Как назывались лошади в тройке

Упряжки

Прежде всего о выражении «ЗАКЛАДЫВАТЬ ЛОШАДЕЙ». Это означало запрячь их в экипаж; ОТКЛАДЫВАТЬ, или РАСКЛАДЫВАТЬ, – распрячь, отпрячь; ПЕРЕКЛАДЫВАТЬ (отсюда и слово «ПЕРЕКЛАДНЫЕ») – перепрячь, заменить одних лошадей другими.

УПРЯЖКИ бывали разными, и отличались они не только количеством лошадей, но и порядком их расположения. Наиболее популярной в России была ТРОЙКА: средняя лошадь, наиболее крепкая, называлась КОРЕННОЙ или КОРЕННИКОМ, на нее приходилась главная нагрузка. Боковые лошади назывались ПРИСТЯЖНЫМИ. Коренник бежал рысью, пристяжные галопом. Тройка воспета в десятках русских стихотворений, песен и романсов, не потерявших своей популярности и в наши дни. Гоголевская «птица тройка», которой писатель уподобил Русь, памятна каждому.

Ездили и на ЧЕТВЕРКАХ, или ЧЕТВЕРНЯХ, – четырех лошадях, запряженных в ряд, что было возможно только для широких дорог, а чаще запряженных попарно, одна пара за другой, то есть ЦУГОМ. ШЕСТЕРКИ, или ШЕСТЕРНИ, ВОСЬМЕРКИ т.д. также впрягались парами, в линию. Пары лошадей, впряженные справа и слева от ДЫШЛА, то есть одиночной оглобли, назывались ДЫШЛОВЫМИ – правой и левой. Передняя пара лошадей именовалась УНОСНОЙ.

Упряжка парой, когда в оглобли впрягался коренник, а к нему привязывалась ПРИСТЯЖНАЯ, называлась ПАРОЙ НА ОТЛЕТЕ или ПАРОЙ С ОТЛЕТОМ.

ЦУГОМ, то есть с большим количеством лошадей, не менее четырех, впряженных попарно, ездили очень богатые, сановитые люди. «…Весь в орденах, езжал-то вечно цугом…» – восторженно говорит Фамусов о важном вельможе Максиме Петровиче.

ГУСЕМ, то есть одна за другой (до пяти), запрягались лошади, как правило, за городом, на узкой зимней дороге, чтобы не увязнуть в сугробе. В рассказе Чехова «По делам службы» после метельной ночи «лошади, запряженные гусем, ожидали у крыльца с пяти часов утра»: к ним идут доктор и следователь в шубах и валенках. При запряжке цугом на одной из передних лошадей непременно сидел верхом ФОРЕЙТОР (в переводе с немецкого – передний всадник), в народном произношении ФАЛЕТОР, обычно мальчишка или же, как исключение, взрослый человек малого веса, чтобы не отягощать лошади. Обязанностью форейтора было управлять передней парой лошадей, которые служили направляющими для остальных.

Приближение почтового экипажа оповещал звон КОЛОКОЛЬЧИКА, прикрепленного под дугой коренника. У пристяжных лошадей, ходивших без дуги, к сбруе подвешивались БУБЕНЦЫ. Крупные бубенцы, издававшие глухой звук, назывались ГЛУХАРЯМИ. Звон колокольчиков и бубенцов многократно описан в старой литературе. Чацкий, вспоминая о своей поездке в Москву на почтовой тройке, говорит Софье:

Коренник-рысак и две пристяжные с изогнутыми «лебедиными» шеями, идущие галопом, звон бубенцов – этот образ давно стал символом России, символом русской удалой и широкой души. Сейчас без «птицы-тройки» не обходятся народные праздники-гуляния, на ней приезжают под Новый год Дед Мороз и Снегурочка; её порой заказывают на свадьбу – жениха с невестой и гостей покатать…

Однако впервые появилась тройка лишь в середине XVIII века. На гоголевский вопрос «кто тебя выдумал», вполне можно ответить – Пётр Первый: царь издал Указ «О тройках». Повозка (или сани), запряжённые тремя лошадьми должны были заниматься исключительно доставкой почты. К примеру, путь от Екатеринбурга до Перми, с учётом качества российских дорог, давно ставшего притчей во языцех, занимал не меньше 8 дней. Тройка проходила это расстояние вдвое быстрее. Этому способствовали бубенцы – их можно вешать только на шею почтовых лошадей, – заслышав звон, экипажу все должны были уступать дорогу. За эти переливы бубенчиков тройку окрестили «ямской гармонью» – каждый ямщик имел «личный» набор колокольчиков и индивидуальную манеру развешивать их на сбруе. Поэтому каждая тройка «наигрывала» свою собственную «мелодию». Её было слышно за несколько километров и на ближайшей ямской станции к прибытию почтового экипажа успевали приготовить сменных лошадей. Так что неудивительно, что русская почта вплоть до середины 19 века оставалась самой быстрой в Европе. Про неё даже исторический анекдот сложили. Однажды, мол, матушка Екатерина спросила у одного из ямщиков, может ли он довезти за 36 часов австрийского императора из Петербурга в Москву. На это ямщик ответил: довезти-то, довезу, да только останется ли он жив… Как говорится, в каждой шутке есть доля правды – упряжка могла пройти до 120 километров в день!

Сейчас тройки ассоциируются у нас, в основном, с орловскими рысаками. А до того, как граф Орлов вывел эту породу, наибольшей популярностью пользовались вятские лошади. Эта порода «народной» селекции – вероятно, она появилась благодаря скрещиванию местных пород и клепперов с финскими лошадьми, которых завёз в Вятскую губернию Пётр Первый. В результате появилась некрупная, мохнатая, но очень выносливая и быстрая лошадка. Ещё один тип лошади для быстрой езды был выведен в Забайкальи. Это – так называемые «бегунцы» с ярко выраженной рысью. Их, как правило, запрягали в пассажирские повозки. В те времена аллюр и его красота значения не имели. Правила, согласно которым коренник должен идти только рысью, а пристяжные – галопом, появись лишь в середине XIX века, когда тройки начали выступать на ипподромах.

Со временем лошадей для тройки стали подбирать по масти, экстерьеру и полу. Собрать хорошую тройку — настоящее мастерство: коней необходимо «выровнять» по темпераменту, по складу и силе. Считается, что эффектнее всего смотрятся серые в яблоках орловские рысаки. Коренник должен быть на несколько сантиметров выше пристяжных, уравновешенным по характеру, однако, пристяжки должны признавать в нём лидера, ибо он, по сути, единственная «управляемая» лошадь в упряжке. «Заезд» лошадей в тройку начинается, когда им исполняется три-четыре года. Сначала лошадей «знакомят» друг с другом, ставят в соседних денниках, выпускают гулять в одну леваду. Затем трое всадников начинают «объезжать» лошадей, едут рядом и совершают различные маневры. Затем постепенно коней начинают приучать к упряжке и экипажу: запрягают пару, по очереди съезжая коренника с пристяжками, и лишь потом соединяют лошадей в тройку. В общем, это долгая и кропотливая работа – на тренировку современной спортивной тройки иногда уходит до 10 лет. К кучеру тоже предъявляются высокие требования – он должен обладать сноровкой, силой и вниманием, ибо он один должен управляться с 3 лошадьми. В его руках — четыре вожжи: две центральные от коренника и по одной от пристяжных. При управлении тройкой существует множество нюансов. К примеру, при остановке необходимо одновременно сдерживать всех трёх лошадей, чтобы пристяжные не мешали, не сбивали коренника, и наоборот.

