Как живут дикие кони

«Кузоменские пески не отпустят без тоски» – местная поговорка.

Добраться до села можно на машине с хорошей проходимостью. (Спасибо Subaru за наши машины), но все равно нужно очень хорошо оценивать свои возможности. По дороге везде стоят вешки и предупредительные знаки не съезжать с дороги, потому что завязнуть в песках можно даже если не было дождя или отлива.

В нашей программе было написано: «Если повезет, встретим диких лошадей. Подъезжать лучше со стороны кладбища». Очень романтично Так мы и сделали.

Старинное кладбище, расположенное в дюнах, также привлекает любителей всего странного и таинственного.

Очень сильный ветер постоянно меняет рельеф захоронений, пряча могилы или оголяя старые гробы.

Да, мы видели гроб. Некоторые туристы говорят, что даже видели кости.

Въехав в деревню, встретили двух отдыхающих собакенов и ни души. Вообще, за всю поездку по Кольскому полуострову мы встретили только одного кота, да и тот жил на станции МЧС в Хибинах. Но зато собаки здесь знатные – пушистые, красивые и спокойные как танки.

Мы знали, что в Кузомени живут дикие лошади, которые в советское время были завезены из Якутии для сельскохозяйственных нужд. После развала СССР лошади оказались никому не нужны, поэтому живут здесь на свободном выпасе.

Старый поморский способ обозначить, что хозяев нет дома – прислонить палку к двери снаружи. Такое же видели в деревнях Карелии.

Где-то по середине деревни встретили местную жительницу, которая сказал нам, что всего лошадей 6 и сейчас три из них гуляют в одной стороне, а три в другой.

Мы поехали наугад.

Кругом свидетельства былого хозяйствования человека: остатки техники, каких-то строений и ни одной лошадки.

Чу, а вот и они. И не такие уж дикие. Машин не боятся, людей тем более.

Но когда они поняли, что мы были настолько глупы и не дальновидны, что не захватили с собой для них еды, пытались укусить за руку и даже лягнуть.

Одна лошадь была просто невероятная, как волшебный единорог.

Наделав кучу фотографий, мы решили что словили свою удачу и поехали обратно. И на обратном пути встретили остальных лошадей.

Местные отмахиваются от них чем попало и конечно же ничуть не боятся, в отличие от нас – большинство фотографий сделано из автомобиля.

Несмотря на серое хмурое небо и вообще не очень оптимистичный пейзаж вокруг, село Кузомень показалось каким-то фантастическим местом. Я бы сказала, одним из самых мощных впечатлений от Кольского полуострова. Если будете рядом, ни за что не проезжайте мимо.

Организаторы проекта “Открывая Серебряное Ожерелье”:Сообщество Питерских блогеров При поддержке АНО “Серебряное ожерелье России” Инновационный партнер: Технопарк “Политехнический” и Motionpix Цифровой партнер: компания Мегафон Автомобильный партнер: концерн Subaru Официальные партнеры: Компания TVIL.RU, web-студия PetrogradWeb, Broomer, Navitel и Проект 111 Информационные партнеры: социальная сеть Одноклассники, Радио АВТОРАДИО, ИД Комсомольская Правда, Телеканал Город+, Bigpikcha.Ru, Журнал “ШколаЖизни.ру”, Журнал “Современный отель”, Сообщество путешественников , журнал “Линия полета“, портал “Flytothesky”

Выражение «дикие лошади России» звучит несколько фантастично. Однако они есть, и об этом рассказывает нам Николай Митичкин.

Все мы слышали истории про дикий запад. Лихие ковбои в вечном противостоянии с бесстрашными индейцами и табуны диких и свободных лошадей, которые скачут по нетронутым прериям Американского континента. Нас поражали красота, грация и несокрушимый дух этих прекрасных животных. И мы мечтали посмотреть на них, и, может, хоть ненадолго ощутить ту свободу и жажду жизни, которая льется у них через край. Конечно, сейчас на планете осталось не так много мест где можно встретить диких лошадей. Но как ни странно, такое место есть и в нашей стране.

Дикие лошади Маныча

На территории Ростовского биосферного заповедника есть остров, на котором живет популяция одичавших лошадей. Называется этот остров – Водный и находится он посреди соленого озера Маныч-Гудило. Сейчас никто точно не знает, как лошади попали туда. Мнений на этот счет много. Наиболее реальная версия — это то, что лошади остались после разорения совхоза. Но менее прекрасными и дикими они от этого не становятся.

И правда, от кротких покладистых домашних лошадей не осталось и следа. Это взрывные активные и своенравные животные, которые вынуждены бороться с непростыми условиями среды. Пресной воды на острове мало, а в жарком сухом климате растения остаются сочными и зелеными совсем недолго. Поэтому иногда, в очень холодные или засушливые года, лошадей подкармливают и поят. Но делают это так, чтобы контакт с людьми был минимальный и только если условия слишком суровы.

Изначально это были лошади Донской породы, но сейчас от экстерьера Дончаков мало что осталось. Они стали меньше ростом, зимой покрываются теплым мехом, да и, вообще, становятся похожи на первобытных лошадей.

