Кличка лошади в бегах не может быть

Сегодня мы публикуем уникальный в своем роде кадр. В 1957 году в первый и последний раз в Якутске были проведены бега рысистых пород лошадей. В последний потому, что они успеха не имели, якутскому зрителю по вкусу все же скачки.

Национальное достояние

Дьоhогой о5ото – дитя Джэсэгэя, доброго духа, создавшего лошадь. Так именует народ саха коня – своего верного друга. В это наименование вкладывается любовь к лошади, надежда на него. В древних якутских олонхо жеребец богатыря одухотворялся, выступал и в роли умного советчика. Когда надо было выручить хозяина-боотура, он отращивал крылья и перелетал через моря, царства земных и неземных владык, и обеспечивал победу добра над злом.

Кстати, и сам ысыах в основном посвящается Джэсэгэю, открывается приветственным алгысом в его адрес. Никакое другое животное так не возвеличивается. Любовь якутов к лошади выражена и в богатой материальной культуре народа: седла, чепраки, кычыма, уздечки, плетки, махалки отделываются лучшим сукном, ровдугами и серебром.

Чистопородный якутский жеребец с мощным туловищем, густой и длинной гривой, находящийся круглый год на вольном выпасе, действительно, уникальное творение природы. Не случайно ысыах неизменно заканчивается конными скачками – этим важнейшим элементом национальной культуры в целом…

Мир открытий

Не знаю, куда в нашей северной столице в конце 60-х–начале 70-х годов ХХ века водили детей родители развлекать, цирка еще не было, с детским репертуаром в трех тогда театрах было не очень. Но я запомнил на всю жизнь утренники в старом Дворце пионеров с одноруким стариком-гардеробщиком, с боевым орденом на лацкане пиджака, и ипподром.

На ипподром ходил отец, потом он начал брать меня с собой. Впервые я попал на скачки, когда мне было шесть. С того момента, до отъезда на учебу в Ленинград, я не пропустил практически ни одних конных состязаний.

Когда я переступал за порог прекрасных ворот ипподрома, жизнь совершенно менялась. Суета буден оставалась где–то в прошлом, а здесь был Праздник. Здесь кипела совсем другая жизнь. Красивые лошади, красочные программки заездов, люди, активно спорящие, жестикулирующие. Азартные трансляции по громкоговорителю легендарного комментатора «дяди Миши» – приятеля папы, корреспондента газеты «Бэлэм буол» Михаила Игнатьева. Все какое-то неведомое, непонятное и очень притягательное. Детский мир открытий. Наверное, потом, в остальное время, мы и живем на этих детских впечатлениях бытия…

Королевство за коня

Если обратиться к истории, то древние греки и римляне выдающимся непарнокопытным ставили мавзолеи, изображения чеканили на монетах и высекали в камне. А Ричард III вообще полцарства за коня обещал. Хотя, если разобраться, то обещал он гораздо больше. Убедитесь сами, вот цитата из трагедии Шекспира: «A horse, a horse! My kingdom for a horse!».

Памятник жеребцу Арвайхээру является гордостью жителей монгольского города Арвайхээр. Заметьте, кличка лошади дана не по названию города, а город получил название от клички лошади! А прославился жеребец Арвайхээр тем, что в течение 20 лет побеждал на скачках всех соперников.

Установлен памятник коню и в Москве у здания Манежа 1-го конного завода – жеребцу Квадрату. Почти 30 лет он был гордостью завода, неизменно выигрывая все традиционные призы.

Конечно, и на Якутском ипподроме в 70-х годах ХХ века выступали известные скакуны. Если брать не чистокровок, а якутских лошадей, то знатоки конного спорта, конечно, помнят якутского жеребца Чыычааха классической для этой породы мышастой масти, неоднократного победителя республиканских скачек.

Однажды, в 1977 году, уже на закате карьеры, когда после отчаянной борьбы с сильными соперниками седок, чтобы не мучать Чыычааха, опустил повода, конь сам рванул, взлетев, словно птица, догнал лидера и вытянул шею так, что на финише опередил конкурента буквально на полголовы!

По решению судейской коллегии Чыычаах был награжден дипломом, специальной премией и … его проводили на заслуженный отдых. Чыычаах заслужил этот почет, восславив якутскую породу лошадей не только силой и выносливостью, но и своей изумительной резвостью.

Конь как человек, кто-то стремится быть победителем, кто-то нет. Также и лошадь. Она будет вся отдаваться, чтобы выиграть, в ней это заложено. В лошади все на генном уровне и, прежде всего, стремление к победе: или оно есть или нет. Важно умение подготовить ее, понять. Ведь лошадь может быть с плохим характером, может – с хорошим. Ее нельзя обижать, но если ты обидел ее ни за что, то она запомнит и отомстит. С ней нельзя быть либеральным, она сразу перестает слушаться. Не зря знаменитый тренер Николай Ситников говорил: «Все неприятности зависят от человека, а не от коня. С ней обращаться надо на равных, чтобы она не чувствовала слабину человека. Такой уж «женский» характер»…

Игра идет «с рук»

Якутский ипподром был единственным на северо-востоке СССР. Добавим также, что в Советском Союзе конный спорт был единственным профессиональным видом спорта. Так что в столице республики, как и везде в подобных сооружениях, всегда делали ставки на лошадей, играли и играют. Но у нас подобная «игра» имеет свою специфику. Пожалуй, нигде в стране не встретишь такую картину, когда ставки делаются не в кассах тотализатора, а «с рук». Пари заключаются непосредственно между зрителями.

Помню, лет 40 лет назад на Якутском ипподроме один из знатоков лошадей выиграл в сумме 11 заездов неслыханные по тем временам деньги – около 1000 рублей! Имейте в виду, что средняя зарплата достигала тогда 120 рублей в месяц.

А «золотой век» конного спорта республики с 70-х до середины 80-х годов прошлого столетия неразрывно связан не только с именем упомянутого нами Николая Ситникова, но и других великих тренеров и спортсменов – Ивана Соболева, Василия Бочкарева, Моисея Пупко, Василия Прохорова, Иннокентия Свинобоева, Владимира Истомина, Василия Мордовского, Валерия Непомнящего и других.

Кстати, потомок известной династии извозчиков города Пупко, Моисей Гидальевич подтвердил высокий класс якутян. Переехав в Москву, вначале он стал наездником международного класса, затем успешно работал тренером на Центральном московском ипподроме.

В Якутске рекорды подготовленного им Красавчика – рысистая помесь III поколения – продержались более 20 лет! Время кажется эталонным и для наших дней: 1600 метров – 1 минута 52 секунды, 3200 метров – 3 минуты 54 секунды, 4800 метров – 5 минут 55,4 секунды. Лишь спустя 15 лет Исток (буденновская помесь I поколения) Прохорова побил рекорд Красавчика на 1600 метров – 1 минута 49,2 секунды.

Светит знакомая Звезда

Все меньше и меньше остается людей, которые лично знали первых профессиональных тренеров-конников республики. А те, кто остались, бережно хранят и передают свои воспоминания об этих выдающихся в своем деле людях.

Тот же Ситников подготовил к стартам таких известных скакунов, как Тардыылаах, Дайар-Хара, Месяц, Звезда. Николай Терентьевич был предан тренерской работе всей душой. Все его силы были брошены на воспитание чемпионов и на развитие конного спорта.

В содружестве с корреспондентом газеты «Социалистическая Якутия» Владимиром Николаевым им была написана небольшая брошюра «Подготовка и тренинг якутской лошади». Книга, которая была первой в своем ряду и давно уже стала библиографической редкостью.

Воспитанники Ситникова единогласно выделяли одно незаменимое качество тренера: способность в нужный момент настраивать на борьбу помощников и наездников. Как тонкий психолог, он мог подобрать ключ к душе каждого своего ученика. С каждым он вел себя по-разному перед соревнованиями: кого-то чрезмерно хвалил, кого-то, наоборот, злобно ругал. Видимо в этом и заключалась его главная черта, благодаря которой он вырастил поколение чемпионов.

Шаддад или Спид Стар?

Что же стало после ухода в мир иной великой тренерской плеяды якутских конников первой и второй волны? Наступил постепенный спад, обусловленный и временем переходного периода. В 90-х, увы, по ряду причин несколько раз скачки на Якутском ипподроме и вовсе не проводились…

С конца 90-х – начала нулевых нужно отдать должное ректору ЯГСХА Леониду Владимирову, который буквально с руин поднял Якутский ипподром и сумел наладить дела в конном хозяйстве.

Сегодня скачки стали не только изюминкой ысыаха, состязания на Кубок Главы республики привлекают большое количество зрителей. В орбите начали крутиться серьезные миллионные суммы. Сам факт участия в такой скачке – признание квалитета лошади, тем более важна победа.

Такие скакуны, как Шаддад, Спид Стар, Данк Шот, Араниябания, Кейн Шугар, Топ Лэди и другие навсегда вошли в историю конного спорта республики. Кто станет следующим победителем?

Подождем следующего лета…

Георгий СПИРИДОНОВ, SakhaDay.ru

На финишной прямой рысаки Ракета и Налет (справа – будущий жокей международного класса Моисей Пупко, 1957 г.).

Несколько сотен мужчин свистят и ревут каждый раз, когда мимо, поднимая облако пыли, проносятся всадники. 8 мая 2015 года в Кара-Балте стоит жара — на месте бывшего кладбища устроили праздничные скачки. В главной гонке дня, аламан байге, гнедой жеребец с белым пятнышком во лбу со старта вырывается вперёд и остаётся лидером все 20 километров гонки. Восьмой и последний круг — ближайший соперник в нескольких десятках метрах позади него. Ещё несколько минут, и под крики «Чап! Чап! Чап!» конь финиширует первым. Он пробегает ещё десяток метров и падает: разорвалось сердце.

