Как собрать лошадь в сборе

СОБРАТЬ ЛОШАДЬ, ПОДСОБРАТЬ ЛОШАДЬ

Сбор состоит в подведении задних ног лошади под туловище и сдаче головы в затылке при слегка приподнятой шее. Всадник «собирает» лошадь, усиливая давление шенкелей и одновременно слегка набирая повод и подавая свой корпус от поясницы вперед. Во время движения степень сбора меняется в зависимости от ширины аллюра: на более коротких «собранных» движениях сбор усиливается, а при более широких — несколько уменьшается. Однако легкий упор лошади в повод должен сохраняться при любой степени сбора.

Сбор- это идеальное состояние гармонии между лошадью и всадником.

Что бы этого достигнуть, сначала нужно научиться подсобрать лошадь, то есть уметь опускать нос лошади вниз по отвесу, и на разных аллюрах сохранять данное положение головы лошади.

Данное упражнение делается без помощи вспомогательных средств, в виде: шпрунтов, шамбонов, развязок и т.д. иначе смысл, суть сбора полностью теряется.

Как собрать, подсобрать лошадь.

Лошадь должна быть размята и разогрета, это оптимально сделать, отработав лошадь на корде с помощью развязок в среднем 10 мин в каждую сторону на рыси.

Подсоберать лошадь начинаем на учебной рыси с помощью полуодержек.

Рекомендуемые упражнения, которые вам помогут подсобрать, собрать лошадь:
1. Работа над постановлениями.
2. Прохождение углов манежа.
3. Работа лошади на один и два повода.
4. Работа на вольтах, восьмерка и серпантине (переложить лошадь с повода на повод).

Когда лошадь начинает опускать вниз голову, не забывайте хвалить лошадь, оглаживать лошади, давать ей сахар.

Запомните, лошади, тем более молодой, тяжело долго держать сбор. Сбор требует от лошади сильных физических затрат.

Все вышеприведенные упражнения должны делаться с постоянными переходами в шаг.
На шагу вы даете, лошади повод, что бы она опустила и вытянула шею. С помощью вытягивания шеи лошадь снимает мышечное напряжение. Достаточно прошагнуть половина круга, что бы с новыми силами продолжить тренировку.

В феврале этого года Елена Владимировна Петушкова в течение двух дней проводила занятия со спортсменами КСК «Комарово». То, что мне удалось запомнить из увиденного и услышанного там, я постаралась записать. Надеюсь, что для многих эти наблюдения окажутся интересными.

Автор: Наталья Аверкова, журнал Кони Петербурга

Лошадь всегда должна идти просторным шагом: и едва выйдя из денника, и когда устала после работы. Для этого с брошенным поводом ее посылают ударом совершенно расслабленного шенкеля, — это не пугает лошадь, т.к. если шенкель не напряжен, то и лошадь не напрягается. Может быть, в начале она зачастит, пойдет иноходью или поднимется в рысь — это не страшно, но с рыси ее надо сразу перевести в шаг посредством уклона корпуса назад. Так как лошадь идет с опущенной головой и вытянутой шеей, то шаг очень скоро станет просторным, хотя, может быть, немного более частым, чем хотелось бы.

В данном случае, при посыле, и всегда, когда применяется воздействие средствами управления (шенкель, повод), их сила должна быть такова, чтобы реакция лошади была ощутимой, а воздействие на лошадь в свою очередь коротким и редким. В случае с шагом, как только движение начинает угасать, сразу следует новый толчок свободным шенкелем, достаточно сильный, чтобы реакция лошади была ощутимой и следующий толчок был бы необходим не раньше, чем через 5 — 6 шагов. Вскоре лошадь поймет, что все эти сильные воздействия требуют шага и приучится ходить просторным шагом всегда, что дает: а) гимнастику, размахивая лошадь, и б) основу для прибавленного шага.

Итак, лошадь идет энергичным просторным шагом, чутко реагируя на свободный шенкель, не напрягаясь. Теперь ее собирают с помощью полуодержек. Воздействие на лошадь производится так же, как и когда мы переводили ее с рыси на шаг: т.е. повод если включается, то — в последнюю очередь, а если лошадь сокращается лишь от воздействия корпусом, то не включается вовсе. Это дает при дальнейшем развитии чувствительности лошади мгновенный переход с более широкого в более собранный аллюр одним лишь уклоном корпуса, что позволит лошади сохранить импульс и равновесие, гарантируя нас от напряжений, могущих возникнуть от сопротивления на повод.

Шенкеля не толкают, а сжимают лошадь, корпус всадника откидывается назад поначалу очень сильно, всадник почти ложится на круп, при этом пару шагов лошадь идет короче, чем вообще нужно, после чего всадник вновь садится глубоко в седло и толкает лошадь шенкелем. От толчка шея у лошади поднимается, повод провисает, всадник выбирает слабину. Далее, если нужно еще собрать лошадь, следует толчок шенкелем, и если после этого лошадь пошла шире или чаще, следует новая полуодержка. Таковы действия на всех аллюрах. Полуодержки производятся лишь тогда, когда лошадь поставлена абсолютно прямо. На вольту 20 м лошадь держат прямой.

Выработка затылка
Лошадь ставится на максимально короткую не собранную рысь, почти шаг, движения свободные, редкие, не энергичные. Аллюр дает, однако, некоторую инерцию, благодаря которой всадник может все внимание уделять работе поводом, не посылая шенкелем лошадь. Работой одного повода лошади придается постановление. Повод должен только указать лошади что делать и сразу прекратить воздействие (т.е. нельзя держать постановление, натягивая внутренний повод рукой все время). Воздействие поводом в данном, как и в прочих случаях, по силе должно быть достаточным, чтобы реакция лошади была ощутимой, т.е. ощутимо действовать всякий раз, как лошадь утрачивает постановление, и, как только реакция достигнута, повод прекращает свое действие (отдается). Внешний повод при этом держит шею прямой. Сначала у лошади подается в сторону нос, потом отбирается челюсть, постепенно затылок и шея поднимаются вверх. Не следует только углы проходить с обратным постановлением. Степень постановления должна быть такой, чтобы лошадь могла держать шею и корпус прямо, не сваливаясь, и увеличиваться постепенно по мере разработки затылка от занятия к занятию. После езды с постановлением по прямой, следует ехать по серпантину: сначала весь серпантин с одним постановлением, потом меняя его при переходе с петли на петлю; и это как с прямым постановлением, так и с обратным, то же — на вольтах.

Эти упражнения еще и уравновешивают лошадь. Впоследствии езда с постановлением и его переменами производится также на галопе и контргалопе. Все это приучает всадника во всех случаях меньше работать внутренним поводом, не тянуть его, а использовать лишь для придания лошади постановления.

Подъем в рысь с собранного шага.
Размахивая лошадь на шагу, мы приучаем ее под воздействием шенкелей продолжать идти шагом. Чтобы первые шаги рыси после шага не оказались слишком широкими или частыми, подъем в рысь не должен быть резким. Для этого лошадь посылают в рысь не одним толчком шенкеля, а тремя быстро следующими один за другим: два первых подготавливают лошадь, а третий используется собственно для подъема в рысь, это делает переход отчетливым и плавным. Повод не меняется.

Конечно, равновесию и подведению зада способствуют боковые движения, которые должны входить в разминку.

Итак, мы достигли рыси на редких движениях и хотим ее расширить. Делается это посредством тех же полуодержек. Толчок шенкелем, далее, если движения стали частыми или лошадь растянулась, — полуодержка, отдача повода, посыл. Повод отдается вперед и вверх по гребню шеи и сопровождает естественные движения головы и шеи лошади, не препятствуя им. При переходе в собранную рысь тоже используется полуодержка, при этом не грех воспользоваться стенкой, направляя на нее лошадь, чтобы она сама сокращала аллюр. Вообще же, при полуодержке в процессе выездки корпус всадника может подаваться назад очень сильно, чтобы пару шагов лошадь прошла короче, чем нужно. Впоследствии она будет сокращаться от самых незначительных уклонов корпусом. Еще раз подчеркиваю, что полуодержка делается за счет уклона корпуса, а повод, если и включается, то в самый последний момент.

Лошадь должна держаться прямо, нужно приучить ее подниматься в галоп под действием внешнего повода, и вообще, на галопе и боковых движениях повод всегда действует внешний. Чтобы уравновесить лошадь, а также отучить всадника тянуть за внутренний повод рукой, следует оглаживать время от времени лошадь со стороны внутреннего повода. Ездить галопом следует вообще без постановления или даже с обратным, а контргалопом — с прямым постановлением (на тренировках), кроме того: как на галопе, так и на контргалопе можно работать с переменой постановления (как это описано в разделе «разработка затылка»). Если перемену постановления производить плавно, обязательно с отдачей противоположного повода, перемен ноги удастся избежать.

Первым упражнением для развития гибкости является уступка шенкелю. Чуть-чуть отводится перед лошади от стенки, затем ее посылают одним внутренним шенкелем (может быть, даже отставляя внешний), сохраняя ритмичность и добиваясь сгибания и подведения зада. Потом то же упражнение делается по диагонали сначала на шагу, потом на рыси, — максимально короткой, также как и при разработке затылка, — чтобы лошадь успевала подумать, куда ставить ноги.

Это упражнение, кроме того, учит лошадь выносить внутреннее плечо на принимании. Если упражнение непонятно лошади, следует сделать повороты на заду и переду, но не целиком, как элемент, а непременно разбив их на отдельные шаги. Лошадь сделала шаг — похвалить, постоять, потом еще шаг и т.д. Потом на шагу также по одному шагу двигать перед, зад, перед, зад попеременно. Если при этом лошадь передом или задом идет хуже, то следует подряд два раза сделать соответственно шаги задом или передом.

