Как жить без лошадей

Жить без лошади, как жить без сердца.

Информация

Описание: Я знаю, где-то есть земля,
Где ждут нас умершие кони.
Там вечно зелены поля,
И нету туч на небосклоне.
Показать полностью…
Наверно, каждого там ждет
Конь самой сокровенной грезы —
Кого-то — скромный Светлячок,
Кого-то — чистокровный Розыск.

Там старых конников всех вновь
Несут галопом кони эти.
Вот Колокольчик и Петров,
Вот дядя Яша на Бюджете.

Ах, если есть на свете рай,
То там весна, трава и воля.
Да, конник, брат мой, конник, знай:
Там ждут нас умершие кони. Место: Жить без лошади, как жить без сердца., Россия

Другое

Действия

143 записи

Добро пожаловать!
Мы открылись!

*http://vk.com/gallop_complex рад приветствовать Вас в нашем маленьком райском месте.
Здесь, Вы получите, что есть самое лучшее. Показать полностью…

И самое главное;

Наш комплекс основан на всех популярных видов конного спорта. Но есть одно исключение. Это рысистые бега. Вот этого у нас нет.

Прекрасные левады, манежи, плацы, конюшни и все, что Вы можете увидеть, зайдя в наши ворота.

Вперед писать анкету, получать работу, купить себе хорошего партнера, и отличного друга!

Поделиться:

Не будем себя обманывать: без лошади нет конного спорта, без коня мы просто пешеходы и больше никто. Нас, конников, много, и все мы разные. Один любит верховые прогулки в поле, другой мечтает о спортивных победах, а третий хочет посвятить свою жизнь развитию породы и выращиванию жеребят. Увлеченные своими идеями и стремлениями, мы нередко забываем о том, что у лошади есть свой взгляд на жизнь. И если счастье лошади полностью зависит от окружающих ее людей, то и счастье конника зависит от лошадей, с которыми он общается.

Откуда растут «уши»

В те времена, когда лошадь была верной помощницей человека и основой его благополучия, ее собственное благополучие вызывало мало вопросов. Если конь переставал приносить пользу или становился опасным, его с большими или меньшими почестями отправляли на «небесные пастбища». Так происходил отбор по способности лошади жить рядом с человеком. С появлением машин количество лошадей резко сократилось. Содержать их стало слишком дорого. Коневладельцы стремились повысить эффективность своих предприятий, а сделать это можно было двумя способами:

  • увеличив длительность жизни и работы животных с помощью новейших ветеринарных и спортивных разработок;
  • обустроив конюшни так, чтобы уход за лошадьми не требовал тяжелого, долгого и квалифицированного труда. Чем меньше работников и чем легче их труд, тем ниже затраты.

Привычные нам конюшни целиком отвечают этим требованиям. Асфальтовый или бетонный пол легко мыть и дезинфицировать, размер денника рассчитан на то, чтобы уместить много лошадей в одном здании. Автоводилки заменяют работу на корде и прогулку в леваде. Исследователи поведения животных называют такое обустройство конюшни жесткой архитектурой, и если сравнивать его с другими человеческими «изобретениями», то больше всего современные условия жизни лошади напоминают заключение в тюрьме.

Переломный момент

Хотя отношение к лошади в целом всегда было более добрым, чем к другим сельскохозяйственным животным, для них, так же, как и для коров, и для кур, переломным моментом стало появление в 1964 г. в Великобритании книги Рут Харрисон «Животные-машины». В этой книге рассказывалось о работе крупных ферм, где животное уподоблялось механизму, перерабатывающему одни питательные вещества в другие и не испытывающему никаких радостей нормального живого существа. Со времени издания книги и бурных дискуссий, которые она породила, и отсчитывает свое существование наука о благополучии животных (animal welfare). Мечтая о счастливой жизни для своей лошади, владелец сталкивается с рядом трудностей и противоречий. В реальности легче изменить повседневную жизнь всей конюшни, чем создать необходимые условия для одного коня. Но помните: спрос рождает предложение, и чем больше людей будут знать о том, как должна жить лошадь, тем проще будет вам обеспечить своей любимице качество жизни на современном уровне.

Жизнь лошади в природе была суровой, часто ей некуда было укрыться от холодного дождя или палящего солнца, а хищники не упускали возможности напасть на жеребенка или отбившуюся от табуна кобылу. Однако именно к этим условиям лошади приспосабливались в течение многих миллионов лет. Обитатели наших конюшен не забыли опыта предков. Чтобы чувствовать себя спокойно, им нужно много двигаться, пастись большую часть дня и быть окруженными сородичами, которые смогут поднять тревогу в случае опасности. Хотя сегодня большинство лошадей погибает не от зубов хищников, наши кони сохраняют осторожность и внимательность. Когда в скучном окружении им не на что проявить реакции, столько лет спасавшие жизнь их предкам, лошади начинают активно искать развлечения. В условиях жесткой архитектуры развлечения всегда оказываются неподходящими и зачастую опасными для здоровья животных. Однако лошадь не знает, что именно причиняет ей вред. Непредсказуемый тренер и непонятные для животного ситуации на конюшне становятся причиной страха и страданий. Движение, правильное кормление, общение с сородичами, разнообразие и вместе с тем предсказуемость окружения – «киты», на которых зиждется психическое благополучие лошади.

Движение, правильное кормление, общение с сородичами, разнообразие и вместе с тем предсказуемость окружения – «киты», на которых зиждется психическое благополучие лошади.

Диаграммы заимствованы из книги У. Миклема «Верховая езда. Полное руководство».

Кормление

Еда – это не только питательные вещества или лакомство. Вся пищеварительная система лошади устроена так, чтобы получать пищу маленькими порциями в течение большей части суток. Понаблюдайте за табуном: лошади пасутся от 60% до 80% времени, которое находятся на пастбище. Точными движениями губ они находят любимую траву. Жеребята смотрят на своих матерей и едят то же, что и старшие. Так кобыла может показать жеребенку ядовитые травы. Спокойное поведение соседок означает для лошади отсутствие опасности. Получается, что пастьба – это и утоление голода, и обучение детенышей, и поддержание связей в табуне, и символ спокойствия. Самый простой способ удовлетворить потребность лошади в постоянном доступе к пище – это давать ей сено вволю. Зерно, комбикорма и мюсли тоже необязательно целиком ссыпать в кормушку. Чтобы приблизить кормление лошади к естественному, можно часть корма или всю дневную порцию преподносить в эквиболе. Овощи вы можете спрятать в сено или солому. Так вы задействуете нормальное для лошади поведение – поиск особенно любимой еды. Теперь кормление для лошади становится не просто потреблением питательных веществ, но и развлечением, что гораздо полезнее.

Чтобы приблизить кормление лошади к естественному, можно часть корма или всю дневную порцию преподносить в эквиболе.

Движение

В деннике лошади двигаются очень мало. Кроме того, они не любят опускать голову к полу. Соседей, предупреждающих об опасности, так становится не видно. А если за стенкой денника притаился хищник (или даже просто незнакомец), то и его лошадь заметит в последний момент. Если счастливые обитательницы пастбищ склоняют головы к траве более 14 часов в день, то конюшенная лошадь решается на это только пока ест сено с пола. На тренировке упражнения лошади очень интенсивны, но разнообразие движений невелико. Она все так же ходит, подняв голову, и не может поваляться, потянуться, почесаться… Конечно, сегодня каждый просвещенный конник выводит лошадь погулять в леваду, и если условия конюшни позволяют, прогулка длится даже положенные пять часов. Это лучше, чем ничего, но пользы приносит меньше, чем могло бы. Многие лошади гуляют по леваде вдоль ограды первые полчаса-час, а потом застывают где-то в одном месте и спят стоя.

