Как правильно сидеть на лошади на рыси

Умение ездить верхом состоит из трех основных элементов:

  1. выработка правильной посадки
  2. достижение контакта с лошадью
  3. умение воздействовать на лошадь средствами управления
  4. Прежде всего нужно понять содержание термина. Правильная посадка на лошади означает полную гармонию всадника и лошади, «врастание» в лошадь и вхождение в ритм движения.

    Всадник, имеющий правильную посадку, совершенно не думает, что нужно сделать со своим телом, чтобы сохранить равновесие в любой момент езды, все действия его совершаются подсознательно, автоматически.

    Он держится в седле с помощью природного баланса, сидит на лошади расслабив мускулы и умеет входить в ритм движения лошади.

    Сидеть на лошади это вам не то, что сидеть, к примеру, дома на диване. Стулья, кровати и матрасы статичны, они никуда не убегают и не прыгают вверх-вниз. Здесь все просто — удобство матраса обусловлено только технологией его изготовления. И никто не будет учить вас правильно сидеть на матрасе. С лошадью все иначе.

    Поскольку все люди имеют разное телосложение, нельзя предложить какой — либо эталон посадки. Отметим лишь некоторые, характерные для правильной посадки детали.

    Сидеть нужно в самой глубокой части седла и возможно глубже, «врастая» в седло. С этой целью нужно отвести ногу от седла в сторону и возможно ниже опустить бедро, затем то же самое проделать со второй ногой, и так поступать время от времени при езде шагом. Туловище всадника должно быть расположено вертикально, плечи развернуты, как при ходьбе, локти у туловища.

    Работа поясницы имеет важнейшее значение как для сохранения равновесия, так и для вхождения в ритм движения лошади. Поясница должна быть естественно прогнута вперед, совершенно расслаблена. Это основной «шарнир» всадника, которого как систему условно принято разделять на корпус (верхняя часть туловища), шлюсс (внутренняя поверхность бедер) и шенкель (нога от колена вниз).

    Теперь нужно представить себе, что шлюсс приклеен к седлу, через неподвижные колени проходит ось вращения (это представление пригодится при соблюдении правильной посадки на строевой рыси, полевом галопе и подъемах), шенкель свободен (что потребуется для управления лошадью); свободный, раскрепощенный корпус позволит как поддерживать равновесие, так и участвовать в управлении лошадью. Такое представление поможет выработке правильной, гибкой и непринужденной посадки.

    Примерный антипод правильной посадки — поясница не прогнута вперед, а, скорее, назад. В этом положении неизбежно спина становится сутулой, плечи опущены и направлены вперед, колено смещено вверх, шенкель становится средством удерживания в седле, а не управления; от глубокой посадки не осталось и следа. Посадка перестала быть гибкой, раскрепощенной и крепкой. К сожалению, при движении шагом на маршруте такую посадку туристов приходится наблюдать нередко. При движении рысью такая посадка просто невозможна.

    Как вырабатывается правильная посадка

    Первое, чему нужно научиться при овладении искусством верхо вой езды, — сохранять равновесие. С этой целью необходимо принять положение правильной посадки на шагу, но не сосредоточивать внимание на его сохранении (что может привести к скованности), а лишь время от времени контролировать и поправлять посадку. Освоение будет более продуктивным, если ездить без стремян или на неоседланной лошади. При движении учебной рысью, т. е. сидя в седле, не облегчаясь, не нужно бояться упасть, вцепляться в лошадь, судорожно сжимать колени, они при этом неизбежно сместятся вверх, а это положение неустойчиво.

    Старайтесь только балансировать. В нужную минуту при потере равновесия по инстинкту самосохранения колени сожмутся сами собой. Поправив равновесие, тотчас расслабьтесь и балансируйте, не сосредоточивая на этом внимания. Навык балансирования вырабатывается очень скоро.

    Полезны для этого специальные гимнастические упражнения, которые выполняются сидя в седле:

    1. поднять руки вверх
    2. потянуться
    3. посмотреть вверх
    4. резко опустить руки
    5. посмотреть вниз
    6. Реакция на это упражнение поможет выяснить особенности работы вестибулярного аппарата:

      1. положить руки на поясницу, прогнуть ее
      2. положить руки на бедра и сделать повороты корпуса в стороны, наклоны корпуса вперед и назад
      3. поднять руку в сторону, вверх, наклониться, коснувшись пальцами носка ноги противоположной стороны

      Первое упражнение рекомендуется выполнять при движении лошади рысью, остальные — шагом, рысью и галопом.

      Все гимнастические упражнения можно выполнять только в специально оборудованном манеже с мягким грунтом и под руководством и наблюдением инструктора. Как правило, они выполняются при движении лошади на корде (тесьма длиной 5-6 м с пряжкой и петлей на концах). Один конец корды при этом пристегивается к кольцу трензеля лошади, а другой держит в руках инструктор.

      Навык сохранения равновесия вырабатывается очень быстро, приходит умение подсознательно управлять своими мышцами, посадка при этом станет прочной, гибкой и непринужденной.

      Если вы умели ездить верхом, обучившись самостоятельно или в школе верховой езды еще до прибытия на турбазу, обязательно проверьте себя на правильность посадки и умение сохранять равновесие при езде рысью без стремян. При правильной посадке езда без стремян не должна доставлять неудобств. Если вы чувствуете неудобство и есть желание поскорее взять стремена, значит, ваша посадка не вполне правильна, ее нужно исправить.

      Научившись сохранять равновесие при движении лошади рысью, можно осваивать применение средств управления лошадью.

      Правильная посадка у того, кто овладел этими тремя элементами, сидит хорошо и красиво, что в свою очередь позволяет ему правильно воздействовать на лошадь.
      Представление о так называемой классической, идеальной посадке толкает начинающего всадника на путь формального подражания «идеалу», что приносит только вред.
      Разные всадники сидят в седле по-разному. Можно, конечно, многому научиться, глядя на других, поскольку же любое изображение правильной посадки или ее описание невольно заставляет новичков подражать ей, то тренер будет не прав, требуя от начинающего всадника точного копирования такого «классического» положения в седле. Это неизбежно приведет к скованности, что еще хуже. Вопрос: «Как всаднику научиться правильно сидеть в седле ?»-чрезвычайно важен. Он не прост, и на него не ответишь в нескольких словах. Как и на другие два вопроса, которые так часто задают начинающие: «Правильно я сижу?» и «Какие ошибки я еще делаю?». Как ни странно, но на два последних вопроса каждый всадник должен ответить сам. Только он один может судить о том, правильно ли он сидит в седле и научился ли поддерживать контакт с лошадью. Но все это при условии, что сам начинающий всадник понимает, о чем идет речь и что заключают в себе понятия: равновесие, расслабление мышц и вхождение в ритм движения лошади.

      Сидя в седле, всадник не должен принимать неестественную позу, а положение его конечностей определяется видом воздействия, которое он собирается оказать на лошадь. Поэтому не так важно положение рук, как весь комплекс возможного воздействия на лошадь — поводьями, шенкелями и корпусом всадника.

      Первое, чему должен научиться начинающий всадник, -сохранять равновесие. Он должен уметь сидеть в седле, а не цепляться в отчаянии за гриву, не сжимать конвульсивно шенкелями бока лошади. Корпус всадника расположен вертикально обязательно в самой глубокой точке седла на обеих тазовых костях. При этом важно помнить, что самая глубокая точка находится в середине седла, а не сдвинута вперед или назад, хотя у плохо изготовленных седел это бывает, и довольно часто. Правильное положение седла верховой лошади показано на рисунке 24. Руки и ноги к сохранению равновесия всадника отношения не имеют, и лишь при потере равновесия, когда грозит падение на землю, каждый цепляется за лошадь, чем может.

      Скорее всего всадник может научиться сохранять равновесие, если он некоторое время поездит на лошади шагом, а затем спокойной рысью. Чем меньше наставлений при этом он получает, тем легче ему сосредоточиться и научиться сохранять равновесие. Если к тому же начинающему всаднику попадется нетряская, хорошо выезженная лошадь, то умение балансировать выработается довольно быстро. Важно, чтобы начинающий сел сначала на лошадь с мягкими движениями и спокойным характером. На первых порах нужно ездить со стременами, чтобы с самого начала почувствовать себя в абсолютной безопасности; тогда появится уверенность, поскольку не станет причин быть скованным. Если же у всадника все-таки возникают затруднения, то чаще всего оттого, что его лошадь идет в слишком быстром темпе. В этом случае необходимо взять более спокойную лошадь: чем спокойнее на первом этапе обучения будет чувствовать себя начинающий всадник, тем быстрей он обретет уверенность и научится сохранять равновесие.

      Приобретенный навык (а он приходит уже через несколько уроков) необходимо закрепить. А для этого нужно ездить без стремян, но делать это следует постепенно, чтобы начинающий всадник не потерял уверенность и не начал вновь цепляться за лошадь, иначе снова появляется скованность движений, неуверенность, что может привести и к падению с лошади. Постепенно всадник приучается ездить без стремян, сначала немного, а затем все более длительное время, и, находясь в седле, сможет поворачиваться и делать гимнастические упражнения. Таким образом он все более закрепляет навык сохранять равновесие в седле.

      Умение балансировать в седле быстро приходит к каждому начинающему всаднику. Закрепится оно благодаря тому, что всадник научится управлять мышцами пояс-нично-крестцового отдела и корпусом. И только тогда он будет непринужденно и прочно сидеть в седле. Здесь надо объяснить, что имеют в виду, говоря об управлении мышцами пояснично-крестцового отдела и вхождении в ритм движения лошади, иначе требования сидеть прямо или продвинуть корпус назад приведут к скованности всадника или же у него будет слишком прогнутая поясница, а сохранять равновесие при такой посадке весьма трудно.
      Каждый всадник прежде всего должен научиться балансировать, сидя верхом на лошади, это так же необходимо, как и при езде на велосипеде. Только научившись сохранять равновесие, всадник может постоянно чувствовать ритм движения лошади, входить в него и воздействовать на лошадь корпусом*.

