Как называется рот у коня

Но если троянский конь был примером военной хитрости, то небесные кони — воплощение скорости и выносливости. Эти качества вдохновили мастеров на создание множества произведений искусства, напоминающих о стремлении могущественного китайского правителя проложить трансконтинентальный торговый путь.

Этим правителем был император У-ди династии Хань (206 год до н.э. — 220 год н.э.), при котором Китай стал процветающим и могущественным как никогда. Помня об угрозе, которую представляли для Китая степные кочевники, он хотел устранить эту проблему раз и навсегда, создав непобедимую конницу. Она смогла бы наносить удары с той же молниеносной скоростью, что и свирепые всадники хунну, которые однажды окружили императора Гао-цзу, прапрадедушку У-ди и основателя империи Хань.

Для создания такой конницы У-ди нужен был боевой конь породы, которая появилась в Даюане — государстве в Ферганской долине, расположенной в Центральной Азии. Примерно в 139 году до н.э. император отправил на запад посольство во главе с путешественником и дипломатом Чжан Цянем, которое в итоге дошло до этого региона. Двумя важнейшими целями посольства было заключение военных альянсов с другими государствами против общего врага хунну и поиск знаменитых лошадей.

На протяжении полного событий путешествия, которое длилось 13 лет, Чжан Цянь дважды был захвачен хунну. Когда в 126 году до н.э. он вернулся в столицу империи Хань, с ним был только один человек и ни одной лошади.

Дальнейшие события отражены в хронике «История династии Поздняя Хань», которая была составлена китайским историком в V веке. Она считается достоверной хроникой империи в период между 25 и 200 годами н.э. Весь тот период ханьский двор ежегодно отправлял в Центральную Азию от пяти до десяти групп послов, чтобы все-таки купить лошадей. «Для людей эпохи Хань эти лошади превратились в истинный культ, что следует из имени, которое им дали, — «небесные кони», — говорит профессор истории Пекинского университета и эксперт по истории Шелкового пути Жун Синьцзян. — По сравнению с китайскими породами у этих лошадей более длинные и заостренные уши, которые придавали им более бдительный вид. А их удлиненное тело выглядело атлетически и одновременно элегантно».

Лучше всего эту элегантность движения передает бронзовая статуэтка коня, найденная на северо-западе Китая в провинции Ганьсу, через которую проходил Шелковый путь. Рот коня открыт, уши навострены, ноздри раздуваются, он несется вперед на полном скаку. Его грива, раздуваемая ветром, создает ощущение движения. Но что действительно подчеркивает скорость животного и позволяет считать эту статуэтку исключительным произведением искусства, так это воробей под задним копытом коня. Как будто летящий галопом скакун обгоняет низко летящего воробья и в это мгновение наступает птице на крылышки.

Конь, покрытый зеленой патиной, был найден в гробнице ханьского генерала вместе с легионом всадников-копьеносцев и запряженных конями колесниц. Чаще всего челка на лбу коней выполнена так, будто ее сдувает назад сильный ветер. Другая отличительная черта — поднятый хвост лошади в виде одной или двух волн. Как будто кипучая жизненная сила пронизывает коня и доходит до самых кончиков копыт.

Согласно историческим документам позже правительство династии Хань распорядилось создать в провинции Ганьсу центры по разведению лошадей в надежде привить китайским породам лучшие гены «небесных коней».

Еще одно доказательство непреходящей популярности лошадей находится в гробницах династии Тан. Эта эпоха — еще один период расцвета в истории Китая, которую отделяют от эпохи Хань четыре века. Она оставила после себя множество фигурок лошадей, сделанных из глазурованной керамики и раскрашенных в разные цвета. В 725 году н.э., во время правления танского императора Сюань-цзуна, число небесных коней, выращенных в Китае, достигло примерно 430 тысяч.

В гробницах находят и фигурки верблюдов, на чьих спинах держалась почти вся история древнего Шелкового пути. Это сильное животное, впервые ступив своими раздвоенными копытами на земли ханьского Китая, стало настоящей диковинкой. Верблюды вызывали у местных жителей удивление и любопытство. Увидев этих животных в первый раз, многие полагали, что это «лошадь с распухшей спиной».

Однако вскоре верблюды поразили всех своей выносливостью. Два их вида — одногорбые из Западной Азии и двугорбые из Центральной Азии — стали одними из любимых вьючных животных среди купцов, проходивших туда и обратно по древнему Шелковому пути. Память об этом запечатлена в искусстве. Особенно яркий образ представляет собой верблюд из глазурованной керамики, найденный на окраинах Сианя, столицы династий Хань и Тан. Выгибая шею, животное, кажется, громко ревет. Оттого ли, что оно смертельно утомлено тяжелым грузом, или оттого, что вдали виднеется оазис, или по какой-то иной причине — это навсегда останется загадкой.

Среди тяжестей, которыми навьючивали верблюдов, — бурдюки с водой и, что важнее, рулоны шелка, продав которые в Константинополе, можно было получить прибыль, в сотни раз превышающую его стоимость в Китае.

Но это не все, говорит эксперт музея провинции Ганьсу Ли Юнпин: он сравнивает торговые караваны с бродячим цирком. Западный отрезок древнего Шелкового пути пересекал Ганьсу. «В караванах было множество разных животных: обезьяны и орлы, павлины и страусы, львы и леопарды, и, возможно, слоны и носороги», — рассказал господин Ли.

После путешествия, которое, вероятно, было крайне утомительным, а порой отнимало и жизнь, многие из этих редких животных оказывались в личных садах или загонах аристократов, чтобы принадлежащие к узкому кругу избранные могли их увидеть. Произведения искусства, изображающие разных животных, часто находят в гробницах их хозяев, которые приложили все усилия, чтобы их загробная жизнь не отличалась от той, какую они вели на земле.

Перевод Нара Акопян

Перевод статьи «ЖЕСТКИЙ РОТ ИЛИ ЖЕСТКИЙ УМ?»
Автор: Вилл Клингинг

Большинство людей, имеющих дело с лошадьми приходилось ездить на лошади, у которой «жесткий рот». Множество советов и приспособлений призваны бороться с этой проблемой, но понимание, как рот становится жестким, помогло бы больше, чем самое строгое железо. Сильные руки, неправильно подобранная амуниция, пренебрежение уходом за зубами и возможные травмы во рту могут играть здесь свою роль. Я уверен, что нет такого понятия, как лошадь с жестким ртом, это просто лошадь с «жестким умом».

Первая вещь, которую стоит обсудить — лошадь — это только часть уравнения. Если у вас жесткие руки, то у лошади нет выбора, кроме как привыкнуть к слишком большому давлению на свой рот. Это не только вызывает болевые ощущения во рту, но и отупляет ее ум. Например, если вы всегда тянете со всей силы, чтобы заставить лошадь остановиться, вы научите лошадь тому, что любое применение меньшего давления не означает, что надо остановиться. Вы должны установить минимально необходимое давление. Через какое-то время ваша лошадь станет настолько бесчувственной, что станет жестче. В конце концов вам понадобится более жесткие приспособления, чтобы просто привлечь внимание. Сильное натягивание — это не самая серьезная проблема; настоящая проблема — это натягивание повода постоянно, оно учит лошадь психологически закрепощаться.
Приспособления, которые мы используем предназначены для того, чтобы вызывать боль или дискомфорт, чтобы заставить лошадь ответить на натягивание повода. Слишком часто руки, которые используют эти приспособления не достаточно хорошо приучены к его правильному использованию. Лошадь может только показать свой дискомфорт различными способами. Она может открыть рот, поэтому мы его завязываем. Она может вскинуть голову — поэтому мы привязываем ее снизу. Она может лечь на повод — поэтому мы еще сильнее тянет его в ответ. Каждый вид вмешательства имеет в паре наказание; все, что нам нужно — это отступить немного назад, чтобы найти причину сопротивления. Если ваша лошадь не играет с железом, когда вы тянете, то вы, возможно, и есть причина ее стресса. Если она постоянно жует железо, может быть ей не нравится ваш выбор амуниции. Просто то, что вам нравится трензель не означает, что ей он нравится.

Если ее зубам необходима обработка, то ее челюсть не двигаться как положено. Ее челюсть должна двигаться вперед и назад и из стороны в сторону, чтобы как следует прожевать пищу. Если ее зубы не позволяют ее челюсти это сделать, то это вызовет у нее боль, хоть вы и не будете тянуть ее и ваша амуниция удобна.

Если у нее была травма во рту, вы должны быть готовы изменить свои методы работы со ртом, чтобы помочь ей восстановиться. Понимание как различные виду удил воздействуют на различные части ее рта поможет вам решить, как сделать ей удобнее.

Если ваша лошадь по какой-либо причине приобрела жесткий рот и жесткий ум, она не безнадежна. Прежде, чем вы сможете смягчить ее, вы сначала должны смягчить себя. Ваши руки должны стать мягкими, а это случится только когда вы будете готовы применять к своей лошади наименьшее усилие. Когда вы поощряете ее больше за то, что она делает меньше, она захочет стараться больше, чтобы сделать то, что ее просят.

Часто лошади с жестким ртам ложатся на повод. Если вы не даете ей возможности упереться, она прекратит попытки. Смягчите «контакт», до «ощущения» и не позволяйте ей уравновешиваться за счет вас.

Чтобы сделать лошадь мягче, вам, возможно, придется быть жестче, чем она. Ваше натягивание может быть сильным, но длительность натяжение должна быть короткой. Когда вы просите лошадь смягчиться, вы должны просить ее ответить только на слабое ощущение. Для этого нужно взять повод большим указательным пальцами и выбирать повод до тех пор, пока вы не начнете чувствовать удила. Вашей лошади не нужно быть в поводу, это, скорее, вам нужно иметь достаточно ощущения, что повод натянут, но не затянут. Если она не отвечает на вашу просьбу, то мягко потяните повод назад. Если она все еще не желает слушать, прижмите локти к бокам и наклонитесь назад, примените силу корпуса, чтобы стать для нее слишком сильным, чтобы она могла пробиться через давление. Она должна понять, что вы предлагаете ей лучшую сделку. Если она не принимает ваше предложение, она также поймет, что она на наткнется на стенку, где стенка — это увеличение давления с вашей стороны. Повторите этот процесс и относитесь взвешенно к увеличению давления. Дайте ей время ответить, есть определенное время после того, как вы подали сигнал, так что не спешите переходить к следующему уровню давления. Вам нужно дождаться ее готовности, либо чтобы она слабо отреагировала (поощрите) либо чтобы проигнорировала и продолжала делать то, что она делает (увеличьте давление).

Вы также должны заметить и поощрить малейшее усилие. Если вы чувствуете, что она отвечает самую малость на ваше предложение, раздуйте это событие. Когда вы добьетесь первой попытки смягчиться от вашей лошади, каждый последующий раз просите мягче. Когда вы просите меньше, прилагая меньше усилий, вы легче будете замечать малейшие реакции вашей лошади. Вы станете лучше настроены на свою лошадь. В результате ваша лошадь станет лучше настроена на вас.

Не имеет значения, просите ли вы остановиться или пытаетесь поставить ее в повод. Если она смягчается, вы смягчаетесь еще больше. Если она сопротивляется, вы становитесь сильнее, чем она. Вы всегда должны быть либо мягче, либо сильнее, чем она, но никогда не быть в том же состоянии. Начальная цель не в том, чтобы она отвечала быстро, а в том, чтобы она отвечала мягко. Скорость придет вместе с доверием и гармонией.

Это может стать сюрпризом, но на самом деле нет такой вещи, как лошадь с «жестким ртом»! Рот лошади не может стать «жестче» для железа. Просто подумайте обо всех своих посещениях дантиста. Можете ли вы представить, что ваш рот мог бы стать «жестче» для всего, что в нем проделывает зубной врач? Если что-то и становится жестким, так это разум лошади, который становится жестким у тупым и перестает реагировать. Сказать проще, лошадь игнорирует сигналы, которые передает всадник через повод, и не сдает (не отвечает должным образом) на сигналы, которые представляют собой давление на удила, которое оказывают через поводья. Иногда лошадь привыкает игнорировать команды поводом, потому что всадник не поощряет лошадь должным образом за правильный ответ, или оттого, что лошадь поощрили за неправильный ответ.

Так как же мы приучим нашу лошадь мягко отвечать на легкие сигналы поводом? На это потребуются тысячи и тысячи совершенно правильных реакций от лошади, чтобы она «выучила» соответствующий ответ на любой сигнал. Потребуется примерно 3000 повторений, чтобы лошадь выучила правильный ответ, и только три повторения, чтобы она выучила неправильный ответ, и примерно 300 000 повторений, чтобы переучить лошадь, которая выучила неправильный ответ. Чтобы учить лошадь как следует, всадник должен быть почти на 100% точным и на 100% правильным, насколько возможно 100% времени.

Когда занимаетесь по ступенчатой системе, всегда ПРОСИТЕ МЕДЛЕННО, чтобы дать лошадь все возможности ответить правильно. Когда она ответит, ОТПУСТИТЕ БЫСТРО, чтобы дать понять лошади, что она ответила правильно. Чем больше времени требуется лошади, чтобы дать вам правильный ответ, тем дольше должно длиться поощрение, для лошади это ослабление давления, которое вы оказывали на голову. Любое давление (не важно, насколько легкое), которое мы оказываем на тело лошади, с ее точки зрения — это ограничение или ловушка, и свобода от любого давления на голову лошади является лучшим вознаграждением за то, что она сделала что ее просили.

Итак, мне нужно знать ваше мнение!

У меня англо-арабская кобыла высотой в 16.1 ладоней, ей 16 лет и когда мы ее купили, она знала начальную выездку и прыгала больше 1.7м… У нее всегда был очень жеcтский рот и мне очень не нравится тянуть ее все время за рот, но иногда это единственный способ заставить ее бежать чуть медленнее, если вы понимаете, что я имею ввиду. Я всегда хотела выезжать с ней на прогулки и заниматься выездкой, но чтобы делать это правильно и успешно, вам очень нужно уметь делать сбор. Любые замечания, как этого добиться, будут кстати.

Еще, мне нужна помощь с нею кое в чем… Она все время меня кусает безо всякой причины! Вот, похоже, с ней жестоко обращались до того, как мы ее купили, и теперь, когда я подтягиваю нагрудные завязки на ее попоне, завязки на попоне под животом и иногда подпругу, она вытягивает шею и открывает рот. Я ее очень сильно люблю совсем не хочу, чтобы ей было плохо рядом со мной! На той неделе она меня очень сильно укусила, а я просто гладила ее, а она просто укусила меня, хотя в тот день я могла бы сказать, что она была очень «угрюмой»… Вот это меня меня в ней беспокоит, она очень зависит от настроения, и почти всегда угрюма, хотя в следующую минуту она может быть самой приятной лошадью в мире.

И очень хочу попросить! Пожалуйста, никаких грубых комментариев:/
Всего доброго

Итак, немножко о боли в спине и т. д. Мы проверяли ее и у нее нигде не болит ?? я пробовала гонять ее на корде, и она продолжала бежать через повод, если я правильно выразилась? Она у меня уже 1-1/2 -2 года и мы как никто привязались друг к другу. Может быть такое, что она ревнует? Оттого, что я работала со своей молодой лошадью чуть больше? Оттого, что другие люди общались со мной?

О прыжках и иже с ним, я не могу прыгать, ха… В настоящее время она ведет себя как пони для детей! Пытается пробежать галопом через весь маршрут, и это еще одна причина, почему мне бы хотелось чуть лучше ее контролировать, потому что в это время невозможно заставить ее перестать бежать галопом и т. д.

Всего доброго и спасибо за ваши замечания.

Katie, Вам нужен хороший инструктор, и если он у вас уже есть, то вам нужен другой, более компетентный.

В другом сообщении вам посоветовали добиться сбора, улучшив контакт со ртом. Это неправильно и это центральная проблема с вашей лошадью, о которой вы спрашивали в вашем сообщении. Сбор начинается с создания энергии и подведении зада и затем работой над грамотным направлением этой энергии. То, что вы делаете называется ездой спереди назад и создает уйму проблем, самая меньшая из которых — это жесткий рот у лошади.

Что касается кусания, если мое предположение верно, у вас проблемы в обращении с лошадью и вы относите на свой счет то, что происходит. Эта проблема заслуживает внимания и опять же, Вам нужен тренер. У Вас немного смутное представление о том, что для лошади значит общение с человеком, использование таких слов как «любовь» и «ревность» очень антропоморфично.

Обе ваши проблемы могут быть решены квалифицированным тренером.

Если бы эту лошадь вообще учили выездке, то рот у нее был бы очень мягким, а лошадь с которой трудно обращаться никогда не станет выездковой лошадью. Когда все равно какая лошадь выглядит так, словно пытается укусить или сует к вам свою морду, стукните ее по носу открытой рукой сильно, как только можете и скажите НЕТ, в противном случае она будет продолжать кусать вас, что, возможно, было причиной ее продажи, и факт в том, что ее не научили правильно реагировать на железо должным образом, реже работайте в уздечке и попробуйте работать с ней над этим в маленьком загоне, не просто добавляйте проблем, продолжая дергать ее голову или тянуть с силой назад, лошадь нужно научить уходить от давления, а не идти на него.