Троечные скачки всегда пользовались популярностью в России. Особенно эффектные зрелища проводились зимой. Так, в хрониках можно найти красочное описание таких состязаний на льду Москвы-реки в 1880 году. После революции соревнования троек возобновили только в 1956 году. Их стали проводить на ВДНХ и на столичном ипподроме. Судьи оценивают буквально всё – экстерьер лошадей, внешний вид экипажа, «слаженность» действий тройки и кучера при выполнении фигурной езды, резвость.

Кстати, в 50-е годы произошла любопытная история. На роскошной тамбовской тройке орловских рысаков по Москве катали Н.С. Хрущёва и его гостя из США – миллиардера Сайруса Итона. Лошади поразили американца и он, в итоге, получил их в подарок от советского руководства. Однако, не умевшие обращаться с тройкой американские конники стали тренировать лошадей по отдельности, а не вместе, как положено. В результате, когда их потребовалось снова запрячь вместе – у местных специалистов ничего не получилось. Пришлось срочно вызывать из СССР мастера, работавшего с этой тройкой дома. Он по памяти запряг лошадей, но на показательных выступлениях отвыкшие ходить тройкой лошади понесли. Их удалось остановить только благодаря мастерству кучера.

Всё-таки русская тройка – она и есть русская…

«Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал?» — эти строки мы помним со школьной скамьи. Прошёл не один десяток лет с тех пор, как по улицам городов пронеслась последняя птица-тройка. Но память об этой знаменитой русской упряжке хорошо сохранилась до наших дней. Сегодня русская тройка продолжает жить в литературе, музыке, изобразительном искусстве и фольклоре.

Тройка лошадей и всё, что с ней связано — это исконно русское, не имеющее аналогов ни в одной стране мира. Иностранец, впервые приехавший в Россию и увидевший русскую тройку, буквально замирал в изумлении. И было от чего! На его родине не существовало упряжки, равной по быстроте и красоте русской тройке.

Рекордная, по меркам лошадиной упряжки, скорость, 45-50 км/ч, достигалась за счёт своеобразного сочетания аллюров лошадей. Центральная лошадь, называемая «коренник», пускается быстрой рысью, а пристяжные лошади (пристегнутые по бокам от коренника) скачут галопом и как бы «несут» на себе коренника. При такой разноаллюрной езде все три лошади медленнее устают, могут долгое время поддерживать высокую скорость. Русская троечная упряжь исключительно рациональна и в ней нет ни одной лишней детали. Обычно на роль коренника выбирался рослый и мощный рысак, а пристяжными были более мелкие и лёгкие лошади, которым во время бега приходится красиво изгибать шеи в сторону и вниз.

История русской тройки

Если верить письменным источникам, первые русские тройки начали появляться во второй половине XVII века. До этого лошадей запрягали в упряжку по одной, а если требовалось несколько лошадей, то гуськом. Потом появились парная, «на отлёт» запряжка в ряд, а на её основе — тройка. Но упряжка по три лошади в ряд прижилась не сразу и применялась крайне редко.

К началу XVIII века тройку оценили по достоинству. Среди достоинств — высокая скорость, выносливость, большая грузоподъёмность и хорошая проходимость. Благодаря этим качествам к концу XVIII века применение тройки лошадей для перевозки почты, курьеров и пассажиров официально узаконили.

С тех пор тройки лошадей возили с ветерком сани, телеги, кибитки и тарантасы. Первая половина XIX века – период настоящего пика популярности русской тройки. По мнению иностранцев, она олицетворяла удалую русскую душу и стала символом России.

Эпоха знаменитых русских троек подошла к концу, когда конный транспорт вытеснила железная дорога и автомобили. С середины XIX столетия поезда начали вытеснять русскую тройку с почтовых трактов в сельские местности. XX век положил конец двухвековой истории тройки – она утратила своё государственное значение, но, тем не менее, сохранила популярность как неизменный атрибут народных гуляний.

Главнейшие почтовые тракты дальнего конного почтового сообщения с конца XVII начала XVIII:

1. Москва — Клин — Тверь (ныне Калинин) — Торжок — Вышний Волочек — Зимогорье (около Валдая) — Новгород — Чудово — Тосно — Петербург (Ленинград).

2. Москва — Владимир — Нижний Новгород (Горький) — Казань — Елабуга — Ижевск — Пермь — Кунгур — Суксун-Екатеринбург (Свердловск) — Тюмень — Тобольск и далее на восток.

3. Москва — Серпухов — Тула — Плавск — Мценск — Орёл — Курск — Белгород.

4. Москва — посад Троицкого монастыря (Загорск) — Переславль Залесский — Ростов Великий — Ярославль — Данилов — Вологда — Вельск — Шенкурск — Холмогоры — Архангельск.

Тройка: внешний вид, устройство, амуниция

Русская тройка всегда отличалась обилием декора. Каждый «троечник» стремился добиться того, чтобы его тройка была самой яркой и узнаваемой.

Деревянные клещи хомутов покрывали росписями и резьбой, а кожа седёлок, шлей, узд и шорок украшали тиснением и металлическим набором из литых деталей разной формы. Чаще всего использовались сплавы меди с никелем или цинком, посеребренная медь, а в более богатых упряжках — серебро. К уздам и шлеям крепились яркие кисти.

Вряд ли житель начала 19 века мог представить себе русскую тройку без знаменитой дуги коренника. Эту самую значимую часть упряжки богато украшали резными геометрическими фигурами и расписывали золотой краской, чтобы сверкала на солнце и была видна издалека. Позднее поверх «золота» начали прорисовывать тонкие чёрные или красные графические узоры и растительный орнамент.

В 60-е годы 19 века на смену золочёным дугам пришли живописные — их расписывали красными розанами, синими гроздями винограда и зеленью трав. Живописные дуги выглядели не менее ярко, чем золочёные.

Мода на крупные розаны прошла к концу 19 века. К этому времени дуга стала тоньше, поэтому места для росписи стало меньше. Рисунки стали более мелкими, пёстрыми, а со временем дуги начали окрашивать в один цвет, в особых случаях одноцветные дуги перевивали цветными лентами.

Пара слов… о колокольчике

Конный транспорт наполнял улицы городов, правил дорожного движения как таковых не было, к тому же нужно было как-то решить проблему оповещения сотрудников почтовых станций о прибытии почтовой тройки, чтобы они готовили смену уставшим лошадям.