      Если же уверенности в сохранении равновесия у всадника не появится, то он никогда не станет мастером конного спорта.
      Умение балансировать можно считать обретенным, если всадник и без стремян уверенно сидит на лошади, совершающей поворот или двигающейся серпантином, может поворачиваться, делать гимнастические упражнения и разговаривать.
      Если всадник уверенно сидит в седле, сохраняя равновесие, не мешая движениям лошади, то вскоре наступит момент, когда лошадь сама будет стараться сохранять равновесие со всадником, реагировать на любое его воздействие.
      Также и всаднику, имеющему уже некоторые навыки, следует систематически ездить без стремян. Если кому-либо это не нравится, то он должен честно признаться, что держится в седле скованно и не умеет сохранять равновесия. В противном случае езда без стремян не должна казаться неудобной.

      * Очень полезно ездить верхом без седла. Вместо седла кладут попону и закрепляют ее троком. Так всадник быстрее научится сопровождать колебания спины лошади движением своего позвоночника, находить единый ритм движения.

      Всадник должен сидеть в седле естественно и непринужденно, мышцы его не должны быть скованы, то есть непроизвольно напряжены. Но это не значит, что его конечности абсолютно расслаблены. От всадника требуется известное напряжение мышц, как напрягает их гимнаст, готовясь выполнить силовое упражнение на одном из снарядов. Трудность заключается в том, что всадник не всегда осознает, напряжены ли его мышцы. Но если всадник сидит в седле неуверенно и с усилием принимает определенную позу, цепляется за гриву или шею лошади, то о расслабленности мышц говорить не приходится. Но как только всадник выработает навык сохранять баланс, он перестанет бояться падения с лошади и не будет конвульсивно хвататься за гриву или луку седла. В этом случае можно говорить о расслабленности мышц всадника.
      Часто приходится слышать, что гимнастические упражнения на лошади вырабатывают у всадника уверенность, развивают чувство баланса и способствуют расслаблению мышц. Все это абсолютная истина: оглядываясь по сторонам, двигаясь, разговаривая и делая гимнастические упражнения, всадник, без сомнений, начинает чувствовать себя в седле непринужденно, обретает уверенность, а, следовательно, мышцы его раскрепощаются. Но происходит это только тогда, когда начинающий всадник научится балансировать в седле и обретет некоторую уверенность. Нельзя, однако, делать гимнастические упражнения на лошади основой подготовки начинающих всадников, строить систему обучения только на этом. А ведь некоторые тренеры слишком много труда и времени уделяют гимнастическим упражнениям на лошади. Это может только помешать всаднику закрепить навык балансирования в седле. Иногда можно видеть, что всадники, посадка которых уже заслуживала одобрения, в результате чрезмерного увлечения гимнастическими упражнениями (игры с мячом на коне) стремятся удержаться на лошади только шенкелями, а не за счет баланса.

      Езда в поле дает всаднику возможность лучше узнать особенности поведения лошади, а это в свою очередь прибавляет всаднику уверенность, он сидит в седле свободнее, почти непринужденно. Этот процесс можно сравнить с изучением иностранного языка за границей, где освоить его значительно легче, чем с помощью методических пособий и учебника грамматики. А после того как человек научится разговорной речи, ему легче изучать и грамматику.

      Надо отметить другую крайность при обучении верховой езде: уделяя слишком много времени гимнастическим упражнениям на лошади, забывают об общей физической подготовке всадника. Некрасивая осанка, плохие привычки и скованность, являющиеся следствием недостатка телосложения и плохой физической подготовки, конечно, влияют на посадку всадника. Но и в этом случае следует различать неправильную посадку и посадку, обусловленную врожденными недостатками всадника: искривлением позвоночника, плохой подвижностью отдельных частей тела. То есть опытный тренер должен видеть разницу между физическими недостатками и скверными привычками, присущими начинающему всаднику до того, как сядет в седло. Эти дефекты тренеру следует обсудить со спортсменом, и лучше всего не во время занятий верховой ездой. Если ошибки всадника вызваны страхом перед слишком высокими требованиями или обусловлены слишком быстрым темпом езды, то тренер и спортсмен могут найти пути их устранения. Если же причина ошибок кроется в физических недостатках или привычках начинающего всадника, то тренер должен давать советы, к которым спортсмен, если хочет научиться красиво сидеть в седле, должен прислушаться.

      В отличие от гимнастических упражнений упражнения нд лошади служат для исправления осанки, устранения скованности и должны выполняться сугубо индивидуально, не по шаблону, так как физические особенности диктуют каждому спортсмену определенный комплекс физических упражнений.

      К неприятным ощущениям, появляющимся чаще всего в начале занятий, относятся боли в бедрах, возникающие при растяжении бедренной мускулатуры. Если начинающий всадник испытывает такую боль, то и позже положение шенкелей у него может быть неправильным. Только тот, кто чувствует себя в седле удобно и непринужденно, может выработать правильную посадку. Если же посадка в седле причиняет неудобства и всаднику трудно держать свои голени прилегающими к бокам лошади, то, скорее всего, у него недостаточно эластичны мышцы и связки внутренних сторон бедер. С такими неприятными ощущениями сталкиваются в начале обучения две трети всадников. Причина, как уже говорилось,-сильная и неэластичная мускулатура внутренней стороны бедра, что особенно часто встречается у взрослых. Этому явлению в большинстве случаев уделяют слишком мало внимания. Если даже через некоторое время эти боли и прекратятся сами собой, что совершенно естественно, то положение шенкелей может так и остаться неправильным, и сам всадник так и не поймет, что является этому причиной. И ни усилия воли, ни старания не смогут избавить начинающего всадника от скованности мышц, если он испытывает неудобство в седле и может держать корпус правильно только напрягая мышцы шенкелей.

      В таком случае надо рекомендовать следующие упражнения: раздвигание ног в стороны и стойка с раздвинутыми ногами. Это помогает растянуть внутренние мышцы бедер, сделает их более эластичными. Но эти упражнения необходимо ежедневно и многократно повторять утром, днем и вечером.

      Надо, однако, заметить, что только гимнастическими упражнениями невозможно отработать правильное положение шенкелей, поэтому всадник должен регулярно ездить на лошади. А пока частые упражнения на растяжение мышц не приведут к успеху, для занятия всадник должен выбирать себе лошадь с меньшим обхватом груди и желательно не тряскую.

      С другими дефектами посадки — скованностью в бедрах и суставах конечностей, искривлением позвоночника или бедер-тоже следует бороться. Скованность суставов рук мешает всаднику, как и музыканту при игре на фортепьяно или скрипке. Но важно помнить, что эти ошибки нельзя устранить за то короткое время, пока всадник сидит в седле.

      Если же начинающий всадник не будет следовать советам тренера, то эти недостатки скажутся на его посадке и управление лошадью будет затруднено. Именно затем я и обращаю внимание на то, что этому виду гимнастических упражнений часто уделяют слишком мало внимания.

      Надо, однако, опасаться, что, исправляя названные дефекты, всадник перестанет чувствовать себя в седле свободно, раскрепощенно, что случается, и довольно часто, хотя многие полагают, что бояться этого не следует. Кажется, будто всаднику только стоит сказать о его недостатках, и он их исправит. На самом же деле иногда такие советы более вредны, чем кажется на первый взгляд. Не так уж редко исправления дефектов посадки в конце концов не что иное, как попытка втиснуть всадника в единожды выработанный стандарт, хотя чаще всего появляется другой, не менее неприятный дефект посадки-скованность всадника.

      Положение тела всадника и его конечностей зависит от того, какое воздействие должны они оказать на лошадь. Поэтому посадка всадника оценивается не сама по себе, а только в совокупности с посылом и ощущением контакта с лошадью. Именно в такой взаимосвязи и нужно пытаться исправлять посадку. Сказанное нельзя истолковывать так, будто улучшить посадку легко; напротив, это очень трудно: когда всадник научится понимать лошадь и правильно на нее воздействовать, тогда он сможет выработать хорошую посадку.

      Всадник забыл про расслабление мышц, и ему кажется, что он сидит правильно; на самом деле он уподобился муляжу, не способному ни чувствовать, ни воздействовать.

      Каждому уроку (началу движения с места, переходу с шага на рысь, остановке, повороту, переходу с шага или рыси на галоп) должен предшествовать сбор лошади. При этом всадник обязан выпрямиться и воздействовать на лошадь шенкелями. Этим он улучшает свою посадку и одновременно чувствует, удалось ли ему собрать лошадь, выполнила ли она его требования.

      Если сам всадник и его тренер каждый урок начинают именно так и делают все в такой последовательности, как говорится выше, то любое исправление посадки излишне.

      Тренер — следит ли он за выполнением своей предварительной команды или за посадкой начинающего всадника — не всегда улавливает изменение посадки ученика. Но для всадника каждая команда диктует свои условия ее выполнения. Это уже говорит о многом.

      С другой же стороны, любые команды, такие, как «выпрямиться», «сидеть прямо», «грудь вперед», вызывают у всадника скованность, поскольку его внимание направлено только на то, чтобы сидеть прямо. Всадник же должен научиться не только сидеть прямо, а правильно ездить верхом.

      Как научиться входить в ритм движения лошади

      Все трудности приходят только с переходом на рысь, когда лошадь начинает подбрасывать всадника. Одни лошади подбрасывают больше, другие меньше. Чем медленней движение, тем легче всадник справляется с этим подбрасыванием. Если же ему приходится ехать быстро, да еще на тряской лошади, то он, конечно, испытывает большие неудобства.

      Начинающий всадник, пытаясь избежать подбрасывания, непроизвольно сжимает бока лошади шенкелями, но этим он не добивается желаемого. В результате у неопытного всадника возникают потертости, появляются скованность движений и чувство неуверенности.

