Как к коню относится человек

Жизнь лошадей тесно связана с деятельностью человека. Она и кормилица, и помощница, и защитница — недаром лошадям посвящено столько сказок и легенд. Сказки одарили коня способностью летать, и со времён античной Греции поэты черпают вдохновение в образе легендарного крылатого Пегаса. Но даже обычные живые кони без крыльев «парят» над землёй, ходят по ней, до сих пор радуют нас своей красотой и приносят неоценимую пользу человеку. У иных народов ещё в недавнем прошлом лошадей было больше, чем самих людей. Сегодня же этих животных в мире насчитывается более 76 миллионов, а нас, людей, почти в 100 раз больше. И поэтому мы должны беречь своих верных друзей, подаривших нам способность «летать».

Нрав лошадей

Лошадь — существо очень мирное, но при этом умеет за себя постоять, и если придётся, пустит в ход копыта и зубы. Как и люди, лошади отличаются по темпераменту. Есть среди них спокойные, пугливые, медлительные флегматики, активные и энергичные сангвиники, норовистые холерики и не всегда послушные меланхолики. Характер же лошади меняется в зависимости от того, в какие руки она попадёт. И в большинстве своём эти животные полностью доверяют человеку.

Искусство верховой езды

Искусство верховой езды — это не только мастерское выполнение сложных трюков, это, в первую очередь, гармоничное общение, согласованные действия человека и лошади, во время которых наездник и животное становятся единым целым. Главным, определяющим успех, фактором взаимодействия человека и лошади является уверенность всадника, спокойное, ласковое, не грубое, но твердое и настойчивое управление. В действительности часто бывает наоборот, когда молодая, необъезженная лошадь лидирует, в результате чего, неопытный и неуверенный в себе наездник получает травмы или теряет интерес к искусству верховой езды. Итак, чтобы не допустить подобной ситуации, необходимо запомнить нижеприведенные советы.

Во-первых, нужно тщательно проследить за образом жизни лошади. На первом этапе знакомства с лошадью лучше всего подойдет пассивное наблюдение, с помощью которого вы легко найдете ответы на тысячи важных вопросов. К примеру, необходимо выяснить, как ваша лошадь общается с другими? Как она относится к навязчивому и резкому поведению людей? Есть ли у нее предпочтения в еде или она ест все подряд? Активна ли она? Как ведет себя в табуне: лидирует или подчиняется? Какое влияние на нее оказывает находящийся рядом источник шума или тревоги? Это лишь малая толика всех тех вопросов, на которые вам нужно получить ответ, чтобы понять характер, привычки и нрав лошади.

Во-вторых, зная мотивацию действий лошади, вы можете подобрать наиболее подходящий способ более близкого знакомства. Лошадь — это личность. Только поняв ее, человек сможет установить прочные и дружеские взаимоотношения.

В-третьих, важно приучить лошадь к своему голосу, рукам, движениям. Привыкнув к вам, лошадь не только перестанет бояться, но и будет знать, что голос, руки и движения — это предметы управления. После чего лошадь будет знать, какой предмет соответствует выполнению определенного задания.

Сперва надо добиться того, чтобы лошадь позволяла вам прикасаться к себе и манипулировать любой ее частью тела. Рекомендуется такое упражнение: проведите руками по корпусу лошади, так будто делаете это щеткой. Когда вы обнаружите особенно чувствительные участки, тщательно изучите, внимательно проследите за ее реакцией. Лучшим временем для проведения этого упражнения является кормежка. Если шея напряжена и вытянута, зубы оскалены, а уши прижаты, то все это должно насторожить вас. Такое состояние свидетельствует о недовольстве лошади, она выражает угрозу. Если голова лошади повернута к вам, а уши стоят вертикально, то смело, без боязни продолжайте общение.

Не забывайте, что к лошади нужно подходить только спереди, к голове. Прежде чем взять ее за поводья, лошадь надо окликнуть по имени, посмотреть ей в глаза. Нужно избегать громких, резких криков, чтобы не испугать лошадь. Это всего лишь иллюзия, что большие, высокие, элегантные лошади всегда спокойны, они, как и все животные, подвержены испугу, панике и тревоге. Немаловажное значение в установлении контакта с лошадью играет громкость и интонация голоса. Одним из наиболее развитых чувств у лошади является слух. Поэтому самым эффективным средством воздействия на лошадь является голос.

Однако при этом нельзя делать резких движений. Подойдя к лошади, плавно, ласково похлопайте ее по шее, скажите мягким, негромким голосом нежные слова. Почему именно похлопывание, а не поглаживание? Дело в том, что у человека и лошади разные уровни чувствительности. У коня кожа гораздо толще, поэтому, чтобы он ощутил ваше прикосновение, необходимо использовать похлопывания.

Ни в коем случае не подходите близко к незнакомой лошади ни спереди, ни, тем более, сзади, так как она может укусить или лягнуть. Самое безопасное положение по отношению к лошади — сбоку. В зависимости от породы к лошадям подходят с разных сторон, к примеру, к верховым — с левой стороны.

В-четвертых, будьте всегда спокойны и уверенны. Животные тонко чувствуют ваше состояние. Поэтому ваша тревога и нервозность может быстро передаться лошади.

В-пятых, важно помнить, что лошадь — это не просто средство передвижения. Это живое существо обладает индивидуальными особенностями, своеобразным характером, ярким темпераментом, кротким или энергичным нравом, у лошадей есть свои привычки и предпочтения. Любой профессиональный наездник подтвердит, что к каждой лошади должен быть особый подход, ведь они также неповторимы, как и люди. Одна лошадь настолько энергична и подвижна, что ее трудно удержать, другая настолько упряма и спокойна, что не сдвинется с места ни за какие лакомства и уговоры. Каждая лошадь по-разному реагирует на одни и те же команды, к примеру, если всадник сильно натянет поводья, то одна лошадь — остановится, а другая — сдаст назад, а третья, может вообще встать не дыбы. Поэтому наша следующая рекомендация такова: в процессе накопления опыта верховой езды, необходимо как можно чаще менять лошадей. Так как, привыкнув к повадкам лишь одной лошади и добившись с ней высоких результатов, работа с другой лошадью будет сложной и малопродуктивной.