Коня назвали Тэмуджином в честь Чингисхана. Как и все сложные клички, эта в обиходе не прижилась, и коня все звали Тимохой. (Бывают кардинальные преображения — к примеру, Видную Даму переименовали в Зымрыка). Тимохе три года, и это его первые большие скачки в новом сезоне. Двухлеткой он дважды приходил вторым, и надежды на него большие. За несколько часов до скачек, как только коневозка приехала из Бишкека, к хозяину подошёл казахский конезаводчик и предложил продать Тимоху за 7 тысяч долларов. Сказал, что даст больше — 20 тысяч — если лошадь придёт первой. Тимоху привезли, чтобы «открыть» — отскакать полдистанции для подготовки к летним бегам, его не готовили бежать 20 километров в полную силу. Но жадность взяла вверх, и Тимоха лежит на финише в агонии. Его ждёт «красный галстук» — из перерезанного лошадиного горла кровь течёт широкой струёй, похожей на галстук. Если бы конь был заслуженным чемпионом, то его похоронили бы рядом с родными конюшнями: возле бишкекского ипподрома закопан не один десяток лошадей. Только возле конюшни, где он вырос, лежит дюжина. Но Тимоху ждёт другая дорога — на мясокомбинат. Именно это обычно происходит с больными скакунами: из них делают колбасу. Иногда готовят бешбармак — жёсткое от многокилометровых тренировок мясо нужно долго отваривать. Вместо 20 тысяч долларов за Тимоху получили 20 тысяч сомов.

Мало кто представляет такой сценарий заранее. Мечта, с которой в Кыргызстане заводят скакунов, — стать обладателем чемпиона наподобие Тачанки, царственно спокойной кобылы светло-серого цвета, названной в честь повозки для пулемёта. За три года она выросла в цене в 58 раз, с 3 до 175 тысяч долларов, выиграв шесть машин и около миллиона сомов. (Все цифры о стоимости скакунов основаны на слухах — владельцы отказываются подтверждать их, поскольку не хотят привлекать внимания финансовой полиции). Чемпион не только тешит тщеславие владельца — а в Кыргызстане держать породистых скакунов ещё престижнее, чем коллекционировать «роллс-ройсы», — но и приносит прибыль: за один успешный сезон он может полностью окупить себя и своё содержание на годы вперёд.

Логика скакового бизнеса такая: «тай », годовалый скакун, в зависимости от родословной, стоит от 1,5 до 10 тысяч долларов. Вы покупаете его и готовите год или полтора, прежде чем пустить на бега. С каждой выигранной скачкой его цена поднимается на десяток тысяч долларов. В будущем вы можете продать его или оставить как производителя, плодить новых чемпионов — покрыть кобылу жеребцом стоит от 100 до 2000 долларов.

Однако таких, как Тачанка, единицы. Как с каждым выигрышем цена скакуна возрастает, так с каждым проигрышем она и падает. Лошадь, за которую предлагали 30 тысяч долларов, после неудачной скачки может стоить вдвое меньше. И большинство лошадей после скачек в цене падают — порой до нуля.

Какой приз дали за первое место, выигранное Тимохой в тот день, его хозяин, Александр, не помнит — говорит, всё было как в тумане. Помнит, что десятью годами ранее на другой скачке, где его лошадь погибла в похожих обстоятельствах, в качестве приза дали 6 тысяч сомов и DVD-плеер, — он тут же его сломал, швырнув в трибуны. Саша говорит, что давно перестал плакать по погибшим лошадям — свыкся с неизбежностью смерти. Однако фотография Тимохи у него до сих пор на профиле в «Одноклассниках».

Тимоха вырос на конюшне номер 11. Александр Фёдоров, или Шуке, как называет его помощник, — начальник конюшни и тренер. Среди других тренеров на ипподроме Саша выделяется: он вырос в Бишкеке, а не в селе. Внешне тоже отличается — он в полтора раза шире остальных и скорее похож не на бывшего жокея, а на боксёра — причём забросившего спорт лет 10 назад. Саше — 30, лошадьми он заболел восьмилетним ребёнком, когда отец впервые привёл его в конно-спортивную школу. Уже в третьем классе он сбегал с уроков на ипподром, где бесплатно работал, чтобы побыть с лошадьми, а в шестом окончательно бросил школу ради конюшен.

«Люди — злые, завистливые, жадные, все хотят друг друга обмануть, а лошадь — если её не обидишь, то и она не обидит», — объясняет он. — «Вот ты что больше всего любишь в жизни? Я — жеребят выращивать. Это те же дети — мы к каждому жеребёнку относимся, как к ребёнку». Увлечение лошадьми Саша называет болезнью, которая, в отличие от любви, не проходит (он в разводе). Каторжный труд, неврозы, проигрыши — он бы стал военным или бизнесменом, но без лошадей долго не может.

Как и в большинстве конюшен, в 11-ой живут не только животные, но и люди — в комнатах за стенкой от стойл. Некоторые тренера говорят, что храп любимого коня — музыка для ушей. Но заснуть в конюшне сможет не каждый: во сне лошади громко храпят, пукают, ржут и стучат копытами по стенам. Бывает, ночью конь вертится с бока на бок, пока не застрянет, уткнувшись копытами в стену. Тогда он начинает бить по стене, пока кто-нибудь не придёт ему на помощь. В 11-ой конюшне три жилые комнаты, каждая размером с кладовку. В одной из них стоит обклеенный фотографиями лошадей шкаф, кровать и два телевизора — один в качестве подставки. Холодильник и обогреватель стоят в соседней комнате, где хранят витамины и добавки для лошадей (включая пиво). В свободное время обитатели конюшен собираются в коридоре возле этих комнат: курят, пьют чай, играют в нарды или смотрят телевизор — пересматривают записи скачек.

Рабочий день в конюшнях начинается ещё до рассвета и длится 15 часов. Мало того, что надо перетаскать десятки вёдер с водой, зерном, опилками и убрать килограммы навоза, важно найти общий язык со своенравными животными, которые в лучшем случае будут тянуться за лаской, а в худшем — пытаться откусить вам палец (иногда успешно). Эта работа отличается монотонностью, не знает выходных и не обещает больших денег — в среднем конюх зарабатывает 5 тысяч сомов в месяц. Многие выдерживают три дня и сбегают — в конце концов, человека, который решил искать более лёгкий способ зарабатывать на жизнь, можно понять.

Главный навык, который всю жизнь оттачивают тренеры, — умение «чувствовать лошадь». Каждое утро она просыпается в разном настроении. Если оно хорошее, то конь «играется»: дёргает головой, пританцовывает, пытается приласкаться или лягнуть. Если плохое, то он всем видом показывает, чтобы его оставили в покое. В зависимости от утреннего настроения тренер определяет нагрузку на треке — от 5 до 15 километров в разном темпе, от шага до галопа. Отпуск у скакуна раз в году, не больше нескольких недель в декабре, когда земля на треке становится слишком твёрдой для копыт. В остальное время кони отрабатывают по несколько сотен километров в месяц. Грань между недостаточной и чрезмерной нагрузкой очень тонкая, и «чувствовать лошадь» важно, чтобы задавать ровно такой объём тренировок, который бы и развивал выносливость лошади, и не травмировал её.

«С лошадьми, как с маленькими детьми, — говорит Александр. — То зубы заболят, то задница, то ноги». Лошадь легко простывает, громко чихает и долго кашляет. У неё чувствительный желудок: многие погибают от несварения. Травмировать лошадь можно на ровном месте — например, на Чолпон-Атинском ипподроме из-за покрытия беговой дорожки несколько лошадей сломали ноги, и бишкекские коневоды теперь опасаются ехать туда на скачки.

В скачках участвуют как жеребцы, так и кобылы — чемпионов поровну среди и тех, и других. «Кобыла благороднее, она полностью выкладывается и бежит, пока не умрёт. А жеребец хитрый: если устанет, то может закосить под больного — просто остановиться и сделать вид, что ему плохо, — рассказывает Саша. — И сразу никак не поймёшь, что он притворяется, только на следующий день, когда видишь его в настроении играть и дурковать, понимаешь, что он не устал».

В день скачек бишкекский ипподром «Ак-Кула» переполнен настолько, что двадцатитысячная толпа, не поместившись на трибунах (рассчитанных на три тысячи человек), переливается на трек, под ноги к лошадям. Зрители повсюду: на заборе, на деревьях, по обе стороны беговой дорожки. В будни ипподром выглядит совсем иначе. Перед рассветом здесь бывают туманы, и тогда кажется, что эти места заброшены не один десяток лет. В серой дымке виднеется только ржавый вагончик охранника, металлические останки сцены и дыры в заборе. Время от времени мелькают всадники, и плотную тишину прерывает только русский рэп из их мобильников. Конюшни за полем ипподрома разделены огромным полем застарелого навоза, смердящими лужами и разбитой дорогой, вдоль которой висит бельё и бегает стая местных дворняг. Здесь пахнет конским навозом и пылью разрухи, и это совсем не похоже на аромат больших денег. Однако лошади, которые здесь живут и тренируются, в совокупности стоят несколько миллионов долларов. Самые дорогие живут в конюшнях учителя Александра — Керима Омуралиева, которого многие считают лучшим тренером страны.

Успех на ипподроме измеряется в машинах: так повелось с девяностых, когда их начали разыгрывать в качестве главного приза. Эта практика уникальна для стран СНГ, и её связывают с маленькими призовыми фондами. Тотализаторы запрещены, спонсоров мало, и призовые фонды часто собирают из взносов участников (от 2 до 7 тысяч сомов). «Машина» звучит солиднее, чем 1 500 долларов, вот и становится главным призом. Коневоды верят, что как корабль назовёшь, так он и поплывёт, поэтому в кличках скакунов можно найти весь диапазон транспорта — от Паровоза, Автомашины и BMW до Airbus. Этот разброс отражает действительность: «автомобилем» могут оказаться как древние «Жигули» за 300 долларов, так и новенький Land Cruiser Prado за 50 тысяч долларов, какие разыгрывают в Казахстане — там призовые фонды в 10 раз больше кыргызстанских и доходят до 200 тысяч долларов. Машины, как правило, после победы продают, а деньги делят между собой: владелец получает 50%, тренер — 30%, жокей — 10%. Ещё 10% делят между остальными работниками конюшни.

В машинах исчисляются заслуги не только коней, но и тренеров — лучшие имеют на счету несколько десятков. Каждый тренер знает точный счёт своих побед, однако мало кто называет его вслух: коневоды суеверны и думают, что если хвалиться, то удача может отвернуться, а в их деле без неё никак. Керим утверждает, что не помнит, сколько машин выигрывал, однако точно около сотни, включая новенький джип из Казахстана.

«Ко мне иногда подходят и просят не участвовать в скачках: «Байке, дайте и нам выиграть», — улыбается он. — Я уже выиграл всё, что хотел. Но теперь нужно во второй раз». Ему 53 года, но о пенсии он ещё не думает — будет тренировать, пока сможет. Керим — единственный тренер с профессиональным образованием: в советское время он учился в уфимской школе жокеев. В его конюшнях можно найти десяток прошлых и нынешних чемпионов, включая Тачанку, Ганк, Айкашка и Электру Де Ла Рок. Здесь живёт 40 лошадей стоимостью от 5 до 100 тысяч долларов, родом из Кыргызстана, Франции, Швейцарии и Ирландии.

