Какой овес едят лошади

Испокон веков лошадей кормят овсом. Овес является самым полезным и лучшим из всех злаковых культур в питании лошади.

Овёс является лучшим диетическим продуктом питания. Он благотворно воздействует на желудочно-кишечный тракт – пожалуй, самое слабое место в организме лошади.

Зерна овса богаты:

• витаминами А, В (В1, В2, В3, В6), К и F, высокое содержание витаминов группы В благотворно сказывается на функции нервной системы, нормализует сердечную деятельность.

• органическими кислотами (щавелевой, молоновой, эруковой),

• незаменимыми аминокислотами ( в числе которых триптофан и лизин),

• эфирным маслом, камедью,

• микроэлементами: калий, магний, сера, хром, железо, фтор, йод, марганец, цинк, никель, фосфор.

ЦЕЛЬНЫЙ СУХОЙ ОВЕС это самый распространенный способ кормления.

Скармливая лошади овес, обратите внимание, что бы он был не пыльный! Ведь этим дышит ваша лошадь, опуская морду в кормушку за очередной порцией корма!

Если овес сильно пыльный- единственный выход смачивать его водой, только дайте воде хорошенько стечь и потом давайте овес лошади.

ЗАПАРЕННЫЙ ОВЕС (КАША)

Запаренный овес лучше усваивается лошадью. Под действием горячей воды оболочка овса размягчается. Поступая в кишечник лошади, разбухшие зерно легче поддается обработке желудочным соком. Так как основная ценность зерна внутри под оболочкой, поэтому цель запарки овса, разрушении защитной оболочки зерна.

Не рекомендую запаривать плющенный овес, у плющенного овса уже разрушена защитная оболочка зерна. Горячей водой мы вымываем основные питательные свойства овса, в результате скармливаем лошади промытую шелуху зерна.

Цельный овес с помощью плющилки зерна расплющивают. Овес проходит между двух крутящихся вальцев и раздавливается, то есть плющится. Мы добиваемся разрушения защитной оболочки зерна.

Плющеный овес гораздо лучше усваивается и переваривается!

Улучшение переваримости и усваиваемости происходит за счет облегчения пережевывания такого овса, и даже если лошадь недостаточно его пережевала, пленчатая оболочка, разорванная в процессе плющения, не препятствует действию пищеварительных соков в ЖКТ лошади.

Плющеный овес — прекрасный корм для жеребят, «старичков», лошадей с зубными проблемами, торопливых в еде.

За счет своей большей усваиваемости плющенный овес способствует поддержанию хорошей кондиции лошади, а при увеличении норм кормления и набору веса, если это нужно.

Плющеный овес экономически очень выгоден.

Если обычного овса мы даем гарец, то плющенного достаточно давать пол гарца, а эффект внешней кондиции за счет лучшей усваиваемости зерна будет даже намного лучше, чем от граца цельного зерна.

Из одного мешка цельного зерна при плющенье получается около двух мешков плющенного.

ДРОБЛЕНЫЙ ОВЕС – может причинить вред лошади.

Зерно дробят в специальном дробильном устройстве (зернодробилке).

Здесь необходимо обратить внимание на то, чтобы овес был именно дробленым (дерть), а не перемолотым в муку.

Дробленый овес, так же как и плющеный, легче пережевывается и — за счет увеличения площади соприкосновения измельченного зерна с пищеварительными соками желудочно-кишечного тракта — лучше переваривается и усваивается, чем цельный. При скармливании дробленый овес необходимо смачивать водой.

Если зерно сильно раздробленно, то в желудки лошади оно может образовать плотную мучную массу, которая приведет к проблемам с пищеварением или коликам.

Из за риска коликов лошадей практически не кормят дробленным зерном за исключением лошадей с проблемными зубами или старых лошадей практически без зубов и только по рекомендации и под наблюдением веет. врача.

Широко используется кормление дробленным овсом в мясном коневодстве. Так как прирост массы живого веса при таком кормлении существенен в отличии от кормлением цельным зерном.

Что бы проверить насколько хорошо ваша лошадь усваивает овес, осмотрите ее навоз. В навозе вы обнаружите зернышки овса, если их немного, это нормально, если зерен овса слишком много, значит есть проблемы с пищеварением, проконсультируйтесь по этому вопросу с вашим вет. врачом.

В любом случаи цельные зерна в навозе- это зерна прошедшие по всему пищеводу лошади, но так и не успевшие расщепиться желудочным соком, то есть из данных зерен лошадь не получила питательных элементов.

При кормлении плющенным овсом, в навозе вы практически не найдете зернышек , значит вся норма корма была хорошо усвоена лошадью.

Кормить лошадь только плющенным овсом не рекомендуется, для зубов лошади и системы пищеварения нужно давать и цельное зерно.

Самый ОПТИМАЛЬНЫЙ график КОРМЛЕНИЯ овсом:

Утро — цельный овес,

Обед — каша (цельный овес запаренный с отрубями)

Вечером лошадь ест более медленно, вечернюю норму овса лучше давать больше утренней, так как у лошади вся ночь на переваривание пищи.

Среднестандартная лошадь (рост 160см в холке плюс минус), несущая стандартную нагрузку тренинга (без стартов) потребляет в сутки 2-4 кг овса.

При условии стартов 6 кг в сутки.

Помните, что перекорм лошади овсом может привести к ламиниту ( ревматическое воспаление копыт)

Вот основные причины, вызывающие ламинит:

• Избыток углеводов в рационе, источником которых является сахар, содержащийся в весенней и осенней траве, и крахмал в составе зерновых смесей и сладких кормов.

• Ожирение — лошади с избыточным весом, а также малоподвижные и перекормленные животные.

*public135538206 (ВЕТЕРИНАРНАЯ ПОМОЩЬ ЛОШАДЯМ)

#конныйспорт #овес #полезноеолошадях #конникам #здоровьелошади #horseone_здоровье

Лошади едят овес

«Коня! Коня! Корону – за коня!»

Существуя на границе двух между собой не соприкасавшихся миров – литературного и лошадиного, в том и другом мире сталкивался я с тем, что запечатлено в яшинском рассказе «Рычаги»: люди с головой поставлены в положение безмозглых. Кое-кого из занимавших достаточно высокое место в нашей системе я встречал, даже знал, причём, довольно хорошо, а с годами узнавал ещё больше ответственных работников, облечённых властью, попадались среди них неумные и невежественные люди (где таких нет?), но больше было таких, которые точно в насмешку над собой изображали каррикатуру на самих себя: рассуждали и действовали против для них же очевидных требований здравого смысла. Почему (согласно грибоедовскому определению) «умный наш народ» то и дело оказывается глупее, чем есть на самом деле?

Приезжали наши специалисты закупать скот у Сайруса Итона, и ковбой, который фермой железнодорожного магната управлял, просил меня объяснить нечто для него непостижимое. Папа Сайрус велел ему отобрать самых лучших молодых бычков, а наши представители, с безумной, на взгляд американца, последовательностью старались взять худших. Худших так худших – что кому требуется, но при этом они утверждали, что выбирают лучших! Своим нелепым выбором, вопреки его рекомендациям, они ставили знатока из знатоков, чемпиона на выставках скота, в положение проходимца, который пытался им подсунуть гнилой товар, делая это из подлости, а ещё хуже – в силу своей некомпетентности. «Что они, чокнутые?», – спрашивал озадаченный американец. Мой ответ заключался в признании, что объяснить ему это очень трудно и даже невозможно, потому что он у нас не бывал. А те самые представители, вернувшись в Москву, позвонили мне и задали свой вопрос, причём, в трубке звучал голос несомненно здравомыслящего человека: «Он, этот ваш ковбой у Итона, сумасшедший что ли?». Безумцем показался он потому, что их непостижимое для него поведение вызывало у него припадки отчаяния и возмущения: он боялся уронить свой престиж в глазах поручившего ему серьезное дело хозяина, ведь ему же было приказано: «Отбери лучших». А проблема заключалась в том, о чём я как лояльный советский гражданин даже другу, однако иностранцу, сказать не мог. В очередной раз наши специалисты старались вычислить квадратуру круга. Требовалось в политических целях приобрести у симпатизируещего нам капиталиста бычков, не имея на это достаточных средств: шортгорны, которых с помощью знатока-ковбоя Трумена Кингсли разводил Итон, были породны и дороги, а продешевить папа Сайрус, при всех симпатиях, тоже не хотел. Вот и отбирали худших, чтобы, вернувшись, доложить, что лучшего им не предлагали.

