Карабахская порода лошадей

Автор: Александра ЛИЧМАН
Номер журнала: ЗМ №10(146)2014

С древнейших времен Карабахское ханство славилось своими лошадьми. Именно здесь сформировалась яркая и самобытная порода, называемая «кеглян», или карабахская, – эти легкие, красивые, сильные лошади вошли в славную историю своей родины и оставили в ней яркий след.

Бесплатная электронная версия «Золотого Мустанга» — с любого устройства!

Свежий номер «Золотого Мустанга» — бесплатно в электронном виде!

Пал исполнитель роли Черного Красавчика

Организаторы Saudi Cup отложили выплату призовых

Минспорта РФ внесет изменения в порядок присвоения и подтверждения спортивных званий и разрядов

© 1997-2014 OOO «Голд Мустанг»

Информационно-аналитический журнал
ООО «Голд Мустанг»

Издание зарегистрировано в Комитете РФ по печати, регистрационный номер ПИ №ФС77-26476.
Редакция не несет ответственность за достоверность рекламных материалов.

При предоставлении Заказчиком готового рекламного макета, Заказчик гарантирует соблюдение авторских прав (интеллектуальной собственности) третьих лиц на произведения, включенные в рекламу.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов.
Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения редакции.

Карабахская порода лошади верховых конец, которые особенно ценны за такие черты своего характера как выносливость и послушание. Эти лошади прекрасно справляются с преодолением больших расстояний, поэтому опорно-двигательный аппарат у них хорошо развит.

История Карабахской породы начинается в 17 столетии в Карабахском ханстве (Азербайджан). Этот район Азербайджана известен и благодаря своим лошадям. Долгое время порода была в распоряжении исключительно ханов Карабаха. Лошадь разводили на специальных заводах, которые занимались только этой породой, поскольку другие были запрещены. В начале 20 столетия порода перестала быть столь популярной, и уже в 1905 году завод был закрыт.

Карабахская лошадь с хозяином

В военные годы в кровь порода попали гены других пород, поскольку их скрещивали вне зависимости от чистоты породы, из-за чего количество лошадей чистой породы очень уменьшилось. В 1949 году начались работы по восстановлению Карабахской лошади. Стала использоваться кровь арабской и терской лошади для улучшения породы.

Карабахская лошадь

Характеристика

Карабахская лошадь не очень крупная, высота в холке составляет около 138-154 см. Для неё характерны сильные мускулистые части тела, крепкие ноги и средней длины шея. Наиболее известные и распространенные масти это серая, гнедая, рыжая и бурая окраска.

На всей территории исторической Армении с глубокой древности было широко развито коневодство. Слава об армянских лошадях была известна далеко за пределами Армении. Лошади тут использовались и как вьючные животные, и как боевые кони. Армения с древнейших времен славилась своей мощной армией и конницей. А основой военного коневодства Армении стала провинция Арцах (Карабах).

Карабахская лошадь отличается своей красотой и изяществом. Она среднего размера, не высокая, её рост в холке не превышает 150 сантиметров, гармонично сложена. У неё хорошо развиты мышцы, широкая грудная клетка, крепкие ноги. Голова лошади гордо посажена, шея средней длины, лоб высокий, глаза выпуклые. У скакунов быстрая и грациозная походка.

В Арцахе эту породу называют “нариндж”, что по-армянски означает «апельсин». Это объясняется особой отличительной чертой — рыжим, золотисто-рыжим или желтовато-оранжевым окрасом.

Карабахские скакуны очень крепкие и выносливые. По работоспособности карабахская порода сравнима с арабской, ахалтекинской и лучшими российскими породами. И если «карабахцы» в беге на ровной местности отстают от этих пород, то в горной местности опережают их. Они смело преодолевают любые препятствия и природные трудности, славятся своей выносливостью для верховой езды в горах, неутомимы на длинных дистанциях.

Карабахские скакуны очень высоко ценились на Востоке, как одна из самых лучших пород. Они сыграли важную роль в формировании некоторых восточных пород лошадей, в том числе и арабской. Начиная с XVII — XVIII веков в европейских государствах при выведении новых пород лошадей обязательно использовали карабахскую. Таким образом, она оказала влияние на некоторые польские, французские и английские породы.

В Арцахе до сих пор сохранились развалины конных заводов Мелик-Алавердяна в деревне Гюлатах, который был позднее переименован в I Елизаветпольский конный завод, большой конный комплекс с ипподромом мелика Дизака — Егана в деревне Тох, большие конюшни князей Атома, Абу-Муса и другие.

Вплоть до начала XX века главными заводчиками карабахских скакунов были арцахские мелики (князья). В середине XIX века в Арцахе имелось 11 конезаводов, которые принадлежали армянским меликам. В то время самый крупный конный завод этой породы был у уроженца Арцаха прославленного российского генерал-лейтенанта князя Валериана Мадатова (Мадатяна), который серьёзно занимался разведением карабахских скакунов. На ферме Мадатова находилось 200 лошадей. В 1836 году конюшня генерала Мадатова, была продана его наследницей. Большая часть лошадей была куплена Иловайским — известным владельцем конюшни Дона.

О важном значении карабахских скакунов в жизни Арцаха свидетельствует тот факт, что 21 мая 1843 года был утверждён герб города Шуши Елизаветпольской губернии, на котором была изображена лошадь карабахской породы. В XIX веке на протяжении многих лет в дважды в год в Шуши на ипподроме — поляне «дждрдюз» — проводились скачки, на которые съезжались лучшие наездники со всего Южного Кавказа.

Карабахские скакуны участвовали в сельскохозяйственных выставках в Москве в 1869 году и в Тифлисе в 1882 году, где были награждены золотыми медалями и почётными грамотами. А в 1866, 1867, 1869, 1897 годах карабахские скакуны были представлены на всемирных выставках, где также удостоились высоких наград.