Наступивший 2014 год – год Синей Деревянной Лошади по восточному календарю. Она является символом активности, радости, восприимчивости и жизнелюбия. Именно поэтому фильмы об этих прекрасных животных такие яркие и интересные. В честь нового 2014 года предлагаем вашему вниманию 14 лучших фильмов о лошадях.

«Мисти» (1961)

Это невероятно трогательная история о детях, которые хотят стать владельцами двух лошадей. И у них есть такая возможность, ведь ежегодно жители маленького городка в штате Вирджиния устраивают ярмарку-продажу лошадей. В этом году маленькому Полу и его сестре Марин приглянулась прекрасная лошадка по кличке «Фантазия» и ее жеребенок «Мисти». К сожалению, на животных претендуют не только они. Но с помощью добрых местных жителей ребятам удается приобрести лошадок.

«Легенда» (1985)

Эта волшебная сказка Ридли Скотта рассказывает удивительную историю о сказочной стране, где круглый год царит лето, где живут диковинные существа и удивительные создания. Эту страну охраняют два белоснежных единорога. Однажды лесной странник по имени Джек захотел показать их принцессе Лили. Девушка не смогла удержаться от соблазна и погладила этих дивных созданий, сделав их беззащитными перед злыми чарами. Узнав об этом, великий и могущественный Повелитель Тьмы решает погрузить прекрасный мир во власть вечной ночи. Главную роль в фильме сыграл молодой Том Круз, которому на тот момент исполнилось 28 лет. Фильм претендовал на «Оскар» в номинации «Лучший грим».

«Черный красавец» (1994)

Историю о Черном красавце написала английская романистка Анна Сьюэлл в 1877 году. С тех пор книга стала одним из самых любимых в мире романов о животных. Главный герой – замечательный конь по кличке Черный Красавец, который рассказывает нам историю своей жизни, в которой радостные события тесно переплетаются с печальными, а заботливые хозяева сменяются жестокими. К счастью, у фильма счастливый конец: старый друг коня Джо выкупает его у бессердечного торговца зерном. Животное счастливо. Дебютный фильм Кэролайн Томпсон является пятой экранизацией романа Анны Сьюэлл.

«Спирит: Душа прерий» (2002)

Чудесный мультик от создателей «Шрека» рассказывает историю дикого жеребца-мустанга Спирита. Конь путешествует по территории Америки, заводит дружбу с молодым индейцем по имени ручеек и встречает любовь в лице красивой кобылы по имени Гроза. В общем, жизнь коня можно назвать абсолютно счастливой. До тех пор, пока не появляются люди, которые хотят сделать из него военную лошадь. Компания Dreamworks использовала в качестве модели для рисования Спирита мустанга Доннера, купленного компанией за 50 000 долларов.

«Фаворит» (2003)

Действие фильма, основанного на книге американской писательницы Лауры Хилленбранд, происходит в 30-х годах 20-го века в Америке. Великая депрессия в самом разгаре. Одни проводят время в тщетных попытках найти работу, другие отправляются на местный ипподром, где однажды появляется новая лошадка: темная, маленькая, кряжистая и, кажется, совсем не пригодная для гонок. Ее жокей – слепнущий чемпион по боксу Ред Поллард (Тоби Магуайр), а ее тренер – бывший цирковой силач по имени «Гроза мустангов». И однажды случается то, чего никто не мог ожидать: невзрачной лошадке с полуслепым наездником удается обогнать непобедимого фаворита скачек и добиться титула «Лучшая лошадь 1938 года».

«Мечтатель» (2005)

Это основанная на реальных событиях картина повествует об отце (Курт Рассел) и дочери (Дакота Фэннинг). Несмотря на то, что они живут под одной крышей и сильно привязаны друг к другу, настоящего взаимопонимания между ними нет. Но все меняется, когда маленькая Кейл просит отца вылечить любимую лошадь. Эта просьба становится точкой отчета, от которой будет вести свою историю настоящая любящая семья. Прототипом лошади-участницы картины стала кобыла по кличке Mariah`s Storm. Эта молодая лошадь подавала большие надежды, но однажды получила перелом берцовой кости, надолго выведший ее из строя. Однако кобыле удалось оправиться от травмы и даже выиграть впоследствии несколько серьезных соревнований.

«Лошадка для Винки» (2005)

Маленькая девочка по имени Винки переезжает жить из Китая в Голландию. Ей не сразу удается приспособиться к новой жизни в чужой стране. К счастью, ей на помощь приходит новый друг – красивая белая лошадка. Она-то и помогает девочке не грустить, справляться с жизненными трудностями и радоваться, несмотря ни на что. Это очень добрый фильм, в котором показано, что мечты сбываются, если мы очень сильно этого желаем.

«Флика» (2006)

Фильм снят по роману американской писательницы Мэри О’Хара «Мой друг Флика» и рассказывает о девушке, которая подружилась с мустангом. Они встретились на просторах дикой природы – 16-летняя Кейти и 2-летняя дикая лошадь. И с тех пор у Кейти появилась мечта – оседлать непокорное животное. Но отец Кейти против ее нового увлечения. Он не сразу понимает, что ощутившая свободу Кейти никогда больше не откажется от нее. Изюминка фильма – невероятно красивые пейзажи и потрясающая съемка.

«Клара» (2010)

Фильм снят по книгам шведской писательницы Пии Хэгмэр. Это история о девочке Кларе, которая после развода родителей вместе с мамой переезжает в маленький городок. В местной школе к новичкам относятся настороженно, и Кларе тяжело завести друзей. Многие из ее одноклассниц занимаются конным спортом. Чтобы завоевать авторитет в новой компании, девочка собирается принять участие в соревнованиях по верховой езде. Единственная сложность заключается том, что прежде Клара никогда не сидела в седле! На помощь девочке приходит ее ровесник Джонте, который начинает тренировать ее на ничем не примечательной лошади по кличке Звезда, которую давным-давно списали с соревнований.

«Чемпион» (2010)

Фильм основан на реальных событиях и рассказывает невероятную историю о коне по кличке Секретариат, который в 1973 году смог сделать то, что никому не удавалось на протяжении 25 лет – выиграть подряд три престижнейших скачки из серии «Тройная Корона». Эти соревнования считаются одним из самых захватывающих событий в мире спорта. С самого рождения и до момента наивысшего триумфа рядом с Секретариатом были добрый конюх, грамотный тренер и любящая хозяйка, которые ухаживали за ним как за близким человеком. Именно благодаря их заботе конь и стал известным на весь мир чемпионом.

«Боевой конь» (2011)

Фильм Стивена Спилберга, снятый по одноименному роману британского писателя Майкла Морпурго, рассказывает историю невероятной дружбы мальчика Альберта и коня Джоуи. Когда начинается Первая мировая война, Джоуи отправляют вместе с кавалерийским полком на поля сражений Франции. Альберт, несмотря на слишком юный для военной службы возраст, уходит на фронт, чтобы найти и спасти друга. Роль Джои в фильме исполняли 14 лошадей. «Главный» конь Файндер также снимался в «Фаворите». На съемочной площадке фильма непрерывно присутствовали представители Американского общества защиты животных. По окончании съемок они удостоили фильм наивысшей оценки по части работы с животными.

«Моя прекрасная звезда» (2012)

Это увлекательная история о преданной и бескорыстной дружбе человека и лошади. Отец главной героини – девушки по имени Луиза – остается совершенно один, и она принимает решение переехать к нему на ферму, чтобы быть рядом, помогать и поддерживать. Ферма – не чужое для Луизы место, ведь там прошло ее детство, там живет ее любимый конь Маркиз. К сожалению, животное получило сильную травму и больше не может участвовать в бегах. Животное списывают. Но у Луизы другое мнение. Она уверена, что сможет выходить старого коня и даже вернуть его в спорт. Девушка намерена до конца бороться за своего любимца.

«Восточный ветер» (2013)

Еще один фильм о дружбе девочки и лошади. Из-за плохой успеваемости в школе родители на целое лето отправляют главную героиню – 14-летнюю Мику – на ранчо к бабушке. Девочка настроена провести все каникулы за книжками. Неожиданно в самом дальнем амбаре она встречает дикого жеребца по кличке Восточный ветер. Никто на ранчо не может приручить его. Однажды ночь Мика прокрадывается в амбар, чувствуя необыкновенную привязанность к животному. Так начинается их дружба. Сумеет ли Мика обуздать жеребца, или Восточный ветер так и останется диким?

«Одинокий рейнджер» (2013)

Новый проект от создателей франшизы «Пираты Карибского моря» стал одним из самых ожидаемых фильмов 2013 года. Это история легендарного блюстителя закона Джона Рида (Арми Хаммер), славившегося своим умением ловить преступников. Желая отомстить жестокой банде, перебившей других рейнджеров, Рид надевает маску и превращается в легендарного мстителя. Его спутниками в борьбе за правосудие становятся великолепный жеребец Силвер и индеец Тонго, роль которого сыграл Джонни Депп.

Новый сезон на Казанском ипподроме начался с забегов и скачек 70 лошадей со всей России. В этом году самыми масштабными обещают быть старты в День республики и во время проведения Сабантуя.

«30 августа будет разыгрываться приз на Кубок Президента Республики Татарстан. Также ожидается, что в этом году традиционно будут проводиться арабские скачки, учрежденные шейхом Арабских Эмиратов, с участием спортсменов из разных стран», — добавила начальник отдела развития Казанского ипподрома Дина Галямшина.

Специальные татарские дорожки для лошадей

Обычно сезон на Казанском ипподроме открывается в конце апреля — начале мая, но в этом году первые старты перенесли из-за подготовки особого покрытия.

«В этом году нам пришлось долго подготавливать дорожки. Дело в том, что для лошадей должно быть специальное мягкое покрытие. Снег ушел, дорожки мы подготовили, взрыхлили их и теперь полностью готовы принять всех лошадей», — отметила Дина Галямшина.

Специальное покрытие для беговых дорожек было разработано татарстанскими технологами и используется только на Казанском ипподроме. В его составе кварцевый песок, прорезиненная крошка, дополнительное синтетическое волокно, рассказала Галямшина.

За таким покрытием необходим тщательный уход — перед каждыми состязаниями проезжает специальная машина, которая «причесывает» дорожки и поливает их. Лошадь во время бегов не должна спотыкаться о кочки и ямки, так как это может быть чревато серьезными травмами наездника и самого животного.