В-шестых, согласованное взаимодействие и гармоничное общение человека с лошадью прямо зависит от частоты занятий в процессе обучения искусству верховой езды. Для того чтобы добиться положительных результатов, закрепить полученные навыки и умения необходимо ездить верхом как минимум два раза в неделю. На первом этапе обучения и знакомства с повадками лошади достаточно заниматься ежедневно по полчаса на манеже. После установления контакта, время можно постепенно увеличивать.

Следует заметить, что занятие конным спортом вообще, а верховой ездой в частности требует хорошей физической подготовки. Помните, что в первые дни занятий на манеже вы будете испытывать большие физические нагрузки, после чего обязательно будут болеть мышцы. Но по мере привыкания к особенностям верховой езды дискомфорт исчезнет.

Езда на открытых пространствах, а именно полевые прогулки, в отличие от занятий на закрытом манеже, требуют меньших силовых затрат. Полевую езду правильнее назвать отдыхом и для наездника и для лошади. Но и здесь важно внимательно следить за поведением и скоростью лошади. Зачастую повадки лошади на манеже сильно отличаются от поведения на воле. Лошадь заметно становится более активной и энергичной, поэтому всадник должен быть предельно внимателен и готов к любым непредвиденным ситуациям. Инструкторы советуют не выезжать на открытые пространства до тех пор, пока не будет установлено взаимопонимание с лошадью и не отработаны основные навыки управления животным.

Итак, следуя вышеперечисленным советам, вы быстро найдете взаимопонимание с вашим верным скакуном. Подружившись и привыкнув друг к другу, вы можете переходить к обучению классическим дисциплинам конного спорта или просто наслаждаться полезной и приятной ездой на лошади. Если же вы так полюбили свою лошадь, прониклись к ней нежными чувствами и планируете добиться серьезных успехов в верховой езде, то в таком случае рекомендуется заниматься в специальных спортивных клубах по индивидуально разработанной программе.

Ответ

Большинство лошадей любят людей.

Обычно лошади очень дружелюбны и послушны. Лошади относятся к людям, как и люди к лошадям.

Лошадь-преданное животное. Она будет служить своему хозяину. Они добрые и милые.

Как и во многих конноспортивных дисциплинах, для победы в соревнованиях по выездке необходимо, что бы спортсмен и его четвероногий партнер были хорошо подготовлены к предстоящим состязаниям. Однако это еще не все. Всаднику ни за что не добиться успеха на соревнованиях, если он не сможет найти «общий язык» со своим конем. А это иногда бывает непросто.

В некоторых предыдущих публикациях я уже отмечал, что лошадь — существо весьма своенравное. Если она считает, что наездник еще не «созрел» для того, что бы управлять ею, то ни за какие коврижки (точнее, морковки) не будет его слушаться. Так что первоочередная задача всадника — попробовать завоевать авторитет у своего четвероногого партнера. Как только это произойдет — добрая половина трудностей будет позади.

В отношениях с лошадью главное — доверие

Но и этого часто бывает недостаточно. Что бы победить на соревнованиях, лошадь сама должна стремиться к этому, ведь им, как и нам тоже свойственен:

Вот на этих «тонких струнах» лошадиной души и должен уметь грамотно «сыграть» будущий чемпион желает достичь успехов в какой-либо дисциплине конного спорта, в первую очередь следует… подружиться со своим конем. Многие специалисты отмечают, что лучше всего это, как ни странно, удается детям.

Ну и конечно, без всякого сомнения, тот, кто хочет добиться успеха, должен уметь чувствовать настроение своего коня и не заставлять сделать невозможное.

Лошадь только на первый взгляд кажется «всемогущей», пределы возможностей есть и у нее. А если она пребывает в «плохом настроении» или устала, то никакими приказами и понуканиями часто бывает совершенно невозможно добиться от нее выполнения нужных упражнений.

В отличие от взрослых, дети куда более активно стремятся подружиться с любым живым существом (тогда как взрослые предпочитают заводить друзей по большей части среди себе подобных). Так что, возможно, именно поэтому маленькие спортсмены стремятся увидеть в лошади именно друга, а не подчиненного. Да и, кстати, многие особенности характера лошадей дети подмечают куда лучше, чем взрослые.

Так что, когда 17 июля нынешнего года я присутствовал на Всероссийских детских соревнованиях по выездке, которые проходили на территории КСК «Кремлевская школа верховой езды», то удивлялся тому, как слаженно выступали юные участники и их четвероногие партнеры. Мне было очень интересно — как им удалось добиться полного взаимопонимания? Об этом я спросил одну из участниц соревнований Анастасией Волковой, которая защищала на соревнованиях честь клуба ЗАО «Шарапово«.

— Здравствуйте, Настя! Скажите, пожалуйста, почему Вы решили заняться именно конным спортом?

— Здравствуйте, Антон и уважаемые читатели «Правды.Ру»! на этот вопрос очень легко ответить — моя мама является тренером по выездке и я, можно сказать, росла вместе с лошадьми. Я общаюсь с ними с самого детства.

— То есть Вы еще до того, как началась ваша спортивная карьера, уже хорошо представляли себе, что за существа — лошади?

— А как зовут вашего нынешнего четвероногого партнера?

— Его зовут Восход, если коротко — Вася.

— К какой породе он принадлежит?

