Как лошади бьют людей

Дубликаты не найдены

Ну не надо с жопы то заходить. (фейспалм)

это железное правило когда видишь лошадь

Можно откуда хочешь подходить, если лошадь тебя хорошо знает и доверяет. Но и тогда сначала нужно, чтобы она тебя увидела и узнала.

Кони идиотов в основном тут бьют. Либо подбегают сзади, либо еще какую хрень творят. Ну кроме мужика, который залезть пытался, он видать просто не понравился ему. Или слишком тяжелый(ну мне так показалось)

мужик на 50ой секунде не понял, что делал, вроде ничего плохого, но ногу ему походу сломали. А так да в основном сами виноваты. Хотя лошади иногда тоже неадекватят видел не раз.

Обычная практика, падая стараешься не отпустить поводья, что во первых позволяет не упустить лошадь во вторых остаться в поле её зрения у передних ног и если лошадь тебя не ненавидит она топтаться по тебе не будет и остановится, поводья то в руке, но это более актуально для поля когда не охота потом ловить её. А на плацу когда вываливаешься на маневре или после прохождения препятствия и т.д. тактика одна НОГИ ИЗ СТРЕМЯН (остаться в них смертельно опасно) и катапультирование в сторону.

ps: а бежать за лошадью в зоне доступности её задних ног это нарываться на удар, думаю у них рефлекс почти как у хищников у них догонять убегающею цель, а у этих обороняться от преследователя плюс учитывая, что она только, что сбросила всадника и удар может быть даже не намеренным, а продолжением её «игры»

pps: мой тренер (женщина) которая вытаскивали нашего жеребца из денника за хвост это уже исключение и полная доминация над коником) я его когда чистил опасался, когда я был верхом были друзья)

О, спасибо! Специалист объяснил.

предлагаешь сменить название? )))

Вот поэтому я им не доверяю.

А я своему коню доверял всегда хоть и побаивался иногда, и он не разу не подвел меня. Жаль что я его подвел в свое время не потянул финансово ((((((((((((

Глава из книги «Мы вовсе не такие»

Бернгард Гржимек
Е. Геевская, перевод с немецкого

– Значит, вы утверждаете, что эта лошадь никого, кроме вас, к себе не подпускает? – спрашиваю я господина Т.

– А вы попробуйте сами, – последовал ответ.

Ну, что ж. Осторожно, ласково приговаривая и отгородившись на всякий случай фланкирным барьером от опасных копыт, я подхожу ближе к стойлу Ганса. Но, когда я протягиваю руку, чтобы погладить милую лошадку по голове, происходит нечто подобное взрыву, я вынужден мгновенно отскочить на два-три метра назад! Ну и лошадка! Она поднимается на дыбы, насколько позволяет цепь на шее, бьет копытами, ревет, злобно прижимает уши к голове да еще пытается ухватить меня оскаленными зубами. Да, тут действительно надо соблюдать дистанцию!

– А с вами, значит, он вполне приветлив? – интересуюсь я.

Вместо ответа господин Т., владелец конторы гужевого транспорта из Западного Берлина, заходит сзади в стойло лошади, запускает пальцы в ее гриву, похлопывает по голове, берет за ногу и приподнимает ее – и, смотрите-ка, злобный Ганс ведет себя миролюбиво, словно овечка.

Вот та лошадь, которую я давно подыскивал для своего очередного опыта! Дело в том, что я задался целью разузнать, по каким признакам лошадь узнает своего хозяина: по лицу ли, по фигуре, одежде или, может быть, по голосу?

Для этого мне необходима лошадь, которая с определенным человеком ведет себя совершенно по-другому, чем со всеми остальными людьми. Когда ищешь нечто подобное, то найти это бывает совсем не так просто, как может показаться. Каждый раз, когда мне сообщали о якобы подходящем случае, впоследствии выяснялось, что эта лошадь и с другими людьми ведет себя вполне обходительно, если только с ней вежливо обращаться.

Несколько месяцев тому назад я уже имел дело с роскошным жеребцом липиццанской породы по кличке Фавори, принадлежащим цирку Кроне. У этого благородного белого красавца, который каждый вечер, выступая на манеже, срывал бурные аплодисменты, была одна странная причуда: надевать на себя сбрую он разрешал только своему конюху, больше никому. Он, правда, не становился агрессивным или «социально опасным», как этот вот гнедой ломовик, нет, такого за ним не водилось. Но когда к нему в бокс – довольно просторное, выстланное мягкой соломой помещение – заходил кто-нибудь другой, а не его усатый служитель, то красивый жеребец поворачивался к посетителю задом, предоставляя разглядывать свой шелковистый белый хвост. А если человек пытался обойти его кругом, то он начинал кружиться на месте, все время задом к нежелательному пришельцу.

Каждый раз, когда у меня появлялась свободная минута среди моей основной деятельности, я шел на конюшню, где содержались лошади аристократических пород: берберийские чистокровные, блестящие словно отполированные тракененские, белоснежные липиццанские. Я вызывал обслуживавшего их конюха, который по утрам чистил, седлал и запрягал этих лошадей для репетиций на манеже. Конюху предлагалось заходить в денник к Фавори то в собственной одежде, то в моем пальто (которое ему доходило чуть ли не до пят) и напялив на голову мою шапку (которая сползала ему на глаза). А после него в денник входил я или еще кто-нибудь, оказавшийся поблизости, кого мы об этом просили.

Должен сказать, что Фавори отнюдь не просто так прощал своему конюху подобные переодевания. Когда конюх входил в моей одежде, то ему поначалу тоже приходилось лицезреть один лишь лоснящийся лошадиный зад. И порой должно было пройти две, а то и три минуты, пока жеребец с его тонким обонянием все же распознавал своего служителя и разрешал себя взнуздать и вдеть в рот трензель. Но после того, как ему это удавалось, заходил туда уже я, в своей одежде, которую перед этим надевал конюх, и наш приятель Фавори уже не чинил мне препятствий, как обычно, когда в непривычной одежде я входил первым, до конюха. Не оставалось никаких сомнений: для лошади одежда человека играет большую роль. Лицо решающего значения не имеет.

А вот этот злобный Ганс из конюшни для ломовых лошадей, этот изверг с манерами настоящего бандита, пусть он нам разъяснит, что для него важней в его единственном человеческом друге: глаза и вообще лицо или старые вельветовые рабочие штаны?

– Когда он ко мне попал, – рассказывает его хозяин, – он со мной держался так же строптиво, как и со всеми остальными. Но потом он заболел, у него был мыт в очень тяжелой форме, и я его в течение многих недель собственноручно лечил. С тех пор мы друг друга хорошо понимаем.

Хозяин считает абсолютно невозможным, чтобы «его» Ганс мог бы обознаться из-за какого-то переодевания. Ну что ж, попробуем.

Мы просим его жену одолжить нам для эксперимента какое-нибудь дамское пальто, и получаем черный плащ и в придачу черную шляпку. Шляпка, прямо скажем, не бог весть какая модная, но какая же женщина даст свою новую шляпку для подобных целей?

Когда господин Т. выходит переодетым в дамский наряд, мы не в силах сдержать улыбки. Самоуверенно он подходит к злющему молодому жеребцу. и тут же испуганно отскакивает назад. Ганс ревет, щелкает зубами и лягается во все стороны. Но как только дамское пальто и шляпка сняты и повешены в угол, он снова приветлив со своим хозяином как обычно.