В то время в Западной Европе широко использовался почтовый рожок, но в России это устройство не прижилось, хотя указ о его применении почтовыми службами издал ещё Пётр 1. Ямщики по старой русской привычке предупреждали о своём появлении свистом и криками, несмотря на штрафы и побои. Таким образом, почтовый рожок стал эмблемой российской почты, но роль сигнального устройства досталась опять-таки русскому изобретению — бронзовому колокольчику. Его туго крепили к средней части дуги над головой коренника тройки сыромятным кожаным ремнём. Начиная с конца 18 века, звон колокольчика оповещал о приближении «птицы-тройки» за две версты, поэтому пешеходы и другие экипажи знали, что нужно немедленно освободить дорогу для курьерской или почтовой повозки, несущейся с бешеной скоростью. Также такое раннее оповещение существенно сократило время перепряжки лошадей на станции — персонал успевал подготовиться к прибытию тройки.

Кроме практической, колокольчики выполняли также эстетическую функцию — их сильный, но одновременно нежный, звон скрашивал однообразные будни ямщиков.

Езда на тройках с колокольчиками быстро стала популярной не только среди почтовых ямщиков, но и среди богатых частников. Спрос на колокольчики вырос, и появилось множество кустарных колокольных мастерских. Самым знаменитым «колокольным» городом считался Валдай – город Новгородской губернии, располагался посредине главной почтовой магистрали России Петербург — Москва. По названию города Валдая поддужные колокольчики часто называли валдайскими.

Многие мастера снабжали свои изделия литыми надписями и украшениями, с 19 века начали ставить год изготовления, часто ставилось имя мастера.

Однако, широкое распространение троек со звоном внесло в работу почтовой службы некоторую неразбериху — ямщики на почтовых станциях перестали срочно готовить лошадей при звуке колокольчика, думая, что едет не почта.

На любителей ездить со звоном посыпались жалобы от почтовых служб, поэтому в XIX веке правительство издало постановление о запрете колокольчиков для частных лиц. Разрешение использовать популярную «сигнализацию» было дано исключительно почтовым ямщикам и служащим земской полиции и исключительно во время исполнения служебных обязанностей.

Впрочем, обход запрета русские нашли довольно быстро. Один колокольчик заменила целая россыпь бубенцов, которые целыми гирляндами крепились к кожаным ошейникам. Их надевали на каждую лошадь. Бубенец представлял собой полый шар с дробинкой внутри и не мог издавать сильных звуков, зато множество бубенцов, подобранных по размеру и по тону, издавали «согласный» звон. К концу 19 века, когда запреты на применение колокольчиков утратили свою силу, на тройках стали одновременно употребляться как бубенцы, так и колокольчики. Их специально подбирали в созвучие. Получившийся ансамбль по своему звучанию оказался неповторим и вошёл в историю под названием «ямской гармони».

Тройки со звоном поддужных колокольчиков были воспеты в стихах А.С. Пушкина, Ф.Н. Глинки, П.А. Вяземского, А.А. Блока и С.А. Есенина. Не упустили из виду «птицу-тройку» такие знаменитые прозаики как Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский и Л.Н. Толстой. Также о всенародной любви к тройкам рассказывают многочисленные народные песни и романсы, дожившие до наших дней.

Русская тройка… Она встречается во многих стихах, песнях и даже в прозаических произведениях русских классиков. Почему же именно тройка, и что же в ней такого особенного?

От Троицы до тройки

Число три на Руси всегда играло особую, можно сказать, сакральную роль. Начнем хотя бы с христианской Троицы, а также вспомним распространенную поговорку: «Бог троицу любит». Есть и другие поговорки и присказки: «До трех раз прощают», «На трех ногах пуще хромать станешь», «Помни три дела: молись, терпи, работай», «Было три жены, да все не острижены», «Год торгуй, два воруй, а три в яме сиди», «Служил три лета, выслужил три репы, а красной ни одной!», «Пишет в три пера (рубит в три топора), а денежка не спора». В советские времена появилось популярное выражение «сообразить на троих».

Само слово «тройка» имело несколько значений. Это и лодка на троих гребцов, по паре весел на каждого, и род народной хороводной пляски, и карта о трех очках, и даже поднос с тремя чашами: наполненными вином, медом и брагой, что в старину подавали гостям на свадьбах.

Но чаще всего тройкой называли классическую упряжку лошадей с коренным конем в оглоблях и двумя пристяжными. Появились тройки впервые в XVIII столетии с введением государственной почтовой службы. До этого по узким дорогам часто ездили просто верхом на коне или запрягали двух лошадей. Теперь дороги расширились, и можно было запрягать троих, а значит, споро добраться до места.

Подъезжая к заставе или станции, необходимо было известить служащих о своем прибытии. Западноевропейские рожки-дудки у нас как-то не прижились. Русский ямщик-возница просто закладывал два пальца в рот и залихватски свистел. Хотя начальством это не одобрялось и даже наказывалось, ямщики оправдывались: мол, под молодецкий посвист кони бегут резвее, да и свист слышнее звука рожка…

В конце концов, придумали использовать на тройках колокольчики. Их отливали из бронзового сплава, как и большие церковные колокола. Из-за малых размеров и голос они подавали высокий, тонкий. Подвешивали колокольчик под дугой коренника. На шею пристяжных нередко вешали сбрую с бубенцами. Тройка мчалась, колокольцы звенели, веселый перезвон отгонял в пути скучные мысли. На колокольчиках нередко вырезали забавные надписи: «Звенит – путешает, коней поспешает», «Звону много – веселей дорога». Ездили с колокольцами и дворяне, и купцы, и простой люд. Всем пришлась по душе такая езда со звоном, хотя царский Сенат спецпостановлением и предписывал использовать колокольчики «лишь почтовой гоньбе».

Образ тройки в русской литературе

Тройки вошли в широкий обиход, нанимались для свадебных и праздничных гуляний. И, конечно, их стали воспевать в литературном и народном творчестве:

Не нагнать тебе бешеной тройки
Кони крепки, и сыты, и бойки
И ямщик под хмельком… И с другой
Мчится вихрем корнет молодой.

Тройка мчится, тройка скачет,
Вьется пыль из-под копыт,
Колокольчик звонко плачет,
То хохочет, то звенит.

Улеглась метелица; путь озарен…
Ночь глядит миллионами тусклых очей
Погружай меня в сон, колокольчика звон,
Выноси меня, тройка усталых коней!

Эх вы сани! А кони, кони!
Видно, черт их на землю принес.
В залихватском степном разгоне
Колокольчик хохочет до слез.

Русские писатели часто сравнивали русскую тройку с быстрокрылой птицей. Действительно, разгоряченные в беге кони неслись так лихо, что дух захватывало, а езда напоминала полет. Никто, пожалуй, не написал о тройке так пронзительно, как Николай Гоголь в своей поэме «Мертвые души»:

«. Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета… Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади… Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства. »

Почему тройка стала нашим национальным символом? Дело в том, что она олицетворяла такие черты русского характера, как удаль, размах, жизнерадостность, веселье. Молва гласила, что русские долго запрягают, но зато быстро ездят, а какой же русский не любит быстрой езды?