Тракененская порода использовалась для различных нужд человека и несколько раз даже находилась на грани вымирания. Сегодня она пользуется популярностью у заводчиков. Характеристика породы:

Голова У лошадей этой породы правильной формы голова, немного суховатая, с изящными линиями.
Глаза Глаза большие, блестящие и глубокие, лоб широкий и слегка вогнутый или прямой профиль.
Шея Голова располагается на недлинной, тонкой шее, у которой конусообразная форма.
Холка и мускулатура Отличительная черта — высокая, мускулистая холка, развитая мускулатура. Круп имеет овальную форму, а ноги крепко стоят на земле, привлекая правильной постановкой

— Расскажите, пожалуйста, как Вы с ним познакомились?

— Ситуация была очень интересная. Сначала этого коня купили одной моей подружке. Но так получилось, что он ей совсем не подошел, наладить контакт друг с другом они не смогли. Поэтому она продала его нам, кстати, совсем дешево, для такого шикарного коня. Это случилось совсем недавно, так что нельзя сказать, что я общалась с Васей с самого детства.

— Похоже, Вася непрост в обращении. А как бы вы охарактеризовали его характер?

— Да нет, что Вы, он очень добрый, душевный и на соревнованиях всегда старается, ему интересно выигрывать. Вообще, он и к выступлениям, и к тренировкам весьма серьезно относится. Хотя, как и многие лошади, немножко ленивый.

— И вас с ним сразу получился контакт?

— Да. Об этом говорит то, что я начала выступать на нем в прошлом году и у меня еще ни одного плохого результата не было.

— А что, с Вашей точки зрения, главное во взаимоотношениях человека и лошади?

— Наверное, главное — это взаимопонимание.

Очень важно, что бы лошадь доверяла человеку, и человек — лошади. Тогда все получится. Вот мы доверяем друг другу — и всегда хорошо выступаем.

Как видите, без доверия в конном спорте далеко не уедешь. И Настя подтвердила это, завоевав несколько наград на Всероссийских детских соревнованиях по выездке, которые проходили в КСК «Кремлевская школа верховой езды».

Глядя на то, как ловко она и ее друг Вася выполняли весьма сложные элементы программы, я подумал — как здорово, что такие соревнования ежегодно проводятся в нашей стране! Ведь они учат самому главному — дружбе и доверию, а этого так не хватает в нашей жизни в настоящее время.

Раздел: «Лошадь и человек» Опубликовано: 02.06.2014 в 14:53 &nbsp &nbsp &nbsp

Сколь бы со стороны ни выглядел послушным конь, демонстрирующий сложные элементы программы соревнований по выездке, верить в то, что он делает все добровольно и с предельной охотой было бы ошибкой. Искусство верховой езды заключается и в том, чтобы скрыть сложность взаимоотношений между конем и всадником. И если упорство наездника сумело убедить животное исполнять все команды с первого раза, тем спокойнее конь относится к приказам всадника, тем гармоничнее выглядят их отношения на людях и когда они остаются вдвоем.

Многое зависит от того, насколько хорошо лошадь знает своего всадника, понимает его привычки, усвоила сильные стороны и слабости. Не стоит думать, что конь, как и автомашина, безразлична к тому, кто сядет за ее руль. Каждая лошадь имеет собственную, хорошо выраженную индивидуальность, в которой органически сливаются природные, генетически заложенные качества, а также черты благоприобретенные в ходе выездки и общения с человеком.

Взаимное непонимание всадника и лошади начинается в случаях, когда человек не принимает во внимание темперамент, послушность и восприимчивость лошади к подаваемым ей поводом и шенкелями командам. Встретившись с проявлением упрямства, неопытный всадник сразу начинает действовать силой, не пытаясь разобраться в том, чем оно вызвано, и какие причины побудили коня к сопротивлению.

Попытка сломить сопротивление лошади грубой силой делает ее еще более строптивой и нервной.

Страх — первое проявление слабости и недружественности. Представьте, с чего бы человеку подходить к лошади со страхом, если он не собирается причинить ей неприятность?

Человеку, который боится лошади, прежде чем заняться верховой ездой и конным спортом, следует для начала научиться свободно общаться с ней и перестать ощущать страх при подходе к животному и общению с ним.

Входя в денник, держитесь осторожно (ни в коем случае не трусливо!). Даже своего хозяина и конюха лошадь может не узнать сразу (иной вид одежды, иной запах и т. п.) и потому проявить агрессивность.

Войдя, убедитесь в настроении лошади и главное в том, что она заметила вас. Помните: лошадь инстинктивно воспринимает все, что к ней приближается сзади, за возможную опасность.

Если лошадь вас не видит, может быть, задремала, ее обязательно следует окликнуть ровным, спокойным голосом, заставить обратить насебя внимание. Если лошадь встревожена, успокойте ее словами, оглаживанием.

Лошадь узнает своего хозяина и всадника в основном по одежде, запаху и голосу.

Обоняние у лошадей очень тонкое. Знакомясь, они обнюхивают друг друга. Ваш запах лошадь тоже запомнит. При первой встрече не стесняйтесь, подуйте своему коню в ноздри, но не приближайте слишком близко лицо к его морде.

Дружба человека и лошади.

Как можно чаще разговаривайте с лошадью, не важно о чем. Лошадь воспринимает не столько слова, сколько тон, которым их произносят. Спокойный голос ее успокаивает, строгий заставляет понимать, что всадник чем-то недоволен.

Ряд слов при общении с лошадью должно употреблять постоянно, чтобы она училась понимать их не только по тону: «Стоять!», «Не балуй!», «Ай, молодец!», «Умница!», «Спокойно!».

При попытке лошади укусить не теряйтесь. Громкий окрик: «Стоять!», взмах рукой в сторону носа (без стремления ударить!) охлаждает самых невыдержанных и злых скакунов.

Иногда, хотя в это сразу трудно поверить, лошади прекрасно знают слабости своих хозяев и всадников. Поэтому перед человеком, решившим сесть в седло, сразу же встают две задачи. Во-первых, ему надо избавиться от чувства своей слабости или, говоря иначе, от страха перед ездой. Во-вторых, нужно постоянно давать коню понять, что право управлять его действиями принадлежит именно вам, а не ему самому.