Но в начале XX века коневодство в Арцахе пришло в упадок. Бурные события начала XX века пагубно отразились на состоянии карабахской породы. Она оказалась на грани исчезновения. Коневодческие фермы, основанные арцахскими меликами, была заброшены, а благородные карабахские скакуны попали в колхозы и, смешавшись с обычными лошадьми, в основном ассимилировались. Поголовье «карабахцев» неуклонно сокращалось.

Во время Великой Отечественной войны наши боевые кони активно участвовали в сражениях в качестве тягловых лошадей артиллерийских орудий. Их старались использовать, потому что они не боялись взрывов снарядов, в отличии от других пород лошадей.

Так что в последнее время около села Кирсаван на живописных склонах горы Кирс группа энтузиастов пытается разводить пока в небольшом количестве карабахских скакунов с целью восстановить породу. Их разводят и отпускают на волю. Потому что лучше всего эти чудесные лошадки размножаются в естественной среде. Они с удовольствием пасутся на горных пастбищах.

Местные коневоды рассказывают, что в последние годы все больше и больше туристов приезжают в деревню Кирсаван, чтобы увидеть знаменитых карабахских скакунов. Так что, гуляя по здешним лесам, нередко можно встретить дикий табун вольных очаровательных рыженьких лошадок — это и есть всемирно знаменитые карабахские скакуны.

Ныне настоящие карабахские скакуны в небольших количествах сохранились кое-где в Западной Европе. Предположительно на коневодческих заводах Европы находится примерно 50 скакунов. А их основное поголовье сосредоточено в Северной и Южной Америке. Ими владеют в основном местные состоятельные армяне. В последние годы начали вестись переговоры о создании в районе Шуши племенной фермы для разведения чистокровных лошадей, которых предполагается привезти из США и Аргентины.

Карабахский скакун часто упоминается в российской и армянской литературе.

Так, например, офицеру конного Карабахского полка, сражавшегося в составе российской армии в 1826 — 1829 годах, посвящено стихотворение Александра Пушкина «Из Гафиза (Лагерь при Евфрате)».

Не пленяйся бранной славой,

О красавец молодой!

Не бросайся в бой кровавый

С карабахскою толпой!

Александр Пушкин, совершивший в 1829 году путешествие в Арзурум, в своих путевых заметках писал, что «Молодые русские чиновники разъезжали верхами на карабахских жеребцах».

В поэме «Демон» Михаил Лермонтов пишет.

Под ним весь в мыле конь лихой

Бесценной масти, золотой.

Питомец резвый Карабаха

Прядёт ушьми и, полный страха,

Храпя косится с крутизны

На пену скачущей волны.

В этих строках, по мнению Ираклия Андроникова, поэт претворил конкретные впечатления, полученные во время пребывания в Кахетии, когда он служил в Нижегородском драгунском полку.

В повести Льва Толстого «Хаджи-Мурат» также упоминается «высокая щеголеватая карабахская лошадь». А в «Войне и мире» Льва Толстого коня Пети Ростова звали «Карабахом», хотя это была не карабахская, а малороссийская лошадь.

Военный историк генерал Василий Потто в своей книге «Кавказская война» пишет, что: «Карабахскими конями пользовались находившиеся на военной службе на Кавказе русские чиновники и генералы». В частности он упоминает, что карабахский конь был у генерала Ясона Чавчавадзе.

Особого упоминания карабахская порода лошадей удостоилась в статье«Елизаветпольская губерния» в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона.

В конце 19 века в российском журнале “Коневодство” была опубликована статья “Несколько слов про персидских лошадей”. Начальные строки этой статьи такие: “Порода лошади, которая принесла такую славу персидским лошадям произошла из провинции Карабах”.

«Вороной карабахский жеребец» упоминается в романе Юрия Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара», посвящённом Александру Грибоедову.

В романе Даниила Мордовцева «Царь без царства», повествующем о царе Имеретии Соломоне II, царица Имеретии говорит, что «карабахские лошади — лучшие в мире».

На карабахском коне ездит герой рассказа «Кавказский чёрт» Саши Чёрного грузинский князь Удал.

Карабахский конь упоминается в балладе Козьмы Пруткова «Путник», в романе Валентина Катаева «Кладбище в Скулянах», в историческом романе Акакия Белиашвили «Бесики».

В книге «Пять карабахских меликств» знаменитого армянского писателяРаффи карабахский скакун описан как основная сила Арцахской кавалерии. Раффи, отмечает, что карабахский скакун внешне был схож с арабской породой, но имел специфический золотисто-рыжий окрас.

В конце 20-х годов поездку по Карабаху совершила известная писательницаМариэтта Шагинян и своими глазами увидела эту замечательную породу. В вышедшей в 1930 году её книге «Нагорный Карабах» есть глава «Золотая масть», посвящённая карабахской породе лошадей, в которых течёт кровь арабских скакунов. «Карабахского метиса, — писала Мариэтта Шагинян, —нельзя смешать ни с каким другим благодаря его особенности: червонному блеску. Если вы её выкупаете, она засияет, как золотое кольцо, брошенное в воду. Золотом отливает не шерсть, а цвет её кожи, и потому она кажется не поверхностно, а изнутри окрашенной блеском, она светится золотом, наливается им; и благодаря изумительной тонкости этой кожи, обтягивающей её мускулы, как лайковая перчатка, карабахская лошадь брызжет золотом, бегает в золоте, словно в чешуе».