Тогда мы решаем вывести его во двор – может быть, в конюшне недостаточно светло, чтобы Ганс мог разглядеть лицо своего любимого хозяина? Но он и здесь закатывает скандал, словно разъяренный лев, да такой, что в окнах соседних домов появляются перепуганные лица жильцов.

Итак, господину Т. не удается подойти к своей лошади в дамском наряде, независимо от того, подходит ли он молча, или с ласковыми уговорами. А коль скоро для этой лошади такую важную роль играет одежда, то, может быть, Ганс примет меня за господина Т., если я переоденусь в его костюм? Сказано – сделано.

Между прочим, моего попугая Агату удавалось провести подобным переодеванием. Попугай преспокойно пошел на руки к чужой даме, одетой в мой костюм. Но провести этого беса, гнедого Ганса! Он повел себя однозначно. Своей подкованной передней ногой он старается меня достать, да еще целится прямо в подбородок!

На следующий день я приношу с собой карнавальную маску и надеваю ее господину Т. В таком виде – в своей обычной одежде, но с чужим лицом – он подходит к «взрывоопасному Гансу» (теперь уже гораздо осторожней, чем вчера!). Но тот нисколько не озабочен «переменой лица», он разрешает себя гладить, похлопывать, брать за уздечку.

Спустя несколько недель я повторяю опыт, но уже с «пожилым» двадцатидвухлетним жеребцом, который уже едва в состоянии приподнять негнущиеся ноги, чтобы кого-нибудь лягнуть, но в то же время остается хитрющим пройдохой. Его тоже удается обмануть переодеванием.

Итак, заключение: человеческое лицо представляет собой для лошади лишь малую часть всей человеческой фигуры, не более и не менее важную, чем любая другая ее часть, равная по размеру. Лошадь ориентируется больше по общему виду человека: его одежде, движениям, жестам.

Для того, чтобы заставить лошадь узнавать хозяина по лицу, ее нужно специально на это натренировать частым переодеванием. Очень правильно отметил один знаток лошадей еще много лет тому назад: лошадей нисколько не трогает ни гневный, ни приветливый взгляд хозяина, они просто не обращают никакого внимания на выражение его лица.

Точно так же как лошадей, можно обмануть переодеванием и собак, и многих других животных, которые узнают знакомых им людей не по лицу.

Но есть и такие, которые узнают своих человеческих друзей именно «в лицо». К ним относятся черные вороны и фазаны. Это отнюдь не означает, что они «умней» собак или лошадей! Конечно, нет. Просто у воронов в их инстинктивное поведение входит «чистка глаз» у своего сородича. Они осторожно и нежно перебирают своими огромными острыми клювами друг у друга перышки вокруг глаз. Точно так же поступают они и с ресницами человека, с которым подружились. Отсюда ясно, что ворон легче запоминает и всю остальную часть лица вокруг глаз знакомого человека.

Многие мелкие животные часто рассматривают какую-нибудь определенную часть человеческого тела как партнера. Чаще всего это руки или ноги. Охотничьи ястребы рассматривают руку, одетую в кожаную перчатку, как место своей кормежки и защищают ее от лица охотника (он не должен ни в коем случае подносить руку к лицу). Некоторые «пешие» птицы заводят брачные игры с ногой знакомого им человека. Один ручной воробей сначала «ухаживал» за своим человеческим «партнером», а потом стал пробовать свить гнездо в кармане его пиджака! Значит, один и тот же человек для него являл собой одновременно и самку и чердачные стропила! Попугаи часто оказывают особые знаки внимания руке своего хозяина или хозяйки – пробуют «кормить» ее, засовывая клюв между пальцами.

Этим, наверное, можно объяснить, что попугаи хорошо различают именно руки разных людей. Например, один попугай, с которым проводили специальные опыты, безошибочно умел отличать руки трех людей от всех прочих даже тогда, когда эти люди были переодеты в чужую одежду, прятались за занавеской, высунув одни только руки, или надевали на руки перчатки.

Следовательно, нам следует остерегаться считать животное глупым или, наоборот, умным на основании всего лишь единичного факта – «узнавания» или «неузнавания» переодетого человека. Только пообстоятельней познакомившись с его образом жизни, можно неожиданно для себя прийти к такому выводу, до которого мы прежде и не могли додуматься.

В четверг 12 декабря в 19.00 — вебинар на тему
«КОНЮШЕННЫЕ ПОРОКИ»

Почти на любой конюшне можно встретить как минимум одну лошадь, которая прикусывает, качается, стучит по дверям ногами, высовывает язык, обгрызает дерево и т.д. Сейчас мировая наука активно ищет ответы на вопросы.

— откуда берется такое поведение (почему в одних и тех же условиях одни лошади начинают страдать стереотипиями, а другие — нет, как понять, находится ли ваша лошадь в группе риска)
— можно ли вылечить пороки или это на всю жизнь и снижает ценность лошади? А если это лечится, то как?
— чем именно вредны пороки (вот здесь очень много «народных» версий, часть из которых современная иппология подтверждает, а часть — категорически опровергает).
— что можно, а что совсем не нужно делать с лошадьми, страдающими теми или иными пороками, чтобы не усугубить их психическое состояние.

Темой моей выпускной работы при обучении иппологии и поведению лошадей в Англии были как раз стереотипии. Буду рада поделиться с вами последними данными мировой иппологии, которые мне удалось собрать.

Если вы хотите сделать жизнь вашей лошади лучше, позаботиться о ее психическом здоровье, предотвратить развитие опасных состояний и действительно ей помочь, если она уже страдает от стереотипии — то этот вебинар для вас.

«Бить или не бить лошадь?» Это абсолютно абсурдный вопрос. Весь абсурд заключается в сложности понимания чего мы хотим от лошади и вообще, имеем ли мы право… Это палка о двух концах. Допустим, мы сейчас не будем говорить о спорте. Спорт — само по себе явление странное, не будем об этом. Сейчас речь о воспитании лошади. Уж коль довелось человеку взять на себя ответственность содержания и воспитания лошади, то, согласно логике, человек должен быть лидером, хозяином — хотя бы во благо своих подопечных (лошадей). Не всем людям удается быть лидерами даже с домашними кошками или мелкими породами собак… А лошадь…лошадь… многие теряют дар речи, когда видят впервые вблизи этих животных. Как же быть главнее? Как обрести авторитет? В чем секрет лидерства? Это, возможно, покажется смешным, но основные принципы играют роль законов во всех сферах нашей жизни… Какие там собаки, посмотрите на людей, много ли мы добились болью, наказаниями, войнами? К чему ведет жестокость? К абсурдному хаосу…Именно поэтому боль, если ее рассматривать с человеческой точки зрения — мотивация далеко не всегда эффективная, а подчас даже опасная для источника-«хозяина». Потому что это вызов на борьбу, вызов на месть, провокация страха, но во всем этом так далеко от справедливости, согласия и партнерства с лошадью… Когда общаются два духовных существа, а лошадей я воспринимаю как духовных существ, их отношения зеркальны. Ну не может быть доверия, если Вы «носите камень за пазухой». Давайте, наконец, станем честными. Я встречала людей, которые абсолютно уверены в правильности порки — они не пропустят ни одного момента, чтобы допустить слабость, лошадь должна быть шелковой по их мнению. Однако же, сколько на свете совершенно избалованных и испорченных псевдо-любовью и лаской лошадей, которые ни во что не ставят человека и которых приходится ставить на место гораздо более жестко, чем, если бы мы это сделали сразу, показывая нашу доминантность. Итак палка о двух концах — бить или не бить лошадь? С одной стороны боль при каждом неповиновении, а с другой стороны доведенная до абсурда же любовь «уси-пуси».