Живут они небольшими семейными группами – табунами. В каждой группе выстроена четкая иерархия, которая понятна каждому члену табуна. Есть вожак – альфа-жеребец и есть альфа-кобыла. Остальные обязаны им подчиняться и следовать за ними. Именно вожаки решают, где есть, куда бежать и когда играть. Играть лошади, к слову, очень любят. Особенно молодняк. Играют друг с другом или с импровизированными игрушками (палками, камнями и т. д.). А когда наступает весна, лошади показывают себя во всей красе. Это период сытой и активной жизни. Именно весной можно наблюдать и баталии жеребцов и ритуальные брачные танцы и игры рожденных зимой жеребят. Весной им не нужно бороться за жизнь, а можно просто ей наслаждаться.

К сожалению, в 2010 году из-за холодной зимы популяция в почти 400 особей сократилась больше чем наполовину. Сейчас на острове обитают около 160 голов лошадей и для улучшения качества их жизни рост поголовья контролируют. Также во избежание повторения массовой гибели 2010 года на остров провели водопровод с пресной водой.

Если вы соберетесь посетить остров Водный, главное не забудьте взять фотоаппарат. Яркие, характерные и незабываемые фотографии вам гарантированы, впрочем, как и впечатления.

Просмотров: 12412 iStock

Им хватает прироста рогового вещества

Дикие лошади двигаются больше домашних. Однако их активность равномернее распределена по времени суток и по сезонам, что укрепляет роговой слой копыт. С домашними лошадьми иначе: то они по многу часов проводят в стойле, то подолгу работают. Им приходится передвигаться по брусчатке, камням. На их ноги ложится дополнительная нагрузка из-за седока или повозки. Поэтому копыта стираются быстрее. Прирост рогового вещества не успевает это компенсировать. Животных приходится подковывать.

Наталья Спасская,
кандидат биологических наук,
ученый секретарь Научно-исследовательского зоологического музея МГУ
«Коммерсантъ Наука» №63(4), декабрь 2018

Одичавшие лошади озера Маныч (Ростовская область). Не менее полувека живут лошади на острове посреди соленого озера по законам своих диких предков. Наблюдение за их жизнью позволяет ученым понять сложные природные законы. Фото: Наталья Спасская, Коммерсантъ

Лошади сыграли важнейшую роль не только в существовании некоторых природных комплексов, но и в истории человечества. С развитием технического прогресса им, казалось, не осталось места в современном мире. Однако и сейчас эти животные могут помочь в решении множества проблем: природоохранных, культурно-исторических, социальных.

Мамонтовая фауна

Табун бегущих лошадей — топот копыт, мелькающие ноги, развевающиеся на ветру гривы — символ мощи, неукротимости, свободы. Правда, увидеть такую картину сейчас мало кому удается. А вот раньше.

В позднем плейстоцене (126–12 тыс. лет назад) значительная территория Евразии была покрыта перигляциальными степями, которые представляли нечто переходное между известными нам сейчас степями и тундрой. Существовала на этих просторах так называемая мамонтовая фауна, в которой дикие лошади были многочисленными и разными.

О том, как они выглядели, дают представление облик лошади Пржевальского и мумии плейстоценовых лошадей, которые периодически вытаивают из вечной мерзлоты Якутии и Чукотки. Это были невысокие, плотного телосложения животные с однотонной мастью и стоячей гривой.

Лошадь Пржевальского дает представление о том, как выглядели и другие, вымершие, дикие лошади Евразии. На свободе лошадей Пржевальского можно увидеть пока только в Китае, Монголии, Казахстане и Белоруссии. Фото: Наталья Спасская, Коммерсантъ

Климат менялся, представители мамонтовой фауны вымирали, первобытные люди активно охотились на крупных животных, в том числе и лошадей. Дожили до исторического времени, видимо, три-четыре вида: тарпан (с лесной и степной формами), ленская лошадь и лошадь Пржевальского. Судьба каждого из них достойна отдельного рассказа, но если коротко, то антропогенный пресс оказал на них всех самое неблагоприятное воздействие.

Ареал ленской лошади в постледниковое время оказался мозаичным, что на фоне продолжающегося изменения климата и возрастающей охотничьей активности человека, видимо, послужило причиной ее вымирания около 4 тыс. лет назад.

Тарпан продержался дольше: последние животные были истреблены в Восточной Европе в XIX веке.

Лошадям Пржевальского «повезло» больше. Вид оказался вытесненным в труднодоступные пустынные районы Центральной Азии и стал известен науке только в конце XIX века, но под натиском цивилизации через 70–80 лет и он из природы исчез. Одно из последних исследований, правда, заронило зерно сомнения в том, что лошадь Пржевальского была настоящей дикой лошадью, но об этом чуть позже.

Из оставшихся в зоопарках особей этого вида его численность была постепенно восстановлена до того уровня, когда стало возможным вернуть его в природу. Сейчас обитающих на свободе лошадей Пржевальского можно увидеть в природных резерватах Монголии, Китая, Казахстана, Белоруссии. А через некоторое время их природная популяция появится в оренбургских степях России, работы по ее восстановлению уже начаты.

Одомашнивание

На вопросы, где, когда и кем были лошади одомашнены, однозначных ответов до сих пор нет. Основная проблема состоит в том, что на археологическом материале момент перехода от лошади-объекта охоты к лошади домашней поймать очень сложно. Так как лошади населяли обширную степную зону Евразии, то приручить их могли где угодно и даже, возможно, не в одном месте, и произошло это примерно 6 тыс. лет назад.

Большинство ученых признают наиболее вероятным местом одомашнивания черноморо-каспийские степи. Сейчас активно обсуждаются в качестве родины домашней лошади еще и степи современного северного Казахстана. Здесь на раскопках поселений ботайской культуры найдены артефакты, которые могут свидетельствовать о самых ранних попытках разведения и использования лошадей в хозяйственных целях.