Что до проблемы с покусами, она это сделала, потому что поняла, что она может. Большинство лошадей, если их раздражает, что их слишком долго гладят или когда сильно подтягивают подпругу, они вежливо вырываются или напрягаются, чтобы сказать вам: «Эй, мне это не нравится». Однако, ваша лошадь, возможно, была плохо обучена в прошлом и ее слабые сигналы игнорировали и ее никогда не наказывали за кусание, так что она научилась кусать, чтобы избавиться от тех вещей, которые ее беспокоят. В следующий раз, когда вы гладите ее, прислушивайтесь к слабым и, что более важно, ВЕЖЛИВЫМ сигналам, которые она вам дает, что она устала от вас и оставьте ее в одиночестве прежде, чем у нее появится причина укусить. Если она все-таки укусит, сразу с силой ответьте ей шлепком.

Вау. Кобыла, обученная любительской выездке, которая к тому же может прыгать больше 1,7 м. Это удивительно, а то большинство конкурных лошадей уровня гран при на соревнованиях могут прыгать только до 1,6 м максимум. Вы действительно владеете удивительной кобылой. Почему же вы размениваете ее конкурный талант на выездку и прогулки?

Что касаемо проблемы. Ее проверял ветеринар? Зубы, спина, шея, тазобедренные суставы и область, куда кладется седло нужно обследовать в первую очередь. Так много проблем с поведением берут свое начало в физической боли.

Вы также не упомянули, какое железо вы используете. Попробуйте простой трензель и посмотрите, как она на нем работает. Часто «тугоуздые» лошади таковы, только потому что железо для них слишком строго и все, что им нужно, чтобы отвечать мягко — это что-нибудь мягкое и простое.

Если это не работает, попробуйте ездить на ней больше управляя корпусом и ногами, а не руками. Заставляйте ее замедлится и остановиться корпусом.

Если у вас еще нет тренера, заведите его КАК МОЖНО БЫСТРЕЕ,

Что до покусов, у нее может что-то болеть, поведите ее на осмотр.
Если дело не в боли, это может быть физиология, и в этом случае вам нужно понять, почему она делает то, что делает. Проверьте, не слишком ли вы быстро ходите рядом с ней и делайте все медленно и осторожно. Научите ее доверять вам.

Причины кусания
— Где-то болит
— Что-то, что вы делаете правильно, вызывает боль
— От Вас ожидали угощения, а вы не дали его
— Предполагалось, что вы уйдете, если Вас укусить
— Лошадь Вас совершенно не любит, только притворяется хорошей.

Возможно, вы уже думали обо всем этом, но я думаю, что мне нужно упомянуть их.

Что касается необходимости тянуть повод, как она двигается, когда вы пытаетесь ездить на корде без поводьев и железа? Если Вы можете улучшить коммуникацию через корпус и шенкеля, то вы сможете начать концентрироваться на сборе.

Если вы это уже прошли и ничего не получилось, то вы должны предположить, что у нее болит спина, что могло бы объяснить укусы и отказы останавливаться. На ней могли слишком много ездить в раннем возрасте. Что думает Ваш ветеринар?

Похоже, она очень добрая! Если о чем и мечтать, то только об ангеле! Ладно…:)
Вы пробовали ездить на ней на короткой хакаморе? Иногда рот у лошади становится жестким, потому что на них надевают все время одно и то же железо и они учатся пробиваться через него, если вы понимаете, что я имею ввиду. Хакамора помогла бы за счет оказания давления на нос и собирая ее. Еще одно замечание, если ей не нравится хакамора или у вас ее нет, то вы, держа поводья поделайте круги, увеличивая и уменьшая, это сделает ее рот более податливым и не таким жестким. Понадобится много работы, чтобы смягчить рот лошади, но оно того стоит.
Что до кусания. Я могу сказать, что Вы просто внимательно за ней наблюдайте и если она пытается укусить, возьмите руку и типа «схватите» кожу на ее шее, как если бы ее ущипнула другая лошадь. Я не хочу сказать, чтобы Вы издевались над ней или били ее, но это естественный метод, это будет выглядеть, как если бы другая лошадь наказала ее за ее поведение. Некоторые кобылы просто показывают таким способом свое раздражение, вы ничего не сможете сделать, кроме как показать свою любовь, как вы делаете и не поощрять плохое поведение. Я надеюсь, это поможет.

ЧТО ТАКОЕ ТУГОУЗДАЯ ЛОШАДЬ НА САМОМ ДЕЛЕ?

Честно говоря, я уверена, что есть несколько разных способов описать тугоуздую лошадь. Некоторые определяют это как невозможность согнуть лошадь в каком бы то ни было желаемом направлении, другие диагностируют как таскание всадника — отказ остановиться или замедлить движение.

Всадник и тренинг создают тугоуздых лошадей или для некоторых лошадей это естественно, а для других нет? И то и другое. Лошади могут научиться использовать это как метод самозащиты, для других это естественная реакция на взаимодействие с поводьями, с которыми не работали должным образом. Точно также некоторым людям нравится когда им делают массаж ног, а других это безумно раздражает, потому что им щекотно и они напрягаются в тот момент, когда считают, что вы собираетесь прикоснуться к их ногам… тот же принцип.

Это сочетание… ни один из компонентов которого не предполагает сгибаний или каких-либо сложных металлических изделий (так что вы можете просто отпустить эти скользящие поводья и медленно отступить…). Сначала исправьте себя — это всегда первый этап. Существует более чем огромная вероятность (возможно, почти 900% вероятность), что что любой всадник, имеющий проблемы с тугоуздой лошадью так или иначе тянет за повод — либо, чтобы направить, либо чтобы контролировать лошадь, или (и может быть вместе с тем) использует поводья для поддержания равновесия в седле. Подавляющее большинство всадников испытывают обе эти проблемы потому что а) тянуть — это естественная реакция нашего тела, когда мы находимся в любом состоянии, кроме полного и абсолютного расслабления и самосознания; б) большинство всадников как следует не обучены независимой, безопасной и уравновешенной посадке.

Дерганье за повод вызовет сопротивление лошади. Даже если у лошади мягкий рот, сопротивление возникнет в других частях тела, для того, чтобы приспособится ко всаднику, тянущему за повод. Трудно дать полное определение, что значит тянуть за повод, потому что висение на поводе не обязательно предполагает силу, это многие рисуют себе, когда думают о натягивании повода, но любое движение рук всадника назад лошадь может интерпретировать как натянутый повод.

НАЗАД К ПЕРЕУЧИВАНИЮ ТУГОУЗДОЙ ЛОШАДИ

Когда наши собственные проблемы решены, чтобы можно было избежать конфликта и путаницы команд лошади, мы можем перейти непосредственно к проблеме, если она все еще существует. Обычно мы общаемся с лошадью как бы монологом — мы говорим лошади, что мы хотим, а она либо делает, либо не делает этого, что может или не может привести к большему или меньшему общению. Редко мы слушаем лошадь так внимательно, как мы ожидаем, что она будет слушать нас, даже чуточку. Так что вторая часть — научиться общаться с лошадью, которая скорее равная, нежели подчиненная… о чем я расскажу подробнее в следующем сообщении.:)
Автор: Джессика Джахеил

Привет. Огромное спасибо за Ваш замечательный сайт. Я подумываю о покупке мерина, которому, вероятно, 9 лет. У него очень мирный характер и мне довольно удобно ездить на нем. Когда я попробовала его, я выяснила, что помимо того, что он очень искривлен, физически очень не развит и бегает на переду, у него еще и абсолютно мертвый рот! Помимо жесткого рта, он делает чего хочет! — я так и не смогла повернуть его голову, чтобы изменить направление и опять же, остановиться. (Я использовала команды шенкелем и корпусом, но он не знает их). Я не думаю, что мне когда либо приходилось ездить на лошади с таким нечувствительным ртом. Я ездила на нем на простом трензеле, который дал мне владелец. Вряд ли он когда-либо таскал (хотя, нельзя сказать наверняка!), но если бы он это сделал, я не уверена, что его можно было бы остановить.

Мой вопрос, во-первых, как Вы думаете, можно ли смягчить рот этого коня обучением, упражнением и тренировками? Или, скажем так, чтобы он лучше отвечал на повод? (Может ли лошадь с очень жестким ртом превратиться в лошадь с мягким ртом?) Во-вторых, можете ли Вы посоветовать что-нибудь, чтобы переучить лошадь? (Другое железо? Убрать железо? Специальные «упражнения для рта»?) Я не тяну лошадь за рот, обычно, я езжу в традиционном стиле с легким натяжением повода и иногда отдаю повод, чтобы дать лошади вытянуть шею и расслабиться. Я пробовала заставить этого коня уходить от внешнего повода и он был немного лучше, но не особенно.

Очевидно, я поняла, что коня нужно полностью переучивать и я думаю, что он может быть ценным для работы, но я беспокоюсь, что он навсегда останется тугоуздым, независимо ни от каких улучшений.

Спасибо за Ваш совет (заранее) С наилучшими пожеланиями Лорна

Привет, Лорна! Похоже, этот конь очень добрый и ты права насчет него. У него явно хороший характер, но ему совершенно не хватает образования он научился теперь постоянные беспорядочные команды (читай — дерганья) не жалуясь, но никто не затруднил себя научить его чему-нибудь еще.

Все проблемы, которые ты описала — кривобокость, плохое физическое развитие, тяжелый перед и «мертвый рот» — подходят под один и тот же заголовок — «не обученный». Лошади от природы кривобоки и имеют равновесие на переду — поэтому две важнейшие цели тренинга — это выпрямить и физически укрепить лошадь, и чтобы развить ее способность работать в равновесии, научить нести свой вес большей частью на заду. Также у лошадей от природы «мертвый рот», в смысле, что без обучения языку средств управления, ВКЛЮЧАЯ УПРАВЛЕНИЕ ПОВОДОМ, они просто не понимают, для чего нужны все эти дерганья. Это не означает, что они не чувствуют, когда тянут за повод, они ОЧЕНЬ ДАЖЕ чувствуют это, и они испытывают боль, которую это вызывает. Но поскольку они не понимают, чего от них хотят, то они обычно реагируют либо убегая в шоке и ужасе, когда кто-то приближается к ним с уздечкой, либо — не похоже ли это на вашего коня? — послушно двигаются вперед, ложась в руки всаднику, и оказывая достаточно давления на железо (наконец) до онемения во рту.

Если ты возьмешь этого коня, тебе понадобиться обращаться с ним, как будто он совершенно ничему не обученная не заезженная трехлетка. Тренировочный процесс будет немного дольше, чем он мог бы быть на самом деле в случае с не заезженной трехлеткой, потому что ЭТОТ конь имеет определенные ожидания относительно всадника и верховой езды, и понадобится некоторое время, чтобы научить его новым ожиданиям.

Тебе нужно иметь ввиду, что «жесткий рот» лошади, который на самом деле находится между ушей лошади!, может сопровождаться «мертвыми боками» и «мертвой спиной», каждый из которых только иллюзия. Иными словами, этот, очевидно, добрый и невозмутимый девятилетний конь, возможно дошел до состояния полного онемения, которое на самом деле не дает тебе никакого представления о ее личности. Когда он будет физически развит, скажем через два года, если все будет хорошо, то он может стать лошадью, которой нравится жизнь, вместо того, чтобы быть лошадью, которая сдалась, и он также может «проснуться» и оказаться гораздо более энергичным, чем он кажется сейчас. Такая перспектива может либо понравиться тебе, либо встревожить тебя, но в любом случае, ты должна иметь ввиду эту возможность.

Если тебе нравится этот конь и ты хочешь и можешь взять на себя то, что может быть долгосрочным занятием, то надо это делать. Ему только девять, что означает, что через пару лет ты можешь иметь хорошую, приятную верховую лошадь, у которой еще много лет впереди.

Лучший совет, который я могут дать тебе — начать его обучение так, словно он очень-очень молод и работать, чтобы развить его тело, ум и дух так, как это должен был сделать кто-то давно. Поскольку он научился ложиться на повод, я бы рекомендовала тебе не использовать железо какое-то время, возможно, год или больше.

Базовому контролю с земли и хорошим манерам можно научить и в недоуздке, работу на корде надо делать используя капцунг (найдите место с хорошим грунтом, поставьте его на самый большой круг, по меньшей мере 20 метров и делайте сотни и тысячи переходов).

Когда ты сначала оденешь железо, просто позволь ему подержать его во рту — тогда, когда ты будешь уверена, что она принимает его и ему удобно с железом во рту, ты сможешь добавить второй повод (который прикрепляется к железу) и начать ездить на нем верхом с двумя поводьями. Постепенно, через несколько месяцев, ты сможешь сместить акцент с повода безжелезной уздечки на повод, который прикреплен к железу и, наконец, ты сможешь начать ездить на нем только с этим поводом. То есть, если ты ХОЧЕШЬ — многим всадникам нравится ездить без железа.

По поводу того, какое железо использовать — начни с очень мягкого и очевидного: трензеля с цельным грызлом, не очень толстого. Когда лошадь будет легко отвечать и ей будет нравится железо, ты сможешь сменить его на тоже мягкий, но более тонкий: трензель с сочленением по середине, который также легко ляжет на его десны и язык, но даст и тебе и лошади более тонкую коммуникацию. Если в это время конь скажет тебе, что ему более удобно на трензеле с цельным грызлом или более удобно без железа, поверь ему.

На первые два вопроса НУЖНО ответить положительно, третий более спорный, но все равно есть возможность, что ты можешь захотеть иметь ввиду. Много будет зависеть от твоих планов по поводу этого коня. Если ты думаешь ездить на прогулки для удовольствия, или соревноваться в трейле или пробегах, то использование (или нет) железа не будет проблемой. Если ты думаешь о соревнованиях, для которых железо является частью требуемой экипировки, то это может быть как рулетка, и потребует слишком много вложений твоего времени и энергии.

Если ты все же возьмешь этого коня в тренинг, не жалей времени, слушай его, придумай план и будь гибкой. Удачи и, пожалуйста, держи меня в курсе.

ВТОРОЕ ТИПИЧНО ДЛЯ БОЛЬШИНСТВА ЛОШАДЕЙ.
Ненаученые. Жесткий рот — это просто установка или недостаток необходимого обучения или послушания. Большинство лошадей будут избегать боли и давления и поднимать голову, чтобы избежать этого. Некоторые лошади научились закусывать железо и крепко его держать, чтобы избежать давления. В то время, как люди часто думают, что лошадь просто совершенно испорчена, правда в том, что человек научил лошадь это делать, шаг за шагом.

«Все, что вы делаете со своей лошадью учит ее.»

Перевод статьи: «ОТЧЕГО У ЛОШАДЕЙ РОТ СТАНОВИТСЯ ЖЕСТКИМ»
Автор: Эйприл Ривз

Если лошадь чувствительна к прикосновению к ее нижнему беззубому краю и к небу, то скорее всего, она трясет головой или несет ее высоко, потому что она этому научилась для того, чтобы избежать дискомфорта.

Может понадобится тщательное обучение очень квалифицированным всадником, поскольку, всадник, у которого уже есть подобная лошадь не будет иметь достаточно чувствительности, скорости реакции и понимания, чтобы «отпустить» и «взять» как надо.

Необученый рот может снова стать мягким очень быстро и легко. Я работаю с кобылой, которой более 30 лет. Она начинала 6 уроков назад с задранной вверх головой. Ее всаднице хватает чувствительности, чтобы развить реакцию и понимание, и за это короткое время кобыла опускает голову и вытягивается впервые в ее жизни. Ее владелица в экстазе, потому что она никогда не могла делать на ней вниз-вперед и она надеется следующей весной ездить на ней выездку любительского уровня. Эта всадница просто не знала, как научить лошадь быть легкой в поводу, но в то же время иметь чувствительность, чтобы быстро ее подобрать.

Вы не стары для того, чтобы научиться тренировать старую лошадь. Я никогда не встречала лошадь слишком «старую, для того, чтобы это препятствовало ее обучению, разве что она нездорова или скована.

Не обученый рот может снова стать мягким очень быстро и легко. Я работаю с кобылой, которой более 30 лет. Она начинала 6 уроков назад с задранной вверх головой. Ее всаднице хватает чувствительности, чтобы развить реакцию и понимание, и за это короткое время кобыла опускает голову и вытягивается впервые в ее жизни. Ее владелица в экстазе, потому что она никогда не могла делать на ней вниз-вперед и она надеется следующей весной ездить на ней выездку любительского уровня. Эта всадница просто не знала, как научить лошадь быть легкой в поводу, но в то же время иметь чувствительность, чтобы быстро ее подобрать.

Перевод статьи: «РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ИСПРАВЛЕНИЮ ЛОШАДИ С ЖЕСТКИМ РТОМ»
Автор: Лаури Фрейзер

О. Кто именно тренирует его под выездку? Если это заслуживающий доверия и знающий тренер по выездке, то этот человек не должен иметь проблем по смягчению рта лошади при использовании правильных методов тренинга. Тренер также сможет научить Вас применять необходимые средства управления, чтобы его рот оставался чувствительным.

Однако, если Вы пытаетесь тренироваться сами, то это может быть более сложным в зависимости от уровня Ваших навыков как тренера. В общих чертах, самый быстрый и эффективный путь к мягкому и чувствительному рту — это использовать самого мягкого железа, какое возможно и работать им как можно меньше. Если у Вашего коня рот уже стал стальным, я могу предположить, что он научился закрепощать челюсть, чтобы защититься от чрезмерно агрессивной руки и игнорировать дискомфорт во рту. Более строгое железо или некоторые приспособления, надеваемые на голову могут временно заставить его реагировать лучше, но когда он привыкнет к более сильному раздражителю во рту (что он неминуемо СДЕЛАЕТ), его рот станет еще более жестким, чем до этого.