Когда шла тяжба о бычках, меня, к счастью, там не было, но переговоры в том же духе я не раз переводил между конниками, оказываясь свидетелем всё того же конандрума – головоломной ситуации. Чтобы выйти на международную арену, нам требовалось освежить породу наших скакунов. Высокая конская кровь циркулирует по планете, искусство коневодства и секрет успеха на дорожке ипподрома заключается в умении сочетать породные линии, иногда друг от друга далекие, а подчас, напротив, близкие и даже родственные: инбридинг и кроссинг. Страшное и одновременно справедливое мнение знатока услышал я на Северном Кавказе: оплакивать конское поголовье погибшее во время войны нечего, разводить этих лошадей означало только множить посредственность: за годы оторванности от международного лошадиного мира кровь замкнулась. Короче, нужно прилить кровь производителей таких, какие были завезены в Россию ещё до революции. Тогда закупил их в Англии нефтяной король Манташев, у которого в Баку шла добыча черного золота, а в Москве на Скаковой стойла для лошадей делались из мрамора. Как приобрести жеребцов такого же класса, если класс на современной мировой конской ярмарке это даже не миллион, а миллионы? Кто даст такие деньги? В то же время и на международную арену выйти надо, просто требовалось и всё. Коневоды и покупали что подешевле вопреки своему собственному пониманию породы и советам американцев, а те, вроде итонова ковбоя, чувствовали себя одураченными и обиженными: наши посланцы даже не заглядывали на конзаводы, где для них уже был приготовлен настоящий класс. Что заглядывать и зря смотреть? Между тем на домашнем фронте международные мероприятия были окружены завистью к посланным за рубеж и – обреченным на неудачу. Завистники только и ждали, чтобы строчить и посылать куда следует доносы, разъясняя кому следует, в чём заключалась причина неудачи, почему не привезли настоящий класс. Писали же они не о том, что не дали достаточных средств. Послали не тех, кого нужно, вот согласно этим борзописцам в чём заключался просчёт.

«Надо кончать с этим Шекспиром».

Видел «Никита» во МХАТе шиллеровскую «Марию Стюарт» в переводе Пастернака, намеки на борьбу за власть ему показались чрезмерно прозрачными, и на встрече с интеллигенцией сказал, что надо кончать с этим Шекспиром. О хрущевском табу на Шекспира, он же Шиллер, прочёл я в стенограмме совещания с представителями нашей творческой интеллигенции, где было сказано надо кончать. И творческие интеллигенты, которые на том же совещании присутствовали, подтвердили: надо! Это в духе послесталинского времени: не сознательная фальсификация, а просто невежество.

То же самое случалось в разных областях, куда заглядывал Хрущев. Это были преобразования по мановению руки – раззудись плечо! Стали закрывать гуманитарные институты. Минсельхоз посадили на землю, будто близость к почве напитает соками засыхавшую бюрократическую систему. Коснулось и лошадей. Ездили мы с замдиректора американского ипподрома Лорел в Ставропольский край, слышал я там от конников непереводимую ругань по адресу хрущевской кукурузной политики. Кукуруза – что! Овёс попал под вопрос. А это откуда мне известно? «От самой лошади» – почти, не прямо от лошадей я узнал, а сказал мне тот, кто от имени лошадей запрашивал, должны они есть овёс или не должны.

Из любви к внуку, который учился ездить верхом, Никита Сергеевич посетил Московский конный завод и, взглянув на сиявшую выставочную витрину нашего коневодства, решил, что лошади у нас содержатся в райских условиях. Мой старший друг и тренер Гриднев, бывший чемпион Москвы, давал уроки верховой езды государственному внуку, он присутствовал при том, как правительственный дедушка, увидев московских заводских лошадей, содержимых в образцовом порядке, пришёл в негодование: лошадей растят словно тепличные фрукты! «Под стеклянным колпаком», – так выразился Хрущев. Не лишняя ли роскошь при наших острых нуждах и временно-постоянных нехватках? Стеклянный колпак попал в нашу прессу и был воспринят как указание директивное: нечего их баловать, этих лошадей. Первый в стране конзавод не бедствовал, но по областям свирепствовала бескормица. Рысаки зимой «жрали крышу» – солому с конюшенных крыш. Что же, их совсем не кормить? Встревоженные конники с мест навалились на Александра Ильича Попова, начкона (разрешавшего мне езду на заводских лошадях), дескать, с вас все началось, к начальству близко, вы и запрашивайте, надо ли кормить. И Александр Ильич запрашивал, а мне рассказывал. По его словам, коневодам разъяснили, как следует понимать директивное указание: кормите, как кормили, если есть чем кормить, а если нет, то не спрашивайте.

Дело с лошадьми разрешилось. А как объяснить главе государства, что Шекспир не Шиллер да и Шиллер у нас не совсем Шиллер, а всё больше Пастернак? Как? «Он был или не был, этот вечер…», – ныне сам себя спрашиваешь о подобных ситуациях. А может, то был сон? Нет, все совершалось наяву. Мы в апреле 1964 года не знали, придётся нам или нет справлять шекспировское четырёхсотлетие: юбилей на носу, Россия во всем мире считается второй родиной великого английского драматурга, наш Институт отвечает за подготовку к этому культурному праздненству, а состоится или нет юбилей, мы не знаем. Ведь было же сказано: кончать!

На свой страх и риск мы обзванивали предполагаемых участников торжественного заседания в Большом театре, хотя свыше никто нас ещё не уполномачивал и никакого помещения нам не предоставлял. «Не поставить ли нам Шекспиру памятник на нашей земле?» – дрожащим от волнения голосом старый поэт Маршак спрашивает у меня, представившегося ему секретарём Юбилейного комитета. С моей стороны это было самозванство, ибо тогда не только секретаря, тогда ни председателя, ни самого комитета ещё не было. До того, как состоялось решение о создании Юбилейного Комитета, Большой Иван, директор Института И. И. Анисимов, своей властью создал из нас группу, и мы занимались организацией юбилейной программы.

П-памятник поставить? Э, уважаемый Самуил Яковлевич, про себя думаю, ещё неизвестно, сможем ли мы произносить шекспировское имя. С поэтом-патриархом мы на всякий случай договорились, что он из своих замечательных переводов прочитает на торжестве шекспировский сонет. Так, всех обзваниваю и не знаю, надо ли беспокоить людей. И каких людей! Стоит только сказать «Шекспир», они, будто по команде, тут как тут. Легендарный народный Черкасов, шаг лишний ему сделать тяжело, задыхается, энфизема – страшно смотреть, уже явился, чтобы слово во славу Шекспира сказать. Ещё один ветеран нашей сцены, Мордвинов, из «Короля Лира» эпизод успел выбрать. Моднейший режиссёр Товстоногов выразил полную готовность взяться за репетиции юбилейного концерта, как только нужно будет. А если не будет? Поднялся во весь свой рост наш Большой Иван и – пошёл. На последний, решительный. На Старую площадь. У Большого Ивана в Большом Доме бывшие аспиранты служили советниками – помогли прорваться. Шекспир за Шиллера у нас не ответчик! И – получили мы добро: даешь Шекспира! Разве мы ему чужая земля? Колесо истории стало раскручиваться в обратную сторону. В Юбилейный комитет готов был войти весь Совет Министров. Не только памятник поставить – ракету в космос под девизом «Быть или не быть» могли бы запустить, и не поставили и не запустили лишь потому, что времени уже не оставалось.

В день торжеств – театр полон, ложи блещут, партер и кресла всё кипит. В правительственной ложе – Политбюро до единого члена. За кулисами среди нас (не нужно ли чего?) с очевидными следами былой привлекательности Министр культуры Фурцева. «А? – сверкает взором наш Иван. – Какова женщина!». Мы замялись. «Что?! – взревел столп нашей идеологии и поклонник Киприды (не Вакха). – М-мальчишки!».