Эти ботайские, уже якобы одомашненные лошади оказались генетически очень близкими к современным лошадям Пржевальского. На основании этого был сделан сенсационный вывод: лошадь Пржевальского — вновь одичавшая домашняя лошадь. Однако это открытие скорее является доказательством неудачной попытки одомашнивания этого вида диких лошадей.

Не подтвердились и гипотезы происхождения очень своеобразных пород — якутской и испанской соррайя — непосредственно от плейстоценовых диких лошадей. Наиболее вероятным предком всех домашних пород считают европейского тарпана. А разнообразные породы лошадей, которых сейчас в мире более 400, являются результатом целенаправленной секции.

Якутская порода. Самая северная порода в мире. Они могут выдержать долгую полярную ночь с морозами до ?70 градусов, рожать жеребят, когда еще вокруг глубокие сугробы, за короткое северное лето успеть подготовиться к следующей зимовке. Фото: Наталья Спасская, Коммерсантъ

Большой и очень интересной группой пород оказываются так называемые местные, или аборигенные. Это породы, которые выводились в отдельных географических районах под определенные нужды местного населения в течение многих столетий, и оказываются наилучшим образом приспособленными к конкретным климатическим условиям. Эти, как правило, небольшие, коренастые лошадки оказываются крайне неприхотливыми к кормам и содержанию и обладают крепким здоровьем.

Подавляющее большинство аборигенных пород круглогодично свободно выпасаются, то есть самостоятельно добывают себе пропитание на пастбищах. Но технический прогресс и здесь создает проблемы для существования верных спутников человека.

Вымирающие породы

Россия в начале ХХ века была одной из самых конных стран мира. Имея большое разнообразие природных условий, она имела и достаточное количество адаптированных к конкретным местностям пород лошадей. Однако время и технический прогресс вытеснили лошадь из большинства сфер повседневной жизни: 22% пород лошадей уже исчезли, а численность 29% пород или находится на нижнем пороге возможности сохранения, или их существование вообще ставится под сомнение.

С аборигенными породами связаны целые пласты истории и культуры регионов и народностей, в них проживающих. Исчезновение пород грозит утратой национальных традиций, национальной самоидентификации. Эту истину осознали по крайней мере в Башкирии, Туве, Бурятии, Якутии, где с коневодством непосредственно связано сохранение традиционного образа жизни. Лошадей здесь используют и как рабочую силу, и как источник мяса, молока, шести. В этих регионах существуют национальные программы поддержки коневодства, но в целом здесь численность лошадей достаточно большая, не вызывающая тревогу за их дальнейшее существование.

Значительно хуже обстоят дела с мезенской породой, печорской, приобской, тавдинской и др. Это лошади в основном рабоче-пользовательского назначения. С широким внедрением в сельском и частных подсобных хозяйствах механизации потребность в лошадиной силе резко снизилась. Однако вместе с исчезновением из сел и деревень лошадей снижается занятость населения, теряются народные традиции и промыслы, возрастают социальные проблемы. Так может быть национальные породы и их сохранение — это и есть одна из «скреп» российского общества, не надуманная, а вполне реальная?

Мезенская порода. Одна из самых северных российских пород. Неприхотливые к кормам, умеющие ходить по глубокому снегу, эти выносливые лошадки были верными помощниками поморов. Сейчас их осталось не более 500 особей. Фото: Наталья Спасская, Коммерсантъ

Одичание как стихийный процесс

Несмотря на длительное совместное существование с человеком, лошади не утратили многих признаков своих диких предков. Они вполне в состоянии выжить самостоятельно в природе без поддержки человека. Помимо всего они оказываются чрезвычайно адаптивными к очень разным, порой экстремальным природным условиям.

Появление одичавших лошадей — чаще всего процесс случайный и стихийный. Лошадей «забывают» или бросают на произвол судьбы, или они убегают сами — вариантов много.

Самыми знаменитыми одичавшими лошадьми являются, пожалуй, американские мустанги. Но одичавшие лошади есть на всех континентах, за исключением, конечно, Антарктиды. Они освоили океанические побережья, северные пустоши, горы, пустыни (например, Намиб). Есть они и на территории России.

Немногочисленные группировки таких животных появляются в самых разных местах: на Кольском полуострове и в волгоградских степях, в Дагестане и Калмыкии, на островах в дельтах Дона и Волги, на Камчатке, Сахалине и Курильских островах. Но большинство из них довольно быстро исчезает — охотников пострелять везде много. Самой, пожалуй, крупной и существующей вот уже около полувека группировкой пока остается популяция на острове Водный на озере Маныч-Гудило, в Государственном природном биосферном заповеднике «Ростовский».

Целенаправленное одичание

Великолепные адаптационные способности к разным природным условиям домашних лошадей аборигенных пород и одичавших лошадей получили неожиданное применение в новой области.

Сокращение сельского населения и сельскохозяйственных угодий, антропогенное разрушающее воздействие на природу приводит к образованию значительных по площади, но разрозненных (мозаичных) территорий нарушенных и обедненных сообществ. Это уже не поля, но еще не настоящие луга, степи или леса.

Для ускорения их восстановления не хватает ряда видов животных, и прежде всего копытных. Именно они способны съесть и вытоптать сорную растительность, обогатить почву удобрениями, запустив процессы заселения территорий разнообразными животными и растениями, возвращая их к естественному природному состоянию.