Когда Вы сможете правильно воздействовать корпусом и шенкелями, Вы сможете начать смягчать Ваши руки, держащие поводья и заставлять мозг коня работать. В настоящий момент он полностью сконцентрирован на сопротивлении Вашим рукам. Ваша обязанность — дать ему сосредоточиться на чем-то более продуктивном. Самое эффективные упражнения, которые я применяла -быстрые переходы и боковые движения. Эти виды движений требуют и от лошади и от всадника больше концентрировать психические и физические усилия на задаче в руках. Вы удивитесь каким мягким станет Ваш конь в Ваших руках, когда его психика откажется от этой борьбы с Вами и когда он будет пытаться угадать ваше следующее требование.

Я надеюсь это поможет Вам начать исправление рта Вашего коня.

< Звери и птицы Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа — Конь-пахарь
автор Аполлон Аполлонович Коринфский
Царство рыб >
Опубл.: 1901. Источник: А. А. Коринфский, Народная Русь. — М., 1901., стр. 566—582; Переиздание в совр. орфографии. — Смоленск: Русич, 1995.
Народная Русь
Предисловие I. Мать — Сыра Земля II. Хлеб насущный III. Небесный мир IV. Огонь и вода V. Сине море VI. Лес и степь VII. Царь-государь VIII. Январь-месяц IX. Крещенские сказания X. Февраль-бокогрей XI. Сретенье XII. Власьев день XIII. Честная госпожа Масленица XIV. Март-позимье XV. Алексей — человек Божий XVI. Сказ о Благовещении XVII. Апрель — пролетний месяц XVIII. Страстная неделя XIX. Светло Христово Воскресение XX. Радоница — Красная Горка XXI. Егорий вешний XXII. Май-месяц XXIII. Вознесеньев день XXIV. Троица — зелёные Святки XXV. Духов день XXVI. Июнь-розанцвет XXVIL. Ярило XXVIII. Иван Купала XXIX. О Петрове дне XXX. Июль — макушка лета XXXI. Илья пророк ХХХII. Август-собериха ХХХIII. Первый Спас XXXIV. Спас-Преображенье XXXV. Спожинки XXXVI. Иван Постный XXXVII. Сентябрь-листопад XXXVIII. Новолетие XXXIX. Воздвиженье XL. Пчела — Божья работница XLI. Октябрь-назимник XLIL. Покров-зазимье XLIII. Свадьба — судьба XLIV. Последние назимние праздники XLV. Ноябрь-месяц XLVI. Михайлов день XLVII. Мать-пустыня XLVIII. Введенье XLIX. Юрий холодный L. Декабрь-месяц LI. Зимний Никола LII. Спиридон солноворот LIII. Рождество Христово LIV. Звери и птицы LV. Конь-пахарь LVI. Царство рыб LVII. Змей Горыныч LVIII. Злые и добрые травы LIX. Богатство и бедность LX. Порок и добродетель LXI. Детские годы LXII. Молодость и старость LXIII. Загробная жизнь

Непосредственное участие коня в земледельческом труде народной Руси заставляет ее относиться с особенным вниманием к этому животному. В памятниках изустного простонародного творчества, дошедших до наших забывчивых дней в письменных трудах пытливых собирателей-народоведов, а также разлетающихся и до сих пор по светлорусскому простору из уст сказателей-краснословов, все еще не вымерших, несмотря на истребительную работу времени, то и дело ведется речь о нем. И былины, и песни, и сказки, и пословицы, и загадки, и всякие поговорки-присловья; создававшиеся долгими веками простодушной мудрости, отводят в своих — рядах почетное место этому вековечному слуге народа-пахаря, составляющему первое его богатство после земли-кормилицы. Гуляя по отведенному для него в живой летописи словесному полю, вы как бы сопутствуете потомкам крестьянствовавшего на Руси богатыря Микулы Селяновича в самобытном перерождении условий их трудовой — подвижнической жизни на земле и «у земли». Вместе с постепенным развитием крестьянского быта подвергался видоизменениям и взгляд посельщины-деревенщины на коня. В древнейшие времена, застающие на Руси обожествление всей видимой природы, конь одинаково считался созданием Белбога (стихии света) и Чернобога (стихии мрака), причем детищем первого являлся будучи белой масти, а черной — порождением мрака. Сообразно с этим и смена дня ночью представлялась суеверному воображению языческой Руси — бегом-состязанием двух коней. « [567] Обгонит белый конь — день на дворе, вороная лошадка обскачет — ночь пришла!» — еще и теперь говорят в народе. «Конь вороной („бурый жеребец“ — по иному разносказу) через прясла глядит!» — нередко можно услышать перед наступлением ночи.

Исследователь воззрений славян на природу приводит любопытную старинную русскую сказку, прекрасно обрисовывающую это представление. Идет путем-дорогою девица-красавица добывать огня от старой бабы-яги. Идет, — говорит сказка, — а сама дрожмя-дрожит. Вдруг скачет мимо нее всадник: «сам белый, одет в белом, конь под ним белый и сбруя на коне белая»…Следом за ним рассветает утро белого дня весеннего. Дальше идет девица-красавица, — видит: скачет другой всадник — «сам красный, одет в красном и на красном коне», — стало всходить солнце. Шла-шла путница, добралась до избушки на курьих ножках, где жила баба-яга, чародейка-властительница небесных гроз, — видит еще всадника: «сам черный, одет во всем черном и на черном коне». У самых ворот провалился он сквозь землю, и в тот же миг наступила ночь. Пришла девица к бабе-яге, спрашивает про всадников и узнала, что первого звали «день ясный», второго — «солнце красное», третьего — «ночь темная»… Во всех русских сказаниях темная сила представляется выезжающею на черном коне, светлая — на белом. С разделением власти над миром и всеми явлениями его бытия между воцарившимся на славянском Олимпе потомством двух всемогущих стихий — белые кони передаются богу-солнцу, богу-громовнику (сначала Перуну, потом Святовиду и, наконец, Светлояру-Яриле); черные же становятся собственностью Стрибога и всех буйных ветров — Стрибожьих внуков. Выше уже велась речь о белых конях, содержавшихся при величайшей святыне языческого славянства — арконском храме Святовидовом; говорилось также и про коней Перуновых, на которых теперь — по словам народа — разъезжает небесными дорогами свят-Илья-пророк. Солнце — этот «небесный конь» индийских сказаний, в продолжение дня обегающий небо из конца в конец и отдыхающий ночью, чтобы снова появиться на своем вековечном пути, представлялось русскому язычнику светлокудрым божеством — то богом, то богиней — разъезжающим на золотой колеснице, запряженной парою светоносных-белых (иногда — для большей торжественности — заменявших то парою [568] бриллиантовых, то парою огнепламенных) коней. Подводит их поутру ко дворцу Солнца дева Утренняя Заря, уводит ввечеру — Вечерняя Заря. Родственные этому сказания можно найти и у многих других народов, бывших язычников, хотя и не происходивших от одного с нами племенного корня. Так, у немцев существует старинная сказка о восьминогом солнцевом коне, бегающем быстрее ветра с горы на гору, коне с блестящим камнем во лбу — таким ярким, что от него темная ночь превращается в белый день. Есть подобная же сказка и у славян — словаков. Эти последние рассказывают, что некогда была на земле страна, где никогда не светило солнышко. Все обитатели ее давно бы разбежались, если бы у короля не было на конюшне жеребца с солнцем-камнем промежду глаз, рассыпавшим свет во все стороны. Повелел добрый король водить этого чудодейного коня из конца в конец по всему королевству: где проходил конь — там становился день, откуда родили его — развешивала между небом и землею свои черные полога ночь непроглядная. Вдруг пропал у короля конь, украла его страшная волшебница (олицетворение зимы, похищающей солнце). Ужас овладел несчастною, погруженной во мрак страною. Так и сгинуть бы ей и всем ее жителям во тьме, да нашелся добрый человек: привел похищенного коня. И опять воцарилась в королевстве светлая радость (весна)… Издавна воображение русского простолюдина рисовало весну, возвращающеюся на белом коне. Таким же являлся и Овсень — Новый Год, привозящий первую весть о возврате весны. Празднование древнерусской Коляды — праздник возрождающего солнца — сопровождался (и теперь по глухоморью захолустному сопровождается) песенкой-колядкою, вроде: «Ехала Коляда накануне Рождества, в малеваном возочку, на беленьком (по иному разносказу — „на вороном“) конечку! Заехала Коляда, приехала молода, ко Василью (новогоднему святому) на двор» и т. д. В старину эта песня распевалась-выкликалась на Святках даже в стенах Москвы Белокаменной, где, по суровым словам благочестивых, умудренных книжным начетчеством, людей, в это самое время «накладывали на себя личины и платье скоморошеское и меж себя, нарядя, бесовскую кобылку водили».

Можно найти целый ряд старинных русских сказаний, в которых представляются в образе коня и месяц, и звезды, и ветры буйные, облетающие «всю подсолнечную-всю подселенную» от моря до моря. Даже и тучи, [569] заслоняющие свет солнечный, и быстролетная молния являются иногда в том же самом воплощении. «У матушки жеребец — всему миру не сдержать!» — говорит старинная загадка о ветре; «У матушки коробья — всему миру не поднять!» — о земле; «У сестрицы ширинка — всему миру не скатать!» — о дороге. Громовой гул представляется, по одним народным загадкам, ржанием небесных коней. По другим — «Стукотит, гуркотит — сто коней бежит». Русские сказки упоминают о конях-вихрях, о конях-облаках; и те, и другие наделяются крыльями, подобно бурому коню удалого богатыря Дюка Степановича, ясным соколом — белым кречетом вылетевшего-выпорхнувшего на Святую Русь «из-за моря, моря синяго, из славна Волынца, красна Галичья, из тоя Корелы богатыя». «А и конь под ним — как бы лютой зверь, лютой зверь конь — и бур, и космат»… — ведет свою речь былинный сказ: «у коня грива на леву сторону, до сырой земли… За реку он броду не спрашивает, которая река цела верста пятисотная, он скачет с берега на берег»…

Из возницы пресветлого светила дней земных, из воплотителя понятий о звездах, ветрах, тучах и молниях конь мало-помалу превращается в неизменного спутника богатырей русских — этих ярких и образных воплощений могущества святорусского, служащих верою-правдою Русской земле с ее князем (осударем) — Солнышком, обороняющих рубеж ее ото всякого ворога лютого, ото всякой наносной беды. Трудно представить богатыря наших былин древнекиевских без «верного коня» («доброго», «борзого» — по иным разносказам), — до того слились эти два образа, выкованных стихийным песнотворцем в горниле живучего народного слова. И кони богатырские у нас у каждого богатыря — на свою особую стать. У Ильи Муромца, матерого казака, конь не то что у горделивого Добрыни Никитича; а и Добрынин конь не подстать, не подмасть откормленному коню Алеши Поповича, «завидущего бабьего перелестника». Нечего уж и говорить, что в стороне ото всех них стоит та «лошадка соловенька», на которой распахивал свою пашенку «сошкой кленовенькою» богатырь оратай-оратаюшко, пересиливший своими крепкими кровными связями с матерью-землею могуществом кочевую-бродячую силу старшого богатыря Земли Русской — Святогора. А у этого, угрязшего в сырую землю, представителя беспокойного стихийного могущества, отступившего перед упорным крестьянским засильем, конь был всем [570] коням конь: сидючи на нем, старейший из богатырей русских «головою в небо упирается». Под копытами коня Святогорова и крепкая Мать-Сыра-Земля дрожмя-дрожит. «Ретивой» конь Ильи Муромца, по словам былины, «осержается, прочь от земли отделяется: он и скачет выше дерева стоячево, чуть пониже облака ходячево»… У него, у этого коня ретивого, даже и прыть-то — богатырская:

«Первый скок скочит на пятнадцать верст,
В другой скочит — колодезь стал,
В третий скочит — под Чернигов-град»…

О Добрыниной статном коне былинные сказатели отзываются наособицу любовно-ласково. «Как не ясный сокол в перелет летит: Добрый молодец перегон гонит»… — говорят одни. «Куда конь летит, туды ископыть стает, и мелки броды перешагивал, а речки широки перескакивал, а озера-болота вокруг ехал»… — продолжают другие. «Конь бежит, мать-земля дрожит, отодрался конь от сырой земли, выше лесу стоячего»… — подают свои голоса третьи. Хорош добрый конь и у богатыря Потока Михаилы Ивановича — «первого братца названного» дружины богатырей-побратимов. Вот в каких, например, словах описывает былина Потокову поездочку богатырскую:

«А скоро-де садился на добра коня,
И только его и видели,
Как молодец за ворота выехал, —
Во чистом поле лишь пыль столбом»…

Об иную пору приходится и богатырскому добру коню выслушивать такую нелестную речь своего разгневанного хозяина: «Ах ты, волчья сыть, травяной мешок! Не бывал ты в пещерах белокаменных, не бывал ты, конь, во темных лесах, не слыхал ты свисту соловьинаго, не слыхал ты шипу змеинаго, а того ли ты крику зверинаго, а зверинаго крику туринаго!» («Первая поездка Ильи Муромца в Киев»).

Изо всех былинных коней выделяется конь Ивана гостиного сына — близкий по своему норову к сказочным «сивкам-буркам, вещим кауркам», о которых ведут на сотни ладов-сказов свою пеструю речь русские сказочники. Об этом коне спелась-сказалась в стародавние годы целая былина. «Во стольном во городе в Киеве, у славнаго князя Владимира было пированье, поместной пир, было столованье, почестней стол на многи князи, бояра и на [571] русские могучие богатыри и гости богатые»… — начинается она, по примеру многих других наших былин. В половину дня, «во полу-пир» хлебосольный князь-хозяин «распотешился, по светлой гридне похаживает, таковы слова поговаривает», — продолжает стихийный певец-народ. «Гой еси, князи и бояра и все русские могучие богатыри!» — возглашает князь: «Есть ли в Киеве таков человек, кто б похвалился на триста жеребцов и на три жеребца похваленые: сив жеребец да кологрив жеребец и который полонен воронко во Большой Орде, полонил Илья Муромец, сын Иванович, как у молода Тугарина Змеевича; из Киева бежать до Чернигова два девяноста-то мерных вёрст промеж обедней и заутренею?» Вызов, брошенный ласковым князем стольнокиевским, может служить явным свидетельством того, что конские состязания были на Руси одною из любимых потех еще во времена киевских богатырей. Многие из них могли — не хвастаясь — похвалиться своими конями, своею посадкой, своим уменьем справиться с конским норовом: но тут, — гласит былина, — произошло нечто неудобосказуемое: «как бы меньшой за большаго хоронится, от меньшого ему тут князю ответу нет». Но вот — выручил всех побратимов-богатырей один: из того стола княженецкаго, из той скамьи богатырския выступается Иван гостиной сын и скочил на свое место богатырское да кричит он, Иван, зычным голосом»… Принял он вызов княжеский, соглашается биться об заклад. «Гой еси ты, сударь, ласковой Владимир-князь!» — возговорил он, — «Нет у тебя в Киеве охотников, а и быть перед князем невольником: я похвалюсь на триста жеребцов и на три жеребца похваленые: а сив жеребец да кологрив, да третий жеребец полонен воронко, да который полонен во Большой Орде, полонил Илья Муромец, сын-Иванович, как у молодца Тугарина Змеевича; ехать дорога не ближняя, и скакать из Киева до Чернигова, два девяноста-то мерных верст, промежу обедни и заутрени, ускоки давать конные, что выметывать раздолья широкия: а бьюсь я, Иван, о велик заклад, не о сте рублях, не о тысяче — о своей буйной голове!» Взвеселил Иван сердце княжее, пришлась Красному Солнышку по душам смелая речь сына гостиного. А за князь-Владимира согласились держать «поруки крепкия» все, кто был на пиру («закладу они за князя кладут на сто тысячей»), — все, кроме одного владыки черниговского: держит он за Ивана. А тот, недолго думав, [572] прямо к делу: выпил за един дух «чару зелена вина в полтора ведра» да и пошел «на конюшню бело-дубову ко своему доброму коню…» А конь-то у Ивана, гостиного сына, не как у других богатырей: он — «бурочко, косматочко, трое-леточко». Вошел богатырь в конюшню, припал к бурочке («падал ему в правое копытечко»), — припал, а сам слезами заливается, плачет, по словам былины, что река течет, — плачет, причитает: «Гой еси ты, мой добрый конь, бурочко, косматочко, троелеточко! Про то ты ведь не знаешь, не ведаешь, а пробил я, Иван, буйну голову свою с тобою, добрым конем; бился с князем о велик заклад, а не о сте рублях, не о тысяче, бился с ним о сте тысячей; захвастался на триста жеребенцов, а на три жеребца похваленые: сив жеребец да кологрив жеребец и третий жеребец полонен воронко, бегати-скакати на добрых на конях, из Киева скакати до Чернигова, промежу обедни, заутрени, ускоки давать кониные, что выметывать раздолья широкия!» Народ-сказатель наделяет богатырских коней не только силой-мочью, но и способностью «провещать голосом человеческим». Это встречается и в былинах, и в сказках, и в песнях. Так и здесь было. «Провещится» Ивану «добрый конь бурочко-косматочко-троелеточко человеческим русским языком», — продолжает безвестный сказатель, затонувший в волнах моря народного. Следом — и самая речь коня: «Гой еси, хозяин ласковый мой!» — говорит он сыну гостиному: «Ни о чем ты, Иван, не печалуйся: сива жеребца того не боюсь, кологрива жеребца того не блюдусь, в задор войду — у воронка уйду! Только меня води по три зари, медвяною сытою пои и сорочинским пшеном корми. И пройдут те дни срочные и те часы урочные, придет от князя грозен посол по тебя — Ивана гостинаго, чтобы бегати, скакати на добрых на конях, — не седлай ты меня, Иван, добра коня, только берися за шелков поводок, поведешь по двору княжецкому, вздень на себя шубу соболиную, да котора шуба в три тысячи, пуговки в пять тысячей, поведешь по двору княжецкому, а стану-де я, бурко, передом ходить, копытами за шубу посапывати и по черному соболю выхватывати, на все стороны побрасывати, — князи, бояра подивуются и ты будешь жив — шубу наживешь, а не будешь жив — будто нашивал. » Выслушал богатырь речи своего коня доброго, выслушав — не преминул исполнить все «по сказанному, как по писанному». Был ему зов на княжий двор. Привел Иван своего бурку за шелков поводок; начал-принялся Иванов [573] косматочко-троелеточко все выделывать, как и «провещал» своему хозяину. И вот:

«Князи и бояра дивуются,
Купецкие люди засмотрелися —
Зрявкает бурко по-туриному,
Он шип пустил по-змеиному, —
Триста жеребцов испугалися,
С княжецкого двора разбежалися:
Сив жеребец две ноги изломил,
Кологрив жеребец — так и голову сломил,
Полонен воронко в Золоту Орду бежит,
Он хвост подняв, сам всхрапывает»…

Сослужил конь своему господину службу немалую. «А князи-то и бояра испужалися, все тут люди купецкие, окарачь они по двору наползалися», — продолжается подходящий к концу былинный сказ: «А Владимир-князь со княгинею печален стал, кричит сам в окошечко косящатое: — Гой еси ты, Иван, гостиной сын! Уведи ты уродья (коня) со двора долой; просты поруки крепкия, записи все изодраны!» Былина кончается сказом про то, что поручитель выигравшего заклад богатыря — «владыка черниговской» — помог Ивану получить выигранное: «велел захватить три корабля на быстром Днепре, велел похватить корабли с теми товары заморскими, — а князи-де и бояра никуда от нас не уйдут»…

Глубоко трогательное впечатление производит старинная песня, в которой ведется речь о том, как «не звезда блестит далече в чистом поле, курится огонечек малешенек»… У этого огонечка, по словам песни, раскинут-разостлан «шелковый ковер», а на этом ковре лежит «удал-добрый молодец, прижимает платком рану смертную, унимает молодецкую кровь горючую»… Неизменный спутник богатырей русских — «добрый конь» — стоит подле раненого, стоит — «бьет своим копытом в мать-сырую землю, будто слово хочет вымолвить»… Песня приводит и самое «слово» коня доброго:

«Ты вставай, вставай, удал-добрый молодец!
Ты садись на меня, своего слугу;
Отвезу я добра молодца на родиму сторону,
К отцу, матери родимой, к роду-племени, —
К малым детушкам, к молодой жене!»

Услыхал удал-молодец таковы слова, вздохнул [574] так глубоко, что растворилась его рана смертельная, пролилась ручьем кровь горючая». Держит он ответную речь своему коню доброму, именует его и «товарищем в поле ратном», и «добрым пайщиком службы царской», завещает ему передать молодой жене, что женился он « на другой жене», «взял за ней поле чистое», что «сосватала (их) сабля острая, положила спать калена стрела»…

Встречаются в былинном и сказочном народном слове рассказы о могучих конях, выводимых богатырями из подземелий, где они стояли в течение целых веков прикованными к скалам. Подбегают кони, провещающие голосом человеческим, к сказочным царевичам и добрым молодцам на распутиях, сами вызываются сослужить им службу верную. И, впрямь, верною можно назвать эту службу: они не только увозят своего любимого хозяина от лютых ворогов, а и сами бьют-топчут их; не только переносят его на себе за леса и горы, но и стерегут его сон, и приводят его к источникам живой и мертвой воды и т. д. В народе до сих пор еще ходят стародавние сказания о выбитых из земли ногами богатырских коней ключах-родниках. Близ Мурома стоит даже и часовня над одним из таких источников, происхождение которого связано в народной памяти с первой богатырскою поездкой богатыря, сидевшего, до своего служения Земле Русской, сиднем тридцать лет и три года в том ли во селе Карачарове. В кругу русских простонародных сказок далеко не последнее место принадлежит коньку-горбунку, обладавшему силою перелетать во мгновение ока со своим седоком в тридевятое царство, в тридесятое государство. Появляется этот, напоминающий косматку-троелетку Ивана гостиного сына конек — как лист перед травой, — на клич: «Сивка-бурка, вещий каурка, встань передо мной…» и т. д. Влезет Иван-дурак ему в одно ухо серым мужиком-вахлаком, вылезет из другого — удалым добрым молодцем. Чудеса творит — всему миру на диво — хозяин-всадник такого конька-горбунка, добывает все, что ему ни вздумается, не исключая ни жар-птицы, ни раскрасавицы Царь-Девицы. Не может с ним поспорить-померяться в этом отношении наш современный конь-пахарь, но за последнего горой стоит его прямое происхождение от соловенькой лошадки могучего богатыря, с Божьей помощью крестьянствовавшего на Святой Руси в старь стародавнюю.

Поздние потомки песнотворцев сказателей, воспевавших богатырского добра-коня, современные краснословы [575] деревенские именуют лошадь «крыльями человека». Другие же, не залетающие воображением за грань отошедших в былое веков, величают коня на особую стать. «Не пахарь, не столяр, не кузнец, не плотник, а первый на селе работник!» — говорят они про него. Этот первый на селе работник кормит держащийся за землю сельский люд, — по его же собственному крылатому слову: «Наш Богдан не богат, да тороват: трёх себе дружков нажил — один его поит (корова), другой (лошадь) кормит, третий (собака) добро охраняет!» Псковичи — из сметливых краснобаев: заприметили они, что у коня — «четыре четырки (ноги), две растопырки (уши), один вилюн (хвост), один фыркун (морда) и два стёклышка (глаза) в нём». На симбирском Поволжье про лошадь загадывают загадку: «Родится — в две дудки играет: вырастет — горами шатает; а умрёт — пляшет!» В Ставропольском уезде Самарской губернии записана Д. Н. Садовниковым такая загадка в лицах: «Шёл я дорогой: стоит добро, и в добре ходит добро. Я это добро взял и приколол, да из добра добро взял!» (лошадь с жеребёнком в пшенице). Конские ноги с мохнатыми пучками на щиколотках представляются любящему загадать загадку словоохотливому люду четырьмя дедами, и все четыре — «назад бородами». Записано собирателями памятников словесного богатства народного и такое крылатое слово про лошадь (в сообществе с коровою и лодкой): «Прилетели на хоромы три вороны. Одна говорит: — Мне в зиме добро! — Другая: — Мне в лете добро! — Третья: — Мне всегда добро!» Ходит по светлорусскому простору и на иной лад сложившаяся, родственная только что приведенной, загадка: «Одна птица (сани) кричит: — Мне зимой тяжело! Другая (телега) кричит: Мне летом тяжело! Третья (лошадь) кричит: — Мне всегда тяжело!».

Конь, по древнейшему произношению, — «ко?монь». Лошадь считается словом татарского происхождения, но едва ли не ошибочно. Ещё во времена Владимира Мономаха, — когда про татар не доносилось на Святую Русь ни слуха, ни духа, — ходило это слово. «Лошади жалуете, ею же орет смерд…» — писал удельным князьям русским этот великий князь. Встречается оно и в древних грамотах новгородских — по свидетельству Н. М. Карамзина [1] , не [576] говоря уже о позднейших памятниках нашей старинной письменности. По тем местам, где оберегается-соблюдается родная старина, еще и теперь можно услышать в живой речи древнейшее название коня-пахаря. «На горы казаки, под горой мужики»… — поётся, например, и в наши дни по сёлам-деревням Великолуцкого уезда Псковской губернии записанная покойным П. В. Шейном песня: «под горой мужики: все посвистывають, погаманивають, — меня, молоду, поуговаривають. У меня, молодой, свёкор-батюшка лихой! Ен на горушки меня не пущаить. А я свёкру угожу, три беды наряжу»… — продолжают певуны затейливые. Песня кончается словами:

«Три беды снаряжу;
Подошлю воров,
Чтоб покрали коров;
Подошлю людей,
Чтоб покрали клетей;
Подошлю куманей,
Чтоб увели комоней »…

В другой, псковской же, до сих пор играющейся песне на «комонях» разъезжает широкая боярыня — Масленица. [577] Вероятно, есть и по другим местам такие песенные выражения, но нельзя не заметить, что чем дальше, тем все менее и менее понятной великороссу становится это древнее слово, помнящее дни Гостомысла [2] . «Ах ты, конь мой конь, лошадь добрая!» — поёт современная деревня, сливая оба имени своего вековечного помощника. «Кляча воду возит, лошадь пашет, конь — под седлом!» — наряду с этим оговаривает она самоё себя.

Многое множество пословиц, поговорок и всевозможных прибаутков-присловий о коне-лошади, вылетело из словоохотливых уст русского народа, перехвачено по дороге из одних — в другие зоркими да чуткими калитами-собирателями, занесено ими на страницы живой летописи народного слова. Не только пахарем-работником был конь, а и верным другом родной удали. Он является в представлении народа-краснослова воплощением здоровой бодрости: «Он ходит — конь-конём!» — говорят у нас. Отголосок богатырских времён слышится в таких изречениях вольного казачества, как: «Конь мой конь, ты мой верный друг!», «Вся надежа — верный конь!», «Конь под нами, а Бог — над нами!», «Господи, помилуй коня и меня!», «Конь не выдаст — и смерть не возьмёт!, «Добрый конь из воды вытащит, из огня вынесет!», «Счастье на коне, бессчастье — под конём!», «Счастливый на коне, бессчастливый — пеш!» и т. д. « Поглядим — вывезет ли конь!» — замечают о надеющихся на счастье. Про неудачливую случайность говорят в народе: «Хотелось на коня, а досталось под коня!» С кем приключится несчастье, — к тому сплошь да рядом применяются поговорки: «Пришла беда, отворяй ворота, выпускай добра-коня!», «Пропал конь — так и оброть в огонь!», «Увели конька, так не нужна и оброть!» и т. п. Безлошадный двор — убогая семья; обезлошадеть — попасть в нужду невылазную. Потому-то и говорится в народе: «Мужик без лошади — что дом без потолка!», «Без коня — не хозяин!», «Без лошади — не пахарь!», «Есть на дворе лошадка да конёк — и сыт, и одет!», «Без хлеба с голоду помрёшь; без коня — и с хлебом [578] намыкаешься горя!» Знает народная Русь, что «Счастье не кляча — хомута не надвинешь!»; но — и знаючи — готова, как и в стародавнюю пору, повторять свои пословицы-поговорки, вроде: «Хорош конь — счастлив и детина!» Древнерусские богатыри не только ударяли своих добрых коней по крутым бедрам, а и становились на отдых у Сафат-реки, засыпали им в торока пшена сорочинского, запускали их на луга поемные-бархатные, давали им тела нагуливать. Так и теперь твердо помнят коневоды русские, что погонять коня надо не кнутом, а овсом (кормом). «Не накормлен конь — скотина, не пожалован молодец — сиротина!» — ходит по светлорусскому простору народное слово. «Конь тощий — хозяин скупой!» — приговаривает народ: «Гладь коня мешком — так не будешь ходить пешком!» Хорошая лошадь без хозяина не останется, по слову старых людей. «Добрый конь — не без седока, с седоком — не без корму!» — добавляют иные. Но и корм — корму рознь; недаром обмолвился сельскохозяйственный опыт пословицами: «Вола гущей откормишь, коня — только раздуешь!» Не один корм, а и уход за конем нужен: «От хозяйского глаза и конь добреет! Как в езде, так и в рабочем обиходе, советуют хозяйственные, заглядывающие вперед люди беречь коня. «Одним махом всего пути не проскачешь!» — говорят они: «Одним конем поля не покроешь!» «Выше меры и конь не протянет!», «Пахать — паши, да оглядывайся, погонять — погоняй, да остерегайся!» Не так-то легко завести доброго коня. По дедовскому поверью, идущему из далеких глубин старины стародавней, покупать лошадь надо с большой оглядкою, с немалой опаскою. «Одними деньгами добра коня не укупишь! — гласит простонародная мудрость: «Не пришелся ко двору конь, так хоть живого под овраг вали!» Повсеместно можно услышать в деревнях-селах рассказы о том, как домовой («соседко» — по иным разносказам) того, либо другого коня не взлюбил. Народ верит, что этот хранитель домашнего очага каждую ночь разъезжает по двору на лошади: не придется ему по нраву новый конь — загоняет до полусмерти, приглянется — сам, старый, гриву заплетать зачнет, холить примется, корму подкладывать станет. «Наших лошадок домовой любит!» — говорится сплошь да рядом в крестьянском быту при взгляде на коней, которым, что называется, впрок корм идет. Один домовой любит одну масть, другой — иную. Не придется какая шерсть «ко двору», — лучше и не заводить таких в другой раз: все [579] равно, толку не будет. До сих пор старые, прочно сидящие «на своем кореню» хозяева придерживаются обычая водить лошадей одной масти, чтобы не досадить «дедушке», живущему в печке — что ни ночь, обходящему дозором все клети, все сараи. «Чей конь — того и воз!» — сложилась в народе поговорка о работящих людях, наживающих достаток трудом праведным; но ее же иногда применяют и к тем, кто не особенно чист на руку. «Даровому коню в зубы не смотрят!» — оправдываются любители до поживы на даровщину. Но таким зазорным хлебоедам того и гляди придется услышать отповедь: «С чужого коня — среди грязи долой!» Зачастую говорят они сами себе: «И прыгнул бы на коняшку, да ножки коротки!» Свое добро — всякому дорого. Из этого понятия и сложилась поговорка: «Непродажному коню — и цены нет!» Об увальнях, неповоротливых разумом, тяжелых на соображение работниках обмолвилась народная Русь словцом: «На коне сидит, а коня ищет!». «Волк коню — не товарищ!» — говорит она, сопоставляя рабочую силу с хищником, вырывающим кусок чуть не изо рта у соседа. «Чешись конь с конем, свинья с углом!» — оговаривает простодушная деревня напрашивающихся на свойство, не приходящихся ей по сердцу чужаков. Ничего силком с человеком не поделать, как ни учи его — не приручишь; так и с конем неезженым. А «обойдешь да огладишь — так и на строгого коня сядешь!» — говорит народ. Нет человека без недостатка, люди — не ангелы, жизнь — не рай. «Конь о четырех ногах — и тот спотыкается!» — гласит вещее, пережившее века слово: «Кабы на добра коня не спотычка, кабы на хорошего работника не худа привычка — цены бы им не было!» Опыт — великое дело в житейском обиходе: вооружась им, понабравшись его по жизненной путине, не надо уже и по семи раз ко всему приглядываться, по семи раз отмеривать, — смело иди, режь — не бойся. «Старый конь борозды не портит!» — применяет народная Русь к этому случаю свою крылатую молвь. Но не великая радость и старая опытность, если ей суждено — волей-неволей — дряхлеть год от году. «Укатали сивку крутые горки!» — пригорюнивается не одна седая голова, на Божий мир глядючи, былое вспоминаючи: «Был конь, да изъедился!» Приходит пора, что и тряхнул бы прежний удалец стариной, да спина не разгибается; и принялся бы за дело, да ноги ломит: как ни корми такого работника — все «не в коня корм»… Знает-помнит об этом народ, — недаром к слову молвит: [580] «В худого коня корм тратить — что воду лить в бездонную кадушку!»

Дорожит хорошими работниками русский народ, в поте лица по Божию завету — вкушающий хлеб насущный. «Он работает — как лошадь хорошая!» — ходит молва о такой ворочающей горы силе, «Что ни сделал — все из-под кнута!» — о работниках иного склада, противоположного этому. «Лошадка в хомуте — везет по могуте!» — отговариваются слабняки, ссылаясь на свое малосилье. Как в работе за столом вокруг чашки со щами «ложкой, а не едоком», — так и в дороге — «не лошадью, а ездоком», берут. Ко всяким случайностям своего домашнего обихода применяет коневод поговорки-пословицы, связанные с понятием о коне-пахаре, коне-скакуне. «Кобыла с волком тягалась — хвост да грива осталась!» — говорит он о непосильной борьбе с кем-либо. «Не бери у попа дочери, у цыгана — лошади!» — приговаривает он, недоверчиво вслушиваясь в хвастливые речи. «Большая лошадь нам не ко двору — травы недостанет!» — посмеивается деревенский люд, перебивающийся с хлеба на воду, в ответ на предложение неподходящего к его засилью дела. «Шутник — покойник: помер во вторник, а в среду встал — лошадку украл!» — отзываются в народе смешливым прибауткой на ложные слухи, распространяемые любителями их. «Пеший конному не товарищ!» — отвечают сытые своим потовым трудом, серые с виду пахотники-мужики, когда их спрашивают, почему они не водят дружбы с горожанами-бархатниками, у которых, по пословице: «На брюхе шелк, а под шелком-то — щелк»…

Горе горькое хлеборобу без своей родимой полосы, но не в радость земля, если нет у него коня-пахаря на дворе. Краснослов-народ, умудренный тысячелетним опытом трудовой жизни, идет и дальше в своих определениях причин зажиточности: «Не дорога и лошадь, коли у кого во дворе бабушки нет („кому бабушка не ворожит“ — по иному разносказу)!» — говорит он. Бабушкой зовется в просторечье иногда слепое счастье, иногда вызволяющий изо всякой беды богатый (или сильный) родственник. «Счастье — не лошадь: не везет по прямой дорожке, не слушается вожжей!» — замечают старые люди, перешедшие поле жизни. Лишиться лошади — в быту русского крестьянина великое горе: ничуть не меньшее, чем пожар, если только не большее. Оттого-то и причитают, голосят на всю деревню бабы-хозяйки над павшим конем, называя его «кормильцем», «родимым» и другими ласковыми именами- [581] величаниями. «Ой, что-то мы, горькие, станем делать! На кого-то ты, кормилец, нас спокинул. Пойдем мы по миру с сумою, под окнами Христа-ради… Намыкаемся мы горюшка, насидимся без хлебушка — со малыми детушками… Кто-то нам пашеньку запашет? Кто полосоньку взборонует?» — голосом вопят, что над покойником, деревенские плакальщицы, на все лады выхваляя его «статьи» — достоинства. «Ты по пашеньке соху водил легче перушка», — хватающим за душу голосом продолжают они, — «бороздочки-то бороздил глубокие, не глядя — шел прямохенько, не погоняючи — любехонько! Твои быстры ноженьки не знали устали; помнил ты все пути да все дороженьки. Побежишь — не угнаться ветру буйному»… — Немало и других, кроме этого — подслушанного на симбирском Поволжье — причитанья над павшим конем-пахарем, ходит и в наши дни от села к селу по народной Руси.