«Она так и стоит передо мной в памяти. Маленькая узкая голова с надменным взглядом, прямая шея, выпуклые ноздри, легкие, пропорциональные стати с играющими под тонкой кожей мускулами. От ушей до кончика хвоста — арабская лошадь, но смягченная и более гибкая и вся налитая горящим золотом. Благо тому, кто на неё сядет! Мы замерли на минуту от восхищения. А потом, как по уговору, переглянулись. И у каждого из нас мелькнула одна и та же мысль: почему бы нашей кавалерии — говорят, лучшей в мире — не получить и эту лошадь, лучшую в мире? Поработать над возрождением и разведением этой легкой, гибкой, быстрой и выносливой, благородной золотой породы — вот благороднейшая задача не для одного только карабахского Наркомзема! — подчеркнула Мариэтта Шагинян».

Большое место «карабахцу» уделил в своих трудах историк Григорий Вермишев, особенно в книге «Амирспасалар».

О карабахском скакуне написал заслуженный ветеринар НКР, кандидат ветеринарных наук Эдуард Гаспарян в своей книге «Коневодство в Арцахе-Карабахе: вчера и сегодня».

Карабахскую лошадь можно увидеть на полотнах русских живописцев XIX века, особенно в работах известного анималиста Николая Сверчкова, творчество которого пропитано любовью к животным.

С лошадей карабахской породы сделал рисунки Василий Верещагин,посетивший Шуши в 1865 году.

Скульптура карабахского жеребца «Альетмеза» выполнена русским скульптором Евгением Лансере. Она хранится в Моршанском историко-художественном музее.

В 2004 году в Армении была выпущена почтовая марка с изображением карабахского скакуна.

Вопрос возрождения породы «карабахцев» надо решать на государственном уровне. Остаётся надеяться, что карабахский скакун — слава арцахских меликов и основа знаменитой армянской конницы, вновь станет достоянием армянского народа. Карабахский скакун — ныне является национальной гордостью и живым символом Арцаха.

Разделы

Комментарии

КАРАБАХСКИЕ СКАКУНЫ .

СПАСИБО ЗА МАТЕРИАЛ. В ПАМЯТЬ РОДНОГО ДЕДА ИЗ АРЦАХА, КОТОРЫЙ ЗАНИМАЛСЯ КОНЕВОДСТВОМ Я НАПИСАЛА СТИХ. ДЕД ХАЧАТУР АРАКЕЛОВИЧ , УХОДЯ НА ВОЙНУ , ОБЕЩАЛ ПРОВОЖАЮЩЕЙ ЕГО СЕЛЬСКОЙ ДЕТВОРЕ — ВЕРНУТЬСЯ С ПОБЕДОЙ. ПОБЕДУ ЗАВОЕВАЛИ, НО ДЕДА ПОТЕРЯЛИ НА ВОЙНЕ. Я ОЧЕНЬ РАДА ВСЕМУ, ЧТО УЗНАЛА ИЗ СТАТЬИ, ОБЯЗАТЕЛЬНО РАЗОШЛЮ СВОИМ ЗЕМЛЯКАМ И ДРУЗЬЯМ, ПУСТЬ РАДУЮТ ПАМЯТЬ ЕДИНОМ СВЕТОМ ЛЮБВИ. ЕСЛИ ПОЖЕЛАЕТЕ, ВЫШЛЮ ВАМ СВОИ СТИХИ О ТОМ, КАК ДЕД ОСТАВИЛ «РЕДКО -ДИВНЫХ» КОНЕЙ И УШЁЛ НА ВОЙНУ МОЛОДЫМ ОТЦОМ, О ТОМ , ЧТО НИЧЕГО В МИРЕ НЕ ПОТЕРЯНО, ЕСЛИ ЕСТЬ ИМЯ ЛЮБВИ И СВОБОДЫ!

На всей территории исторической Армении с глубокой древности было широко развито коневодство. Слава об армянских лошадях была известна далеко за пределами Армении. Лошади тут использовались и как вьючные животные, и как боевые кони. Армения с древнейших времен славилась своей мощной армией и конницей. А основой военного коневодства Армении стала провинция Арцах (Карабах).

В этом прекрасном горном крае трудолюбивые и талантливые арцахцы путём естественного скрещивания вывели чистокровную породу благородных лошадей, получившую название карабахский скакун. Эта замечательная старинная порода лошадей стала гордостью всей Армении. Но особенно трепетно и любовно относились к своей красавице-лошадке в Арцахе. Это лошадь всегда была незаменимым другом арцахцев.

Именно эти быстрые, мощные и выносливые лошади служили в армиях Александра Македонского, Тиграна Великого и других прославленных полководцев, являлись основой армянской конницы в историческом сражении на Аварайрском поле и во многих других битвах, принимали участие в русско-турецких и русско-персидских войнах, в Первой мировой войне.

Её изображение можно увидеть на стенах крепостей, церквей, часовен, на надгробных плитах и даже хачкарах. Эти карабахские красавцы стали считаться ценнейшим подарком, получить который мечтали многие зарубежные правители.

Карабахские скакуны по своим данным стояли в одном ряду с самыми лучшими породами лошадей и ценились наравне с арабскими и ахалтекинскими лошадьми. Стоили они немалых денег. Обладать «карабахцами» могли лишь состоятельные люди. Они считались особо ценным подарком. Их даже преподносили в дар царским особам.

Более выносливой лошади в горах, не сыскать. Поэтому издавна наши предки только на «карабахцах» и отправлялись в долгий путь. Особенно они незаменимы в длинных переходах. В горах эти лошади идут ускоренным шагом до 10 километров в час. А рекордная скорость на скачках в 2004 году составила 1 километр за 1 минуту 9 секунд.

Оседлать этого коня не легко, нрав у него суровый. Но после установления прочного контакта он станет вашим преданным другом навсегда. Карабахские скакуны очень умны, послушны и преданы своим хозяевам. Эта знаменитая и древняя порода верховых лошадей была широко распространена в Карабахе и достигла своего пика в XVII — XIX веках.