В первом отделении были произнесены речи во славу Шекспира. Маршак, уже слепой, прочел сонет. Черкасов, с предыханием, произнес собственную вариацию на тему гамлетовского обращения к актерам. Начался концерт. Пошёл Мордвинов рвать страсть в клочки: «О-бе-дать!» А Лира короля, старика, погнали и за ворота выставили. Уронил и утёр слезу Никита Сергеевич. Кто видел – ахнули: наши места для Юбилейного Комитета находились прямо напротив правительственной ложи. Но жизнь подражает великому искусству: спустя четыре месяца погнали самого царя Никиту. Не подвело мужицкое чутьё: что Шиллер, что Шекспир – вредные намёки!

И видны за полверсты,

Чтоб тебе не сбиться…

«Теркин на том свете»

«Нельзя ли Александру Трифоновичу на дачу машину навоза устроить?» – это меня спрашивает хороший знакомый Твардовского, фотограф-художник Михаил Яковлев. Ко мне многие (почему-то краснея) обращались с той же просьбой. Сама Анна Аркадьевна Елистратова, лидер в науке, читающая на любых языках, вся пунцовая просит: «Нельзя ли достать хоть немного овса и какой-нибудь клочок сенца для моей внучки, точнее, для ее хомячка?» Ну, зверек был снабжен фуражом так, что и лошадь того не смогла бы съесть. На яковлевский же вопрос отвечаю в духе Шерлока Холмса: «Проще простого! Проще простого!»

Возле Твардовского оказывался я множество раз, даже книжку свою он нам с отцом прислал, однако познакомиться так и не удалось. Зачем я об этом говорю? Из вещей, которым, вероятно, суждено стать классикой, «Василий Теркин» появился не только в мое время, но и на моей памяти – испытал я ощущение свершившегося. В первом издании с иллюстрациями Ореста Верейского (которого знал через Ливановых) на титульном листе была такая символическая картинка: со страниц раскрытой книжки «про бойца» Теркин выходит как живой. Оказаться современником рождения персонажа, способного существовать за пределами переплета, вроде Дон Кихота или Гулливера, значило присутствовать в литературном мире в минуту роковую – особую. Суждено ли этой поэме бессмертие – кто скажет? Будет книга про бойца жить в руках читателей? Станут ли творение Твардовского читать, как мы читали? Помню и разговоры о Теркине: что собственного нашего, советского в этом бойце, названом по имени совсем другого персонажа – русского купчика прошлого столетия? То были серьезные, тоже в своем роде исторические разговоры между людьми, воспитанными в убеждении, что поэзия – правда. Они читали, что же в тексте не только сказано, но и сказывается.

Хорошо, когда кто врет весело и складно.

Если в литературе русской отразилась как в зеркале неизбежность революции, то литература в Советском Союзе силилась стать советской, если была талантливой. И она говорила правду – о лжи. Разве спустя чуть больше полвека советское не перестало существовать? Останется фильм «Чапаев» и песни, замечательные песни, которые были советскими, им суждено бессмертие, их будут постоянно перетолковывать, но чем дальше, тем больше будут воскрешать, хотя и по-своему, именно советское. Конечно, если сейчас поют «Мы Красная кавалерия», я слушать не могу – не то, но пусть поют.

«У вас внешность реакционного немецкого романтика», – говорил профессор Юрий Борисович Виппер со свойственным ему ученым педантизмом в употреблении терминов и понятий. Хотя среди романтиков немецких, кроме круглолицего Клейста (не мой тип), конников не было, но зато волосы у меня, как у Гофмана, нередко стояли дыбом, что облегчало задачу моих однокурсниц, которые на скучных лекциях забавлялись тем, что таскали у меня из волос застрявшие там сено и опилки – на спор, так, чтобы я не заметил. Тем более по существу ЮрБор был прав: мир ипподрома, куда я попал еще в конце 1940-х годов, это были мои «пампасы», возврат к естественности, поиск корней. Там бы я и погиб, если бы интересовался тем, ради чего немало людей ходит на бега, – игрой.

Но тотализатора не существовало для меня, и когда «Тиграныч» (М. Т. Калантар), директор, давая мне допуск на конюшню, предупредил: «Только не играть!», я даже удивился: зачем? Призовая конюшня явилась в моих глазах символом порядка. Это был осколок regime ancien, старого режима. Там все на своих местах. Все решает класс. Порода! Почему уходил я из библиотеки на бега? Над курсовым проектом мне казалось невозможным работать так, как мне позволяли работать рысаков. В нашей писанине столько произвола! Лопату лопатой не назовешь! А там, на кругу, столб показывает. Финишный столб выглядел в моих глазах осью мироздания – мерилом безошибочным и незыблемым.

По утрам я отправлялся на конюшню с учебником английского языка, чтобы времени не терять. Учебник обнаружили на кипе сена и говорят: «Это еще кто тут иностранными языками владеет?» А на другой день – к директору! Все тот же Тиграныч, как только я вошел в его кабинет, притворил поплотнее дверь и самым доверительным тоном обращается ко мне: «Англичанин к нам собирается. Прошу тебя переводить. С Интуристом связываться не хочу: ни одного слова через забор ипподрома не должно перелететь!». Происходило это, когда железный занавес едва начал подыматься и чуть ли не все иностранное отождествлялось с вредным и враждебным. Но поехали Хрущев с Булганиным в Англию, захватив в подарок завзятой лошаднице, королеве, двух коней – ахалтекинца и карабаха. Кто этих жеребцов, рыжего и буланого, с золотым отливом, не видел, тот, как выражался Тиграныч, не имеет представления о том, что следует понимать под словом лошадь. Королева, как их увидела, изменилась в лице, и международная атмосфера тут же потеплела. Но кто же мог подумать, что прямо из сердца вырвавшееся слово примут всерьез, как официальное заявление? «Приезжайте! И не таких увидите!» Это наш ветврач, сопровождавший подарочных коней, брякнул королевскому коновалу.

Не успели наши люди оглянуться, как из Лондона прямо на Московский ипподром поступает телеграмма: «ВЫЛЕТАЮ ВСТРЕЧАЙТЕ УВАЖЕНИЕМ ФОРБС». Ничего себе фокус! А вдруг он наговорит про нас невесть что? Нашему доктору было велено срочно заболеть. Когда же мистер Форбс прилетел и явились мы с ним в директорскую ложу, после каждого очередного заезда каждый тащил его в ресторан «Бега», где, наливая ему стакан коньяка, говорил – мне: «Переведи поточнее». Переводить приходилось одни и те же слова: «Плохого про меня не пишите!». В конце бегового дня английский гость, еле ворочая языком и подозревая меня в умышленной неточности перевода, лепетал: «П-поч-чему я должен пи-писать?». А написал-таки! Наше гостеприимство его и вдохновило.

Статья была опубликована в журнале «Голос гончих». Тиграныч, плотно притворив дверь своего кабинета, велел переводить с листа. Статья состояла из восторгов. «Молодец! Благодарю!» – было сказано мне, словно статью я сам же и написал. «Если меня в министерство вызовут, – продолжал Тиграныч, – вместе пойдем, и ты им точно так же все переведи». Будто при желании из того же текста можно было извлечь совсем не то, что в нем содержалось. Но кто жил тогда, тому объяснять не надо, как бывало! После моего перевода поступила на конюшню, где я числился, официальная деловая записка на директорском бланке: «Подателю сего (т. е. мне) разрешить езду в любое время суток. Калантар». Из-за экзаменов я не успел воспользоваться щедрой льготой, и оказался опять на конюшне что-нибудь неделю спустя. И первое, что я услыхал, были слова: «Тиграныч застрелился».

Он был одно слово – знаток. Понимал не только в лошадях, но и в людях возле лошадей. На этом держался его авторитет среди конников. Даже Грошев его уважал. А кто не уважал? Михаил Тигранович Калантар, как и сменивший его на этом посту Долматов, оказался ранней жертвой распадающегося режима, которому полностью принадлежал и верно служил. С режимом он разделял достижения и горести. Достоинства и пороки режима были ему присущи. Но ради собственного выживания и выгоды им пожертвовали те, кто спешил разоблачить преступления режима как дело не их рук.

