Казахские названия лошадей

«Чингисхан на них полмира покорил, а мы их едим, вместо того чтобы превратить в национальный бренд», — примерно так заявил депутат мажилиса от партии «Ак жол» Берик Дуйсембинов. Об этом пишет казахскоязычный портал Abai.kz.

«Ведь сам Елбасы в своей программной статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» четко написал:

«Мы должны найти новые пути для представления мировой общественности наших культурных ценностей и национальных традиций»

Дети Алаша владели необъятными просторами Великой степи от Алтая до Атырау, от Арка до Алатау, мечом и копьем отстаивали их от внешних врагов. И в этих сражениях нашим воинам-батырам верой и правдой служили их верные боевые кони – казахские лошади.

Наши предки всегда с огромной теплотой относились к лошади, считая ее одной из семи ценностей нации. Лошадь стала для казахов неразрывной частью национального самосознания, духовного облика, быта, обрядов, культуры и рукоделия. Ведь не зря в народе бытует мнение, что «…казахи имеют лошадиный норов».

Сегодня все цивилизованные государства бережно относятся к своему прошлому, превращают в национальный бренд мирового уровня свои духовные ценности, спортивные игры, раскрывающие потенциал и могущество нации.

К примеру, Арабские Эмираты, некогда кочевавшие на верблюдах, сегодня верблюжьи скачки превратили в национальный праздник, за которым наблюдают тысячи туристов.

А в Монголии «Дерби Монголии» — 10-дневные скачки под названием «По следам Шынгысхана» устраиваются на тысячи километров. В этом году в подобных состязаниях участвовали около 400 наездников из 15 стран мира.

Проводятся подобные соревнования и в других странах — в Австралии «Кубок Мельбурна», в Америке «Дерби Кентукки», в Великобритании «Королевский Аскот», в Арабских Эмиратах «Мировой кубок Дубай».

А соседний Туркменистан для пропаганды своего знаменитого ахалтекинца даже создал специальное министерство

Большинство скакунов, отстаивающих сегодня честь страны на больших состязаниях — лошади английской и других пород. А где же скакуны нашей казахской породы, которые спокойно преодолевали дальние расстояния? Сказать честно, именно они должны стать нашим национальным брендом. Что мешает нам возвысить честь нашей лошади и сохранить эту породу? Или мы стали настолько апатичны, что

воспринимаем священную казахскую лошадь только в виде деликатесов – казы-карта и жал-жая?

Что нужно сделать, чтобы поднять нашу казахскую породу на уровень мировых брендов? Нам нужно организовать нечто подобное турниру-проекту «?аза? барысы», который вывел казах куреси на мировой уровень, продемонстрировать миру преимущества лошадей казахской породы – резвость и выносливость. Это должны быть скачки на 100-150 километров, которые выдерживают только эти скакуны. Эти соревнования можно назвать «Аламан Казахстана», «Аламан Алаша» или «Кубок Кулагера».

Так, место гибели знаменитого Кулагера — Ерейментау как раз расположено в 150 километрах от Астаны. Было бы здорово, если бы в целях возрождения имени Кулагера, ставшего символом казахских скакунов, мы организовали скачки от Ерейментау да Астаны.

А если введем традицию проводить подобные скачки ежегодно, то на такой «Аламан Великой степи» съезжались бы наездники и скакуны со всех концов планеты. При соответствующей информационной поддержке ведущих СМИ страны эти состязания стали бы вровень с такими мировыми скачками, как «Дерби Монголии», «Мировой кубок Дубай». Более того, это будет отличной возможностью для наших лошадников и наездников, которые не могут вывести своих скакунов казахской породы на скачки, оставаясь в тени породистых английских скакунов.

Такие грандиозные скачки стали бы большим проектом, способным поднять боевой настрой и дух нынешнего поколения кочевников Великой степи, соответствующий духовной модернизации общественного сознания.

Мы уверены, что при соответствующем внимании министерства спорта и культуры скакуны казахской породы, пережившие лихие времена, еще послужат задаче поднятия чести страны и возвеличивания ее имени», — резюмирует народный избранник.

Переводные статьи содержат исключительно оценки оригинала и не отражают позицию 365info.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Каракаев Юмав Иманьязович

Статья посвящена одной из актуальных тем отраслевой лексики ногайского языка терминам коневодства, которые до сих пор не собраны, не систематизированы и не описаны монографически. В данной работе делается попытка восполнить этот пробел в сравнительно-историческом плане. Многие названия лошадей по половозрастным группам в силу экстралингвистических причин уходят в пассивный запас лексики, их сохранение будет иметь большое научное и практическое значение и ценность для отраслевой лексики не только современного ногайского языка, но и для всей тюркологии в целом.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Каракаев Юмав Иманьязович

THE NAMES OF AGE-GENDER GROUPS OF HORSES IN THE NOGAI LANGUAGE

The article is devoted to one of the topical themes of the subject vocabulary of the Nogai language the terms of horse breeding, which has not been collected, systematized and described monographically yet. The author makes an attempt to fill up this gap in the comparative-historical perspective. Many names of horses according to their age-gender groups due to extralinguistic reasons go into the passive vocabulary, their preservation will be of great scientific and practical importance and value for the subject vocabulary of not only the modern Nogai language, but for the Turkic studies as a whole.