Хорошая левада для лошади – это не утоптанный или чавкающий от грязи прямоугольник земли, на котором животные гуляют между занятиями группы верховой езды. Большие левады – это ухоженные пастбища, а маленькие левады – это «площадки для игр». Чем более удалены друг от друга ориентиры в леваде (кусты, укрытие, стожок сена, поилка и пр.), тем больше лошадь будет двигаться и тем равномернее использовать предоставленную ей территорию. В хорошей леваде есть и песчаная площадка, где лошади так любят поваляться, и столб, об который они могут почесаться.

С каким чувством наши лошади смотрят на Запад?

Если бы вы встретили такой вопрос в интернете, как бы вы на него ответили?Опрос на одном из российских сайтов показал следующие результаты:

На что вы обращаете основное внимание при выборе конюшни? Общие услуги и рацион — 55,65% Цена — 14,78% Удаленность — 8,7%Количество левад — 1,3% (3 человека!)Манеж — 5,65% Персонал — 13,91%

Опрос на одном из английских сайтов:

Если бы вы могли выбрать наилучший дом для своей лошади, что бы это было? Денник — 22% Денник, открывающийся на улицу — 26%Прекрасное поле с укрытием — 52%

Сегодня все больше западных коневладельцев предпочитает держать лошадей не в конюшне, а на поле. В России этот способ называют экстенсивным. Поле обычно ограждают электроизгородью, так как это оказывается дешевле, надежнее и безопаснее для лошади. К месту, где сходятся несколько больших левад, подводят водопровод (или привозят воду несколько раз в день). На поле ставят укрытие — домик с крышей и тремя стенками. Укрытие защищает лошадь от ветра, дождя и снега, а уж сколько времени там проводить, а сколько гулять на поле, решает сама лошадь. Российские конники часто говорят, что экстенсивный способ содержания в нашем климате возможен только для местных пород, однако в Швеции этот способ поддерживается законодательством, и я видела много теплокровных лошадей в попонах, которые прекрасно себя чувствовали, только ночуя в конюшне, а днем развлекались тебеневкой среди глубоких сугробов снега.

Общение

Лошади — стадные животные, и без сородичей они не чувствуют себя в безопасности. Одиночество приводит к нервному напряжению и развитию вредных привычек. Однако дело не только в этом. Рядовому коннику трудно заметить разницу, но она есть.Если говорить о лошадях «человеческими» терминами, то животные, выросшие без общения с сородичами или в ненормальных группах, эмоционально, психически и умственно недоразвиты! Тяжелее всех в этом отношении приходится жеребцам. Их раньше отнимают от матери, а как только жеребчики начинают драться, их перестают выпускать вместе на прогулку. В 5-6 лет, когда жеребец становится трудноконтролируемым или выясняется, что он бесперспективен для разведения, его кастрируют. Но без опыта общения он уже не может наладить отношения ни с кобылами, ни с меринами, и те не принимают его в свою группу. Это проблема для коннозаводства всего мира, однако во многих странах в большинстве случаев ее удается избежать.

Заведомо неинтересных в племенном отношении жеребчиков кастрируют в возрасте от 2-х недель до полугода. В результате они дольше гуляют с кобылой-матерью, а потом не прерывают общения с сородичами. Разнообразие среды обеспечивает умственное и эмоциональное развитие лошади. Предсказуемость – ощущение уверенности в себе. У лошади должна быть возможность познавать мир, а не смиряться с неизбежностью. Если многочасовые прогулки, частое кормление и общение с сородичами стали нормой жизни для вашей лошади, то вы можете не беспокоиться о разнообразии и предсказуемости ее будней.

Животные, выросшие без общения с сородичами или в ненормальных группах, эмоционально, психически и умственно недоразвиты!

Лошадь на диете

Склонные к ожирению лошади толстеют, питаясь только сеном и травой. Самый простой способ сбросить вес – голодный паек – для лошади не годится. Скучая в пустом деннике, лошадь нервничает и злится, а так недалеко и до вредных привычек и новых проблем пищеварительной системы. Задача коневладельца состоит в том, чтобы растянуть небольшие порции грубого корма на как можно более долгий период и заставить лошадь приложить максимум усилий для его добывания. Вместо сена можно дать лошади гранулированную травяную муку, насыпав ее в эквибол . Результат – минимум калорий, максимум пользы. Другой вариант – предложить лошади ветки . Грызть их – долгое занятие, а если раскидать ветки по леваде, лошади придется их собирать – переходить с места на место, опустив голову. Психологическая польза бесспорна, ведь ее поведение оказывается близко к естественному для вида. Наконец, третий вариант – специальный намордник для лошадей на диете. В нем прорезаны большие отверстия для дыхания и маленькие, чтобы лошадь могла пить и срывать небольшое количество травы. Сентиментальным «незнайкам» этот способ может показаться жестоким. С точки зрения природы лошади, он гораздо гуманнее, чем редкие кормления лошади, запертой в пустом деннике, ведь, гуляя по пастбищу в наморднике, она получает пищу постоянно в течение долгого времени, хотя и очень маленькими порциями.

Перед работой

Конюшенные лошади возбуждаются, выходя на улицу. Основные проблемы для их владельцев – пугливость и агрессивность животных. У владельцев лошадей, живущих на поле, обычны трудности иного рода: их кони ведут себя на тренировках уж слишком умиротворенно. Чтобы ваш любимец был смелым, внимательным и одновременно активным, его нужно забрать с пастбища за час до тренировки. В деннике и под вашей щеткой конь будет спать, а на занятие выйдет с неподдельным энтузиазмом.

Левада-денник

Все чаще на российских конюшнях можно увидеть «летние» денники с открытой верхней створкой двери, выходящей прямо на улицу. Такие «апартаменты» позволяют лошади весь день дышать свежим воздухом и наблюдать за жизнью конного двора. Однако это хорошо только за неимением лучшего. Такой денник нам кажется уютным, и даже кошки и собаки готовы с нами согласиться, но не лошадь! Ей уютнее на открытом пространстве. «Ноу-хау» небольших конных двориков на Западе – левады-денники. Это маленькие, размером с полтора-два денника левадки, иногда со входом в денник. В такой левадке лошадь проводит большую часть дня, а в прогулочной леваде гуляет по несколько часов. Это особенно удобно при содержании жеребцов, которые не могут гулять в группе и в результате меньше всех проводят времени на улице.

Лошади не учатся друг у друга вредным привычкам. Причины прикуски, качки, кружения по деннику, разбивания стен – в неправильно проведенном отъеме жеребенка, в однообразных условиях детства, в постоянно присутствующем стрессовом факторе (боль, страх, скука, неподвижность), и лишь у небольшого числа лошадей — в генетической предрасположенности. Правильное содержание поможет избежать вредных привычек.

Конюшенные лошади перевозбуждаются, просто выходя в леваду. Они носятся по ней, крушат ограды, запутываются в веревках, неизвестно где найденных. Если оставить коня в деннике, он начинает «разбиваться» и там. Иногда это принимает формы навязчивой стереотипии, выражающейся в самокалечении. Проблемы пищеварения Редкое кормление и нервное напряжение приводят к коликам, язве желудка, отравлениям проглоченными несъедобными предметами и другим проблемам пищеварительной системы. Боль способствует развитию вредных привычек, а из-за них лошади еще сложнее бывает вернуться к нормальному образу жизни, а значит, и выздороветь.

Трахеи лошади покрыты ресничками эпителия, которые выносят пыль со слизью из легких ко рту. Если лошадь слишком много времени проводит с поднятой головой, реснички не справляются со своими обязанностями, легкие плохо очищаются и начинается развитие заболеваний дыхательной системы. Это проблема не только обычных конюшен с недостаточной вентиляцией, но и конюшен с «летними» денниками, открывающимися наружу, так как в них лошади тоже предпочитают не опускать голову к земле.

Игрушки для лошадей

Лошади, как и дети, любят поиграть. Когда лошадь наиграется с одной игрушкой, к примеру ликитом, заберите его на неделю-две, а вместо него дайте эквибол. Через пару недель вы можете снова поменять игрушки, и лошадь займется ликитом с тем же энтузиазмом, как если бы он был новым. Прежде чем купить своей лошади набор игрушек, определитесь с целями.