Если мы представим себя лошадьми, окунемся в их мир, окажемся в самом сердце дикого табуна, мы быстро поймем, что там полный порядок, нет текучести выяснения отношений, там довольно строгая иерархия и полная справедливость. Да, ступени иерархии завоевываются порой очень жестоко, но это происходит только для того, чтобы четко, раз и навсегда поставить все точки над «И». Тут ключевое слово «раз», именно быстро и справедливо. Иначе, если бы лошади постоянно занимались разборками кто главнее — они бы наверное просто вымерли. Да, главная лошадь, даже не обязательно альфа, а просто «вышестоящая», может не только отбить, но и убить непослушного наглеца. Обычно этот факт является оправданием у человека — применения порки для лошади, мол, какое-там, они вообще друг друга способны убить. Но, секундочку… цели человека и стремления к лидерству самих лошадей абсолютно разные. Доказывая лошади своё лидерство, заставляя ее делать очередное «па» ножками, разве это похоже на природную доминантность? Разве это похоже на жизнь в табуне? Поэтому, прежде всего, нужно разделить наши цели в отношении лошадей на две составляющие:

1. Быть истинными лидерами, по-лошадиному. Определенно честно.

2. Добиться ДОБРОВОЛЬНОГО партнерства в человеком выдуманных лошадиных дисциплинах -будь то Высшая Школа или наши прихоти.

Итак, получается, что когда мы устанавливаем своё доминирование по первому пункту — мы не только можем использовать силу, мы имеем и право удара! Прочтите в «Разговорнике лошадиного языка» об упражнении «пройти насквозь». Найдите в курсе «С чего начать?» упражнение «Яблоки». Когда мы говорим о лидерстве с лошадью, определенно точно, мы должны продемонстрировать перед ней наше Бесстрашие. Не боль здесь играет главную роль! Но наша готовность «идти напролом», наш героизм, если хотите, то самое, что убедит лошадь почувствовать в нас надежного лидера и тогда — подчиниться. Вас должно окружать облако уверенности, любую попытку сопротивления Вы должны отразить — чтобы лишь показать что в Вас нет страха и Вы сильны. Это не насилие, это Ваша протянутая рука лошади, чтобы построить надежную дружбу и партнерство.

Теперь рассмотрим пункт второй. Вот тут человечество зашло в тупик. Почему-то именно здесь человек пытается доказать лошади свое лидерство — верховая езда, любая работа, цирк — всюду человек пытается подсунуть лошади свое ложное лидерство, но ни ответа, ни понимания не получает, а зачастую из этого получается просто ломка характера животного, которое превращается в несчастное создание, работающее «от звонка до звонка»…

Человек придумал очень богато оснащенную систему, целое королевство «для лошадей», где главный король- он, человек, который верхом. Но часто ли мы спрашиваем лошадь? Что лошадь думает обо всем этом? Знаете что? Моя лошадь счастлива встать «на колени» для меня. Знаете почему? Потому что соблюден пункт1, а во втором пункте мы договаривались на сотрудничество. Это может быть и кликер-метод, это может быть обучение системой давление-снятие, это может быть просто доверие и дружба. Но всегда лошадь принимает решение действовать добровольно. Иначе ничего не получится. И секрет успеха — обоюдная радость от партнерства. Не требование — а предложение. Не цель, а занятия в которых счастливые минуты скачут вместе с нашими сердцами.

Бить или не бить? Это ломало, кромсало всю мою сущность, когда я начала воспитывать жеребенка Григори. У меня не поднялась рука бить его для того чтобы он побежал на вольт. Он стоял, как вкопанный, доверчиво поглядывая на меня. Я бросила хлыст и ушла. А когда вернулась, я нашла способ убедить его двигаться. Ни разу не ударив. А Вас мучит этот вопрос время от времени? Расскажите, давайте рассуждать вместе, чтобы найти решение…

Автор Баскина Софья.
Подборка вопросов, которые мне задавали читатели журнала My Horse и мои ответы.

Берейтор, которого я хотела бы нанять для своей лошади достаточно жестко работает с лошадьми. И при этом добивается отличных результатов в спорте. Но мне кажется, что моя лошадь плохо воспринимает наказание. Очень боюсь, что он может замкнуться. А выбор берейторов у нас не велик. Где граница между формированием страха и негативным подкреплением? Катя, Москва

Трудно оценить «жесткость» берейтора. Кто-то скажет так о жестоком человеке, вечно считающем, что лошадь все делает назло ему, хотя она может просто не понимать, что от нее хотят. А кто-то назовет жестким человека, который настойчив, упорен и требует дисциплины, без которой невозможно стабильное выполнение упражнений лошадью. Спросите у берейтора координаты людей, с чьими лошадьми он работал и кто может рекомендовать его, послушайте, на какие его качества они обратили внимание. Посмотрите на его основных спортивных лошадей: зажаты они или раскованны, адекватны или взбалмошны, агрессивны или с удовольствием общаются с людьми?
Иногда люди кажутся со стороны «жесткими», но лошади их любят. Таких людей отличает несколько особенностей. Они уверены, что лошадь хочет сделать как лучше и если что-то делает плохо, то лишь потому, что ошиблась, устала, отвлеклась или не поняла требований. Они не ждут намеренного непослушания от животного. Они предсказуемы: лошадь всегда знает, что получит поощрение за хорошую работу и всегда уверена, что не будет наказана, если не… (счетное количество плохих поступков). Хорошие берейторы учитывают реакции лошади на их действия. Если лошадь закладывает злобно уши, взмахивает резко хвостом вверх-вниз и хлещет им по бокам в ответ на каждое воздействие шпоры или шенкеля, или то и дело вскидывает испуганно голову, то тренер уменьшает давление (трензеля, шенкеля). Если же эти реакции лошади вы наблюдаете в течение всего занятия, а то и нескольких, и даже на разных лошадях, если лошади под всадником ведут себя неадекватно, в ответ на наказание регулярно отвечают неповиновением и сопротивлением, если ему вообще постоянно приходится перебарывать лошадей, значит как тренер этот человек профессионально непригоден. И неважно как он наказывает лошадей – хлыстом или заставляя лошадь отступить, продемонстрировать подчинение, как это делают приверженцы мягких методов. Чувствительность к сигналам лошади и последовательность – это те качества тренера, которые важнее метода.