С начала XIX века, когда по просьбе армянских меликов по Гюлистанскому договору в 1813 году Нагорный Карабах вошёл в состав России, карабахские лошади сразу завоевали тут популярность и начали широко распространяться и в России. Карабахских скакунов в России в просторечии называли «карабахи» или «карабахцы».

Впервые донские казаки завезли карабахскую породу на Дон после персидских и турецких походов в XVIII веке. Но особое распространение в России карабахская лошадь получила в XIX веке, когда сформировался новый тип донской породы, улучшенной благодаря «карабахцам». В XIX веке карабахские скакуны оказали большое влияние на верховое коневодство юга России и использовались для улучшения донской породы лошадей вплоть до начала XX века. Они придали ей красоту и породистость. Донские лошади унаследовали от них свои рыжие и золотистые оттенки.

Коневодством в Арцахе вновь стали заниматься в конце 40-х годов, когда была основана новая коневодческая ферма. На ферме были собраны лошади наиболее распространённых пород. Но тогда удалось найти только одного чистокровного скакуна-производителя карабахской породы — жеребца по кличке «Султан». И благодаря ему большими усилиями породу восстановили. Фактически все «карабахцы», которые обитают сегодня в Кирсаване — это его потомки.

На несколько десятилетий разведение карабахских скакунов было поставлено на серьезный уровень. Во многих колхозах Арцаха имелись коневодческие фермы, которые в ряде хозяйств развивались довольно успешно. Известно, что одного карабахского скакуна — чудесного коня по кличке «Заман» Никита Хрущёв в 1956 году подарил королеве Великобритании Елизавете II, заядлой наезднице и большой ценительнице лошадей.

Соседи азербайджанцы в 1949 году открыли возле города Агдам коневодческий завод для разведения карабахских скакунов. То есть создали его не на настоящей родине этой лошади, а рядом. Но все породистые лошади, были родом из Арцаха. Они их покупали, воровали или насильно отбирали у наших колхозов, давая взамен старых кляч. Наглые соседи делали это с целью возродить генофонд карабахского скакуна и воспользоваться его славой. Удивляться тут не приходится. Это их национальная черта: врать всегда, везде и во всём.

В 1993 году во время Карабахской войны коневодческий завод, где находились лошади, был оставлен без присмотра, и однажды конюшни оказались пусты — все скакуны убежали. Лет 10 они считались навсегда утерянными, но тут вдруг улыбнулась удача. Жители Кирсавана как-то заметили в лесу табун диких потрясающе красивых лошадей. По всем признакам это были «карабахцы». Жители села с трудом смогли выловить несколько лошадей. Их оседлали и начали разводить. Сегодня рождённых в неволе жеребят выращивают, в три года седлают, а потом отпускают на волю. Седлают, чтобы они привыкли к людям, чтобы нрав был поспокойней. Но сейчас в лесу бегают также лошади, которые никогда не были на привязи. Они как родились на воле, так там и живут.

Таким образом, в начале 2000-х годов в Республике Арцах (НКР) начали разводить и возрождать знаменитую карабахскую породу. История карабахских скакунов тесно переплетена с нелёгкой историей самого Карабаха. Несколько раз эти скакуны были на грани исчезновения во время революций, войн и конфликтов, но неуклонно возрождались в мирное время. Карабахский скакун — дитя свободы, спокойствия и мира. Также, как и героический народ Арцаха, он горд, свободолюбив и трудолюбив.

Карабахский скакун часто упоминается в российской и армянской литературе.

Так, например, офицеру конного Карабахского полка, сражавшегося в составе российской армии в 1826 — 1829 годах, посвящено стихотворение Александра Пушкина «Из Гафиза (Лагерь при Евфрате)».

Не пленяйся бранной славой,

О красавец молодой!

Не бросайся в бой кровавый

С карабахскою толпой!

Александр Пушкин, совершивший в 1829 году путешествие в Арзурум, в своих путевых заметках писал, что «Молодые русские чиновники разъезжали верхами на карабахских жеребцах».

В поэме «Демон» Михаил Лермонтов пишет.

Под ним весь в мыле конь лихой

Бесценной масти, золотой.

Питомец резвый Карабаха

Прядёт ушьми и, полный страха,

Храпя косится с крутизны

На пену скачущей волны.

В повести Льва Толстого «Хаджи-Мурат» также упоминается «высокая щеголеватая карабахская лошадь». А в «Войне и мире» Льва Толстого коня Пети Ростова звали «Карабахом», хотя это была не карабахская, а малороссийская лошадь.

Военный историк генерал Василий Потто в своей книге «Кавказская война» пишет, что: «Карабахскими конями пользовались находившиеся на военной службе на Кавказе русские чиновники и генералы». В частности он упоминает, что карабахский конь был у генерала Ясона Чавчавадзе.

Особого упоминания карабахская порода лошадей удостоилась в статье «Елизаветпольская губерния» в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона.

В конце 19 века в российском журнале “Коневодство” была опубликована статья “Несколько слов про персидских лошадей”. Начальные строки этой статьи такие: “Порода лошади, которая принесла такую славу персидским лошадям произошла из провинции Карабах”.

«Вороной карабахский жеребец» упоминается в романе Юрия Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара», посвящённом Александру Грибоедову.

В романе Даниила Мордовцева «Царь без царства», повествующем о царе Имеретии Соломоне II, царица Имеретии говорит, что «карабахские лошади — лучшие в мире».

На карабахском коне ездит герой рассказа «Кавказский чёрт» Саши Чёрного грузинский князь Удал.

Карабахский конь упоминается в балладе Козьмы Пруткова «Путник», в романе Валентина Катаева «Кладбище в Скулянах», в историческом романе Акакия Белиашвили «Бесики».

В книге «Пять карабахских меликств» знаменитого армянского писателя Раффи карабахский скакун описан как основная сила Арцахской кавалерии. Раффи, отмечает, что карабахский скакун внешне был схож с арабской породой, но имел специфический золотисто-рыжий окрас.