Весной-летом, вплоть до поздней осени — работа коню в поле (то пахота, то бороньба, то сев, то сноповоз); зимой — извоз начинается, тянутся по дорогам обозы. И там, и тут сближается пахарь-человек с конем-пахарем. Как же не слагаться в стихийно широкой душе первого всяким словам крылатым да певучим про нрав-обычай его вековечного помощника! И ходят они по людям из века в век, из года в год, видоизменяясь сообразно с местными условиями жизни. Ямской промысел, существующий на Руси не один и не два века, придал этим «словам» свой особый цвет. Дорога представляется русскому ямщику «брусом» («бревном»), растянувшимся через всю Русь. «Кабы встал, я бы до неба достал; руки да ноги, я бы вора связал; рот да глаза, я бы все увидал, все рассказал!» — влагает он свою мысль в уста дороги. Верстовой столб, по народному слову, «сам не видит, а другим указывает, нем и глух — а счет знает». Поддужный колокольчик, веселящий сердце и ямщику, и седоку, и даже лошадей подбадривающий (волков пугающий), — по народной загадке — «кричит без языка, поет без горла, радует и бедует, а сердце не чует». Покровителем лошадей является, по народному представлению, святая двоица Флор и Лавр (память — 18-го августа), о которых в свое время говорилось уже (см. гл. XXXII). Дорожные люди отдаются под защиту св. Николая-чудотворца. «Призывай Бога на помощь, а Николу в путь!» — гласит народное благочестие. «Где дорога — там и путь», — приговаривает мужик-простота, — где торно, там и [582] просторно!» Ямская гоньба, почтовая езда создали-выработали своих лихачей, не лишенных своеобразной удали, напоминающей отдаленный пережиток богатырства. Любят они тешить сердце молодецкое, птицею летать; заливаются песнями удалыми, погоняют сжившихся с ними коней не кнутом — не овсом, а посвистом да выкриком. «Тело довезу, а за душу не ручаюсь!» — подсмеивается иной ямщик над своим бесшабашным молодечеством. «С горки на горку, барин даст на водку!» — покрикивает он, разгоняя птицу-тройку. «Эй вы, соколики!» — бодрит коней его голос, как начнут уставать они. Словно и усталь не берет их, чуть только крикнет удалец-молодец, сидящий на козлах, свое: «Грабят! Выручай!» Шажком поедет — песню за песней поет ямщик, особенно если порожнем приходится ехать в обратный путь. Самые голосистые запевалы по большой дороге — из ямщиков. И песен никто столько не знает.

Пригляделся народ к нраву-обычаю своего вековечного работника, коня доброго, за многовековую жизнь бок о бок с ним. Отсюда — и множество всяких примет пошло по народной Руси разгуливать. Ржет конь — к добру, ногою топает — к дороге, втягивает ноздрями воздух дорожный — дом близко, фыркает в дороге — к доброй встрече (или к дождю). Закидывает лошадь голову — к долгому ненастью, валяется по земле — к теплу-ведру. Споткнется конь при выезде со двора в дорогу — лучше, по словам старых приметливых людей, вернуться назад, чтобы не вышло какого-нибудь худа; распряжется дорогой — быть беде неминуемой. Хомут, снятый с потной лошади, является в деревенской глуши лечебным средством: надеть его на болящего лихорадкой человека — как рукой, говорят, всю болезнь снимет. Вода из недопитого лошадью ведра — тоже, если верить ведунам-знахарям, может облегчать разные болезни, если ею умыться со словом наговорным. Конский череп страшен для темной силы-нечисти. Оттого-то до сих пор во многих деревнях можно видеть черепа лошадей, воткнутые на частокол вокруг дворов. Друг-слуга пахаря-народа конь-пахарь остается верным ему даже и после своей смерти.

Если вы совсем недавно начали ездить верхом или только собираетесь, то эта статья для вас.
Здесь приведены главы из книжки Р. Скибневского «15 уроков верховой езды».

Предисловие

Прежде всего, разрешите вас поздравить с тем, что вы все-таки решили заняться верховой ездой.

Вам предстоит испытать необычайное чувство, которое невозможно себе даже представить стоя обеими ногами на земле. Только сидя в седле можно ощутить то чувство полета, которое испокон веков считалось привелегией птиц.

Для того, чтобы просто научиться не выпадать из седла и управлять лошадью много времени не понадобится. Для достижения этого нужно будет выполнять лишь несколько условий. Во-первых, заниматься желательно регулярно (хотя бы один раз в неделю), и, во-вторых, необходимо ваше желание достичь результата.

Однако не стоит расчитывать на то, что у вас сразу все начнет получаться, и вы станете получать настоящее удовольствие от верховой езды. Но и разочаровываться после первого же раза тоже не стоит.

Урок 1

Итак, Вы твердо решили научиться ездить верхом. Будем исходить именно из этой цели ваших занятий верховой ездой. Зачем это Вам понадобилось — другой вопрос. Рекомендация врачей, спортивное честолюбие, служебная необходимость, любовь к лошадям — причины могут быть самые разнообразные. Но если Вы не отбросите все лишние эмоции, отвлекающие от достижения результата, Вас может постигнуть неудача. Автору доводилось встречать всадников, занимающихся верховой ездой по много лет, но впадающих в панику при малейшем непослушании лошади.

Верховая езда — это сложное взаимодействие человека и коня. Причем человек в этой системе должен являться лидером. Даже если он не умеет ничего, а конь — «профессор». На практике часто бывает наоборот: молодая, плохо выезженная лошадь может оказаться лидером по отношению к неуверенному в себе или неумелому всаднику. Уверенность в себе, сочетающаяся со спокойной, не грубой, но твердой настойчивостью — вот важнейшее и необходимое условие обращения с конем. Если Вы боитесь лошадь, то лучше на нее не садитесь. Разберитесь в себе. Может быть Вы просто хотите погладить, потрогать, покормить лошадку? Если Вас это успокоит — хорошо. Возможна и такая форма общения с конем. Только не думайте, что так Вы сможете «задобрить» коня. Это подкрепление (поощрение) скорее для Вас, чем для него. Лошадь не собака и не завиляет хвостом от съеденного куска сахара или морковки.

УРОК 2

Многие новички-горожане пытаются установить контакт с лошадью так, как они делали бы это с кошкой или собакой. Нежные поглаживания, шептание ласковых слое, угощение. Старые лошади по этим приемам сразу распознают начинающих и даже могут отвадить их от проявлений «нежности». Не пытайтесь подлизываться к коню, но и не грубите. Будьте «первым среди равных». И конь Вам позволит все. Внимательно наблюдайте за мимикой лошади. Ее «лицо» очень выразительно. Вытянутая шея, оскаленные зубы, прижатые уши выражают угрозу (рис. 1). Помните, что лошадь видит и вперед, и назад. Подходя к ней, старайтесь увидеть ее глаза, уши. Окликните ее, неважно как. Важен сам звук голоса. Главное — не испугать. Несмотря на большой рост, лошади, как и все копытные, весьма подвержены испугу, панике. Слух у лошади играет большую роль, чем зрение. Одним из наиболее действенных факторов общения с конем является голос. Если у коня голова повернута к вам, а уши стоят торчком — смело подходите (рис. 2). Не тяните заранее руку с уздечкой или угощением. Просто подойдите, похлопайте коня по шее, скажите пару слов. Почему хлопать, а не гладить? У человека и лошади разные пороги чувствительности, разная толщина кожи. Когда лошади чешут друг другу зубами холки, то усилия, прилагаемые при этом, у человека могли бы содрать кожу.

Не подходите к незнакомой лошади ни спереди, ни сзади. Перед кусается, а зад — лягается (рис. 3). Самое безопасное место — сбоку. С верховыми лошадьми принято общаться, стоя с левой от лошади стороны. Слева седлают, слева ведут, слева садятся, слева слезают. Во время чистки, седловки все время посматривайте на голову. Как уши, как глаза. Разговаривайте с конем. Новички часто ударяются в крайности. Либо начинают «сюсюкать», либо обращаются с конем как с гимнастическим снарядом. И то, и другое может привести к конфликтами. Старайтесь быть спокойным и уверенным. Нервозность может передаться лошади. Большинство лошадей, давно «занимающихся обучением» новичков, не получают от этого занятия ни малейшего удовольствия. И по части распознавания ваших намерений такие лошади являются большими специалистами. Если у Вас в руках пакет с сухарями, морковка или сахар, Вы еще можете рассчитывать на снисхождение. Но если Вы держите уздечку или седло, отношения могут в корне измениться.

Пожалуй единственная порода верховых лошадей, при выведении которых добронравность ставилась на одно из первых мест — это древнейшая арабская порода лошадей. Недаром они пользуются наибольшей любовью детей, представительниц слабого пола во всем мире. По характеру это наилучшая лошадь для семьи, для дружбы, для прогулок. Однако при всей своей неповторимой грации и доброте «арабы» слишком нежны, дороги и легковозбудимы для массового верхового проката.

Лошади других пород могут отличаться строптивостью, злобностью — качества, нередкие для донских лошадей. Встречаются строгие лошади и среди буденновцев, выведенных на основе дончаков. Лошади западного происхождения, весьма активно использующиеся сейчас в большом спорте: тракененская порода, голштинцы, ганновераны часто отличаются чрезмерным «самомнением». В отличие от араба, который и на ногу Вам никогда не наступит (чрезвычайная редкость), «немец» может спокойно пройти «сквозь» человека (ценное качество для конной полиции).

Лошадь не надо бояться, но помнить, что каждая из них это личность необходимо.

УРОК 3

Прежде всего надо убедиться в чистоте коня. Нельзя седлать невычищенную лошадь. Чистка производится с помощью щетки и скребницы. Щетка берется в правую (для правшей), скребница — в левую (рис. 4). Щеткой не сильно проводят против шерсти, затем с усилием — по шерсти (в том же месте). Следующим движением проводят щеткой по зубьям скребницы (очистка щетки). Скребницу после 10-15 очисток выбивают. Металлической скребницей трогать лошадь нельзя. Сильно загрязненные участки замывают водой, оттирают соломенными жгутами. Можно пользоваться резиновыми и пластмассовыми скребницами. Чистка производится с более чистых частей -шеи, спины- к более загрязненными — животу, ногам (рис. 5). Особое внимание уделяют участкам, соприкасающимся с седлом — холке, спине, животу в том месте, где накладывают подпруги. Гриву и хвост расчесывают специальными металлическими расческами. Копыта очищают крючком. Особенно важно это делать после езды по мелким камням, гравию.

Если лошадь находится в деннике и не привязана, то сначала нужно надеть на нее уздечку. Если лошадь при чистке или седловке выражает свое недовольство, ее можно контролировать поводом, надев его на руку (рис. 6). Когда лошадь стоит на привязи, что предпочтительнее для седловки, сначала кладут седло.

Итак, что такое уздечка и как ее надевают. Простая скаковая уздечка состоит из повода (1), трензеля (2), и соединенных между собой ремешков, называющихся по месту нахождения на голове лошади: нащечный (3), налобный (4) и затылочный (суголовный) (5). В собранной уздечке подбородный ремень (6) продевается через середину повода и застегивается на пряжку (рис. 7).

Итак, возьмите уздечку, наденьте ее на левую руку налобным ремнем к локтю, расстегните подбородный ремень, освободив тем самым повод. Теперь вы готовы к взнуздыванию. Откройте денник,. Окликните коня и, убедившись, что он не прижимает уши, не щелкает зубами и не поворачивается к вам задом, смело входите. Если же он делает что-либо из перечисленного, то не пытайтесь задобрить его угощением. Лошадь может воспринять это как поощрение своим действиям. Если Вам строгим голосом, командой «Прими!» не удается унять или развернуть коня — не рискуйте. Обращайтесь к тренеру.

Впрочем, у Вас все замечательно. Лошадь стоит «лицом» к Вам, добродушно косит глазом, а уши торчат вперед и вверх. Не протягивая рук, спокойно подойдите к левой передней ноге и , в знак приветствия, похлопайте лошадь по шее. Не снимая всей уздечки с левой руки, наденьте двумя руками повод на шею. Затем возьмите правой рукой коня за нос, положив ладонь правой руки лошади на храп, пропустив руку под мордой, то есть как бы обнимая коня. Фиксация головы лошади необходима вплоть до момента продевания ушей между налобным и затылочным ремнями. Стряхните уздечку в ладонь левой руки и , продолжая придерживать голову запястьем и большим пальцем правой, перехватите остальными пальцами уздечку ( не перекручивая ее) на 10-15 см выше трензеля. Теперь Ваша левая рука свободна. Расправьте трензель на раскрытой ладони и поднесите его к губам лошади (правая рука фиксирует голову). Большой палец левой руки вставьте в левый угол рта лошади и нажмите на беззубый край нижней челюсти (рис. 8 и 20). В этот момент от Вас требуется идеальная координация обеих рук. Лошадь разжимает зубы, Вы вставляете между зубами расправленный на ладони левой руки трензель и одновременно подтягиваете правой рукой уздечку кверху. Бывают лошади, которые не любят разжимать зубы, давать уши и терпеть прочие «издевательства». Так что старайтесь все выполнять с первого раза. Итак, Вы вставили трензель в рот, сразу же подтянули вверх уздечку, переместив тем самым трензель к углам рта, и натягиваете уздечку на уши, продевая их между налобным и затылочным (суголовным) ремнями. теперь осталось застегнуть подбородный ремень с таким расчетом, чтобы между ним и шеей пролезал Ваш кулак. Выпустив челку коня поверх налобного ремня, убедитесь, что повод и другие ремни не перекручены, а трензель лежит в углах рта плотно, но не образуя складок кожи. То есть уздечка не мала и не велика.

Переходим к седлу. Седла бывают разные. Мы рассмотрим два наиболее употребительных в конном прокате типа: спортивное (рис.9) и строевое (рис. 10). Не вдаваясь подробно в конструкцию седла, скажем, что в нем надо различать потник (1), подпруги (2), путлища со стременами (3), переднюю (4) и заднюю (5) луки. Строевое седло по сравнению со спортивным, имеет как преимущества, так и недостатки. За него удобнее держаться, оно более функционально для лошади, но в нем у всадника более фиксированная поза, не всем удобно ездить строевой рысью (облегчаться), зато в нем легче выработать правильную посадку.

Проведя рукой по спине лошади и убедившись в отсутствии ссадин, шишек, потертостей и грязи, кладем на спину лошади вальтрап так, чтобы он полностью закрывал холку. Вальтрапом может служить любая светлая легко стирающаяся материя, не имеющая швов, размерами приблизительно 70 х 90 см. Чем плотнее материал, тем он лучше лежит на седле и не сбивается в складки. Идеально подходят для этой цели отслужившие свое детские байковые одеяльца. Поверх вальтрапа непосредственно на холку мягко положите потник, затем седло и, придерживая спереди вальтрап, скатите седло с холки на спину как с горки. Потник у спортивного седла должен выдаваться на 2-3 см из-под передней луки.

Если Ваш вальтрап из легкой ткани, то его надо заправить между потником и седлом, предварительно сделав спереди запас сантиметров в 15-20, иначе он «уедет» под седло в процессе езды. Если Вы продвинули седло или вальтрап слишком далеко назад к крупу (заду) лошади, то их уже нельзя двигать обратно. Надо поднять и положить снова. Все перемещения на спине производятся только спереди назад, по шерсти.

Положив седло на спину лошади, переходим на правую сторону, не выпуская из рук повод (если лошадь не привязана, то все время седловки надо контролировать лошадь поводом), и опускаем подпруги. Сначала пристегивается первая подпруга, пристегнутая ближе к голове лошади. У спортивного седла подпруги накладываются одна на другую. Можно, находясь на правой стороне, расправить подпруги, сложить их вместе, прижать к животу лошади левой рукой и вернуться на левую сторону, где Вы подхватите их концы правой рукой. Пролезать под шеей лошади можно только в том случае, если Вы полностью уверены в ее добронравности. С жеребцами лучше этого не проделывать. Расправленные подпруги должны лежать на расстоянии ладони от передних ног лошади. Лошади часто не терпят затягивания подпруги и даже могут возражать (рис.6). Будьте внимательны. Если лошадь пытается укусить Вас, придерживаете ее голову правым концом повода. Аккуратно вставляете пристругу (ремень, пришитый к седлу) в пряжку подпруги. Если вставить его в среднюю прорезь, то подпругу не удается хорошо затянуть, а расстегнуть будет еще сложнее. Когда подпруги хорошо затянуты, Вам с трудом удается просунуть два пальца между боком лошади и подпругой. Все. Лошадь поседлана.