Текст научной работы на тему «Названия половозрастных групп лошадей в ногайском языке»

?Каракаев Юмав Иманьязович

НАЗВАНИЯ ПОЛОВОЗРАСТНЫХ ГРУПП ЛОШАДЕЙ В НОГАЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Статья посвящена одной из актуальных тем отраслевой лексики ногайского языка — терминам коневодства, которые до сих пор не собраны, не систематизированы и не описаны монографически. В данной работе делается попытка восполнить этот пробел в сравнительно-историческом плане. Многие названия лошадей по половозрастным группам в силу экстралингвистических причин уходят в пассивный запас лексики, их сохранение будет иметь большое научное и практическое значение и ценность для отраслевой лексики не только современного ногайского языка, но и для всей тюркологии в целом. Адрес статьи: \м№^.агато1а.пе1/та1епа18/2/2016/8-2/25.11^1

Филологические науки. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2016. № 8(62): в 2-х ч. Ч. 2. C. 91-93. ISSN 1997-2911.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/2.html

Содержание данного номера журнала: www .gramota.net/mate rials/2/2016/8-2/

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.aramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: [email protected]

УДК 413.12 (943.31)

Статья посвящена одной из актуальных тем отраслевой лексики ногайского языка — терминам коневодства, которые до сих пор не собраны, не систематизированы и не описаны монографически. В данной работе делается попытка восполнить этот пробел в сравнительно-историческом плане. Многие названия лошадей по половозрастным группам в силу экстралингвистических причин уходят в пассивный запас лексики, их сохранение будет иметь большое научное и практическое значение и ценность для отраслевой лексики не только современного ногайского языка, но и для всей тюркологии в целом.

Ключевые слова и фразы: семантика; лексема; ат (лошадь); этимология; родственные языки.

Каракаев Юмав Иманьязович, к. филол. н., доцент

Карачаево-Черкесский государственный университет имени У. Д. Алиева [email protected]

На протяжении веков ногайцы, как и их предки, в скотоводческом хозяйстве особое место отводили коневодству. Эта отрасль хозяйства была неотрывно связана со всем укладом их жизни. Совершенно невозможно представить себе жизнь ногайца-кочевника без лошади. Коневодство, по-видимому, всегда было наиболее развитой отраслью хозяйства. Это подтверждается не только письменными источниками, но и данными ногайского фольклора.

Лошадь пользовалась и пользуется у ногайцев большим уважением и любовью. К сожалению, за годы Советской власти и в настоящее время ногайцы полностью отделились от своего традиционного ведения хозяйства — коневодства. Тому есть и объективные, и субъективные причины: научно-техническая революция и упадок интереса к гужевому транспорту.

Целью данной статьи является систематизация и описание в историко-сравнительном плане названий половозрастных групп лошадей в ногайском языке, т.к. многие их наименования уходят в пассивный запас.

В ногайском языке, как и у других родственных языков, богато представлены названия половозрастных групп лошадей.

Япаш «новорожденный жеребенок». Слово в ногайских словарях не отмечено. Его зафиксировал этнограф Р. Х. Керейтов, когда писал: «Новорожденного жеребенка (япаш) с матерью (бие) отделяли от табуна» [5, с. 165].

По нашим полевым данным, слово япаш употреблялось в значении «жеребенок одного года» в собственно-ногайском диалекте. В других тюркских языках нами оно не отмечено.

Культ «жеребенок» [6, с. 187]. По нашим полевым данным, кулын это «жеребенок от рождения до шести месяцев или до года». Слово встречается в некоторых тюркских языках. Ср. тат. колон, башк. Колон «жеребенок», каз., к.-калп. кулын; др.-тюрк. qulun «жеребенок» [3, с. 196].

Кулыншак означает «жеребенок до одного года», употребляется у степных ногайцев. В словарях пока не зафиксировано. Образовано от кулын «жеребенок» + аффикс -шак. По данным З. Р. Садыковой, встречается в некоторых говорах татарского языка: коломчак (заказ.), колончак / кылынчак (нукр.), кылымча (глз.), колонцык (ичк.) с некоторыми фонетическими и морфологическими изменениями [8, с. 17].

Тай «жеребенок» [6, с. 326]. Из ногайских словарей следует, что слова кулын и тай являются синонимами. Однако они отличаются оттенками семантики. По нашим данным, кулын «жеребенок до 6 месяцев», тай «от шести месяцев до года». Ср. в других тюркских языках: тат. лит. Тай «годовалый жеребенок», башк. тай «двухгодовалый жеребенок», каз. Тай «стригун, жеребенок годовалый», к.-балк. тай «жеребенок до 2-3 лет», кум. тай «жеребенок до двухлетнего возраста», др.-тюрк. тай «жеребенок» [3, с. 527].

Как отмечает А. М. Щербак, тай (тайга, тайгак, тайгалак, тайлак, тайзак) обозначает жеребенка от шести месяцев до года, двух лет и реже трех лет [12, с. 91].

Кунан «жеребенок (по третьему году)» [6, с. 187]. Ср. в мензелинском говоре тат. языка конан «лошадь трехлетнего возраста», башк. конан, каз. кунан «жеребец двух-трех лет», кирг. кунан «жеребенок по третьему году», кум. кунан «двухлетний жеребенок», к.-балк. кунан «жеребенок трех лет», узб., туркм. Гунан «двухгодовалый жеребенок», калм. Ынан от ст. калм. гулун «жеребенок 2-3 лет», письменно-монгольский гунна «трехгодовалая рогатая скотина, бык» [8, с. 19].

В ногайском языке встречается сложное слово кунан тай, видимо, означающее «жеребенок до двух лет», у юртовских татар (ногайцев) кунан «жеребенок до двух-трех лет» [1, с. 56].