Кажется, мой конь – однолюб. Так получилось, что с момента приобретения я работала с ним почти без помощи берейторов. Всего добивались сами. А сейчас сложилась такая ситуация, что стоит мне посадить на него своего друга, а самой отойти – хотя бы даже за пределы плаца и наблюдать из-за ограды – лошадь просто отказывается работать. Вновь начинает кусаться, хотя мы с ним давно вылечили эту дурную привычку, пытается высадить, делает вид, что не понимает средств управления, хотя всадник ничуть не хуже меня, а в чем-то даже лучше. И так повторяется из раза в раз. Даже не знаю, что делать, тем более, что я планирую ребенка и коня в любом случае придется отдавать в аренду или берейтору. Мария, Москва

Для одних лошадей смена хозяина проходит тяжелее, чем для других. Вашему коню будет легче, если на нем, кроме вас, будет ездить один-два постоянных человека. Смена арендаторов или тренеров может сильно испортить его характер, вам придется в будущем учитывать это. Для того чтобы ваш друг смог наладить отношения с конем, начните с того, что вспомните, как вы обучали лошадь нескольким основным навыкам и как отучали его кусаться. Встаньте рядом с другом и лошадью. Пусть он даст команду (что-то простое, вроде поворота или посыла). К примеру, конь послушается. Отойдите на пару метров. Друг повторяет команду. Конь сделал вид, что не понимает? Подойдите и продублируйте сигнал (чуть потянув за собой и повторив посыл словами или приложив руку к боку коня за подпругой). Не послушался? Сядьте в седло сами, вернитесь к началу, как вы обучали лошадь, и пройдите всю процедуру обучения команде с поощрением на каждом этапе – это не займет много времени. Пусть то же сделает ваш друг. Опять дублируйте его сигналы в случае заминок или возвращайтесь на шаг назад и снова повторяйте пройденное. Так нужно сделать с несколькими основными навыками, и займет это всего одно-два занятия. Зато вы покажете коню, что, во-первых, слушаться вашего друга – это правильно и нужно, во-вторых, объясните какие именно команды он имеет в виду (для нас часто незаметна разница в сигналах, но наши индивидуальные особенности хорошо чувствуют лошади).
А как только ваш друг и ваша лошадь начнут понемногу понимать друг друга, предоставьте им общаться без вашего присутствия (лучше вообще не приходить на конюшню до их общения). У собак и обезьян (у лошадей это не изучено) симпатия сродни привязанности и при благоприятных условиях возникает в течение трех-четырех дней занятий. Но в присутствии хозяйки коню будет неинтересно знакомиться и сдружаться с незнакомым человеком. А вашему другу посоветуйте приходить пораньше, кормить лошадь, чистить, разговаривать с ней и позаниматься с лошадью упражнениями, развивающими контакт.

Мне очень жалко одну лошадь из нашей конюшни. Хозяйка сейчас к ней приезжает 1 раз в две недели, гуляет лошадь не больше часа и работает 25-30 минут на корде. Она стоит в маленьком деннике, никого не видит. Мы ее выводили попастись, я не знаю, что я еще могу для нее сделать.
Женя, Подольск

Конечно, хозяйке следовало бы продать лошадь или найти для нее конюшню, где та могла бы больше гулять. Держать лошадь круглые сутки в деннике не менее жестоко, чем избивать ее. Выводить лошадь пастись – это хорошее решение. Вы также можете привязывать ее около конюшни и чистить, чтобы хоть немного размять ее мышцы, «разогнать кровь». Было бы хорошо повесить специальную игрушку в деннике – может быть лошади понравится с ней играть. И конечно – просто заходить к лошади почаще, чтобы поговорить, погладить, дать ей простую команду, вроде «Прими!», выполнив которую она могла бы получить поощрение, а не подачку – лошади прекрасно чувствуют эту разницу!

Здравствуйте! Конь который мне нравится стоит в прокате, к тому же у него, говорят, не всё в порядке с психикой, но все же меня вопреки здравому смыслу к нему тянет. Ни купить, ни арендовать я его не имею возможности. Подскажите, что я могу сделать для него приятного, что порадовало бы его и хоть чуть-чуть поправило его психическое состояние?

Первое, что Вам нужно сделать – это подружиться с хозяином коня и рассказать ему о своем желании. Если лошадь принадлежит клубу, то разговаривать вам нужно с теми людьми, которые за него отвечают – начконом, тренером или конюхом. Без их разрешения вы, сами того не желая, можете навредить коню. Даже простейшее «постоять у денника и покормить морковкой» легко оборачивается проблемой для некоторых нервных и раздражительных лошадей. Если тренер или владелец лошади будут уверены в том, что вы ответственны, не сделаете ничего без их ведома и не бросите коня как только он к вам привыкнет, то они будут рады вашей помощи и сами подскажут, что нужно делать. Возможно вас попросят приезжать к коню в те дни, когда хозяин не успевает, или просто поручат пасти, чистить или выводить в леваду, когда у сотрудников конюшни много другой работы. Для коня же будет радостью индивидуальное внимание и забота: лошадям, особенно прокатским, этого обычно не хватает.

Трехлетний англо-карачаевец. По темпераменту вполне сангвиник. Заезжен без году неделя. Под седлом — внимательный и аккуратный. Пока в работе осталась серьезная проблема только с посадкой в седло. Очень нервничает, не дает сесть и норовит улизнуть при посадке. Потом — нормально. Но я не об этом.
Проблема о которой я хочу спросить — отсутствие контакта с человеком вообще. Похоже, детство у него тоже тяжелое было. Пока чищу — застыв стоит как каменный подняв голову, в глазах страх и обреченность. На разговор с ним не реагирует, даже голову не поворачивает. Я такого раньше даже не встречала. Ноги дает, но как-то нервно. До ушей позволяет дотрагиваться, но при этом весь сжимается. Когда приношу седло — начинается паника.
Что делать?

Чаще всего для установления контакта с человеком лошади не хватает предсказуемости в его действиях. Человек всегда должен быть предсказуем и понятен для лошади, иначе контакт либо не развивается, либо рушится. Жеребцы к этому чувствительнее, чем кобылы. При любых проблемах с контактом отличные результаты дают два простых упражнения, описанных ниже. Третье — поможет вам успокоить жеребца и заняться проблемами при посадке в седло.
Медленно подходите к жеребцу и следите за его реакциями. Отметьте расстояние, на котором жеребец начнет беспокоиться, прижмет уши или поднимет голову выше уровня холки. Остановитесь и подождите. Как только он поставит хотя бы одно ухо или опустит голову ниже, расслабьтесь (хорошо при этом немного опустить голову) и отступите на шаг назад. Через некоторое время повторите это упражнение. Постепенно вы сможете подходить все ближе, не вызывая его беспокойства. Это упражнение нужно повторять каждый день по 20-30 минут перед тем как зайти в денник, начинать чистить и седлать жеребца. Через 2-3 дня вы почувствуете, что его напряжение при чистке ослабло. Это упражнение вы будете продолжать делать еще две недели, но теперь во время чистки вы добавите еще одно упражнение.
С возрастом лошади научаются различать слова, но и тогда им легче понимать интонацию, чем слово. При чистке вы можете создавать фон из более высоких, одобряющих, звуков, и более низких, осуждающих. Ко второму-третьему дню, если вы будете достаточно уделять времени первому упражнению, жеребец начнет посматривать на вас при чистке, оборачиваться, нюхать ладони. Его напряжение не будет постоянным. Теперь вы должны хвалить его как только он на вас посмотрел, как только опустил пониже голову, вздохнул, расслабляясь, обернулся к вам с дружелюбным интересом. В дополнение к голосу можно дать ему поощрение или просто на время перестать чистить, немножко постоять. Когда он отворачивается, сопровождайте это комментариями, произнесенными более низким, но не резким, голосом. Ваша цель – быстро реагировать на перемены в его поведении, а не учить его оборачиваться. Когда он почувствует, что своим поведением может изменить ваш голос, его отношение к вам станет еще более доверительным.
Теперь вы можете добавить третье упражнение. Дайте ему поощрение на ладони несколько раз. Затем протяните ладонь без лакомства и, как только он дотянется до нее носом, дайте ему поощрение другой рукой. Повторите еще несколько раз, научив его таким образом дотрагиваться до вашей ладони. Теперь подносите ладонь то ближе к нему, то дальше, то повыше, то пониже. Постепенно опускайте ладонь до уровня его плеча, до уровня запястья, до земли. Будьте аккуратны. Иногда лошади при этом упражнении резко вздергивают голову вверх или переступают, и могут нечаянно задеть своего тренера. Теперь, как только он снова напрягается, вы можете протягивать ладонь на уровне его плеча. Выполнение им команды будет для вас сигналом, что он достаточно успокоился.
Теперь два последних упражнения можно перенести на плац. Ваш голос даст ему понять, какое его поведение правильное, а какое вам не нравится. Прежде, чем садится на жеребца, посмотрите, достаточно ли он спокоен, чтобы дотронуться до вашей ладони за лакомство. Если нет – нужно подождать, или поводить в поводу немного, или погонять на корде, чтобы он немного пришел в себя. Попытайтесь поставить ногу в стремя (сопровождая голосом его движение и неподвижность). Как только он замедлится или простоит неподвижно секунду, верните ногу на землю, похвалите его и проведите в поводу несколько шагов. Снова повторите. Разбейте посадку на множество небольших задач и повторите их как можно большее число раз. Когда вам удастся без его переступаний сесть в седло два раза, лучше всего прекратите на этом занятие и отведите его в леваду. На следующий день вам возможно придется вкратце повторить все задачи, после чего его проблема с посадкой всадника в седло скорее всего исчезнет навсегда.