      Причина отставания всадника от ритма движения лошади затрагивалась в главе «Равновесие». Со всем этим можно справиться, научившись управлять мышцами пояс-нично-крестцового отдела. Конечно, человек обычно делает естественные движения, не задумываясь, но, поскольку в искусстве верховой езды отводится особая роль умению управлять пояснично-крестцовым отделом мышц, на этом вопросе следует остановиться особо с целью подчеркнуть его важность. Но даже если всадник научится правильно выполнять движения этими мышцами, то это еще не значит, что он сможет с первых же шагов умело воздействовать на лошадь.

      Как качели можно раскачать, меняя напряжение пояснично-крестцового отдела, так и лошадь этим самым можно побудить к движению вперед. Если же она уже находится в движении, то можно попытаться к этому приспособиться, войти в ритм движения, сопровождать его своим корпусом. Если всадник уже умеет правильно трогать лошадь с места, то, значит, он умеет и сопровождать ее движения; если же одного из двух он не умеет, то ясно, что такой всадник не умеет ни того, ни другого.
      Многие всадники, даже опытные, не понимают, что умение входить в ритм движения лошади-основа правильной посадки, без чего не может быть тонкого посыла. Не надо думать, что со временем это придет само собой, этому нужно учиться. И надо сказать, что хорошо выезженная лошадь -лучший учитель, потому что она сразу же реагирует на малейшее напряжение мышц пояснично-крестцового отдела всадника.

      При движении лошади с места всадник, если он делает посыл не только шенкелями, а мышцами пояснично-крестцового отдела и шенкелями, чувствует, что он обходится минимальным давлением шенкелей. Чем лучше всадник умеет использовать напряжение этих мышц, тем меньшим давлением шенкелей он обходится.

      Усилиями мышц пояснично-крестцового отдела всадник может и остановить лошадь, при этом он почувствует, что остановка происходит не так, как прежде. Без воздействия этой группы мышц лошадь удерживалась сильным давлением поводьев на рот. Теперь же всадник лишь едва натягивает поводья, чтобы лошадь остановилась. В момент остановки всадник чувствует, как лошадь подводит задние ноги.

      Чтобы понять воздействие всадника на лошадь пояс-нично-крестцовым отделом, необходимо многократно повторять начало движения лошади и его остановку, переходить с шага на рысь и останавливаться; и так все время, меняя темп, переходить с шага на рысь и снова на шаг, останавливать лошадь, а затем вновь трогать ее с места. Если вы этого не поймете на своей лошади, то необходимо взять другую, хорошо выезженную учебную лошадь и ездить на ней до тех пор, пока это понимание не придет. Если же и в этом случае вы не сможете найти контакт с лошадью, то, скорее всего, научить вас верховой езде так и не удастся.
      Соответственно сначала требуется понять, что начало движения с места и остановка усилиями пояснично-крестцового отдела и без них существенно различны. И только всадник, который научился уверенно воздействовать на лошадь мышцами пояснично-крестцового отдела, в состоянии препятствовать и сильному подбрасыванию лошади.

      На медленной рыси тем же усилием пояснично-крест-цового отдела, которое действует при начале движения и остановки, таз и центр тяжести всадника смещаются вперед. Всадник же с помощью шенкелей и мускулатуры пояснично-крестцового отдела как бы вжимается в седло. Так, без особых усилий устанавливается более тесный контакт всадника с лошадью. На хорошо выезженных и менее тряских лошадях контакт приходит значительно быстрее. Это приходит благодаря частой смене темпа, потому что правильное напряжение мышц пояснично-крестцового отдела в начале движения и при остановке переносят в движение на рыси. Чем выше подбрасывает лошадь и чем быстрее темп движения, тем больше следует напрягать мышцы пояснично-крестцового отдела. Если всадник полагает, что уже до некоторой степени проник в эту тайну, то его умение воздействовать пояс-нично-крестцовыми мышцами следует проверить на других лошадях.

      Посадку всадника можно считать правильной, если на сокращенной рыси не только на одной, но и на многих лошадях всадник не болтается в седле и переносит движение, сидя так уверенно и спокойно, что листок бумаги, положенный под ним на седло, может удержаться.

      Вхождение в ритм движения лошади — это всегда нечто гибкое, прочувствованное, что никогда не требует усилий и не связано с большими движениями. Поэтому внимательный наблюдатель может его обнаружить не по внешним признакам, а только как результат воздействий на-лошадь. Всадник, обладающий этим умением, сидит на лошади удобно и подбрасывает его меньше, чем других. Резкие движения таза всадника, его неплотное прилегание к седлу или слишком прогнутая спина не имеют ничего общего с умением управлять мышцами пояснично-крестцового отдела. Всадник, напрягая эти мышцы, может отклониться немного назад, но это не поможет ему войти в ритм движения лошади.

      Иногда от тренера можно слышать, что всадник должен колебать корпус в такт движениям лошади. Но этот совет не помог еще никому. Колебания в такт, то есть вхождение в ритм движения лошади, не появляются сами собой, а возникают только из активного движения мышц, сознательного желания продвинуться вперед, как на качелях ; поступательное движение возникает благодаря напряжению пояснично-крестцовых мышц, а простое раскачивание ничего общего с воздействием на лошадь не имеет.

      Управление мышцами пояснично-крестцового отдела

      Усилия пояснично-крестцового отдела при езде верхом необходимы для любого воздействия на лошадь. Не умея правильно воздействовать на лошадь мышцами пояснично-крестцового отдела, нельзя научиться делать посыл. Научиться этому можно только на практике, и лишь в том случае, если всадник не скован.

      1. Правильная посадка
      2. Посадка с напряжением позвоночно-крестцовой мускулатуры
      3. Неправильная посадка
      1. Правильное положение туловища всадника в седле
      2, 3, 4. Неправильное положение туловища всадника в седле

      При освоении этого приема всадник может разговаривать, насвистывать или петь. Возможно, что тогда он не будет скован.
      В естественном положении позвоночник человека не являет собой прямую линию. В этом можно легко убедиться. Когда же мышцы пояснично-крестцового отдела напряжены, нижний конец позвоночника (с крестцом, образующим связь между позвоночником и тазом) несколько сдвинут вперед. Таз сзади смещен вниз, а впереди приподнят, благодаря чему обе тазовые кости сдвигаются вперед.
      Обратное действие достигается, если позвоночник прогибается вперед, когда таз наклоняется вперед, а его кости отходят назад.
      Мускулатуру пояснично-крестцового отдела можно напрягать с обеих или только с одной стороны, следовательно, можно продвигать вперед как обе тазовые кости, так и только правую или левую.

      Научился ли всадник управлять пояснично-крестцовы-ми мышцами, можно проверить лишь во время его езды верхом, и лучше всего на лошади, у которой чувствительная спина.
      Движение, которым напрягаются мышцы пояснично-крестцового отдела, всадник может понять лучше всего, знакомясь со следующими упражнениями.

      Напряжение правой и левой сторон мускулатуры пояснично-крестцового отдела

      1. Качающийся на качелях человек при движении вперед напрягает мышцы пояснично-крестцового отдела, а при движении назад расслабляет их.

      2. Лежащий на спине человек может поднять свой таз, только напрягая мышцы пояснично-крестцового отдела.

      3. Стоящий перед столом человек может торсом продвинуть лежащую у края стола книгу.

      На этом примере наиболее четко видна разница напряжения мышц пояснично-крестцового отдела. Если таз передвигается вперед, как это требуется при езде верхом, то, когда прогнута спина, таз как бы сдвигается назад. С этим связано выпячивание груди и сведение лопаток.

      4. Сидя на стуле и облокотившись на его спинку, можно бедра и таз продвинуть вперед напряжением пояснично-крестцовых мышц.

      5. Тот, кто сидит на узкой, легко опрокидывающейся табуретке, корзине для бумаг или на чем-либо подобном, широко расставив ноги, может только напряжением мускулатуры пояснично-крестцового отдела опрокинуть табуретку, при условии, что его ноги находятся не перед точкой центра тяжести, а стоят справа или слева.

      Сегодня, я расскажу вам, как правильно сидеть в седле.
      Ваша посадка зависит от того, каким аллюром вы будете ездить на лошади. Всадник не всегда неподвижно сидит на лошади. Например, на строевой рыси и на галопе он двигается ей в такт. Для начала рассмотрим посадку вообще, или общие принципы посадки. То есть, как когда всадник держится за седло или за повод,чтобы не упасть, да еще не помешать ей двигаться.

      Всадник должен иметь свободную позу, необходимую для эффективного управления конем. У некоторых новичков с посадкой и движением на лошади не возникает никаких проблем, другие же долго приспосабливаются. Все зависит от ваших способностей и от трудолюбия. Обучение протекает легче у людей, имеющих хорошее чувство равновесия. Про таких говорят, что они сидят на «балансе». Другие вынуждены держаться на лошади только силой ног, да еще помогая себе руками.

      При правильной посадке Ваш вес распределяется между седалищем и бедрами (в седле), и ступнями (в стременах).
      В зависимости заданного Вами аллюра, скорости и движения может перераспределятся.
      Что ОБЯЗАТЕЛЬНО должно быть сделано при посадке в седле:
      1. Поясница должна быть слегка прогнута,
      2. корпус при движении шагом перпендикулярен земле,
      3. плечи в меру развернуты, слегка откинуты назад,
      4. взгляд направлен вперед по ходу движения коня или лошади,
      5. руки полусогнуты,
      6. кисти с поводьями на весу над шеей лошади сразу за передней лукой,
      7. локти прижаты к телу. Но в любой момент они могут выдвинуться вперед,
      8. носки направлены по ходу движения, слегка вывернуты внутрь, к лошади, и подняты вверх, пятки, соответственно — вниз,
      9. шенкеля лежат на подпруге, или чуть отодвинуты назад.