Доьнен «трехгодовалый жеребец» [6, с. 101]. Его семантика уточняется значением «жеребец, бык до четырех лет». Встречается в других тюрко-монгольских языках. Ср.: тат. дуьнаьн «лошадь трехлетнего возраста», башк. дуьнаьн, каз., к-калп. доьноьн «жеребец трех-четырех лет», узб. доьнен «лошадь или баран по четвертому году», калм. доьни

доьноьн «возраст 4-х лет», письменно монг. дуьнаьн «четырех годовалый бычок» [8, с. 19].

Тамгабасар «лошадь до двух лет». А. М. Щербак приводит это слово как ногайское в дополнительном списке названий животных в следующих вариантах: тамгабасар

тамга баскан «лошадь до двух лет» [12, с. 158]. Слово исконно ногайское, происходит от тамга «клеймо, тавро» + басар (баскан) «давить» (букв. «придавить клеймо») + салган «класть».

Названия лошадей подразделяются по полу. Следует отметить, что вышеприведенные названия от «жеребенка до трех лет» не различаются по этому признаку.

^БЫ 1997-2911. № 8 (62) 2016. Ч. 2

Айгыр «жеребец» [6, с. 29]. Слово с фонетическими изменениями встречается в других тюрко-монгольских языках. Ср.: тат., башк. чув. айар, азерб., туркм., кирг., каз., к.-калп., кум. айгыр, уйг. айгир, якут. атыыр, тув. аскыр, хак. асхыр «жеребец», к.-балк. аджер (ажир) «жеребец, конь-производитель», монг. азрагъан «жеребец».

Относительно этимологии слова айгыр имеются разные мнения. Все исследователи отмечают возбужденное, чувственное состояние животных. Видимо, это и лежит в основе слова айгыр, только вопрос в том, кто стоит ближе к истине. Так, Э. В. Севортян отмечает, что айгыр — агыр — агзир и т.д. — название носителя процесса, образованное аффиксом -кыр/-гыр в том же значении от ай-аг/-аз, в состав значений которых входят «возбуждаться (похотью), покрывать (о животных)». Далее Э. В. Севортян также обращает внимание на одно из значений слова айгыр, относившееся к более раннему периоду, сохранившееся в иранских языках, заимствованных тюрками: ау]1г (о животных) «злой, бешеный» [9, с. 108].

А. М. Щербак возводит айгыр к древнему причастию от глагола т Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

заказ. — заказанская группа говоров татарского языка

ичк. — ичкинский говор татарского языка

к.-балк. — карачаево-балкарский язык

к.-калп. — каракалпакский язык

каз. — казахский язык

калм. — калмыцский язык

караим. — караимский язык

кирг. — киргизский язык

кр.-тат. — крымско-татарский язык

кум. — кумыкский язык

лит. — литературный язык

монг. — монгольский язык ног. — ногайский язык

нукр. — нукратовский говор татарского языка

прич. прош. вр. гл. — причастие прошедшего времени глагола

совр. перс. — современный персидский язык

ст. калм. — старокалмыцский язык

тат. — татарский язык

тел. — телеутский язык

тув. — тувинский язык

тур. — турецкий язык

туркм. — туркменский язык

тюрк. — тюркский язык

узб. — узбекский язык

уйг. — уйгукский язык

хак. — хакасский язык

чув. — чувашский язык

якут. — якутский язык

1. Арсланов Л. Ш. Язык юртовских татар (по материалам экспедиции 1972 года) // Материалы по татарской диалектологии. Казань: Татарское кн. изд-во, 1976. С. 3-71.

2. Ахметьянов Р. Г. Общая лексика материальной культуры народов Среднего Поволжья. М.: Наука, 1989. 200 с.

3. Древнетюркский словарь. Л.: Наука, 1969. 676 с.

4. Ишбердин Э. Ф. Историческое развитие лексики башкирского языка. М.: Наука, 1986. 152 с.

5. Керейтов Р. Х. Ногайцы: особенности этнической истории и бытовой культуры. Ставрополь: Сервис-школа, 2009. 464 с.

6. Ногайско-русский словарь / под ред. проф. Н. А. Баскакова. М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей, 1963. 562 с.

7. Османов М. Э. Ногайские и кумыкские тексты (на араб. языке.) // Сборник по изучению племен Кавказа. СПб., 1883. № 17. С. 1-105.

8. Садыкова З. Р. Зоонимическая лексика татарского языка: монография. Казань: Татарское кн. изд-во, 1994. 130 с.

9. Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков: в 7-ми т. М.: Наука, 1974. Т. 1. 767 с.

10. Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков: в 7-ми т. М.: Наука, 1978. Т. 2. 352 с.

11. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Лексика. 2-е изд. М.: Наука, 2001. 822 с.

12. Щербак А. М. Названия домашних и диких животных в тюркских языках // Историческое развитие лексики тюркских языков. М.: Наука, 1961. С. 82-172.

13. Эбзеева Ф. П. Названия животных и птиц в карачаево-балкарском языке (Сравнительно-историческое исследование): монография. Нальчик: Изд. отдел КБИГИ, 2011. 171 с.

THE NAMES OF AGE-GENDER GROUPS OF HORSES IN THE NOGAI LANGUAGE

Karakaev Yumav Iman’yazovich, Ph. D. in Philology, Associate Professor Karachay-Circassian State University named after U. D. Aliev bostanoval [email protected] ru

The article is devoted to one of the topical themes of the subject vocabulary of the Nogai language — the terms of horse breeding, which has not been collected, systematized and described monographically yet. The author makes an attempt to fill up this gap in the comparative-historical perspective. Many names of horses according to their age-gender groups due to extralinguistic reasons go into the passive vocabulary, their preservation will be of great scientific and practical importance and value for the subject vocabulary of not only the modern Nogai language, but for the Turkic studies as a whole.