Что означает, когда лошадь тычет в вас морду и трется ?И может ли лошадь «смущаться» своих положительных чувств к человеку ?Ответы на эти вопросы очень мне нужны и важны !Спасибо , надеюсь получить ответ как можно скорее , еще раз благодарю . Саша
Когда лошадь тычется в вас мордой и трется – она предлагает вам дружелюбный контакт. Хорошо это или плохо зависит от того, насколько она аккуратно это делает. Не стоит позволять жеребчику такое общение переводить в игры. Молодые лошади и даже взрослые жеребцы часто от такого нежного тыканья легко переходят в игру, начинают щипаться и толкаться. И если нежности человек обычно встречает лаской, то щипки считает нужным наказывать. Такая реакция человека может приводить к двойственным чувствам у лошади – она хочет и приблизиться, и уйти одновременно. Вероятно именно это вы наблюдаете и называете «смущением». Очень важно не смешивать наказание и поощрение. Когда нежность лошади становится неприятной, отойдите от нее на 5-10 секунд. Если ваша лошадь обучена отступать по сигналу – вы можете дать его, вместо того, чтобы отходить самому. Через несколько повторений таких ситуаций она поймет, что с вами нужно обращаться бережно, иначе вы не станете с ней общаться. Когда ее ожидания от контакта с человеком будут однозначными, «смущение» исчезнет.

Здравствуйте, у меня к вам следующий вопрос. Я бы хотела знать, зачем спортсмены используют трензель, мундштук, и т.д. Зачем делать лошади больно? Если Вы скажете что у них якобы мозоли, то я Вам отвечу, что мозолей на слизистой оболочке нет, а рот лошади полностью состоит из неё. И зачем уроки воспитания? Людям так нравится бить лошадь? Я прошу ответить на мой вопрос. Дарья, по e-mail

Я думаю, что ни один нормальный человек не хочет специально сделать лошади больно, так же, как ни одному психически здоровому человеку не нравится бить лошадь. Агрессия – это неспецифическая реакция на новый стимул. Проще говоря, нормальные люди бьют лошадь тогда, когда не знают, КАК ПРАВИЛЬНО реагировать ее действия. Единственный способ изменить это – показывать людям, как надо разрешать возникающие конфликты.

Эпителиальная ткань – очень разнообразна. Она выстилает ротовую полость лошади и составляет вместе с железами, соединительной тканью и гладкими мышцами слизистую оболочку. Эпидермис – это тоже эпителиальная ткань, хотя и особого строения. Мозолей (утолщения эпидермиса) на слизистой оболочке действительно не бывает.
Не знаю, что вы имеете в виду под «уроками воспитания», но воспитание, обучение лошади – необходимы. «Человеческий» мир, наполненный механизмами, неестественен и опасен для лошади, кроме того, невоспитанные лошади никому не нужны, они погибают от травм, отсутствия лечения, либо на бойне. Воспитание – это обучение лошади не поддаваться панике, эмоциям, а действовать правильно – например, спрашивать мнения своего двуногого друга.

Спортсмены используют трензель и мундштук потому, что лошадей, на которых они ездят, научили реагировать на сигналы, посылаемые с помощью этих средств управления. В 1885 г. кавалерист Кремье Фуа прославился тем, что отпрыгал без повалов и закидок конкурный маршрут в Венсене на лошади, управляя ею на нумидийский манер – с помощью голоса, палочки и ошейника из широкой ленты. История знает немало подобных примеров и до, и после Кремье Фуа.

Однако трензель не теряет своей популярности, так как лошадь чрезвычайно легко привыкает к нему. Связано это со способностью лошади обучаться под действием отрицательного подкрепления.

Практически все управление лошадью построено на отрицательном подкреплении. Очень важно, чтобы вы понимали разницу между наказанием и отрицательным подкреплением, так как они совершенно по-разному влияют на поведение лошади. Наказание – это что-то неприятное для лошади, что происходит с ней ПОСЛЕ совершенного проступка. В отличие от наказания, отрицательное подкрепление – это что-то неприятное, какой-то дискомфорт, который лошадь испытывает ДО какого-либо поступка. Чтобы избавиться от дискомфорта, она делает любое движение наугад и, если это нужное человеку движение, тренер тут же прекращает неприятное для лошади воздействие. Исчезновение дискомфорта – и есть отрицательное подкрепление.
Например, если лошадь сделала «спинку», во время которой или сразу после всадник начал «пилить» ей рот, то он наказал лошадь. Если же всадник натянул поводья и, пытаясь избавиться от дискомфорта, лошадь замедлила ход, после чего всадник тут же отдал ей повод – это отрицательное подкрепление. В обоих случаях всадник действовал поводом и, возможно, довольно грубо. Но в первом случае лошадь будет думать, как ей избавиться от всадника, а во втором она будет оставаться вполне спокойной и благополучной, так как она знает, каким образом может снизить дискомфорт (хотя, конечно, была бы больше рада всаднику с мягкими руками).
Отрицательное подкрепление – прекрасный помощник в обучении лошадей. Однако совсем не обязательно при его использовании причинять животному боль. Уступка давлению в 7 играх Пата Парелли (Natural Horsemanship) – это тоже обучение под действием отрицательного подкрепления, однако здесь лошадь испытывает очень легкий дискомфорт. Выражение «езда на кончиках пальцев» тоже появилось не случайно – всадник, использующий трензель, может воздействовать им очень мягко. Личность человека, работающего с лошадью, всегда важнее того метода, которым он пользуется. Человек, который поощряет, ласкает и хвалит лошадь, независимо от того, жмет ли она уши или нежно тыкается носом ему в плечо, быстро доводит ее до нервного расстройства – он непредсказуем для нее, а значит, либо бесполезен, либо опасен.