Тройка шагает по Европе

В 40-х гг. XIX столетия на Московском ипподроме начали проводиться соревнования троек. А в 1911 г. русская тройка впервые поехала в Европу – на Всемирную выставку в Лондоне. В советскую эпоху тройки использовались, в основном, в конном спорте, в соревнованиях по фигурной езде. Составляли их, как правило, из орловских рысаков. В 1982 г. советская тройка, в состав которой входили орловский рысак и две лошади терской породы, победила на международной конской выставке-ярмарке «Эквитана», проходившей в Германии.

В 90-е гг. Российская ассоциация «Содружество» стала проводить соревнования на Кубок России для русских троек. Этапы соревнований проходили в старинных русских городах – Ярославле, Костроме, Саратове, Владимире, Калуге, Вологде, а финал – в Москве. Также русские тройки продолжали участвовать и в международных соревнованиях, например, «Днях России» во Франции.

Нарядные тройки с веселыми ездоками, запряженные в сани, сегодня можно увидеть на дорогах и площадях и во время праздничных гуляний.

О Беспределе, Потопе, Префекте и тех, кто погоняет символ России

«Говорят, что Россия — это матрешки и водка. Не только. Есть еще мы! — мастер-наездник, 8-кратный чемпион России Андрей Корчагин вместе с женой и сыном запрягают в сани тройку лошадей.— Вот она, настоящая Россия, смотрите. А?» Лошади, черные, будто глянцевые, зло мотают головами, кажется, только отпусти — сразу унесутся в поле. «Давайте, в сани быстро! — командует Корчагин.— Не успеете сесть — эти ждать не будут!»

В центре русских троек «Наследие», созданном по инициативе Андрея Корчагина и любителя лошадей, московского адвоката Юрия Рыбакова, содержатся настоящие «спортсмены». «Это в прокатную тройку, чтобы детей в парке катать, лучше покупать покладистых лошадок,— объясняет Корчагин.— А у нас 18 профессионалов. Они если начнут играть друг с другом, могут разбить все стены денников. Поэтому тут и укреплено все. Коллеги удивляются: «Ой, да что у вас за дьяволы? Вот у нас кони спокойные, ничего не разбивают». Я им отвечаю: «Так вы таких и выбираете». А я беру тех, от кого искры летят. Мои не будут стоять, как коровы, и ждать, пока их подоят».

База центра располагается во Владимирской области, в окружении старинных русских деревень и дубрав. Центр объединяет подготовку лошадей орловской рысистой породы для призовой троечной езды, открыта школа подготовки для спортсменов и любителей по работе лошадей в русской упряжи. Все — на деньги Рыбакова. И особых барышей с этого он пока не получает. «Таких целей и нет. Это больше для души, я прекрасно понимаю, что в это дело надо только вкладывать и вкладывать. Доходы если и будут, то, может, только у моих внуков. А наша задача сейчас — сохранить исконно русские традиции экипажной езды. Просто ежедневная работа». Юрий Валентинович мечтает, что когда-нибудь чемпионаты русских троек станут своего рода «Формулой-1» рысистого спорта, этот спорт получит государственную поддержку, будет организована Федерация русских троек, а граждане наконец поймут: тройка достойна называться главным символом России.

Ну а пока — «ежедневная работа», для души. День тут начинается в пять утра. «Сначала проверяем кормушки: проела ли лошадь корма до конца,— помощница наездника и по совместительству жена наездника, Клавдия Корчагина, приходит в конюшню самой первой.— Если не проела — значит заболела, надо смотреть зубы, живот, искать причину. В день одна лошадь должна съедать около 5 килограммов овса. А еще отруби, витамины, морковь». Но самое главное — режим. Тут у всех любимая поговорка: «Лошадь — режимное животное!» Поэтому кормят, чистят, подковывают и тренируют «спортсменов» в строго определенное время. «Стараемся все дела сделать с утра. После обеда никто не должен ходить по конюшне — лошади отдыхают, они все в своих денниках разворачиваются, становятся задницами ко входу».

У самих Корчагиных с отдыхом проблемы. То сани надо отремонтировать, то сбрую проверить. «Целый день, с утра до ночи, крутишься, крутишься,— вздыхает Андрей.— Мой брат — он серьезным бизнесом занимается — сколько раз уже предлагал: «Хватит хвосты крутить на своей конюшне за 50 тысяч рублей. Давай ко мне, начнешь работать и жить нормально». А не могу. Ну куда я без них?» Лошадьми Корчагин занимается почти 30 лет, начал еще в ветеринарном техникуме, где, кстати, с Клавой и познакомился. «Я, студент, однажды на чемпионате увидел, как тройки пролетели — фьють! У меня сразу мурашки по спине! Все, говорю, я только ими заниматься буду. Кто в России лучший троечник? К нему поеду учиться». Королем троек всех времен считается Владимир Фомин, человек, возродивший русскую тройку, автор уникальной системы подготовки лошадей. Именно его лошади участвовали в открытии Олимпиады-80, в параде на Красной площади. Практически ни один советский фильм, в котором появлялась тройка, не обошелся без Фомина: «Война и мир», «Андрей Рублев», «Метель», «Женитьба Бальзаминова», «Россия молодая», «Морозко». Именно тройку Фомина использовали в заставке программы «Вести». Поэтому Корчагин к Фомину во Владимир из Ярославля и поехал: «Он еще жив был тогда, я успел. Заплатил сразу за гостиницу. А на оставшиеся рубли купил мешок сухарей. Так и жил полгода: утром чай с сухарями, вечером чай с сухарями. А целый день на конюшне, с Фоминым».

На жертвы ради любимого дела Корчагин всегда готов. Вместе с женой они ведут «кочевой» образ жизни. «Десять лет в совхозе тройками занимались, потом у одного шефа 10 лет, у другого. Сейчас уже два года у Рыбакова, опять в гостинице живем. Но это не главное. Нам вон конный завод квартиру предлагал, но тройками заниматься там не было возможности. Так мы и минуты не думали, сразу ушли с этого завода. Мы ж «троечники», нам другой образ жизни не подходит». Однажды нужно было ехать выступать на тройке в Париж, а пришлось ехать за свои деньги, и Андрей продал машину. «Что такого? Деньги сегодня есть, завтра нет. А выступать надо, это престиж России».

Клавдия не возражает — она такая же. «Никогда мы не ссорились из-за денег или из-за бытовых проблем. Дома мы — душа в душу. Это на работе можем спорить, но только по делу. И то я чаще уступаю — все-таки он наездник, а я за ним сижу, я помощник». Дети Корчагиных выросли на конюшне. «Первые деньги они тут зарабатывали,— говорит Клавдия.— Нужен компьютер? Хорошо, у нас конюх на лето в отпуск уходит, можете занять его место. Они у нас все знали с детства: как отшагать лошадь, как собрать ее, как вычистить. Старший сын, Владимир, полюбил это дело, сейчас работает с нами, выиграл на своей тройке недавно малый Кубок России, свой фан-клуб у него в интернете. А младший — он сейчас в армии — вряд ли пойдет по нашим стопам. Ну не горит он этим. А если не горишь, то не получится ничего».

«Хвосты набок, уши в кучу!»