Нужно помнить, что принимание раскладывается на постановление, сгибание и движение вбок. Если оно не выходит, то сначала просто проедем с постановлением. Постановление всегда придается лошади заранее, за пару метров до того, как от лошади потребуют исполнения элемента. Потом на той же траектории следует делать принимание. На принимании действует только внешний повод, его действие направлено вниз, кроме случаев, когда надо поправить затылок. Если лошадь не держится на принимании, а сделав несколько шагов вбок, далее бежит просто по диагонали, следует перевести ее на вольт, причем, если принимание было направо, то вольт делать направо, сохраняя правое постановление и небольшое сгибание, но так, чтобы лошадь не вываливала зад наружу, а лишь сильнее подводила его под корпус и с вольта сразу продолжать принимание.

ИСПРАВЛЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ОШИБОК

Как для подъема шеи, так и для преодоления сопротивления на повод, применяются полуодержки, заставляющие лошадь саму поднимать перед от посыла и уклонов корпуса всадника, что исключает сопротивление действию повода. Но аллюр, с которого начинают работу, должен непременно характеризоваться редкими, свободными движениями, они могут быть неэнергичными, сонными, но непременно редкими и свободными.

Если лошадь напрягается, ее непременно нужно успокоить, поездив тихим шагом с брошенным поводом или также с брошенным поводом, но на короткой рыси поездить по серпантину, управляя лошадью уклонами корпуса и разворотами плеч. Если лошадь подставляет челюсть и обычный перевод повода не дает результата, стоит делать упражнение на смягчение рта. Например, лошадь не собирается, а подставляется, значит, до сбора, пока она внизу, сначала надо добиться сдачи в челюсти, а потом уже сбора, можно на одном мундштуке без трензеля поработать с постановлениями, при этом, по мере подведения зада, шея сама будет подниматься. Кроме того, можно (уже с трензелем) при езде по прямой работать долго поводьями по очереди: сначала одним, пока не сдаст, может быть даже до постановления, затем другим.

— Описание сбора.
— Что происходит на самом деле.
— Искусственное равновесие.
— Сгибание в тазобедреном суставе.
— Брюшные мышцы.
— Подъем основания шеи.
— Нет такого понятия как «рамка определенного уровня».
— Использование повода для расслабления челюсти.
— Рысь, как средство постановки лошади в повод.
— Сбор на рыси.
— Признаки сбора и причины ошибок.

Если вы начали читать эту статью не ознакомившись предварительно со статьей » Natural and Natural+», Я настоятельно рекомендую вам потратить несколько минут и прочитать упомянутый раздел. Если же вы решите этого не делать, то вы просто не поймете меня, потому что под «натуральным» мы будет подразумевать разные вещи. Вы лучше поймете меня, если это сделаете.

Что же это за такая неуловимая вещь под названием сбор? Мы все говорим о нем, но что же мы имеем ввиду? Мы живем на одной планете или в параллельных мирах?
Сбор можно описать по-разному. Если вы почитаете Подхайского и Мюзелера, вы увидите, что у них имеется два разных определения сбора, которые не сопоставляются друг с другом.

Подведение под корпус.

Один из этих признаков — лошадь подводит задние ноги под корпус и поднимает шею. Одно из самых распространенных изображений стадий сбора, изображенное в их книгах (трудно сказать, кто поместил его первым).

Разные степени сбора (левада не показана).

Лошадь из остановки переходит в леваду (здесь не приведено), которая характеризуется большим подведением копыт задних ног и подъемом переда. Самое странное, что на этом рисунке лошадь изображена в движении только на пиаффе. А другие изображения показывают стоящую лошадь или лошадь вставшую на дыбы. Мне кажется, это не очень хорошо показывает «сбор в движении». А сбор — это движение.

Шаг короче и выше.

А вот на этом рисунке показаны лошади, идущие собранной рысью и галопом и лошадь, идущая широким шагом, затем длина шага сравнивается.

Длина шага при различных степенях сбора на рыси.

Короткие и высокие шаги характеризуются как собранные, в то время как длинные плоские шаги называются расширенными. Здесь мы не обращаем внимание на положение тела.

Многие современные авторы говорят о том, что лошадь должна сжать свое тело, для того, чтобы сделать сбор. Некоторые даже делают усилия, чтобы доказать, что линия верха должна сократить и сжать лошадь. Это дезинформация!

Спина поднимается вверх.

Некоторые, особенно те, кто придерживается способа опускания головы лошади, чтобы поднять ей спину, который еще называют «глубоко, низко и кругло», определяют сбор как — это когда спина приподнята. Способ достижения сбора основывается на том, чтобы заставить брюшные мышцы поддерживать внутренности и поднимать спину вверх, в противоположность этому низко опущенная голова поднимает спину лошади как рычаг и за счет тяги выйной связки. Это вполне возможно, но является ли это сбором?

ЧТО ПРОИСХОДИТ НА САМОМ ДЕЛЕ?

Вот лучшее описание того, что на самом деле происходит с телом лошади, когда она находится в сборе:
Седалищная кость и седьмой шейный позвонок перемещаются одновременно. Это показано на рисунке.

У розовой лошади расстояние между седалищными костями и основанием шеи меньше.

Сгибание задних ног и смягчение движения.

Лучшее описание того, что происходит с движениями ног в сборе, выглядит чуть длиннее:
Понятно, что движения становятся короче и выше, но каким образом? Очень важно, что задние ноги сгибаются по мере того как они ставятся на землю и берут на себя дополнительный вес. Задние ноги ставятся на землю слегка согнутыми и остаются в таком положение в течении периода, когда лошадь вытягивает ногу. Будучи согнутыми, она начинают поддерживать вес тела, оставаясь при этом согнутыми, задняя нога переносит вес тела через точку, в которой она приземлилась, оставаясь при этом в согнутом состоянии. Наконец, когда задняя нога отталкивается от земли она немного согнута.
Этот механизм, сгибание бедер, коленей, скакательных суставов и бабок, поддерживает тело лошади, помогая амортизировать. Это не похоже на аллюры нетренированных лошадей — поставить — вытянуть — согнуть — толкнуться — поднять. Тело лошади, амортизируя, меньше подверженно тряске, поскольку оно «подвешивается» в воздухе силой энергии ног.

Сгибание задней ноги в суставе опускает круп.

Это так же уменьшает тряску переда. Сгибание задних ног опускает круп. Подобранный круп подтягивает позвоночник вверх и немного приподнимает перед. Перед, таким образом, освобождается от веса, который задние ноги в противном случае, свалили бы на него, и также движется мягче.

Хорошая правильная средняя рысь

В отличие от задних ног, передние ноги не сгибаются сильнее во время опорной фазы. На самом деле передние ноги в этом положении выпрямляются, даже в высокой степени сбора на пиаффе и пируэте. Передние ноги не совсем приспособлены для того, чтобы сгибаться и смягчать шаг, как это делают задние ноги. Для начала у них прямые запястья, а сочленение плеча и предплечья выражено не так хорошо как в бедре или колене задней ноги. Мышцы, управляющие работой передних ног не так развиты, к тому же, эти мышцы заняты поддержкой грудной клетки тогда когда они перемещают вперед передние ноги для очередного шага.

Хорошая правильная прибавленная рысь.

Тем не менее, передние ноги не так уж пассивны, как можно было бы подумать. Во время обучения выездке, когда учатся добиваться чтобы лошадь переносила вес и толкалась, легко придти к мысли, что передние ноги — это не более чем две подпорки, которые поочередно поддерживают лошадь спереди. Однако в конкуре роль работы передних ног становится более заметной.
Когда лошадь отталкивается для прыжка можно подумать, что она делает это сначала опустив круп, а затем она отталкивается и летит вверх и через препятствие. Однако, если бы лошади так и делали, то левада была бы для них просто элементарнейшей вещью. Но лошадь просто не может подвести задние ноги под корпус под таким углом, чтобы для нее стало возможным так оттолкнуться и перелететь через препятствие. Если бы все было так, у лошади конечно же не хватило бы сил, чтобы перепрыгнуть препятствие в 180 см из такого сидячего положения. Если бы все было именно так, разве лошади утомлялись так сильно на пиаффе?
Лошадь отталкивается за счет силы мышц груди и плеч. Так же немного помогает шея. На галопе это обычно происходит когда задние ноги находятся в воздухе и приближаются к земле для толчка. Когда они находятся на земле и начинают отталкиваться, передние ноги уже оказываются поднятыми и поэтому задние ноги могут оттолкнуться без того, чтобы лошадь приседала.

Задние ноги снимают нагрузку с передних ног.

Совместная работа мышц крупа и спины. Вид сверху.

Как это происходит относительно легко можно заметить на пиаффе. Лошадь подводит задние ноги под корпус, сгибает все суставы и опускает круп и таким образом принимает на себя часть веса, который приходился бы на передние ноги. Однако сбор можно наблюдать не только на пиаффе. Он имеется и на школьной рыси, и чуть меньше на собранной рыси, и меньше всего на рабочей рыси. Однако, как это работает когда лошадь движется, а не тогда, когда она стоит на одном месте, как на пиаффе.
Есть несколько хороших описаний в статье «Работа и растяжка», однако в данной статье, если мы рассматриваем рысь в качестве примера, сокращенное определение будет выглядеть так:
Если вы посмотрите на свободно рысящую лошадь, вы можете заметить, что у нее вздувается левая или правая сторона спины по мере того, как становится на землю ее левая или правая задняя нога. Например, когда на землю ставится правая задняя нога правая сторона спины поднимается выше по сравнению с левой. Получается так, что правая сторона спины и правая задняя нога стараются вытянуть вверх правую часть груди и плечо посредством сгибания бедер. Если же спина не может по той или иной причине работать (из-за давления веса всадника или механического ограничения движения переда) опорная передняя нога должна будет принять вес на себя и лошадь пойдет на переду.
Когда это происходит синхронно с обоих сторон, при взаимодействии остальных мыщц, лошадь может настолько поднять перед, что встанет на дыбы. Хорошо подготовленная лошадь может сделать леваду, что является наиболее трудным. Однако этот эффект может проявиться и в меньшей степени, когда лошадь просто рысит без всадника, поскольку у задних ног достаточно силы. Если же лошадь бежит вместе со всадником, то на ее спине находится более 40 килограммов дополнительного веса и нужно заново искать равновесие, тогда лошадь должна использовать эту функцию, в противном случае, ее тело разрушится.