«Дорожка состоит из нескольких слоев. Дренажный слой уходит на шесть метров в глубину, это значит, что скачки и бега у нас могут проводиться даже во время очень сильного дождя, поэтому мы их никогда не отменяем. Были моменты, когда специалисты отмечали, что в такую погоду скачки на московском ипподроме могли бы отменить, а у нас дорожки справились», — обратила наше внимание начальник отдела.

Президентский конь и экскурсия по конюшне

Во время скачек и заездов на Казанском ипподроме можно увидеть лошадей арабских и рысистых пород.

«К скаковым лошадям близко подходить нельзя, но любой желающий может записаться на экскурсию в конюшню и посмотреть на всех лошадей, которые у нас стоят. Все те породы, которые участвуют в скачках и бегах, представлены в конюшнях», — рассказала Дина Галямшина.

На такой экскурсии можно увидеть бывших чемпионов, некоторые из них участвовали в международных соревнованиях. Например, конь по кличке Лидер, орловский рысак, участвовал в русской тройке и занял первое место в Париже. Там стоит и представитель ахалтекинской, самой древней породы, Джидан, подаренный нашему первому президенту Минтимеру Шаймиеву. На экскурсии можно увидеть лошадей Рамзана Кадырова, «Татнефти» и «Динамо». Всего конюшни ипподрома вмещают до 500 лошадей, и в сезон скачек здесь часто не бывает свободных мест.

Лошади наполняют жизнью детей с ДЦП и аутизмом

На ипподроме не только соревнуются, но и занимаются лечением детей и взрослых при помощи лошадей. Иппотерапия — это метод лечения и реабилитации детей и взрослых с различными заболеваниями и травмами.

«Дети катаются на лошадях в сопровождении профессионального инструктора и тем самым получают огромную пользу для своего здоровья. Дети с аутизмом начинают говорить, у детей с ДЦП значительно улучшается физическое состояние. Мы начали этим заниматься с 2010 года здесь, на базе Казанского ипподрома, и сейчас при поддержке президента нашей республики проект набирает обороты», — рассказывает заместитель руководителя Казанского ипподрома по социальным вопросам Джамиля Гайнутдинова.

За восемь лет здесь прошли реабилитацию порядка ста детей. Стоит заметить, что на иппотерапию проходят не только дети, но и взрослые после инсульта, дорожно-транспортных происшествий и с другими травмами.

Сотрудница ипподрома объяснила, как работает такое лечение.

«При контакте с лошадью идет значительная эмоциональная разгрузка детей, они наполняются новыми эмоциями, жизнью — это очень хорошо им помогает. И во время езды на лошади задействуются все мышцы — нужно держать равновесие, переваливаться в нужном направлении. Поэтому мышцы тренируются и за счет этого происходят значительные улучшения», — поделилась Джамиля.

Сейчас для занятий используют три лошади. Каждую из них тщательно отбирали по характеру и телосложению.

«Важно, чтобы лошадь была спокойная и не навредила ребенку. Малейший шум, малейший какой-то ветерок — и она может встать на дыбы и сбросить ребенка. Поэтому мы выбираем животных по характеру в первую очередь, и очень важно телосложение лошади, чтобы ребенку было комфортно сидеть, чтобы она не была слишком крупная и слишком высокая. Последнюю лошадь мы искали по всей республике», — обратила внимание собеседница.

Занятия иппотерапией стоят от 150 до 600 рублей, в зависимости от финансового статуса семьи. Но часто реабилитацию оплачивают благотворительные фонды. Для поиска финансовой поддержки сотрудники ипподрома постоянно участвуют в различных грантах.

Чтобы показать, как живут лошади на ипподроме, нас пригласили в одну из конюшен. Здесь стояло около десяти лошадей — среди них бывшие чемпионы и обычные трудяги для проката. Когда мы были уже на пороге, нас предупредили, что стойкий запах может сопровождать нас весь день. Действительно, когда журналисты прошли внутрь, лошадиные благовония сразу ударили в нос. Но уже буквально через пару минут мы ничего не чувствовали — радость от общения с этими прекрасными животными отвлекла наше внимание.

Одна из лошадей показалась наиболее интересной — ее светлая грива была заплетена в аккуратную косичку.

«Это Кувшинка — кобыла тяжеловозной породы. Обычно их используют для сельского хозяйства или мясо-молочного производства», — рассказал администратор проката Александр Абросимов.

Кувшинке повезло, ее не используют по прямому назначению — здесь она служит для проката. Лошадь оказалась добродушной, с удовольствием угостилась сахаром с ладошки, пыталась познакомиться с нами и постоянно тянулась к диктофонам журналистов во время интервью, пытаясь внимательнее изучить не известные ей предметы.

Дети очень любят Кувшинку и постоянно заплетают ей косы. «Прически она меняет часто», — заметил Александр.

Красивые лошадиные гривы то отращивают, то обрезают, делают какие-то прически — все индивидуально, как у людей.

Сам сотрудник проката работает с лошадьми уже 25 лет. Он не только выполняет административную работу, но и тренирует детей. 45-минутное занятие стоит 700 рублей. Прийти может любой желающий, главное, не бояться и любить этих добрых и милых существ.

«Во время занятия вы должны быть уверены — лошади все чувствуют. Малейшая слабость, и они начинают наглеть. Нужно быть настойчивым, но не жестоким. В природе лошадь живет в стаде, у них есть жеребец или кобыла, которые доминируют. То же самое и здесь — человек должен быть доминантом», — объяснил нам Александр.

Пока мы общались, лошади то радостно ржали, то били копытами о двери денников (место лошади в конюшне — прим. Т-и), выпрашивая сахарок. К слову, угощаться они очень любят, нужно только правильно подавать лакомство, на раскрытой ладони, чтобы не лишиться пальцев. Ласку копытные друзья тоже приветствуют, но гладить можно не всех — об этом можно узнать из таблички на дверце стойла.

Личное пространство лошади и сотрудничество с человеком

В конюшне мы заметили девушку, которая кормила одного из жеребцов. Выяснилось, что она приходит сюда каждый день и помогает сотрудникам ипподрома.

«Здесь живет моя лошадь, поэтому я прихожу сюда каждый день. У меня есть основная работа, но с лошадьми это мало связано. Еще с детства я очень любила этих животных, а когда начала ими заниматься, здесь, на ипподроме, мы решили открыть свое ранчо, а пока я набираюсь опыта», — рассказала Анастасия Ивлева.

Уход за лошадьми дело непростое. Это вам не машина, которую поставил в гараже и забыл, подчеркивает Настя. Утро в конюшне начинается в пять утра и заканчивается в восемь вечера. Лошадей кормят и поят три раза в день. Очень важно, чтобы животные постоянно находились в движении и не застаивались в деннике.

«Лошадям нужно личное пространство — они должны отдохнуть от человека. У них должно остаться время, чтобы пообщаться с друзьями — другими лошадьми в табуне. Для них человек — это достаточно инородное существо, и мы должны грамотно выстраивать наше сотрудничество. Мы попросили у них работу и взамен дали еду и ночлег», — объяснила девушка.

Лошадь очень любит работать с человеком, но это должно быть равноправное сотрудничество, интересное для обеих сторон.

«Лошади больше всего не любят рутину — одинаковые дороги, одинаковые вещи изо дня в день. Если все окружено стрессом, насилием и она просто стоит целый день без еды и воды, как машина для зарабатывания денег, как инвентарь, то, естественно, ничего хорошего из этого не получится», — с сочувствием рассказывает Анастасия.

Московский ипподром находится всего в пяти километрах от Кремля, почти в самом центре столицы. Для подобных заведений это очень необычно: как правило, ипподромы располагаются либо за городом, либо ближе к окраинам. В 1831 году, когда император Николай I подписывал указ о строительстве на Ходынском поле ипподрома со скаковым и беговым кругами (фактически это были два отдельных ипподрома), выделенная территория не считалась городским центром. На бывших пахотных землях проводили массовые мероприятия вроде печально известных гуляний в честь коронации, устраивали ярмарки и разбивали военные лагеря. С тех пор Москва изменилась, границы ее далеко отодвинулись. Место скакового ипподрома заняла железнодорожная развязка Белорусского вокзала, а беговой ипподром (теперь уже единый комбинированный), давший название и улице Беговой, и станции метро «Беговая», по-прежнему занимает 42 га столичной территории.

Московский ипподром считается первым в мире рысистым ипподромом, и рассказ о нем надо начать с уточнения терминологии. Не все понимают, что бега и скачки — это разные соревнования. Бега, или рысистые бега, — испытание резвости лошадей в беге рысью, скачки — испытание верховых лошадей в беге галопом. Рысаками, участвующими в бегах, управляют наездники в двухколесных экипажах-качалках. На скачках верховыми лошадьми управляют жокеи, которые сидят верхом в седлах.

В бегах лошади рысистых пород идут, соответственно, рысью: правая передняя нога коня выносится вперед одновременно с левой задней. Рысью способно бегать любое четвероногое животное, но когда требуется увеличить скорость, оно инстинктивно переходит в галоп. Рысак же не имеет права переходить в галоп, и мастерство наездника состоит в том, чтобы не дать лошади сделать это, не теряя скорости. В отличие от верховых пород, рысистые выведены искусственно. Способность бегать резвой рысью закрепляется генетически. Породы до сих пор развиваются, оттачивая эту самую «рысистую составляющую». По результатам испытаний отбираются лучшие лошади породы, устанавливаются цены на них, совершаются крупные сделки, которые впоследствии могут повлиять на историю породы. Таким образом, ипподром — не цирк, не просто развлечение для азартных людей. Это серьезное место для хозяев лошадей и конезаводчиков.

Московский ипподром отличался не только лошадьми, но и красотой строений. Деревянные трибуны скаковой его части были отделаны деревянным кружевом (к сожалению, они сгорели после революции), беговой ипподром тоже выглядел нарядно: в 1899 году он получил каменные трибуны с металлическим ажурным декором, созданные архитекторами И. Барютиным и С. Кулагиным. В 1930 году оба ипподрома были соединены, но новый ипподром простоял недолго — в 1949 году он опять же горел, и началась реконструкция. То, что мы видим сейчас, восстановлено в 1950-х годах по проекту Ивана Жолтовского, одного из столпов советской архитектуры. Потолки внутри также расписаны по его эскизам. Фасад главного здания украшает башня с примечательным флюгером: фигура жеребца орловской породы — символ ипподрома.