Но в силу мозаичности и небольших площадей отдельных участков использование для этих целей диких копытных часто затруднено, да и многие их виды уже вымерли или истреблены человеком. Вот тут-то вспомнили про домашних животных.

Ревайлдинг (в буквальном переводе с английского — возвращение к дикому состоянию) — активно развиваемое ныне течение природовосстановительной технологии. В таких проектах используют аборигенные породы крупного рогатого скота и лошадей. Они неприхотливы к кормам и условиям обитания и могут замещать дикие виды. При подборе пород стремятся использовать похожих по внешнему виду на дикие виды: туроподобный скот и тарпаноподобный польский коник — вот наиболее популярные. Ревайлдинг-парков уже достаточно много в Европе, в них можно почувствовать себя словно перенесенным во времени — в эпоху позднего плейстоцена.

Польский коник. Порода домашних лошадей, выведенная в Польше в начале XX века. Их еще называют восстановленными тарпанами, так как внешне они похожи на диких лошадей, обитавших до XVIII–XIX веков в Восточной Европе. Фото: Наталья Спасская, Коммерсантъ

Есть и еще одно направление ревайлдинга. Оно связано с сохранением более щадящего для природы традиционного землепользования, национальных традиций и культуры. И здесь опять главную роль играют местные, аборигенные породы скота и лошадей. Если учесть, что тенденции к применению органического сельского хозяйства, развитию сельского и экологического туризма в последнее время возрастают, то есть надежда на решение сразу нескольких проблем.

Ну и про возможность полюбоваться на стада если и не исходно диких, то вольных лошадей тоже не стоит забывать.

Кузомень – небольшое село в Терском районе Кольского полуострова. Первые упоминания о поселении относятся к XVII веку. Известно, что в XVIII-XIX вв село активно развивалось за счет рыбного промысла и торговли, чему способствовало удачное расположение – в устье реки Варзуга, впадающей в Белое море, заходит на нерест семга.

Сейчас же село известно своими Кузоменскими песками, которые грозят поглотить поселение, своей труднодоступностью и дикими лошадьми, которые гуляют здесь наравне с собаками.

Северная пустыня, которую нужно преодолеть, чтобы оказаться в селе Кузомень, образовалась из-за массовой вырубки леса в XIX веке. Никто точно не знает из-за чего это произошло, но есть версия, что лес вырубали и жгли для выпаривания соли на солеварнях, которые здесь работали. А ветер завершил изменение местного ландшафта. Сейчас ведутся работы по восстановлению леса и предпринимаются попытки остановить наступление песков на деревню, но пока мяч на стороне пустыни.

В нашей программе было написано: «Если повезет, встретим диких лошадей. Подъезжать лучше со стороны кладбища». Очень романтично 🙂 Так мы и сделали.

Последний ныне живущий представитель диких лошадей, исчезнувший в природе и сохранившийся на нашей планете благодаря зоопаркам и питомникам.

Систематика

Русское название — лошадь Пржевальского
Английское название — Przewalski`s wild horse
Латинское название -Equus Przewalskii
Отряд — непарнокопытные (Perissodactyla)
Семейство — лошадиные (Equidae)
Род — лошади (Equus)

Природоохранный статус вида

Вид включен в Красную книгу МСОП, как исчезнувший в природе, ведётся реинтродукция.

Вид и человек

Жители тех мест, где обитала эта лошадь, знали её с давних пор и называли «тахи». Монголы называют родиной тахи хребет («Желтый хребет дикой лошади»), там лошадь встречалась наиболее часто. Однако, всему миру это животное стало известно с 1879 г., когда было описано русским путешественником, географом и натуралистом , в честь которого и назван этот вид. К этому моменту ареал лошади ограничивался пределами Джунгарии.

Местное население издавна охотилось на диких лошадей: эти животные могли конкурировать с домашними за пастбища и одновременно являлись источником мяса и шкур. Однако человеческие поселения в Джунгарии в 19 в. и в начале 20 века были немногочисленны, и нанести серьезный ущерб популяции диких лошадей люди не могли.

Резкое сокращение количества лошадей Пржевальского началось с крайне суровой зимы 1944–45 г., последовавшей за сухим летом: лошади погибали от голода. Кроме того, этой зимой, вошедшей в историю Монголии под названием «Джут года обезьяны», многие семьи местных жителей потеряли весь скот и были вынуждены добывать пропитание охотой. Природную катастрофу усугубили социальные факторы: в этих районах резко увеличилось число военных и переселенцев, снабженных современным оружием и не имевших собственного скота.

К концу гг. 20 столетия в природе не осталось ни одной дикой лошади.

Как только о существовании дикой лошади стало известно за пределами её родины, многие зоопарки захотели иметь это животное в своей коллекции. Известно, что первые несколько экспедиций для отлова лошадей Пржевальского были организованы в русским купцом Н. Асановым. В конце 20 вв. в заповедник (Украина), а также в несколько европейских и североамериканских зоопарков поступило 55 отловленных в природе жеребят. Однако, из них только 11 в дальнейшем дали потомство. В 1957 г. из Монголии в была привезена ещё одна кобыла, которая принимала участие в размножении. Таким образом, все ныне живущие лошади Пржевальского ведут своё происхождение всего от 12 животных.