В конце 20-х годов поездку по Карабаху совершила известная писательница Мариэтта Шагинян и своими глазами увидела эту замечательную породу. В вышедшей в 1930 году её книге «Нагорный Карабах» есть глава «Золотая масть», посвящённая карабахской породе лошадей, в которых течёт кровь арабских скакунов. «Карабахского метиса, — писала Мариэтта Шагинян, — нельзя смешать ни с каким другим благодаря его особенности: червонному блеску. Если вы её выкупаете, она засияет, как золотое кольцо, брошенное в воду. Золотом отливает не шерсть, а цвет её кожи, и потому она кажется не поверхностно, а изнутри окрашенной блеском, она светится золотом, наливается им; и благодаря изумительной тонкости этой кожи, обтягивающей её мускулы, как лайковая перчатка, карабахская лошадь брызжет золотом, бегает в золоте, словно в чешуе».

«Она так и стоит передо мной в памяти. Маленькая узкая голова с надменным взглядом, прямая шея, выпуклые ноздри, легкие, пропорциональные стати с играющими под тонкой кожей мускулами. От ушей до кончика хвоста — арабская лошадь, но смягченная и более гибкая и вся налитая горящим золотом. Благо тому, кто на неё сядет! Мы замерли на минуту от восхищения. А потом, как по уговору, переглянулись. И у каждого из нас мелькнула одна и та же мысль: почему бы нашей кавалерии — говорят, лучшей в мире — не получить и эту лошадь, лучшую в мире? Поработать над возрождением и разведением этой легкой, гибкой, быстрой и выносливой, благородной золотой породы — вот благороднейшая задача не для одного только карабахского Наркомзема! — подчеркнула Мариэтта Шагинян».

Большое место «карабахцу» уделил в своих трудах историк Григорий Вермишев, особенно в книге «Амирспасалар».

О карабахском скакуне написал заслуженный ветеринар НКР, кандидат ветеринарных наук Эдуард Гаспарян в своей книге «Коневодство в Арцахе-Карабахе: вчера и сегодня».

Карабахскую лошадь можно увидеть на полотнах русских живописцев XIX века, особенно в работах известного анималиста Николая Сверчкова, творчество которого пропитано любовью к животным.

С лошадей карабахской породы сделал рисунки Василий Верещагин, посетивший Шуши в 1865 году.

Скульптура карабахского жеребца «Альетмеза» выполнена русским скульптором Евгением Лансере. Она хранится в Моршанском историко-художественном музее.

В 2004 году в Армении была выпущена почтовая марка с изображением карабахского скакуна.

Вопрос возрождения породы «карабахцев» надо решать на государственном уровне. Остаётся надеяться, что карабахский скакун — слава арцахских меликов и основа знаменитой армянской конницы, вновь станет достоянием армянского народа. Карабахский скакун — ныне является национальной гордостью и живым символом Арцаха.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Tell your friends about Wikiwand!

Gmail Facebook Twitter Link

Suggest as cover photo

Would you like to suggest this photo as the cover photo for this article?

Thank you for helping!

Your input will affect cover photo selection, along with input from other users.

На протяжении тысячелетий лошадь была верным другом и спутником человека. Несмотря на развитие науки и технический прогресс, в современном мире интерес к коневодству нисколько не изменился. В Азербайджане, являющимся неотъемлемой частью тюркского мира, с древних времен занимаются разведением лошадей. Пожалуй, самой известной азербайджанской национальной породой лошадей является карабахский скакун, родина которого — Карабах. Однако можно сказать, что эта порода распространена по всей территории Азербайджана и прекрасно развивается во всех регионах нашей страны. Карабахские кони являются символом национального наследия и гордостью каждого азербайджанца.


Легенда о карабахском скакуне

Золотистая грация

Карабахскую породу лошадей называют одной из древнейших в мире. Родина ее — высокогорья Карабаха. Наиболее типичные представители этой породы разводились на Агдамском конном заводе, который считается племенным ядром для карабахской породы. Но ввиду того, что в настоящее время Агдам находится на территории, оккупированной армянскими сепаратистами, все лошади из этого хозяйства были эвакуированы в Агджабединский район и размещены на зимних пастбищах «Лемберан».

Современные карабахские лошади — это некрупные животные, высотой в холке около 144-154 см, с шеей средней длины, маленькой головой, глубокой и широкой грудью, хорошо развитой мускулатурой. Лошади этой породы отличаются четкими и быстрыми движениями, гармоничным сложением. Именно благодаря этому в народном фольклоре представителей карабахской породы часто сравнивали с газелью или джейраном. Карабахские лошади отличаются красивым окрасом. Масть у карабахской породы может быть рыжей, буланой, бурой, гнедой, серой или золотисто-рыжей, которую также называют «золотым сиянием». У любого золотистого коня на Кавказе можно предполагать наличие карабахской крови.

Сегодня в породе различают два подтипа: длинноногие, быстрые лошади с облегченным корпусом, и коротконогие, плотные и массивные. Лошади карабахской породы обладают сухой конституцией, у них идеально сухие ноги, даже после работы на самом тяжелом грунте. Очень крепкие копыта, быстрое восстановление после тяжелых нагрузок, способность без труда преодолевать расстояние в несколько сотен километров, хорошая упитанность при самом скудной рационе – это далеко не полный перечень достоинств этой уникальной породы. Прибавьте к этому неприхотливость в содержании и прекрасное здоровье, веселый живой нрав и любознательность.

По нраву карабахские скакуны – спокойные и дружелюбные животные. Исторически отличительной особенностью карабахских лошадей была способность преодолевать горную и пересеченную местность. В наши дни карабахские кони в основном используются для гонок. Лошади известны своей исключительной скоростью. Так, в 2004 году лошадь из Агдамского района установила мировой рекорд, пробежав 1000 метров за 1 минуту и 9 секунд.