      Основные понятия при движении на Вашей лошади, это шенкель и шлюсс. Этими терминами обозначены верхние поверхности ног. Держатся за лошадь нужно коленками. То есть, коленки как бы прилипли к седлу. Пятки Ваших ног, должны смотреть вниз.
      НЕ чешите шенкелями бока и живот лошади. НЕ держитесь пятками за бока лошади.
      На этом, дорогие Конники, я с вами прощаюсь. Не забывайте о правильной посадке на лошади, иначе можете пострадать и Вы, и ваша лошадь, которую вы оседлали.

      лошади

      В любом деле у меня периодически происходят стремительные провалы. Вроде быстро росла и научилась многому, а потом раз — и понимаю, что ничего не умею. Вот и с лошадьми. Тренер пересадила меня на новое выездковое седло и, оказалось, что я ужасно сижу верхом. Можно сказать, совсем не сижу. В терминах верховой езды это значит, что я болтаюсь, плюхаюсь, стою на стременах. Я собрала все страшные грехи всадника. Осознала и загрустила. Я же одиннадцать лет в седле, я же. Я могла либо оставить это, как есть, сижу же как-то, или приложить усилие и перебороть. Я сейчас на втором пути.

      Видов седел много, но самые главные — выездковые и конкурные. Я люблю ездить в конкурном седле. Его используют для прыжков через препятствия, но мне в нем удобно всё: скакать в полях прибавленным галопом, прыгать, просто ездить. У него большой, мягкий упор под колено, сзади седло практически плоское. В нем можно сделать даже так, повыделываться:

      Цель выездкового седла заставить всадника плотно сидеть и слиться с лошадью в движениях. Оно нужно, чтобы отрабатывать элементы выездки: все эти «плечом внутрь», вольты, диагонали, пассажи, испанские рыси. У этого седла маленький упор для колена, высокая спинка сзади, в нем удобно на длинных стременах:

      Тренер предложила отработать езду. Езда — это комплекс выездковых упражнений, их делают на соревнованиях. В моем случае это была простая езда с переменами по диагонали, зигзагом, вольтами на рыси и галопе. По бокам манежа или плаца стоят столбики с буквами, смена выездковых элементов происходит по ним. Надо не просто запустить лошадь в галоп лишь бы где, а строго на букве E. Поэтому езда — классная штука для дисциплины всадника и лошади: движения становятся четче и сразу видны ошибки.

      Все элементы в выездке делают на учебной рыси и манежном галопе. На учебной рыси не встают на каждый шаг лошади в стременах, а просто крепко вжимаются в седло. На манежном галопе не стоят на стременах и не выдвигаются вперед, а садятся крепко в седло назад. Посадка немного похожа на то, как сидят на диване, откинувшись. По идее в выездковом седле должно быть удобно на этих аллюрах. А я села и на учебной рыси почувствовала только боль и то, что вылетаю из седла.

      Тренер мне кричит: «Сожми ноги, как можно сильнее, все мышцы возьми и напряги. Сядь в седло, отклонись назад, плечи назад, грудь вперед, поясницу прогни, ногу назад, а пятку вниз». После этого она добавила: «Не отпускай повод, всегда держи под контролем, отрабатывай рукой». Мне хотелось заплакать. Тело не слушалось. Мне казалось, что откинуться назад и увести ногу, но при этом держать пятку вниз, невозможно. Я делала это запросто в конкурном седле, но тут не могла. До этого за день я проехала 32 км до Ясной Поляны и обратно на велосипеде, почти постоянно по пересеченной местности. Вместо мышц у меня были только боль и такое лицо:

      Мне хотелось вернуться в удобное конкурное седло. Но потом я разозлилась, я сказала себе: «Ну и доколе это будет продолжаться? Что это вообще такое? Что себе позволяешь?». Два занятия прошло лишь бы как, в борьбе с собой и криках в мышцах. Сегодня появился какой-то прогресс. Я сама вдруг почувствовала, что сидеть отклонившись назад удобнее, нога сама тоже ушла назад:

      В конце тренер попросила меня сесть плохо, как раньше. Но я уже и не знала, как я сидела, и ничего не сделала. В обратную сторону получилось хуже, плечи и локти зажаты:

      Важно не просто правильно сидеть, а еще держать лошадь в контакте, немного работать рукой. Я не тяну жестко, а отзываю на каждый шаг пальцами, чтобы лошадь смягчилась, скруглила шею и подобрала голову. В сборе лошадям делать все упражнения с всадником проще, а у всадника больше контроля. На видео у меня получается собрать лошадь, сделать «вперед и вниз» и потом подобрать сверху:

      «Вперед вниз» — упражнение, чтобы лошадь чувствовала, что как только округляет шею, ей становится легче. Я отзываю рукой, как только лошадь смягчается, я отдаю ей повод, она может расслабиться и опустить голову ниже. Это действует как положительное подкрепление: если лошадь перестает тянуть и ложиться в повод, натяжение ослабевает, ей легче.

      Я повторяла элемент за элементом много раз. Не получилось — сначала. Опять не получилось — встала на круг вокруг тренера и поехала. Иногда накатывает отчаяние, кажется, что у меня тело не такой, как надо, что я не создана для этого. В общем, целый набор рефлексий. Но с каждым разом, всё легче. Мне даже сниться стало, как я еду верхом, как будто мозг отрабатывает технику даже без лошади.

      Все эти упражнения нужны, чтобы чувствовать себя на лошади увереннее. Вот начнет лошадь баловаться и прибавляться. Естественное желание — схватиться за повод, наклониться вперед и попробовать сдержать. А нет, надо наоборот: откинуться назад, зажать ногами лошадь и натянуть повод. А вообще нужно уметь заранее заметить, что лошадь собирается потащить. Для этого нужно держать ее в контакте, отрабатывать поводом, крепко сидеть.

      Тренер предложила в следующий раз ехать на конкурном седле, но я не хочу. Ну да, больно и неудобно, но надо это побороть.

      Вообще, думаю, что такой провал — классная штука. Сразу видишь реальность. Отчасти всё равно немного, но зазнаешься: «Ой, да что там, я всё и так умею». А после провала четко понимаешь, что ты никто и надо постоянно тренироваться. Я сейчас не только о верховой езде. Конечно, проще пересесть в удобное конкурное седло, но чего я тогда стою. Я знаю, что сейчас приложу сверхусилие, у меня будет всё болеть, но потом буду сидеть крепче и контролировать лошадь лучше. Это значит, что в критических ситуациях в полях я быстрее приму решение, удержусь, не испугаюсь. И я опять не только лошадях.

      Чтобы сгладить трагизм, позор и боль, милая фотка:

      Фотка непостановочная. Я просто села отдохнуть в тени лошади, а тренер сфотографировала. Лучше никогда не садиться в ноги лошади. Она может заехать ногой, и будет травма. Я знаю, что эта лошадь так не сделает. В то же время я готова отскочить в бок, если она так сделает.

      Я человек азартный. Ну не в плане игр каких-нибудь и глупостей, а в жизни и работе. Мне нравятся сложные задачи, и я за них радостно хватаюсь. Всё, что сейчас мне не по силам, манит и привлекает. Например, так я начала работать в редакции «Дела». Я точно понимала, что справиться у меня шансов мало, вообще почти нет. И значит — надо пробовать, но страшно, но надо пробовать.

      Я заметила, что самое главное в сложных задачах — не знать, что «лошадь» несет. С такой же силой как я азартна, я пуглива. Вот на примере лошадей видно. Если мне не сказать, что лошадь буйная, ведет себя плохо и всех таскает, я не буду бояться. Даже если лошадь правда буйная, тренировка пройдет нормально, я справлюсь.

      Когда я занималась верховой ездой в прокате Прилепского конезавода, мне приходилось ездить на разных лошадях. А у всех них разный нрав: кого-то не растолкаешь, а кого-то не остановишь, а бывали лошади с непредсказуемым характером. Один на вид добрый конь потащил меня по манежу галопом, отскочил в сторону повороте, и я улетела в обратную сторону. А потом таскалась с синей от ушиба рукой наперевес и не могла ее разогнуть.

      Иногда я приезжала на завод и просто там ошивалась: чистила лошадей, помогала тренеру, смотрела тренировки. Бывало, что приезжали новички, не справлялись с лошадьми, и тренер мне говорила: «Сядь-ка ты, проедь, как надо». Я была переполнена гордости, ведь тренер мне по сути сказала, что я молодец, и садилась на лошадь. Даже если под новичком лошадь вела себя отвратительно, тут она чувствовала уверенность в моих мышцах и вела себя примерно.

      Однажды моя тренер отсутствовала, вела тренировку другая. И тут я сажусь в седло, а тренер мне говорит: «Что-то Хабира сегодня злая какая-то, всех носит». Ну, дело дрянь, думаю. Я ездила на Хабире много раз. По характеру лошадь была сложной, иногда вдруг начинала капризничать, отказывалась идти или бежать, пятилась. Я знаю, что потом Хабиру продали и был случай, когда она встала на вертикальную свечку и упала вместе с всадником на спину. Вот такая лошадь. Но на тренировках я на глупости Хабиры не обращала внимание, думала, справлюсь. Но тут мне сказали, что лошадь не в духе, я стала присматриваться.

      Хабира чуть ухом двинет, мне уже страшно. Она чуть ускорится, я дрожу. Конечно, лошадь это чувствует: по натяжению повода, по посадке, по движению ног, — чувствует неуверенность. Тренировка закончилась тем, что на галопе Хабира разнесла меня по манежу, и я с трудом ее остановила.

      Заметила, что так и в жизни: мне лучше не говорить, что «лошадь» несет. Любая — настоящая лошадь, проект или ситуация. Если я слышу: «Будет сложно, но справишься», — чувствую азарт. А если: «Будет сложно, ну, посмотрим, может и получится», — всё, дрова, сворачиваем удочки.