С уходом Тиграныча, записка им выданная, оказалась окружена ореолом нетленности. Иные из наездников аттестовали меня так, как это выразил Петр Саввич Гриценко. Ему позвонили из производственного отдела и не позволили на «отказавшемся» жеребце записать меня на приз: конь никак не шел, и производственный отдел полагал, что я с ним не справлюсь. А Гриценко им говорит: «Почему не справится? Он же день и ночь держался за вожжи еще при покойнику Калантарю» (Sic!). Вот почему когда Мишка Яковлев от имени своего близкого друга, выдающегося поэта, обратился ко мне с просьбой, то для человека, имевшего доступ на конюшню, было нетрудно добыть навоза. Я тотчас пошел к завхозу, при котором Калантар застрелился, и вопрос был решен положительно.

Свидетель гибели директора, Борис Васильевич Чернецов, рассказывал: «Все из-за навоза!» Они хорошо сидели и отдыхали в том директорском кабинете, где дня за два до того переводил я статью. Немного им не хватило. Чернецов посылает. Тут его вызвали к телефону в его собственный кабинет, на том же этаже. Навоза, мать их, просят! Так просила у Чернецова вся Москва, если только требовалось удобрять участок. Начался разговор и – затянулся по мере выработки условий делового полюбовного соглашения. Вдруг дверь настежь – на пороге Тиграныч: «Где же твои сатрапы?» – «А я, – рассказывал Чернецов, – ему в ответ только рукой махнул. Дескать, подожди, дай договорить!» Хлопнул Тиграныч дверью. И вскоре грохнул выстрел. Из ружья.

Тогда же, прежде чем хлопнуть дверью, Калантар, говорят, и крикнул: «Я пошел к Мишталю!» Но откуда стало это известно? Мог ли зловещий возглас услышать единственный свидетель? Борис Васильевич, как известно, был глуховат и к тому же оказался занят телефонным разговором. Но само по себе это вполне вероятно. Ведь точно так же, позвонив тому же Калантару, крикнул Игорь Коврига.

Георгий Мишталь не застрелился, не упал и не разбился. На коне Радамес он успешно брал барьеры и стал чемпионом, погиб же он, как Арчер, из-за немилосердного выдерживания. Разница лишь в том, что Арчер помешался, а Мишталь надорвал сердце. Кроме того, в отличие от англичанина, ему приходилось выдерживаться не из-за данного самой природой чересчур высокого роста, а вынужденно набираемых излишков веса. Кто же его вынуждал измываться над своим организмом? Их с Ковригой Василий Сталин сделал своими фаворитами, иначе говоря, собутыльниками. После застолий и перед скачкой – парная. Превратилось это в систему. Сейчас уже не скажу, сколько тогда, в последний раз, Мишталю пришлось сбросить, но его соконюшенники вспоминали об этом с выражением ужаса в глазах – неимоверно много, и кончилось это выпаривание разрывом сердца. Вот и стали говорить «пошел к Мишталю».

Звонил Коврига с подмосковной станции «Сходня» и там же бросился с платформы под очередную электричку. Причина – гибель прекрасной во всех отношениях амазонки, звали ее Римма Леута, и был Игорь Коврига в нее влюблен. Входила Римма в учрежденную Василием Сталиным команду ВВС. Погибла, преодолевая препятствие, в результате падения. Подробности мне рассказывали, но всего я уже не помню, помню только, что Коврига считал себя в ее фатальном падении виновным. Со «Сходни», где находилась конноспортивная база, звонил он Калантару несколько раз, пока, наконец, не крикнул: «Идет электричка, а я иду к Мишталю!»

Эти три, одна за одной, смерти (плюс расстрел конюшенного пса) конниками воспринимались как зловещие знамения, как следствие угарной обстановки, окружавшей сына вождя. Сам Сталин всю эту «ярмарку» не поощрял – свидетелем тому оказался троечник Кузьмич, который в миру, до посвящения в кучера, был правительственным охранником. Охранял он Маленкова, но, понятно, составлял один круг с охраной Сталина. Однажды властелин-отец стал отчитывать, как мальчишку, молодого генерала-сынка, а тот ему (в передаче Кузьмича): «Батя, зачем же ты переживаешь, только себя расстраиваешь? Что тебе смущаться? Ведь ты же хозяин страны!» В ответ вождь взорвался: «Но я же не нарушаю порядков!» Это, разумеется, фольклор – не достоверность, а истина в ее сущности. Устанавливая свои порядки, разве щадил Сталин членов собственного семейства? Жен ближайших приспешников пересажал!

Для контраста: однажды оказался я лицом к лицу с братом Брежнева. Случилось это в той самой военно-спортивной редакции, где выходили мои лошадиные книжки. Я заглянул туда, как обычно, по своей, спортивной части, и вдруг в тот же редакторский кабинет входит, прихрамывая, некто пожилой и спрашивает: «Как тут платят за военные воспоминания?». Представился вошедший как брат главы нашего государства и выразил готовность написать свои мемуары как участник Отечественной войны, но прежде хотел бы узнать, что можно за это получить. Редактор побежал по начальству: что отвечать на столь прямо поставленный вопрос? А мы с ним остались вдвоем. И я спросил, что за человек Леонид Ильич. «Семьянин!», – выпалил, без задержки, мой необычный собеседник. Тут вернулся редактор. Действительно, брат, в самом деле ветеран, а что до гонорара за еще не написанные военные мемуары, то – вежливо проводить домой. И мы его проводили, но услышал бы его ответ Сталин!

Или: прихожу на конюшню и слышу: «Дедушка только что был». Что за дедушка? А с внуком Министр Вооруженных сил приходил. Этот «дедушка» как раз в ту пору чужих внуков отправлял в Афганистан.

Когда я начал читать лекции в Институте Международных отношений, то меня удивило, что студенты призывного возраста продолжают учиться. Так было в мое студенческое время, когда мы были освобождены от воинской службы и только проходили летние лагеря. Но порядки изменились, и мой сын был взят в армию с третьего курса биофака МГУ. «А у нас внучок нашего министра учится, – объяснили мне ситуацию в учебной части МГИМО, – вот наших ребят и не трогают».

Так что же лучше – фанатизм или фаворитизм? Фальшивый выбор. То и другое хуже. Крикнул ли Тиграныч, что он «пошёл к Мишталю», или нет, уже никто не скажет. Своим намерением «пойти к Мишталю», он, чувствуя себя в отчаянно-безвыходном положении, мог еще раньше с кем-то поделиться, а уже затем по законам мифотворчества, как предсмертный возглас, его признание оказалось перемещено в самый момент самоубийства.

«Сколько ты, говоришь, твоему Трифонычу нужно? Машины две хватит? – спросил Чернецов. – А где у него дача?». И записал адрес той же авторучкой, что была у него в руках, в том же блокноте, что лежал перед ним на столе, когда в соседнем кабинете раздался выстрел.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

В войсковых частях лошадей кормят овсом и сеном, для подстилки же выдается солома. Иногда по местным и другим условиям вместо овса выдается ячмень в определенном размере.

Овес следует давать лошадям три раза в день, — утром, в полдень и вечером. В езду лошадь следует брать не раньше как через час после того как она выела овес. При раздаче корма лошадям следует наблюдать, чтобы овес не разбрасывался и не рассыпался лошадьми, и чтобы сено не попадало под ноги лошади.

Сено закладывается несколько раз в день небольшими дачами, кидками, примерно по одному фунту каждая. На ночь закладывается больше.

Овес лучше всего задавать в торбах, для того чтобы он не рассыпался. Торбы после каждой дачи овса следует просушивать, так как во время еды лошадь смачивает торбу слюной. На каждую лошадь необходимо иметь две торбы, для того, чтобы когда одна торба сушится, в другой можно дать овес. Необходимо следить за тем, чтобы торбы были целы и чисты, их нужно мыть не менее одного раза в неделю.

Прикусывающим лошадям овес нужно давать обязательно в торбах. Перед тем как задать лошади овес нужно ее напоить. Поить же лошадь после того как она выела овес, не следует потому, что еще не переварившиеся в желудке частицы корма уносятся током воды в кишки и без всякой пользы для лошади пропадают и выходят вместе с калом наружу. После работы лошади дается овес не ранее как через 3, в крайнем случае через 2 часа после прихода ее в конюшню. Поить также нельзя раньше этого срока.