Key words and phrases: semantics; lexeme; aT (horse); etymology; kindred languages.

Вот и случилось долгожданное событие. Сегодня ночью ваша любимая кобыла родила крошечного рыженького жеребчика. Пока он знакомится с новым миром, надо выбрать ему кличку. Вот список имен лошадей со значением «рыжий, каурый»: Ал (туркм.), Атряк (татар.), Буррелл, Пирр, Руж, Баярд (фр.), Каурый (ст. слав.), Лалу (пакист.), Рореи, Флинн, Деярг (ирл.), Ротти (нем.), Рудис, Ретилий, Руфус (лат.), Руф(о), Рэдди, Расти, Рид (англ.), Руфино (исп.), Флавий, Руф, Фульв (рим.), Хапш (абхаз.), Чермен (осетин.), Дерог (бретон.), Пири(ке), Пирро, Пирру, Фулло (ит.), Рой (шотл.), Руни, Рохан (гаэл.), Фулби (катал.), Гори (бакс.), Рёд (сканд.). Подойдут для рыжего жеребка и такие имена: Алдепель (рыжий со звёздочкой), Бургур (осет. — рожденный рыжим), Ксанф (этрус. — светло-рыжий), Пиррос (греч. — подобный пламени), Рори (англ. — красный король), Роу (англосакс. – рыжеволосый), Багрец (темно-красный). В нашем сборнике много кличек, выбирайте…

«Глаза — зеркало души человека» , — гласит пословица. А вот душа народа, особенности его характера лучше всего определяются по языку, на котором он говорит испокон века. Обратившись к родной речи казахов, мы удостоверяемся в том, что в ней изобилуют термины, указывающие на кочевое или, если взять шире, скотоводческое происхождение их носителей. Вот что являющийся авторитетным экспертом по казахскому языку переводчик и писатель Г.Бельгер говорит о казахских словах, связанных с понятием “лошадь” : “Для раскрытия одной темы “лошадь” в казахском языке необходим внушительный словарь. Только в одном стихотворении Абая, посвященном описанию коня, приведено четыре десятка внешних примет, по которым это животное не спутаешь ни с каким другим. Братья-казахи, помимо общепринятых названий лошади, придумали еще и отдельные понятия, характеризующие возраст животного. Приведу пример. Просто жеребенок — кулын, если хотите назвать нежнее, то — кулыншак. Если жеребенку более 6 месяцев, но менее года — жабагы. Годовалого жеребенка называют — тай (стригунок). Сосун на втором или третьем году — арда емген, жеребенок на третьем году — кунан, самец-трехлетка — донен, кобыла-трехлетка — байтал, лошадь на пятом году — бестi и так далее. Таких определений ни в одном языке мира вы не найдете” (Герольд Бельгер: “Гавриилиада” на казахском звучит смачно, как и у Пушкина”, газета “Столичное обозрение”, №44 (147), 06.11.03 г.) . Конечно, очень приятно сознавать, что язык твоего народа является совершенно уникальным в общечеловеческом масштабе явлением.

Но ведь все же нельзя закрывать глаза и на то, что он существует не только для того, чтобы мы, его носители, им гордились. Родная речь на то и сравнима с зеркалом души народа, что отражает не только все то, что хотелось бы увидеть, что приглядно и пристойно. Так, анализируя лексику казахского языка, можно сделать множество открытий, могущих послужить ключом к пониманию парадоксальных, на первый взгляд, явлений в системе взаимоотношений сегодняшних казахов. Возьмем, к примеру, такой устойчивый в современной казахской среде психологический стереотип, из которого следует, что казаху надо более других беречься своего же казаха. В последнее время по телевидению и в газетах журналисту то и дело цитируют высказывание классика Г.Мусрепова: “Казактын жауы — казак” — “Враг казаха — другой казах”. С точки зрения общепринятых представлений, такой вывод понять очень трудно. Конечно, и представители других народов в минуту большой обиды на своих сородичей могут в сердцах выпалить что-то аналогичное про них. Но такая реплика из их уст обычно никаких серьезных ассоциаций не вызывает. То есть в глубине души ее никто всерьез не воспринимает. А вот в случае, когда такое же говорится в казахской среде, сами казахи воспринимают обычно это не столько как следствие чьего-то эмоционального срыва, сколько как озвучивание существующей издавна серьезной проблемы.

И подобное явление никак не понять, если не обратиться опять-таки к языку. И тут можно начинать анализировать его, отталкиваясь от противоположной понятию “враг” смысловой категории. В данном случае антоним – это “друг”. Так вот в казахском языке как не было, так и нет до сих пор своего термина для обозначения такого понятия. А “дос” , то есть то слово, которое казахи используют для передачи смысловой категории “друг” , имеет иранское происхождение (“дост”) .

Обычно арабо-персидские лексические заимствования в казахском языке связаны с такими понятиями, которые в новинку для сугубо номадной культуры. К примеру, “астана” — “столица”. В условиях кочевой жизни правитель или хан управляет подданными из орды. А она не может быть привязана к определенному месту. Ведь хан тоже кочует со своей ордой. И центр управления народом бывает там, где в данное конкретное время она у него находится. Зимой — где-то на юге, а летом – еще где-то на севере. То есть у кочевников столица там, где хан “орда курып отыр” — “остановился со своей ордой” . Примечательно то, что в 1920-ых гг., когда Казахская автономия избрала своей столицей тогдашний город Перовск, названный так в честь царского генерала, ее руководители, столкнувшись с необходимостью переименовать, избрали название “Кызылорда” . В переводе оно означает “красная орда” . То есть на тот момент и речи не могло быть о том, чтобы назвать столицу просто “Астаной” . Потому что казахский народ в основной своей части тогда еще не перешел в оседлость, и его традиционному кочевому сознанию свое родное слово “орда” было куда ближе и понятней иранско-таджикской “астаны” . А вот в 1998 году, когда руководство республики в очередной раз рассматривало вопрос переименования очередной новой ее столицы в духе времени, ситуация была уже принципиально иная. Народ имел уже измеряемый десятилетиями опыт оседлой жизни. Так что для общественного сознания “орда” представлялась анахронизмом. А вот “астана” — уже родным понятием.