• Чтобы лошадь больше двигалась в деннике или леваде. Вам лучше всего подойдет эквибол – мяч с дырочками, из которых небольшими порциями высыпается корм (овес, комбикорм или гранулированная травяная мука), когда лошадь катает мяч по земле. Вы можете купить «мяч с закуской» (snack-a-ball) или «десятигранник» (decahedron).

• Занять скучающую во время болезни лошадь, которой нельзя много двигаться. Лошадям нравится подбрасывать и раскачивать подвешенные к потолку игрушки. В России их обычно называют ликитами по ведущей фирме-изготовителю (Likit). В ликиты вставляют лизунцы разных цветов и запахов, иногда к ним еще подвешивают резиновый мяч, а иногда эквибол, из которого может высыпаться небольшое количество корма. Будьте осторожны: не давайте лизунец из ликита в кормушку, иначе лошадь съест его за один день, а это опасно для пищеварения.

Второй вариант – «стенной мяч» — эквибол, закрепленный на стене. В него вставляют ликит-лизунец, и лошадь не катает мяч по полу, а, облизывая закрепленный в нем ликит, вертит в специальной подставке. Стенной мяч не требует движения, но надолго занимает внимание лошади.

• Дать работу подрастающему жеребенку. Молодые жеребчики не любят подолгу стоять на одном месте. От скуки они начинают кусаться. Запрещая укусы, разрешите жеребенку кусать и носить в зубах игровые мячи (с ручкой и без наполнителя) – так легче предотвратить развитие многих проблем поведения. Научите лошадь подносить игрушку по команде, и вы сделаете из нее любимицу всей конюшни. Взрослой лошади может также понравиться водить игрушкой по решетке денника и «музицировать».

Ранчо «Аванпост» недалеко от Можайска – идеальное место для прогулок: леса, поля, просторы, рядом знаменитое Бородино. Но именно лошади объединяют людей, которые тут работают или приезжают сюда отдохнуть. «Без лошадей мы все не собрались бы здесь, – размышляет Евгений Матузов, создатель и владелец «Аванпоста». – Да и сам я стал таким, какой я есть, во многом благодаря им. В нашем клубе больше 500 человек, а кроме них у нас ежегодно бывают тысячи людей – мы учим ездить верхом, организуем конные походы, проводим игры и турниры». Евгений уверен: люди добивались бы гораздо большего, если бы им не мешали две мысли: «это можно сделать потом» и «а вдруг не получится?». С первым убеждением он расстался, когда в 18 лет оказался владельцем нескольких лошадей. «Нет большего стимула действовать прямо сейчас, чем табун голодных лошадей, за которых ты отвечаешь». Второе заблуждение прошло год спустя: мечта о собственной конюшне стала реальностью.

Они дают силы

39-летняя Елена с детства мечтала о лошадях, но впервые села в седло только в 21 год. «Бывает, что приходишь на тренировку в тоске, без сил, – рассказывает она, – а поработаешь, и настроение меняется, негативные эмоции преобразуются в энергию». 53-летняя Светлана переехала в деревню, чтобы жить рядом со своими двумя лошадьми. Она не жалеет о своем решении, несмотря на то что теперь ее рабочий день длится 12 часов. «Без вечерней прогулки верхом мне плохо: лошади помогают мне жить, они – мое лекарство», – признается она. Лошади помогли ей научиться любить себя: единственные фотографии, которые ей нравятся, – те, на которых она в седле.

Они делают нас настоящими

Мы садимся на лошадь и… становимся самими собой. Это хорошо видно на новичках. «Они подвешены в воздухе, в прямом и переносном смысле этого слова, их ощущение себя нестабильно, – делится своими наблюдениями Евгений. – Все их внимание сосредоточено на коне: им необходимо думать не о том, как они выглядят, а как найти контакт и управлять этим животным». В привычных условиях нам легко играть привычные роли. А лошадь создает пусть и приятный, но все же дискомфорт, в котором играть какую-то роль невозможно, и каждый становится таким, каков он на самом деле. «Если хотите лучше узнать человека, а гор поблизости нет – отправляйтесь с ним на конную прогулку».

Они требуют от нас уверенности

Лошадь слушается человека только тогда, когда достаточно доверяет ему и чувствует, что он способен ею управлять. Она будет выполнять только ясные команды уверенного в себе наездника. Если ждать, бояться, бездействовать – она просто пойдет по своим делам.

«Я бы сделал верховую езду обязательным предметом для старшеклассников, – предлагает Евгений. – Она очень помогла бы им в те годы, когда человек еще не знает, что ему нужно, и активно ищет себя». Лошадь вселяет в нас уверенность в том, что мы способны сделать задуманное, что наши возможности больше, чем мы полагали. Каждый, кому когда-либо удавалось добиться послушания от этого животного весом в 500 кг, помнит, как повышается от этого самооценка, появляются новые силы и новые идеи. Евгений наблюдает это на примере молодых инструкторов, которые работают на ранчо. Лошади дают им особый вкус к жизни, ощущение, что все еще впереди, желание решать новые задачи.

Они побуждают нас преодолевать обстоятельства

«Лошадь нас воспитывает – психологически, морально и, в какой-то степени, духовно, – уверен 50-летний Николай, хозяин небольшой конюшни. – Правила верховой езды полезны и в обычной жизни: чем бы мы ни занимались, необходимо сначала продумать свои действия. Чтобы преодолеть барьер, надо смотреть вперед: заглянуть за него, представить, словно уже находишься с другой стороны. Если всадник сосредоточится лишь на препятствии и будет постоянно смотреть вниз, в землю, лошадь остановится. В седле мы учимся попеременно отпускать и возвращать себе контроль – как и должно происходить в жизни». В этом есть нечто похожее на принцип буддийской философии : учиться принимать то, что приходит и проходит…

Они учат эмпатии

Есть вопрос?

  • Конное ранчо «Аванпост» т. (925) 772 5114, 772 5124 bezpovoda.ru
  • База данных конноспортивных клубов на территории России prokoni.ru/clubs
  • Способна ли лошадь читать мысли человека? Достижимо ли полное взаимопонимание между этой лошадью и именно этим всадником? «У индейцев есть прием, который называется «мой конь, пойдем со мной», – рассказывает Евгений. – Перед тем как произнести команду – повернуть куда-то, пойти или ускориться, – нужно создать внутренний посыл, для каждой команды один и тот же. Лошадь очень хорошо понимает этот настрой. Когда я долго ездил на одной лошади, часто замечал, что могу уже не управлять ею. Достаточно подумать, что надо перейти на рысь, – и она переходит. Между нами возникает понимание без слов, на интуитивном уровне». «Рапира была эксцентричная, в чем-то даже нахальная, своевольная, – рассказывает Елена о своей любимой лошади. – Другие всадники не любили на ней тренироваться, а мне с ней было хорошо. Ей нравилось работать, правда, сначала мы с ней выясняли, кто из нас сегодня будет главным. Но зато потом для нее не существовало «у нас не получится», казалось, чем сложнее задача, тем с большим азартом она рвалась ее выполнять». В этом есть невероятное удовольствие, признаются опытные всадники, – чувствовать, что меня и лошадь объединяет общая цель.

    Они подают пример

    Благодаря лошади мы меняемся. «С ней нельзя быть несобранной, ленивой – ведь изначально силы неравны, – объясняет Елена. – Важно преодолеть себя, стать сильнее, чтобы подчинить себе животное». Подчинить, но не запугать – в наше «хорошее отношение к лошадям», воспетое Владимиром Маяковским, входят дружба, забота, уважение. Мы можем многому научиться у этих животных: они живут группами, в которых каждый сотрудничает с другими, сохраняя при этом свою автономию. Среди них нет мелких тиранов, но есть лидеры: те, за кем готовы следовать другие. Они учат нас терпению, позволяют быть открытыми новому опыту. Бывает, мы, разозлившись, потом долго приходим в себя. У лошадей же все по-другому: они почти мгновенно успокаиваются, после крайнего возбуждения наступает полный покой. Может быть, мудрость состоит в том, чтобы иногда «быть немного лошадью»?