Эти главные качества станут определяющими в ваших взаимоотношениях на все время сотрудничества.

Семь Игр — основа отношений с лошадьми

Еще 13 лет назад такое понятие, как Natural Horsemanship (естественные отношения с лошадью) не было никому известно. Зародилось это движение в Америке сравнительно недавно, а в последние годы получило невероятное признание во всем мире. Пытаясь в двух словах описать это направление, можно сказать, что оно вырабатывает у человека определенный подход к лошади, а у лошади к человеку. Т.е. во главу угла ставится именно психология отношений всадника и лошади, лошадь в первую очередь обучается принимать и уважать человека, слушаться его команд, а потом уже у нее вырабатываются навыки, необходимые для спорта, в котором ей предполагается участвовать. Принципиальное отличие Natural Horsemanship (NH) от традиционной системы обучения лошадей заключается в том, что отношения между всадником и лошадью строятся на общении, знании и психологии, а не на силе, страхе и подавлении. Лошадь принимает указания всадника по доброй воле, учится не противиться его командам, т.к. испытывает к нему уважение (а не страх перед ним!), а также становится безопасной для человека, из-за того, что глубоко убеждена, что его действия не могут причинить ей вреда, и научается преодолевать свои природные страхи.

Хорошим доказательством пользы такой системы является хотя бы тот факт, что лошади, выезженные согласно принципам NH, позволяют ездить на себе без седла и уздечки, не создавая всаднику абсолютно никаких проблем.

В рамках этой системы работает много признанных во всем мире мастеров. Один из них, Пат Парелли, разработал четкую методику, закладывающую ту базу, благодаря которой тренинг лошади в дальнейшем станет невообразимо легче. Лошадь не будет отвлекаться на сопротивление, всадник не должен будет тратить сил на борьбу. Он будет просто обучать, а лошадь будет с любопытством это воспринимать и стараться выполнить.

Вся программа Пата Парелли изложена на его сайте www.parelli.com, а также доступна в книгах и на видеокассетах (их, правда, придется заказывать из США). Состоит она в том, чтобы научить хозяина новой системе отношений со своей лошадью. Бесполезно обучать одну лошадь, а потом возвращать ее человеку, не умеющиму давать команды, которых лошадь бы послушалась. Поэтому каждый должен учиться параллельно с лошадью, вместе с ней.

Основа программы Парелли заключается в работе с лошадью на земле. Без этой части, по его словам, большая часть паззла отсутствует. Эта отсутствующая часть — основная причина «неплодотворности» работы, травм и большой вероятности достижения только «средненьких» результатов. Лошади выставляют людей полными дураками на земле. Они ловчее, быстрее и сильнее. Нужно суметь доказать лошади, что она ошибается относительно тебя, стоящего на земле, завоевав ее уважение. Для этих целей Парелли разработал комплекс начальных упражнений, которые назвал «Семь Игр».

Сразу оговорюсь, что 7 Игр Парелли основаны на принципе отрицательного подкрепления — неприятного стимула, который можно остановить, изменив поведение. Приведу пример, которым Карен Прайор (в книге о методах дрессировки «Не рычите на собаку») иллюстрирует отрицательное подкрепление. Когда она пришла в гости к тетушке, за разговором положила ноги на журнальный столик. Тетушка нахмурила брови, та сняла ноги со столика, тетушка снова заулыбалась. Т.е. отрицательное подкрепление дается в момент совершения нежелательного действия и прекращается, когда поведение изменилось в требуемую сторону. Наказание, в отличие от него, отложено во времени, т.е. наступает тогда, когда действие уже совершено. Оно направлено на то, чтобы когда такое же действие повторится в будущем, субъект проанализировал ситуацию, и не стал совершать нежелательных действий. Его неэффективность состоит в том, что лошадь в силу своих умственных возможностей, не способна провести такого анализа.

Итак, 7 Игр по Парелли.

1 — «Дружелюбная игра».

С помощью этой игры ты доказываешь лошади, что ты не причинишь ей вреда, даже если мог бы. Вместо того, чтобы просто похлопывать лошадь и спокойно передвигаться около нее, нужно создавать пугающие ситуации, чтобы потом доказать, что эти ситуации не причинят ей вреда.

Нужно добиться того, чтобы было можно дотрагиваться до лошади в любом месте, накручивать веревки ей на ноги, спину и голову, даже прыгать около нее. Таким образом, лошадь становится менее чувствительной к «страшным» моментам, предметам и ситуациям. Секрет заключается в том, чтобы предлагать «злые вещи» с определенным ритмом, улыбкой на лице и спокойным, расслабленным языком телодвижений (body-language). Нужно продолжать, в определенном ритме, до тех пор, пока лошадь не поймет, что ничего страшного в этом нет и не будет стоять спокойно. По мере того, как у тебя появится больше знаний и опыта, ты сам придумаешь 1000 новых игр из этой серии.

У многих лошадей, даже много лет ходивших под седлом, никогда не было случая «познакомиться» со своим седлом. Можно играть в дружелюбную игру с помощью седла и вальтрапа, легко кладя их на спину лошади, а затем снимая, пока лошадь не станет просто спокойно стоять, пока ее седлают.

Здесь важно обратить внимание на 2 вещи. Во-первых, лошадь должна иметь возможность двигаться, чтобы избежать «опасности», пока она еще считает ее опасностью. Т.е. нужно позволить лошади отступить, увернуться, держа ее на ненатянутой веревке, причем на столько, на сколько это потребуется лошади, чтобы успокоиться и встать на все 4 ноги. Во-вторых, «злые вещи» надо предлагать в определенном ритме, который даст лошади возможность предугадывать твои действия. В эту игру надо всегда играть в первую очередь, до остальных 6 игр, а также в промежутках между ними. Каждый раз, как ты играешь в нее с лошадью, ты придаешь ей уверенности и поддерживаешь баланс между дружбой и доминированием.