Мышцы крупа и спины работают как подъемный кран.

Сара Виши называет все упражнения для верховой лошади улучшающими (см. Сара Виши — Мышцы лошади в движении), поскольку они придуманы для этого, и поскольку нести всадника не себе намного труднее, чем это можно вообразить. Мы все считаем, что лошади созданы, чтобы нести нас, но это не так. Они должны научиться этому и стать достаточно тренированными для этого.

ВЕРХОВАЯ ЛОШАДЬ — ВЫУЧЕННОЕ РАВНОВЕСИЕ.

Хорошая, правильная собранная рысь.

Лошадь, предназначение которой носить на себе всадника любого уровня подготовки должна быть должным образом к этому подготовлена, чтобы ее организм не разрушился. Многие считают, что лошадь — это такой диван или некое механическое устройство, которое приспособлено природой для того, чтобы везти на себе дополнительный вес человеческого тела. Однако, несмотря на то, что современные спортивные лошади выводились с более сильными холкой и спиной, хорошей шеей, они за миллионы лет эволюции так и не приспособились нести на себе человека.

Всадник добавляет вес.

Начнем с того, что дополнительный вес всадника сильно давит на позвоночник, когда оказывается на спине лошади. Позвоночник является гибкой структурой, а жестким его делает поддержка мышц. Внутренние ограны лошади очень тяжелые (57% от 600 килограммов массы лошади составляют 340 кг!) и они как бы подвешены на позвоночнике. Добавление 60-80 кг (т.е. веса всадника) позвоночнику не помогают.

Процентное соотношение веса различных частей веса лошади в согласно доктороу института Макфейла Хейли Клейтон

Посмотрите на линию верха этой лошади (см. ссылку выше), ее позвоночник приподнят. У молодых и нетренированных (или плохо тренированных) лошадей позвоночник обычно менее выгнут, чем лучше обмускулена спина лошади, тем больше выгнут позвоночник.

Так выглядит позвоночник внутри лошади.

. и оказывает давление.

Давление — не только результат действия веса всадника самого по себе. Под ним может пониматься напряжение как таковое. Спина лошади хорошо отражает ее эмоции. Лошадь, которая расстроена, испугана или злиться, напрягает мышцы спины. А всадник сверху может пугать лошадь, по крайней мере поначалу.

. а так же создает дискомфорт.

Выгнутая спина прочна как арочный мост.

Это также приведет к определенному дискомфорту в спине, которого лошадь постарается избежать всеми доступными способами. Например, прогибая спину. Если эта инстинктивная реакция не будет устранена в самом начале, у лошади закрепится привычка прогибать спину сразу как только седло окажется на ее спине.

. и нарушает равновесие лошади.

Другая, может быть более важная причина, почему лошади напрягаются под всадником, это потеря равновесия. Лошадь — это животное-жертва, которое должно иметь возможность в течении секунды развернуться и убежать, или по крайней мере до конца жизни быть уверенным, что оно это может сделать. И дополнительный вес на спине, который лишает маневренности — это просто кошмар для лошади. У меня был опыт с доминантной кобылой, меньше всего ей нравилось терять равновесие, поскольку оно у нее тесно было связано с самооценкой и уважением в табуне.
Поэтому прежде всего, лошадь должна научиться не бояться присутствия всадника на ее спине. Тогда она расслабится и перестанет напрягать мышцы спины, также перестанет прогибать спину. Мышцы спины должны расслабляться, тогда лошадь сможет противодействовать проседанию спины, которое происходит, когда на нее давит вес всадника.

Напряжение мыщц спины заставляет позвоночник прогибаться.

После того, как были разучены основные команды вроде движения вперед и остановки, поворотов вправо-влево (которые изначально разучиваются в руках и на корде) лошадь должна научиться поднимать спину, чтобы компенсировать давление веса всадника. Это умение тренируется по мере повышения степени сбора (вплоть до той, в которой выполняются пиаффе и пируэт на галопе), однако оно должно стать привычкой еще в самом начале. Не стоит лошади все два года ее заездки бегать с прогнутой спиной — только вы не подумайте, что для этого придется держать голову лошади в определенном положении или даже опускать так, чтобы она находилась у нее между передних ног. Ничего подобного.

СГИБАНИЕ В ТАЗОБЕДРЕННОМ СУСТАВЕ.

Лошадь должна научиться задействовать мышцы, которые ссибают бедро — подвздошнопоясничную мышцу, мышцы живота и зубчатую мышцу, длиннейшую мышцу шеи и остистую мышцу расположенную рядом с основанием шеи. Результатом этого будет подведение задних ног и сгибание бедер. Это также может быть выполнено в руках, о чем я расскажу в статье «Работа плеч на вольту».

Во время работы под верхом это происходит на кругу, если лошадь заставить принять положение как при плече внутрь. Тогда лошадь будет двигаться ближе к средней линии кругаи такое движение заставит ее сгибать внутреннее бедро и ставить ногу на землю в определенном месте.

Плечо внутрь в руках.

Вот тут вам надо будет почувствовать куда лошадь ставит ногу. Если вы не можете почувствовать ставит ли лошадь ногу внутрь, на среднюю линию или нога остается снаружи, не стоит браться за упражнение. Попросите кого-нибудь посмотреть движется ли ваша лошадь вдоль средней линии, и говорить, где находится задняя нога — справа, слева, на середине. От «инструктора» не понадобится каких-либо феноменальных знаний, достаточно уметь отличать перед лошади от ее зада.

Работа над подведением задней ноги дальше под корпус.

Когда упражнение будет получаться хорошо, разучивайте переходы. Убедитесь, что переход в более быстрый аллюр вы делаете, когда внутренняя нога собирается коснуться земли. Ваша цель — чтобы вытянулась внутренняя нога и тогда бедро с этой стороны согнется. Чтобы все получилось, применение средств управления должно быть очень точным. Начните с изменения темпа на медленных аллюрах, чтобы добиться нужного эффекта. Когда вы добьетесь этого, то есть научитесь выбирать нужный момент для оказания воздействия, лошадь будет выполнять команду немедленно.
Поните, что переход в более медленный аллюр для лошади нетренированной дается труднее. Начните с переходов в более быстрый аллюр, а переходы в более медленные аллюры пока оставьте. Это также и психологический прием — вы таким образом поощряете лошадь двигаться вперед. Для перехода в более быстрый аллюр нужны только высылающие средства управления — для лошади такая команды бывает ясной и понятной. А переходы в медленный аллюр обычно приводят к тому, что лошадь напрягается, а всадник тянет лошадь. Это не очень хорошо.

Некоторые недалекие люди или приверженцы старой школы заявляют, что лошади не используют брюшные мышцы для подъема спины. Один пожилой товарищ из Швеции, участвовавший в дискуссиях о новой выездке в шведских средствам массовой информации утверждал, что лошади, как и другие копытные млекопитающие не нуждаются в брюшных мышцах для сбора, потому что он сам лично видел оленя, у которого был прострелен живот, и этот олень мчался сломя голову.
Я не сомневаюсь, что это реальный случай, но держу пари, что бедный олень не был в сборе, когда убегал со всех ног. Я например, тоже лично наблюдала убегающего грабителя, у которого была сломана нога, но это же не значит, что это нормальный способ передвижения, разве не так?

Лошадь действительно использует брюшные мышцы, чтобы округлить линию крупа и спины.

Дело в том, что брюшные мышцы нужны лошади для того, чтобы согнуть ноги в тазобедренном суставе. За счет того, что мышцы живота заставляют сблизится грудную кость и нижнюю точку таза, спина не провисает. Если это не будет сделано, то ваша лошадь будет сгибать задние ноги, но, поскольку ее позвоночник будет напоминать мост, опоры которого не соединены между собой, она не облегчит перед.

А вот так выглядят брюшные мышцы внутри лошади.

Здесь есть несколько важных вещей:
Мышцы живота должны работать в ритме аллюра, тогда они будут расслабляться, когда лошадь будет делать вдох. Они работают на фазе опоры того аллюра, которым идет лошадь, в этом случае они работают ритмично, в противном же случае лошадь напрягается и не может правильно дышать. Обычно это не создает проблем, если только вы не работаете лошадь в очень узкой рамке, при этом жетко держа ее голову руками, или же лошадь испугана.

Следствие неработающих мышц живота — провисшая спина.

Мышцы живота так же подтягивают таз вперед (а не тянут грудную кость назад). Может это покажется несущественным, но это не так. Понятно, что и таз и грудная кость притягиваются друг к другу. Но вам надо, чтобы ноги сгибались в тазобедренном суставе, для того, чтобы закрепить наклон таза, в этом случае круп не выравнивается, лошадь опускает перед, и подставляет передние ноги под корпус, как это часто бывает в роллкюре.

Роллкюр работает с шеей и брюшными мышцами лошади.

ПОДЪЕМ ОСНОВАНИЯ ШЕИ
(по статье доктора Деб Беннет)

«Округление» лошади — это начальная стадия и наименьшая степень сбора — он всегда начинается с округления поясницы и является ее продуктом. Сбор начинается с того, что подъем поясницы заставляет лошадь выгибать свою спину, и заканчивается подъемом основания шеи.
Доктор Беннет говорит: «Сбор начинается с подведения задних ног и завершается подъемом основания шеи.» Или что-то в этом роде. И это также верно, несмотря на то, что многие люди все путают, и говорят, что дело в постановлении головы и степени сгибания в скакательных суставах. Некоторые люди думают, что в результате сбора шея должна укоротиться, а это полностью противоположно тому, что утверждает доктор Беннет.

Лошадь, вытянувшись вперед и вниз хорошо поднимает основание шеи.