Полезно кормить лошадей в летнее время травой, в то время когда травы цветут, так как в это время трава более питательна. Для рабочей лошади травяное довольствие не должно продолжаться больше двух недель, потому что трава ослабляет лошадь и не дает ей столько сил, сколько она получает от сухого фуража. Когда лошади переводятся на травяное довольствие, то трава косится и закладывается лошадям беспрерывно во все время дня, а на ночь задается свежее сено. При переходе на травяное довольствие следует соблюдать постепенность, т. е. не давать сразу много травы, иначе у лошади может появиться сильный понос. Переходить от травяного довольствия на сухой фураж также нужно постепенно, так как при несоблюдении этого у лошади может появиться запор.

Никогда нельзя корм бросать на пол.

Когда лошадей кормят травой, необходимо придерживаться следующих правил: не следует давать траву, покрытую росою или инеем. Не следует накашивать много травы и складывать ее в большие кучи: от этого трава согревается, вянет и портится. Не следует задавать траву сразу в большом количестве, лучше малыми дачами и почаще, так как согревшаяся от дыхания лошади и недоеденная трава портится и становится вредной. Трава должна складываться не в конюшне и не на солнце, а в тени и под навесом.

Трава, идущая в корм лошадям, должна быть скошена со степных или высоких лугов. Траву, растущую в низких и болотистых местах, не следует давать в корм лошадям, так как такая трава по своему качеству и питательности очень малоценна. Из посевных трав в корм лошадям идут люцерна, вика, разные виды клевера, тимофеевка и др. Эти растения очень питательны, но при неосторожном кормлении этими травами у лошадей происходит вздутие живота и колики. Поэтому посевные травы нужно давать в небольшом количестве, примешивать к ним сухого корма и постепенно увеличивать дачу, чтобы лошадь привыкла к этому корму.

Подстилка. После усиленной работы лошадь нуждается в полном отдыхе. Лошадь хорошо и скоро может отдохнуть, если ей будет предоставлено подходящее для этого место, т. е. хорошее стойло и непременно с мягкой подстилкой, чтобы она могла на ней лежать. В холодное же время года подстилка еще необходима и потому, что она предохраняет лошадь от простуды. Для подстилки лучше всего брать ржаную солому, она мягкая, не сваливается и впитывает в себя мочу. Самое важное для подстилки это то, чтобы она была свежая, сухая и не затхлая.

Подстилку следует равномерно расстилать по стойлу. Ее нужно ежедневно менять, отбрасывать загрязненные и очень мокрые части, а годные части сушить и прибавлять новую солому.

Очень важно, чтобы солома была сухая, а не заплесневевшая и затхлая. Заплесневевшая солома очень вредна для здоровья лошади, так как вместе с пылью лошадь будет вдыхать в себя и плесень, кроме того лошади часто поедают часть подстилки, и если попадется заплесневевшаяся солома, то она может вызвать у лошади желудочные заболевания. Для подстилки можно брать и овсяную и пшеничную солому. В тех местностям, где нельзя достать солому, для подстилки можно употреблять древесные листья, опилки, стружки, мох или торф. Подстилку из этих материалов трудно держать чистой, так как такая подстилка быстро загрязняется и сваливается. Такую подстилку можно употреблять только по необходимости, когда совершенно нельзя достать соломы.

Корм лошади должен быть доброкачественным, т. е. не испорченным, иначе лошадь может заболеть.

Признаки хорошего корма следующие:

Овес, употребляемый в корм лошади, должен быть тяжеловесным: из горсти, брошенной в ковш или в стакан с водой, большая часть зерен должна опуститься на дно. Овсинки, где зерно мелкое, а крупная только шелуха, будут плавать на поверхности воды. Зерно хорошего овса должно быть крупное, совершенно зрелое, желтого цвета, с гладкою блестящею шелухою. Зерно должно быть округленное, а не продолговатое, с короткою остью. Зерна тонкие, очень продолговатые и с длинною остью имеют обыкновенно очень толстую шелуху и мало мучнистых частей.

Таким овес бывает тогда, когда он скошен не вполне зрелым, а впрозелень. В изломе зерно должно быть белого цвета, на вкус мучнистое. Кроме того овес должен быть хорошо провеян, без сора, без пыли и без затхлого запаха.

Плохим считается овес мелкий, смешанный — крупный с мелким, овес с толстою шелухою и малым зерном. Испорченный овес будет такой, который пророс, заплесневел и пахнет сыростью, подмоченный, темнобурого цвета или с большою примесью пыли, сора, горошку, куколя или других вредных растений. Некоторая примесь к овсу не вредных растений допускается в определенном законом размере. Влажный овес в горсти сжимается в комок, при сухом же овсе зерно при сжатии горсти проскальзывает между пальцами. Бывает овес с черною шелухою (он сеется в южных губерниях нашего Союза). Это — овес хороший, и если зерно его разломать, то излом зерна будет белый. Хороший овес с черной шелухою нужно отличать от темного испорченного или подмоченного овса, у которого зерно в изломе будет не белого цвета, а темнобурого, а иногда даже черного.

При большой нужде, когда нельзя достать хорошего овса, можно испорченный овес исправить. Подмоченный овес нужно проветрить и просушить на солнце, а пыльный овес провеять. Для того чтобы лошадь лучше ела такой овес, к нему можно прибавить немного соли (несколько золотников в день). Вредно и даже опасно давать лошадям зеленый и свежевымолоченный овес, так как такой овес может вызвать поносы. Овес следует давать не ранее 3 месяцев после молотьбы.

Овес — самый лучший и самый питательный корм для войсковой и рабочей лошади. Хороший овес дает лошади силу, бодрость и блеск шерсти. Если же овес испорчен, то конечно он принесет не пользу лошади, а вред, так как может вызвать различные желудочные и кишечные заболевания.

Не всегда, конечно, можно кормить войсковых лошадей овсом. В военное время за недостатком овса приходится давать ячмень и другие кормы. Кроме того некоторые части нашей Красной армии стоят в Туркестане и на Дальнем Востоке, где приходится давать лошадям и другой корм, который только и разводится там. Если лошадь слишком жадно ест овес и не успевает его достаточно пережевывать, то в испражнениях находятся много непереваренных овсяных зерен, которые без пользы для лошади пропадают. В этом случае полезно в каждую дачу овса прибавить 4–5 горстей соломенной резки и смешать ее с овсом; тогда лошадь будет лучше пережевывать корм.

Ячмень. Если приходится по необходимости давать лошадям ячмень, то его дают меньше овса, в определенном законом размере. Хороший ячмень должен быть также тяжеловесным. Зерно крупное, блестящее, светложелтого цвета, без морщин и пятен. Плохим считается ячмень, когда зерна его морщинисты, тусклы (не блестящие), темны, мелки и с неглубокими бороздками.

Лошади от ячменя жиреют, но не имеют той силы и бодрости, как от овса. При кормлении ячменем лошади в работе быстро потеют.

В цельном виде ячмень не следует давать, так как его шелуха очень плотная и грубая и плохо пережевывается и переваривается, а потому ячмень нужно давать в плющенном виде. Переходить на корм ячменем следует постепенно, иначе лошади, непривыкшие к нему, болеют коликами и поносом. Задавать ячмень нужно не раньше как через полтора-два часа после водопоя, иначе он в желудке подвергается брожению и вызывает вздутие живота.

Рожь и пшеница. Если по необходимости приходится кормить лошадей этим кормом, то вместо 3 гарнцев овса дают только 1 гарнец ржи или пшеницы и непременно в распаренном виде. К этому корму лошадей нужно приучать тоже постепенно и давать сначала малыми порциями, иначе от этого корма у лошадей могут появиться желудочные заболевания. Особенно опасно давать в корм лошади свежую рожь или пшеницу.

Кукуруза. Для верховой лошади этот корм не годится. Если при большой нужде и приходится кормить лошадь кукурузой, то зерно ее нужно сначала дробить. Давать кукурузу лошади не следует больше 5–8 фунтов в сутки. Дают ее с отрубями и соломенной резкой. Если ее не дробить, то нужно вымаливать в течение суток в соленой воде.

Рис. Рис также можно давать лошади вместо овса, но в вареном виде, с соломенной резкой.