2 — «Дикобразная игра».

Одним из врожденных инстинктов у лошадей является рефлекс сопротивления. Это инстинкт пробиваться сквозь давление (push through pressure), который заставляет лошадь считать, что она попалась в ловушку. Когда они начинают чувствовать себя неуверенно морально, эмоционально или физически, первое, что приходит им в голову — это сопротивляться (пробиваться, использовать силу) против давления, которое они ощущают, каким бы оно ни было, будь это недоуздок, трензель, подпруга или твоя нога.

Вот почему лошади пятятся назад и создают проблемы в небольших помещениях, в коневозах, например. Они от природы страдают клаустрофобией, рефлекс сопротивления становится стратегией выживания.

Дикобразная Игра учит лошадь уступать, отодвигаться от давления. Люди часто используют тыкающие или пихающие движения, но это оказывает устойчивое давление, которое заставляет лошадь осознать свою обязанность отодвигаться от давления и обрести комфорт.

Аккуратно! Лошади в этих играх имеют «черный пояс»! Эту тактику они используют между собой для установления доминирования. Они, само собой, в свою очередь налягут на тебя, проверяя, кто первый сдастся. Настаивай на своем, не уступая ни сантиметра, как столб. Это означает, что твои ноги будто бы прирастают к земле и в тот момент, когда лошадь сдастся, она сразу же почувствует облегчение от устойчивого давления. Давление не должно следовать за ней!

Тебе может понадобиться шпора или острый камень, если твоя лошадь особенно упертая. Помни: начинай мягко и увеличивай силу постепенно и неуклонно, до тех пор, пока лошадь не подвинется. Как только она уступит, ослабь давление и почеши то место, куда ты давил. Когда она один раз поймет, что тебе было нужно, ты сам удивишься, насколько легко она будет уступать.

Используя Дикобразную Игру (устойчивое давление), можешь ли ты подвинуть свою лошадь вперед, назад, в стороны (принять), направо и налево, ее перед, ее зад, голову вверх или вниз? Нужно добит

Нужно добиться того, чтобы лошадь двигалась от легкого ровного прикосновения кончиков пальцев. Лошадь не должна шарахаться или убегать от такого прикосновения, она должна остановиться тогда, когда ты прекратишь давление и потрешь место, до которого дотрагивался.

3 — Направляющая игра.

Лошади играют друг с другом в Направляющую Игру постоянно. Они бросают напряженный взгляд, закладывают уши, взмахивают хвостом или поднимают заднюю ногу, чтобы сказать: «Если ты не подвинешься, я укушу или ударю!»

Эта игра следует за Дикобразной игрой т.к. сначала лошадь должна научиться уступать твоему физическому давлению, а потом уже моральному. Тем самым ты развиваешь «язык предложений». Лошадь осознает, что если она не послушается твоего предложения, она столкнется с физическим давлением, машущей веревкой, палкой или твоей рукой. Эта игра заключается в обучении лошади двигаться без того, чтобы дотрагиваться до нее. Но если она не двигается с места, надо дотронуться до нее, пока она не будет это выполнять ВСЕГДА.

Здесь проходит отчетливая граница того, что лошадь в действительности понимает. Если ты бьешь лошадь в качестве наказания, она станет винить тебя, потеряет доверие или даже станет оказывать сопротивление. Лошади не понимают наказания. Они понимают только негативные последствия. /Разница наказания и отрицательного подкрепления по Карен Прайор, прим перев. ;-)/. Большая разница в том, что негативные последствия наступают сразу же за поведением, и их не сопровождают «грубые эмоции». Если ты предлагаешь лошади подвинуться, а она этого не делает, она сталкивается с механической причиной, заставляющей ее двигаться, лошадь учится уступать дорогу быстрее. Это ее обязанность. Она не станет тебя винить и в следующий раз или в третий раз подвинется быстрее.

Худшее, что ты можешь сделать в этой ситуации — обмануть лошадь, не настоять на своем с помощью физического воздействия. Лошадь поймет, что если она не выполнит команду, то настаивать ты все равно не будешь, и совсем перестанет тебя уважать. Она знает, что если ты не заставишь ее двигаться, что в ответ на твои действия она может и просто стоять — значит, лидер она. Лошадь должна знать, что лидер не обманывает. Нужно быть настолько же честным и доминирующим, насколько была бы твоя лошадь.

Чтобы играть в Направляющую Игру, постарайся послать лошадь назад, махнув на нее рукой, будто ты стряхиваешь воду. Подвинь ее переднюю половину, указывая на ее глаз, а заднюю половину — махнув кордой в сторону задних ног лошади, поначалу можно даже шлепнуть ей лошадь. Будь все время вне досягаемости ее «средств сопротивления». Используй корду, чтобы двигать ее, стоя у ее плеча. Гладь ее, когда она сделала правильное движение. Играй в эту игру до тех пор, пока не будет достаточно одного твоего напряженного взгляда, чтобы подвинуть задние ноги лошади.

С помощью этой игры ты учишь лошадь подходить и отходить, двигаясь вперед-назад по прямой линии. Поначалу линия, конечно, прямой не будет, но стремиться нужно к этому. Многие лошади охотно подходят, но назад двигаться хотят только развернувшись. Другие легко отходят назад, но тебе приходится буквально силой их подтягивать к себе. Считай движение назад как первое «Йо» и подход к тебе как второе «Йо». Игра «Йо-Йо» уравновешивает их.

Чтобы в нее играть, пусти по корде змейку, чтобы заставить лошадь отступить от тебя. Начинай тихонько, затем увеличивай волну, пока не начнет плясать недоуздок, лошадь не почувствует дискомфорт, который заставит ее ноги двигаться. Если лошадь сразу начала отступать назад, немедленно останови волны по корде, дав ей понять, что она поступила правильно.