Над въездом на ипподром со стороны Ленинградского шоссе можно увидеть бронзовую четверку лошадей, напоминающую квадригу Большого театра. Эти кони — действительно «родственники» самых знаменитых коней русской скульптуры. Ипподромную квадригу создал Константин Клодт, внук Петра Клодта, автора и квадриги Большого театра, и скульптур на Аничковом мосту в Петербурге. До пожара на ипподроме было две квадриги, но вторую упряжку Жолтовский при реконструкции разобрал и расставил лошадей по углам здания.

Ипподром огражден стеной, которой изначально не было. Ее возвели в 1960-е годы ради безопасности лошадей. До этого конюшни располагались на ближайших улицах, и лошадей приводили на испытания прямо оттуда. Бывало, что они убегали и двигались к центру города вместе с потоком машин — как ни странно, строго соблюдая правила дорожного движения. По рассказам работников ипподрома, периодически они получали звонки из Кремля с сообщениями: «Заберите своих лошадок, они у нас под елочками пасутся». Во избежание проблем ипподром оградили, а конюшни перенесли внутрь территории.

Бега на ипподроме проводятся круглый год. Зимой, помимо всего прочего, испытания проходит знаменитая русская тройка — спортсмена, управляющего ею, называют «троечником». По воскресеньям проходят испытания рысаков нескольких пород. Это рысаки орловские, американские, русские (порода, выведенная путем скрещивания орловской лошади с американской), а с 2011 года еще и французские. Разыгрываются главные, самые ценные отечественные призы. Прежде всего — Большой всероссийский приз (Дерби). В этом заезде каждая лошадь имеет право участвовать только один раз в жизни. Очень престижным считается и Всероссийский приз Барса — испытания четырехлетних орловских рысаков. Приз назван по имени первого жеребца орловской породы, выведенного в России. Барса I лично испытывал в течение нескольких лет сам создатель породы граф Алексей Орлов.

Испытания скаковых лошадей проходят с мая по сентябрь. Призы для чистокровных верховых лошадей — упомянутый Большой Всероссийский приз (Дерби), приз «Анилина», «Кубок Н.Н. Насибова» и другие. (Кстати сказать, Анилина и Насибов — это знаменитая лошадь и ее заслуженный жокей.) Обычно в скачках участвуют две чистокровные породы, английская скаковая и арабская. Еще одна скаковая порода, старейшая в мире ахалтекинская, появляется редко. Все породы испытываются на галопе — природном быстрейшем аллюре лошади.

Ипподром состоит из нескольких частей. Это трибуны для публики, где можно сделать ставки в кассах, несколько дорожек для лошадей, конюшни, маленький манеж и общежитие для работников, куда посторонних не пускают. Тут же есть частный клуб верховой езды «Прадар» — бывшая территория ипподрома с большим манежем, которую в 1990-х пришлось продать частникам.

Основу первой, самой длинной (1800 метров) дорожки составляет песчаный грунт. Вторая дорожка (1600 метров) покрыта специальным смешанным грунтом. Он положен на глубину около 2 метра, чтобы создать достаточно упругое и мягкое для лошадей покрытие. На первой дорожке проводятся скачки, на второй — бега.

Третья дорожка (1400 метров) — жесткая. Лошади по ней передвигаются медленно, чтобы не разбить суставы. Эта дорожка незаменима во время дождя, так как ее покрытие очень быстро высыхает.

Четвертая дорожка — самая комфортная для лошадей: 1200 метров, естественный грунт. Предназначена для оттачивания техники и других неспешных работ.

Команды «на старт» на большинстве ипподромов мира, включая московский, даются колоколом. Лошади выстраиваются за обычной легковой машиной, к которой прикреплены «крылья», перекрывающие призовую дорожку. Участники забега стоят по номерам: первый — по внутренней бровке, последний — по внешней. Они стартуют за машиной, и этот метод позволяет почти избежать фальстартов, что очень важно: фальстарт очень плохо влияет на лошадь, после него она может уже не показать своих лучших результатов.

Бега проводятся на дистанции в 1600, 1200 и 2400 (1,5 круга) метров. Финиш принимается фотофинишем. Время засекается до одной сотой, которую потом округляют до десятой. Из-за фотофиниша на ипподроме практически не бывает случаев «голова в голову».

Перед скачками лошадей заводят в специальные боксы, дверцы в которых открываются одновременно. Дистанций здесь всего две: спринтерская (1000 метров) и стайерская (3200 метров).

Со скачками московской публике не очень повезло: точка финиша смещена от трибун вправо, поэтому в самый захватывающий момент зритель видит лишь хвосты лошадей. Раньше финиш был перед трибунами, но сейчас испытания проходят по международным правилам, согласно которым финишная прямая у скаковых лошадей должна быть длиной не менее 400 метров. Такое расстояние можно получить только при условии переноса финиша за пределы трибун. Если пренебречь правилами, лошади не будут допущены к международным стартам.

Главная приманка Московского ипподрома — тотализатор. Выигрыш рассчитывается хитро: общая сумма делится на количество ставок, вычитаются проценты букмекеру и ипподрому. Отличие тотализатора от букмекерских ставок в том, что участник до конца не знает итоговой суммы потенциального выигрыша. Он может проиграть все, или выиграть очень мало — если много других игроков поставило на ту же самую лошадь, или сорвать весь банк — если станет единственным, кто угадает победителя.

Кассы, где принимают ставки, располагаются на втором этаже справа от центральной лестницы. Здесь, в небольшом темно-синем зале, бьется сердце игровой жизни. Над кассами на экранах высвечена вся информация по предстоящему заезду: имена лошадей, номера, количество ставок. Вычислить фаворита может даже новичок: чем выше коэффициент рядом с именем лошади, тем больше людей на нее ставит. А чем больше людей ставит на одну лошадь, тем меньше итоговый выигрыш в случае ее победы — он будет разделен между всеми.

Виды ставок подробно описаны на первой странице программки, которую выдают в кассе вместе с входным билетом. Перечислим их.

— «Одинар»: нужно угадать победителя в одном заезде.
— «Одинар-3», или «Тройной одинар»: нужно угадать двух первых лошадей в одном заезде независимо от их последовательности на финише.
— «Двойной экспресс»: нужно угадать победителя и серебряного призера в порядке их прихода к финишу.
— «Тройной экспресс»: нужно угадать всех трех призеров заезда в порядке их прихода к финишу.
— «Четыре победы»: нужно угадать победителя в четырех обозначенных в программке заездах.
— «Пять побед», сложнейшая и дорогая комбинация: надо угадать победителей пяти заездов. Номера заездов, участвующих в этой комбинации, обозначены в программке.

Минимальная ставка — 100 рублей. Количество ставок не ограничено.

В одной из касс можно сделать ставки и на другие соревнования: бокс, собачьи бега, скачки на других ипподромах, которые транслируются на нескольких больших экранах в торце зала. Происходящее на московском ипподроме транслируется на отдельном экране, здесь же можно увидеть фотофиниш скачек. Под экранами есть зарядки для мобильных телефонов.

В перерывах между заездами перед кассами толкутся завсегдатаи — в основном немолодые мужчины. Многие из них приходят сюда уже лет двадцать, а то и больше: с видом знатоков оценивают лошадей и долго перечисляют кассирше свои ставки, прежде чем вынуть из кармана купюры. Женщин немного, молодежи еще меньше. Новичок, конечно, может спросить совета у завсегдатая, но велик шанс получить примерно такой рассеянный ответ: «Можете поставить по сотне на пять-два и пять-четыре, но „пятерка“ обязательно должна быть каркасом, ее можно поддержать „восьмеркой“, хотя некоторые прячут еще „шестерку“… Что, ничего не поняли?» Объяснять никто не станет, ведь уходит драгоценное время. Поэтому вернее будет просто посмотреть несколько заездов.

Заезд можно смотреть с любого из трех уровней трибун. На двух верхних есть несколько деревянных лавок для сиденья — они обычно плотно оккупированы завсегдатаями. Большинство лож ипподрома, где можно только стоять, свободны. Нижний ярус вообще не оборудован сидениями, зато можно подойти к самому бортику.

Бега, идущие по второй дорожке, удобнее смотреть сверху — снизу ничего не видно. Скачки интересно наблюдать у бровки, однако надо помнить об особенностях финиша: его отсюда не разглядишь.

Все заезды комментируются очень подробно, положение лошадей оценивается буквально через каждые 100 метров. Перерыв между заездами длится 20 минут. Этого достаточно, чтобы получить выигрыш, обдумать следующий шаг, сделать ставку и вернуться на трибуны. Кроме того, после розыгрыша крупных призов на пьедестале перед трибунами проходит награждение победителей: выходят тренер, владельцы лошади и сами лошади.

На ипподроме есть музей с большим архивом. Смотритель и экскурсовод — почтенная дама, знающая, кажется, родословную каждой лошади в России. Музей работает не каждый день, так что нужно звонить и узнавать расписание.

Кассы тотализатора в дни заездов работают с 11:00 до 19:00. Билет для входа на ипподром можно купить в кассе, которая располагается слева от главного входа, за углом. К билету прилагается программка на день с деталями каждого заезда: время старта, дистанция, порода испытываемых лошадей, клички, имена наездников и жокеев, непременно — описание их костюмов, чтобы можно было различить их издали. Например: «Мастер-наездник Л.В. Киселев — камзол белый с черными ромбами, шлем белый».

Немного о еде. У входа в зал установлены автоматы с кофе и шоколадками. Буфет находится под трибунами. Там есть еще одна касса, где можно сделать ставку, но спускаться надо с осторожностью: это давно не знавшее ремонта помещение с осыпающейся штукатуркой и выщербленным полом. Буфет — стойка, где можно купить пиво или бутерброд с колбасой.

Гораздо приличнее выглядит ресторан «Ипподром». У него есть летняя терраса и отдельный вход на оборудованные мягкими креслами трибуны.

Надо учесть один малоприятный момент: увлеченные завсегдатаи ипподрома не стесняются в выражениях. Обсуждения прошедшего или грядущего заездов проходят так бурно и нецензурно, что детей сюда лучше не приводить.

Режим работы

Испытания лошадей проводятся каждое воскресенье с 13:00 с мая по сентябрь.

Телефон: +7 (495) 945-04-37; музей ипподрома: +7 (495) 945-42-23; по вопросам приобретения билетов: +7 (985) 895-24-82

У истоков Московского ипподрома стоял граф Алексей Григорьевич Орлов. Несмотря на то что он умер задолго до открытия ипподрома, в 1808 году, история рысистых бегов началась именно с него — Орлов занимался их организацией и создал знаменитую породу отечественных рысаков.