Сохранить и приумножить

Издавна эти лошади являли собой гордость конюшен карабахских ханов. Главными достоинствами лошадей этой породы считаются выносливость и верность хозяину.

На протяжении веков карабахская порода разводилась в горах Карабаха. Именно поэтому, помимо своей красоты, эти лошади ценятся, прежде всего, за выносливость и способность пробираться по узким горным тропинкам. Использовали карабахских лошадей в основном под седлом. Они особо выносливы в длинных переходах; в горах проходят ускоренным шагом до 10 км в час. Рекордная резвость в гладких скачках на 1600 м — 2 мин. 9 сек. (1955).

Есть исторические факты, свидетельствующие о том, что лошади карабахской породы в прошлые века импортировались в Западную Европу. Стойкая и продолжительная генеалогическая структура – залог жизнестойкости и богатства генофонда в любой породе. В карабахской породе издавна существовали несколько внутрипородных типов, велись высокопродуктивные мужские линии и маточные семейства. Разведение карабахской породы традиционно велось табунным методом. Племенные кобылы всю жизнь оставались в табуне. В одном табуне были и чистопородные, и полукровные, и даже простые матки, но жеребцы всегда чистопородные или высококровные кёгляны. В результате создавался гибрид улучшенной лошади: более кровная часть которого называлась «джинс-сарыляр», более простая — «калын-сарыляр».

Из полукровных ханских лошадей наиболее популярны были: токмак и теке-джейран. Токмак происходил от помеси кобылы-кёглян и персидского жеребца неизвестного происхождения и отличался особо крепким сложением. Теке-джейран представлял собой потомство текинских кобыл от карабахских жеребцов и отличался крупным ростом и скаковыми способностями. Чистокровные кёгляны никогда не были многочисленны и вместе с высококровными лошадьми, которых было гораздо больше, составляли едва ли десятую часть всего конского поголовья Карабаха.

Покоряя Европу

Породность карабахской породы произвела на русских любителей и знатоков лошадей такое впечатление, что им стали приписывать чистокровное арабское происхождение, особенно если учесть, каково было господство «арабомании» среди коннозаводчиков и ученых в XIX веке. Профессор В. Фирсов в своей работе «Туркестан и туркестанские породы лошадей», опубликованной в 1895 году в «Журнале Коннозаводства», изложил историю Средней Азии с древнейших времен. Там же он упомянул и карабахскую лошадь как потомка туркменских аргамаков: когда османы, правившие Хорезмом, потерпели поражение в упорной борьбе с Чингисханом, отдельные племена туркмен ушли в Закавказье и увели с собой своих коней.

Родство карабахского кёгляна с туркменской породой еще больше подтверждается при внимательном изучении его экстерьера. Форма кадыковатой шеи и головы, большие глубоко посаженные глаза, тонкость и шелковистость волоса, нежность и сухость конституции, а особенно золотистая масть придают кёгляну те же своеобразие и породность, которые отличают наиболее ярких ахалтекинцев. Различия в типе этих пород происходят, в первую очередь, от условий разведения лошадей и предъявляемых к ним требований. В Карабахе скаковая лошадь теряла свои преимущества, при этом сохранив черты древней породности. В горах требовались, в первую очередь, поворотливость, устойчивость, умение резко останавливаться, выносливость, а места для разгона не было. К тому же табунное воспитание не способствовало увеличению роста лошадей. В результате кёглян приобрел округлые компактные формы универсальной верховой лошади и более короткие шею и голову со «щучьим» профилем.

Ядро породы поддерживалось карабахскими ханами и после присоединения Карабаха к России. О качествах тогдашних кёглянов говорит тот факт, что англичане купили в 1823 году у Мехти-Кулихана около 60 кобыл. Большой урон коневодству Карабаха нанесло вторжение персов в 1826 году, но все же и в последующие десятилетия карабахская лошадь сохраняла свои качества. На Второй Всероссийской выставке в 1869 году карабахские жеребцы получили высокие оценки: Меймун — серебряную медаль, Молоток (Токмак) — бронзовую, а золотисто-рыжий жеребец Альетмез, награжденный похвальным листом, был назначен производителем в государственные конные заводы. Карабахи имели успех и в Европе: золотисто-гнедой карабахский жеребец Хан, представленный в 1867 году на выставке в Париже, удивлял посетителей своей красотой и крепким правильным сложением. Ему была присуждена большая серебряная медаль. «Хана» оценили в 3500 франков.

Побывавшая в Персии в 1852 г. специальная комиссия Российской империи писала, что сила и популярность иранской кавалерии связана с карабахскими скакунами, и по многим своим данным эта порода стоит в одном ряду с арабской. Известный русский специалист-коневод К. А. Дитерихс, опираясь на факты и источники, отмечает, что карабахская порода оказала большое влияние на развитие русского и европейского коневодства.

Возвращение легенды

В конце XIX — начале XX в. карабахское коневодство пришло в упадок из-за непригодности недостаточно рослых лошадей карабахской породы для регулярной кавалерии. Завод, основанный ханами и наследовавшийся их потомками, исчез в 1905 году. Сыграла свою роль и гражданская война: численность породы резко сократилась. Кёгляны смешались с простыми беспородными лошадьми, потеряв значительную часть своей породности и измельчав. Из разряда лучших восточных пород карабахская лошадь перекочевала в местные горные. Но и эти лошади сохраняли следы восточной крови и характерную масть, «напоминающую цвет старой бронзы», с более темными гривой и хвостом и такого же оттенка «ремнем» вдоль хребта.