      Я ничего не боюсь, когда не знаю, что: на Хабре страшно публиковаться, набегут критичные комментарии; невозможно будет взять интервью, герой откажется; эксперт не согласовывает материалы. Видимо, тут дело во внутреннем настрое. Когда я знаю об опасности, я начинаю заранее в голове крутить ситуации, действую неуверенно, с оглядкой. Это как с лошадью: начинаю хвататься за поводу, падаю вперед в седле, — лошадь улавливает неуверенность и на тебе, получай. Когда не знаю о трудностях, во мне больше спонтанности, энергии, игры, и всё как-то легче выходит.

      Если работаю в проекте не одна, так же настраиваю авторов. Рассказываю о проекте, плюсах и минусах, сложностях и возможных трудностях Но если я выбираю человека, то заранее уверена, что он справится. А если нет, ну бывает, всё равно какой-то опыт получим. Зачем заранее пугать. В спонтанности много силы и уверенности. Ничего-ничего, победим.

      Кажется, это лучшая фотка, чтобы проиллюстрировать пост:

      Это не относится к делу. Но лошади не подпрыгивают и не пружинят, когда встают на свечку, они просто встают. Просто поднимают свое тело. У меня всё, простите, не смогла сдержать этот факт

      Кэмп в своей книге про переговоры описал прием «глаза на мяч». Это значит, что во время переговоров не нужно держаться за результат. Если судорожно думаешь: «Я должен закрыть эту сделку, любой ценой, обязательно должен», — появляется нужда и пропадает эмпатия. Ты крутишь эту мысль, зацикливаешься на себе и заводишь переговоры в тупик. Нужно-то думать о пользе, держаться миссии, отслеживать свои эмоции и эмоции собеседника, вести переговоры к цели. Даже если в итоге сделку не заключил, не значит, что плохо вел переговоры, мало ли, что там могло повлиять. Про сделку я говорю для примера, это касается любых переговоров: помириться с мужем, устроиться на работу, уговорить шефа на пятый в году отпуск.

      Но читать в книге это одно, думаешь: «Ну да, всё понятно, не думать о результате, ничего сложного. Просто не буду думать о результате». Ну а как сделать-то? Я, черт возьми, хочу всех победить, заключить сделку или получить уже этот отпуск. Как быть: повторять фразы для повышения самооценки или зарядку делать перед переговорами? В общем, у меня получалось не всегда, уж очень люблю вцепиться в результат.

      Вчера на уроке верховой езды я почувствовала прием «глаза на мяч» через тело. У меня осознание ошибок и прозрения часто приходит через занятия с лошадьми, сама не знаю почему.

      Тренер устроила мне конкурную тренировку — это, когда прыгаешь на лошади через препятствия. Я прыгала низкие крестовины, чтобы научится четко отдавать лошади повод в момент прыжка. Лошадь прыгает — я наклоняюсь и чуть вытягиваю руки, отдаю ей повод. Раньше во время прыжков я, наоборот, тянула повод на себя, мешала лошади, и она закидывалась и не хотела прыгать.

      Сначала я прыгала препятствия отдельно, а потом тренер сделала маршрут по всем сразу. Она сказала: «Главное — не думай обо всех препятствиях сразу, только — об одном. Постоянно смотри в центр, не отпускай шенкеля. Только когда прыгнешь первое, начинай думать о втором». И это чертовски помогло.

      Когда я думала обо всем маршруте сразу, я теряла фокус и размышляла: «Как же все их прыгнуть, а вдруг не прыгну, а ведь надо прыгнуть, они низкие и только позорище всё не прыгнет». Я думала о результате, о том, моменте, когда лошадь приземлится после последнего препятствия, но забывала высылать лошадь шенкелями, держать спину ровно, пропускала момент толчка и не отдавала повод. Лошадь или не прыгала, или закидывалась или отпрыгивала — приятного мало, можно вылететь из седла.

      Когда стала думать только об одном препятствии, начало получаться. Я сосредоточилась, держала перед глазами середину крестовины, постоянно поддерживала в лошади импульс и четко отдавала повод при прыжке. Я чувствовала, как работает поясница и как держусь ногами, я отслеживала, когда лошадь уходила влево или вправо, чтобы свинтить с препятствия. Правда в конце я всё же совершила ошибку. Меня погубила гордость, что я так классно отпрыгала прошлые препятствия. Я перестала высылать лошадь шенкелями, пропал импульс. Ну а если я не особо хочу прыгать, лошадь тоже не будет. Так и получилось. Вот, всё в этом видео, в конце моя ошибка:

      Я провалила последнее препятствие, но весь маршрут — нет. И цели добилась — почувствовала, что лошади легче прыгать, когда я не затягиваю повод.

      Я не знаю, читала ли моя тренер Кэмпа, но она интуитивно знает о приеме «глаза на мяч». Тренер по-прежнему так выбирает для меня упражнения, что я сама через тело понимаю свои ошибки, думаю над ними, тренируюсь и исправляю. Посмотрим, поможет ли мне это в переговорах в жизни.

      В верховой езде я периодически допускают одну и ту же ошибку — повисаю на поводе. Из-за этого я упала с лошади и уже два месяца не могу полностью вытянуть руку. Мне было ужасно обидно, что я упала, ведь я десять лет в седле, и конь был спокойным. Я занудствовала сама с собой и анализировала ситуацию. Оказалось, что я совершаю такую же ошибку в жизни и работе, и от этого тоже сплошные неприятности. Теперь я учусь «бросать повод» в седле, и в жизни. Может, у кого-то тоже откликнется.

      Лошадью нужно управлять внимательно, но мягко и без напряжения. Нужно быть готовым, что откуда-нибудь выпорхнет птичка, а лошадь отпрыгнет, но зажиматься и напрягаться вредно. Лошадь чувствует напряжение, нервничает или пытается избавиться от ненужного давления. Бывает, едешь в поле, откуда-нибудь выныривает квадроцикл, и если сам не испугался, то и лошадь спокойнее реагирует. Да и повод нужен, чтобы контролировать лошадь и корректировать ее, а не постоянно тянуть. Даже останавливают лошадь не поводом, а всем корпусом: наклоняются назад, сжимают бока ногами и чуть натягивают повод.

      Скачу в поле, не напрягаюсь

      Когда лошадь перестает слушаться, ускоряется без команды, мой первый рефлекс — повиснуть по поводе: наклониться вперед, натянуть повод и зажать лошадь. Кажется, что если натянешь повод сильнее, лошадь остановится. Но на деле она, наоборот, ускорится. Лошадь пытается перетянуть и, конечно, у нее получается, она сильнее. Я становлюсь сжатым комком, мне страшно, я сильнее тяну повод и теряю контроль. Лошади неприятно, она пытается освободиться от давления, мотает головой и набирает темп. Хорошо, если лошадь воспитанная, другие могут сбросить или высадить об дерево.

      Вот тут сижу плохо, зажата. Меня не оправдывает даже то, что я еду без седла

      Самое интересно, что когда лошадь начинает ускоряться, иногда достаточно отдать лошади повод, ослабить его. Чаще всего она успокаивается и идет ровно. Такое же правило работает и во время прыжков через препятствия: если натягиваешь повод и держишь его мертвой хваткой, лошадь закидывается над препятствием, разносит. Когда лошадь внезапно на всем скаку тормозит перед препятствием, легко вылететь из седла. Если направить лошадь на препятствие настойчиво, но во время прыжка отдать ей повод — всё получится идеально.

      Слишком затянула повод

      Я поняла, что в жизни делаю то же самое. Когда расслаблена, «глаза на мяч» и просто работаю, все получается. А потом переклинивает, перестает получаться или устаю, и начинаю давить на ситуацию, вся сжимаюсь, ругаю себя, что плохо всё делаю. Комок неудач становится больше: ругаю — перестаю успевать — опять ругаю. Всё заканчивается изнеможением и падением в отчаяние. Мне кажется, что всё плохо и ничего не выходит, а надо просто «отпустить повод», увидеть, что пора отдохнуть или вообще не тратить силы на то, что не получается, или пересмотреть подход.

      Моя тренер по верховой езде взялась за меня, и теперь мы учимся бросать повод. Она придумывает такие, чтобы я не могла повиснуть на поводе, даже если сильно захочу: ездим без рук, на корде без повода и седла, с одной рукой. Перед прыжками мы учимся на каждый шаг отдавать повод лошади, чтобы тело запомнило движение и потом в нужный момент его повторило.

      Верховая езда и эти упражнения помогают мне и в жизни. Я учусь чувствовать напряженность в теле, а потом ловлю его. Вот на этой неделе я успела сделать всё, что запланировала, потому что перестала «висеть на поводе», отказалась от неприоритетных задач (спасибо Люде), делала всё, что в моих силах, и давала себе время отдохнуть. И главное — не ругала, когда не выходит.

      А еще, как только замечаю расслабленных, но крутых людей, начинаю их пытать и спрашивать, как у них так выходит. Это мне мало помогает, ведь они и сами не знают, но отучиться никак не могу.

      А эта фотка просто так, потому что мы тут классные и расслабленные

      Конечно, не стоит совсем бросать повод на молодой лошади или если лошадь уносит в поле. Я пишу в блоге про хорошо обученных лошадей.

      Сейчас опять начну про то, как переношу открытия в верховой езде в жизнь. В верховой езде полно противоречий. Вот, например как надо сидеть в седле — это расправленные плечи, мягкая поясница, сильные ноги и пятка вниз. По первой даже и не понимаешь, как так, расправить плечи, поясницу расслабить, а ногами держаться. Потом доходит. Со стороны хорошая посадка расслабленная, непринужденная, но при этом ты будто прилипаешь к седлу, вот так сильно держишься ногами.

      В седле нужно сидеть крепко, но без напряжения. Повод надо держать мягко, но давать команды отчетливо и сильно. Не нужно зажиматься, наклоняться вперед — так только мешаешь лошади. Наоборот, надо быть расслабленным, но постоянно отслеживать, что происходит с лошадью и вокруг. Ты не ждешь постоянно подвох, но знаешь, что он может случиться. От этого не плохо, ты просто знаешь и знаешь, что будешь делать. Кастанедовский Дон Хуан тут что-то бы буркнул про точку сборки, да, примерно то самое.