Принято считать, что русская тройка появилась около 200 лет назад. Но еще в XVI веке барон Сигизмунд фон Герберштейн написал свои знаменитые «Записки о Московии» — на картах в этой книге указаны явления, характерные для описанной местности, вот там тройка — три лошади, средняя — под дугой, с оглоблями, по сторонам — две пристяжные — и была нарисована. Елена Петерсон, хранитель музея при Московском ипподроме, считает, что типично русской уникальной запряжке никак не меньше 500 лет: «Какие тогда были лошади — неизвестно, но в последние два столетия звездами троек были вятки. А у людей побогаче — орловские рысаки». В конюшне «Наследия» сейчас — одни орловцы, лучшие представители породы. А на свои первые соревнования Корчагин приехал на маленьких, низких лошадках из совхоза: «Надо мной смеялись: «О, приехал на топотухах». Ну, я проиграл. А потом стал опыта набираться, к Фомину ездил с вопросами регулярно, тренировался. И как начал выигрывать! Теперь моих лошадей не называют топотухами, только по имени. «О,— говорят,— опять эти беспредельщики на своем Беспределе приехали». Есть у меня такой коренной, Беспредел. Он тоже хоть и маленький, но замордовал всех: я на нем сложил одного серьезного соперника в Ульяновске, а Раменском». Когда Корчагин выступает на коренном по кличке Жучок, соперники вздыхают: «Жучок на Жучке прибыл. Будет хитрить, тактикой нас брать».

Тройка — это единственная в мире разноаллюрная запряжка, где коренник бежит рысью, а пристяжные — галопом. Она действительно «у бойкого народа могла только родиться, в той земле, что не любит шутить». В такой команде, считает Корчагин, все важны: «Каждая наша лошадь знает, что хватать и куда бежать. Это в Европе в четверке любую лошадь ставь куда угодно — от перемены мест ничего не изменится. А у нас индивидуальный подход. Поэтому мы не за два дня ставим тройки — я месяцами объясняю лошади, где ей будет удобно, интересно. Если она съезжается налево, как левша, значит, надо ставить ее налево. Пристяжные ведь здорово помогают коренному, облегчают ему работу, вот почему тройка универсальна и для скоростной, и для продолжительной езды. Если наездник не дурак, конечно». За границей до сих пор никто не понимает, как наши наездники управляют лошадьми, которые бегут разными аллюрами. Европейцы целый фильм сняли только о руках Корчагина — спортсмены-конники говорят, что Андрей на удилах «играет».

Нет в России более титулованного «троечника», чем Корчагин. Правда, и конкурентов у него немного. Это раньше на чемпионате России бывало до 30 троек, а сейчас конные заводы, ипподромы выставляют не больше восьми. Соревнования начинаются с приветствия гостей: тройка стоит перед трибунами десять секунд, не трогаясь с места. Судьи в это время оценивают красоту упряжи, стиль, сочетание лошадей. Затем — фигурная езда, восьмеркой и вольтом, по маленькому кругу, здесь оценивается мастерство наездника в управлении. Лошади должны ехать слаженно, чтобы пристяжные не мешали кореннику, в точности, как и он, выполняя все команды. В конце проводят «гонки на приз» — несколько троек соревнуются: кто быстрее пройдет дистанцию. «До 70 километров в час развиваем скорость,— не без гордости заявляет Андрей.— Но ощущения совершенно другие, чем в автомобиле, кажется, что все 170 километров. Люди у меня и заикались, и взрослые мужики ревели в санях. Там же еще из-под копыт отскакивают камни, трава, кусочки льда — смотря, на чем ты едешь, на спортивной тележке летом или на санях зимой. У европейцев-то телеги повыше, они не видят такого. А нас все по-русски: грязища в лицо, сам летишь и все летит, как писал Гоголь — наводящее ужас движение».

Однажды европейцы к Корчагину приехали на стажировку. «Две недели они у нас тут были, учились запрягать, фигурной езде обучались. Среди них бельгиец мне один понравился, опытный наездник. Ну, я ему и предложил вместе со мной выступить на чемпионате России — как раз в Вологду нам надо было ехать. Он так обрадовался! Поставил я перед ним задачу: держать вожжу своего пристяжного, а потом передать ее мне: «Когда я крикну: «Гоу!» — отпускай и мы погоним. Понял?» Он кивает. И вот фигурку проехали, он довольный сидит сзади со второй моей помощницей, все спокойно, красиво. А когда началась гонка — хвосты набок, уши в кучу! — бельгиец впал в ступор. Я ему кричу: «Гоу! Гоу!» — а он не отдает вожжу, вцепился в нее, глаза вытаращил. Я стал одной рукой вожжу у него вырывать. Не могу — уперся он, как черт. Кричу своей помощнице: «Дашка, помоги отобрать!» Еле-еле вдвоем выдрали. Пришли вторыми. Бельгиец весь белый, как ваш телефон: «Это из-за меня». Мы давай его успокаивать: «Нет, не переживай, просто наши лошади не были готовы на эти секунды». А он чуть не плачет: «Я как вздохнул на старте, так только на финише и выдохнул, испугался». Он не представлял, что будут такие скорости. Поэтому они, иностранцы, и не понимают философию русской тройки. Они думают, что тройка — это просто три лошади рядом. Глупые. Тройка — это птица!»

«Я с кобылами стараюсь не работать,— признается Корчагин.— С ними договориться труднее. Вот она вроде сломалась, покорилась тебе, а через полчаса у нее снова прилив сил, и она опять не слушается. Жеребцы жестче бывают, но их характер намного легче сломать, чем кобылий. Жеребцы если признали тебя главным, то и дальше соблюдают иерархию. А эти женщины. «

Впрочем, и жеребцы у Корчагиных не такие уж покладистые. «У лошадей, как и у людей, разный нрав, разные мечты,— улыбается Клавдия.— Есть среди них спокойные трудяги, которым только лес возить или прокатом заниматься. А у нас бойцы. К ним подход нужен. Внимание и только внимание». Корчагины уверены, что лошади все понимают: умеют считать, следят за временем. «Мы обычно работаем 20 минут,— говорит Клавдия.— Если заходишь, к примеру, на 23-ю минуту, они на тебя уже косятся: «Ты что это?»». Недавно Андрей и Клавдия выпали из саней во время тренировки: «Потоп, наш коренной, споткнулся, мы во время толчка и вывалились. А у него же наглазники, он не заметил, что нас сзади уже нет, убежал с санями на дорожку. Мы встали, любуемся: Потоп, как положено, семь кругов сделал, сам правильно развернулся где надо и финишировал. Андрей смеется: «Смотри, по системе отработал»».

Самый «вредный» конь — Префект. Сейчас он на пенсии, а во время спортивной карьеры не было ему равных, «от всех уезжал на полкруга». Но была у Префекта особенность — любил он проскочить финишный столб галопом. А это сразу дисквалификация, коренные всю дистанцию должны идти рысью. Префект это прекрасно знал, дома какие ему только столбы ни ставили, этот свой фортель не выкидывал. Но на чемпионатах любил повыпендриваться, чтобы весь стадион охнул: «Опять галоп?» Андрей качает головой: «Хитрый! Из вредности так делал. Он знал, где точно столб стоит на Московском ипподроме и в Раменском, там и переходил на галоп. Поэтому побеждали мы в других городах, где про столбы ему ничего не было известно».