Исторический ареал и места обитания

Палеонтологические исследования и исторические данные свидетельствуют о том, что ареал лошади Пржевальского не ограничивался Джунгарией (Центральная Азия), где она была «открыта» для науки. В ископаемом состоянии этот вид известен с позднего плейстоцена. Палеонтологические находки указывают на то, что северная граница видового ареала проходила между 50–55° с.ш., на запад эти животные были распространены до Волги, а на восток — почти до Тихого океана. С юга их ареал ограничивался высокими горами. В пределах области распространения лошади держались в сухих степях и на высоких подгорных долинах (до 2000 м над у.м.).

На территории Джунгарской Гоби лошади Пржевальского могли существовать благодаря обилию пресных и слабосолёных источников, окруженных оазисами, где они находили не только воду и корм, но и укрытие, и наличию на этой территории пустынных степей и остепнённых пустынь, богатых злаками и другими охотно поедаемыми лошадьми растениями.

Внешний вид и морфология

Вполне типичная лошадь плотного сложения, с тяжелой головой, толстой шеей, крепкими ногами и небольшими ушами. Длина тела 220–280 см, высота в холке 120–146 см, масса — 200–300 кг. Хвост по сравнению с домашней лошадью короткий, и верхняя часть репицы покрыта короткими волосами. Грива короткая, стоячая, челки нет.

Окраска или , светлее на нижней поверхности туловища. Грива и хвост , и посредине спины от гривы до корня хвоста проходит ремень. Такого же цвета ноги ниже скакательного сустава. Конец морды светлый. Летом шерсть короткая, плотно прилегающая, и окраска яркая. Зимняя шерсть намного длиннее, с густым подшерстком, и окраска бледнее летней.

Питание и кормовое поведение

Основу питания диких азиатских лошадей в Джунгарии составляли злаки: ковыли, житняк, овсяница, чий, тростник. Поедали они и полыни, и дикий лук, и различные полукустарнички. Из кустарников в их рационе присутствовали саксаул и карагана. Нужно отметить, что лошади, живущие в настоящее время в питомниках других континентов, прекрасно приспосабливаются к питанию местными видами растений.

Ведёт группу лошадей на пастбище, как правило, взрослая опытная кобыла, а замыкает вожак. Во время пастьбы одно или два животных стоят «на страже», обозревая окрестности, в то время как другие скусывают траву. В зимнее время, когда выпадает снег, животные «тебенюют» — разрывают его передними копытами и достают корм.

Особые трудности лошади испытывают зимой, когда после дождя или сильной оттепели температура воздуха резко падает и земля покрывается коркой льда (джут). Копыта начинают скользить, лошади не могут пробить лёд и добраться до травы, начинается голод.

Социальное поведение

Об образе жизни этих лошадей в природе до того, как они были там истреблены, было известно очень мало. В конце 19 века в Джунгарской Гоби несколько раз встречал этих животных русский путешественник . Он писал, что «дикая лошадь — житель равнинной пустыни и выходит на пастьбу и водопой ночью; с наступлением же дня возвращается в пустыню, где и остаётся отдыхать до полного захода солнца». Более поздние исследования говорят о том, что у лошади Пржевальского в течение суток есть несколько циклов бодрствования и покоя.

Лошади держатся группами, состоящими из 1 взрослого самца и 5–11 кобыл с молодыми. Молодые жеребчики в возрасте 1,5- 2,5 лет уходят или изгоняются из родительских групп и образуют группы холостяков. Поодиночке живут в основном старые самцы, уже неспособные удержать гарем.

На пространственное распределение лошадей накладывает сильнейший отпечаток геоботаническая структура местности. Джунгария, которая послужила последним оплотом для лошадей Пржевальского, представляет собой пологие склоны невысоких гор и холмов, прорезанные многочисленными оврагами. У подножий хребтов очень много родников, что особенно важно для лошадей, так как климат здесь сухой и резко континентальный. В этих местах есть и солянковые полупустыни, и участки ковыльных степей, и саксаульники, и заросли тамариска. Благодаря огромному разнообразию биотопов и наличию большого количества водопоев лошади могут совершать лишь небольшие сезонные перекочевки. Размах таких кочевок в середине прошлого века не превышал 150–200 км по прямой.

Группы лошадей Пржевальского очень подвижны и постоянно перемещаются, не задерживаясь долго на одном месте, что в большой степени вызвано неравномерным распределением растительности.

Размножение и воспитание потомства

Как и все лошади, дикие их представители достигают половозрелости к 2 годам, но самцы начинают принимать участие в размножении не ранее летнего возраста. В размножении выражена сезонность: кобылы приходят в охоту с апреля по август. Беременность длится 11–11,5 месяцев, рождается один детёныш. Происходит это в период, когда корм более доступен. Через 1–2 недели после родов самка снова готова к спариванию, здоровое крепкое животное может приносить приплод ежегодно.

Жеребёнок рождается вполне развитый, мать губами и языком собирает околоплодную жидкость, и детёныш быстро обсыхает. Через несколько минут после рождения жеребёнок пробует встать на ноги, а спустя несколько часов уже в состоянии следовать за матерью. В двухнедельном возрасте жеребята начинают пробовать траву, ещё через месяц доля растительной пищи в их рационе начинает стремительно возрастать, но мать продолжает кормить их молоком ещё несколько месяцев.

Продолжительность жизни

Программа реинтродукции

В годах прошлого столетия стало ясно, что дикая лошадь в природе исчезает. В это же время в неволе во всём мире оставалось не более 20 особей, способных к размножению.