Этот пример свидетельствует о том, что у казахского языка необходимость заимствования чужих слов появлялась лишь тогда, когда народ сталкивался с новым, непривычным для себя понятием. И просто так они не получали применения. И тем более — не закреплялись. Сознание кочевника – это очень консервативное сознание. Оно просто так не могло принимать и фамилиаризировать понятия из чужого для него мира оседлых народов. Так что практически все имевшие место до начала XX века арабо-персидские лексические заимствования в казахском языке – это, по сути, отражение процесса перенимания из иранско-таджикской культуры соответствующих смысловых категорий. “Дост” или, вернее, “дос” — по-видимому, из этого ряда.

Такой вывод подтверждается тем обстоятельством, что в казахском языке у “доса” нет никакого синонима. А ведь у нас во всем том, что касается родных своей традиционной культуре понятий, недостатка в синонимах для их обозначения не наблюдается. К примеру, для передачи смысла “родственник” существует несколько десятков слов: “тума” , “туыскан” , “агайын” , “бауыр” и т.д. и т.п. И совсем иное дело с “другом” . В этом случае не найти ничего другого, кроме ирано-таджикского “доста” , принявшего в казахском форму “дос” . И все. Тут вам даже всезнающий Г.Бельгер — не помощник. Кстати, в самом иранском или, к примеру, таджикском языке “дост” имеет несколько синонимов. Даже в считающемся менее развитым, чем они, языке пушту это – не единственное слово для обозначения соответствующего понятия. Во всех известных нам европейских языках термины, обозначающие понятие “друг”, корнями восходят к соответствующим праязыкам. К примеру, французский “ami” (“amie”) и итальянский “amico” (“amica”) происходят от античного латинского слова, схожего с ними по смыслу. Немецкий “Freund” и английский “friend” происходят от соответствующего староанглийского и старонемецкого слова. То есть все они большей частью исторически неразрывно связаны со своим языком. В отличие от казахского “дос” они являются родными словами своих языков.

За прошедшие десятилетия жизни после перехода на оседлый образ жизни в казахский язык было введено множество слов из других, большей частью европейских языков. Но среди них также нет ничего, что могло бы применяться для дополнительного обозначения понятия “друг” . “Дос” остается в гордом одиночестве.

Если всерьез анализировать эту ситуацию, получается такое открытие. Собственно, оно ничего нового из себя не представляет. Лет восемьдесят назад казахи просто удивились бы тому, что кто-то пытается выдать такое за открытие. Тогда они, как и столетия до этого, жили отдельными аулами. В каждом из этих аулов все были близкие родственники. В условиях такого образа жизни места другу, никак не связанному с конкретным человеком родственными узами, просто не было. Другом-единомышленником мог быть лишь кто-то из тех же родственников.

А вот завязать с человеком из другого рода такую дружбу, при которой он мог считаться ближе, чем хоть кто-то из своего аула, было просто нереально. Линия разделения “своих” и “чужих” была четкой. А потому совершенно непреодолимой. Люди могли называть кого-то из чужих по происхождению лиц своим другом. Но при этом могли иметься в виду просто приятельские отношения, которые ни под каким видом не могли бросать вызов родственным отношениям.

И сейчас мотивация помощи даже дальнему родственнику у казаха бывает неизмеримо сильней побуждения помочь так называемому другу. Потому что дружба может рано или поздно завершиться окончательно, а родственные связи – никогда. Родственнику можно отказать в помощи, но бесповоротное прекращение с ним отношений случается чрезвычайно редко. Состоящие друг с другом в родственных отношениях представители одного поколения могут повздорить и прекратить всякие взаимные связи, но в следующем поколении они вполне могут возобновиться. Таковы традиции. Всегда найдутся общие родственники, которые сумеют, если не помирят этих своих сородичей, свести их детей и побудить их продолжить прерванные отношения родства. Правила жизни, регулирующие отношения между людьми в обществе в русле тысячелетних кочевых традиций, не только не утратили своей действенности с переходом казахского населения на оседлость, но и, укрепившись, обрели новое значение.

Главный двигатель процесса общественных отношений среди казахов – это дух соперничества. Оно так и остается по сию пору. Но при этом значение поддержки, которую всякому отдельно взятому человеку в его притязаниях по самоутверждению в общественной жизни могли бы оказать его сородичи, неизмеримо возросло. Причем чем выше человек поднимается по общественной лестнице, тем больше он в ней нуждается. И, соответственно, тем меньше в его окружении остается людей, которые могли восприниматься (конечно, с поправкой на условия жизни в казахском обществе) как его друзья.

В течение последнего десятилетия из уст наших руководителей часто стали исходить заверения, что одна из главных задач проводимых в стране реформ – формирование гражданского общества. Но едва ли это выполнимо у нас. Почему? Потому что народ, в среде которого в принципе нет места для настоящих дружеских отношений между людьми, не может явиться основой для гражданского общества. Там, где нет места равным и неподдельно дружеским отношениям, не может быть места и равноправным гражданским правоотношениям. Сейчас у нас в Казахстане появилось уже понятие “правящий род” .