    Лечебная езда

    Верховая езда способна лечить – детей и взрослых. У иппотерапии много возможностей: занятия на лошади укрепляют мышцы, развивают чувство равновесия и, что особенно важно для людей с ограниченными возможностями, позволяют почувствовать себя покорителями пространства*. Такой опыт может изменить представление о себе, дать импульс к исследованию окружающего мира. Лошадь принимает нас без оценок и критики, и даже замкнутым людям легче войти с ней в контакт. Все это позволяет использовать иппотерапию при лечении нарушений опорнодвигательного аппарата, сердечно-сосудистых заболеваний, для восстановления после травм, а также улучшения эмоционального состояния при некоторых психических заболеваниях – аутизме, шизофрении.

    Нижегородские волонтеры возмущены ситуацией с конюшней «Лесные зори», которая находится на улице Лермонтова в Дзержинске. По словам зоозащитников, лошади в конюшне гибнут из-за изнурительной работы и практически полного отсутствия еды и гигиены.

    Волонтеры боролись с этой ситуацией с 2011 года и буквально прошлой ночью обратились к нам. Утром мы поехали на место и ужаснулись, были просто в шоке. Хозяйка конюшни неадекватная. Она пьет, судя по внешнему виду и запаху, который от нее доносился. Животных там не кормят. Из еды мы нашли только гнилую черную шелуху от овса и тухлую картошку. Ни соломы, ни сена, ни моркови нет. А картошка для лошадей – это яд! Им нельзя ее есть. Лошади живут в сарае, который – как после обстрела. Там щели между досок сантиметров по 30, крыши частями нет. Все продувает, животные практически без крыши живут под снегом и дождем. Там остались в живых только две лошади и пони. Бедный пони жил в этом сарае по колено в собственных испражнениях, практически тонул в них. За животными вообще не убирают. Лошади бегают в этом сарае, который, того и гляди, развалится, как только подует ветер. Грязные, истощенные. Это натуральный концлагерь. Она еще и бьет лошадей.По ним это видно. Они ведут себя агресссивно и боятся людей, — рассказала зоозащитница Лара Цаплина.

    Тем не менее, по словам зоозащитников. Состояние лошадей не мешает хозяйке конюшни на них зарабатывать. Как рассказали волонтеры, Екатерина регулярно выводит животных в город, чтобы катать на них людей за деньги. Причем эксплуатирует она не только взрослых особей, но и жеребят, для которых такая тяжелая работа губительна.

    Она просто накрывает лошадей красивой тканью. чтобы не было видно, в каком они состоянии, — отметила Лара.

    Она на них пашет. Катать лошадей можно только с трех лет – ну хотя бы с двух. А у нее была история, что она много часов подряд на День города отработала с 9-месячным жеребенком. В итоге он погиб, — рассказала волонтер Кристина.

    Девушка знакома с конюшней уже давно.

    Я приходила туда помогать, когда только начинала сама заниматься лошадьми, потому что хозяйка вечно просит помощи. Когда узнала ситуацию чуть поближе, поняла, что там все плохо и помогать не стоит. Людям просто плевать на лошадей. Они их не кормят, курят прямо в конюшне, при животных, для которых это очень вредно. На территории еще живут собаки, которые тоже голодают – настолько, что на лошадей набрасываются. При мне была такая ситуация, что, когда лошадь нагнулась, собака вцепилась ей в нос. Потому что они настолько голодные, что им уже все равно, что есть, — поделилась Кристина.

    Волонтеры пытались бороться с ситуацией собственными силами, уговорами, и даже обращались в полицию. Но, по их словам, правоохранители отказывались что-либо предпринимать, ссылаясь на то, что конюшня – это частная территория. Также сегодня зоозащитники обратились в Госветнадзор.

    Как рассказала нам сама Екатерина, Госветнадзор бывает у нее регулярно – каждую весну и осень сотрудники приезжают, чтобы взять кровь на анализ. Мы сходили туда, и на вопрос, не пугает ли их состояние лошадей, нам ответили, что это частная собственность, поэтому их это не касается. – рассказала Лара.

    По словам зоозащитников, большинство животных. живших в конюшне, погибло. Троих лошадей они нашли закопанными за сараем. Сколько их было всего, сказать трудно. Но известно как минимум о восьми.

    Буран, Монтик, Роща, Априэль, Лада, Лейла, Захар, жеребенок от Весты и нерожденные (абортированные) жеребята — вот жертвы этого концлагеря. Это погибшие лошади за последние время, — отметила Кристина.

    Кстати, для тех лошадей, которые остались в живых, волонтеры уже нашли новых хозяев. Но, по их словам, хозяйка приюта категорически отказывается отадвать животных — а дело в том, что близится Масленица и женщина не хочет расставаться с возможностью заработка. Кроме этого, хозяйка конюшни также собирается деньги на содержание животны в своей группе в соцсетях.

    Сама хозяйка конюшни свою вину отрицает. Женщина утверждает, что животные находятся в хорошем состоянии, они сыты и здоровы. А те лошади, которых больше нет на конюшне, не погибли, а были проданы.

    Конюшня находится действительно в плохом состоянии, но лошади в хорошем состоянии. Сытые, довольные. Кормят их каждый день, поят их каждый день. И работать они не работают – они стоят и гуляют в загоне. Мы выходили на них только на Новый год. Больше мы не катаем, никого не обучаем. Это не мой заработок. Я официально работаю, и помимо этого у меня свое ИП. Лошадей раньше было больше, по осени было восемь. Я оставила себе только трех лошадей, все остальные были проданы, — рассказала Екатерина Шувалова.

    Волонтеры с точкой зрения женщины категорически не согласны и готовы отдать все силы, чтобы покончить с «концлагерем». Если понадобится, они готовы даже заночевать в машине рядом с конюшней, чтобы лошадей не вывезли ночью в попытке скрыть следы жестокого обращения. Кстати, как рассказали зоозащитники, после поднявшегося вокруг ситуации общественного резонанса на место приехали сотрудники полиции. Чтобы узнать, будет ли проведена проверка, мы направили в пресс-службу ГУ МВД России по Нижегородской области официальный запрос.

    Наша группа ВКонтакте: последние новости, конкурсы, живое общение. Подписывайтесь!

    Стратегия по развитию коневодства разрабатывается в недрах Минсельхоза и должна быть явлена стране в этом году. Но пока многие уникальные отечественные породы, бывшие гордостью Российской империи и СССР, находятся под угрозой исчезновения. Да и не только породы, но сама отрасль, не вписавшаяся в реалии нового времени, влачит жалчайшее существование — на поддержку конных заводов и табунного коневодства выделяется меньше 200 млн рублей! Ни в армии, ни в сельском хозяйстве лошадь сейчас не нужна, в конном спорте — засилье «иностранцев». О селекции речь вообще не идет — сохранить бы те породы, что еще не исчезли. Не поздно ли мы начли спасать национальное достояние, разбирался «Огонек».

    Наталия Нехлебова, Рязанская область. Фото: Александр Ведерников

    Брэд Питт грустно глядит из-под длинной белой челки. «Орловский рысак, — обозначает его породную принадлежность Родион Калашников, замдиректора Всероссийского НИИ коневодства,— гордость и символ российского коневодства. Он красивый и выносливый, может бежать рысью очень долго. Его любили и крестьяне, и дворяне». Питту пробежаться рысью здесь особо негде. У института нет своей площади для выпаса лошадей. Только две маленькие левады — открытых манежа. Три тысячи гектаров отобрали в 90-е. Теперь частные поля вокруг стоят пустые и голые, а лошади томятся в конюшне. Еще 30 лет назад на этих полях в сочной траве гуляли табуны, принадлежавшие Институту коневодства

    Как будут спасать российских лошадей

    «У нас здесь породы лошадей, которых очень мало осталось в стране,— продолжает Калашников, переходя от одной лошади к другой,— донская, буденновская — на них наша кавалерия и французов победила и немцев, русская верховая — одна из лучших отечественных спортивных пород. А вот терский конь. Зовут Соболь. Эта порода была и офицерской лошадью, и звездой спортивных соревнований. Сейчас на грани исчезновения. Соболь — последнее достижение наших селекционеров. Его получили из семени жеребца, которое было заморожено в 1961 году. Его отец был лучшим представителем породы». Селекционерам института на самом деле работать негде. Опытный конный завод также отняли в 90-е.