УРОК 4

Запомните, начав седлать лошадь, Вы от нее уже не отойдете. Поэтому все дела сделайте заранее и все необходимое для езды возьмите сразу. Необходимо твердо усвоить: подседланную лошадь нельзя оставлять одну. Нагнувшись, она может «заподпружиться», то есть защемить мягкие ткани перед сильно затянутой подпругой, скинуть с головы и порвать повод, начать валяться и сломать седло. Нельзя привязывать лошадь за повод уздечки. Большинство конюшенных лошадей к этому не приучены и могут его порвать. Если в исключительной ситуации лошадь необходимо оставить поседланную, то следует ослабить подпругу на 2-3 отверстия так, чтобы седло не свалилось под брюхо, и, замотав поводья под шеей один за другой, продеть между ними и застегнуть подбородный ремень. В станке на лошадь надевается недоуздок, и его поводком, прикрепленным к нижнему кольцу (чумбур), лошадь коротко привязывается, чтобы она не могла лечь.

Прежде чем вывести коня из денника или из станка, надо снять повод с шеи лошади, взять его конец в левую руку, а правой держать его непосредственно под нижней челюстью лошади, в кулаке, пропустив между левым и правым поводом указательный палец. Во время движения старайтесь находиться у левого плеча лошади (рис. 11). Это самое безопасное и удобное место и для Вас, и для нее.

Начиная движение, никогда не крутите коня на месте, так как этим можно вызвать растяжение, или, как говорят конники, «сплечить лошадь». Повороты и развороты осуществляются только в движении. Поэтому если лошадь стоит головой в сторону, противоположную необходимому направлению, сначала протроньте ее туда, куда она смотрит, а уж потом, на ходу начинайте плавный поворот. Особенно аккуратным надо быть в узких проходах. Из станков лошадей выводят осаживанием. Для этого надо встать перед лошадью (лицом к ней), взять поводья у самого трензеля, и, поочередно надавливая левой и правой рукой вниз и назад, заставить ее отступать то левой, то правой ногой. Все это надо проделывать не спеша, без грубости, но настойчиво. Если лошадь не выходит из денника, бесполезно тянуть ее за повод. Может быть она боится неполностью открытой двери или незнакомого предмета в проходе. Если это просто упрямство, то надо попросить тренера вывести лошадь самому или подогнать ее сзади. Для того, чтобы ускорить свое движение вместе с лошадью нужно слегка потягивая ее поводом, но не заходя вперед, слегка почмокать губами. Если это не помогает, то концом хлыста, который находится в левой руке, прикоснуться к боку лошади из-за своей спины. Двигаться рысью вместе с лошадью надо также находясь у ее левого плеча, стараясь бежать «в ногу» с ее передними ногами, взяв повод чуть посвободнее. С жеребцами движение в поводу всегда опаснее, чем верхом. Поэтому на жеребца надо садиться сразу же, выведя его из конюшни, а если жеребец строгий или играет, «жеребцует», то иногда и в конюшне, с помощью тренера.

Итак, Вы вывели лошадь из конюшни, отошли на достаточное расстояние от других лошадей (4-5 м), чтобы они не начали «выяснять отношения» и приготовились к посадке. Это весьма ответственный момент. Вставив левую ногу в стремя, Вы должны одним толчком подняться на стремени, подтягиваясь руками за гриву, и перекинуть правую ногу через круп лошади. Это вкратце. Теперь подробно.

Стоя у левого плеча лошади лицом в сторону, противоположную движению, Вы должны взять поводья в левую руку, лежащую на холке, и, удерживая натяжение обоих поводьев лошадь на месте, крепко ухватиться той же левой рукой за гриву. Если гривы нет, или она очень редкая, то за переднюю луку седла. Следующим движением Вы разворачиваете правой рукой левое стремя и вставляете в него левую ногу. Стремя должно быть предварительно опущено на ту длину путлища, которую Вы еще при седловке подобрали не для езды, а для посадки, учитывая длину своих и лошадиных ног. Вот он, самый ответственный момент посадки. Если сейчас лошадь двинется, то Вам придется прыгать за ней на одной ножке. Поэтому, поставив ногу в стремя, надо с первой попытки быстро садиться в седло, не взирая ни на что. Для этого надо ухватиться правой рукой за заднюю луку седла, и, сильно оттолкнувшись правой ногой, помогая себе обеим руками (левая за гриву, не выпуская поводьев, правая — за заднюю луку), постараться махом перекинуть правую ногу через круп лошади. Лучше всего отрабатывать посадку в седло на гимнастическом коне. Он никуда не бежит, не крутится на месте. Его можно поднять на любую высоту.

Как, Вы еще не в седле? Попытку следует повторить. Если лошадь не возражает, кончено. Попробуйте хотя бы не вскочить на коня, а, используя толчок правой ноги, и подтягивание (во вторую очередь) обеих рук, выйти в положение упора в седло руками. Тогда перекинуть правую ногу через круп будет несложно. Старайтесь только не цеплять за него сапогом. Круп у лошадей место неприкасаемое, и возможны проявления неудовольствия.

Впрочем, самый удобный способ посадки я оставил напоследок. Вы подходите к поседланной лошади — тренер держит ее под уздцы, кладете обе руки на седло, сгибаете в колене левую ногу, а второй тренер плавно подсаживает Вас, поднимая за левую коленку. Можно и так.

Очутившись тем или иным способом в седле, не старайтесь удерживать коня на месте. Стремена можно подогнать и на шагу. Путлища должны быть не перекручены, а пряжки спрятаны под крылья седла, иначе можно стереть ноги. Длина путлищ должна быть такой, чтобы между голенью и бедром образовывался тупой угол. Длинные стремена способствуют более глубокой и правильной посадке. При падении длинное стремя всегда слетит с ноги. Однако, если на рыси стремена «убегают» из-под ноги, путлища следует укоротить на 1-2 отверстия. Приблизительная длина путлища может быть измерена при седловке. Расстояние от пряжки до стремени должно соответствовать длине Вашей руки от подмышки до запястья.

Спешивание обычно не представляет сложности для начинающих. Но и здесь есть возможности получить травму. Это может произойти, если Вы начнете слезать, не вынув одной ноги из стремени, а лошадь продолжит движение. Чтобы этого не случилось, перед спешиванием выньте обе ноги из стремян. Затем упритесь ладонями обеих рук в переднюю луку, наклоните слега корпус вперед, и махом обеих ног назад-вверх-влево, сделайте соскок на левую сторону. Для отработки соскока весьма удобен гимнастический конь. Можно соскочить и махом только правой ноги через круп, сползая по седлу.

Когда Вы очутились на земле, первым делом надо подтянуть стремена, закрепив их одним оборотом путлища, и ослабить на 2-3 отверстия подпруги. Теперь Вы готовы вести лошадь в конюшню или выполнять другие указания тренера.

УРОК 5

Главное в овладении любым двигательным навыком — это достижение раскованности, свободы движения. То же и в верховой езде. Если Вы боитесь упасть, судорожно хватаетесь за седло, наклоняетесь вперед, цепляетесь за лошадь как клещ, ты выход только один — учитесь падать. К этому надо быть физически и морально подготовленным. Впрочем, к физической подготовке еще больше требований предъявляет посадка. Особенно это касается женщин с избыточным весом. Лучшим упражнением для рук является подтягивание. Если Вы пожмете подтянуться хотя бы 2-3 раза на перекладине или кольцах, то при посадке на лошадь руки Вас не подведут. Лучшее упражнение для ног — прыжки через скакалку и приседание «пистолетиком», то есть на одной ноге, вытянув вперед другую. Если Вы сможете, не держась ни за что руками, сделать по 5 «пистолетиков» подряд на каждой ноге, то с ногами у Вас все в порядке. Кроме силы нужна еще гибкость. Весьма полезны будут наклоны вперед с касанием пальцами пола и махи ногами с касанием носками пальцев рук, поднятых на высоту плеч. Впрочем, при посадке на лошадь придется делать мах правой ногой еще выше.

Теперь о падениях. Падение с лошади мало чем отличается от падения с забора или дерева. Так что если у Вас нет соответствующего опыта, надо потренироваться хотя бы на земле. Поскольку падение с лошади происходит чаще всего в движении, надо вспомнить школьные уроки физкультуры, а именно кувырки. Если Вы можете, не теряя ориентации в пространстве и времени сделать подряд 2-3 быстро следующих один за другим кувырка вперед, то у Вас есть шансы научиться падать с лошади. Полезно запомнить, что падать всегда лучше на ноги, а не на голову. Если на ноги не получается, то старайтесь упасть на бок, а не на спину. При этом руки должны быть прижаты к корпусу, а мышца напряжены. Если к тому же согнутые кони подтянуты к животу, то Вы представляете из себя почти резиновый мячик.

Падая с лошади, никогда не бросайте повод. Он послужит амортизатором, и, главное, Вы не упустите коня.

Настоятельно рекомендуется попросить Вашего тренера посвятить хотя бы одно занятие падениям с невысокой лошади. Начать можно на месте, затем попробуйте на шагу, и, наконец, на рыси.

Обязательно научитесь не только соскакивать, но и падать. Лучшие результаты могут получиться, если момент падения выбирает сам тренер, сдергивая Вас с лошади кордой или веревкой, обвязанной вокруг пояса (надо ли держаться за повод «до последнего» на таких тренировках решает тренер).

Существенное место в технике безопасности занимает обувь всадника, положение ноги в стремени и длина путлищ. Сапоги должны быть с гладкой подошвой, ступня вдвинута в стремя лишь на треть (а не до упора в каблук), а путлища должны соответствовать длине ног всадника. При соблюдении этих условий нога никогда не застрянет в стремени.

УРОК 6

Самое главное в управлении лошадью — это воля и желание всадника. Автору приходилось наблюдать, как настойчивые новички, делая все неправильно, добивались нужных результатов, то есть в течение одного занятия переучивали покладистого коня «под себя».

Применяя автомобильную терминологию, примерную схему управления лошадью можно представить так: поводья — это руль и тормоз, шенкель (часть ноги от ступни до колена, прилегающая к боку лошади) — педаль газа. Практически же, в управлении конем участвует все ваше тело. Лошадь реагирует на микродвижения рук, ног, корпуса, седалища. Поэтому прежде чем научиться управлять, нужно научиться сидеть на лошади. Иначе Вы будете только сбивать ее с толку беспорядочными командами, неизбежными при ваших перемещениях в седле.

Когда человек и конь давно знакомы и в их отношения не вмешиваются другие, то, как и у людей, у них может установиться свой собственный язык, средства общения.

Различные конные школы могут исповедовать противоположные принципы езды, а каждый тренер будет Вас учить по-своему. Однако есть и общепринятые правила как для выездки молодой лошади, так и для обучения начинающего всадника.

Повод, как Вы уже знаете, соединяется с трензелем, то есть с железом, находящимся у лошади во рту. Движениями повода Вы можете доставить лошади достаточно болезненные ощущения. Об этом никогда не нужно забывать. Как держать повод? Для нас вполне подойдет разбор по-учебному. Повод пропускается в кулак между мизинцем и безымянным пальцем и выходит между большим указательным (рис. 12). Кулаки «подвешены» над холкой лошади. При поворотах не разводите руки в стороны. Старайтесь все движения поводом выполнять только кистями рук. Запомните, что поворот выполняется обоими концами повода. Один конец тянет в сторону повороту, другой надавливает на шею и голову в ту же сторону. Как только лошадь поняла Вас и начала движение, будь то поворот или остановка, сразу же ослабьте действие рук. Когда конь выполнил нужное Вам движение, упражнение, полностью отдайте ему повод и похлопайте по шее — это похвала.

О работе поводом невозможно рассказывать в отрыве от других средство управления. Лошадью всегда управляет всадник, то есть человек, которые пользуется всем комплексом средств.

Шенкель и шлюсс. Этими терминами обозначаются внутренние поверхности ног: соответственно от ступни до колена и выше колена.

Шенкель используется в первую очередь для посыла лошади, то есть для начала движения, изменения его темпа и направления. Движения шенкелем могут быть самыми разнообразными: от легкого надавливания на бока лошади, до энергичных постукиваний.

Шлюсс играет основную роль при ваших перемещениях в седле — это основной упор и на него должна приходиться основная нагрузка как при езде облегченной рысью, так и при полевой посадке на галопе.

Перемещения и наклоны корпуса опытного всадника являются важным средством управления, поскольку так или иначе нарушают равновесие системы лошадь-человек.

Перейдем к делу. В повороте участвуют одновременно повод (оба), шенкель (противоположные более активен) и корпус, повторяющий движения позвоночника лошади. Также и при остановке: натяжение обоих поводьев сопровождается усилением действия обоих шенкелей, что необходимо для правильного подведения и постановки задних ног.

При начале движения необходимо подобрать поводья, слегка натянуть их (команда «в повод!»), чтобы ощутить легкий контакт со ртом лошади,а затем уже посылать коня шенкелями.

Сложность управления лошадью по сравнению с управлением автомобилем заключается в том, что почти во всех ситуациях участвуют практически все средства управления, но в разных количествах и в разной последовательности. Именно от этих нюансов и зависит успешность управления. Никогда нельзя завывать, что лошадь может научиться «управлять» всадником чуть раньше, чем всадник ею. Тогда предстоит борьба.

Хлыст и шпоры. Хлыст применяется как средство усиления действия шенкеля, а в отдельных случаях и как средство наказания при неповиновении лошади. Удар хлыстом должен быть чувствительным для лошади, причем приходиться от должен практически на то же место, где работает шенкель. Бить по крупу (по заду) нельзя.

Шпоры используются только опытными спортсменами для усиления действия шенкеля. Ввиду того, что начинающие всадники не всегда могут контролировать действия своих ног и могут нечаянно пришпорить лошадь, пользование шпорами для них не рекомендуется. Запрещается применять шпоры с острым «репейком», который может поранить кожу лошади. Необходимо отметить, что любое наказание должно следовать непосредственно сразу же (почто одновременно) после неповиновения лошади. Чуть запоздал — и оно теряет смысл, поскольку конь не свяжет наказание с поступком. За бессмысленное битье спортсмена исключают из соревнований, квалифицируя это как «жестокое обращение с лошадью».

УРОК 7

Суть правильной посадки в том, чтобы не мешать лошади двигаться. При этом всадник должен иметь свободную позу, необходимую для эффективного управления конем (рис.13). У некоторых новичков с посадкой и движением на лошади не возникает никаких проблем, другие же долго приспосабливаются. Все зависит от ваших способностей и от трудолюбия. Обучение протекает легче у людей, имеющих хорошее чувство равновесия. Про таких говорят, что они сидят на «балансе». Другие вынуждены держаться на лошади только силой ног, да еще помогая себе руками.

При правильной посадке Ваш вес распределяется между седалищем и бедрами (в седле), и ступнями (в стременах). В зависимости от аллюра, скорости движения и выполняемой задачи упор может перераспределяться.

Поясница должна быть слегка прогнута, корпус при движении шагом перпендикулярен земле, плечи в меру развернуты, взгляд направлен вперед по ходу движения коня. Руки полусогнуты, кисти с поводьями на весу над шеей лошади сразу за передней лукой.

Движение лошади шагом Вы ощущаете как легкое покачивание вперед-назад и амортизируете его движениями поясницы. Вне зависимости от особенностей Вашей фигуры правильная посадка всегда будет выглядеть красивой и непринужденной. Но это придет не сразу! В седле надо «присидеться». Полезно наблюдать себя в зеркале или снятым на кино- или видеопленку.

УРОК 8

Правильно сидеть на неподвижной или даже шагающей лошади доступно каждому. Но первый этап в обучении верховой езде можно считать пройденным, когда Вы научитесь правильно сидеть на рыси.

При движении рысью лошадь поочередно как бы перепрыгивает с одной диагональной пары ног на другую. При этом Вас неимоверно трясет. Сила толчков зависит от анатомических особенностей коня и скорости движения. Избавиться полностью от этой тряски невозможно, но облегчить свою участь не менее чем вполовину вполне реально.

Лошадь бежит ритмично. Толчки следуют один за другим в определенном ритме. Постарайтесь проследить его и, упираясь внутренней частью бедер в седло и ступнями в стремена, привставать в седле таким образом, чтобы каждый второй толчок пропускать, находиться в «подвешенном состоянии». Это и называется «облегчаться» или ехать облегченной рысью. Сели-встали. Если при этом Вы сможете использовать предыдущий толчок как импульс для вставания, а при посадке не плюхаться, а садиться мягко, притормаживая себя, упираясь бедрами в седло, то считайте, что Вы избавились от тряски уже больше чем вполовину. То есть научились двигаться облегченной рысью.

В процессе этого обучения можете использовать упор руками в седло. Не старайтесь использовать повод как средство управления. Вы только понапрасну будете дергать лошадь. Пока Вы не научились уверенно ездить рысью, повод Вам вообще не нужен. Поэтому лучше всего учиться в закрытом манеже, где лошади двигаются, подчиняясь командам тренера. И только тогда, когда двигаясь облегченной рысью, Вы сможете держать руки на поясе, в стороны или вверх, сохраняя правильную посадку, Вам можно будет доверять повод (учиться управлять поводом на шагу можно и раньше).