В 1959 г. в Праге состоялся 1 Международный симпозиум по вопросам сохранения лошади Пржевальского, где была выработана стратегия коллективных действий по спасению исчезающего вида. В рамках стратегии было предложено тщательно отбирать для уменьшения инбридинга у их потомков, обмениваться этими жеребцами между центрами разведения и содержать лошадей Пржевальского естественными социальными группами. Эта система мер дала положительные результаты. По данным международной племенной книги, численность мировой популяции к 1972 г. возросла до 200, к 1985 г. -до 680 особей. Так виду удалось пройти через так называемое «бутылочное горлышко».

В том же 1985 г. было решено начать поиск мест для возвращения диких лошадей в природу. Была проведена огромная работа, и в 1992 году первые лошади из Советского Союза и Нидерландов прибыли в Монголию в урочище . В настоящее время на территории Монголии созданы уже три популяции. Уже подрастают внуки первых выпущенных на волю лошадей. Общее количество вольноживущих лошадей Пржевальского приближается к 300. Они, как и их дикие предки, умеют отличать съедобные растения от ядовитых, находить водопои, защищаться от волков….

Дикие лошади в Московском зоопарке

Известно, что первые лошади для экспозиции Московского зоопарка были отловлены в Джунгарской Гоби. Согласно документам из зоопарковского архива, произошло это в 1917 году. С того момента в нашей коллекции сменилось несколько поколений животных. Мы стали активными участниками Международной программы по разведению диких лошадей, куратором которой является зоопарк Праги (Чехия), где на протяжение многих десятилетий ведется племенная книга лошадей Пржевальского. Руководители программы, пользуясь этой книгой, составляют возможные пары лошадей для размножения (женихи и невесты могут жить не только в разных зоопарках, но даже и на разных континентах), программы обмена животными между зоопарками и питомниками по всему миру с целью избежать инбридинга (близкородственного скрещивания животных). Согласно этой программе наш самец, которого несколько лет назад можно было видеть в гаремной группе на экспозиции «Копытный ряд» на Новой территории зоопарка, в настоящее время переехал в небольшой городок под Прагой, где расположен крупный центр по разведению лошадей Пржевальского. Там он активно участвует в программе размножения вида.

На нашей экспозиции сейчас можно увидеть двух кобыл — маму, 2003 года рождения и ее дочку, которая родилась весной 2013го года. Почти однотонной масти, крепкого телосложения, эти лошади принадлежат к асканийской линии разведения лошадей в неволе. Помимо нее существует еще вторая — пражская линия, отличающаяся большим изяществом форм, значительно более светлой окраской, практически белым брюхом и концом морды. Эти линии — результат индивидуальной изменчивости предков современных лошадей, которые были отловлены в дикой природе, и отсутствия обмена животными между зоопарками разных странам в первой половине 20 века. Эти две основные линии заключают в себе общий генотип дикой лошади, который так важно сохранить.

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Большинство из тех лошадей, которых мы считаем дикими, — это домашние животные, лишившиеся опеки человека. И только лошадь Пржевальского – по-настоящему дикое животное. Корреспондент BBC Earth рассказывает о проекте по возвращению ее в естественную среду.

По величественным просторам Монголии, где обширные разнотравья лугов переходят в бесконечные холмистые пустоши, бродят табуны диких лошадей.

Они не знают ни привязи, ни изгороди и свободно пасутся в засушливых, продуваемых ветрами степях.

Они выглядят как символ свободы, однако эти монгольские кони – не вполне дикие. Они – потомки одомашненных лошадей, возможно, тех самых, которых приручили воины Чингисхана в XIII веке.

Они – единственные по-настоящему дикие лошади на Земле и ведут себя соответственно

Но одна лошадь осталась неприрученной – лошадь Пржевальского.

Ныне она остается единственной в мире по-настоящему дикой представительницей своего вида.

История лошади

Оказавшись некогда на грани исчезновения, лошади Пржевальского понемногу восстанавливают свою численность, но будущее этих животных все еще не выглядит гарантированно светлым.

Когда русский исследователь и путешественник Николай Пржевальский находился с экспедицией в Китае в конце XIX века (в 1879 году – Ред.), ему подарили череп и шкуру лошади, застреленной неподалеку от российско-китайской границы.

Путем зоологических исследований удалось установить, что это останки дикой лошади, которая и была названа по имени Пржевальского.

Монголы всегда называли эту лошадь тахи, что означает «дух» или «духовный». Они считают лошадей Пржевальского несущими богам послание от человека.

«Они священны для местных людей и имеют для них символическое значение, — говорит Клаудиа Фей, директор ассоциации по защите лошади Пржевальского TAKH. — Убийство лошади — табу».

У этих животных короткое мускулистое туловище. Они меньше по размеру, чем большинство одомашненных лошадей.

Высота в холке составляет 13 ладоней или чуть больше четырех футов (1,2 метра).

Окрас варьируется от коричневого до серовато-коричневого или песочного с более светлым подбрюшьем и мордой (такая масть близка к саврасой – Ред.).. Темная полоса тянется вдоль спины от гривы до черного хвоста.

В отличие от домашних лошадей, у них короткая стоячая грива, напоминающая «ирокез».

«Они дикие и одухотворенные, — говорит Фей. – Они единственные дикие лошади на земле и ведут себя соответственно».

До сих пор не вполне ясно, следует ли считать лошадь Пржевальского отдельным видом, отличным от домашней лошади.

В октябре 2015 года Людовик Орландо из Университета Копенгагена в Дании и его коллеги опубликовали научный труд, в котором доказывают, что между Equus ferus przewalskii и одомашненными лошадьми существует значительные различия в генах, которые управляют обменом веществ в организме, сокращением мышц, размножением и поведением.