Сейчас Корчагин, как когда-то его учитель, снимается со своими подопечными во всех фильмах, где нужны тройки. Приглашают его и на фестивали, конные праздники. Недавно вот вернулись из Финляндии. «Там были дни русской культуры, ну и нас с другими артистами туда повезли — есть ли что-то более русское, чем мы? А перед показательными выступлениями зашел руководитель делегации и стал нас настраивать, как когда-то сотрудники КГБ хоккеистов: «Ребята, это не только спортивный, но и политический вопрос. Вы не должны опозорить Родину». А что нам объяснять? Разве же мы враги своей стране? Мы сами того же хотим — прославить Россию. Тем более мы знали, что финны не хотели санкции поддерживать, что они к нам всей душой. Да о чем разговор! У нас самих внутри все ликует, когда люди видят нашу удаль: хоть в колхозе «Тридцать лет без урожая», хоть на самых лучших ипподромах мира. Мы же и так патриоты. Вон мой сын, Владимир, привязал на свою дугу георгиевскую ленточку. Сам, по велению сердца. И я бы привязал, да у меня кольца нет, и я вообще стараюсь слишком не украшать свои тройки. Все эти разноцветные росписи, бантики, кокошники — это глупости. Красота — она в другом. Вот в Аахене мы были — Меркель там, президенты, полный стадион людей. Ну мы фигурку показали — без шлемов, в русских костюмах — все аплодируют. Но мне не хватает. Стал я искать место, где можно разогнаться. «Девчонки,— говорю своим,— покажем немцам, что такое настоящая Россия?» И мы как рванули — у меня фуражку сдуло, а все эти 70 тысяч зрителей вскочили и разом выдохнули: «Ууух!» Вот так! Получите!»

Клавдия говорит, что наибольший восторг испытывает во время соревнований, когда лошади выходят на финишную прямую: «Они сами все понимают, знают, что надо победить. Но мы все равно их подбадриваем. Всю дистанцию сидим тихо, как мышки, а на финише начинаем кричать, топать ногами. И тут такое как снисходит на нас всех: кони, мы — будто одно целое, летим вместе. Классика: какой же русский не любит быстрой езды? И я ее люблю, дышу этим, мне совсем не боязно. Я только войны боюсь. Но если надо. » Андрей сурово добавляет: «Пугают нас санкциями, войной. Нашли чем! И кого! Мы уже столько всего видели. Это они даже на тройках боятся ездить, все им страшно, все опасно, все чтобы по технике безопасности. А нам-то чего страшиться? Скорости, льда, нищеты, голода? Я иногда после заявлений этих всех Псаки думаю: да неужели мы теперь не объявим войну Америке? Черт побери все, пусть все закружится, завертится, пусть хоть что будет. Главное — чтоб боялись, знали нас. Чтобы посторанивались. Дорогу!»

Здесь легко и интересно общаться. Присоединяйся!

есть такие лошади

В СССР БЫЛ ЧЕРНЫЙ ВОРОНОК НАКОТОРОМ УВОЗИЛИ В ТЮРЬМУ

на лошадях вороной масти )

Катание на лошадях чёрного цвета на Руси так называли

Нет , здесь идёт речь о шарах для голосования .

на тройке с бубенцами

На лошадиной упряжке

Я думаю вороные — это кони

Это шары для голосования : чёрные и белые .

Что поделать,есть вещи о которых ничего не знаешь

Тройка вороных конец

А это надо трех коней почти черной масти хорошо откормленных с блестящей шерстью, три упряжи и один фаэтон с длинными оглоблями, потом запрячь коней в фаэтон, посадить кучера на облучок и пусть кричит: А ну вашу мать вороные вскачь! И машет у них над головами кнутом — ну а дальше и будет катание на вороных.

Лихо . Ну , это если без кавычек .

Я так понимаю,что на вороных породистых лошадях.

Войти

Тройка лошадей в русской живописи

По дороге зимней, скучной, тройка борзая бежит,

Колокольчик однозвучный утомительно гремит . (А.С.Пушкин)

Не кнутом поведем, Только руковицей,

И по пням, По холмам Мчат лошадки птицей! (К. Бахтурин)

Сверчков Н.Е. С охоты

Хоть убей, следа не видно; — Сбились мы. Что делать нам! —

В поле бес нас водит, видно. — Да кружит по сторонам. (А.С.Пушкин «Бесы»)

Сверчков Н.Г. Тройка. Метель

Мчится тройка, пар клубит,

От гнедых коней горячих Снег летит из-под копыт.

Самарская Н.Е. Эх, залетные.

Бразды пушистые взрывая, летит кибитка удалая. (А.С.Пушкин, «Евгений Онегин»)

Самокшиг Н.С. Тройка

Тройка на разгоне, 1905

Конст Юон. У Старого Яра, 1909 год

Зимние катания на тройках

«Почтовые — так назывались казенные лошади, их путник менял на почтовых станциях. «

Орловский К., Почтовая Тройка на зимней дороге

Тройка мчится, тройка скачет .

Малявин Ф.А. Тройка

Тро?йка — старинная русская запряжка лошадей. Тройка была придумана для быстрой езды на длинные расстояния.

Это единственная в мире разноаллюрная запряжка. Коренник — центральная лошадь — должен идти быстрой чёткой рысью , а пристяжные — лошади сбоку — должны скакать галопом . При этом развивается очень высокая скорость 45-50 км/ч.

Механизм тройки заключается в том, что идущего широкой, размашистой рысью коренника, как бы «несут» на себе скачущие галопом пристяжные, пристёгнутые к кореннику постромками. Благодаря этому все три лошади медленнее устают, но поддерживают высокую скорость.

Русская тройка

«Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать у бойкого народа ты могла только родиться. » «И какой же русский не любит быстрой езды?» Н. В. Гоголь

Тройка издавна пользуется любовью русских людей и всегда вызывала удивление иностранцев, находивших, что нет более лихой езды, чем русская троечная.

Потребность в тройках особенно проявилась в середине прошлого столетия, в ту эпоху, когда внутренний и внешний товарооборот страны, становившейся на капиталистические рельсы, быстро возрастал, железных дорог еще не существовало, а впоследствии сеть их была незначительна.

Особой породы троечных лошадей в России не было. Ямские тройки подбирались из лошадей разных пород, обладавших силой, выносливостью и достаточной резвостью. Славились по всей стране тройки вятские и башкирские, киргизские и забайкальские, донские и черноморские. Красота аллюра для ямских троек было делом второстепенным.

Однако от троек любительских, как их называли «охотницких» требовалось, чтобы или вся тройка летела вскачь или чтобы коренник шел правильной рысью, а пристяжные стелились галопом. Применялись и такие тройки, когда все три лошади шли размеренной рысью.