Учебной рысью лучше ездить, научившись облегчаться. Езда учебной рысью — это тряска без пропусков. Вы лишь стараетесь плотнее «вжаться» в седло, чтобы Вас не выбивало. Достигается это проще всего напряжение икроножных мышц и чуть откинутым назад корпусом. Ногами Вы плотно обнимаете бока лошади, а мягкой поясницей сдерживаете выбивающие Вас из седла толчки.

Если же Вы научились облегчаться, не используя стремена, а только за счет силы ног и импульса выталкивания, и продолжать это занятие не менее 5 минут подряд, то смело считайте, что Вы прошли второй этап обучения.

УРОК 9

Итак, если Вы ездите облегченной рысью без стремян в течение 5 минут и при этом еще способны управлять конем, то наверняка Вы уже испытали наслаждение от езды галопом. На галопе сидеть легче, чем на рыси. Толчки значительно реже и более плавные, ощущения приближаются к раскачиванию на качелях, только земля несется в одном направлении — назад.

Условное разделение скорости при езде галопом такое: манежный и полевой. Соответственно и посадка на галопе мало чем отличается от посадки на учебной рыси. Корпус чуть откинут назад, ноги плотно обхватывают бока лошади, мягкая поясница амортизирует толчки. Задача сидеть в седле «как влитой», иначе потертости могут образоваться как у Вас, так и у лошади. Полевая посадка применяется при скачках, преодолении препятствий, во время полевой езды. При полевой посадке Вы привстаете на стременах (путлища укорочены на 1-2 отверстия) и основной упор приходится на шлюсс. Седалище не касается седла, поясница чуть прогнута, плечи расправлены, руками допустимо упираться в шею или придерживаться за гриву.

Основные ошибки при полевой посадке следующие. Всадник стоит очень высоко в стременах. При этом центр тяжести перемещается вверх, уменьшается прочность посадки. Если лошадь шарахнется вбок, всадник продолжит движение без нее.

Ноги всадника уходят вперед или назад. И то, и другое приводит к ухудшению равновесия и, как следствие, ухудшается контакт с конем и эффективность управления. Шенкель должен лежать сразу за подпругой, а нога находиться в стремени широкой частью ступни.

Всадник плюхается в седле на каждом скачке галопа. Седалище не должно касаться седла. Вы можете набить лошади спину, да и себе кое-что.

Стремена должны быть такой длины, чтобы не «убегали» из-под ноги, но чтобы и не вставать на них слишком высоко. Ваш вес должен равномерно распределяться на шлюсс и ступни. Известное в альпинизме правило: три точки опоры — применимо и здесь: шлюсс (внутренняя поверхность бедер) и два стремени. Руки свободны для управления. Повод слегка натянут. При энергичных движениях головы и шеи лошади руки следуют за ними, корпус же остается на месте.

Что надо для того, чтобы поднять лошадь в галоп? Какая-нибудь деревенская кляча может быть приучена подниматься в галоп от свиста, гиканья или даже дерганья поводом. Тому же можно научить и любую другую лошадь. Однако общепринятые правила таковы. Лошадь приводится в состояние сжатой пружины, что называется «сбором». Чтобы собрать коня, надо добиться сведения всех четырех ног если не в одну точку, то достаточно близко. Достигается это как поводом — лошадь сгибает шею и уменьшает вынос передних ног, так и шенкелем — лошадь подводит под себя задние ноги (сравните рисунки 16а и 16б).

В зависимости от того, с какой ноги Вы поднимаете лошадь в галоп, голове придается левое или правое постановление — такое положение, при котором Вы видите край того или другого глаза (рис.17). В манеже вопрос о ноге решается просто. При езде налево — галоп с левой ноги, при езде направо — с правой. В механику движения лошади вдаваться не будем. Эта тема подробно раскрыта во всех серьезных руководствах. Тем не менее, даже начинающим надо знать, что если Ваша лошадь на галопе «врет», то есть идет контргалопом (при езде налево, например, галопом с правой ноги), то на повороте Вы можете оба упасть. Определить, с какой ноги галопирует лошадь, не очень трудно. Передняя нога, которая опускается на землю дальше, чуть впереди и есть та нога, с которой конь галопирует.

Итак, мы едем облегченной рысью. Подается команда: «Смена, галопом марш!» Что мы делаем?

Во-первых, садимся в седло и перестаем облегчаться. Во-вторых, набираем короче повод, заставляя коня «опускать нос» и делая постановление (край глаза). В-третьих, (но одновременно с «во-вторых»!) усиливаем действие обоих шенкелей (противоположный направлению галопа более активен) в сочетании с незначительным и мягким ослаблением повода, и тем самым посылаем лошадь вперед. Не получилось? Попробуйте еще раз сделать все то же самое при выходе из поворота, а к действию противоположного шенкеля добавьте легкий удар хлыстом. Только не пытайтесь разгонять лошадь.

Многие тренеры запрещают при посыле в галоп качать корпусом. Да, это правильно. Управление, а тем более посыл, должно быть со стороны незаметно. Лошадь как бы сама все выполняет. Однако на галопе всадник всегда хотя бы чуть-чуть, но покачивает корпусом, а этой действие может явиться условным сигналом для старой прокатской клячи, которую, бывает, не убедишь даже хлыстом.

Для того, чтобы перевести спокойную лошадь с галопа на рысь, может быть достаточно простого натяжения повода. Если задача не решается, то, откинув корпус назад и уперевшись в стремена, потяните повод поэнергичнее, не задирая при этом рук кверху (распространенная ошибка). Если лошадь тащит, «закусив удила», то надо попробовать достаточно резко передернуть поводом слева направо и наоборот. Это весьма болезненный прием для рта лошади, которая должна осознать, кто здесь хозяин. Если же Вас растащила лошадь в поле, то единственный способ остановить ее — завернуть на круг, постепенно уменьшая его диаметр (рис. 18). Подробнее — см. урок 12 «Лошадь тащит».

Впрочем, будем надеяться, что Вам, как начинающему всаднику, будут доставаться спокойные, добронравные и хорошо выезженные лошади.

УРОК 10

Итак, все лошади — личности. Лошади разных пород различаются не только экстерьером, но, зачастую, и типичными особенностями характера. Лошади, выращенные в конюшне, при хорошем обращении обыкновенно спокойны, доверчивы к человеку. Напротив, лошади, выращенные в табуне, бывают злобными, пугливыми, могут иметь все повадки дикого животного. Любитель лошадей, хорошо знакомый только с «конюшенными» животными, может быть неприятно удивлен совершенно необычным поведением каких-либо местных пород, используемых в конных походах. Автору в семидесятых годах довелось познакомиться с одичавшими лошадьми на крымском горном пастбище. Это был небольшой табун совершенно диких животных, к которому невозможно было приблизиться ближе чем на 100-150 метров. Косячный жеребец принимал угрожающие позы, рыл копытом землю, оскаливал зубы, издавал звуки, мало похожие на ржание. Скорее это был какой-то рык. Наконец, его броски в мою сторону заставили благоразумно отступить.

Предположим, что в незнакомой местности Вы повстречались с лошадьми. Не торопитесь приближаться к ним. Если при табуне есть пастух (табунщик), то поговорите с ним, спросите разрешения. К незнакомой лошади надо подходить сбоку, не имея в руках никаких предметов, но приготовив кусок хлеба. Не пытайтесь залезть на невзнузданную лошадь — это может печально кончиться. Внимательно наблюдайте за ушами лошади, за ее перемещениями. Некоторые животные могут мгновенно развернуться задом и ударить. А жеребцам свойственно бить и передними ногами. Опасны бывают жеребчики, да и кобылки, в полуторагодовалом возрасте, особенно если они не заезжены, не оповожены (не приучены к недоуздку, уздечке). Такие «подростки» могут предложить Вам игру, состоящую главным образом из прыжков и ляганий.

Вот Вы сели на незнакомую лошадь. Нет ничего зазорного, если предварительно Вы поинтересуетесь ее характером, привычками, капризами. Будьте внимательны и собранны. Сев на лошадь, сразу начните движение шагом. Подгонять амуницию надо было заранее. На шагу не распускайте повод, ведите лошадь в шенкелях. Наблюдайте за ее реакциями. Молодая лошадь может резко шарахнуться от взлетевшего воробья, а старая — сделать то же самое за компанию, или разыгрывая испуг. Легким воздействием шенкелей попробуйте ускорить шаг, затем поводом замедлить его. Фиксируйте внимание на том, насколько охотно лошадь реагирует на Ваши команды. Главная задача установления контакта — выяснить, знает ли лошадь те команды, которыми владеете Вы и собирается ли им подчиняться. Требуя что-либо от новой лошади, начинайте всегда с самого слабого сигнала — будь то действие шенкеля или повода. Тот раздражитель, который был нормальным для одной лошади, может оказаться чуть ли не стрессовым для другой. Коротко можно расписать знакомство с лошадью так:

  1. Преодоление собственной робости. Чтобы вы не делали с конем, старайтесь быть спокойным, уверенным и доброжелательным.
  2. Установление контакта на земле во время чистки, седловки, путем наблюдения за мимикой, реакциями на Ваши действия (отсутствие резких движений). Общаясь с незнакомой лошадью все время разговаривайте с ней. Так Вы быстрее успокоите и себя, и ее.
  3. Посадка и выяснение управляемости на шагу. Если за 10 минут шаговой работы Вы не достигли взаимопонимания, подумайте, стоит ли ехать на этой лошади в поле. Обратитесь к тренеру.
  4. УРОК 11

    Причин может быть множество:

    1. Лошадь отказывается уходить от других лошадей.
    2. Лошадь боится действительного или мнимого препятствия.
    3. Лошадь просто отказывается подчиняться Вашим командам. У нее другая программа действий (занятия любовью, еда, возвращение в конюшню).

    Список можно продолжать, однако, перейдем к ответным действиям всадника. Если Ваши возможности посыла (шенкеля, хлыст) уже исчерпаны, а двигаться вперед необходимо, но надо постараться перехитрить лошадь. Сделать это удается не всегда. Так, например, уехать на молодой лошади от группы может оказаться просто невозможно. Единственный выход — поменять лошадь или уезжать вдвоем, встав за хвостом послушного коня. Этот же прием зачастую помогает при преодолении препятствий. Надо знать, какая лошадь в группе самая опытная и пускать ее первой.

    Иногда бывает нужно спешиться и провести лошадь в поводу. При этом надо иметь в виду, что жеребцы все же послушнее «сверху», а если лошадь откажется идти и в поводу и встанет на «свечку» (на дыбы), то может вырвать повод и удрать.

    Бывает, что нестрашное, но новое препятствие надо просто рассмотреть, понюхать, убедиться, что оно не вскочит и не укусит. Лошади часто пугаются слишком контрастных предметов: черное на снегу, белое в траве. Боятся проводов, шлангов, особенно если их тащат (змея!?). Когда лошадь утыкают носом в препятствие и не пускают ни назад, ни вбок, ей может надоесть, и она пойдет вперед. надо в каждом конкретном случае исходить из поставленной цели. Если надо быстрее проехать, то можно и объехать препятствие. Если стоит задача научить молодую лошадь не бояться, то лучше поехать вслед за старой. Применяя посыл хлыстом, надо знать, что это средство эффективнее, если другой человек подгоняет Вашу лошадь сзади. Причем еще эффективнее, если это делают два человека, стоящие с разных сторон и не дающие уйти лошади вбок. Наконец, при погрузке лошадей в вагон или машину, применяется как исключение (есть риск искалечить животное) одевание на голову светонепроницаемой материи. Лошадь идет вслепую, доверяясь человеку.

    Предположим, что молодая лошадь, спокойно бежавшая рысью, вдруг замедлила ход, стала мотать головой, подкидывать задом. Ваша лошадь решила побаловаться, поиграть, ей скучно трусить по дорожке. Веселее было бы избавиться от всадника и поноситься вволю. Надо действовать быстро и решительно. Искусство дрессировки в том, что животное еще только собирается совершить нежелательное действие, а Вы его уже пресекаете. Итак, Ваш ответ — немедленный и резкий посыл. Шенкель, хлыст, голос — все средства хороши. Если лошадь «застоялась» в конюшне и играет, не нужно насильно удерживать ее на шагу или рыси. Сделайте круг — другой галопа, причем с посылом, чтобы лошадь чувствовала, что Вы остаетесь хозяином положения. Главное — не впадать в панику при неповиновении, и лучшее средство добиться послушания — заставить двигаться лошадь вперед любыми средствами.

    Лошадь под всадником можно сравнить с пружиной (рис.19). Степень ее сжатия, независимо от аллюра, регулируется шенкелем (задняя часть пружины) и поводом (передняя часть пружины). И лишь постоянное взаимодействие шенкеля и повода создает то динамическое равновесие лошади, ту ее готовность рвануться вперед или остановится, которые достигаются тонкой координацией этих основных средств управления.

    УРОК 12

    Первое и главное — не паниковать. Второе — разобраться в причине. Лошадь может понести от испуга, от избытка энергии, от перевозбуждения. Не надо наклоняться вперед, задирать вверх руки с поводом. Откиньте корпус назад, упритесь в стремена, натяните повод и, успокаивая лошадь голосом, начинайте заворачивать ее на круг. Желательно в ту сторону, с какой ноги она галопирует. Если лошадь не сокращает темпа, попытайтесь резко передернуть повод слева-направо или справа-налево. Никогда не спрыгивайте на ходу с потащившей Вас лошади! На большой скорости можно сильно травмироваться. Практически во всех случаях, если лошадь не сокращает темпа на прямой, ее удается завернуть на вольт (на круг) и, постепенно уменьшая его диаметр, заставить затормозить (рис.18). Даже если для этого придется взяться за один повод и тянуть его двумя руками (только в том случае, если не удается заставить лошадь изменить темп или направление). При перемене направления движения желательно сохранить ориентацию на местности и убедиться в отсутствии препятствий, с которыми встреча на быстром аллюре была бы нежелательно (канавы, деревья и пр.)

    Впрочем, лучшее лечение — это профилактика. Сидя на лошади, особенно на незнакомой, нельзя полностью расслабляться ни на секунду. Внезапно выскочившая собака может придать Вам такое ускорение, особенно при распущенном поводе, что расставание с седлом произойдет в сотые доли секунды.

    Часто бывает, что одна испугавшаяся пустяка лошадь может сорвать в галоп всю группу — у лошадей очень сильно стадное чувство. Так что внимательным надо быть всем и всегда, особенно головному всаднику.

    Многие лошади, как молодые, так и старые, участвовавшие в скачках, начинают «заводиться» на галопе, стараясь обойти других. Необходимо предвосхитить скачку на резвость и удержать Вашего скакуна от нее. Всеми силами старайтесь сохранять на полевом галопе свое положение в смене и необходимую дистанцию до скачущей впереди лошади, поскольку она может «не потерпеть», что ее обходят и понестись сама или ударить задом, если ей «налезают на хвост». Если Вы чувствуете, что не в состоянии контролировать темп и дистанцию, теряете контакт с лошадью, тогда кричите «стой» и заворачивайте лошадь на вольт. При этом надо иметь в виду, что, остановив на вольту молодую лошадь, Вы не удержите ее от стремительной погони, если группа ускакала вперед.

    Резюмируя, можно сказать, что контакт с энергичной лошадью, которую приходится сдерживать — это постоянная бдительность и предвосхищение ее нежелательных действий. А основное средство, как ни странно, посыл.

    УРОК 13

    В этом разделе мы разберем лишь те формы поведения лошадей, которые могут помешать начинающему всаднику получать удовольствие от верховой езды.

    В конюшне

    Некоторые дурные привычки мы уже рассматривали в предыдущих уроках. Это нежелание лошади впускать человека в денник, чиститься, седлаться. Далеко не во всех случаях неопытному новичку нужно стремиться делать все самому. Если лошадь в ответ на Ваши действия прижимает уши, оскаливает зубы или поворачивается задом, то лучше не рискуйте, а обратитесь к тренеру.

    Допустим, лошадь в деннике стоит спокойно, но при попытке надеть уздечку высоко задирает голову. Эту лошадь скорее всего испортили дачей лакомства перед взнуздыванием, хотя могут быть и другие причины (болезненность рта или ушей и т.д.). Поговорите с ней спокойно, похлопайте правой рукой по шее (левую с уздечкой спрячьте за спину). Затем обнимите ее правой рукой за голову, положите ладонь на храп (выше ноздрей) и прихватив пальцами левой руки повод — пусть оголовье упадет вниз — постарайтесь одеть на голову только повод. Не получилось? Не беда. Расстегните повод и, проследив, чтобы оголовье не перекрутилось, заведите его снизу через шею, хотя бы у самой холки. Затем застегните. В большинстве случаев при накинутом поводе оголовье надевается без особого труда.

    Если лошадь не разжимает зубы, то практически всегда помогает надавливание пальцем на беззубый край нижней челюсти (рис. 20).

    Не дает уши? Может быть мала уздечка. Так или иначе, лучше распустить на несколько отверстий нащечный ремень, а после продевания ушей вновь подтянуть.

    Во всех случаях не совершайте непоправимой ошибки — не кормите лошадь, если у Вас что-либо не получается. Вот когда Вы все надели и застегнули и лошадь при этом не злится, не «жмет» уши — тогда можно угостить.