      Когда я недавно упала с лошади я совершила все возможные ошибки. Я села на молодого жеребца, и когда он без моего ведома пошел, я не проявила настойчивость и не остановила его, а прошляпила и на ходу меняла стремена. Он побежал. Вместо того, чтобы собраться, сжать его ногами, отклониться назад и начать его поворачивать на небольшой круг, я испугалась, наклонилась вперед, зажала повод, и ему стало бежать еще проще. Я испугалась, что он ускоряется и выскочила из седла. При этом я прекрасно умею ездит без стремян и знаю все эти правила. Но я вся сжалась и упала.

      Три недели после тренер меня восстанавливала. Она увидела мою ошибку и стала подбирать упражнения на расслабление. Не в какие поля я не ездила, она сажала меня без седла, брала лошадь на корду и гоняла. Сегодня я сначала даже без рук ездила — училась расслабляться. Без седла и стремян, без повода ты можешь ехать только правильно. Только и остается, что сидеть как влитой и держаться ногами. А тело само собой отклоняется назад, так удобнее.

      И в жизни то же самое. Когда я настойчивая, но в тоже время мягкая, у меня все получается быстрее и проще. Я ловлю поток и двигаюсь в нем, подгребая. Даже если много работаю, меньше устаю и полна сил. Я знаю, какие могут быть трудности и готова к ним, но они для меня не катастрофа, они не вызывают сопротивление. Сегодня после тренировки на плацу я поехала отрабатывать расслабление и настойчивость в поля. И был момент, когда я поймала это. Осталось проанализировать и закрепить. Так-то.

      Это мой принцип не только в верховой езде, а вообще во всём. Когда упал, очень хочется начать себя жалеть, раскиснуть и пойти пешком. Особенно, если упал больно. Но нет, надо побить себя по щекам и сразу сесть в седло. Иначе возникнет панический страх и уже никогда не сядешь. Конечно, геройствовать не надо, и если сломана рука или нога, надо в травмпункт. Но, в целом, правило такое.

      Я падала с лошадей за все 11 лет раз семь, три раза серьезно с травмпунктом и синими руками и ногами. Последний раз — две недели назад. Упала на плечо и было так больно, что я каталась по земле и плакала. Тренер меня ощупала, убедилась, что, скорее всего, перелома нет, пересадила на свою лошадь. Мы ехали через лес, поэтому никаких поблажек у меня не было. Перед глазами «летали птички», плечо болело, но мне нужно было держать лошадь и прыгать с ней через бревна.

      После тренировки я, конечно, страстно начала себя жалеть, возить по травмпунктам. Рука до сих пор болит, даже когда много печатаю. Но я уже начала выезжать на велике и не дождусь, когда рука снова разрешит сесть в седло. Снова сесть не боюсь, потому что не помню само падение, а только то, что я вновь села в седло и поехала. Я помню, что справилась.

      Так я поступаю всегда, даже в работе. Если я долго общалась с экспертом, выуживала детали, писала текст, потом переписывала, а текст никому не понравился, я расстраиваюсь. Я думаю, что плохой редактор и автор, и для меня это тоже падение. Иногда сильно расстраиваюсь и закрываю ноутбук. Но тут самое главное не раскиснуть. Через несколько минут или после прогулки я беру этот или другой текст и начинаю всё заново. В конце концов текст получается, и я помню не момент, когда всё было плохо, а как я начала заново. Это лучше любого мотиватора.

      После каждого падения, лошадиного или жизненного, я обдумываю, почему так случилось. С лошади никогда не упадешь просто так, но это уже другая история.

      «Ой, я так люблю лошадей, мечтаю начать ездить. », — за свои десять лет в седле, я слышу такое очень часто. Потом такие люди приходят на одно занятие, понимают, что это больно, страшно, тяжело, и исчезают. Теперь я всех отговариваю. Расскажу, как это — ездить верхом и заниматься с лошадьми в реальности, без мимими. В посте всё будет про простых людей, не спортсменов.

      Я знаю, откуда берутся иллюзии и восхищения лошадьми и верховой ездой. Люди видят в интернете красивые фотки девушек в длинных платья на свободных лошадях, записываются на занятия, надевают лучшую одежду и берут с собой телефон, чтобы фоткать. У меня тоже есть такие фотки, они насквозь постановочные и фальшивые, так в жизни не бывает.

      На этой фотке мне больно, потому что шов джинсовых шорт и высокий хребет лошади жестко впиваются в меня. Я это стараюсь не показывать. В конце поста покажу, что было на самом деле

      Какую бы одежду ни надел на занятия, через полчаса она будет в пыли, слюнях и пропахнет лошадиным потом. Когда приходишь на занятия, лошадь надо собрать: почистить, одеть амуницию. Да, всё это придется делать всаднику. Может есть какие-то пафосные конюшни, где кто-то это делает и отдает лошадь чистой, но я считаю, что это фигня. Пока чистишь, устанавливаешь контакт с лошадью, видишь её нрав, знакомишься. И лошадь тоже привыкает, изучает. Это важно, если собираешься ехать на этой лошади первый раз.

      Так я выгляжу с лошадью в реальности. На мне двое штанов, сапоги из магазина «Всё по 600», два свитера, папина старая куртка, а сама я какая-то зачуханная. Зимой — холодно и приходится кутаться

      Летом всегда жарко: облепляют оводы, ветер треплет волосы, по лицу течет пот

      Лошади любят поваляться. Зимой не страшно — снег чистый. В межсезонье или летом после дождя лошадь может радостно встретить в панцире из грязи. Придется чистить. Если она не дай бог забрела в репьи, еще час придется вычесывать хвост и гриву. Если дать лошади яблоко, она будет жадно его жевать, брызгая соком и слюнями. От трензеля во рту у лошадей текут слюни, после занятия она с радостью почешется о только что стираную куртку. Увернуться и не испачкаться не получится. Меня всё это не смущает, а запах лошадиного пота так вообще нравится.

      Мы учили лошадь ложиться по команде, я ложилась вместе с ней. А еще иногда лошади шутят и делают это прям со всадником

      Нельзя научиться ездить на лошади за одно занятие. Встречала людей, которые прокатились один раз в парке в поводу верхом или покатались верхом где-нибудь на югах и думают, что все лошади такие: устало и неторопливо идут хвост в хвост. Мужчины так вообще чаще всего считают себя наездниками от природы. А что там сложного, подседлал и поскакал в поля шашкой махать. В жизни всё не так.

      Тренер объяснит, как нужно держать ноги и руки, но ничего не будет получаться: руки будут плясать, ноги выскакивать из стремян. Как люди ездят рысью, не вываливаются из седла, не отбивают себе всё — будет загадкой. Тренер будет твердить каждую минуту: «Пятку вниз», «Руки ниже», «Плечи прямо», «Не гнись, поясницу расслабь». Лошадь будет издеваться: вы её влево, она вас вправо, вы её вперед, а она остановится. Будет казаться, что всё делаешь правильно, но ничего не выходит. На следующее утро мышцы в самых неожиданных местах скажут «Привет», будут болеть, не давать слезть с кровати и ходить по лестнице.

      Нормальный тренер никогда не отправит сразу в поля или леса. Я впервые выехала на просторы где-то через два года. На некоторых конюшнях вообще не отпускают в поля, потому что лошади не выучены: понесут, сбросят, испугаются. Мне в этом повезло, лошадям моего тренера я могу доверять

      Чтобы научиться ездить верхом, нужно очень много терпения. Если не получается, придется повторять снова и снова, пока не получится: где-то быть более жестким, где-то наоборот смягчиться. Не получается поднять в галоп — заходим на этот же круг и пробуем снова, пока ни получится. Иногда на это уходит две попытки, а иногда — десять. Сначала меня это доводило до слез, потом закалило. Чтобы понять и почувствовать, как правильно, просто нужно больше ездить. Но точно знаю, если бы я ни была фанатиком и не любила лошадей так сильно, давно бы бросила и сказала, что это не моё.

      Сначала учат сидеть в седле на всех аллюрах: шагу, рыси, галопе. Потом пробуют более сложные упражнения: например, ездить с одной рукой, без стремян, вообще без повода и управлять только корпусом. Они помогают держаться в седле крепче и готовят к испытаниям. Едешь без стремян, бросает в разные стороны и думаешь: «Ну и зачем мне без стремян, чем это пригодится». Потом понимаешь, что так сидишь лучше и крепче. Однажды у меня в поле, далеко от дома, порвалось стремя. Пришлось всю дорогу скакать без стремян. Если бы тренер регулярно не заставляла меня делать это упражнение, я бы не смогла и шла бы весь путь с лошадью с поводу.

      Терпения нужно много: и когда ездишь верхом, и когда занимаешься с лошадью в руках. Ничего не получается сразу

      Если всё это пугает и хочется прям сразу научиться — лучше вообще не пробовать. В мой первый раз мне казалось, что я никогда не смогу нормально ездить и сдамся. Но я мечтала об этом с детства и отступать не моих правилах. Так всё растянулось на десять лет, и я не собираюсь заканчивать.

      Однажды я упала, повредила руку. Как только рука хоть немного начала сгибаться, я помчалась на конюшню и села верхом. Я фанатик, всем это не нужно. Намного проще заказать фотосессию, постоять рядом с лошадью, которую кто-то почистит, и выложить фотки в интернет.

      Кажется, что плавать с лошадью романтично. Я плыву с ней в одежде, а в кроссовках хлюпает ил. Если я сняла бы кроссовки, лошадь могла нечаянно наступить мне на ногу, и я поехала бы не домой, а в травмпункт. Обратно я ехала вся мокрая и грязная, прилипая к седлу, но счатливая

      Еще кажется, что ездить без седла легко и так естественно. Но чаще всего это больно, особенно, на верховых высоких лошадях. На тяжеловозах — терпимо, а иногда даже приятно, как на диване. Но держаться надо еще лучше и сильнее, иначе запросто соскочишь.