Картофелем также из нужды можно кормить лошадей, но этот корм мало дает силы лошади. В некоторых местностях (в Северо-западном крае) нашего Союза крестьяне кормят своих мало работающих лошадей картофелем. От кормления картофелем у лошади появляется большой живот, который стесняет дыхание и мешает быстрой езде на такой лошади. При кормлении картофелем наблюдаются поносы и колики. Картофель нужно давать или в мелко изрубленном виде или лучше в вареном. Картофель в том и другом виде следует смешивать с соломенной резкой. Картофель можно давать, смотря по росту лошади, от 10 до 20 фунтов в сутки.

Жмыхи. Иногда приходится кормить лошадей жмыхами. Это бывает при недостатке овса, в походах, на маневрах и в военное время. Непривыкшие к этому корму лошади сначала не едят его, но потом привыкают к жмыхам и охотно поедают их. Жмыхи получаются с маслобоен, причем жмыхи, полученные на маслобойнях ручным способом, питательнее тех, которые получаются после машинной обработки. Это происходит оттого, что при ручном способе обработки в жмыхах остается больше масла и других питательных веществ, при машинной же обработке почти все питательные вещества извлекаются из жмыхов.

Жмыхи бывают конопляные, подсолнечные, льняные и сурепные. Большой силы этот корм лошади не дает, но он поддерживает ее тело.

Жмыхи обыкновенно дробятся на мелкие куски особыми машинами (жмыходробилками) или смачиваются сначала водою для размягчения, а потом дробятся просто обухом топора. К жмыхам иногда прибавляют соломенную резку и в таком виде задают в корм лошади. При кормлении жмыхами нужно обращать внимание на то, чтобы они не были покрыты плесенью, так как от этого лошадь может сильно заболеть кишечными расстройствами. Жмыхов обыкновенно задают не более 5–6 фунтов в день.

Отруби. Отруби бывают ржаные и пшеничные. Получаются отруби также разным способом. Чем больше получается из зерна муки, тем отруби менее ценны и менее питательны и наоборот. Значит при машинном (на хорошо оборудованных мельницах) способе получения отрубей, они менее питательны. Хорошими отрубями считаются такие, которые, если их бросить в воду, забелят ее. Если же хорошие отруби растирать между руками, то на ладонях должен оставаться белый мучной налет. Не следует давать в корм темных и залежавшихся отрубей, с затхлым запахом или кислым вкусом.

При кормлении лошади отрубями, полезно их смачивать соленой водой или посыпать ими соломенную резку. Отрубей дается не более 4–6 фунтов в день. Долгое время кормить лошадь отрубями не следует, так как от этого корма бывает расслабление пищеварения, могут появиться колики и поносы. Этот корм не дает сил лошади, а только дается в нужде, при недостатке овса. Отруби даются также лошадям больным и выздоравливающим в виде пойла (болтушки).

Морковь и кормовая свекла. Этот корм также иногда дается лошади. Это мало питательный корм и его дают как прибавку к овсу и сену в изрезанном виде и не более 10–12 фунтов в день.

Ввиду того, что некоторые части нашей Красной армии расположены в Туркестане и на Дальнем Востоке, в приморском крае, то там эти части принуждены кормить войсковых лошадей джугарой и гаоляном. Поэтому следует сказать несколько слов и об этих видах корма.

Джугара. Это особый род проса, который разводится в Туркестане. Джугару дают взамен овса. Зерно джугары в два раза больше зерна обыкновенного проса, белого матового цвета. Джугары можно давать до 13 фунтов в сутки. Она очень питательна и охотно поедается лошадью.

Гаолян также представляет собой вид проса и разводится в Манчжурии и Приморском крае. Это просо имеет красные или черные зерна и за недостатком овса и ячменя также дается в корм лошади, но гаолян часто вызывает колики и непривычные к нему (не местные) лошади иногда от поедания гаоляна волочат задние ноги, иначе говоря, получают временный полупаралич задних конечностей.

Сено. Хорошее, питательное сено получается со степных и с возвышенных лугов. Такое сено имеет душистый запах от содержания в нем цветов, тонкие стебельки и зеленый цвет. Чтобы получить хорошее и питательное сено для заготовки на зиму, траву нужно косить, когда она уже совсем выросла, т. е. к концу цветения травы, но пока она еще не образовала семян, иначе сено получится малопитательное, так называемое перестойное сено. Нужно знать, что в сене самые питательные и поэтому ценные части — цветки, потом листья и затем уже стебельки. Так как качество сена зависит от того, какие сорта трав в него входят, то нужно знать, что лучшими по питательности травами считаются тимофеевка, костер безостый, лисохвост луговой, мятлик, полевица, пырей, овсяница луговая, луговой ячмень, трясучки, различные виды клевера, птичий горошек, люцерна и др.

С низких поемных лугов снимается средний сорт сена. Такое сено имеет толстые стебли и широкие листья, в нем также встречаются цветы. Худший сорт сена — это болотное сено. В нем находятся деревянистые стебли, широкие листья и оно без цветов. В таком сене кроме того бывает много вредных трав, а именно: чемерица, конский щавель, хвощ, не съедобная вика, болиголов, белена, и др. В болотном сене кроме того встречаются колючие и режущие листья. Такое сено малопитательно, и у лошади от продолжительного кормления таким сеном появляется отвислый живот.

Из посевных трав нужно отметить разные виды клевера. Сено из клевера признается очень вкусным и питательным кормом для лошади, но больше для упряжной и артиллерийской. Сено из тимофеевки тоже очень питательно. Косить тимофеевку нужно в то время, когда она начинает колоситься: если опоздать снять ее, то она сильно деревенеет и теряет свою ценность и питательность.

Вредным сеном считается подмоченное, темное, гнилое, покрытое плесенью, пыльное, занесенное илом и затхлое. Такое сено не следует давать лошадям, так как от такого сена лошадь может тяжело и опасно заболеть. Если кроме такого сена нельзя найти другого, то лучше заменить его соломенной резкой и каждую дачу резки в 5 фунтов посыпать одним фунтом ржаной муки, иначе говоря сделать месиво. Плохие сорта сена, как, например, болотное, с осокой, с грубыми стеблями и др., если при нужде нужно давать лошадям, то полезно такое сено сдабривать, обрызгивая его соленой водой. Бывает еще отавное сено (второй укос). Оно без цветов и малопитательно.

Солома бывает ржаная, пшеничная, овсяная, просяная и др. Овсяная солома считается более питательной. Солому задают при необходимости или цельной или в виде резки. Резку нужно готовить такой длины, чтобы она равнялась двум сложенным по длине крупным овсяным зернам, иначе говоря, резка должна быть в один дюйм длины. Если резка будет короче этой величины, она будет очень мелкой, лошадь будет такую резку плохо пережевывать и глотать целиком, отчего могут произойти колики. Соломенную резку дают с овсом или смешивают с мукою, с прибавлением небольшого количества воды.

Этот порок имеет большое значение в экономическом отношении, так как разбрасывающая овес лошадь значительно меньшую часть его поедает и значительно большую бросает на пол.

Многие советуют кормить таких лошадей из торбы, находя в этом способе вообще много преимуществ; мы же с своей стороны не считаем способ этот целесообразным, во первых потому, что при кормлении из торбы может развиваться недостаток в окислении крови, может происходить застой крови, во вторых, овес во время еды отделяет пыль, которая, попадая в дыхательные органы, вызывает болезни и наконец, в третьих, при таком кормлении много слюны пропадает

непроизводительно.

Рис. 326 а. Рис. 326 6. Кормушки для лошадей, разбрасывающих овес.

Хотя торба широко применяется в России, на извозчичьих дворах, в армии и у барышников, но там может быть кормление из торбы и имеет известные преимущества. Так Общество ветеринарных врачей г. Петербурга просило городскую управу столицы сделать обязательным кормление из торбы извозчичьих лошадей, исходя из той точки зрения, чисто санитарной, что содержание колод в чистоте на извозчичьих дворах вещь трудно достижимая, что торбами устраняется заражение и т. д. В кавалерии точно также имеется в виду, что таким кормлением устанавливается лучший контроль, чтобы каждой лошади доставалось причитающееся ей количество овса, сберегается корм, а в холодное время, при сильном ветре, торба предохраняет их от простуды, происходящей от вдыхания холодного воздуха. Очевидно, что для лошадей, содержащихся в конюшне, о которых мы собственно говорим, торба не имеет значения.