Снова начни потихоньку. Пусти по корде небольшую волну, пока лошадь не отступит опять. Продолжай до тех пор, пока лошадь не будет четко выполнять упражнение. Сначала проси один-два шага, потом еще, пока лошадь не будет двигаться на всю длину корды.

Теперь помани ее обратно. Мягкими движениями пробуй подтянуть корду к себе, ритмично. Не натягивай ее, а как бы приглаживай ее руками, в конце делая подтягивающее движение, чтобы ненавязчиво показать лошади, что ты хочешь. Работай над этой игрой до тех пор, пока не будет достаточно легкого взмаха корды, чтобы отослать лошадь назад и улыбки и опущенных рук, чтобы подманить ее обратно.

5 — Кружащая Игра.

Многие думают, что это похоже на работу на корде, но Кружащая Игра значит намного больше. Это моральное упражнение настолько же, насколько и физическое, т.к. лошадь понимает, что она должна сохранять темп и направление, заданное тобой, пока ты не дашь команду его изменить.

Чтобы играть в Кружащую Игру, ставишь лошадь носом к себе. Используй Направляющую Игру, чтобы повернуть от себя переднюю половину лошади. Дав знак двигаться, стой спокойно, не используй бич, не держи руку все время вверх, не поворачивай корпус — ничего. Когда ты готов, поверни лошадиный нос снова к себе. Когда лошадь стоит по прямой к тебе — поверни ее задние ноги, используя Направляющую игру. Большой секрет состоит в том, что когда лошадь делает то, что ты просишь, оставь ее в покое! Когда она начинает делать что-то нежелательное — действуй. Каждый раз, как она попытается изменить скорость движения или направления, подмани ее к себе и отошли назад опять. Постепенно она запомнит, что идя по кругу она находится в состоянии комфорта.

Играя в эту игру, минимум должен быть 2 круга, а максимум — 4. Если лошадь описывает 2 круга без помощи, это показывает ее уважение и покорность. После 4 кругов лошади начинает становиться скучно. Если ты хочешь добиться от нее больше 4 кругов, играй с ней в эту игру на неровной земле, ставь какие-то препятствия, отпускай веревку каждый раз на разную длину. Не забывай смотреть на это с точки зрения лошади. Пусть эта игра останется интересной для нее.

Чем лучше твоя лошадь двигается назад и в стороны, тем лучше она будет делать все остальное. Эта игра не только позволяет поддерживать лошадь в лучшей физической форме, она позволяет ей эмоционально успокоиться и начать использовать свои умственные способности для обучения.

На первых порах для этой игры потребуется стенка. Стенка поможет лошади не двигаться вперед, пока она соображает, что же ты от нее хочешь. Линия в 4 м. и хлыстик — все, что нужно, чтобы начать. Принимание — это та же Направляющая игра в сочетании с Дикобразной Игрой, т.е. отсылаешь нос, потом задние ноги, снова нос, снова задние ноги итд. на всем протяжении стенки (около 4 м.). Скоро лошадь поймет и постарается двигаться одновременно передними и задними ногами. Если голова слишком далеко отворачивается, надо подогнать задние ноги. Четко следи, чтобы не тянуть ее голову к себе, если она слишком удаляется. Упражняйся до тех пор, пока лошадь не станет изображать принимание одинаково хорошо вправо и влево, ровно и плавно. Обычно лошадям легче принимать в какую-то одну сторону.

7 — Выжимающая Игра.

Страдая клаустрофобией от природы, лошади ненавидят узкие или ограниченные пространства. Эта игра позволит лошади преодолеть свои страхи в этом плане. Она научится не паниковать и не преодолевать их одним прыжком.

Встань около стенки. Стой на расстоянии где-то 4 м. от нее. Для некоторых лошадей даже это покажется слишком узким проходом, так что если понадобится, отодвинься еще дальше. По мере того, как лошадь начинает спокойно проходить в такой проход, двигайся на полшага ближе к стене, пока не подойдешь на расстояние в 80-90 см. Обрати внимание, чтобы с другой стороны «прохода» ничто не препятствовало движению лошади. Пройдя проход в одну сторону, пусть лошадь развернется и пройдет его с другой стороны. Сначала тренируйте это на шагу, потом на рыси, а потом на коротком галопе. Когда «этап пройден», попробуй послать лошадь в коневоз, а не вести ее туда!

Мир, каким они его видят

Английский психолог Мойра Вильямс в течение многих лет изучала поведение домашних лошадей в различных условиях: в конюшне, на пастбище, во время занятий конным спортом. Результатом этого исследования явилась книга «Психология лошадей», отрывки из которой вы сейчас прочитаете.

Много тысячелетий лошадь является одним из самых верных помощников человека, но до сих пор мы не можем дать исчерпывающие ответы на вопросы, которые интересовали Мойру Вильямс: как лошадь воспринимает окружающий мир, как она выбирает себе друзей в табуне, каким образом в самую плохую погоду находит дорогу домой… .

Молодая лошадь, идущая по дороге, внезапно остановилась, насторожила уши и смотрит на белый камушек. Странный предмет явно озадачил ее. Лошадь пытается обойти камень стороной, но твердая рука всадника не позволяет свернуть с дороги. Делать нечего, приходится подчиняться. Но, пока лошадь не обнюхает камень, не исследует новый предмет, сдвинуть ее с места бывает трудно. Маленький белый камешек, лежащий в темной траве, для нее представляет собой островок неизвестного в знакомом окружении.

Я вспоминаю, как Терция, веселая и игривая кобыла, следила за каждым нашим движением, когда мы строили новую изгородь между двумя загонами. Она вела себя так, будто мы все это делали для ее развлечения. После того, как она потопталась по нашим пальто и перевернула коробку с гвоздями, она подошла к забиваемой стойке и стала наблюдать за нами. Причем нос ее был в нескольких сантиметрах от молотка. Очень похоже вел себя и Септем. Ни один предмет он не оставлял без внимания.