    Коричневый конь со щучьим профилем фыркает, когда мы подходим. «Это Лахик аль Рабие — гнедой арабский скакун и рядом Абиир — серая арабская кобыла,— поясняет ученый.— Их несколько лет назад король Саудовской Аравии подарил президенту. Нам их передали сразу по прибытии в аэропорт Шереметьево. Но на баланс этих лошадей мы взять не можем, так как они подарок президенту». Так и живут королевские арабские скакуны в институте на птичьих правах.

    За конюшней в леваде стоят огромные, упрямые советские тяжеловозы — в мире осталось всего 206 кобыл. «Породистый конь — это произведение искусства,— вздыхает Калашников,— и живая история. Триста лет селекции! Страшно представить, что мы все это потеряем просто потому, что они больше не приносят прибыли».

    Скачки лошадей вятской породы на дистанции 1000 метров

    История с опытным конным заводом ВНИИ коневодства — символ забвения лошади в эпоху инноваций в России. В 2000-х он стал частным предприятием ООО «Рязанский конный завод» и начал чахнуть. Два года назад активисты пытались спасти лошадей элитной тракененской породы на этом заводе. Порода в России на грани исчезновения. Хозяева кормили лошадей гнилым сеном с плесенью или не кормили вообще, у жеребят развилась атрофия мышц, начался падеж животных. Погиб последний потомок чемпиона Олимпиады-1972 в Мюнхене. Неравнодушные люди купили несколько замученных лошадей, чтобы спасти их от смерти. В итоге хозяева завода распродали более или менее сохранивших товарный вид тракененов, а самых истощенных пустили под нож. Как конный завод это предприятие больше не существует. И причина одна — убыточно. Разводить спортивных, призовых лошадей совершенно невыгодно. Убыток отрасли за последние годы около 400 млн рублей.

    Горячее таврение лошадей забайкальской породы. Процедура необходима для учета поголовья

    Также в Рязанской области в отчаянном положении Старожиловский конный завод, где создали и разводили русскую верховую породу. Этот готический замок для лошадей — из красного кирпича, с башенками и витражными окнами — спроектирован самим Федором Шехтелем 130 лет назад. Сейчас архитектурный памятник федерального значения постепенно превращается в руины. Внутрь манежа рухнула кирпичная труба, чуть не убив конюха. Область и хотела бы помочь, да не может, потому что памятник федеральный и им должен заниматься Минкульт. Петиции президенту и письма в министерство не помогли. Владимир Демин, заведующий кафедрой коневодства Сельхозакадемии им. К.А. Тимирязева, продал квартиру в Москве, чтобы выкупить и спасти лошадей русской верховой породы, которых здесь разводили. Неподалеку от разрушающегося памятника он построил для лошадей конюшни.

    Поэтому элитных лошадей очень дешево продавали за рубеж, там их использовали для улучшения иностранных пород. Сегодня из 176 конных заводов, существовавших в СССР, у нас осталось 69. Все они перешли в частные руки, и везде уменьшилось поголовье лошадей. Даже кобылы стали меньше и реже рожать жеребят — сказывается отсутствие пастбищ. У многих конных заводов их просто нет. Кроме того, лошадей разводят полторы тысячи мелких частников. И у них примерно половина всего нашего племенного наследия, фундамент которого заложили коннозаводчики-аристократы 200–300 лет назад. С одной стороны, именно этот любительский интерес к лошадям и спасает наши исторические породы от смерти. Но с другой, считают селекционеры Института коневодства, в стране нет единой селекционной стратегии, некоторые любители хоть и занимаются селекцией, но делают это непрофессионально. Это сказывается на качестве наших лошадей.

    Как выживала лошадь вместе со страной — в публикациях «Огонька»

    Породистые лошади — это не просто красиво и статусно. Коневодство может быть прибыльным для страны. Например, США продажа элитных лошадей на аукционах приносит более 1 млрд долларов в год, даже больше, чем торговля скотом. В России же аукционов проводится очень мало — один-два в год. «Поэтому у нас происходит массовый неоправданный импорт лошадей призовых и спортивных пород,— сокрушается заведующий отделом экономики ВНИИ коневодства Валентин Ковешников.— Наши спортсмены в подавляющем большинстве случаев выступают на лошадях из Германии, Голландии, Бельгии, Франции, Англии. И мотивы понятны. Иностранцы в 70 процентах случаев становятся призерами на соревнованиях. Приз президента — главную скачку страны — постоянно выигрывают иностранцы. И дело не в том, что они генетически лучше. Просто они правильно подготовлены».

    Лошади буденновской породы на частной ферме. Животновод Балта Доржиев ловит жеребца для обкатки

    Фото: Александр Ведерников, Коммерсантъ

    В России почти исчезла система подготовки лошадей. Как спортсмен может побеждать без тренировок? В СССР существовали трендепо — отдельные заведения, где лошадей тренировали. Многочисленные конноспортивные школы готовили не только спортсменов, но и лошадей для соревнований. Этой системы больше нет, за редким исключением.

    Коневодов, жокеев, наездников, тренеров становится все меньше. Осталось только одно профессиональное училище, которое готовит подобных специалистов. «У нас, например, прекрасное поголовье русских арабских лошадей,— говорит Валентин Ковешников.— Селекция 130 лет не прерывалась. Но наши спортсмены предпочитают скакать на французских арабах. Некрасивые, корявые, зато скакать натасканы». Отечественных лошадей пока чаще покупают для массового и детского спорта как более доступных по цене.

    Показательные выступления по джигитовке. Наездница Алина Булгакова на лошади карачаевской породы

    «Разводить лошадей у нас в стране могут только те, у кого есть другие предприятия, приносящие прибыль,— объясняет Татьяна Калугина, заместитель директора по животноводству Хреновского конного завода (Воронежская область),— это просто энтузиасты». Хреновской завод основал в 1776 году граф Алексей Орлов. Именно здесь выведена орловская рысистая порода. В 2004 году завод от смерти спас предприниматель. Создал большое сельхозпредприятие по выращиванию сахарной свеклы и молочную ферму. Это один из самых крупных конных заводов в России. Все жеребцы здесь — прямые потомки родоначальника породы Барса Первого. Их родословной 230 лет. Пары и тройки орловских рысаков всегда гарантированно выигрывали забеги в драйвинге (это европейский вид конного спорта, у нас он не развит). Соотечественники, которые могут себе позволить содержать лошадь, в первую очередь стремятся заполучить эту породу. «В год мы продаем примерно 70 лошадей,— рассказывает Татьяна.— Родители детям покупают, для охоты их берут. Орловскую породу мы спасли, можете не волноваться».