Сообразуясь с обычаями русского народа и существовавшей широкой практикой троечной езды, были введены соревнования троек, для которых назначались специальные призы в Москве, Петербурге, Лебедяни,. Полтаве, Ромнах, Курске, Воронеже, Туле, Пензе, Саратове и других городах.

Вот как описывал В. Коптев интерес населения к троечным испытаниям. «Почти каждодневно выезжали и выходили московские жители на широкое Ходынское поле любоваться отличными рысаками, которые красиво и быстро носились по бегу. Но вот, 2 июля 1847 года выехало и вышло еще больше любопытных: они густо усеяли все поле, они залезли на крыши маленьких домиков, стоявших близ бега, вскарабкались на трубы, унизали заборы, и все единодушно, с напряженным вниманием ждали национального зрелища — быстрой езды лихих и удалых троек».

Это интересное соревнование проводилось на трехверстном Ходынском ипподроме на 11 кругов или 33 версты. Выиграла ямская тройка Караулова, прошедшая 35,2 км (33 в) за 1 час 21 мин. 18 сек. Тройка победила выносливостью. Это была тройка, много верст на своем веку проскакавшая по большой дороге. Лошади ехали некрасиво, они скакали, бежали и опять скакали.

Вторая тройка, составленная из донских лошадей, хорошо съезженных, бежавших отлично, должна была по общему мнению победить. 97г круга или 30,4 км тройка донцов вела за собой остальные тройки и. заплатила за это поражением. По песку, по жаре уставшие лошади не смогли больше везти довольно легкую тележку и встали, позволив обскакать себя ямской тройке, ехавшей им в спину почти всю дистанцию.

Вороная тройка Опытного конного завода ВНИИК на Московском ипподроме.

Из города в город отправлялись тройки за сто и более верст с тем, чтобы утром на другой день вернуться обратно. Известно, например, что тройка башкирских лошадей содержателя почтовой станции проходила расстояние от Уфы до Стерлитамака—120 км—за 8—9 часов, то есть 115 км в час.

До постройки сибирской железной дороги большинство сибирского населения концентрировалось вдоль большой почтовой дороги. Крестьяне занимались почтовой гоньбой и извозом, или обслуживали нужды и. потребности тракта.

Ехавшие летом на Кяхту, а зимой на Ирбитскую ярмарку могли по достоинству оценить чудные русские тройки, проносившие путника по степным дорогам по 70 верст за 4 часа. Про Забайкальских лошадей, отличающихся подвижностью и выносливостью, писали, что в упряжи они более пригодны для троечной езды и что по тракту от Байкала до Сретенска лихие тройки известны каждому едущему из России.

Собрать хорошую тройку — это своего рода мастерство; лошадей нужно выровнять по темпераменту, по складу и аиле. Для лошадей разных пород нужны свои приемы съездки и особые условия езды, связанные как с конституцией, типом высшей нервной деятельности и размерами самих лошадей, так и с преобладающим рельефом местности, климатом и т. д.

Для того чтобы коренник, идя рысью, поспевал за скачущими пристяжными, он должен быть хорошего класса. Если у него не окажется достаточно энергии и резвой рыси, он будет сбиваться, не будет везти, переложит всю работу на пристяжных в «зарежет» их. Если пристяжные окажутся слабоваты и будут только скакать, не натягивая постромок, и не везти — коренник выдохнется. Много умения, внимательности, силы требуется от ездового. При остановке тройки важно одновременно и постепенно сдерживать всех трех лошадей, чтобы пристяжные не мешали, не сбивали коренника и наоборот.

Если тройка купца Караулова, о которой мы говорили вначале, прошла 35,2 км за 1 час 21 мин. 18 сек., то на следующий год все изумлялись тройке Смагина, очень резво проехавшей 28,8 км (27 верст) за 57 мин. 01 сек., что составляет 2 мин. на 1 км.

Однако тройки кровных лошадей нередко показывали еще лучшую резвость, проходя 30 верст за 1 час 13 мин. Тройка С. С. Ланского, с большим знанием дела составленная из чистокровных скаковых лошадей и превосходно выезженная, обскакивала тройки всех других пород с такой легкостью, что всякая мысль о соперничестве с нею сделалась невозможной. Эта тройка прошла в Москве по шоссе 30 верст за 56 мин. 42 сек. Резвость на каждые 10 верст была: 17 мин., 19 мин. и 20 мин. 42 сек. Таким образом, в среднем эта тройка проходила 1 км за 1 мин. 46 сек.

Победы скаковых троек хотя и доказали превосходство их резвости и невиданный дотоле в упряжи изумительно длинный мах, которому нет равного, не убедили, однако, в том, что десятки тысяч русских троек, разъезжавших по всем направлениям тысячеверстных расстояний России, могли бы быть хотя частично заменены скаковыми тройками. Поэтому, в целях поощрения троек, формируемых из сибирских, вятских, донских, калмыцких, киргизских, башкирских, черноморских или битюгских лошадей (объединявшихся в те времена под условным наименованием простых русских пород) и устранения ненужного соперничества, запрещено было пускать с ними кровных скаковых лошадей.

Особое внимание уделялось тройкам с коренниками, шедшими правильной рысью. По мысли организаторов испытаний, орловская рысистая порода, быстро распространявшаяся по всей России, хорошо приспосабливавшаяся к условиям различного климата, особенностям местности, работе в упряжи, должна была вполне отвечать возникшей потребности в красивых, сильных и быстрых лошадях для дальних разъездов, способных рысью пробегать в одну упряжку до 35 километров.

В России применялись и чисто рысистые тройки, когда три лошади, подобранные по типу и росту, идут всю дистанцию рысью. В этом случае у пристяжных головы слегка повернуты.

Однако чаще только от коренника требовалась устойчивая правильная рысь, тогда как пристяжные шли галопом (или произвольным аллюром). Коренник должен нести голову высоко поднятой, а пристяжные — часто это бывали лошади верховые — должны были гнуть шею в кольцо и, повернув головы в стороны, склонять их низко — «есть снег». При такой эффектной, но утомительной для лошадей системе резвость, естественно, снижались и лошади не могли очень долго выдержать аллюр.

Троечные испытания проводились зимой — в январе, феврале и начале марта, и летом — в июне, июле и августе.

Обычно пускали враз по две тройки. Если на один приз записывалось 4 или 5 троек, то пускали сначала первые две, а после вторые две или три; устанавливался флаг 60 и 200 метров. Победители соревновались между собой на перебежке, которая устраивалась на более короткую дистанцию. Но бывало и так, что тройка ехала в одиночку. В этом случае, чтобы выиграть приз, нужно было обязательно проехать резвее нормы, которая составляла в зависимости от дистанции 2—3 минуты на 1 км. Дистанцию от 6,4 км до 10,7 км тройки с рысистыми коренниками проходили с резвостью от 3 мин. 02 сек. до 3 мин. 16 сек. на 1600 м.

Эта резвость с современной точки зрения может показаться недостаточной. Однако нельзя забывать главного — длины дистанции. Если вводить ипподромные троечные соревнования на 5—8 км, то не следует требовать высокой резвости.