Против дурной привычки разбрасывать овес, мы рекомендуем: 1) задавать лошадям корм в меньших порциях, 2) привязывать их на это время покороче, и 3) если разделить железными перекладинами на три части (см. рис. 326а) или пользоваться, как мы уже говорили,

Совершенно не факт, что лошади любят овёс. Овёс это удобная для человека, еда для лошадей. Пища, которая подходит для питания лошади, сравнительно быстро переваривается, содержит большое количество нужных для организма лошади веществ, передаёт лошади необходимую для жизнедеятельности энергию. Овёс стал традиционной и недорогой пищей, в средние века, им стали кормить европейских лошадей. Жеребята получая овёс, привыкают к такой пище, сомневаюсь что они его любят. Лошадей люди традиционно кормили разными продуктами, но это была именно та пища, которая обеспечивала лошадей энергией и произрастала в данной местности. Не обязательно пища была растительного происхождения, например арабских лошадей кормили рыбой. Татаро монгольские, восточные лошади, традиционно питались подножным кормом, куда конечно входили злаки, но зерно не переваривалось пищеварительной системой животного, оно проходило и выводилось в основном в неизменном виде, посевая таким образом, сочные и вкусные травы на новых территориях, лошади участвовали в природных процессах распространения растений на территории ареала обитания. Зерно овса, в необработанном (запаренном) состоянии, плохо усваивается организмом лошади, стирает зубы, не содержит кальция, поэтому некоторые коневодческие фермы, отказываются от применения овса, для кормления своих лошадей.

Ян, ответьте, пожалуйста, правда ли, что игуаны — миролюбивые и абсолютно добродушные (в домашних условиях)? Бывают ли у них всплески агрессии? Опасны ли и когда?

Не могу сказать точно. Но видел игуан в частных домах ( Южная Америка), в основном жили во дворах, агрессии не замечал. Но и особой привязанности тоже

. овес если брать по рыночной цене то 250 р/м, а геркулес мне обходится 200р/мешок — вес + — 1кг одинаков, даже если геркулес по 250 брать то выходит дешевле по причине отсутствия затрат на дробилки и плющилки.

Понятно, значит буду Геркулесом растить толпу..

Кстати, насчёт собак. Я беру у дяденьки рис- он просроченный, плохой. Для собак нормально. Мешок 25кг=650руб, Получается 26р/кг. Может кто знает место? Вот не едят мои геркулес — умрут с голоду, но не прикасаются. Хотя у лошадей целый овёс воруют, а потом им же и какают.

Водолаз, но ведь для молодых, здоровых лошадей геркулес плохо. Им по природе овёс целый с шелухой нужен.

Не поняла. Геркулес — это плющенный овёс. В нём всё тот же белок. Может у него на шелуху реакция?

а у вас же не старые лошади? зачем вам плющилка если вот говорят —

а то что то я не допонимаю.
знаю по всем видам живности что дробленое , измельченое лучше усваивается, а если дается цельное то из расчета что подольше задержится, допустим птице зимой, что б долго переваривалась и отдавало энергию..

О насосах. Это заболевание встречается обычно у молодняка, когда при поедании цельного овса, твёрдыми зёрнами травмируется слизистая рта (нёбо), происходит геморрагический отёк (опухоль, налитая кровью), животное может есть только сено или траву. Поэтому жеребятам, пока они не привыкнут, дают плющеный или размолотый овёс (ячмень)

Жалко Челябинск, посе Н.Р. туда наверн народ не едит жить..)))

а по волкам.. так ониж двигаются и идет затягивание типа того..
Я не рекламирую, просто ищу оборудование для своимх дел, а плющенка удобна и для других животных и птиц..

У дробленого овса, как и у цельного, есть свои плюсы и минусы 😉 Каждый «хорош» по-своему .
Дробленый овес действительно усваивается несколько лучше, чем цельный в силу увеличивающейся площади поверхности на которую воздействуют пищеварительные соки. опять же, труднопереваримая оболочка зерна не мешает. Хотя, если у лошади все в порядке с зубами и она не тороплива в еде (тщательно пережевывает корм), разница в этом отношении сводится к минимуму.
Из недостатков дробленого зерна хочется отметить следующие:
— резкое снижение сроков хранения. Дробить зерно лучше непосредственно перед кормлением. В дробленом виде хранить не более 3-5дней (в зависимости от условий).
— при дроблении образуется значительное кол-во муки, которая, попадая на стенки желудка и кишечника, может провоцировать образование язв (овсяная мука, конечно, гораздо безобиднее пшеничной, но в больших кол-вах также не желательна);
— при поедании дробленого овса, лошадь меньше времени затрачивает на процесс жевания (не физиологично . на это сейчас часто внимание обращают — модно. и в принципе — верно);
Если говорить о положительной стороне дробления:
— в некоторых случаях оно просто необходимо — при проблемах с зубами, кагда лошадь не в состоянии нормально пережевывать цельное зерно; при приготовлении каш для лошадей с проблемами ЖКТ и др. (дробленка лучше и быстрее размокает, каша из дробленого зерна дает слизь в отличие от просто запаренного овса);
— если есть необходимость восстановить кондиции лошади (за счет увеличения доступности крахмала — избыток энергии «дает тело», только надо не забывать, что «тело» это за счет жировых отложений образуется, а не мышечной массы, и лошадь, откормленная на каше, хоть и будет выглядеть красиво, работоспособности вывающейся не покажет, без соответствующей подготовки ;))
— очень не люблю подобное говорить, но на скармливании дробленого овса можно сэкономить — его действительно можно давать меньше чем цельного, за счет лучшей усваиваемости. Вот только при этом не стоит забывать, что если по кол-ву поступающей энергии «дробленка» превосходит цельное зерно, то за поступлением минералки и витаминов придется следить особенно тщательно (снизите норму овса — снизится поступление этих в-в, плюс часть из них будет «утеряно» при дроблении).

Кормить или не кормить дробленым овсом лошадь — личное дело каждого. Кто-то найдет для себя и своей лошади в таком кормлении больше плюсов, чем минусов, кто-то — наоборот :glasses:

Для хоббика, даже плохо держащего тело, посоветовала бы — больше грубых кормов (сено, травяная мука) зимой и сочных, зеленых — летом. Концентратов — по-минимуму. Хотите больше тела и меньше «активной» энергии? — овес, даже дробленый, не совсем то, что нужно. Крахмал овса самый легко- и быстроусваиваемый из всех зерновых и дает много «дури» и мало «тела».

Теперь по вопросам:
nafanya написал(а):

1. Раз усваивается лучше – по весу можно снизить количество дробленого овса по сравнению с цельным (по объему дробленый овес получается примерно в 2 раза больше). Насколько можно снизить? Ориентироваться по весу? И сильно подозреваю, что замоченный дробленый вес будет сильно отличаться от сухого. На какой вес ориентироваться – сухой или мокрый? До этого кормили запаренным овсом – вес сухого и запаренного отличался незначительно (в единице объема).

Кол-во корма ВСЕГДА измеряем массой (весом), а не объемом.
nafanya написал(а):

2. Чтобы исключить «минус» можно ли оставить 1 кормление (вечернее мне кажется оптимальней) цельным, а утренне и дневное – дробленым? Или если переходить – то переходить на 100%е изменение?

Если всетаки решили использовать дробленый овес — замените на него одно из кормлений. Какое именно — зависит от того, что хотите получить. Больше энергии в работе — скармливайте его в кормление предшествующее работе (только стоит учитывать, что энергия овса как быстро достается, так и быстро проходит, сменяясь «упадком сил» 😉 Если вы выехали на работу часа через три-четыре после еды, лошадь может не выказывать особой «радости и бодрости»), хотите «больше тела» — давайте дробленку вечером, лучше в виде каши.
nafanya написал(а):

3. Хочется вообще услышать комментарии, тех кто кормит дробленым регулярно

Постоянное скармливание только дробленых кормов, не важно овса или чего-то еще, обычно приводит к проблемам ЖКТ.

http://konivet.2bb.ru/viewtopic.php?id=1016

Жеребят приучают к концентратам, обычно, с помощью овсяных хлопьев (геркулеса), а не овсяной крупы. Крупой кормят кур, а не лошадей 😉
Можно давать кашу из крупы, но большого смысла в этом нет.
Про плющенный овес — жеребятам его дают, т.к. не всегда их зубы, в юном возрасте, готовы эффективно пережевывать цельное зерно. Заменой ему могут быть все те же овсяные хлопья. Но к 9мес., как правило, жеребята уже достаточно сносно справляются и с цельным зерном, если своевременно приучили к концентратам.

http://konivet.2bb.ru/viewtopic.php?id=1349

Вопросы по кормлению можно задать Ольге Ш. на сайте конивет.