С каждым годом оно все больше и больше закрепляется. Как только представитель одного рода или родового клана приходит к власти в какой-то области или каком-то районе, вся властная вертикаль заполняется его сородичами на ключевых должностях. Уходит он – уходят и его близкие. И это – картина, наблюдаемая повсеместно. Такое явление у нас принципиально отличается от знакомого всем по опыту других стран и обществ кумовства или непотизма. Возьмем ту же Россию. И там большие и маленькие начальники членов своей семьи и самых близких родственников, бывают, пристраивают к “хлебным местам”. Но даже у самых высоких чинов при этом бывают “задействованы” считанное количество людей. К примеру, покойный ныне А.Собчак, в свою бытность губернатором Санкт-Петербурга, нарвался на публичный скандал из-за того, что-де помог своей племяннице, переехавшей из Ташкента, обзавестись однокомнатной квартирой… Но целом в России часто бывает так, что даже самые ближайшие родственники у самых могущественных в Москве лиц продолжают вести скромный образ жизни на малой родине или еще где-нибудь в глубинке. К примеру, когда Б.Ельцин являлся хозяином Кремля, члены семьи, откуда он вышел, и близкородственные ему люди продолжали жить в небольшом городке в Свердловске, не претендуя ни на что большее. У некоторых из них такая же фамилия, как у экс-президента РФ. Но почему-то ни самому Б.Ельцину, ни самим тем людям не приходило в голову пытаться сыграть на близком родстве. И местному начальству в Екатеринбурге и Свердловской области почему-то не приходило в голову двигать родных президента наверх или создавать для них какие-то условия хотя бы с тем, чтобы угодить ему. А между тем целый ряд лиц, связанных с Б.Ельциным близким знакомством по его работе в Свердловской области, потом вслед за ним попали на работу в Кремль. То есть помогли давние дружеские отношения с ним.

Или вот другой, так сказать, украинский случай. По телевизору показывают живущего в российской Кемеровской области двоюродного брата президента Украины Л.Кучмы. И он, оказывается, безработный. Журналист спрашивает у него: почему бы вам не попросить помощи в трудоустройстве у именитого родственника? Родственник пожимает плечами: да неудобно это, да и ни к чему, мол… При этом известно, что в окружении Л.Кучмы полно людей, с которыми его связала дружба по прежним местам работы.

В принципе для любой страны, где действительно есть основа для формирования гражданского общества или где оно уже сформировано, такие примеры – самое обычное дело. А вот в Казахстане до таких отношений еще очень и очень далеко. И вообще сомнительно, чтобы и у нас когда-нибудь могло бы быть так же. Ибо в казахском обществе у человека обычно друзей не бывает. С этого все и начинается.

история, культура, традиции родного края

Казахские скакуны

В казахской истории рядом с именами великих батыров обязательно упоминаются их боевые кони. Имена этих коней часто встречаются в эпосах, народных сказаниях, в названиях мест. Когда ребенку исполнялось три года, его отец седлал коня «ашамаем» и обучал сына верховой езде (ашамай — примитивный вид седла, специально для начинающих). Жеребенка, объезженного подростком, называли беcipe, и с того момента он считался его личным скакуном. Казахи никогда не смели есть мясо достойного коня, победителя в скачках или верного друга батыра. Таких коней, умерших своей смертью, хоронили с почестями.

Кара ат. Когда-то давно народы казахов и калмыков собрались на большой той. Устроили скачки на 70 км, где участвовало около трехсот лошадей. Конь бия Аймамбета Кара ат бежал быстрее всех. Калмыки его поймали и заперли в высоченный каменный сарай. Услышав стук копыт лошадей, скачущих мимо, Кара ат не вытерпел, перепрыгнул через высокую стену, снова всех обогнал и победил на этих скачках. С тех пор это место называется «Заточение Кара ат». Оно находится в районе Косагаш Алтайского края. До сих пор путники, проезжая мимо скалы, удивляются ловкости, мощи и силе легендарного коня.

Керкекиль. Керкекиль — конь батыра Жаменке, который в 1916 году участвовал в боевых сражениях. До пятилетнего возраста Керкекиль жил в красивейших местах гор Алатау, в Каркаре, где сочные пастбища, прозрачные озера, прекрасная погода в любое время года. В 1910 году из Ташкента к Жаменке приехал друг Кыдыреке. Он гостит все лето и перед отъездом просит отдать ему Керкекиля. Жаменке дарит коня другу. Довольный Кыдыреке увозит скакуна из родных мест. Но через неделю Керкекиль убегает и возвращается в родную Каркару. Жаменке сообщает другу об этом, и коня опять увозят в Ташкент. Но через месяц Керкекиль снова возвращается к Жаменке. Расстояние между Ташкентом и Каркарой более 1,5 тыс. км. Это расстояние скакун благополучно преодолевал благодаря своему чутью и смекалке. Днем он таился в кустах, а ночью скакал в родные края. Это спасало его от охотников и хищников. Похоже, что на чужбине лошадям тоже снятся родные края. Чтобы конь забыл родину, ему показывали собственное отражение и вырывали ресницы. На предложение Жаменке сделать так же, Кыдыреке ответил:

— Я благодарен тебе, мой друг. Ты дважды дарил мне этого коня. Но Керкекиль — особенный конь, намного достойнее любого из нас. Он истинно любит свою родину. Пускай здесь и остается.