Во второй четверти XIX века в Москве были созданы два общества любителей лошадей — Общество охотников конного бега и Общество любителей конской охоты. Они обратились к императору Николаю I с просьбой: выделить под Москвой землю для строительства двух ипподромов. Землю им предоставили на Ходынском поле между Пресненской и Тверской заставами. Место для ипподрома очень удобное: песчаный грунт, который не дает грязи после дождя, территория не иссечена речками, ручейками, оврагами или болотцами, что редкость для нашей природы. Под строительство отдали 121 десятину земли. Первый ипподром, беговой, открылся 12 сентября 1834 года.

Первый в мире рысистый заезд состоялся на ипподроме 1 августа 1834 года. Всего в год открытия ипподрома было проведено два беговых дня. В них приняли участие 12 лошадей, а ценность всех призов не превысила и 500 рублей серебром. Первым победителем, как сообщала газета «Московские ведомости», стал «Ивана Соколова Горностай».
Тотализатор появился в конце 70-х годов XIX века по инициативе секретаря Скакового общества М. Лазарева. Популярность тотализатора выросла после одной случайно победы, когда осенью 1885 года на рублевый билетик выпал выигрыш 1319 рублей.

Тотализатор бурно обсуждался в прессе того времени. Ярым противником его был писатель Владимир Гиляровский — он публиковал критические статьи о тотализаторе в своем «Журнале спорта». Однако тотализатор отчислял немалый налог в казну и был выгоден, так что критика часто не проходила цензуру. Зато вышла статья пока еще не знаменитого Валерия Брюсова — его литературный дебют. Молодой Брюсов часто бывал на ипподроме вместе с отцом и, по воспоминаниям современников, удивительно точно предсказывал победителей.

В 1889–1894 годах была построена Беговая беседка — главное здание Московского ипподрома по проекту архитекторов И.Т. Барютина и С.Ф. Кулагина.

После революции, в 1918 году, ипподром был законсервирован. Здесь проводили военно-учебные занятия и митинги, а на трибунах даже выступал В.И. Ленин. (Кстати, вождь мирового пролетариата лошадей не любил и ипподромов не одобрял.) Бега возобновились осенью 1921 года, по время НЭПа. Сразу же открыли тотализатор.

В 1930 году скаковой и беговой ипподромы были объединены, но через 19 лет здание было съедено большим пожаром. Пока шла реконструкция, завсегдатаи все равно приезжали на Беговую и проводили собственное состязание: «Приз трамвая». Беговая тогда была тихой зеленой улицей, по которой ходили трамваи, и участникам надо было угадать порядок их прихода на остановку.

В 1950–1955 годах по проекту архитектора И.В. Жолтовского было построено нынешнее здание крупнейшего в стране ипподрома с трибунами на 3,5 тысячи человек. Скачки и бега регулярно проводились до самого конца СССР. В 1992 году скачки были прекращены на 8 лет, а затем наступил еще один сложный период: тотализатор попал под запрет азартных игр в России. Три года делать ставки на лошадей было нельзя — как минимум, официально. Наконец, 8 августа 2011 года вышел указ, предусматривающий объединение всех ипподромов России в единое акционерное общество, 100% акций которого должны находиться в федеральной собственности.

С июля 2012 года тотализатор снова работает. Теперь он поддерживается на государственном уровне, а доход от скачек должен идти на развитие коневодства в России.

Ипподром и тотализатор: здесь женщины всегда проигрывают лошадям

  • Нервная пауза была в тот момент в секторе «В». Пенсионеры, молодежь и букмекеры замолкли, уставившись на линию финиша. Только что ее галопом пересекли лошади. Сигареты тлели в руках оцепеневших зрителей сектора «В», но никто не курил.

    Нервная пауза была в тот момент в секторе «В». Пенсионеры, молодежь и букмекеры замолкли, уставившись на линию финиша. Только что ее галопом пересекли лошади. Сигареты тлели в руках оцепеневших зрителей сектора «В», но никто не курил. Яркое солнце било в глаза, но никто не щурился… И только чей-то возглас: «Да пошли все. » — вдруг расстроил молчание. Опомнившись, люди стали рвать билеты тотализатора. И, громко матерясь, уходили с трибун.

    «Первое место в пятом заезде — рысак по кличке Стратег, — раздавалось с небольшим опозданием из динамиков ипподрома. — Второе место — рысак по кличке Метис, третье место…»

    — Опытные старперы, — сказал, глядя на пустые трибуны, Вадим Григорян, игрок с 39-летним стажем. — А как облажались… Но, в общем, я тебе все уже рассказал.

    Улыбнувшись, он посмотрел на свой билет: «Ну вот, 900 рублей мы сегодня выиграли. Можно кутить».

    Это был крупный высокий мужчина 60 лет. Уверенным шагом Григорян обходил трибуны, здороваясь с каждым вторым зрителем. Что-то было в нем от старого хиппи — потертые джинсы и гимнастерка Hugo Boss. Трудно представить, что такой работает директором по сетевому развитию федерального канала. Но на ипподроме встречаются разные люди.

    — Что, товарищи пьяницы, новички и аферисты? — крикнул в толпу зрителей Григорян. — Какие мысли насчет сегодняшних заездов?

    Сектор «В» оживился. Несколько молодых людей воодушевленно раскрыли программу бегов.

    Григорян посмотрел на них и сказал:

    — И я помню свой первый раз… Лето, жара, 1970 год… Проиграл 16 рублей.

    Новички хихикнули, отведя взгляд. Григорян нахмурился.

    Сегодня — официальное открытие Дней Франции на Московском ипподроме Министерства сельского хозяйства Российской Федерации. Проще говоря, здесь состоятся бега с участием московских и парижских наездников. Зрители стали подходить уже за час до начала. В секторе «А», за столиками, разместились иностранцы и состоятельные москвичи (вход 500 руб.). Официанты подносили им бокалы вина и тосты с икрой. В самом дешевом секторе «В» (200 руб.) старожилы ипподрома и молодежь импровизировали фуршеты на трибунах. Пенсионеры доставали водку и резали хлеб. Новички уже посасывали пиво и закусывали арахисом. Грузовики-поливалки ездили по ипподрому, увлажняя беговую дорожку.

    Мы встали около перил. Свою бутылку (виски) Вадим Григорян достал из-за пояса.

    — Вот так уже сорок лет, — сказал он, наливая в стаканчик. — Увлекся процессом, так сказать, еще в студенческие годы. Пристрастился безбожно. Хотел подсадить жену, но не удалось.

    — На скачки? — уточнил я.

    — Галочка ненавидела лошадей… Но мы уже давно разведены. Любой мужчина когда-нибудь делает выбор: свобода или лживое постоянство, внутренняя гармония или бессмысленное сожительство, — Григорян изливал душу. — Наконец — лошадь или женщина…

    Но, сделав этот нелегкий выбор, Григорян не расстроился. Из-за своего увлечения он начал страдать с первого дня, как пришел на ипподром. «В семидесятом году ко мне подошел однокурсник по МГТУ и шепотом сказал: «Вадик, натуральная халява — 80 рублей за час». Вадик хоть и был комсомолец, но был не дурак. К тому времени он уже слышал «Роллинг стоунз», имел доверие получать на руки до утра самиздат «Москва — Петушки». Конечно же и нетрудовой рубль, полученный чуждым для советского человека образом, выглядел бы в этой цепочке вполне логично. Между тем на следующий день отец Григоряна, убежденный ленинец, член КПСС, обнаружил у сына билеты тотализатора.

    «Капиталистическая проститутка ты, а не комсомолец! — сказал отец. — Как через 30 лет ты будешь смотреть своим внукам в глаза? Им, живущим в эпоху коммунизма!».

    …Вадим Григорян мудро умолчал о писателе Ерофееве и «Роллинг стоунз», посетивших Россию через тридцать лет.

    С тех пор Григорян жил отдельно, каждую неделю ходил на ипподром. На ставки шла большая часть стипендии («Бывало — выигрывал, бывало — оказывался в долгах»). А позже — и зарплаты сотрудника Гостелерадио («Бывало, куплю телевизор, а через неделю — в ломбард»). Но в какой-то момент о его хождениях узнали и там.

    «Товарищ Григорян питает страсть к легким деньгам? — помощники тогдашнего председателя Гостелерадио Месяцева вызвали молодого сотрудника на беседу. — Может быть, товарищ Григорян считает, что высокая ответственность, которую накладывают на работника советской пропаганды партия и лично Леонид Ильич Брежнев, допускает подобное поведение?»

    Партийные боссы коварно заулыбались. О карьере на телевидении, казалось, можно забыть.

    — Леонид Ильич выиграл прошлым летом три рубля, — не растерялся подкованный товарищ Григорян.

    Боссы призадумались. Они не могли не знать, что генсек примерно раз в год посещает ипподром и радуется любому выигрышу как ребенок. Молодого сотрудника Григоряна оставили в покое.

    «Ипподром тогда был совсем другой, — вспоминает Григорян. — Я знал некоторых жокеев и наездников, а они знали, какой будет расклад на финише. Победы заранее распределяли между собой владельцы лошадей. Простые зрители в их игры не лезли, ставили на фаворитов, но выиграть неожиданно могла старая или молодая лошадь. В этом случае можно было сорвать кассу. Жокей сообщает тебе итог заезда, а ты делишь с ним выигрыш. Сами делать ставки они не имели права.

    Но времена изменились, тех жокеев давно нет, а новых Григорян не знает. На ипподром его приводит сегодня только «спортивный интерес». Хотя «набитый глаз» и позволяет иногда заработать.

    — Контингент, конечно, постарел, — говорит Григорян. — Молодежи нет, а пенсионеры много не ставят. Ну тысячу, ну две, это же не деньги, много с этого не наваришь. Хотя вот был случай, один дед выиграл тысяч восемь, пошел к дантисту, вставил зубы…

    Тут к Григоряну подошел толстый мужчина в черном пиджаке. Позади него вертелись старики с маленькими бумажками в руках.

    — А, Михалыч, — сказал Григорян. — Здорова, здорова. Скольких уже обобрал?

    — Народ жалуется, — сказал толстяк. — Входной подняли в два раза, скоро уже подкоп рыть придется.

    — Так инфляция, Михалыч. Видал, почем молоко теперь?

    Толстяк махнул рукой и удалился. Старики поплелись следом, на ходу передавая ему свои бумажки.