Вместо отрицательного подкрепления можно использовать положительное – предлагая в качестве награды лакомство, ласку, игрушку. На этом построен, например, кликер-тренинг. Лабиринты Tteam – это игра в головоломки, которые тоже увлекают лошадь. Однако не на занятиях, а в жизни в целом, вы используете и наказание, и отрицательное, и положительное подкрепления. Насколько они сильны и правильно применяются – видно по поведению лошади, зажата она или расслаблена, непредсказуема или адекватна. А чем именно с ней занимаются — не имеет главенствующего значения.

Почему одну лошадь достаточно напугать неправильным обращением один раз, чтобы потом тысячу лет расхлебывать последствия, а другой — все равно.
Ученые бьются над этой загадкой уже как минимум сто лет. Сперва считали, что дело в силе нервной системы, потом — в уровне возбуждения на момент происшествия, потом предпочли разбираться в тонкостях «неправильного обращения», якобы в нем вся загвоздка. Надо заметить, что каждая теория в какой-то мере права. Действительно, и «неправильное обращение» бывает разным, и состояние у лошади может способствовать приобретению ею негативного опыта, и, наконец, одну лошадь изначально исправить легче, чем другую. Но я придерживаюсь другой, новейшей концепции – во всем «виноваты» взаимоотношения жеребенка с матерью-кобылой. Если между ними развился хороший контакт, то лошадь будет более устойчива к разным жизненным потрясениям и будет легче восстанавливаться. Собственно это только гипотеза, так как по лошадям подобных исследований не проводилось вовсе. Такие исследования проводились на людях, обезьянах и грызунах. Появляются первые работы по собакам. Контакт с человеком собак и лошадей – это как раз та область науки, в которой работаю и я.

Психология взаимоотношений человека и лошади

Тот, кто бьет лошадь, может ударить и друга.

Известна поговорка: «Каков хозяин, такова и собака». Во многом она верна и для лошади. Причем зависимость двусторонняя. Отчего зависит хороший, ровный, незлобный характер лошади, о котором мечтает любой владелец? В первую очередь от правильной постоянной нагрузки, спокойной каждодневной работы под седлом. Известно, что лошадь должна работать всю неделю с одним выходным. Иначе она начинает скучать, что чревато и неповиновением, и приобретением вредных привычек. Усталая лошадь — спокойная лошадь, это почти аксиома.

Зависит ли это от характера хозяина? Если тебе лень идти на конюшню в погоду, не очень приятную для тебя, но приемлемую для лошади, и ее работать, то что ты получишь завтра? Бодрую, веселую (сиречь непослушную) лошадку. Залог хорошей работы — это терпение, а отдача не заставит себя ждать! Если человек спешит с наказанием по делу и без дела, тот получает злобную, вредную лошадь, не подпускающую к себе в деннике и с боем дающую ноги для расчистки. Еще хуже, если перед лошадью начинают заискивать, потакать ее прихотям и вместо наказания давать «пряник».

Лошадь, которую мы покупаем, впоследствии может оказаться очень похожей на своего хозяина. Хозяин веселый, жизнерадостный — и лошадь у него яркая, с изюминкой. Хозяин тусклый, замкнутый, неуверенный — и лошадь у него угрюмая, ушедшая в себя, боится чужих. Хозяин злой и жестокий — и лошадь у него демонстрирует силу, идет напролом. Это так же верно, как и особенности взаимопроникновения супружеских характеров в семье. «Муж и жена — одна сатана».

Тем не менее, в семье должна быть голова!

Поэтому так важно быть с лошадью в отношениях лидера с членом прайда, не подавлять ее личность, но и не позволять лошади завоевать первенство. Она должна быть послушной, исполнительной, чтобы вы могли доверять ей, а она — вам. Будучи несоциализированной, лошадь не в состоянии понять, чего от нее требуют. Общение — вот ключ к взаимопониманию.

Взять, к примеру, такую ситуацию. Волею случая вас выбило из седла. Вы ехали один, лошадь упала, вам стало плохо или вас вовсе настигла пуля заезжего ковбоя. Всяко бывает. Как поступит лошадь, потеряв всадника? Обычная ускачет подобру-поздорову на конюшню или найдет по дороге домой полянку с сочной травой. А хозяйская лошадь своего хозяина не бросит, удивится его отсутствию поблизости и вернется к вам! Вот высшая степень доверия и дружбы человека и лошади. Вы — вожак ее табуна, и она должна быть с вами, думать о вас.

Хорошо, если лошадь позволяет вам, не боясь и не сопротивляясь, проделывать с ней все, что нужно: ежедневные процедуры, ковку и расчистку, ветеринарные мероприятия. Когда приходится надевать на нос коню закрутку, чтобы, например, подковать или сделать укол, то больно и лошади, и хозяину, не правда ли?

Во всех книжках пишут, что нельзя подходить к лошади сзади, что нужно всегда только слева. Но ваша лошадь, за которой вы каждый день ухаживаете, не только не должна бить задом — должна вообще стоять (в идеале — непривязанной) пока вы ее чистите. Пролезть под животом своей лошади — это не цирковой трюк. Как иначе осуществлять заботу о гигиене половых органов лошади, если нельзя к ним подступиться? Как разобрать хвост лошади и вымыть под ним, если боишься даже подойти к заду коня? В то же время не забывайте народную мудрость: «Лошадь холь, корми, как сына, а берегись, как ворога».

К сожалению, воспитывать лошадь приходится часто, потому что она иногда может «пробовать на зуб» ваш авторитет. Если вы опытный собачник, то вам должна быть ясна линия поведения, которую необходимо проводить, воспитывая в животном подчинение власти человека. Как и собака, лошадь учится понимать, что ей можно, а чего нельзя. Вам доводдилось наблюдать за тем, как лошади в табуне или в леваде чешут друг другу холки? Они прикладывают определенные усилия. По лашадиным меркам они весьма умеренны, но с человека подобным усилием вполне можно содрать кожу. Правда, воспитанная лошадь никогда этого не сделает. А вот дружеские игривые покусывания вполне могут вдруг стать очень болезненными, так что лучше вообще не позволять лошади кусаться.

Однажды я чистила своего коня, и тот проявлял беспокойство, когда я проводила ему скребницей по животу. Он, видимо, уже не мог терпеть и точным ударом выбил у меня из рук скребницу. Удар был легким, нанесен не по рукам, а с расчетом отделаться от вещи, которая причиняла коню боль. Кричать и наказывать я не стала, попыталась вникнуть в причину неповиновения лошади.

Боли в животе — это признак заражения глистами. И хотя я давала глистогонное всего два месяца назад, процедуру пришлось повторить. Дело в том, что на тот момент уже появилась свежая трава, а она, как известно, и служит основным источником личинок паразитов. Устранив причину негативной реакции коня на чистку, я больше не сталкивалась с подобным поведением с его стороны. А представляете, что бы было, если бы я сразу схватилась за хлыст? Конь дал мне понять, что с ним происходит что-то нехорошее, и моя реакция помогла укрепить нашу взаимное доверие.