Кокдонен. Это конь Ер Жанибека Бердаулетулы (1714—1792), который участвовал в национально-освободительной войне против джунгар. Как-то раз юный Жанибек гостил у родственников по материнской линии. Там он увидел коня Кокдонена, который ему понравился. Он попросил подарить ему этого коня. Мальчик так настаивал на своем, что пришлось уступить его просьбе. Жанибек участвовал во многих сражениях и отличился благодаря Кокдонену. Если у полководца во время сражения погибала лошадь, то его сажали на коня одного из воинов. Это древняя традиция военных. В 1750 году была 80-дневная Шорганская война, в которой участвовали десятки тысяч воинов В этом сражении конь хана Абылая погибает, и он остается пешим среди врагов. Вдруг появляется Жанибек и отдает хану своего коня. На вопрос: «Как же ты?», он отвечает: «Если погибну я — народ останется без одного из многочисленных батыров. А если погибнете Вы — народ останется без своего единственного хана». После этой битвы конь Жанибека удостаивается большого уважения и почести, как «конь, спасший самого Абылая». Кюй «Жанiбектiн Кокдоненi» отображает весь ужас той войны, мужественную поступь и мощный топот копыт скакуна.

Тайбурыл. Тайбурыл — конь батыра Кобыланды, жившего в XIV— XV веках. В народе бытует следующий сказ о том, как Кобыланды стал хозяином этого скакуна. Однажды отец Кобыланды сказал своему сыну:

— Серая кобыла скоро ожеребится. Конь станет твоим верным скакуном.

Как только жеребенок появился на свет, заботу о нем взяла на себя невеста батыра — Куртка. Она 40 дней поила кyлык (кобылица, всего один раз ожеребившаяся) и следующие 40 дней молоком кысыр (кобыла, дающая молоко второй год подряд). У Тайбурыла появилась мощная сила и железные мышцы. Следующие 90 дней в его корм добавляли различные целебные травы, чтобы был здоров. Держали коня в специальной юрте. Только два раза, на рассвете и на закате, туда впускали лучи солнца. Так его содержали до шести лет. Когда пришло время выпускать коня на волю, никогда не видевший солнечного света Тайбурыл, «возбужденно сверкая глазами, взвился ввысь. Вместе с батыром Тайбурыл участвовал во многих битвах. В бою возле города Казани Тайбурыл перепрыгнул через крепостную стену, и Кобыланды отважно расправился с врагом. Сейчас сосуд, из которого кормили Тайбурыла, хранится в Таразском музее. До сих пор казахи прикасаются к этому сосуду, преклоняясь перед могучим духом скакуна.

Ардакурен. В начале XIX века окрестности Актюбинска занимали русские военные. Они возводили укрепления, оттесняя казахов с обжитой земли. Однажды пятеро пьяных солдат из города Кызыл вошли в селение и насильно угнали скот. В это время с охоты возвращался батыр Куламан. Увидев переполох в селе, тут же отправился в погоню за солдатами. Догнав двоих и расправившись с ними, продолжил преследовать остальных. Но те успевают въехать в крепость и закрыть ворота. Конь батыра, не колеблясь, перепрыгивает через крепостную стену. От неожиданности трое солдат не успели спрятаться. Куламан расправляется с обидчиками, затем на коне перепрыгивает через стену обратно. Он собирает свой народ и кочует в земли Сарыарки, подальше от крепости. Оказалось, что когда Ардакурен прыгал через стену во второй раз, он задел копытом кирпич. На месте, откуда упал кирпич, начальник крепости поставил метку и рассказал всем об удивительном скакуне казахского батыра. Все лишь поражались мощи и силе скакуна, назвав его «крылатым конем».

серия книг: «Сен бiлесiн бе?». Издательство «Аруна»

Республика Казахстан на карте

Клички лошадей

Фото. Автор: aaltair / Shutterstock.com.

Лошадь — это вольное и грациозное животное. Если вы его завели или скоро будете заводить, то нужно решить, как назвать жеребца или кобылу. Стоит отталкиваться от того, с какой целью вы приобрели питомца: для хозяйства или же для спортивных состязаний? В первом случае вы можете подобрать любое имя, руководствуясь своими желаниями и предпочтениями. Но выбрать имя для коня с родословной не так легко. В спортивном мире даже существуют определённые правила.

Учитывайте масть жеребца или кобылы, а также историю его рода. Довольно часто явление, когда скакуна называют в честь отца, при этом имя регистрируется в дополнении с цифрой, например, Купидон 2. Важно, решая как назвать лошадь, помнить, что имя не должно содержать ненормативной лексики. Даже если оно будет переведено на другой язык, имя не допустят к регистрации. Ещё одно правило, которое поможет решить как назвать коня — использование заглавной буквы клички отца в начале имени жеребёнка, а матери — в середине.

Ниже вы можете найти самые распространённые и редкие клички жеребцов и кобыл по списку и выбрать понравившуюся из них. При этом лучше обратить внимание на имена для лошадей, которые подчеркнут индивидуальные черты характера и внешности. Так, к примеру, если у вашего питомца Донская порода, принято использовать русские имена, чтобы назвать коня. Клички могут быть следующие: Сокол, Булава, Муром, Маруся, Росянка, Северная Звезда и т.д.

Тысячелетиями кочевники закаляли характер и оттачивали свои навыки отважного воина и виртуозного всадника, играя в кокпар. Эта древняя, известная со времен зороастризма конная игра популярна не только среди казахов, но также среди киргизов, таджиков, узбеков и других народов Средней Азии.

Казахское название игры «кокпар» происходит от общетюркского «кок бору» – серый волк (каз. к?кб?рі). Согласно одной из легенд, волки, задрав овцу, относили ее голову волчатам, а те с ней играли. Люди стали называть это игрой волчат (волков), а постепенно родилось наименование «кок-бору».