— при дроблении образуется значительное кол-во муки, которая, попадая на стенки желудка и кишечника, может провоцировать образование язв (овсяная мука, конечно, гораздо безобиднее пшеничной, но в больших кол-вах также не желательна);

. В дробленом виде хранить не более 3-5дней (в зависимости от условий).
.
1. Раз усваивается лучше – по весу можно снизить количество дробленого овса по сравнению с цельным (по объему дробленый овес получается примерно в 2 раза больше).
.

Не обращаем внимание на объём в 2 раза, это вопрос новичка, который не дробил овёс. Из 5 вёдер овса получается примерно 6 вёдер дроблёнки.

Насчёт хранения дроблёнки 3-5дней (в зависимости от условий)., срок хранения дроблёнки сопоставим со сроками хранения муки или геркулеса ( это будет подольше чем неделя)

Насчёт хранения дроблёнки 3-5дней (в зависимости от условий)., срок хранения дроблёнки сопоставим со сроками хранения муки или геркулеса ( это будет подольше чем неделя)

1кг цельного овса, в среднем, 10,7МДж, дробленого — 13,5МДж. Соответственно 1кг дробленки заменит ок.1,2кг овса цельного.

Это цитата с того же сайта.

Натали: Подскажите пожалуйста,как можно быстро откормить лошадь как и какой корм давать? Лошадь была куплена не в очень хорошем состоянии, 3 месяца назад. за это время немного поправилась но не очень, хочется чтоб уже на лошадь стала похоже.

Натали: Alison_F Вы молодец! кони у вас хороши. Свою б показала да вот с телефона не получается фото закинуть не как. Я отруби давала с овсом только не как не поправляется мне сказали что овёс нельзя смешивать ис отрубями лошадка его жуёт плохо и овёс весь целиком выходит и горячей водой не желательно вообще запаривать, лошадь нежинкой станет, потом тяжело приучить будет к нормальной еде с желудкам проблемы могут быть потому и не стала парить, начала кормить по лошадиной диете, овсом. вот сегодня купила комбикорма мешок и дала горсть сухого попробовать так она за милую душу умяла и еще просила вот на вечер запарила, попробую дам.

Alison_F: Натали пишет: горячей водой не желательно вообще запаривать, лошадь нежинкой станет, потом тяжело приучить будет к нормальной еде с желудкам проблемы могут быть глупости полнейшие. а вот комбикорм таки грамотные люди и не советуют! так как он «засерает» лошади желудок и потом любая еда начинает усваиваться частично и с трудом. а свинной комбикорм убивает лошади печень! так что не увлекайтесь комбикормами, особенно большими его количествами. во всем мире первый рацион для лошади это овес и отруби. это сейчас уже всякие там мюсли появились и подобные специализированные корма.. но не у всех есть средства на такие корма. так что лучше запаренный овес, нежели свинной комбикорм. поверьте, проверено на своем опыте.

Alison_F: Натали пишет: Я отруби давала с овсом только не как не поправляется мне сказали что овёс нельзя смешивать ис отрубями лошадка его жуёт плохо ну если ваша лошадь плохо их жует вместе, разделите. давайте например утром овес, а в вечернее кормление отруби. еще лучше, для откорма сделать 3-х разовое кормление. утро и вечер — овес, а днем отруби.

ZROKONZ: Алис зерно есть зерно а отруби это отруби. отруби в прицепи замена овса ну даж немного лучше, а комбикорм там разное зерно. мои на отрубях не могут они ими не наедаются сколь не едят и через несколь ко дней теряют заметно вес и не все едят одним одно подавай другим другое, овес воще не любят, так изредко могут покавырять и выкинут, а комб намного сытней и хвотает на голову ведра за раз. но одно и тоже тож им надоедает поэтому меняю , смешиваю чегото добавляю, кукурузу, сою овёс дроблю. почему ты думаешь что свиной плохо, мож смотря какого производства посмотри состав. обычно в свин. больше процентов пшеницы, сои и меньше отрубей,а в крс меньше но отрубей больше, универсалка тож ше сильно отличается, вот и всё отличие. то что я беру обязательно смотрю сколь там чего напихано и при размочке додавляю чего не хватает там. но есть с добавками специально для определённого животного вот такой не надо брать, такие корма содержат что не нужно для лошади.

Натали: А комбикорм оказывается лошадь любит, за уши не оттянешь! Ведро аж вылизывает, но овёс почемуто стала не доедать в обед и сено почти не ест, под ноги портит?

ZROKONZ: маи тож овёс не очень о кое кро воще не ест его. Натали пишет: почемуто стала не доедать в обед и сено почти не ест, под ноги портит? насытила желудок, сено в рептух ложите не так переводить будет начнет не доедать уменьшайте пайку

Alison_F: ZROKONZ пишет: Алис зерно есть зерно а отруби это отруби. А что такое отруби?? Отруби это обмол зерна! ZROKONZ пишет: отруби в прицепи замена овса ну даж немного лучше нельзя кормить одними отрубями! они вымывают кальций из костей лошади. Отруби дают так как в них много фосфора содержится. И кстате что мешает давать молотый овес?? во владе и уссуре вообще с этим проблем нет. вот у нас тут такого не найти. поэтому приходится давать цельный. а так вообще отличный вариант мешать кашу из отрубей и дробленого овса, ну еще туда можно кукурузы и сои дробленой добавить. почти тот же комбикорм, но приготовленный именно вами. так вы наверняка знаете, что съест ваша лошадь. Про комбикорма уже много раз везде писалось что как и почему, не стоит им кормить лошадь. Да, при безвыходном положении можно где то накормить и комбикормом, но постоянно кормить им когда есть другие виды кормов это обсурд.

Alison_F: да и доказывать здесь что то кому то не буду, есть такой большой энциклопедический ресурс — интернет, там можно найти ответы почти на все вопросы. а относительно кормления — так в любой книге про лошадь вы встретите пункт «кормление» и основным рационом в нем всегда остается ОВЁС.

ZROKONZ: Alison_Fа я что и говорю! поэтому и мои едят разное и овёс дроблю с кукурузой и сою и ячмень и . с комбам смешиваю разным при чём. комбикорм с размолом овса смешивать желательно и отрубями ,всего понемногу и полный набор. конечно если на одну две лошади можно и самому намолоть (купив дробилку для зерна) оно и лучше знаешь сам чего там сколь положишь, а на 10 голов проблема столько намолоть ето машину дробильную надо. поэтому и комб проще купить и добавить чего не хватает. для Натали дал первый ход для быстрого откорма чтоб лошадь набрала вес в дальнейшем переведёт на обычный рацион..

Натали: ZROKONZ пишет: сено в рептух ложите А что это такое? у меня сено в кормушке а она выкидывает от туда. ZROKONZ пишет: 10 голов Ого-го у вас столько коней?

Натали: Не знаю толи кажется толи и правда они стала лучше выглядеть вроде поправляется и стала более живая, заведённая!

ZROKONZ: Натали Когда лошадь хорошо кушает ей надо больше двигаться, иначе справится сложно будет, а откормится должна быстро. можете добавить начать через пару дней два ковша комба и по ковшыу овса молотого и отруби «гранул 1, не гран 2 ковша» ну сахар, масло , соль и подкормы какие. пока три раза в день кормите в обед овёс. ну есл и что обращайтесь можно в личку.

СеМёноВа: Вот моёшное, чудо-привереда! жуёт овёс в перемешку с кукурузой и всё другие не какие корма не признаёт.

admin

Наверх