И все же с лошадью всегда нужно быть начеку. Помните, что на каждую мысль лошади укусить, прихватить за рукав лошадь должна получать четкий и однозначный ответ: так делать нельзя!

Можно сделать движение телом в сторону лошади плюс движение головой (как старшие лошади показывают младшим в табуне, кто здесь хозяин), заставить лошадь осадить, принять, в случае необходимости следует выслать ее из своего личного пространства.

Тут побеждает тот, кто сильнее не физически, а психологически. Опять же вспомним, насколько целесообразны отношения лошадей в табуне, как эти животные выстраивают свою иерархию. Лошади очень редко бьются насмерть, чаще они выясняют отношения с помощью особых поз, силой эмоционального воздействия. Вот что пишет Татьяна Ливанова в своей книге «Рядом с лошадью»: «Внутри любой группы животных, даже вновь образованной, устанавливаются неписанные законы взаимоотношений, основанные на принципах доминирования и подчинения. Место каждого в иерархической лестнице определяется в борьбе с остальными сородичами. Борьба эта не обязательно должны быть схваткой „не на жизнь, а на смерть“. Животные умеют уступать, соразмеряя свои силы с силой соперника, и побежденный определенной позой заявляет о своей покорности: лошади поджимают хвост и направляют вперед ушные раковины. Настоящие бои ведут лишь равные конкуренты, когда нет иного способа выяснить соотношение сил. Чаще всего животные на глаз, по внешнему виду, определяют возможности друг друга и ограничиваются демонстрацией поз покорности и доминирования».

«Акбар начал прихватывать сначала осторожно, потом сильнее, крысощелки прямо перед моим носом, — рассказывает один коневладелец. — Потом я понял, что Акбар просто меня строит, зашел к нему в денник с мыслью что сегодня я ему не уступлю, что бы он ни сделал. Лошади хорошо чувствуют такие ментальные импульсы. На крысощелк я просто пошел корпусом на Акба-ра, и он уступил. Так мы определили иерархию и то, что меня нельзя кусать никогда.

Аналогично с собаками. Мой пес украл большой кусок мяса, я подошел, спокойно сказал: «Мясо придется отдать», и медленно потянулся рукой к куску. Впервые увидел, как у собаки глаза загорелись углем. Пес зарычал, давая понять: «Это моя добыча!» А я знал, что должен забрать этот кусок мяса, даже если пес порвет мне руку — иначе я никогда не буду хозяином для своей собаки. Мы посмотрели друг другу в глаза. Пес почувствовал мои мысли и отдал мясо. Один раз и навсегда мы определили между собой, кто старший в семье».

Как видим, выстраивание взаимоотношений в немалой степени зависит и от понимания конкретной ситуации, и от настроя хозяина. Если хозяин боится своего животного, пасует перед ним, то он закрепляет за животным право быть лидером. Понятно, чем это чревато. Мало того, что животное станет опасным дома. Вы и на улице не сможете контролировать его поведение. И конь из друга превратится в «пороховую бочку», которую будут бояться все — хозяин, конюх, члены семьи, соседи и прохожие.

Насколько трудно вылечить сломанную психику коня, хорошо показано в фильме «Заклинатель». Он снят по книге Монти Робертса, известного лошадиного психолога, который способен за полчаса приучить совершенно дикую лошадь ходить за человеком как собачка!

Монти пользуется методом «наступления и отступления», основанным на естественных для лошади моделях поведения — в частности «включения незнакомца в стадо». Суть метода в том, чтобы установить понимание, основанное на стадном инстинкте определения роли каждого члена стада.

Монти Робертс отказался от старых представлений о том, как нужно объезжать лошадей. Вот его слова: «Разве учитель хватает вдруг ребенка за волосы, трясет его или бьет в первый школьный день? День, когда лошадь начинают обучать, — самый травмирующий день в ее жизни. Ее бьют по губам и пинают под ребра просто для того, чтобы показать, кто командует. Мы не меняли свои методы с дохристианских времен». В методе Робертса нет места ударам, рывкам, толчкам, он не связывает и не ограничивает движения лошади. Основная посылка проста: между человеком и необъезженной лошадью существует неподписанный контракт. Если свободный от пут конь готов всюду быть со своим тренером и ходить за ним по пятам, как собака, тогда жизнь в «зоне комфорта» (т. е. где-то рядом с тренером) хороша. Если же нет, то приходится отсылать коня побегать рысью или галопом. Прежде чем окончательно подчиниться воле человека, лошади обычно убегают от тренера в среднем по три раза.

Вот один из первоначальных приемов, используемых Монти Робертсом. Нужна левада или бочка, «голая» лошадь. Станьте в центре бочки, поздоровайтесь с лошадью, почешите ее. Этим вы покажете лошади, что не настроены агрессивно, что вы просто хотите ее научить, воспитать, но не наказать. Теперь отойдите от лошади так, чтобы оказаться позади нее. Если лошадь сама не начала двигаться от вас по кругу, легонько вышлите ее концом смотанной корды. Если это не помогает, разверните корду и выбросите ее по направлению к скакательным суставам. Если и после этого лошадь остается на месте, посильнее киньте корду, так, чтобы она коснулась лошади, но ни в коем случае не причинила ей боль. Старайтесь всегда начинать с минимального воздействия на лошадь. Отгоняя лошадь на стенку, примите напряженную позу, буравьте ее глазами, представьте себе, что вы как будто стали больше и величественнее. Заставьте лошадь идти равномерно галопом. Очень важно, чтобы лошадь не замедлялась и не переходила на рысь — пуская лошадь галопом, мы создаем ей больший дискомфорт, и она быстрее поймет, что же от нее требуется. Все время стойте лицом к лошади, немного позади от ее головы. Лошадь может попытаться просто подбежать или подойти к вам — ведь бежать по кругу утомительно, тем более галопом, а с вами можно спокойно постоять. Но разрешить ей вернуться в стадо можно лишь после того, как она согласится признать ваше лидерство.

Через некоторое время лошадь начнет уставать. Ее поза станет более расслабленной. Постепенно лошадь попытается замедлить ход; ее ухо, которое ближе к вам, повернется в вашу сторону, голова начнет опускаться. Некоторые лошади, признавая полное ваше лидерство, опустят голову совсем к земле. После этого лошадь может начать жевать и облизывать губы.

Повернутое к вам ухо и опущенная вниз голова показывает уважение лошади, жевание говорит: «Я животное, которое спасается бегством. Я ем, значит, я не могу тебя бояться». Своим языком тела лошадь показала, что она хочет избавиться от давления, что она все поняла.

Сразу же сверните корду, положите ее на землю. Опустите плечи, полностью расслабьтесь, встаньте боком или спиной к лошади, не смотрите ей в глаза. Лошадь может сразу, или немного пошагав, подойти к вам. Если она остановилась и не подходит, медленно и спокойно начинайте подходить к ней, только не по прямой, а полукругами. Если лошадь уходит, начните гнать галопом опять. Если лошадь осталась на месте и не уходит при вашем приближении, а сама делает несколько шагов навстречу и касается носом вашего плеча — значит, вы все сделали правильно.