Большинство всадников считает, что повод нужен для того, чтобы поворачивать голову лошади и удерживать ее в определенном положении. Они открыто говорят о разворачивании головы и делают вид, что они не удерживают голову лошади, хотя они и делают это. Мне кажется, они считают, что все всадники удерживают голову лошади при помощи поводьев, и это тоже довольно близко к истине. К сожалению. Но если вы достаточно подробно изучили анатомию лошади, и вам повезло ездить с кем-то кто опытнее вас, вы будете думать по-другому.


Шея выгибается дугой вверх, основание шеи приподнято.

Во-первых использовать повод как главное средство управления имеет смысл только с молодой необученной лошадью или при быстрой езде по пересеченной местности. Да и в данном случае это не обязательно. Между нами говоря, даже еле выезженная лошадь повернет от воздействия активного (внешнего) повода в сторону свободного (внутреннего) повода. Лошадь повернет от воздействия веса и шенкеля всадника, тянуть ее вправо или влево не обязательно. К тому же, притягивание носа лошади к ее груди, шее или передним ногам не заставит ее двигаться в сборе. Это как если бы скорость автомобиля оценивалась бы по количеству его выхолопа. Связь, конечно, есть, но это как сказать. Можно выжать сцепление и двигатель будет работать вхолостую, а можно спуститься с холма с выключенным двигателем. Но хватит о машинах.
Если лошадь хорошо несет себя, она расслабит затылок и опустит нос так, чтобы он был по вертикали или чуть перед вертикалью. Это произойдет оттого, что она должна поднять основание шеи и расслабить натянутую верхнюю часть шеи. Тогда она опустит нос. Как только лошадь заставляют напрячь вернюю часть шеи, чтобы подтянуть ее подбородок к груди, ее позвоночник начинает переламываться и приобретает явно выраженную S-образную форму. Это, правда, поднимает шею.
Но это обманчивое впечатление, поскольку напряжение в районе плеч и основания шеи заставляет лошадь чувствовать себя «раздутой» изнутри. Люди думают, что лошадь в сборе и у нее приподнят перед, хотя на самом деле она опустилась между передними ногами и напряглась. Восприятие подобного поведения лошади как «сбор» говорит о том, что эти всадники не имеют особого опыта работы в правильном сборе.

Нормальное положение — это такое, какое показано на этом рисунке:

Нормальное положение — основание шеи прогибается.

Длинные мышцы, которые тянутся от холки к затылку (на рисунке они красного цвета) полностью удерживают вес головы и шеи. Их задача — удерживать голову вверху, а нос перед вертикалью. Видно, что позвоночник прогибается. Мышцы, которые поддерживают основание шеи расслаблены (на рисунке они розового цвета), поэтому они и не удерживают позвоночник от прогибания. Это естественно, и если у лошади появляются изогнутые или не очень красивые линии в нижней части шеи — это следствие расслабления мышц в этом месте. Чем короче, сильнее и поддатливее зубчатые и длиннейшие мышцы, поддерживающие основание шеи, тем лучше выглядит лошадь, даже если она просто стоит.

Когда шея лошади изогнута, это значит, что ее усилие теперь направлено не просто на подъем головы, а, больше на выгибание шеи. Такой изгиб дает работа зубчатой и остистой мышц (на данном рисунке обозначено красным), которые поднимают основание шеи, а длинные мышцы, которые тянутся от холки к затылку расслабляются и подволяют носу опуститься в положение близкое к вертикальному. Таким образом получается, что ключевое место — это холка и основание шеи, а не затылок. Как раз в этом месте мышцы часто тенируются неправильно.

Изогнутое положение — шея поднимается от основания.

Люди не знают о том факте, который я описала выше, и их нельзя в этом обвинять. Едва ли об этом можно прочитать в книгах, за исключением некоторых исследовательских книг начала ХХ века Декарпентри или Бедана, и позже ветеринарного хирурга Удо Бюргера «Путь к естественной верховой езде». Большинство обсуждений вопросов сбора, касающихся переноса веса, предполагают, что сбор начинается с укорочения шеи, которая работает как противовес, либо считают, что округление передней части лошади (часто чрезмерное) перейдет по спине и заставит округлиться зад. Вообще поводья предназначены не для этого. И другие средства управления тоже. Такого быть не должно!

Перед поводом — шея поднята.

Я знаю много всадников, особенно тех, которые претендуют на принадлежность к классической школе, которые говорят, что рукой на нужно работать вообще. Рука должна быть неподвижна, и лошадь рано или поздно встанет в повод. Скорее поздно, чем рано. Я даже знаю, что многие из них испытывают так называемый «синдром чужой руки», иначе говоря, они вообще не понимают, что делают их руки. Они пилят, тащат, дергают и не осознают этого.
Конечно, судествуют и те, кто действительно абсолютно ничего не делает своими руками. У большинства из них также есть лошади, которые из года в год бегают по манежу с задранной голово, задрав нос и постоянно на переду. Они говорят: «На это требуется время. Я не хочу форсировать подготовку». Но вопреки их уверенности, они не делают ничего хорошего! Сейчас постараюсь объяснить.
Лошадь не получает никакой подсказки о том, что ей следует делать, чтобы оставаться здоровой в течении долгого времени, оставаться в равновесии и более удобно нести на себе всадника. Лошадь понимает, что она несет на себе тяжелый груз, который выводит ее из состояния равновесия. Она прилагает усилие, чтобы справится с этим. Она опускает спину и поднимает голову — это инстинктивная реакция. Всадник просит лошадь подвести задние ноги, работать брюшными мышцами, чтобы поддержать спину, но от этого только прогибается шеи и опускается перед. Вот тут-то и надо помочь лошади, а не заставлять саму ее разгадывать загадки, оставляя на едине с проблемами. Надо подсказать ей, что нужно поднять основание шеи.

Шея выгнута и опущена, основание шеи поднято.

Поскольку у лошади опускаете перед, она вытягивает вперед нос и напрягает челюсть. Она сама напрягается. Если мы хотим разорвать этот порочный круг, нам надо встать на землю и посмотреть на основание шеи, чтобы увидеть поднимает ли она его. Держу пари, что не будет, скорее даже опустит. Что еще вы можете сделать, так это попросить лошадь расслабить челюсть, что в свою очередь заставит лошадь расслабить мышцы верхней части шеи, и когда она будет подводить ноги под корпус, велика вероятность, что она начнет использовать зубчатые и остистые мышцы шеи-спины, чтобы поднять основание шеи. Возможно даже опустит голову и конечно опустит нос за счет сдачи в затылке.

Шея вытянута и опущена.

НЕТ ТАКОГО ПОНЯТИЯ КАК РАМКА ОПРЕДЕЛЕННОГО УРОВНЯ.

Итак, мы над этим работаем. Но разве мы работаем не над постановлением головы? Нет, рамка — это не постановление головы, это — состояние тела. Положение головы может быть любым — она может быть поднята высоко вверх, а может чертить носом по земле. Лошадь поставит голову на ту высоту, которую ей укажут поводом.

Изменение положения головы от высоко поднятой до опущенной к земле.

Единственные изменения, которые при этом происходят — лошадь расслабляет мышцы верхней части шеи и затылок и поднимает шею из нижнего положения. Было бы неправильно, если бы малодую лошадь пытались бы сразу поставить в рабочую рамку или что-то в этом роде. Такого явления просто не существует.

Квотерхорс бежит правильной рысью.

Любую лошадь можно заставить расслабить затылок и поднять основание шеи. Это требование не будет слишком сложным для молодой лошади, и если она будет держать шею низко и не будет находиться в сборе, это работа не окажется слишком тяжелой для ее скакательных суставов, при этом контакт не уменьшит ее стремления двигаться вперед, т.к. в данном случае будет очень легким. Лошадь просят не напрячься, а только расслабить некоторые мышцы, а для нее это должно быть удобным. Из этой вальяжной, расслабленной позы лошадь найдет равновесие, регулируя тонус мышц верхней части шеи и движение, проходящее черех ее тело. Всадник сможет почувствовать работу спины лошади. Он может попросить лошадь вытянуться еще, если почувствует напряжение или неправильную работу, и может отдать повод, если чувствует, что лошадь упирается в него. В остальном работает зад.

БП в передней части, начальный уровень в задней.

Мнение о том, что лошадь должна в течение часвового занятия 45 минут работать с шеей поставленной в определенное положение, более чем неправильное, неважно какое это положение — назкое, высокое или «собранное». Единственный случай, когда лошадь в течении многих часов находится в одинаковом положении — это когда она пасется, в этом случае на ее спине нет всадника.
Что бы попытаться собрать лошадь, воздействуя на ее зад (благодаря работе которого, поднимается шея), на нее надо сесть верхом, в то же время надо растянуть спину (тогда опустится голова). Самый легкий способ сделать это и избежать при этом больших нагрузок и усталости (читай сопротивления) — постоянно переходить от сбора к вытягиванию. Не нужно давать слишком больших нагрузок (больше, чем может выдержать спина), но и сильно расслабляться тоже не стоит. Чем в большей степени сбора работается лошадь, тем больше ей надо давать вытянуться. И вам, как наезднику нужно научиться чувствовать, как и насколько работает лошадь.
И вы также должны помнить, что лошадь должна опускать голову сами, потому что ей так хочется и ей так удобно. Потому что, вы позволяете ей это, отдавая ей повод. Нет никакой необходимости тянуть голову лошади вниз.
Но не надо думать, что если ваша лошадь — «звездочет» (высоко задирает голову), то достаточно отдать повод и она свою голову опустит. Ей надо объяснить как поднимать основание шеи, вытягивать шею вперед и вниз, а сделать это можно, расслабив лошади челюсть.

РАБОТА ПОВОДОМ КАК СРЕДСТВО РАССЛАБЛЕНИЯ ЧЕЛЮСТИ.