В 1949 году, в целях сохранения породы, в селении Гей-Тэпэ Агдамского района был организован конный завод, куда были собраны наиболее типичные кобылы. Для улучшения карабахской породы, главным образом, увеличения роста лошадей, интенсивно использовали арабских и терских жеребцов. На момент открытия завода в нем стоял единственный карабахский жеребец Султан, остальные жеребцы (Кадими 1, Кадими 2, Контингент, Корф) были чистокровные арабские. Однако даже арабо-карабахам было очень далеко до ханских кёглянов, а все испытания молодняка сводились к гладким скачкам на Бакинском ипподроме, где, естественно, преимущество получали арабские помеси.

Это богатство коневодами Азербайджана сохранено и поддерживается и сегодня. Так, в конном заводе Gunay собраны элитные жеребцы и матки, восходящие к чемпионам породы прошлых десятилетий. И эта драгоценная кровь дает новых чемпионов – лошадей превосходного экстерьера, яркой восточной породности и высокой работоспособности.

Карабахская порода лошадей

Карабахская порода лошадей — одна из древнейших верховых пород, выведенная в Азербайджане (в Карабахской зоне). Есть все основания утверждать, что карабахская лошадь является хотя и видоизмененным, но прямым потомком лошадей, о которых еще Вегециус (IV век нашей эры) писал, что они отличаются большим ростом, элегантностью, особенно красивой шеей и головой.

Определяющее значение для формирования карабахской лошади имело непосредственное и длительное соприкосновение Карабахского ханства с Ираном, который в древности обладал хорошими верховыми лошадьми. Большое влияние на карабахскую лошадь оказало туркменское коневодство, а позднее арабское, рассадник которого в виде ханского конного завода кеглян-сарыляров существовал в Карабахе до половины XIX века. В итоге была выведена очень породная и работоспособная лошадь, приспособленная к местным условиям. Качества карабахских лошадей были настолько высоки, что дали основание в свое время С. Урусову писать: «. карабахская лошадь имеет для азиатского коневодства такое же значение, какое английская чистокровная — для европейского».

В течение продолжительного времени карабахские лошади поступали как племенной материал в донское коннозаводство, на Украину, в табуны кавказских коннозаводчиков, использовались при создании ряда пород и отродий лошадей, шли в большом количестве в Иран и во многие другие страны. Значительное влияние карабахи оказали на польское коневодство; попадали они и во Францию. Влияние карабахского коневодства на верховое коневодство не изгладилось и до настоящего времени, несмотря на то что поступление племенного материала этой породы давно прекратилось.

Свое название порода получила по месту возникновения и развития- Нагорному Карабаху, расположенному в Азербайджанской ССР, между реками Курой и Араксом. Климат, почва и рельеф района разведения породы крайне разнообразны. В общем это область жаркого климата и хороших горных пастбищ, что создавало вполне благоприятные условия для коневодства.

В течение продолжительного времени всех лошадей с характерным золотистым отливом, рожденных в Карабахе или происшедших от них, относили к карабахской породе. Действительно, этот признак в той или иной степени указывает на наличие у лошадей крови карабахской породы. Однако более глубокое ознакомление с карабахским коневодством и методами разведения заставляет прийти к выводу, что считать за чистопородных карабахов всех золотистых лошадей нет никаких оснований, так как золотистость легко может быть получена при скрещивании карабахов с любыми лошадьми. К наиболее ценным карабахам в конце XIX века относили лошадей, происходящих от племенных, кровных лошадей бывших ханских заводов, которые по местным понятиям считались «чистокровными». Этот рассадник систематически пополнялся арабскими лошадьми чистокровного происхождения. Всем этим лошадям была свойственна характерная «лимонно-желтая» масть с золотистым отливом. Ханский рассадник служил основным репродуктором племенного материала для всего карабахского коневодства. Местное название этих лошадей — «кеглян сарыляр».

По данным проф. И. И. Калугина промеры местных лошадей в той или иной мере улучшенных карабахами следующие:


Таблица 96. Промеры местных лошадей, улучшенных карабахами (в см)

Р. Р. Правохенский приводит следующие промеры карабахского жеребца Гассана, экспонированного в Ростове-на-Дону в 1910 г.:


Таблица 96а. Промеры карабахского жеребца Гассана

Общие характерные признаки породы (преимущественно ханского завода) в конце XIX века описывались так.

Лошадь горная, верховая, среднего роста (145-150 см). Там, где коневодство велось более рационально, лошади имели более крупный рост — до 160 см и обладали массивным и широкотелым сложением. Общий склад плотный и сухой. Голова, как правило, небольшая и легкая, сухая, с сильно развитой черепной коробкой. Лоб заметно выдается, глаза выпуклые, большие. Шея недлинная, высоко поставленная, с узким гребнем, затылок тугой (этот признак не считался недостатком лошади, а, наоборот, высоко ценился). Холка высокая, так что рост в холке был всегда больше, чем в крупе. Спина прямая, без седлистости. Связь спины с крестцом прочная, расстановка ног и корпус широкие. Постановка ног правильная, но у отдельных лошадей отмечается отставленность задних ног и саблистость. Копыта прочные. Кожа тонкая, нежная, волос тонкий, короткий и мягкий. Вокруг глаз, на скулах, морде, в ушных раковинах и на внутренней стороне ног часто имеются безволосные места. Общий вид чрезвычайно гармоничный и изящный. Темперамент энергичный, но добронравный. Лошадь легко поддается выездке под седло. Преимущественный аллюр — просторный шаг и галоп.

В породе различали следующие три типа.

Первый тип. К этому типу относились лошади с удлиненным корпусом и сравнительно низко поставленной шеей. Нередко у представителей типа наблюдались отставленность и саблистость задних ног. Круп у них был сильно развит, глаза сравнительно небольшие, лоб выдающийся, морда удлиненная. Они были выносливы в продолжительной скачке и неутомимы при работе под седлом. Характер менее пылкий и менее игривый, чем у представителей других типов.