    «Витя, наш жучок (черный букмекер.П. К.), — рассказал Григорян. — Фамилию только не пиши. Жучки здесь на особых условиях. Видишь, недовольны — цены им заломили на вход…

    Григорян поглядел по сторонам.

    — Вот представь, что у тебя ипподром. Тотализатор никудышный, но дергаться смысла нет, предприятие государственное. Ставишь сотню, а получаешь полтинник. Так что все нормальные люди уходят к жучкам. Букмекеры процветают, все деньги мимо тебя, а кушать-то хочется…

    В секторе «А» представитель Французской ассоциации рысистых лошадей произносил тост за развитие конного спорта в России.

    — Мы рады видеть, что Московский ипподром берет новые высоты, — говорил Бенуа Фабрега. — В трудные для России годы конный спорт выжил, потому что нашлись щедрые благотворители. Они есть и сейчас. Мы восхищаемся любовью москвичей к бегам и скачкам. Я вижу, многие приходят на ипподром только за эстетикой — чтобы видеть лошадей. И далеко не все участвуют в тотализаторе.

    Через переводчика я спросил, слышал ли он о черных нелегальных букмекерах. Фабрега вдруг занервничал: «Черные нелегалы? Африканцы?! Нет-нет, мы ни в коем случае не расисты».

    За 15 минут до финиша.

    — Рассуждаем с точки зрения большинства, — орал мне в ухо Григорян, перекрикивая толпу. — Десять к одному, слышишь? Десять к одному — на Негуса! Все сегодня ставят на него. Лошадь что надо, сильная, явный фаворит. К тому же на Негусе сегодня Гришин, а он знает ее как облупленную, выигрывал на ней не раз.

    — А что другие? — громко спрашивал я Григоряна.

    — Всё! — также в ухо отвечал он. — Других очевидных фаворитов нет! Ну, молодые лошади Метис и Урал для побед, казалось бы, еще не созрели. Очень хорошая кобыла Стратег, но сегодня на ней скачет француз. Лошадь не знает наездника, наездник — лошадь. Поэтому никто не верит в их победу: и чайники, и знатоки, и студенты-девственники ставят на Негуса, ты понял?! А мы с тобой — нет! Полтинник давай!

    — Но подождите! Я не понял! А на кого мы ставим, если не на Негуса?

    Но Григорян уже бежал с моими рублями куда-то вглубь трибун. Вернулся через минуту довольный: «Ну все, ставки сделаны. Теперь смотрим, что дальше».

    Дальше Григорян снова достал из-за пояса виски, выпил и уставился на старт. Лошади рванули. Крик из сектора «В» был похож на звуки испорченного радиоприемника. Прокуренные старики во весь голос орали во имя Негуса. Рядом с ним бежали Урал, Метис, Стратег, Балтик стар… Но вот лошади поравнялись. Голоса зрителей стали надрываться. Последний круг. «Ну давай, б…!» — шипели пенсионеры и хватались за головы. Но Стратег уже вырвался вперед. Мгновение. Финиш…

    Нервная пауза была в тот момент в секторе «В».

    Чем живет старейший в мире беговой ипподром

    Развлечения — как те редкие животные или неактуальные профессии — им тоже может грозить исчезновение. Так и бега – эпоха ушла, а они задержались. Уступают в популярности скачкам, отступают под натиском развлечений эпохи онлайна. Корреспондент ТАСС побывал на знаменитом Центральном московском ипподроме, где экскурсоводами работают вышедшие на пенсию конники, в беговых заездах зачастую участвуют наездники-ветераны, а ставки на результаты забегов делают завсегдатаи с полувековым стажем.

    От пастбища до ипподрома

    Ноябрь, промозглое воскресное утро, снег с дождем. Московский центральный ипподром. По круговым дорожкам резво мчатся лошади, запряженные в маленькие качалки (тележки, колесницы, кареты — как их только не называют зрители-новички). В качалках — наездники и наездницы.

    Чем бега отличаются от скачек

    Бега — соревнования, в которых лошади передвигаются рысью, переставляя ноги крест-накрест. Скорость эталонных рысаков — 10 м/с. Лошадью управляет наездник в пристяжной качалке.

    Во время скачек лошадью управляет жокей, который находится в седле, а сама лошадь бежит галопом.

    Картина необычная для обывателей, которые думают, что соревнования лошадей на ипподроме — это когда всадник в седле на лошади. То есть они представляют скачки, а видят бега. Скачки на этом ипподроме тоже есть, но не в снег и дождь, а только в теплое время года.

    «Это первый рысистый ипподром в мире. Он открылся в 1834 году. Второй беговой ипподром появился в Америке только в 1839-м. Потом уже бега распространились по другим странам. Все, что вы видите вокруг, — это место, где начиналась мировая культура бегов», — пожилая дама в нарядном черном пальто, местный экскурсовод Елена Петерсон, артистично обводит изящными ладонями все вокруг, как бы подытоживая: «Именно здесь. Все, что вы видите».

    Все, что мы видим, — это старые монументальные трибуны, места на которых уже заняли завсегдатаи. Каждое воскресенье они приходят за три-четыре часа до начала заездов, чтобы посмотреть на тренировки: какая лошадь в хорошей форме и будет сегодня фаворитом, а какая не в духе и на нее лучше не ставить.

    В покрытие дорожек на ипподроме добавляют мраморную крошку. Мрамор пружинит, и лошадям легче выдерживать день заездов

    Еще мы видим сотрудников ипподрома, которые идут на работу тихо и подальше от беговых дорожек, чтобы не потревожить лошадей. Ведь рысаки, несмотря на свои крупные размеры, пугливы. Они не любят шума и резких звуков, поэтому почти все носят разноцветные наушники-беруши.

    История ипподрома на Беговой

    Первое здание ипподрома на Беговой появилось в 1899 году — с большими трибунами, просторными залами для светских мероприятий и кабинетом Николая II.

    Пожар уничтожил его в 1949 году, а в 1955-м здесь построили новый ипподром в монументальном сталинском стиле. Проектировал постройку известный архитектор Иван Жолтовский, автор Дома на Моховой, двух боковых крыльев здания Госбанка на Неглинной улице.

    Жолтовский считался ярким представителем неоклассицизма и поклонником греческой архитектуры, поэтому на его «сталинках» можно заметить детали легкие, изящные и несвойственные общему виду.

    Четверка лошадей, которая стоит на крыше ипподрома, — это квадрига. Соревнования на квадригах были популярными в Древней Греции, а в России такого спорта никогда не было.

    Елене Петерсон 81 год. Она не единственная пенсионерка-гид на ипподроме. В экскурсоводы часто идут бывшие конники, зоотехники, вышедшие на пенсию, но не желающие расставаться с лошадьми.

    «Вот и получается — много пожилых. Сами увидите», — говорит она, кокетливо поправляя теплый берет.

    Елена Евгеньевна — бывший зоотехник. Коренная москвичка, но работала на конезаводе в Рязанской области. Когда вышла на пенсию, поняла, что жить без лошадей не может и не хочет. И вот уже больше 30 лет она проводит здесь экскурсии. Каждое воскресенье по два-три часа на улице, в любую погоду.

    «Помимо того что это первый рысистый ипподром в мире, его особенность и в том, что он стоит совсем недалеко от Кремля. Пять-шесть километров по прямой, — говорит экскурсовод. — Это случай уникальный. Больше нигде в России нет ипподрома, расположенного так близко к центру города. Даже в маленьких городках конные площадки выносят в пригород или хотя бы на окраины».

    Впрочем, во времена своего основания и московский ипподром располагался за городской чертой — представления о расстояниях в XIX веке были совсем другими, и здесь, в нескольких километрах от Красной площади, были выгонные земли — пастбища для скота.

    «Построить рысистый ипподром попросили охотники конного бега. Среди них были люди энергичные, деловые, и поэтому площадка появилась в том же году. А вот любители скачек оказались не такими хваткими, они в то время маялись без своего скакового ипподрома», — говорит Петерсон.

    И это при том, что скачки в России появились намного раньше бегов — в 1790 году. Они проводились в пригороде столицы, в чистом поле — организаторы чертили круги, линии старта и финиша, работал тотализатор.

    Крышу здания ипподрома украшает квадрига (четверка лошадей). Прямо под ней — старообрядческая звезда

    Несмотря на то что в 1834 году ипподром был построен именно для бегов, там проводились и скачки, которые в итоге стали популярнее. В хороший день на бега приходит несколько сотен человек. А в громкие скаковые дни, если разыгрывается, например, президентский приз — несколько тысяч зрителей.

    Богатые люди, неравнодушные к лошадям, предпочитают держать скакунов — чистокровных верховых лошадей, коней арабской или ахалтекинской пород.

    Впрочем, скачки и бега на этом ипподроме не конкурируют. И их соседство — это тоже особенность. «Мы говорим — комбинированный ипподром. Такие есть только на территориях бывшей царской России, туда же относятся Польша и Финляндия», — объясняет Петерсон.

    Мечта фабрикантов

    Изначально рысаков, то есть лошадей, которые могут передвигаться с помощью бега, выводили не для спорта и зрелищ, а для быстрой перевозки пассажиров и грузов.

    Рысаки не любят громких и резких звуков, поэтому наездники надевают на них наушники-беруши

    Граф Алексей Орлов — создатель породы — дружил с промышленниками, которые во все времена мечтали о снижении издержек.

    Путь из Петербурга в Москву на обычных рабочих лошадях занимал до двух недель, что, конечно, сказывалось на цене товаров. И промышленники готовы были вложиться в выведение одновременно быстрой и выносливой породы.

    Параллельно этим уже занимались в Европе. Например, у голландцев были красивые длинногривые лошади, умеющие давать рысь по песку. Их рысь, правда, была «сырой» и нестабильной.

    «Лошади бег несвойственен, — объясняет Петерсон, приводя нас в музей ипподрома, где по стенам развешаны изображения знаменитых рысаков. — Бег — это искусственно выработанный навык. Если над породой не работали селекционеры, она знает только один способ быстрого перемещения — галоп. Скаковые лошади движутся по своей природе. А беговые — нет».

    Орлов основал под Воронежем конный завод, где и занялся выведением русской породы рысаков, способных бегать быстро и выносить русские холода. Производители скрещивали европейских лошадей (которые показывали нестабильную рысь) и самых выносливых арабских скакунов.

    Елена Петерсон, экскурсовод на ипподроме, рассказывает историю создания породы орловского рысака

    Скакуна арабской породы Сметанку купили у турецкого султана втридорога. Именно его гены позволили селекционерам добиться успеха.