Просить лошадь уравновесится когда она идет подняв шею вверх как жираф — это слишком. Поэтому лошадь просто не поймет, что от нее хотят. Рано или поздно лошадь устанет от постоянного напряжения и опустит голову. Но поймет ли она, что от нее требовалось? Думаю, нет!
Между этим и между перебором повода, чтобы опустить лошади нос лежит пропасть. Результат фактически может быть противоположным — лошадь прижмет голову к груди. При этом она напряжет челюсть и мышци верхней части шеи. А основание шеи может опуститься, что совершенно проьтивоположно тому, что мы хотим добиться.

Лошадь подтягивает голову и переламывается в третьем позвоноке.

Поэтому ни коим образом не следует принуждать лошадь нести голову и шею в определенном положении при помощи действий поводом. Единственная вешь которую вы должны сделать — попросить лошадь расслабить челюсть.
Легче всего это сделать на кривой линии (на вольту, например). Поддерживайте лошадь внешним поводом, и держите внутренний, либо ведите внутренним, повернув большой палец наружу, или же подтяните угол рта, затем отпустите. Отпустите независимо от того, ответит лошадь или нет. Просто если вы не добились ответа, повторите все снова. Раньше или позже, скорее раньше, лошдь поймет, что вы ослабите повод. Поэтому она начнет расслаблять челюсть в ответ на ваше натяжение. И как следствие расслабления челюсти она вытянеит шею вперед и вниз в ответ на ослабление натяжения. Вам остается только вслед за вытягиванием шеи удлинить внешний повод.

Вытягивание внешней стороны путем воздействия и ослабления внутреннего повода.

Когда вы подтягиваете внутренний повод очень важно при этом не отпускать внешний. Почему? Потому что если вы это сделаете лошадь просто поменяет постановление головы: влево-вправо-влево. Как это воспример лошадь? Либо никак, либо ее это будет раздражать, и она начнет сопротивляться. Опять же почему? Например лошадь работает на вольту, скажем, направо. Тогда внутренняя задняя нога, в данном случае, правая, становится под середину корпуса, сгибается в суставах и принимает на себя вес. С этой стороны бедро сгибается больше. Лошадь полностью изгибает свое тело направо, при этом ее левый бок растягивается больше. Правый повод заставляет лошадь принять внутреннее постановление, при этом больше растянув левую сторону шеи. Цель подобного растягивания внешней стороны не в том, чтобы сжать внутреннюю. Цель в том, чтобы растянуть лошадь с обоих сторон и направить ее на повод. Но если вы не используете железо, то лошадь не будет за ним тянуться. Ей нужно, чтобы у нее был стабильный контакт с внешней стороны, когда ее просят согнуться внутрь, и затем потянуться за железом.
В первые 2 года жизни молодой лошади должны проводиться все виду упражнений связанные с подобным положением тела и шеи. Обратите внимание, речь не идет об определенной рамке. Под положением шеи имеется ввиду подъем основания шеи, вытягивание шеи вперед — вниз — выгибание — расслабление затылка. На бумаге это не описать, потому что все это совершается в движении. Лошадь следует работать на возможно более длинном поводе, поскольку в противном случае усталость спровоцирует закрепощение основания шеи.
Часто можно видеть ситуацию, кога молодая лошадь охотно работает в течении пяти минут, вытянутая и расслабленная, а затем вдруг задирает голову и пытается освободиться. Какое-то время уходит на исправление положения. Так бывает, потому что у лошади устают мышцы, удерживающие основание шеи, и ей хочется дать им отдохнуть. Путь так и сделает, и побегает в этом положении 5 минут. Это лучше, чем бороться с лошадью у которая устала от однообразной работы, или работать неправильно, или приучать лошадь бороться с вами.

Лошадь хорошо вытянулась на рыси.

Хорошая рабочая рысь.

В течении первых лет заездки лошадь должна часто бывать за пределами манежа: шагать в лесу, перепрыгивать через канавы, переступать через палки и камни, гулять по пересеченной местности для того, чтобы научиться пользоваться своими ногами. При этом можно просить лошадь выгягивать шею, чтобы изначально приучить к правильному положению. Если ваша лошадь в течении 2 лет все время двигалась с поднятой шеей, она первое время будет удивлена, если вы будете просить ее работать с опущенной шеей. В этом случае действуйте аккуратно и постепенно.

СТАВЬТЕ ЛОШАДЬ В ПОВОД НА РЫСИ.

В последующие годы обуения не укорачивая повод, двигайтесь по манежу, сгибая и подводя задние ноги. Я знаю, что многие тренера так говорят, но это ВАЖНО. Работайте на рыси или легком галопе. Зачем? Чтобы добиться швунга, как требуют некоторые? Или чтобы сообщить импульс? Нет, и это не моя идея. Просто на рыси голова лошади неподвижна.

Когда лошадь работает на рыси в поводу, положение ее головы не меняется в зависимости от фазы аллюра. Длина поводьев не меняется, и всадник имеет возможность держать свои руки совершенно неподвижно и учиться сохранять контакт. В то же время на шагу любая — только заезженная, молодая и даже совершенно выезженная лошадь будут двигать головой вверз-вниз в соответствии с поступью задних ног. Любой хорошо обученный всадник будет пытаться блокировать это движение шеи и головы на шагу за счет того, что не меняя длины поводьев будет удерживать руки в одном и том же положении, таким образом удерживая голову от перемещения. Но это не все, потому что лошадь все еще будет пытаться двигать головой, чтобы работать задними ногами, импульс от которых передается через спину. Таким образом лошадь продолжает двигать шеей вверх и вниз, но теперь, приспосабливаясь к неподвижному поводу, будет втягивать голову, когда ей понадобиться опустить шею. В этом положении за вертикалью, за поводом, лошадь неустойчива. Лошадь закрепощается в шее, блокируются движения спины, и с конце концов задних ног.
Чтобы следовать за движениями головы лошади на шагу требуется очень чувствительная рука. В настоящее время многие старые приверженцы классической школы говорят, что «не следует грести руками», чтобы руки во время езды были неподвижны. А затем, через некоторое время доказывают, что неподвижная рука — мягкая рука, и что движения корпуса достаточно, чтобы следовать за рукой. Это неверное утверждение. Сейчас объясню почему.
На лошади Высшей Школы вы сможете ездить собранным шагом, и голова ее не будет совершать движения вверх-вниз. Это сокращенный шаг для которого нужна огромная работа задних ног, поскольку перед в этом случае неподвижен. И добиться этого просто держа руки неподвижно нельзя, для этого надо потратить годы на укрепление спины и задних ног лошади. Это делается на рыси и на галопе. На рыси все идет замечательно, но на галопе повторяется то же, что было на шагу — голова начинает двигаться вверх и вниз.

Неподвижные руки заставляют лошадь «вращаться» вокруг них, теряя гибкость и баланс.

Если вы помешаете этому движению, потому что стараетесь не «грести руками», то ваша лошадь начнет напрягать шею. В старых инструкциях говориться, что нельзя «грести руками», поскольку лошадь пойдет на переду и растянется. Но нетренировання лошадь всегда оказывается на переду на последней фазе (фазе отталкивания) галопа, независимо от того, отдаете вы ей повод или нет. Просто если вы это сделаете, она расслабит шею, и напряжет, если вы этого не сделаете. Если бы можно было предотвратить нахождение на переду, просто удерживая голову, мне не понадобилось бы тут ничего писать и все бы сразу могли отправится на соревнования по Большому Призу.
Я считаю так. Работайте в направлении повышения степени сбора на рыси. Периодически работайте на шагу, при этим руками следуйте за движениями головы лошади или отдайте повод. Работу на галопе проводите в режиме переходов рысь-галоп. Руками при этом следуйте за движениями головы. Не работайте все время на галопе, галоп ничего не улучшает в лошади. Вместо этого придержите лошадь и снова перейдите в галоп. Когда лошадь сможет идти собранно двигаться рысью и галопом, ее голова будет двигаться меньше, а значит и ваши руки тоже. Периодически снимайте себя на камеру, чтобы проверить качает ли ваша лошадь головой на рыси и галопе.
Не многие старые классические школы и их последователи решаются следовать руками за движением головы лошади на шагу и галопе. Разве что Роберт Холл из Школы Фалмера, и полковник Карде из Кадр Нуар, насколько я сама слышала. Многие говорят, что это делается для того, чтобы показать лошадь в выгодном свете на соревнованиях по выездке, то есть это надо делать, чтобы лошадь на выступлении сделала хороший шаг. Но насколько я знаю, многие старые школы не участвуют в соревнованиях начального уровня, и даже не показывают лошадей на начальных этапах выездки, и на начальных этапах выездки они не практикуют шаг в поводу. Не знаю как насчет галопа, но во многих местах лошадь не обучают на галопе до тех пор, пока она не будет уравновешена на рыси лучше, чем большинство лошадей нижнего и среднего уровня.
Я также подозреваю, что это это убеждение использовалось столько, что уже перестало быть таким полезным. Так же как я не стала бы использовать развязки, самые опытные всадники, которые минимально их используют, смогли бы устранить проблемы связанные с закрепощением, которые они создают настолько умело, что даже не подозревают о них. Мне кажется, что лошади, на которых ездили с неподвижной рукой на шагу и галопе, впоследствии могут быть восстановлены, когда начнут двигаться с импульсом. Поскольку неподвижные или зафиксированные (не люблю это выражение — его можно понять превратно) руки — это следствие езды на хорошо обученной максимально сбалансированнай лошади Высшей Школы, развязки не могут быть средством его достижения. Это как если бы поднять голову и согнуть лошадь, чтобы она пошла в сборе. Понятно, к чему это приводит.

СТЕПЕНИ СБОРА НА РЫСИ.

Сверху вниз на рисунке: пиаффе — пассаж — собранная рысь — средняя рысь — прибавленная рысь.