Далее почешите аккуратно лошадь между глаз. Очень важный жест: если лошадь дает это сделать, значит, она доверяет — область между глаз является уязвимой, потому что лошадь не видит, что находится прямо перед ней. Потом начинайте двигаться в расслабленной позе, описывая круг сначала в левую сторону, потом в правую. Лошадь должна пойти за вами или хотя бы поворачивать голову сообразно вашему движению по кругу, должна быть постоянно сконцентрированной на вас. Если это произошло, то, будьте уверены, вы поднялись в глазах своей лошади на более высокую ступень.

А что делать, если лошадь не хочет признавать нового хозяина? Лошади очень хорошо разбираются в людях и понимают, какое поведение допускается с каждым из них. Поэтому если вы — новичок в конном деле, то вам понадобится изучить, как вели себя по отношеонию к этой лошади ее прежний хозяин и даже ее прежний конюх. Узнайте, чему прежний хозяин ее научил. Здесь важна каждая мелочь — вплоть до причмокивании и прочих звуков (одни лошади воспринимают причмокивание как посыл в галоп, других же, например, учили воспринимать это как сигнал к тому, чтобы давать голову для надевания недоуздка).

Возможно, лошадь будет проверять нового хозяина, чтобы узнать, где проходят границы допустимого. Он может рассматривать нового владельца просто как нового члена «табуна», и пытаться выяснить его социальный «ранг». Так ведет себя лошадь в природе. Если вы не установите такой порядок в иерархии, не дадите понять, что занимаете доминирующую позицию по отношению к вашей лошади, то последняя будет продолжать вести себя агрессивно.

Подробнее об обучении лошади «на земле» можно узнать в сборнике на соответствующей страничке в Интернете: http://filly.msk.ru/articles/horse_ground/horse_ground.htm.

Коннику просто необходимо знать хотя бы основы зоопсихологии, чтобы не допускать таких грубейших ошибок, о которых пишет Джон Фишер: «Желание отомстить, наказать — чувство, свойственное человеку, я имею в виду наказание ПОСЛЕ совершения поступка, в противоположность НЕМЕДЛЕННОЙ каре. Недавно я наблюдал, как две молодые девушки пытались поймать пони в открытом поле. Через пять минут они сдались и отправились за приманкой. Когда они вернулись и потрясли миской, пони подошел очень осторожно. Они надели ему хомут, а затем три раза ударили по шее кнутом. И приговаривали, что пони надо дать урок. Девушки не понимали, что единственное чему они, возможно, научили пони, — не подходить к ним, даже когда они предлагают еду».

Наказание должно быть немедленным. Если прошло три секунды после того, как лошадь проявила неповиновение или агрессию, бить ее или кричать бесполезно. Животное не свяжет вашу ярость со своими действиями, а значит, воспримет ваше поведение как необоснованную агрессию. В то же время не наказать вовремя — значит дать лошади понять, что она не совершила ничего плохого, то есть поощрить ее. Тем более нельзя после акта агрессии лошади пытаться успокоить ее поглаживанием и ласковым голосом.

У моего коня Буяна была, наверное, сложная судьба. Он привык осторожничать с людьми. Вероятно, бывал ими часто бит. Лошадь узнала, что может получить затрещину ни за что (тогда как люди полагали, что наказывают его за дело, но забывали о прошедшем спустя совершения проступка времени). Буян был доброй лошадью, но боялся многих вещей. Например, он очень нервничал, когда его ковали. Кузнец был с ним ласков, ковал его три года подряд, конь уже знал этого человека и то, что он неопасен. Но во время ковки трясся и потел, а как только видел кузнеца, становился задом. Бить он никогда не бил, но вид был угрожающий.

Когда Буян чувствовал, что сейчас его будут лечить, он забивался в угол денника и не давал надеть на себя недоуздок. Думаю, он боялся не самой процедуры, а того, что во время нее его станут бить. Увы, очень часто люди, работающие с лошадьми, предпочитают побоями заставить их стоять спокойно, давать ноги, подставлять шею для уколов, а то и применяют закрутки по поводу и без.

На некоторых конюшнях грубость является нормой. Мне рассказывали, что когда мой Геолог стоял на постое в большой конюшне, он высовывал из денника морду и любопытствовал, кто ходит по коридору. А мимо шел человек, который ударил коня кулаком. За что? За то, что конь к нему потянулся? Но Гоша никогда не кусал и даже зубов не показывал. Вот после таких случаев частники удивляются, почему их лошадь вдруг начинает «крыситься». Из той же серии — грубый окрик на то, что лошадь просто переступила с одной ноги на другую, находясь в проходе на развязках. Добро бы еще за дело ударить, но наказывать ни за что — разве это не садизм?

Беда в том, что далеко не все лошадники, люди, посещающие конюшни и даже имеющие лошадей, в состоянии отделить зерна от плевел. Неокрепшие умы девочек-подростков воспринимают поведение старших товарищей и тренеров как норму. Создается стереотип поведения, который допускает грубость по отношению к лошади, потому что иначе с ними нельзя, а грубость — признак крутости.

Одна девочка купила лошадь, и в первую же неделю в полях конь ее растащил. Вернувшись в конюшню, он получил урок — удар ногой в пах. Судите сами, насколько оправдано такое наказание. Скажу только, что сейчас эта лошадь под седлом зажата совершенно, боится шагу ступить, вся съеживается и ждет наказания. При этом у нее серьезные проблемы со здоровьем. Прошло только полгода, и из цветущей молодой лошади получили клячу. Самое интересное, что хозяйка теперь собирается лошадь продать, а купить… жеребенка. Надеюсь, родители, при всей их любви к ребенку, все же не отважатся на такой эксперимент…

Как отрадно владельцу подходить к загородке, где гуляет его любимец, а тот, видя хозяина, подходит и просит почесать между ушами! Вот он — момент истины: лошадь доверяет вам самое незащищенное место своего тела и просит ласки.

В то же время помните: «лошадь одного хозяина» — это не та лошадь, которая любит только одного человека. Эта та лошадь, которая терпит только одну волю, позволяет одним рукам давить на чуткий рот, требовать подчинения. Лошади как кошки — не имеют устойчивой привязанности. Продали вы коня, приехали к нему через полгода или год, а он вас попросту игнорирует. Так было с прежней хозяйкой моего Геолога. Он даже сахар у нее из руки не принял. Может быть, действительно, обиделся? Кто их поймет, хвостатых?

Помните, что выучить чему-то лошадь с помощью наказания нельзя. Используйте психологию — она ваш надежный помощник. Подробнее о взаимоотношениях с лошадью читайте в книге Герхарта Гервека, выпущенной издательством «Аквариум» в 2004 г. «ПСИХОЛОГИЯ ЛОШАДИ. Нрав, чувства, поведение».

Когда лошади просят вкусняшек, они либо роют копытом землю, либо начинают махать ногой в воздухе. Некоторые, попрошайничая, намеренно стучат по посторонним предметам, чтобы создать больше шума.

Есть мнение, что этот рефлекс заложен на уровне генетики. Когда кони ищут еду под снегом — они раскапывают мерзлую траву. Поэтому тот же самый жест применяется для привлечения внимания человека.

В некоторых клубах отучают лошадей бить ногой. Потому что очень часто лошади так застревали копытами в решетках, заборах или просто не могли рассчитать силу и били людей.

Лошади, которым запрещают бить ногой, когда хотят вкусняшек, приучаются трясти головой.

Также лошадь может бить передним копытом, если требует внимания, или же ее мучают колики.

admin

Наверх