      Вот настоящая фотка из той идеальной фотосессии. По моему луцу видно, что мне больно: лошадь бежит рысью, я сижу без седла, её хребет больно впивается в меня. А еще этот шов на джинсовых шортах — просто невыносимо. Вечером после фотосессии я с трудом двигались, а сидеть было больно еще два дня

      Если от лошадей прям прёт, хочется ездить — надо пробовать, но сразу готовиться к худшему. Никаких мимими и восхищений, никаких завышенных ожиданий от себя. На первом занятии нужно понять, как работают ноги и руки, как ездить шагом, как поворачивать и останавливать. Если сразу получилось облегченной рысью — целое достижение. Если так и не стало понятно, на какой такт вставать в седле, а на какой садиться — ничего страшного, получится потом. Если лошадь капризничает и возит вас, куда хочет — тоже ничего страшного, они проверяют всех всадников и чувствуют неопытных. Как только на такую лошадь сядет опытный всадник и только возьмет в руки повод, она подберётся и даже не будет думать возить, куда захочется.

      На моей памяти был только один человек, который на первом занятии сразу поехал рысью. У тренера, наверное, примеров больше. Но он с самого начала не особо хотел ездить верхом, относился к лошадям ровно и без восхищения и просто терпеливо пробовал снова и снова, пока ни получалось. А еще он начал устанавливать контакт с лошадью, как только зашел в конюшню: разговаривал, угощал, гладил. Их же тоже можно очаровать, они всё чувствуют.

      Мне кажется, что идеальная формула для тех, кто хочет ездить верхом и заниматься с лошадьми: терпение + уважение к лошади + реальные ожидания от себя + время + любовь.

      Мне надоело писать только на профессиональные темы. Буду про лошадей и всё остальное.

      Я десять лет в седле, а в моем инста куча фоток в полях и лесах с мордами. Хоть раз в неделю выбираюсь, чтобы поездить верхом или пообщаться с лошадьми. Не еду, если идет проливной дождь или если не могу встать, например, лежу с температурой. Я никогда не писала о лошадях, казалось, что это никому неинтересно. Ну ездишь и езди. А сейчас многие спрашивают и даже просят написать.

      Эти морды я люблю всю жизнь. Вообще все лошадиные морды

      Мои заметки будут интересны, если вы любите лошадей, если они вас восхищают, удивляют и пугают. Если мечтаете с ними общаться ближе или ездить верхом. Расскажу, почему езжу верхом, с чего начать и когда начинать не надо, как научиться хорошо сидеть в седле, чего опасаться, как одеваться в жару и холод. Да и кучу всего еще.

      Не читайте, если вы хотите заняться конным спортом, использовать лошадь для побед и с гордостью надевать белые штаны на соревнования. Я против конного спорта — никогда не участвовала в соревнованиях. Мне не нужны победы ценой здоровья лошади. Мне нравится, когда лошади в радость побегать по полям, а не рвать рот и растягивать ноги, чтобы я получила награду или деньги. И еще: со мной бесполезно об этом спорить, мне это уже надоело.

      Здесь лошадь без уздечки, на хакаморе. У обычной уздечки во рту лошади трензель или «железо» — металлическая перемычка. Она давит на нёбо, вызывая неприятная ощущения. У хакаморы нет трензеля, она действует по-другому. Рот лошади свободен. Знаю спортсменов, которые вообще боятся выезжать в поля, а тем более на такой штуке. Они считают, что лошадь управляется, если навешать побольше «железа», чтобы ей было больно. Мои тренеры воспитывают лошадей так, чтобы им можно было доверить свою жизнь не тупым воздействием и болью, а развивая её мозг и способности. Чтобы сделать эту команду, я говорю лошади «Ап», зажимаю ноги и тяну повод на себя. Ее так научили

      Есть две причины, почему я до сих пор езжу верхом. Это делает меня счастливой и это напоминает мне, что я смогла. В этом посте будут скучные воспоминания и всякие сопли.

      В седле я десять лет, но люблю лошадей всю жизнь. Правда. Сколько себя помню, рисовала их и мечтала, что буду ездить верхом. Но года в три у меня началась астма. Врачи не хотели разбираться, почему я задыхаюсь. Они сказали, что я всю жизнь буду жить с балончиком. Помню, как лет в пять полная врачуга с короткой стрижкой сказала что-то типа: «Да какие там лошади, она даже бегать не сможет, будет задыхаться». Жаль тогда я не могла ей сказать, чтобы она пошла к черту. Моя мама сказала ей, что я всё смогу. К этой врачуге мы больше не ходили.

      Я часто перед сном представляла, как вылечусь и буду скакать на черной лошади по полям. Перед глазами у меня был целый фильм: представляла леса, реки, овраги и поля. Бескрайние поля и как я скачу галопом на черной лошади. Но болезнь не отступала. Первый и второй класс я почти не ходила в школу: выходила на две недели, а потом заболевала. Опять хрипы в легких, долбящий кашель. Спасали только картины с лошадьми перед глазами. Я помню ту училку с короткой стрижкой, которая сказала маме: «Она не сможет учиться, переводите на домашнее обучение». Мама сказала, что я буду учиться в школе и всё смогу. А мне сказала, что училка странная.

      Вот так я представляла себя в мыслях. Но эта фотка лета 2016, а лошадь не вороная, а гнедая

      Оказалось, что у меня аллергия на домашнюю пыль. В пыльных местах сразу случался приступ. Но болезнь была настолько застарелой, что я болела даже дома, в полной чистоте. До сих пор в поездах на пыльном матрасе или в захламленных помещениях мне труднее дышать.

      Потом случилось волшебство. Сейчас мне так кажется. Появилась женщина, не врачуга, не учительница, с длинными волосами. У нее был больной ребенок, с синдромом Дауна. Я не знаю, кто она была, но она жила в нашем доме в другом подъезде. Не гадалка, не экстрасенс, нет. Она сказала, что вылечит меня. Главное — выгнать из бронх всю мокроту. Она сделала растирку с дегтем и чем-то еще. Каждый вечер мама мазала этой штукой меня, кутала в пуховый платок, укладывала спать. С утра смывали. Было неприятно. Я помню запах дегтя и как я дико кашляла, но откашляла всю эту гадость. Каждый вечер еще надо было парить ноги в отваре иголок, в горячей воде. Родители поверили в эту женщину.

      Было тяжело, лечилась где-то год. Год постоянных растирок. Я держалась, не капризничала, чтобы не расстраивать маму. От меня постоянно пахло дегтем. Но я стала дышать, начала ходить в школу и не пропускала. Потом вообще всё наладилось: ходила на физкультуру, бегала и даже долбила хулиганов по носу. Иногда я вспоминала лошадей и думала, что когда вырасту, точно буду ездить верхом. Конечно, меня сажали верхом в цирке или парке, где лошадь водят в поводу. Но я грезила теми полями и лесами из моих «фильмов».

      Нормально в седло я села в 18. Папа через знакомых узнал про тренера на местном конезаводе: меня познакомили с Галиной Викторовной. Сейчас она и ее сестра — одни из самых близких мне по духу людей. В тот первый день она посмотрела строго и назначила день, когда начнем занятия.

      В назначенный день она завела меня в денник с Малышом. Денник — это загон, где лошадь стоит: с поилкой, кормушкой. Малыш был молодым, обаятельным серым жеребцом. Она закрыла меня в деннике и сказала: «Возьми щетку и чисть». Я не знала, что и как. Малыш понял, что я чайник и ни черта не умею. Стал баловаться. Прижимал меня к стене, не давал чистить, отворачивался — веселился как мог. Я чуть ни плакала.

      Потом Г.В. показала, как надевать уздечку и седло. Она сказала: «Бери за повод и веди его в манеж». Я взяла за повод, и Малыш протащил меня по всей конюшне. В манеж он не хотел. Я не могла его удержать и чуть ни плакала. Тренер догнала нас, строго взяла Малыша, и мы пошли в манеж. Так всё началось. «Чуть ни плакала» было еще много раз. Но это неплохо: мне иногда нужно раскиснуть в хлам, чтобы потом воспрять духом и смочь.

      Фотки Малыша у меня нет, но это тоже старые фотки. Дата неправильная. Здесь мне где-то 21-22 года. Я уже ушла с конезавода и начала ездить на лошадях Галины Викторовны. Это первая или вторая поездка в поля

      До сих пор обожаю запах дегтя. Для лошадей летом делают всякие брызгалки от комаров и мух, туда его добавляют. Брызгаю и наслаждаюсь. А еще каждый раз, когда я скачу галопом, я думаю: «Черт возьми, вот же оно!».

      В следующем посте расскажу, можно ли научиться ездить за один день и что чувствует всадник там, наверху, в первый раз.

      В создании этой статьи участвовала наша опытная команда редакторов и исследователей, которые проверили ее на точность и полноту.

      Команда контент-менеджеров wikiHow тщательно следит за работой редакторов, чтобы гарантировать соответствие каждой статьи нашим высоким стандартам качества.

      Легкая рысь (также известная как строевая рысь) это вид верховой езды, который применим в основном в английском стиле верховой езды, в котором всадник поднимается из седла в такт с аллюром лошади. Это предохраняет всадника от постоянных толчков во время езды рысью и от оказания давления на спину лошади. Хотя сначала такая езда может казаться неестественной, строевая рысь с практикой дается гораздо легче. Начните с шага 1 ниже, чтобы узнать, как правильно приподниматься.

      Движение на галопе совершается в три такта * . Различают галоп с правой ноги и с левой. При галопе с правой ноги (рис. 32) вперед выбрасывается правая пара ног, при галопе с левой ноги — левая пара.

      * ( При каждом прыжке галопа слышно, как лошадь ступает тремя ногами (в соответствии с этим рысь проходит в два такта, точно также и правильное осаживание. Шаг имеет четыре такта).)