Выше я говорила о подведении задних ног на рыси от прибавленной рыси до пиаффе через собранную рысь и пассаж. Они отражают степени сбора лошади на рыси. Все эти элементы представляют собой диагональные движения с большей или меньшей длиной шага и фазы подвисания. Конечно это зависит от того, что вы понимаете под «фазой подвисания». Все элементы от прибавленной рыси до пиаффе могут быть показаны друг за другом без остановки, переходя один в другой. Я знаю, что многие наездники даже уровня Большого Приза не изучают переход в разные степени сбора на рыси, они просто собирают или растягивают лошадь между элементами. Они много теряют. Они изучают рысь начиная с рабочей рыси, затем они двигают лошадь вперед до тех пор, пока кто-то с земли не скажет им, что это средняя рысь. И так они продолжают ездить, пока кто-нибудь им не скажет, что лошадь достаточно обучена. Тогда они начинают ездить на собранной рыси, сдерживая движение лошади и успокаиваются, когда сократят ее, боясь, как бы не разрушить аллюр. Потом они снова тренируются на средней рыси.

Потом они занимаются на прибавленной рыси, чтобы заставить ноги работать.
Сокращенная рысь не может развиться в пиафее, если она выполняется не в сборе. Поэтому они начинают разучивать пиаффе с положения стоя или с шага. Получается, что пиаффе развивается как нечто к рыси не имеющее отношение, как трюк, а не как элемент, представляющий из себя максимально собранную рысь. Поэтому пиаффе часто выполняется не в сборе и выглядит как буд-то у лошади застывают в воздухе диагональные пары ног.
Пассаж часто делают на основе средней рыси увеличивая фазу подвисания. То есть лошади дается команда выполнить широкое движение, затем поводья беруться на себя и движение как бы замораживается. Лошадь при этом действительно высоко поднимает переднюю ногу, а задняя замирает позади бедра.

Передняя нога поднята, но зад не работает как следует.

Вы начинаете обучать лошадь различным элементам рыси с середины. Ни одна нетренировання лошадь не в состоянии показать движения в крайних степенях сбора должным образом. Лошадь сможет бежать более быстрой рысью, но без подъема. Сможет уменьшить длину шага и сохранить ритм, но это будет всего лишь короткая рысь.

Пиаффе — это совершенная рысь.

Пиаффе считается совершенным движением в современной выездке. Это иногда используется как уловка, чтобы продать лошадь как перспективную. Например, можно увидеть объявление: «продается 7 летний мерин, перспективен для Большого Приза, хорошие пиаффе и пассаж.» И вот вы сидите и думаете, почему лошадь, которая хорошо делает пиаффе и пассаж всего лишь перспективная?
Есть способ — допустим, есть лошадь с портясающими движениями и хорошим импульсом, так что вы можете просто потянуть поводья и задержать ногу на месте, таким образом задержав движене и сделать подвисание. Вуаля! Получите пиаффе и пассаж.
Только пиаффе — это не серия сдерживаний и пинков. Филипп Карлс говорит, что лошадь пиаффирует, потому что она хочет двигаться, а не потому что ее кто-то пинает под живот. Таким образом, пиаффе — это совершшенная собранная рысь, когда лошадь хочет двигаться, но при этом остается на месте.
Но что же такого совершенного в этом движении?
Это как бы цель всего тренинга. Если лошадь легко может перейти на пиаффе и легко перейти от него к другому упражнению, если у нее четко видно работу двух диагоналей, опущенный круп, и округленную спину, можете считать, что вы достигли чего-то из ряда вон выходящего, очень полезного для лошади. Вы научили лошадь беспрекословно вам повиноваться, потому что вы с одной стороны просите лошадь двигаться с сильным импульсом, а с другой стороны вам достаточно легкого воздействия поводьев, чтобы лошадь при этом оставалась на месте.

ПРИЗНАКИ СБОРА — ИСТОЧНИКИ ЗАБЛУЖДЕНИЙ.

1 Приподнятый хвост.

Слегка приподнятая репица — признак ментального расслабления и относительного расслабления мышц, поддерживающих позвоночник.

Приподнятый хвост — признак расслабления.

В то время как прижатый хвост считают признаком напряжения и боли, то противоположное обочно игнорируют. Многие лошади во время соревнований имеют напряженную спину, но это не слишком заметно, т.к. их заставляют опустить голову. Их хвост торчит как щетка с ручкой и поднимаются на 6-8 дюймов и лошадь не может им нормально размахивать из стороны в сторону.

Хвост, торчащий как метла — признак напряжения.

Всадник не может силой управлять хвостом, и по нему легко определить напряжение. Правильный изгиб хвоста должен быть почти горизонтальным и иметь около 4 дюймов. После чего он должен опускаться как водопад и мягко колебаться из стороны в сторону по мере движения лошади. Хвост должен как бы завершать боковую линию изгиба позвоночника лошади, он должен быть приподнят и чуть развернут внутрь изгиба. Если этого не происходит, значит у лошади есть где-то зажим между челюстрю и репицей, и на это стоит обратить внимание. Если лошадь держит хвост как-то по-другому — это плохой признак. Если хвост направлен налево при повороте налево, то это говорит о наличии зажима или раны.

Если со ртом правильно работают, он расслаблен и мягко отжевывает железо, то он увлажняется. Околоушные слюнные железы массажирутся мягкими жевательными движениями челюсти. Когда слюна стекая вниз, вспенивается губами, она оседает на губах ввиде белого налета.

Хорошо увлажненный рот — белые губы.

Если такого налета нет, значит, либо лошади не нравится ее железо, либо она сильно согнута в затылке. Лошадь может быть напряжена, потому что плохо сбалансирована или потому что всадник грубо работает поводом, или она просто разбрасывается и не работает как положено. Такое часто можно увидеть в школах верховой езды у плохо работающих пони, прокатных лошадей, или у лошадей, которых заставляют работать силой, одевая на них строгое железо.

Слишком много слюны.

У спортивных лошадей высокого уровня вы почти никогда не увидите сухого рта. Но не всегда влажный рот — это хорошо. Я бы даже сказала, что у большинства лошадей уровня Большого Приза пены слишком много. В данном случае это не означает, что лошади расслаблены и хорошо работают задом, скорее, это признак чрезмерно активной работы рта. Если лошадь работает со сверхсогнутым затылком, так, что у нее пережимаются слюнные железы, а всадник сильно тянет или постоянно дергает за рот, то у нее начнется защитная реакция. Она начинает двигать языком, пытаясь освободиться от железа, и взбивает слюну в пену. Если лошадь, сопротивляясь, открывает рот, из него течет слюна, которой лошадь забрызгивает себе грудь и ноги. И это такой же признак напряжения, как и сильно выгнутый хвост, что нежелательно и не должно допускаться.

3 Напряжение мышц шеи.

Хорошо обмускуленная шея всегда желательна. Если на шее видны рельефные мышцы, это говорит о том, что лошадь достаточно тренирована, чтобы выгнуть шею и спину и суметь сделать сбор. К сожалению, на соревнованиях часто можно наблюдать неправильный рельеф мышц шеи. Когда лошадь сгибает шею между вторым и третьим позвоноком, так можно увидеть выпуклость мышц, но это будет следствием переламывания в позвоночнике, а не следствием изгибания шеи.

Шея переламывается между вторым и третьим позвонками — в этом месте видна выпуклость мышц.

В норме равномерная выпуклость тянется от лопатки до затылка. Она появляется, когда позвоночник удерживают сильные мышцы шеи, как положено.

Приподнятая округленная линия шеи — мягкие линии мышц верхней части шеи.

Не должно быть такого, что выпуклость заметна сбоку на верхней части шеи, да еще и с явно выраженной тенью под ней. Это верный признак того, что лошадь чрезмерно сгибает шею между вторым и третьим позвонком. Именно этот перелом и дает подобную выпуклость, потому что мышцы, которые охватывают верхнюю часть шеи от холки до самого верхнего позвонка, оказываются не выше позвоночника. У них есть свое место прикрепления на затылке (затылочная кость) и/или атланте и эпистофии. Поскольку эта часть оказывается ниже верхней точки шеи, мышцы уходят в сторону, вместо того, чтобы нормально лежать вдоль позвоночника. Очень примечательно.

4 Свободная работа плеча.

Мишель Холмстрон раньше много путешествовал по вмему миру со своей системой оценки лошади, он создал клиними, где проводилась оценка работы полукровных лошадей в выездке. Он придумал метод пометок определенных точек на теле лошади и компьютерную программу для вычисления углов и расстояния между точками, чтобы выяснить как они влияют на физические способности и качество движений. Эту систему критикуют некоторые конные физиотерапевты, но я не буду здесь об этом говорить.
Работая над системой, для которой он брал жеребцов шведского государственного конного завода, он не только сделал заключение относительно того, какие углы более благоприятны, но и совершил несколько открытий, касающихся движения вообще, например, то что лошади на пиаффе не подводят ноги под корпус больше, чем на обычно рыси. Но об этом мы знали. Также вместе с доктором Клайтоном в институте МакФейла, где они обсуждали последние известия, он нашел, что лошадь работает совсем не так как нас до этого учили. Я не совсем согласна с методом, который они используют для отбора материала, но это долгая история. О ней в другой раз.
То что я расскажу, знает любой фотограф. Перспектива и отношения между точками на объекте на конечной фотографии могут выглядеть по-разному. Это зависит от линз, движения камери и т.д. Тот фак, что у лошадей на фотографиях были именно те углы, которые там были был следствием использования определенной камеры и того, как она в момень съемки была настроена. Некоторые видные физиотерапевты также указали, что размещение копыт различается на несколько дюймов, что значительно повлияло на движение точек.
Что касается движения плеча, напрамер, он обнаружил, что так называемая «свобода плеча» к плечу не имеет никакого отношения. Это, скорее, свобода предплечья, которая была больше выражена на рыси у жеребцов, получавших на тестировании оценки 9 и 10. Как пример он приводил фото Flyinge Amiral под седлом Киры Киркланд, где у него виден свободный вынос плеча на рыси.