    Лошадь болезненно реагирует — шарахается, отодвигается, вздрагивает, приседает — на опускание седла на спину. В первую очередь надо убедиться в отсутствии ссадин, шишек, потертостей на спине, затем в чистоте потника, вальтрапа (может что-то колет). Если со спиной и седлом все в порядке, а лошадь все же возражает, чего раньше не было, обратитесь к тренеру, причина может быть в болезни (миозит и др.).

    Затягивание подпруг не любят многие лошади. Не тяните сразу сильно. Сначала убедитесь в отсутствии опухоли, травмы или потертости на животе. Если что-то есть — пусть посмотрит тренер. Может быть под подпруги надо подложить прокладку.

    Вот лошадь оседлана, а из денника не идет. Дверь настежь, в проходе никаких посторонних предметов, пугаться нечего, а не идет. Если не больна, то упрямится. Не хочет работать. За повод тащить бесполезно. Встаньте у левого плеча, правой рукой держите за снятый с шеи повод, левой рукой из-за спины слегка дотроньтесь до лошадиного бока хлыстом, а губами почмокайте. Будьте внимательны! Если хлыст сработает грубо, и лошадь рванется в дверь, вам двоим может стать тесно. Что, все еще не идет? Тогда — за тренером.

    Ведя лошадь по проходу, будьте осторожны. У лошадей, как и у людей, могут быть весьма непростые отношения между собой. Кобыла, у которой недавно родился жеребенок, бывает агрессивна к другим лошадям. Если Вы идете мимо ее денника, то она может испугать ведомую лошадь, которая рванется или шарахнется. Жеребец не пройдет спокойно мимо кобылы в охоте, мимо своего недруга — другого жеребца.

    Вне конюшни

    1. Лошадь не дает садиться на себя.

    Чаще всего это не противодействие человеку, а нежелание стоять на месте, особенно если Вы долго копаетесь. Длина стремян должна быть отрегулирована еще в деннике, и посадку надо производить, не мешкая: сдернули подтянутое левое стремя, левую руку с поводом на холку, левую ногу в стремя, правой — толчок, и Вы в седле. Второе стремя можно опускать на шагу, также как и проверять сверху подпруги. Все это, конечно, при условии, что Вы уверены в себе и в лошади.

    Если же лошадь не просто крутится, а нарочно отодвигается боком в тот момент, когда Вы пытаетесь вставить ногу в стремя, хотя оба конца повода достаточно натянуты, это уже дурная привычка. Попросите кого-нибудь взять лошадь под уздцы и подрежать, пока Вы будете садиться. Постарайтесь не спешиваться с такой лошади в поле.

    Как только вы оказались в седле, взаимодействие с лошадью вступает в новую фазу. Контакт увеличился, формы общения изменились, впрочем, кроме голосового воздействия. Из дурных привычек старых прокатских лошадей наиболее типичны те, что связаны с полным игнорированием всадника. Такая лошадь может побежать выяснять отношения с «коллегами» или улечься в первую же лужу, или просто отказаться двигаться с места. Если ей с первых же секунд не объяснить, кто здесь хозяин, то потом это сделать будет труднее, предстоит борьба характеров.

    2. Лошадь не реагирует на шенкель, не идет вперед.

    Если Вы не затянули повод, но надо употребить хлыст. Если лошадь в ответ на хлыст начинает козлить, то есть отбрыкиваться, кидать задом (рис. 21), при условии, что хлыст воздействует не на круп, а по ребрам, сразу за шенкелем, то над Вами просто решили поиздеваться. Таких лошадей новичкам давать нельзя. Требуйте замены лошади или возврата денег. Вообще, когда лошадь «козлит», то лучше привстать в стременах, чтобы не оказаться выкинутым на шею, и всеми способами (голосом, шенкелем, хлыстом) постараться двинуть ее вперед. Если же лошадь «свечит», то есть встает на дыбы (на задние ноги), надо отдать повод, схватиться за гриву и опять же толкать ее вперед. Надо уяснить себе, что Ваше воздействие на лошадь должно быть решающим, Вы — хозяин положения. Ваша рука дающая и наказывающая. Если же Вы идете «на поводу» желаний своего четвероногого партнера — ему туда захотелось, он хочет постоять и т.д. — Вам успехов в верховой езде не достигнуть.

    3. Лошадь на ходу мотает или взмахивает головой.

    Причин может быть несколько. Мала или слишком затянута уздечка. Вы слишком натягиваете повод, а лошадь привыкла к более свободному. Если при управлении поводом управление сохраняется, а лошадь перестает мотать головой, значит предположение верно. Лошадь донимают насекомые. Лошадь просто хочет «отделаться» от Вашего воздействия на рот, возможно, что-то у нее болит. Во всех случаях надо быть осторожным. При резком взмахе головы, особенно при полевой посадке на галопе, лошадь может затылком ударить Вас в лицо. При укоренившейся привычке взмахивать головой на лошадей одевают мартингал — приспособление, ограничивающее подъем головы. При болезненности или излишней чувствительности рта применяют более мягкий трензель, вплоть до специального резинового. В отдельных случаях мотание головой — своеобразный тест для всадника. Если он не реагирует, могут последовать прыжки, «козление». Поэтому лучше сразу разобраться в причине и попытаться пресечь мотание головой. Для этого может подойти изменение аллюра, направление движения, резкий посыл и самый жесткий и грубый прием — резкое воздействие трензелем на нижнюю челюсть. Вообще передергивание поводом (трензелем) нельзя рекомендовать как форму управления. Это очень грубое и сильное воздействие на лошадь и применяется лишь как наказание. Оно может быть оправдано только в том случае, когда всадник физически не может справиться с лошадью.

    4. Лошадь под всадником ложится.

    Это свидетельствует о полном отсутствии контакта. Обычно перед тем как лечь, лошадь наклоняет вниз голову, принюхиваясь, и начинает «копать» передней ногой (рис.22). Следует немедленно поднять голову поводом и резко послать лошадь вперед.

    5. Лошадь отказывается поворачивать в нужном направлении.

    Например, Вы набираете левый повод, а лошадь, свернув голову налево, продолжает движение в прежнем направлении. Следует обоими поводьями и наружным шенкелем повернуть лошадь в ту сторону, куда она стремится, но продолжить движение на вольту, по кругу, а достигнув нужного Вам направления, резко послать ее. Если лошадь практически не реагирует на повод, то как исключительную меру можно порекомендовать (слабому полу) тянуть за один повод двумя руками (риск повредить рот лошади, порвать уздечку, вытащить трензель изо рта).

    Необходимо помнить, что физически лошадь сильнее, и ее надо не побороть, а перехитрить. Поэтому на «творческие варианты» непослушания надо всегда найти не менее творческие методы их исправления.

    6. Лошадь осаживает без команды.

    То есть при отданном поводе пятится назад. Если это не испуг перед препятствием, а укоренившаяся привычка, то бороться с ней очень неприятно? Повод не следует распускать, лошадь надо попытаться развернуть вбок или в сторону осаживания и шенкелем, голосом, хлыстом добиваться продвижения вперед.

    7. Лошадь несется в сторону конюшни.

    То же, что и в случае, когда лошадь «тащит».. Заворачивать на вольт и переводить на шаг. Причем, когда Вы добились перехода на шаг, сразу же отдайте повод — это похвала. У всадника в седле мало средств поощрения — оглаживание (хлопки), голос и повод. Но пользоваться или надо очень точно. Поощрение, «опоздавшее» на две секунды уже может быть неправильно понято лошадью.

    8. Лошадь непрерывно ржет

    Больше это бывает свойственно жеребцам. Ржание при виде других лошадей, при движении от конюшни или при подходе к ней — это нормальная реакция жеребца, охраняющего свой табун и свою территорию. Ржание не нужно пугаться, это не связано с какими-то дурными намерениями в отношении всадника, Лошади в большинстве своем ржут при встрече, потерявшись, кобыла так зовет отставшего жеребенка. Короче — это естественная голосовая реакция.

    9. Лошадь дерется с другими лошадьми.

    Чаще всего антипатия у лошадей, также как и симпатии, достаточно устойчивы. Тренер, составляя группу, обычно учитывает это. Но если уж Вам довелось ездить на агрессивной лошади, старайтесь соблюдать дистанцию и спереди и сзади, будьте особенно внимательны к лошадиной мимике. Про посадке и спешивании не подходите близко к другим лошадям. Помните, что при ударах копыт больше всего страдают ноги всадников, поскольку лошадь в драке под удар подставляет бока с крепкими ребрами, отворачивая голову (рис. 23).

    10. В походе и на привале

    При возвращении в конюшню или на привале надо знать некоторые типичные привычки лошадей, которые могут испортить впечатление от прогулки. После спешивания всадника многие лошади стремятся начать чесаться, особенно теми местами, где им терла уздечка или седло. При этом, если уздечка еще не снята, а лошадь чешется о Вас, пряжки могут порвать одежду или сильно поцарапать. Зачастую лошадь хочет вываляться. При этом она может испортить неснятое седло или поклажу, да и просто сильно испачкаться.

    Разгоряченной лошади ни в коем случае нельзя давать пить или есть овес. Только сено или траву. При привязывании лошадей надо следить, чтобы они не запутались в слишком длинных чумбурах, не могли затоптать амуницию или поклажу. В жару надо выбирать место для привала на ветерке, чтобы кровососы не очень донимали лошадей. В холод нельзя с разгоряченной лошади снимать седло, чтобы не простудить ей спину, но подпруги необходимо ослабить всегда сразу же при спешивании, чтобы наклоняясь, лошадь не заподпружилась.

    УРОК 14

    Конкур, или преодоление препятствий в конном спорте — тема, которую невозможно раскрыть в одном занятии. Из имеющейся литературы на русском языке, автор считает возможным предложить интересующимся лишь одну переводную книгу Д.М. Диллон «Прыжки в конном спорте», М., ФИС, 1971, состоящую главным образом из фотографий.

    В конных походах, при полевой езде всадники часто сталкиваются с необходимостью преодолевать те или иные препятствия. При коллективной езде сменой (группой) возможность преодоления препятствий в значительной степени определяется его сложностью и опытом тренера (головного), нежели умением членов группы, поскольку опытная лошадь в трудной ситуации вывезет сама. Канавы, броды, мосты, бревна, калитки, узкие проходы, крутые подъемы и спуски — разные виды препятствий требуют разной техники преодоления. Так, например, посадка спортсмена при прохождении мертвых (прочно закрепленных) препятствий на дистанции кросса значительно отличается от посадки при прыжках на конкурном поле через препятствия, падающие при задеваниях. Основная задача всадника при преодолении любых препятствий — сохранить равновесие системы человек — лошадь, то есть не помешать ей своими действиями, сохраняя управление.

    При прыжке лошадь, резко оттолкнувшись, как бы вылетает из-под всадника, который должен за мгновение до отталкивания подать корпус вперед (рис. 24). Во время полета лошадь вытягивает шею, чем выше и дальше прыжок — тем сильнее.

    Всадник должен соответственно подавать руки вперед, сохраняя контакт со ртом лошади, но не затягивая повод. Для новичка лучшим выходом из положения будет привстать в стременах и ухватиться вместе с поводом за гриву. Тем самым Вы получите дополнительную точку опоры — шею, сможете лучше контролировать свое равновесие и не мешать лошади.

    При езде галопом на полевой посадке преодоление небольших препятствий — лежащее бревно, небольшая канавка обычно воспринимается просто как увеличенный темп (скачок). Однако, надо иметь в виду, что молодая лошадь может, испугавшись, сделать закидку (резкую останову), обнос препятствия или выполнить несоответствующий размеру препятствия мощный прыжок. Поэтому преодолевая даже незначительные препятствия, надо быть внимательным и собранным. Споткнувшаяся лошадь нуждается в поддержке поводом, без чего вы оба можете упасть.

    При преодолении водных преград надо знать, что брод всегда лучше ненадежного, гнилого мостика. Небольшие мостики строятся в расчете на человеческий вес и могут провалиться под ногой лошади. Если лошадь в воде теряет равновесие, вязнет, пускается вплавь, надо вовремя соскочить, продолжая удерживать повод и гриву. Если Вы сами не умеете плавать, хватайтесь хотя бы за хвост — лошадь Вас вытянет на берег.

    Многие лошади не любят проходить узкие места, калитки и т.п. Бывает, что лошадь не идет, но после резкого посыла бросается вперед. При этом седло, поклажа или колено всадника могут застрять.

    На крутые подъемы и спуски можно отваживаться только если Вы уверенны в достаточном сцеплении копыт с грунтом. Так, например, мокрая глина или травянистый склон после дождя даже для подкованной лошади могут при соответствующей крутизне оказаться непреодолимыми. При спусках всадник должен сидеть чуть откинувшись назад, разгружая передние ноги лошади, в постоянной готовности поддержать лошадь поводом (рис. 25). На подъемах всадник привстает в стременах, придерживаясь за гриву и освобождая от нагрузки задние ноги лошади (рис.26).

    Сомнительные места, там, где лошадь может зацепиться за проволоку или пораниться об острые предметы, невидимые в траве или в снегу, лучше преодолевать спешившись. Ноги лошади в походе важнее Ваших.

    При прохождении сложных участков маршрута далеко не всякой лошади можно полностью доверять. Среди полукровных и местных пород лошадей часто встречаются животные, которые, будучи весьма самостоятельными, всегда сами выберут лучший способ преодоления трудного участка. Однако большинство лошадей европейских пород конюшенного разведения приучены целиком и полностью полагаться на человека. На такой лошади ничего не стоит провалиться в яму, порезаться о проволоку и т.п. Будьте ответственны за своих четвероногих друзей.

    УРОК 15

    Если исходить из того, что каждая лошадь — личность, а человек учится всю жизнь, то совершенствоваться в верховой езде можно бесконечно. Любая незнакомая лошадь может открыть Вам что-то новое. Поэтому первый совет такой. Как бы Вы не привязались к какому-нибудь определенному коню, старайтесь ездить на разных лошадях.

    Профессионалы-конники любят повторять: на лошадях не катаются, лошадей работают. При этом имеется в виду, что лошадь получает определенный тренинг и приобретает новые навыки так же, как и всадник. Если Вы действительно стремитесь стать хорошим всадником, то вот второй совет. Не катайтесь. Все Ваше общение с конем, начиная с чистки и седловки, должно быть творческим диалогом. Во время езды слушайте коня, следите за его реакциями в ответ на Ваши команды. Старайтесь добиться наиболее полного взаимопонимания. Экспериментируйте, будьте все время в поиске, только тогда Вы получите настоящее удовлетворение от езды и даже на лошадях средних способностей сможете творить чудеса.

    Если Вы решили заниматься конным спортом, то трезво оцените свои возрастные и физические возможности. Конный спорт — один из самых дорогих видов спорта. Отбор бывает очень жестким. Кроме того, большой спорт в погоне за результатом часто калечит не только физическое, но и душевное здоровье, психику. Большинство моих знакомых конников, как спортсменов, так и любителей верховой езды, наибольшее удовольствие испытывают, когда им удается просто пошагать на лошади в лесу.

    Прокат верховых лошадей в городах и пригородных зонах увеличивается с каждым годом. Возможности занятий «конной физкультурой» растут. Помимо классических видов конного спорта: конкура, выездки, троеборья, существует масса национальных конных игр, многие из которых вполне доступны умеющим ездить верхом. А организовать такие соревнования можно на любой конюшне — было бы желание.

    Здоровья Вам и успехов в верховой езде!

    Послесловие

    «15 уроков» были написаны в результате занятий с начинающими конниками на подмосковной конеферме в период с 1981 по 1991 года.

    Часто приходилось видеть, что всадники, давно занимающиеся верховой ездой в городских прокатах, оказывались совершенно неподготовленными для полевой езды. Литературы, которую можно было бы порекомендовать, особенно — кратких популярных руководств, практически не было. «15 уроков» появились на свет именно в силу надоевшей необходимости повторять новичкам одно и то же.

    Спортсмены-конники и опытные тренеры вряд ли согласятся со всеми рекомендациями. Однако автор отдает себе отчет, что выработка «мягких рук» у талантливого спортсмена-конника или воспитание жестокого обращения с животными далеко не в первую очередь связаны с прочтением подобных книжек.

    Упоминая в тексте о таких крайне грубых мерах как передергивание поводом или воздействие на один повод двумя руками, автор сознает, что они могут применяться лишь постольку, поскольку здоровье и жизнь всадника все-таки важнее, чем лошади. А за 10 лет пришлось сталкиваться с травмами, причем серьезными. Когда девочка весом в 40 кг физически не справляется с шестисоткилограммовым тяжеловозом-полукровкой, который, «подставив плечо», увозит ее куда ему вздумается, можно рекомендовать даже грубые меры воздействия на рот лошади. К сожалению, не все имеют возможность учиться ездить верхом на безукоризненно выезженных добронравных «арабах» в светлом манеже на мягких опилках.

    Одним из главных моментов в обучении верховой езде является работа всадника над собой. Победить надо не коня, а собственную робость, нетерпение, невыдержанность, физическую неподготовленность. Если всадник не решил этой проблемы, то работа с конем будет неровной, в зависимости от настроения и состояния. Именно среди таких конников встречаются люди, ездящие помногу лет, но совершенно не понимающие и не чувствующие лошадь, которых страшно брать в поле. С ними и случаются всяческие происшествия и травмы.

    Специально для въедливых читателей, серьезно интересующихся проблемой взаимоотношений человека и животных настоятельно рекомендуется лучшая из известных автору книг по дрессировке «Несущие ветер» К. Прайор.

admin

Наверх