    От всех других арабских лошадей они отличаются сочетанием двух качеств — сногсшибательной восточной красотой и необыкновенной выносливостью. Все остальные арабы — либо красивые, либо сильные. Наши же не только фантастически изящные лошади, но еще и скачут хорошо. Начиная с 50-х годов Советский Союз зарабатывал большие деньги на своих арабах. Один из жеребцов был продан в США за миллион долларов, другой в Бразилию за 3 млн. Лошадь, купленная у нас, была признана национальным чемпионом США и Канады. Потомки наших арабов главные призеры скачек и выставок во всем мире. Российские арабы имеются в 50 странах. Причем особенно их любили на родине арабских скакунов в Арабских Эмиратах, а также Иране и Омане. В Великую Отечественную войну сотрудники Терского конного завода жертвовали своей жизнью, чтобы спасти этих лошадей. Ценой невероятных усилий они эвакуировали их и спасли породу. Чуть не исчезла она уже в 2000-х. Лошадей было нечем кормить. Земли Терского завода распродали. Спас все частник в 2007-м. Терский конный завод содержится за счет производства зерна. Сейчас здесь 305 русских арабов. И их продают в Иран (в 2015-м иранцы купили 47 лошадей), Китай, Польшу, Германию, Австрию, Казахстан…

    Как лошади помогают в научных исследованиях

    Но конному заводу это все равно не приносит прибыль. Арабскую лошадь нужно не только вырастить, но и потратить деньги на ее испытание. То есть на участие в скачках на ипподромах. Это необходимо для селекционной работы. Испытания должны пройти и скаковые, и рысистые, и призовые породы. В сезон с мая по сентябрь скачки проводятся каждую неделю. Завод платит ипподрому за возможность «испытания» каждой лошади, за простой в конюшне ипподрома. Призы же — даже за первые места — не покрывают расходов. Поэтому количество наших лошадей, которые участвуют в скачках и забегах, ежегодно уменьшается. Например, в 2018 году терские арабы участвовали в скачках 115 раз и из них 62 раза заняли призовые места. Заработали они 300 тысяч рублей, тогда как участие одной лошади в забеге может обойтись в 100 тысяч. Русские арабы не могут выступать со своими тренерами на международных соревнованиях — у нас нет системы лицензирования тренеров и жокеев. «Наши лошади даже в международном рейтинге участвовать не могут,— признается Ольга Новикова, главный зоотехник Терского конного заводы,— потому что Россия не представлена ни в одной международной конной организации. Их покупают и там уже с иностранными тренерами они выигрывают скачки. А у нас здесь бытует мнение, что отечественные лошади ничего выиграть не могут».

    Лошади донской породы на утренней зорьке

    За рубежом конные заводы получают серьезные отчисления от ипподромов за участие в скачках, кроме того, они зарабатывают на тотализаторе. «У нас национального конного тотализатора нет,— рассказывает Валентин Ковешников, заведующий отделом экономики ВНИИ коневодства,— а это основная экономическая составляющая конного спорта в мире. Отчисления от тотализатора получают государство в виде налогов, непосредственно ипподромы и коневладельцы. Это приносит деньги стране и позволяет коневодству развиваться». У нас конный тотализатор пытаются создать с 2011 года. Было создано ОАО «Российские ипподромы», которому передали все ипподромы в стране. Эта организация должна была заниматься развитием ипподромов, коневодческой индустрии и созданием национального конного тотализатора. Между тем многие ипподромы до сих пор убыточны, а системы тотализатора нет.

    «Видимо, такое время настало, время есть лошадей, а не любоваться ими»,— мрачно иронизируют коннозаводчики. Сейчас у нас табунов даже больше, чем в СССР. Это прибыльно. Аборигенные породы — не выведенные, а существовавшие в природе,— пасутся круглый год сами. Например, бурятская порода сейчас очень популярна в Сибири. Для них не нужно закупать корма, содержать в конюшне. Здесь есть и селекционные успехи. За последние годы выведено две породы мясных лошадей — приленская и мегежекская. Это укрупненная лошадь на базе якутской местной лошади. Она выдерживает сильнейшие морозы, пасется всю зиму.

    Минсельхоз о таком отчаянном положении дел знает. Недавно было проведено закрытое совещание. Коннозаводчикам и ВНИИ коневодства дано указание создать стратегию развития отечественного коневодства. «Нам необходимо дотации на племенных лошадей поднять,— считает Валентин Ковешников,— сейчас дают 4–5 тысяч рублей на кобылу в год. И то если у вас их больше 20. А у большинства коннозаводчиков их всего 6–5. Нужно поддерживать частных инвесторов, увеличить дотации на призовые суммы на соревнованиях, расходы на испытания». Коннозаводчики особенно на будущую стратегию не надеются. «Были у нас уже похожие документы,— говорят они,— на деле ничего не работает. Будем справляться своими силами, если государству породистые лошади не нужны».

    Советский тяжеловоз. Эта порода на грани исчезновения

    Многие породы российских лошадей исчезли безвозвратно. Это воронежский битюг, орлово-ростопчинская и терская породы, на грани исчезновения русский, советский и владимирский тяжеловозы и в том числе донские лошади.

    Павел Мощалков — в прошлом шахтный строитель, а сейчас коннозаводчик — один из немногих, кто спасает дончаков. Селекцию дончаков начал атаман Матвей Иванович Платов, открывший первый конный завод в задонских степях в 70-х годах XVIII века. После Отечественной войны 1812 года донские лошади, великолепно проявившие себя в боях, стали основой русской кавалерии.

    Создатель и владелец конного завода имени комдива П.И. Мощалкова Павел Мощалков с жеребцом донской породы по кличке Гена

    «Донские лошади отличаются потрясающей выносливостью,— рассказывает Павел Олегович.— Они могут преодолевать очень длинные дистанции, пройти за сутки 300 километров. Сначала я купил одну лошадь. Потом узнал, что порода умирает. Стало ясно — необходимо что-то делать. В мире осталось всего 200 донских кобыл. Это катастрофа для породы! Но я дилетант. Учусь каждый день на собственном опыте». В 2010 году Павел Мощалков создал конный завод в Московской области и дал ему имя своего деда Павла Мощалкова, командовавшего во время Великой Отечественной войны дивизией. Именно дед впервые посадил 3-летнего Павла Мощалкова на коня.

    Сейчас у Павла Олеговича более 40 призеров и 8 абсолютных чемпионов международных конных выставок. Практически все деньги, которые зарабатывает семейное предприятие Мощалковых в Москве (им руководит дочь коннозаводчика), уходят на содержание лошадей. «Моя дочка шутит,— говорит он,— хороший же я предприниматель, если даже на ремонт собственной квартиры приходится брать кредит в банке». Для популяризации породы Павел Мощалков совершил три конных похода: в 2012 году Москва — Париж, в 2015 году Москва — Берлин, в 2018 году Москва — Прохоровка. В парижский поход коннозаводчик отправился через два месяца после онкологической операции.«Мы год к походу готовились,— говорит он,— никакой рак этому не мог помешать». В Германии наши дончаки приняли участие в местном крупном конном празднике на старейшем конном заводе Германии. Немцы были потрясены,что лошади в отличной форме после тяжелого перехода. Теперь донских лошадей покупают любители не только из нашей страны, но и из Германии, Голландии, Австрии, Китая. В планах: в 2020 году добраться на дончаках до Пекина.За полгода лошади пройдут 11 тысяч километров. Это будет абсолютный рекорд конных пробегов. Им предстоит преодолеть степи, леса, горные перевалы и пустыню. Павел Мощалков не сомневается в успехе: «Только наши донские лошади на это и способны».

    Жители села Хомутово Иркутской области обратились в прокуратуру и полицию — они пожаловались на национальную конную игру кок-бору. Ее еженедельно проводят неподалеку члены местной киргизской общины. По словам сельчан, во время соревнований лошади получают серьезные увечья и умирают, при подготовке их мучают, заставляя по два часа стоять с поднятой головой, а погибших коней предлагают в приют на корм собакам. «Известия» обратились за подробностями к жителям Хомутово, представителю диаспоры, юристам и ветеринарам.

    Жесткий мужской спорт

    Кок-бору — древняя игра кочевников, распространенная среди жителей Средней Азии. Она похожа на поло, только вместо мяча — туша козла или молодого бычка. В русском языке состязания называют козлодранием.

    Козла забивают прямо перед игрой и используют как снаряд. Он весит 30–35 кг. Игроки делятся на две команды. Их задача — завладеть тушей и забросить в «ворота» соперника — тай-казан. Как и в поло, здесь есть четкие правила, хотя в современном виде они появились только в 1996 году. Регламент определяет количество участников, игровое время, ход игры и штрафные санкции.