Но самое большое любопытство проявляли наши лошади, когда у нас появилась свинья Бетси. Нелюбовь и подозрительность лошадей к свиньям общеизвестна. Наши не были исключением. К их ужасу, мы не только привезли свинью на ферму, но и отгородили для нее часть поля. Первые два дня четыре лошади были чрезвычайно возбуждены этим событием. Они носились с задранными хвостами, высоко поднимая ноги на рыси, ржали. Но к загородке близко не подходили. На третий день Кварта осмелилась приблизиться к загону, насторожив уши и опустив голову. Но стоило свинье сделать резкое движение, как кобыла умчалась прочь. И все же любопытство взяло верх. Однажды все лошади собрались у загона свиньи и внимательно рассматривали ее. А еще через некоторое время их уже приходилось силой отгонять от загона свиньи. Казалось, Бетси притягивала лошадей к себе. Они теперь совсем не оставляли свинью одну и боролись за право коснуться носом ее спины.

Любопытство всегда, даже в самых сильных своих проявлениях, в какой-то степени мотивируется страхом. Любому, кто принимал участие в конкурах, хорошо известно, что лошадь, впервые увидевшая ярко окрашенное препятствие, пугается его. Я всегда старалась выяснить, что именно пугает лошадь — цвет или что-нибудь другое. Когда в первый раз оседлали Нону (мы готовили лошадей к соревнованиям), я поставила в одном из загонов несколько препятствий: белые стойки и жерди. Нона бродила среди них, задевала хвостом, касалась носом. Но однажды я решила не расставлять препятствия, а просто положила их на землю. Как только Нона вышла на поле, она уставилась на препятствия, словно увидела привидение. Прошло много времени, прежде, чем я смогла уговорить ее подойти ближе и обнюхать их. Но и после этого она подозрительно относилась к лежащим стойкам. В этом примере цвет не играет роли. Жерди и стойки были те же самые. Испуг лошади можно объяснить только изменением расположения препятствий.

Я никогда не видела лошадь, которая хорошо преодолевала бы красные стенки, и отказывалась бы прыгать через зеленые или какого-либо другого цвета. То же относится и к различного цвета жердям, стойкам и прочим препятствиям. Но если долго тренировать лошадь, она спокойно будет преодолевать красные препятствия и в ужасе остановится перед бледно-желтыми или белыми. Эти примеры говорят о том, что неудачи молодой лошади могут зависеть вовсе не от боязни яркого цвета. Гораздо вероятнее, что лошадь нервирует вся обстановка соревнований. Толпы народа вокруг поля, рев громкоговорителя, присутствие других лошадей, цветы, которыми украшены препятствия, флаги, номера являются теми отрицательными раздражителями, которые как принято считать, пугают лошадь своей яркой окраской.

Но лошади подозрительнее всего относятся к движущимся предметам. Именно движения, а не окраска предметов пугают лошадей в первую очередь. Трудно сказать, кто видит лучше: люди или лошади. Мы провели много наблюдений за поведением лошадей по ночам. Все наши усилия остаться незамеченными не помогали. Даже когда мы подползали к конюшне на четвереньках, нас встречала любопытная лошадиная морда. Скоро мы поняли, что для исследования поведения лошадей во время их отдыха нужно не меньше предосторожности, чем при охоте на диких животных. Только темная одежда и скрывающие лица шарфы позволяли нам приблизиться на необходимую для наблюдений дистанцию, оставаясь незамеченными. Больше всего нас поразило то, что лошади боялись быть застигнутыми врасплох.

Ученые допускают: если животное обладает зрением вообще, то оно должно различать форму и размеры тел подобно человеку. Мы не задумываясь отличаем круг от квадрата или треугольник от овала. Нам не требуется специального обучения для того, чтобы определить, что больше — куриное яйцо или футбольный мяч. Поэтому мы склонны полагать, что любое зрячее существо определяет эти различия. Однако бывает, что лошади ведут себя так, будто они видят несуществующие препятствия или не способны узнавать своих друзей. Однажды я тащила пару херделей (заборы из хвороста для тренировки лошадей) через поле. Лошади видели меня ежедневно и регулярно обучались прыгать через те самые херделя, которые я несла. Но на этот раз, увидев меня, они подняли головы и испуганно заржали. Их поза явно выражала тревогу. Затем лошади отбежали на несколько шагов, резко остановились и уставились на меня. Даже когда я, оставив херделя, подошла к лошадям, чтобы их успокоить, они встретили меня с величайшим подозрением и принялись обнюхивать меня и херделя. Иногда лошади не могут узнать собственного товарища, если тот острижен, по-другому оседлан или на него одета попона. Они могут напасть на него, как на чужака. У Юнуса была очень тонкая кожа, и зимой его выводили на прогулку в попоне. Как-то сентябрьским вечером я решила, что стало холодно, и пришла пора надеть попону на Юнуса. Когда его в попоне выпустили к лошадям, Септем поднял голову и издал предостерегающее ржанье. Заложив уши, он бросился на бедного Юнуса с оскаленными зубами. Юнус отбежал в сторону, но Септем снова бросился в атаку. Прошло много времени пока он не убедился в безвредности «привидения» и, обнюхав попону, обнаружил под ней старого друга.

Способность лошадей улавливать малейшие движения можно проиллюстрировать примером начала этого века. Немецкий дрессировщик фон Остин заявил, что лошадь умеет отвечать на вопросы: говорит время, знает четыре действия арифметики и много другое. Вопросы можно было задавать устно и письменно. Умный Ганс отбивал ответ копытом, одной ногой десятки, другой единицы. Заявление фон Остина вызвало столько шума, что была создана комиссия из ученых. Секрет был раскрыт. Умный Ганс не мог произвести даже простейшего действия — сложения. Суть была в том, что лошадь обучилась реагировать на малейшие движения дрессировщика, а не решать поставленные вопросы.