Хорошо подобранные и съезженные тройки показывали отличную работоспособность. Так, в Петербурге тройка Салтыкова с кровными пристяжными при езде вскачь успешно выступала на 10 верст с такой периодичностью: 13 и 27 января, 3, 47 и 24 февраля со средней резвостью 17 мин. 43 сек. На следующий год эта же тройка выступала 29 января,

2, 9, 23 февраля и 2 марта с той же средней резвостью. Тройка скакала то через неделю, то через две недели. При этом пристяжные оставались те же самые, а два коренника сменялись; на третий год тройка скакала еще резвее.

Наилучшим возрастом для троечных лошадей является 6—8 лет. Примерно три четверти всех троечных лошадей было этого возраста. Моложе 5 лет лошадей для троек совсем не брали.

В последнее время возникают иногда споры о том, какого пола и масти должны быть лошади, чтобы тройка считалась хорошо подобранной.

Среди разобранных нами 186 троечных лошадей было 97 меринов, жеребцов—45 голов и кобыл—44 головы. Эти тройки бывали либо симметричные — чаще всего жеребец в корню и два мерина на пристяжку, либо несимметричные — чаще мерин коренник, а пристяжные мерин и жеребец. Бывало и так, что за коренника шла рысистая кобыла.

Однако встречалось много разномастных и не симметрично подобранных троек. Попадались, например, такие: коренник вороной, одна пристяжная пегая, другая рыжая или коренник гнедой, а пристяжки вороная и серая.

Чаще всего разномастными были тройки ямщицкие. Это объяснялось тем, что а ямскую тройку подбирали лошадей прежде всего по рабочим качествам. Наоборот, любительские «охотницкие» тройки тщательно подбирались по всем признакам, в том числе и по масти.

Если бы кто-нибудь взялся подобрать из произведений русских и советских писателей отрывки, касающиеся троек и троечной езды, и дополнил бы их репродукциями с картин и рисунков наших художников, то могла бы получиться интересная работа, отражающая одну из ярких сторон жизни русского народа. Приведем только один небольшой пример в связи с вопросом о масти.

Н. В. Гоголь, очень тонкий наблюдатель, неспроста дал своему Чичикову тройку простых, немудрящих лошадей с гнедым коренником, каурым (рыже-саврасым) и чубарым меринами в качестве пристяжных («Мертвые души»).

Г. П. Данилевский, касаясь поездки на долгих, писал о «мерном шаге тройки сытых, весело фыркающих саврасок» («Сожженная Москва»). М. Ю. Лермонтов в письме писал о тройке саврасых башкирок, подаренных ему его бабушкой Е. А. Арсеньевой: «они так выносливы, что чудо. До Петербурга (из Царского Села) скачу — а приеду, они и не вспотели». Л. Н. Толстой в романе «Война и мир» неоднократно и очень верно описывает тройки и троечную езду.

У него Николай Ростов ездит на тройке саврасых, управляющий Алпатыч отправляется в дальнюю дорогу на тройке сытых саврасых и т. д. Вячеслав Шишков пишет «Тройка каурых несется быстро, не лошади—зверье» (Угрюм-река). Константин Седых рассказывает, как тысяцкий Платон Волокитин вырывается вперед на тройке своих каурых, чтобы знал поселок, чьи кони лучше всех» (Даурия).

Количество примеров можно было бы во много раз увеличить, но не в этом дело. Интересно то, что писатели, правдиво отражающие жизнь даже в мелочах, дают нам в немногих словах характеристику конституционально крепких, обязательно хорошо держащих тело, то спокойных, то строгих, но всегда неутомимых лошадей местных пород «диких» мастей. Саврасые, каурые, мышастые, чубарые — это те лошади, на которых можно изо дня в день, из года в год ездить в дальнюю дорогу, не опасаясь что они подведут.

Тройка, премированная на Всемирной выставке в Лондоне в 1910 г.

Русские тройки не раз демонстрировались за рубежом нашей родины. В 1911 году, в связи с коронацией английского короля Георга V в Лондоне в огромном манеже «Олимпия» была устроена международная конская выставка и конские соревнования. Там демонстрировались, в частности, различные виды запряжек: четверки, пары, городские одиночки и т. д. Были показаны и две русские тройки — серая и вороная. Коренником серой тройки ходил 13-летний Ратник-Турецкий, известный призовой рысак, победитель ряда дистанционных призов. Пристяжными были стрелецкие жеребцы — родные братья, погодки. Отлично подобранная и съезженная тройка производила очень хорошее впечатление. Коренником вороной тройки был тоже призовой рысак Муций II, а пристяжными орлово-ростопчинцы Лимаревского завода. Тройка была ровная—лошади крупные, видные— но в целом все же менее элегантная, чем серая.

Русские тройки произвели столь необычайное впечатление, что, несмотря на симпатии английских судей к своим лошадям, серая получила в «Олимпии» первый приз, а вороная— второй. Один лондонский спортивный клуб предложил состязание на красоту и резвость запряжек, и, в частности, троек. Русская серая тройка и здесь получила первый приз как за красоту, так и за резвость (приехали примерно в 2 мин. 26 сек. 1600 м). Наши тройки имели такой успех, что приходилось показывать их ежедневно, хотя по программе им надлежало выехать только однажды.

За последние десятилетия тройки время от времени демонстрировались на ипподромах, принимали участие в различных пробегах, езда троек показывалась на стадионах и сельскохозяйственных выставках, однако проводилось все это от случая к случаю.

При подборе лошадей в тройки следует учитывать, что коренник в. рысистой тройке должен быть несколько крупнее пристяжных, должен идти правильной, четкой, размеренной рысью, нести голову высоко, красиво. В коренники должны подбираться сильные, выносливые, достаточно резвые и правильно сложенные рысистые лошади, которые не требуют наглазников, муфт или щитков, рогачей, нагавок, кабуров и т. п. предметов сбруи, не соответствующих стилю русской троечной езды. Это будет способствовать отбору лошадей сильного, уравновешенного типа высшей нервной деятельности, с правильным строением конечностей, четкими, ритмичными движениями. Пристяжные должны быть очень хорошо подобраны с тем, чтобы быть максимально однотипными между собой и, в то же время, гармонировать с коренником тройки.

Подбор пристяжных несколько облегчается, если взять родных братьев мши сестер-погодков, или хотя бы полубратьев. Для троек заводских пород, в первую очередь рысистых, желателен подбор одномастных или, если и разномастных, то с соблюдением симметрии. Для троек аборигенных, наряду с обычными мастями, может быть рекомендовано привлечение лошадей саврасой, каурой, чубарой масти.

Чубарая тройка

В тройках, собранных из лошадей местных пород, коренником может быть и иноходец, или тройка может идти произвольным аллюром. В тройках с рысистыми коренниками, пристяжные могут быть верховых пород.

Троечные испытания проводятся летом в тележках, тарантасах, пролетках, колясках; зимой — в санях ямских или ковровых и т. д.
В. Липпинг, кандидат сельскохозяйственных наук

admin

3 ноября 2017, 8:02