    Любители кок-бору признают, что это довольно жесткий вид спорта. В борьбе за козла наездники на лошадях сбиваются в кучу, преследуют и атакуют друг друга, падают и ушибаются. Международные правила игры разработаны так, чтобы уменьшить травмы и несчастные случаи, в том числе у животных. Необходима специальная амуниция, нижние суставы лошадей защищают накладками из кожи или брезента. К тому же участникам категорически запрещается таранить соперников на скорости и ставить коней на дыбы.

    Игроки во время матча по кок-бору

    Возле села Хомутово в Иркутской области игры кок-бору проходят примерно раз в неделю. Участники — в основном из местной киргизской диаспоры — съезжаются не только из ближайших деревень, но даже из Иркутска. Иногда к ним присоединяется местная молодежь. Это полностью мужской спорт — играют только мужчины и только на жеребцах. Смотреть может кто угодно, в том числе дети.

    Жители Хомутово, наблюдавшие за кок-бору, сомневаются, что игры проходят по правилам. Тренер по конному спорту на местном ипподроме Марина Мельникова видела всего одно состязание и зареклась приходить снова.

    «Был большой праздник, я шла с предвкушением зрелища. Больше ноги моей там не будет. Во-первых, они абсолютно не подготовили площадку. Всё происходило в открытом поле, там валялся мусор, скомканная колючая проволока. В процессе игры лошади на нее налетали, рвали себе ноги — это было ужасно. Во-вторых, наездники вообще не жалеют коней в этой игре, им важно добиться результата. Животные бегают с задранной головой, рвутся рты, жесткие повороты, лошади друг на друга наскакивают. Кошмар», — рассказала она «Известиям».

    По ее словам, жеребцы были плохо экипированы и не готовы к игре: не все подкованы или подкованы плохо, с самодельными уздечками и трензелями (металлические удила во рту). «Трензель сделан из каких-то железяк. У наших спортивных лошадей удила гладкие, дутые, чтобы не причиняли боль. У них там как будто большие гвозди, ржавые и загнутые. Это совершенно ненормально», — отметила Мельникова.

    Сельчанка Ксения Романенко часто проезжает со своим конем близ поля, где играют в кок-бору, но старается держаться подальше. Происходящее пугает и ее, и животное. «Лошадей очень сильно калечат. Страдают ноги, спины, а плетками их бьют так, что следы остаются. Делают бичи из каких-то шлангов и чем-то перематывают — они сильно бьют. Когда загоняют коней в речку, они падают и захлебываются. Игроки прямо толпой друг на друга животных натравляют, чтобы отбить этого козла. У лошадей постоянно порваны или стерты рты из-за того, что их сильно дергают на себя. Да и всадники нелегкие, некоторые за 100–120 кг (вес наездника не должен превышать 70–80 кг. — Прим. ред.)», — поделилась девушка.

    Лошади во время соревнований по кок-бору

    Председатель киргизской диаспоры — иркутской областной общественной национально-культурной организации «Единение» — Эрмамат Турганов сравнил игру с боксом, боями без правил и футболом, где спортсмены тоже нередко травмируются. Он подчеркнул, что во время состязаний лошади серьезных увечий не получают. «Кони хорошо подготовлены. Если только случайно падают — зимой или под дождем, когда скользко. В обычные дни вообще травм нет, это просто рассказы. Думаете, если бы всё было так жестоко, кок-бору проходил бы в рамках Всемирных игр кочевников? Приезжайте и сами посмотрите», — сказал он изданию.

    По словам Турганова, у киргизов особое отношение к лошадям как у бывшего кочевого народа. «Конь для киргиза — как второе дыхание, второе крыло. Ни один киргиз не может жить без коня. Мы очень любим этих животных и относимся к ним с большим уважением. Даже те, кто живет в городах и благоустроенных квартирах, всё равно часто держат лошадей в деревнях. Для киргизов это даже лучше, чем автомобиль», — пояснил председатель диаспоры.

    Подготовка или пытка

    Тревогу у местных любителей лошадей вызывает не только сама игра, но и подготовка животных. По национальной традиции их привязывают так, чтобы голова была запрокинута наверх, а копыта едва касались земли. Это объясняют тренировкой мышц: мол, таким образом у лошадей «качается» пресс и спина. Они должны стоять в этом положении полтора-два часа в день. Всего, отметил Турганов, подготовка жеребца к кок-бору занимает от нескольких месяцев до полугода. «Игры идут два-три часа, лошади всё это время на ногах, они должны быть к этому готовы», — объяснил он.

    Жительница Хомутово и держательница лошади Оксана Литвинова рассказала, что и спортивных животных иногда готовят сурово. «Мы тоже довольно-таки длинные дистанции скачем. Некоторые культуры так же жеребят растят: шею вытягивают, яму в земле роют, им приходится стоять враскоряку, чтобы шея длиннее была. Я против этого, но черт возьми, это национальность. Для меня это шок был дикий, я даже чуть не плакала, когда увидела. Но, с другой стороны, я тоже заставляю свою лошадь по 8 км скакать — можно сказать, жестоко. Но у нее хоть выбор есть — бежать или не бежать, а вот если тебя к столбу привязали, то уже никуда не свинтить», — рассказала Литвинова.

    Другие хозяева лошадей из Хомутово пояснили изданию, что стоять в таком положении для коня — огромное напряжение. «Это как если бы человек два часа на носочках стоял. Животное бедное аж трясет, там конвульсии начались уже. Мы пытались однажды поговорить с хозяином: мол, зачем вы это делаете, разве не видите, что у лошади уже мышечные спазмы? Нет, говорит, у нас такая подготовка. Это не подготовка, а издевательство», — возмущается Марина Мельникова.

    «Известия» обратились за консультацией к ветеринару. По словам ветврача Алины Слабуновой, позиция с приподнятой головой в конце концов приведет к проблемам со спиной у жеребцов. «Позвонки перетираются, и их остистые отростки могут срастаться друг с другом, когда животное постоянно стоит или бегает вверх головой. Это вызывает боли в спине, а при защемлении нерва может быть и хромота. «Качать» спину лошади нужно иначе: чтобы она опускала голову и вытягивалась вперед. В этом случае мышцы спины хорошо разогреваются и правильно работают», — пояснила она.

    Древняя игра кочевников кок-бору

    Жители Хомутово и ближайших сел уверены, что кони у игроков кок-бору долго не живут и время от времени погибают после состязаний. Волонтер приюта для животных «Дорога к дому» в деревне Талька Дарья Чудновская сообщила «Известиям», что организации несколько раз предлагали мертвых лошадей на корм собакам. «Конкретно, конечно, мне не говорили, что эти кони с данной игры. Но так как мы все тут рядом живем, то знаем, кто чем занимается. Ни разу мы не брали этих лошадей у них. Хоть и с едой проблемы. Чтоб хоть задумывались, куда потом девать трупы», — рассказала она. Представители киргизской диаспоры не подтвердили эту информацию.

    Играть по правилам

    Игры кок-бору проводятся возле Хомутово около трех лет, но в администрации муниципального образования ничего об этом не знают, выяснили «Известия». «Первый раз слышу», — сказал представитель местных властей в ответ на вопрос издания.

    Между тем жители села уже обратились в полицию и прокуратуру. Юрист Наталья Филимонова отметила, что хозяевам лошадей грозят как минимум административные штрафы за жестокое обращение с животными. Коней, добавила она, привозят фурами в деревню Поздняково (входит в Хомутовское муниципальное образование). «Они стоят в отдельной заброшенной конюшне, привязанные головой вверх. Жеребцов скупают за небольшие деньги, мы уверены, что они не привиты и не прошли санитарную обработку. Запросили проверку ветслужбой, дальше будет действовать исходя из заключения ветеринаров», — отметила она.

    Фото: личный архив Н. Чернавской

    Шестнадцать лет назад Наталья Чернавская променяла город на село и ни разу об этом не пожалела

    Как действительно любить свою работу? Такое возможно, когда твое хобби становится источником заработка. Жительница Гурульбы Наталья Чернавская променяла город на село и ни разу об этом не пожалела.

