\n праздник, веселье; бек – могучий, сильный, \nкрепкий).\n \n

Нурдавлет Нурдаулет (в переводе с казахского языка нур – \nотражение, \n\n \n

сияние, блеск, луч света; даулет – богатство, \nсокровище)\n \n

Ракым Рахим (в переводе с арабского языка рахим означает \nтакие\nхорошие качества \nкак милосердие, доброт\nа, жалость, пощада; жан – \nдыхание, душа, жизнь).\n \n

Сабыргали(в переводе с арабского языка сабыр –\nтерпение, стойкость, выдержка).\n \n

Савит Сабит (в переводе с арабского языка сабит – \nтвердый,\nкрепкий, стойкий).\n \n

Сагынгали Сагингали (в переводе с казахского языка сагын – \nсильно скучать; в переводе с арабского языка гали – \nвысший,\nвеликий).\n \n

Садуахас \nСадыуахас\nСадывахас\n \n

Садуакас (в переводе с арабского языка саад – \nудача, счастье, успех; хак – настоящий).\n \n

Таджибай Тажибай (в переводе с арабского языка таж – \nкорона,\nвенец; бай – богатый, настоящий человек).\n \n

Тайрбек Таирбек (в переводе с арабского языка таир – \nвысоко\nлетающая птица; бек – могучий, сильный, крепкий).\n \n

Темирлан (в переводе с тюркского и монгольского \nязыков\nтемир – железо; в переводе с арабского языка лан – \nлев). \n\n \n

admin