Ученые наблюдали последнюю дикую лошадь Пржевальского в 1969 году

Исследователи из названной по имени руководителя «Группы Орландо» изучили генные цепочки 11-ти ныне живущих лошадей Пржевальского, которые представляют все наследственные линии, а также образцы, относящиеся к периоду с 1878 по 1929 год.

В их распоряжении оказался также зуб из лошадиного черепа, подаренного в свое время Николаю Пржевальскому.

Хотя геном лошади Пржевальского отличается от наследственного материала одомашненных лошадей, две эти группы животных начали развиваться каждая своим отдельным путем всего 45 тысяч лет назад.

«Это – относительно короткий отрезок эволюционного времени», — говорит Орландо.

На грани вымирания

Если лошади Пржевальского на самом деле представляют собой отдельный вид, он – очень молод с точки зрения эволюции.

А в течение нескольких десятилетий казалось, что и его история будет краткой.

В конце XVIII века табуны лошадей Пржевальского кочевали на просторах от русских степей на западе до Казахстана, Монголии и Китая на востоке.

Однако в течение нескольких последующих десятилетий численность поголовья стала быстро сокращаться в силу сочетания различных факторов: охоты, суровых зим и освоения земель людьми.

Ученые в последний раз наблюдали лошадь Пржевальского в 1969 году в Джунгарской пустыне, части пустыни Гоби.

Старые табунщики рассказывали, что видели этих лошадей и позже. «Однако к концу 1970-х годов они полностью исчезли», — говорит Фей.

В результате Международный союз охраны природы (МСОП) внес лошадь Пржевальского в «Красную книгу» в качестве вида, исчезнувшего в дикой природе.

Условия здесь весьма суровые, на мой взгляд – это своего рода испытательный полигон

Все оставшиеся лошади Пржевальского к этому времени жили в зоопарках. В 1950 году таких животных насчитывалось всего 12.

В результате эффективной программы по разведению их в неволе численность поголовья удалось довести примерно до полутора тысяч особей к началу 1990-х.

После того как выживание вида было гарантировано, ученые занялись проблемой возвращения его в естественную свободную среду.

В 1994 году были предприняты две попытки реинтродукции лошадей в дикую природу – в урочище Тахийн-тале национального парка в Джунгарской Гоби и в Национальном парке Хустайн-Нуруу в Монголии. В Тахин Тале лошади были выпущены в 1992 году. (Их привезли из заповедника Аскания-Нова на Украине, а также из зоопарков Германии, Австрии и Австралии – Ред.)

В последнее время лошадей реинтродуцировали в природу в других регионах Монголии, а также в Казахстане, России, Венгрии и Китае.

(С программой по восстановлению популяции лошади Пржевальского в Оренбургской области РФ можно ознакомиться здесь: http://earaza.ru/wp-content/uploads/prog_loshadi_prozh.pdf — Ред.).

Клаудиа Фей входила в круг тех ученых, которые верили в возможности вернуть лошадей Пржевальского в дикую природу.

Источником вдохновения для нее, тогда еще подростка, послужили увиденные в пещерах Ласко во Франции росписи, возраст которых составляет 17 тысяч лет.

На них изображены животные, похожие на лошадь Пржевальского, которые грациозно скачут среди коров, бизонов, оленей и медведей.

Пораженная привольем и обилием дикой фауны древней Европы, Фей принялась за изучение полудиких лошадей.

[В Хомийн Тале] возникает такое чувство, словно небо находится у вас в голове. Это то место, где можно жить на воле

«Меня поразила не только красота лошадей, но и всех других животных, которые обитали в то время в нашем мире, а теперь исчезли, — говорит она. – Это глубоко меня тронуло».

В 1992 году она основала организацию под названием TAKH, которая посвятила свои труды делу возвращения лошадей Пржевальского в дикую природу.

Изучая поведение лошадей, Фей пришла к выводу, что их способность создавать устойчивые семейные группы, которые постоянно держатся вместе, может быть ключевым условием их выживания.

Поэтому, вместо того, чтобы сразу выпускать их из неволи на просторы Монголии, она в течение десяти лет разводила их на участке площадью в 400 гектаров, расположенном на безлюдном плато Кос Межан на юге Франции.

«Условия там довольно суровые, и я выбрала эти места в качестве своего рода тренировочного лагеря, где они могли учиться выживать», — рассказывает Фей. Как и ожидалось, животные образовали семейные группы.

Одновременно она стала подбирать районы для реинтродукции лошадей.

Страшное слово дзуд

В 1996 году она перебралась в Хомийн Тале, отдаленный степной район на западе Монголии площадью 2,5 тысяч кв. км.

«Попав туда, просто перестаешь дышать, — говорит Фей. — Возникает такое чувство, словно небо находится у вас в голове. Это то место, где можно жить на воле».

Нужно понимать, что не всем из них удастся выжить

Готовясь к прибытию лошадей, сотрудники TAKH окружили изгородью участок для выпуска животных площадью 135 кв. км, чтобы трава там осталась нетронутой.

Они также договорились с местными табунщиками, чтобы те не пасли своих домашних коней на угодьях, предназначенных для реинтродукции.

В 2004 году, через десять лет после начала подготовительных работ, TAKH реинтродуцировала в урочище Хомийн Тале четыре группы лошадей.

Однако опасности, грозящие лошадям, никуда не делись.