Сравнение относительной свободы плеч и переоцененной «плечевой свободы».

На этой фотографии ясно показано, что это экстравогантное движение было на самом деле было действительно основано на том, как хорошо лошадь могла вытянуть вперед предплечье. Свобода движения заключалась в локте, который жеребец мог согнуть до такой степени, чтобы сделать предплечье почти горизонтальным. На фотографии все могут увидеть, что положение лопатки едва ли отличается от ее положения у стоящей лошади или любой заурядной лошади на рыси.
Любой, кто видел Амирала живьем, как он рысит в руках, заметит, что плечо у него движется совсем иначе, и лопатка у него вытягивается вперед так, что сустав плеча перемещается вперед. Можно даже увидеть пустую подмышечную впадину, где находилось плечо. Этого нет у лошади под седлом, по крайней мере на той фотографии, которая иллюстрирует это явление. Но лучше делать шокирующие выводы из не очень корректрных данных, нежели просто соглашаться, что мол, да, свобода плеча означает мобильность лопатки, эта свобода уменьшается, когда лошадь работает под седлом.
Некоторые даже путают свободу плеча с заламыванием пальца, который можно заметить на прибавках и даже на пассаже на фазе подвисания. Конечно, если смотреть на ситуацию с точки зрения работы мышц, можно говорить о свободе передних ног, потому что мышцы, сгибающие ногу (прикрепленные к спине) расслабляются, когда другие мышцы выбрасывают ногу вперед.

Лошадь вытянула переднюю ногу — нога переламывается в путовом суставе.

Это очень вредно для путовых суставов, когда нога выбрасывается вперед (поскольку это движение не поддается контролю), из-за того, что нога получает силовой импульс. Часто такие лошади сильно сгибают ноги в путовом суставе на следующей фазе.
Такое тоже случается, когда лошадь теряет равновесие. Плохой баланс или усталось заставляют лошадь выбрасывать ноги вперед, чтобы не упасть на землю. Если ездить широким аллюром 45 минут, то уставшая лошадь может начать выбрасывать ноги подобным образом. После этого тренера и всадники начинают думать, что наконец лошадь пошла хорошо, бежит широко и перестала сопротивляться. И они хвалят лошадь. Вот я думаю, учится ли лошадь делать то, за что ее хвалят?

5 Активная работа зада.

Чтобы лошадь двигалась правильно, она должна учиться двигаться вперед от зада, и не переносить свой вес на перед. Это требует активной работы зада, от которого начинается движение, причем работать должны не только задние ноги, которые принимают на себя вес. Лошадь должна не только толкаться, но и подводить ноги под корпус. Есть два разных критерия, но когда большинство всадников рассуждает о работе задних ног, они не разделяют их. Возможно, они просто не видят различий.

На соревнованиях часто можно услышать комментарии относительно того, насколько активно лошадь работает задом. Эта активность выражается в подтягивании скакательных суставов, когда задние ноги отрываются от земли. Некоторые лошади даже совершают резкие движения задними ногами, когда поднимают их, чтобы вытянуть вперед. Это эффектное и выразительное движение, но оно не может ни на кого произвести впечатление. Особенно на меня.

Лошадь резко вскидывает заднюю ногу, но не достаточно выносит ее вперед.

Когда лошадь активно толкается вперед задними ногами, вместо того, чтобы тянуть себя вперед передними, она немного сгибает скакательные суставы и подводит (опускает) круп.

Толкающая нога согнута в скакательном суставе.

К примеру на рыси, левая задняя нога опирается на землю или отталкивается в то время как правая задняя протягивается вперед. Подъем и продвижение задней ноги вперед полностью зависит от качества работы задней ноги, которая в этот момент находится на земле. Если поддерживающая задняя нога слабо примет на себя вес после опускания на землю, то фаза поддержки сократиться, и нога постарается поскорее оттолкнуться. На фазе отталкивания задняя нога выпрямляется и толкает тело вперед. Но при этом поднимется круп. Благодаря такому толчку задняя нога резко подвинется вверх и вперед. Но как правило, она не продвигается вперед настолько, насколько этого хотелось бы.

Задняя нога выпрямлена во время отталкивания.

Таким образом задние ноги не будут поддерживать тело лошади так, как хотелось бы. Вместо этого, они своей работой заставят круп подняться, и задние ноги будут совершать резкие движения, когда будут продвигаться под корпус. Бедра при этом не будут сгибаться, таз не будет подтягиваться к груди, поясница не будет выгибаться, а значит и зад не будет подведен. Для того, чтобы подвести зад лошади придется задействовать мыщцы, сгибающие тазобедренный сустав, и брюшные мышцы, чтобы подтянуть таз к груди. Некоторые из этих мышц задействуются для того, чтобы подтянуть заднюю ногу под корпус, другие же придают устойчивость ноге на фазе поддержки и сгибают заднюю ногу, участвуя таким образом в поддержинии веса.

Нога, опускаясь на землю, сгибается в скакательном суставе.

6 Подведение задних ног.

Когда лошадь сильнее сгибает суставы задних ног на поддерживающей стадии, и пояснично-крестцовое соединение, круп опускается относительно переда. Создается предпосылка для развития импульса.
Подведение зада — это не сгибание задних ног в скакательном суставе, не «активная работа скакательных суставов» при которой суставы задних ног явно согнуты, когда задняя нога находится в воздухе. Это не просто когда задние ноги дальше заступают под корпус, это когда задняя нога вытягивается.
Многие лошади тянут ногу, но зад не подводят. Многих лошадей учат вытягиваться и сгибать скакательные суставы, заставляя работать на очень большой скорости, но они не работают четко, потому что были приучены выбрасывать ноги.
Другими словами, резкие движения задних ног (при активной работе зада) редко соседствуют с подведенным задом и поддержанием веса, как это должно быть в сборе. Это часто можно наблюдать на пиаффе. У лошадей, у которых на пиаффе зад работает активнее, чем перед, и которые задние ноги при этом поднимают выше передних, задние ноги выглядят весьма активным. Это действительно так, но здесь нельзя говорить о сборе и подведении зада. Конечно они могут толкнуться и быстро уйти вперед, но это только потому, что они не несут на себе вес. Перед на подобном пиаффе, как сказал Филипп Карл фактически «. весит больше, чем если бы лоашдь просто стояла на месте». Здесь показано движение в замедленном режиме, и можно увидеть как лошадь ставит одно переднее копыто на землю прежде, чем поднимет второе переднее копыто, в то время как у задних ног имеется момент зависания, потому что задние ноги хорошо отталкиваются от земли.

Зад толкается, а перед идет шагом.

Некоторые называют такое пиаффе стойкой на руках, некоторые — подпрыгивающее пиаффе, горизонтальное пиаффе, и др. Как бы оно не называлось, это диагональное движение на месте, это не сбор и это не пиаффе. Подобного рода пиаффе обычно обучают хлыстом, им бьют лошадь по задним ногам, чтобы придать им «энергию». Однако, эта энергия прикладывается не в том направлении, и лошадь подпрыгивает вместо того, чтобы нести больше веса на заду.
Некоторым лошадям на таком пиаффе даже удается поднять перед. Но движения не выглядят легкими. Можно увидеть, как лошадь стоя на одной ноги другую медленно тянет вверх. Нога, которая находится на земле при этом сильно отягощена, у нее сильно опущена бабка, а предплечье давит на плечо.

Лошадь обучена выше поднимать передние ноги. Нога, находящаяся на земле слишко отведена назад под корпус.

Такому пиаффе лошадей обучают тушируя хлыстом передние ноги, заствляя таким образом лошадь поднимать их выше.
Предполагается, что пиаффирующая лошадь должна быть легка в переду, а зад у нее должен быть опущен. Это положение позволяет лошади быть достаточно сильной, чтобы распределять вес между диагоналями. И желательно, чтобы присутствовала фаза подвисания — в какой-то момент лошадь должна как бы зависнуть в воздухе. Правда, такого качества пиаффе вряд ли доступно 99.999 % всех полукровных лошадей, и, возможно, даже 99% лошадей испанского происхождения. А систему оценок, выставляемых на нашах соревнованиях пришлось бы поменять, потому что с такими оценками, которые сегодня ставят за посредственно испольнные пиаффе, за пиаффе описанное выше пришлось бы поставить по крайней мере «15».
Пассаж — это такое движение, при котором задние ноги, как предполагается, несут как поддерживающую, так и толкающую функцию. К сожалению на соревнованиях это можно увидеть редко. То, что можно увидеть — это выразительная подпрыгивающая рысь с зависанием. При этом больше заметна активная работа переда, и совершенно не видно активности зада. Возможно, причина в том, как плечи лошади соединены с ее туловищем. У лошадей нет ключиц. Люди достаточно подвижны в плечах, потому что у нас плечо имеет шарообразный сустав и рука прикреплена к концам плеч, поэтому у нас достаточно места, чтобы перемещать руки. Лошади имеют другоую форму грудной клетки — у них она с боков плоская и заострена к грудине. Плечи у них находятся на боковых сторонах грудной клетки, а ноги направлены вниз и плохо перемещаются в стороны. Потому лошади не нужны ключицы.

Поэтому передние ноги лошади прикреплены к ее грудной клетке исплючительно посредством мышц и сухожилий. Мышцы и сухожилия также формируют петлю от лопатки до лопатки, в которой лежит грудная клетка. Поэтому высота груди зависит от мышц этой «петли». Эти мышцы также могут служить амортизаторами и трамплином от которого опускающаяся передняя нога может оттолкнуться и снова подняться вверх. Многие выездковые лошади в настоящее время показывают именно такой тип движения на пассаже, когда задние ноги почти что шагают вперед, в то время как перед перепрыгивает с одной ноги на другую. Лошадь выглядит как очень тренированная. Но если посмотреть на это движение в замедленном режиме, то можно будет заметить, что фаза отталкивания выглядит не так уж хорошо. Хотя бы потому, что это неправильно. У таких лошадей, как Жиголо и Салинеро плечи настолько огромные по сравлению с их крупом, что кажутся буд-то взятыми от другой лошади.