    Владелица лошадей рассказала корреспонденту «Информ Полиса», как так получилось и какие существуют нюансы в работе с лошадьми.

    Из города в деревню

    С самого детства наша героиня Наталья Чернавская была неравнодушна к лошадям. Как и все дети, любила этих благородных животных, но никогда не думала, что работа с ними станет делом всей ее жизни. Когда Наталье было 19 лет, она вслед за мужем покинула город и решила жить на селе.

    — Попросту надоело там жить. Как раз подвернулся участок. И спустя столько лет я ни разу не пожалела, что приняла такое решение. Это любимое дело и свежий воздух, — рассказывает Наталья.

    Сейчас их знает вся Гурульба, а когда-то они с супругом начинали с небольшого хозяйства: корова, коза, гуси, куры. Затем возникла идея взять первого помощника в деревне — коня. Спустя время знакомый отдал семье двух кобыл, так как держать их было негде. Хозяйство начало разрастаться как на дрожжах: кобыл меняли на коров, покупали жеребцов. Некоторые лошади им не принадлежат: друзья взяли, а держать негде, вот и отдали в табун. Помимо непарнокопытных в хозяйстве есть шесть коров, 22 козы, три гуся.

    И тут мечта женщины сбылась: ее муж-казак научил ее ездить верхом.

    — Проедусь раз в неделю и на этом всё. Но когда я родила второго ребенка, то очень сильно располнела, а поскольку фитнес «не про меня», начала больше времени уделять езде верхом, — продолжает она.

    На тот момент как раз «заездили» молодую кобылу, и с ней нужно было ежедневно работать. А как мы знаем, верховая езда неплохо расходует лишние калории, что и поспособствовало приведению фигуры Натальи в норму.

    Кстати, с супругом Сергеем они познакомились благодаря лошадям. В тот судьбоносный день Наталья выбралась с друзьями на пикник. Там она изъявила желание прокатиться на лошади. Сергей оказался именно тем, кто предоставил коня.

    «Хотя бы не в минус»

    Однажды к ним приехали друзья с севера, и муж попросил Наталью показать гостям красоты местной природы. С тех пор прошло шесть лет, а они до сих пор занимаются туристическими прогулками на лошадях. И в этом бизнесе, как и в любом другом, есть свои подводные камни.

    Работать с животными всегда сложнее. Это постоянная головная боль по поводу корма, заготовки сена, да и коней без присмотра не оставишь.

    — По стоимости сейчас вышли на уровень «хотя бы не в минус». Первое время было достаточно затратным. Как говорит мой муж, конь ест все время, а туристы то они есть, то их нет. То есть чисто конным туризмом не заработаешь, — объясняет наша героиня.

    Такой табун очень дорого обеспечивать кормом, к тому же, чтобы держать всех дома, нужна большая площадь. Поэтому все кони находятся на выпасе в полях. Однако на одном подножном корме не продержишься, поэтому приходится пригонять табун и подкармливать сеном и овсом.

    Именно из-за больших затрат конный туризм — это не единственный заработок в семье. Они сдают дом, продают говядину и козлятину, да и у Сергея пенсия по выслуге лет (он бывший гаишник). Что касается расходов, то порой они просто феноменальные. Например, в первый день ноября в семье коневодов случилось горе: сгорело все сено, заготовленное на зиму.

    — 31 октября закончили покос, все вывезли, скидали. Буквально через пять часов загорелся сеновал. Специально ждали и подожгли сеновал. Вместе с ним сгорели три стайки. Сейчас пытаемся восстановить. Тогда же мы открыли сбор средств. Спасибо людям, если честно, даже не ожидали. Из разных городов присылали помощь. Сейчас взяли сено на ползимы, восстанавливаем загоны, — рассказывает героиня нашей статьи.

    Катать людей на конях — дело достаточно рисковое. Все-таки кони пугливы по своей природе, а падения с них травмоопасны. По этой причине Наталья предпочитает беспородных лошадей. А все дело в темпераменте. Как правило, кровленые кони более нервные, а беспородные попроще, оттого и за туристов спокойнее.

    — Лошадь должна быть спокойной, послушной, желательно не очень быстрой, добродушной. Одна из сложностей при прогулках больших групп — не все лошади «контачат» между собой. У них же все как у людей: есть лидеры, есть дружащие со всеми, а есть и те, которых все гоняют. Здесь главное — правильно расставить всех. Так, чтобы ни у кого не было даже попытки укусить, обогнать или лягнуть соседа, — объясняет наша героиня.

    Большинство лошадей в хозяйстве Натальи ориентированы на человека — с малых лет их приучают идти на контакт. Как правило, кони порезвее идут исключительно под опытных всадников. Правда, иногда случается, что для большой группы не хватает лошадей, тогда приходится брать резвых.

    — Но их ведем сами. Бывает, конечно, что испугается чего-нибудь, это же лошадь. Но есть пять-шесть голов, в которых я уверена: они не подведут, будут вести себя хорошо с новичками-туристами. Они настолько спокойные, что на них можно фотографироваться: стоя на одном коне, на двух и, если позволит растяжка, на трех. Одного коня даже научили вставать «на свечку» по команде, — рассказывает хозяйка большого двора.

    «Кричать от восторга»

    В среднем туристический маршрут длится от часа. За это время новички успевают выйти из деревни, подняться на гору, прогуляться по склону и полюбоваться открывающимся видом. Между тем опытные всадники ездят в поля.

    — Там даже самые стеснительные, переходя на галоп, начинают кричать от восторга, — отмечает Наталья.

    А компанию туристам и Наталье составляют собаки: кавказская, среднеазиатская овчарки и, самое интересное, три русских борзых.

    — Нам их подарили. Теперь они с нами на прогулках носятся. Правда, по лесу с ними страшно ехать, могут на скорости врезаться в дерево, — с улыбкой говорит она.

    Помимо туризма Наталья с мужем занимаются джигитовкой. Это скачка на лошади, во время которой наездник выполняет гимнастические и акробатические трюки: спрыгнуть с коня и на ходу запрыгнуть, проехаться стоя или вися сбоку лошади.

    — В основном джигитовкой занимаются молодые люди — ученики мужа. Они неоднократно занимали призовые места на республиканских казачьих фестивалях. Мы с подругами тоже пробуем джигитовать. Правда, на шагу и рыси, на галопе страшновато, — отмечает женщина.

    С наступлением зимы начинается пора катания в санях.

    — На днях собираемся открывать санный сезон. А попутно еще двух жеребцов, моих любимчиков, обучим ходить в санях. Еще в прошлом году начинали обучение, так что в этом просто напомним «мальчишкам» что да как, — говорит она.

    Лошадиные истории

    Первой лошадью Натальи стала кобыла Веста, что и затянула ее в конный мир.

    — Она была помесью орловского рысака. Именно на ней я поняла, что такое ощущение полета. Хотя сначала я считала ее вредной и хитрой «дамочкой». Именно с нее я впервые упала. Поленилась затянуть седло, думала, доеду, седло съехало назад, она запрыгала, я и свалилась. Зато хороший урок получила. К несчастью, несколько лет назад ее застрелили, оставив на месте преступления лишь голову, шкуру и двухдневного жеребенка. Несмотря на все наши старания, его не получилось выкормить, — с горечью говорит она.

    Зато удалось спасти другого жеребенка. Теперь малышка Занди встречает пришедших туристов.

    — Ее мать сбил таксист. Она осталась сиротой в двухмесячном возрасте. Общими усилиями ее удалось выкормить. Сейчас это маленькая лошадка со своим непростым характером. Она стояла во дворе с жеребцом Алтыном и теперь постоянно с ним. Он ей вместо папы, наверное. Ревностно оберегает его от других кобыл. Как только они к нему приближаются, Занди сразу пытается их лягнуть.

admin

Наверх