«Реинтродукиця лошадей сопряжена с определенным риском, — говорит Крис Вальцер из Университета ветеринарной медицины в Вене, Австрия. — Нужно понимать, что не всем из них удастся выжить».

В 2009 году на Монголию обрушилась крайне суровая зима, стихийное бедствие, именуемое здесь словом дзуд – бескормица.

Они рискуют оказаться на грани исчезновения в процессе гибридизации, спариваясь с домашними лошадьми

Температура упала до минус 47 градусов по Цельсию. Несмотря на все усилия ученых и местных табунщиков, более половины поголовья лошадей Пржевальского в Тахин Тале пало из-за холода и отсутствия корма.

На участке Фей было достаточно фуража, и ни одна лошадь не пала. Тем не менее, дзуд 2009 года породил сомнения в том, сумеют ли лошади выжить в стране с такой экстремальной погодой, особенно если рукотворные изменения климата сделают ее еще более суровой.

Однако самая большая опасность для лошадей Пржевальского может грозить им изнутри: угроза таится в их собственной ДНК.

Геном Теодора

Хотя у лошадей Пржевальского 66 хромосом, а у домашних – только 54, два этих вида способны спариваться и приносить плодовитое потомство.

Это означает, что они рискуют оказаться на грани исчезновения в процессе гибридизации, спариваясь с домашними лошадьми.

И этот процесс уже начался. Когда в конце XIX века зоопарки начали приобретать жеребят лошади Пржевальского, их сопровождали домашние монгольские кобылы, выступавшие в роли кормилиц.

Многие убеждены, что самый знаменитый представитель вида по кличке Теодор происходил от одной такой домашней кобылы и жеребца Пржевальского.

«Мы исследовали геном Теодора и обнаружили, что он смешанного типа», — говорит Орландо.

Наряду с другими генетическими исследованиями, этот опыт показал, что между двумя популяциями имел место межвидовой интербридинг, т.е. скрещивание, даже после того, как люди одомашнили лошадей примерно 5,5 тыс. лет назад.

«Однако проведенные нами тесты показали, что они скрещивались не так активно, как люди думали раньше», — продолжает Орландо.

Они еще долго будут нуждаться в наблюдении и непрямой помощи со стороны людей

Только некоторые из ныне живущих лошадей Пржевальского являются помесями.

Еще одна серьезная проблема, касающаяся лошадей Пржевальского, заключается в том, что их нынешняя популяция ведет свою родословную всего лишь от 12 особей.

Это означает, что они довольно близки с генетической точки зрения. Пожалуй, даже слишком близки для выживания.

Ученые сравнили степень генетического разнообразия нынешней популяции лошади Пржевальского с разнообразием других популяций лошадей, таких, как исландская лошадь.

План на три миллиона лет

В целом, оказалось, что лошади Пржевальского отличаются меньшим генетическим разнообразием.

«В то же время их генетическое разнообразие сравнимо с тем, которое наблюдается у пород, которые находятся вне опасности, — говорит Орландо. — Нет оснований полагать, что лошади Пржевальского не обладают достаточным уровнем разнообразия, который позволит им выжить».

Риск заключается в возможности спаривания лошадей с близкими родственниками, в результате чего каждая особь обладает многочисленными копиями вредных генов, а следовательно, больше предрасположена к генетическим заболеваниям.

«В случае инбридинга происходит передача нескольких копий вредоносных генов», — объясняет Орландо.

Он выяснил, что все лошади произошли от родственного спаривания, но некоторые являются продуктом «очень тесного инбридинга», а другие — значительно более отдаленного.

Эти сведения оказались крайне важными.

«Можно начать информировать биологов, занимающихся охраной видов, какую особь следует выбирать для неродственного спаривания (аутбридинга – Ред.) в последующем поколении этих лошадей», — отмечает Орландо.

Сейчас на нескольких участках в Монголии живет 350 реинтродуцированных лошадей.

«Если учесть, что 25 лет назад мы начинали с нуля, это, конечно, успех, — говорит Фей. — Они еще долго будут нуждаться в наблюдении и непрямой помощи со стороны людей».

Ученые очень рассчитывают на помощь местных коневодов.

Цель этого проекта заключается в том, чтобы вернуть природе как можно больше лошадей Пржевальского

Цель проекта Клаудии Фей в Монголии заключается в том, чтобы популяция выросла до полутора тысяч голов. Этого количества будет достаточно для ее устойчивости.

Реинтродукция, проводившаяся до сих пор, была настолько успешна, что МСОП переквалифицировал лошадей Пржевальского из вида, «исчезнувшего в дикой природе», в категорию находящихся «в опасности».

«Когда мы только начинали, я знал каждую по имени, знал, откуда она родом, где родилась. А смерть каждого животного становилась маленькой катастрофой, — говорит Вальцер. — Сейчас мы рассматриваем все происходящее с ними в масштабах популяции».

Фей рассчитывает в течение следующего года передать свой проект в руки местной неправительственной организации.

Все дела в Хустайн Тале и Тахин Тале уже сейчас находятся в руках монгольских специалистов.

С учетом древней истории взаимоотношений монголов с лошадьми и их глубоких знаний обо всем, что связано с этими животными, можно не сомневаться, что местные специалисты станут лучшими из всех возможных опекунов.

«Цель этого проекта заключается в получении как можно более многочисленного поголовья лошадей Пржевальского, — говорит Фей. — Мы хотим, чтобы они прожили еще не менее трех миллионов лет».

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Earth.

admin

Наверх