Второй тип. Лошади отличались красотой, высоким постановом шеи, большими глазами, сравнительно небольшой, очень красивой головой и исключительной способностью к парадной службе. Движения они имели плавные и грациозные, нрав кроткий, а пылкость выражалась в игривости и постоянной готовности к движениям. По силе и выносливости лошади этого типа считались слабее лошадей первого типа, а по резвости уступали лошадям третьего типа.

Третий тип. Лошади отличались легкостью переда, меньшей выпуклостью лба, более прямым профилем головы, тонкой, но сравнительно короткой шеей с заметным вырезом перед холкой. Движения у них были более порывистые и поразительно быстрые на коротких дистанциях. По силе и выносливости они были слабее лошадей первого типа, но сильнее второго, а. по быстроте движения на коротких дистанциях превосходили оба типа.

Масть карабахских лошадей рыжая, гнедая, серая и лимонно-желтая с золотистым или с серебристым отливом (атласная). При этом лучшими считаются лимонно-желтые лошади с золотистым отливом.

Во всех учебниках по коневодству и в отдельных опубликованных работах неизменно указывается, что карабахская лошадь плохо акклиматизируется и поэтому хороша только у себя на родине. Не имея достаточных данных для опровержения этого, считаем все же необходимым привести некоторые материалы, которые не в полной мере согласуются с таким утверждением. Карабахские лошади даже в ханских заводах в течение большого ряда поколений разводились табунным способом, без всякой подкормки и защиты от природных невзгод. В холодные и продолжительные зимы, при сильных ветрах и морозах, которые изредка наблюдались здесь, в полосе сравнительно жаркого климата, в табунах выживали только действительно стойкие, конституционально здоровые лошади. Это, несомненно, способствовало выработке у лошадей карабахской породы большой устойчивости, здоровья и способности переносить любые неблагоприятные условия. Далее, карабахская лошадь выведена и разводилась в течение длительного времени в условиях горного климата, а горные расы всегда отличаются большими приспособительными возможностями, как об этом писал К. А. Тимирязев. Если бы карабахская лошадь плохо акклиматизировалась, то вряд ли ее в большом количестве выводили бы задонские коннозаводчики для укомплектования своих заводов. А между тем документально известно, что в 1839 г. на Дону было 919 лошадей персидской и карабахской породы. Ведущий донской конный завод Платова был укомплектован карабахскими лошадьми. Иловайский в 1836 г. вывел на Дон конный завод Мадатова, укомплектованный карабахскими лошадьми, и использовал их для улучшения донских лошадей. Часть лошадей этого же завода (Мадатова) попала в Харьковскую губернию.

Конечно, из этого еще нельзя сделать вывода о хорошей акклиматизационной способности карабахских лошадей, но тем не менее широкое и эффективное использование лошадей этой породы далеко на севере от их родины, в степных условиях, говорит о большой их ценности и наличии у них значительного диапазона приспособительных возможностей. Прекращение поступления карабахов в различные районы вне зоны их разведения можно объяснить общим сокращением численности породы, а не их биологическими качествами. Сокращение же произошло из-за изменения экономических условий Карабаха и в первую очередь вследствие иранского вторжения в 1826 г., когда многие табуны и лучшие производители были угнаны в Иран. Имело значение и то, что в период, когда от лошади потребовался большой рост, карабахская порода не могла удовлетворить потребности массового покупателя и особенно военное ведомство.

Карабахская лошадь — специализированная верховая и используется преимущественно под седлом. Работоспособность ее не испытывалась под легким весом на гладких скачках. Однако есть достаточно данных о ее высоких качествах как верховой лошади. По свидетельству многих авторитетов, карабахская лошадь обладает хорошими походными качествами, неутомимостью при длинных переходах и способна проходить по горам своим ускоренным шагом до 10 км в час. Движения ее чрезвычайно спокойны и приятны для всадника. Лучшие лошади обычно идут просторным шагом, держа высоко голову и слегка покачивая ею. Они способны галопом скакать в гору и под гору, свободно и легко менять направление на любом аллюре, смело, карьером итти на любое препятствие и останавливаться перед ним по требованию всадника. Кровные карабахские хорошо выезженные лошади никогда не горячатся под седлом, закидки перед препятствием или упрямства у них не бывает. Таким образом, карабахская лошадь наиболее полно удовлетворяет требованиям, которые предъявляются к верховой лошади при использовании в горах.

После иранского вторжения в 1826 г., когда заводы и вся система коннозаводской работы были разрушены, карабахское коннозаводство пришло в упадок. Последующие попытки восстановить его не увенчались успехом.

В настоящее время небольшое количество карабахских лошадей имеется в Азербайджанской ССР, где для восстановления породы организовав специальный конный завод. В 1949 г. в заводе было собрано 38 кобыл и 2 жеребца, наиболее типичных для породы.

Карабахская лошадь разводится улучшенным табунным способом. Матки и молодняк находятся на пастбище и пользуются подкормкой в неблагоприятные периоды года. Жеребцов после случки удаляют из косяков и ставят на конюшню, где их кормят сеном и концентратами. Случка косячная. Жеребчики находятся под матками до осени первого года жизни, а кобылки — до рождения второго жеребенка. Лучшая часть жеребчиков поступает в заездку 1 1 /2 лет.

О племенных качествах карабахских лошадей можно судить по результатам широкого использования их в задонском коннозаводстве. Нет никаких сомнений, что золотистостью масти и общим складом современные дончаки в значительной мере обязаны карабахам. И в настоящее время имеется возможность путем использования карабахских производителей как улучшателей получать некрупную горную лошадь как чисто верхового, так и вьючного типа, в которой нуждается местное население.

admin

пн вт ср чт пт сб вс