    «Лошадь должна была уметь пробежать как минимум 60 километров по пересеченной дороге, и при этом от нее требовалось, чтобы она прибегала не мокрая, а лишь чуть вспотвщая, — рассказывает Петерсон. — Всего более десяти пунктов, по которым селекционеры оценивали орловских рысаков. Не прошел по одному — не идет на племя. Все пункты касались силы, выносливости, внимательности, но только один выбивался — красота».

    Заводчикам нужна была не только сильная лошадь, но и, как говорят конники, нарядная. Орловский рысак крупный, статный. Такая уже у русских особенность: нам подавай все красивое, а некрасивого не надо

    — Елена Петерсон, экскурсовод на Московском центральном ипподроме

    Сметанка прожил недолго, умер на конюшне в Подмосковье через год или того меньше — по самой распространенной версии, не вынес русского климата.

    Рысаки стали одним из визуальных символов России — знаменитая «русская тройка» традиционно укомплектована конями этой породы. «Потребность в красоте — только русская особенность, — подчеркивает Петерсон. — Потом в Россию повезли американских рысаков — неказистых, куцых — и вот они показали нам резвость… Сегодня американские рысаки самые быстрые в мире. Как болид «Формулы-1″ перед обычной машиной. Но внешне их не сравнить с нашими красавцами».

    В красоте ли дело или в азарте, но если бы не скучающие дворяне, захотевшие выигрывать и проигрывать деньги на бегах, кони, выведенные для перевозки грузов, могли бы исчезнуть по мере распространения машин.

    Жокеи и наездники

    Среди наездников много женщин. К спортсмену, который работает с рысистыми конями, нет особенных требований по возрасту, весу или росту

    Наездники не любят, когда их называют жокеями. И когда их качалки называют тележками, каретами, санями

    Что красивее — бега или скачки? Петерсон говорит, что так вопрос не стоит: у каждого вида свои поклонники, как кто-то любит футбол, а кто-то — хоккей. Но отличаются они кардинально. «Обывателю трудно отличить бег от галопа, а орловского рысака — от скаковой лошади. Но наездника от жокея — проще, по телосложению», — объясняет гид.

    Жокеи — тоненькие легкие мальчики, чтобы участвовать в скачках, им нужно держать почти модельный вес, в среднем от 48 до 55 килограмм. «Обучаться на жокея берут мальчика 14–16 лет, — говорит она. — Берут по весу и росту его родителей. От большого и высокого отца не будет парнишки, который сможет оставаться в таком весе весь летний сезон».

    Экскурсовод вспоминает «крупного мальчика ростом 172 сантиметра», которому приходилось трудно. «Его жена жаловалась, что он качается из стороны в сторону. При этом жокей в тяжелый скаковой день теряет до 5 килограмм веса. Только не завидуйте, — привычно шутит она с туристками. — Женщина, потерявшая за день столько, может оказаться в больнице. Поэтому дамы в скачках участия не принимают».

    Зато в бегах женщин-наездниц много. «Наезднику не нужно держать определенную форму — качалка регулируется под вес: можно быть толстым, тонким, спортивным и нет. Но важно быть сильным человеком». Прежде всего — морально сильным.

    «Иначе потеряешь контакт с лошадью, — Петерсон показывает на дорожку, где рысак срывается на галоп. — Будет вытворять все, что в голову взбредет. Ему нужно чувствовать, что сзади — сильный спортсмен. У нас есть наездница Алла Михайловна Ползунова, ей за 80 лет, она сейчас не участвует в заездах, но по праздникам может сделать круг почета по дорожке. Лошадь чувствует, что имеет дело с профессионалом. Слушается».

    «Побежала ваша лошадь гулять в кремлевских елочках»

    «Был у нас конь один в советские годы. Строгий — так говорят про лошадей, которые требуют много внимания и не прощают слабость наезднику. Если видит, что в качалке неопытный парнишка, разбивает упряжь, убегает с дорожки. Несся он всегда в одну сторону — туда, где Кремль. Мне звонили из нашей охраны и говорили: «Опять побежала ваша лошадь гулять в кремлевских елочках», — смеется Алла Ползунова.

    Алла Михайловна — пожилая женщина с палочкой. Та самая легендарная наездница, которая сейчас выходит на дорожку только по праздникам. Но приходит она на ипподром чаще. Почти каждое воскресенье смотрит бега в директорской ложе.

    «Рысаки — лучшая порода, по мне, среди всех лошадиных пород. Скаковые? Да они капризные! Ахалтекинцев не люблю, они с причудами. Нервные, сильно впечатлительные», — вертит она рукой, будто объясняя: так-сяк, неясно, как мозги у них работают.

    Поздороваться с ней пришли молодые девушки-наездницы, они кивают: орловские рысаки — свои парни, с ними легко и спокойно.

    Алла Ползунова с 50-х годов объезжала орловских рысаков. Признается, что после работы с такими лошадьми, трудно понимать капризных и нежных скаковых коней.

    «Тпру, — коротко останавливает Ползунова одну из наездниц, которая пытается налить ей чай. — Я сама». Признается, что, с одной стороны, не слишком объективна. Всю жизнь занималась орловскими рысаками, и только ими, многие ее лошади считались лучшими. Кого же ей еще хвалить?

    С другой — никто ее не держал у этой породы. Но начнешь сравнивать — все в пользу орловцев. «У французов не очень умные рысаки. Русская рысистая — все там слишком намешано в кровях. Американцы — да, хорошая порода, но разве американец сравнится внешне с красавцем-орловцем?»

    — А что стало с конем, который все время убегал? — спрашиваю я.

    — Отдали его в школу верховой езды, а потом забрали сниматься в одном советском фильме. Артист!

    «Я не могу оставить лошадей»

    Виталий Танишин, тренер-наездник международного класса

    «На нашей конюшне два тренера: я и моя дочь. Она выступает как наездник. Я как наездник участвую редко, за месяц три раза выезжал», — рассказывает Виталий Танишин, тренер международного класса; ему 79 лет.

    «Если я не на конюшне, считаю, что что-то не сделал. Вот после армии я работал в метро на Кольцевой, водил поезда. Там отработал, ручку контроллера опустил — все. Здесь иначе. Я не могу оставить лошадей. Если лошадь заболеет, дежурный на конюшне сразу позвонит или в лазарет, или мне. И неизвестно, кому первому. Уважающий себя конник встанет среди ночи и поедет».

    У Танишина здесь есть друг Анатолий Сергеевич Козлов, ему 83 года — он самый старый наездник на ипподроме. Виталий Константинович постоянно упоминает его в разговоре: «Я думаю так, а вот Козлов считает иначе…»

    Историй о таких товарищах-конниках у него едва ли не больше, чем побед. А побед, по его словам, было много.

    «Козлов любит тренировать. А я всегда любил выступать. Я хорошие соревнования выигрывал. Весь мир объездил. На этом ипподроме я, наверное, рекордсмен по количеству выступлений. У меня была любимая лошадь — породы русская рысистая. Была у него проблема — слишком темпераментно стартовал, из шкуры лез. Иногда участвуем в заезде, где лошади безусловно сильнее него. А он на старте вырывается вперед. Потом выдыхается, не может, уступает. Получается, он заявил о себе много и не смог. Это неправильно».

    Любил его, говорит Танишин, не только из-за побед и амбициозности, еще из-за доброго характера: «Все, что может, отдаст. Не пожалеет сил. Покладистый. Бывает, лошади не слушаются — с ним такого не было».

    Результаты лошади в бегах лишь на четверть зависят от наездника. Мастерство жокея в скачках значит намного больше.

    При этом Танишин, в отличие от многих молодых конников, не идеализирует лошадей, не наделяет их человеческими качествами. Например, в конном мире есть давний спор — умеет ли любить лошадь человека? Одни говорят, нет. Другие уверены, что любимые лошади отвечают им взаимностью. Третьи объясняют, что не все породы, мол, только скаковые ахалтекинские лошади умеют, потому что порода древняя, к тому же над характером ахалтекинцев мало работали селекционеры.

    Науке это неизвестно, любит лошадь или не любит. Есть на нашей конюшне орловский жеребец Лирик. Как он сахар любит, как просит! Только видит знакомого — начинает ласкаться. Его за это все любят. А он что, всех любит? Сахар он любит

    — Виталий Танишин, тренер и наездник Московского центрального ипподрома

    Ставки: деньги или интерес

    Мы говорим с Танишиным после всех заездов. С трибун начали расходиться тотошники — так называют игроков на конном тотализаторе. Молодых зрителей еще меньше, чем юных наездников. Тотошники в основном пенсионеры.

    Большинство зрителей на трибунах Московского центрального ипподрома — мужчины-пенсионеры. У каждого — программа бегов, реже — бинокль

    Говорят, при Советском Союзе здесь были такие толпы зрителей и такие солидные выигрыши, что можно было купить машину. Эти времена прошли, сейчас подобных аншлагов не бывает. Уже нет, как в советские годы, очередей перед ипподромом — такой куш не сорвешь. Но прибавку к пенсии можно выиграть.

    «Я никогда много не выигрывал, — рассказывает Владимир Иванович (он начал ходить на бега в 70-х). Но судя по его рассказу, много — это понятие относительное. — В середине 80-х был только один случай: взял 24 тысячи рублей. Купил шесть соток под дачу, доски для стройки. Больше таких выигрышей не было. Чаще так: выиграешь пару десятков рублей — и вот уже можешь себе позволить пива выпить».

    На той самой даче он бывает редко. По выходным любит ходить на ипподром.

    «Лошади — это прекрасные животные. Посмотришь на них — психологическая разрядка, — строго, будто по-военному отвечает он на вопрос, что чувствует, когда смотрит бега. — Азарт — нет. Интерес. Мне больше интересно смотреть на лошадей и наездников. Сегодня ставил 400 рублей, проиграл, не буду больше ставить. Мои товарищи тоже пенсионеры. Ставят от минималки 50 рублей до 500 рублей. Для нас шикануть — это сделать ставку 3–5 тысяч. Но далеко не каждый так сделает. Я — нет».

    В одном заезде участвуют в среднем семь-десять лошадей разных пород: орловские рысаки, русские рысистые, французские и американские рысаки

    На неделе, в будний день, рано утром он, как и еще пара десятков его товарищей-тотошников, придет на этот ипподром, чтобы посмотреть тренировки. В следующую пятницу купит программу воскресных бегов. «Бега не могут надоесть, — пожимает он плечами. — Никто не хочет уходить от лошадей».

    admin

    Наверх