Страсти по кокпару не стихали никогда. Даже в советское время, когда играть в кокпар запрещали, отчаянные смельчаки тайком уезжали в степь, чтобы уважить традиции предков. Кокпар – это не просто развлечение. Он закаляет воинский дух мужчины, воспитывает в нем хладнокровие, честность и, конечно, физические навыки. Молодежь приобретала опыт борьбы на конях, управления ими в экстремальных условиях практически настоящего боя.

Правила игры в кокпар несложные. Всадники делятся на две команды и борются за тушу козла. Раньше земляки из одного аула на полном скаку, отбиваясь от соперников, уносили приз в свой аул. В современном варианте цель игроков –удержать тушу и забросить в «казандык» (ворота) команды соперника. В каждой из команд по 12 человек, выходят по четыре игрока с каждой стороны, в ходе игры всадники сменяют друг друга. Ведь выстоять даже несколько минут тяжело и наезднику, и лошади.

«Попробуйте верхом на коне отобрать у другого всадника, а затем на скаку удерживать тушу козла, которая весит около 40 килограмм, когда на тебя напирают со всех сторон кони и люди! При этом надо еще и управлять лошадью и не слететь с нее», – рассказывает чемпион Азии и Казахстана по кокпару Александр Пупенко.

Александр – личность незаурядная. Единственный украинец в национальной сборной Казахстана. Говорит, что в кокпар попал не случайно, с ранних лет тянуло к лошадям: «С восьми лет я в седле. В поселке Интернациональный под Астаной (ныне Нурсултан), где я родился, есть конноспортивный клуб «Кулагер». Начинал с того, что обучал там жеребят и готовил их к скачкам. В девять лет я уже сам скакал и выступал за клуб, а позже, когда повзрослел и набрал вес, плавно перешел в кокпар. Поначалу просто наблюдал, потом появился азарт и захотелось попробовать самому. Уже в 16 лет в составе сборной Астаны я впервые участвовал в молодежном чемпионате Казахстана, тогда мы взяли бронзу. Через год было серебро, а еще через год мы выиграли золото, а я был признан лучшим игроком, забив 44 гола».

Если в скачках могут участвовать легкие подростки, то кокпар – дело крепких и опытных мужчин. Он требует немалой силы и сноровки.

«Спорту я уделяю минимум два-три часа каждый день. Хожу в спортзал, играю в футбол, баскетбол, волейбол, качаюсь. Важно не только уметь поднимать тяжести, но и быть при этом гибким и ловким, поэтому в кокпаре себя хорошо проявляют те, кто занимался, к примеру, борьбой или дзюдо. Плюс, обязательно нужно следить за питанием, потому что каждый лишний килограмм играет роль», – говорит Александр.

К выбору лошади тоже подходят со всей ответственностью. Участвуют в игре исключительно жеребцы, кобылы традиционно не привлекаются. При этом не всякий жеребец достоин стать членом команды. Нужно отобрать сильного, выносливого, неагрессивного коня, обладающего при этом ярким темпераментом.

«Пятьдесят процентов победы в игре зависит от всадника, остальные пятьдесят – от скакуна. Даже если игрок сильный, а лошадь слабая, то, как ни старайся, ничего не сделаешь. Поэтому я всегда сам тренирую лошадь под себя, чтобы она понимала меня и резво откликалась на все мои команды. Между всадником и жеребцом обязательно должна установиться связь. Сейчас у меня есть собственная лошадь по кличке Пеле, с которой я выступаю, ей восемь лет. Это скоростной чистокровный англичанин», – делится секретами успешной игры Александр.

В кокпаре используется только козлиная туша, так как она обладает особой прочностью и выдерживает напряжение, когда участники игры тянут ее в разные стороны. В современных вариантах иногда используется муляж, но он не прижился.

«Я играю в позиции нападающего. Моя цель – поднимать козла и забивать голы. Как в футболе – Месси, Роналдо, – улыбается Александр. – Когда в честь твоей победы играет гимн, а трибуны кричат: «Казахстан! Казахстан!», то это непередаваемые ощущения: сердце стучит, адреналин зашкаливает».

В общей сложности в кокпар Александр играет уже 16 лет. За это время, говорит, были попытки заняться чем-то другим, но через пару месяцев все равно неудержимо тянуло к лошадям. Сейчас Александр Пупенко – заслуженный мастер спорта Республики Казахстан по кокпару, мастер спорта международного класса. Параллельно с работой в составе сборной Казахстана Александр еще и тренирует молодежную команду Мангистауской области, передает ребятам свой опыт.

На вопрос о том, каково украинцу постоянно находиться среди казахов, отвечает так: «Поначалу было действительно непросто, так как в командах все ребята – казахи, и естественно, что общаются они на родном языке. Но из-за того, что я постоянно вращался среди них, быстро начал понимать казахский язык. Можно сказать, благодаря кокпару я выучил его, и сейчас никаких проблем нет!».

Кокпар нередко называют симбиозом борьбы, рэгби и верховой езды. В нем так же присутствуют элементы футбола. Поклонников у этой игры с каждым годом все больше. Первый официальный чемпионат Казахстана по кокпару был организован в 2001 году. С тех пор турнир проходит каждый год. Кроме того, кокпар продолжает быть неизменным атрибутом всех народных сельских праздников в Казахстане. А в последние годы эта игра переживает второе рождение, становясь международным видом спорта и выходя на мировую арену. Во Всемирных играх кочевников участвуют команды из США, Монголии, Китая, Казахстана, России, Узбекистана, Таджикистана, Афганистана, Турции и других стран.

admin

Наверх