      Рис. 31. Переход на галоп с правой ноги


      Рис. 32. Галоп с правой ноги. После третьей фазы следует фаза свободного зависания

      Всаднику разрешают ездить галопом уже в первые часы тренировок, чтобы быстрым продвижением вперед доставить удовольствие и чтобы он во время прохождения углов научился сохранять равновесие. При этом на сам переход на галоп сначала не обращают внимания. Большинство лошадей переходят на галоп по команде тренера, повинуясь голосу. Всадник научится правильно сидеть в седле на галопе и правильно входить в движение галопа только с переходом на галоп; точно так же, как правильно научиться входить в рысь можно, только напрягая пояснично-крестцовый отдел, начиная движения с места и осаживая лошадь.

      Лошадь нужно предупредить о переходе на галоп не только постановлением, при этом надо, чтобы она приняла вправо или влево в зависимости от того, с правой или левой ноги должен начаться галоп. С этим должны согласовываться и посылы.

      Собственно говоря, посыл на галоп совершается не из прямого положения корпуса, а из посадки, которая должна быть у всадника, заставляющего лошадь принять вправо или влево. В соответствии с этим внутреннее бедро должно быть уже продвинуто, внутренний шенкель прилегать к подпруге, а внешний — к крупу лошади на расстоянии ширины ладони за подпругой. Если бы всадник, смягчив поводья, равномерно надавил вперед пояснично-крестцовыми мышцами и шенкелями, то лошадь, приняв вправо или влево, перешла бы на рысь.

      Но чтобы лошадь, принявшая вправо или влево, перешла бы не на рысь, а на галоп, нужно сменить чередование ног на галоп. Это происходит в первую очередь благодаря энергичному давлению вперед внутренней тазовой костью и одностороннему напряжению мускулатуры пояснично-крестцового отдела. В связи с этим оба шенкеля давят на лошадь вперед (внутренний — на подпруге, а внешний — на расстоянии ширины ладони за подпругой), но прежде всего внутренний. Оба повода нужно одновременно смягчить, чтобы облегчить лошади движение вперед. Давление же на внутреннюю сторону можно усилить еще и благодаря незначительному набору повода.

      В соответствии с этим все решает одностороннее воздействие пояснично-крестцовым отделом. При достигнутых успехах в выездке уже только этого посыла достаточно, чтобы не только добиться перехода на галоп, но и чтобы во время движения сменить галоп с правой ноги на галоп с левой, или наоборот. Поскольку же любой посыл пояснично-крестцовым отделом немыслим без поддержки шенкелей, переход от более грубого посыла к более тонкому вряд ли можно увидеть.

      Переходить на галоп учат по-разному. Можно перевести лошадь на галоп с помощью хлыста и даже окриком или щелканьем языка. Часто говорят, что лошадь должна принять в сторону, чтобы получить большую свободу плечам. При этом она изгибается в форме буквы S. Иногда рекомендуют переходить на галоп только с помощью внешнего шенкеля, но такие советы ведут по ошибочному пути.

      Правильно переходит на галоп всадник, вошедший в ритм движения лошади. Любые сомнения по этому поводу можно устранить с помощью самоконтроля. Если всадник не чувствует, что его лошадь идет неправильным галопом, то его посадку нельзя считать правильной. Это нужно подробно объяснить.

      Хорошо выезженная лошадь на галопе с правой ноги принимает вправо, а на галопе с левой ноги — влево. Вперед выбрасывается внутренняя пара ног, что является следствием деятельности костно-мышечного аппарата, включая и мышцы изогнутой спины. Если всадник стремится войти в эти движения, как он этому учился на рыси, то внутренней тазовой костью и бедрами, то есть односторонним напряжением пояснично-крестцового отдела, он должен надавить вперед. Если всадник этому научится, то будет уверенно сидеть в седле на галопе, как и на рыси.

      Если всадник при переходе на галоп давит вперед на внутреннюю сторону в то время, как лошадь переходит на галоп не с нужной ноги, то у него неправильная посадка. Неправильный переход на галоп всадник ощущает костями таза, как будто лошадь требует, чтобы он сел иначе. В то время как он собирается передвинуть правое бедро и правую тазовую кость, лошадь как бы подсказывает ему, что следует продвинуть левое бедро и левую тазовую кость. Всадник должен почувствовать это поворачивающее движение под тазом, потому что оно мешает ему правильно сидеть в седле. И как только всадник обратит на это внимание, он научится и исправлять ошибку.

      Если он научится правильно переводить лошадь на галоп, то сможет попеременно галопировать то с правой, то с левой ноги.

      Переход на галоп лучше всего делать с движения и с вольта или перед прохождением угла манежа, и его следует отрабатывать до тех пор, пока всадник не обретет полной уверенности. В движении всаднику легче сохранить уверенную посадку, а на повороте лошадь в соответствии с применением легче начинает галопировать.

      На тренировке следует обратить внимание, чтобы задние ноги лошади перед переходом на галоп не стояли слишком далеко внутрь и лошадь переходила на галоп по возможности на один след.

      Многим всадником двигаться на рыси сложней всего. Тем более, что существует два вида рыси: строевая и учебная. Большинству сложнее научиться ездить строевой, но встречаются и те, кому сложнее привыкнуть к учебной. На самом деле, зависит эта сложность чаще от движений лошади, чем от умений всадника.

      Посадка на учебной рыси

      Обращу внимание, что движения лошади для учебной и для строевой рыси – ничем не отличаются. Разница только в том, как сидит всадник. Так вот, на учебной рыси – всадник должен просто сидеть.

      Казалось бы, что тут сложного? Но сложность заключается в том, что именно на этом аллюре движения лошади подкидывают всадника вверх-вниз, поэтому сидеть так, чтобы попа не отрывалась от седла, на некоторых лошадях довольно непросто. В идеале, необходимо научиться расслаблять поясницу, тогда её естественные движения будут сами корректировать вашу посадку.

      Посадка на строевой (облегчённой) рыси

      Очередной бич новичков. Если вы никогда не видели, как ездит всадник на строевой рыси, то объяснить, что необходимо делать – получится с трудом. У меня неоднократно бывали случаи, когда после 2-3 занятий в попытке научить ездить строевой, я снимала всадника с лошади, садилась верхом сама, показывала, слезала – и после этого у новичка получалось с первого раза правильно двигаться.

      Обратите внимание, что всадник «привстаёт» в седле, не когда попало, а одновременно с определённым движением лошади. Как определить это движение – зависит от ваших особенностей восприятия:

      · визуальное восприятие (глазами) – вставайте, когда лошадь выносит вперёд переднюю ногу;

      · кинестетическое восприятие (ощущениями) – вставайте, когда лошадь подбрасывает вас вверх;

      · аудиальное восприятие (на слух) – обычно тренер в самом начале помогает голосом, подсказывая в какой момент встать: «вверх, вверх, вверх…»

      Плюхаться в седло после поднятия вверх ни в коем случае нельзя, необходимо придержать себя и аккуратно опуститься, не причиняя дискомфорта лошади. Поясница и тазовые кости при подъёме немного выдвигаются вперёд, при опускании в седло – возвращаются в прежнее положение. Не менее важно, что в строевую рысь встают от колена, а не от стремени! Обратите внимание как на видео ниже это делает всадница с брошенными стременами.

      Когда какая посадка нужна

      Необходимо понять, для чего существует каждый вид рыси. Строевая рысь необходима только для того, чтобы разгрузить спину лошади при длительных нагрузках! А также чтобы облегчить всаднику длительное движение в седле. Актуально это было для военных маршей, почтовых всадников и т.д. – когда приходилось двигаться в седле по 8-10 часов в день. В современном мире это оправдано на конных прогулках, а также, если на лошади каждый день ездят верхом не по одному часу.

      Учебная рысь позволяет чувствовать движения лошади и двигаться одновременно с ней. Поэтому любые упражнения: повороты, смены направления, кавалетти, прыжки и т.д. – выполняются строго и категорически на учебной рыси. В противном случае, вы не чувствуете лошадь, лошадь не чувствует вас, да ещё и темпы ей сбить можете.

      Стоит обратить внимание на лошадей с «мягкой» и «жёсткой» рысью. Знаю я одну башкирскую кобылу, на которой ездят только учебной рысью. Потому что строевой на ней встать может только очень опытный всадник и то это оказывается весьма бессмысленным: при езде на учебной рыси даже с жёсткой поясницей в седле трясёт максимуму на пару сантиметров.

      Ездила я и на лошадях, в которых течёт кровь рысаков. Чаще всего у них очень жёсткая рысь. Например, при активном движении на одном из таких коней выбивало вверх сантиметров на пятнадцать: тут хочешь — не хочешь, а в строевую рысь встанешь, даже если ещё не знаешь, что такое слово существует.

      Управление на рыси

      При переходе между аллюрами рысь выполняется в учебной посадке. Основная проблема всадников – это передёргивание повода при посыле ногами, чего ни в коем случае нельзя допускать. Не можете не дёргать повод – положите руки вместе с поводом на переднюю луку седла. Не забудьте, что лошадь гораздо легче поднять с активного шага, а не когда она плетётся «нога за ногу».

      При прохождении поворотов на рыси поддержите активней лошадь шенкелями. Проследите чтобы движение было без замедлений ещё до поворота. Переход на более медленный аллюр в повороте – распространённая проблема, если надеяться, что «лошадка сама всё проедет». Никогда не закручивайте лошадь резко на рыси – все повороты должны быть плавными и с широкой амплитудой, чтобы не навредить плечам лошади.

      Движение рысью, как ни странно, порой самый сложный для всадника аллюр, но самый полезный для оттачивания любых упражнений, по факту «хлеб насущный» любого конника. В этой статье я не разобрала такие нюансы как «убавленная/прибавленная» рысь или «с какой ноги правильно вставать в строевую рысь», потому что статья написана для новичков и для любительской верховой езды и конных прогулок, как показывает опыт, описанных знаний вполне хватает.

admin

Наверх