Когда лошадь учат подпрыгивать передними ногами на пассаже, у нее развиваются очень крупные плечи.

Прежде чем задаться целью обучить лошадь сбору, стоит посмотреть, что это рабочее положение является вершиной шкалы тренинга. То есть, сбор невозможен без таких пройденных этапов, как:

Если же лошадь только начинает свою подготовку в любой дисциплине конного спорта, то до положения сбора ей придется пройти путь не в один год упорных тренировок. В каком ключе будут проходить эти занятия, мы постараемся описать ниже.

Работа над ритмом

Правильный ритм – это регулярность шага лошади, с лёгкостью поддерживаемая на любых аллюрах. Не каждая лошадь ритмична от природы: большинство склонно торопиться, лениться или сбиваться. Это происходит в силу экстерьерных недостатков, слабости мышечного корсета, непонимания просьб всадника.

Большинство из этих проблем решают систематические занятия в руках: работа на корде с использованием шамбона или шлеи Пессоа, с особой проработкой сложной, менее растянутой стороны, гимнастирование на кавессоне, который после базового изучения манежных фигур можно заменить на трензельную уздечку, подведение задних ног при помощи таких упражнений как траверс и ранверс.

Также стоит сказать, что на физическую форму лошади благотворно влияет ежедневный выгул в компании сородичей, но в условиях спортивного клуба это не всегда удается реализовать.

Работа над ритмом – это помощь лошади в поиске своей оптимальной скорости, заключающаяся в комбинации сдерживающих и высылающих средств. Однако, следует помнить, что воздействие шенкелем всегда должно идти перед воздействием рукой – даже горячую лошадь стоит приучать к посылу, иначе ее активность всегда будет неконтролируемой.

Если лошадь склонна разгоняться – в езду на ней следует включить большое количество манежных фигур:

  • перемен направления,
  • вольтов,
  • восьмерок,
  • полувольтов,
  • серпантинов.
  • Это даст всаднику больший контроль за скоростью и заставит лошадь переключать свое внимание на работу. С чересчур активной лошадью следует уделить внимание нисходящим переходам: из галопа в рысь и шаг, из рыси в шаг и остановку, разучить прямолинейное осаживание.

    Если лошадь ленива, раскрыть её ритм помогут занятия на природе. Идеальным местом для тренинга в таком случае будет выступать ровная лесная или полевая дорога: выехав на такую, всадник может полностью сконцентрироваться на движении. Лошадь с низкой активностью следует поощрять за любой подъем в более быстрый аллюр, постепенно увеличивая требования от одного темпа до целой репризы.

    Для любой лошади, особенно для склонной сбиваться, лучшей школой ритма будет работа на кавалетти. Разложенные жерди активируют внимательность лошади, учат её делать шаги одинаковой ширины, тренируют мышцы крупа, плеча и поясницы. Расстояние между жердями регулируется в зависимости от параметров лошади, но в среднем составляет 0,9 — 1,2 метра для работы на рыси и 2,7 – 3,6 метра для галопа.

    Расслабление лошади

    Расслабление — это качество аллюра, описывающее свободно движущуюся лошадь, которая работает всем телом без напряжения и сопротивления. Лошадь находится перед шенкелем, сохраняет желание двигаться вперед на всех аллюрах, управляема и ищет контакта с рукой всадника.

    Чтобы добиться проводимости, необходимо сохранить у лошади понимание процесса выездки и доверие средствам управления всадника. Для этого важно понимать принципы оказания и снятия давления. Активный посыл вперёд шенкелем или шпорой происходит ровно до того момента, пока лошадь не ответила, далее нога принимает спокойное рабочее положение у бока лошади и ненавязчиво сопровождает движение. То же самое можно сказать и о воздействии поводом: нажимающее воздействие должно прекращаться, как только лошадь сдаст в затылке и отжует железо.

    Тест на то, насколько раскрепощена ваша лошадь: если во время движения вы отдаёте повод, а лошадь вытягивает шею вперед и вниз, восстанавливая контакт с железом, при этом сохраняя ритм и аллюр – значит, данная ступень обучения пройдена.

    Стабилизация контакта

    Контакт – это не только те моменты, когда лошади подается усиленное воздействие поводом. Это постоянная связь рта лошади с рукой и посылом всадника, целостное движение животного и человека.

    Как добиться хорошего контакта?

    Он достигается постоянной работой руки всадника в сопровождении шенкеля. Рука не должна быть мертвой, закрепившейся в одном положении – кисть и пальцы постоянно слегка «играют» и делают полуодержки, заставляя лошадь работать ртом, жевать, и не дают ей «закусывать». И на галопе, и на рыси можно слегка навязывать движение, сопровождая отзываниями такт аллюра – например, делая маленький «прыжок» руками на галопе. И помните: чем сильнее вы тянете лошадь за повод, тем сильнее она тянет вас – нечего говорить о противопоставлении максимум ста и в среднем шестисот килограмм.

    Контакт устанавливают все боковые движения, принятые в выездке: траверсы, ранверсы, полупируэты, уступки и принимания. Большое разнообразие элементов позволяет выбирать по ситуации, какая сторона нуждается в проработке, и использовать, в зависимости от этого, сгибания в разных отделах корпуса и как внутреннее, так и внешнее постановление, в зависимости от прохождения в тот или иной повод.

    Выработка импульса

    Вопреки первому впечатлению, понятие «импульс» в выездке никак не соответствует скорости передвижения лошади, а в некоторых случаях является прямым противопоставлением резвой езде.

    Импульс — это направленная вперёд энергия, вырабатываемая задними ногами лошади и проходящая через всё её тело вплоть до активно отжевывающего рта. Ключевое слово — «проходящая», в нём заключено множество важных аспектов: в паре всадник-лошадь не должно быть препятствий для циркуляции этой энергии. Такими препятствиями могут являться:

  • закрепощенная посадка,
  • неправильно подобранная амуниция,
  • травмы,
  • некорректное применение средств управления.

Движение с импульсом отличается живостью и выразительностью, не идущими в ущерб общей расслабленности и пластичности. Если выразить это с точки зрения биомеханики, то импульсивная лошадь после отрыва от земли совершает продольное, а не вертикальное движение скакательными суставами. На этом этапе оценки легко отсекается являющаяся ошибочной «рысь-плывунец». Всадник во время успешной тренировки должен чувствовать синхронизированность своих движений с движениями спины лошади. Обыкновенно тряские аллюры смягчаются, короткие и плоские приобретают амплитуду, лошадь, что называется, «берет на спину».

Развить импульс — не означает прибавить! Задача берейтора, сохраняя ритм, расширить движения лошади, увеличить захват пространства. Мастера ставят искусство создания импульса так высоко, что советуют приучать к нему лошадь переходами между собранной рысью и пассажем, собранным и пируэтным галопом — настоящая высшая школа!

Выпрямление лошади

Казалось бы, в чём сложность выпрямиться, когда всадником и лошадью пройдены все боковые движения и элементы езды Большого круга? Причин масса: пороки экстерьера, врождённая предрасположенность двигаться в одну сторону легче, чем в другую (по аналогии с левшой и правшой у человека), неравномерная обмускуленность в случае проблем со здоровьем или ошибок, допущенных в тренинге. Всё это приводит к тому, что при движении по прямой лошадь начинает «мотать» из стороны в сторону, а при подъезде к стенке становится очевидным бочение.

Первый путь решения проблемы с выпрямлением — возвращение к работе в руках. Взгляд на вашу работу со стороны, недоступный сверху, помогает определить слабые стороны экстерьера лошади и продумать программу, позволяющую растянуть зажатую сторону и привести в тонус растянутую. Нужный терапевтический эффект достигается за счёт отработки боковых движений и грамотного лонжирования с чётким пониманием, как дозировать нагрузку в легкую и сложную стороны.

Среди конников бытует ошибочное мнение, что регулярные, более продолжительные по времени тренировочные работы с зажатой стороной, облегчают лошади задачу двигаться прямолинейно, но это не так. Приоритет «трудной» стороны в большинстве случаев приводит к болезненности в мышцах, потере мотивации, сильному психологическому стрессу.

С лошадью, пока еще не достигшей прямолинейности, следует начинать работу с тех задач, которые легко разрешимы, а затем плавно переходить к проработке трудностей, не скупясь на похвалу за малейшие успехи. Со временем, окрепнув, лошадь будет всё меньше сопротивляться, меняя сторону работы.

Стоит помнить, что прямолинейность существует при движении по любой траектории, будь то круг, полукруг или диагональ: каждая точка тела лошади должна проходить в одном и том же направлении, будь то нос, поясница или копыто. Поэтому прямолинейность следует отрабатывать на простых манежных фигурах: вольтах, восьмерках и серпантинах.

Готовы к сбору?

Данная статья показывает всю несостоятельность идеи “научиться собирать лошадь за несколько тренировок”. Правильный сбор лошади — вершина пирамиды, отточенной веками практики, и покорение этой вершины — процесс долгий, кропотливый, усеянный взлетами и подводными камнями.

Чтобы представить себе максимальную степень сбора, можно посмотреть пиаффе в исполнении ведущих мировых спортсменов. Вот где присутствуют все ключевые принципы:

  1. поднятый, но смягченный затылок, являющийся высшей точкой,
  2. округленная вверх спина,
  3. подведенный, активно работающий зад, не теряющий природного ритма аллюра.

Не каждый всадник достигнет такого мастерства, но эта картинка — то, к чему необходимо стремиться, проживая каждый темп, сидя в седле. Любой, даже крохотный шаг к вершине — это более сбалансированная лошадь, раскрепощающая свой перед, гармонично развивающаяся, хорошеющая день ото дня. И благодарная вам за отсутствие форсирования и бережное отношение к ее здоровью и психологическому комфорту.

admin

Наверх