В наш скоростной век лошадь не может соперничать с механическим транспортом, но все же есть одно обстоятельство, благодаря которому все машины уступают коню. Всаднику не требуется карта, чтобы найти дорогу домой. Я решила изучить эту сторону поведений лошадей. Где бы всадник не находился, в пяти или пятнадцати милях от дома, стоит только бросить поводья на шею лошади — и можно быть уверенным, она привезет вас если не к дверям дома, то ко входу в конюшню. Одной из величайших загадок природы является способность животных находить дорогу домой.

Первые опыты мы поставили весной 1953 года с Юнусом и Питером. Погрузили их в крытую машину и отвезли за 20 миль от дома в незнакомые им места. Там оседлали лошадей и проскакали галопом около двух миль по дуге, чтобы сбить их с толку. Потом мы дали лошадям немного отдохнуть, бросили поводья и позволили им двигаться куда угодно. Лошади без колебаний направились в сторону дома. В следующий раз мы погрузили Юнуса и гнедого пони Билли Бантера и завезли их в незнакомую местность в другом направлении. Потом мы проскакали полукругом в сторону дома и дали возможность лошадям самим выбрать путь — домой или к машине. Они направились к конюшне. Каким образом лошади определяли нужное направление, оставалось тайной. Зрение здесь явно не могло участвовать. А какое значение в ориентировке имели другие органы чувств, особенно обоняние и слух, мы выяснили в последующих опытах. Оказалось, что если ветер дул в сторону конюшни, лошади ошибались в выборе направления. Если же мы находились с подветренной стороны, они без всяких колебаний направлялись к дому. Так как обоняние у лошадей развито хорошо, то вполне вероятно, что именно оно и является основным механизмом ориентировки на местности.

Большинство авторов придают мало значения обонянию лошадей. Лошади не втягивают воздух носом, как собаки, и не спасаются бегством, как олени, если уловят пугающий запах. Однако молодая лошадь не пропустит ни одного нового предмета или животного без того, чтобы не обнюхать его. Лошади любых возрастов обязательно обнюхиваются при первой встрече. Собака, посетив одно из «присутственных мест», может определить, кто здесь был до нее, состояние здоровья своих друзей и, вероятно, еще множество других вещей. Интерес и понимание, отражаемые в это время на морде собаки, показывают, что она получает очень ценную информацию. В поведении лошадей нет ничего похожего. Однако это не означает, что лошади не пользуются чутьем для определения границ своих территорий. Чтобы заявить о своих правах, лошади оставляют метки на земле на возможно большей площади. Когда лошадь исследует какой-нибудь предмет, она всегда настораживает уши. Сосредоточенная на выполнении команд всадника, лошадь держит уши развернутыми немного назад и в стороны, словно прислушиваясь к чему-то. Уши у лошади очень подвижны и выразительны.

Животные часто не выносят музыки, болезненно на нее реагируют. Собаки иногда воют, а у крыс могут быть даже эпилептические припадки, когда они слушают мелодичную, на наш взгляд, музыку. По-разному реагируют лошади на игру оркестра во время соревнований. Я вспоминаю, как трудно было заставить Кварту выйти на конкурное поле после парада, в котором принимал участие духовой оркестр, хотя она спокойно заходила на это поле в тот же день до парада. С другой стороны, некоторые лошади, особенно те, которых тренировали под музыку, выглядят очень довольными, и даже стараются соразмерить свои шаги с ритмом музыки.

Коневодам хорошо известно, что в процессе тренировки лошади повышается чувствительность ее кожи. Впервые оседланная молодая лошадь не понимает, что означает натяжение повода и действие шенкелей, а впоследствии она реагирует на малейшие сигналы всадника. Выезженная лошадь различает тончайшие оттенки различных средств управления. К сожалению, чувствительность кожи может снижаться. Кроме меня никто не ездил на Юнусе. Мы так хорошо понимали друг друга, что он выполнял мои команды, не требуя от меня ни малейших усилий. Однако мне пришлось использовать этого коня, чтобы обучать новичков. Несколько недель на его спине тряслись беспомощные и неумелые всадники. Когда же я вновь села на лошадь, то была поражена — она перестала понимать мои сигналы. Пришлось управлять Юнусом более грубо, так как он уже привык игнорировать хлопанье ногами, дерганье поводом и другие неумелые действия новичков. К счастью, чувствительность его кожи вскоре восстановилась. Потребовалась всего неделя, и потерянный контакт между нами был восстановлен. Меня поразило, что Юнус, прекрасно выезженная лошадь, совершенно не воспринимал команды некоторых малоопытных всадников. Он не реагировал даже на сильные удары хлыстом, если их наносил тот, кого Юнус не был склонен воспринимать всерьез.

В свое время я изучала чувствительность кожи лошадей и пришла к выводу, что холка — именно та часть тела, воздействуя на которую легче всего управлять лошадью. Нужно было подтвердить это экспериментально. Для исследования я выбрала Нону. Нона, гнедая трехлетка, было добронравной, но несколько возбудимой лошадью. Смогу ли я научить ее двигаться вперед, останавливаться, поворачиваться, прыгать, управляя только прикосновением к шее и холке? Были придуманы очень простые сигналы: толчок двумя руками означал требование двигаться вперед, оттягивание гривы на себя — команду «стоп», для поворота налево — надавливала на правую сторону шеи, а для поворота направо — на левую. Все это я сочетала с голосовыми командами и воздействием недоуздка. Через короткое время Нона понимала уже все команды, но выполняла их в зависимости от настроения. Если мое требование совпадало с ее желанием, кобыла повиновалась быстро и с охотой. Если наши желания не совпадали, то у меня не было средств, чтобы настоять на своем. Исследование не было закончено, кобыла безнадежно заболела.

Когда я оправилась от потери Ноны, то решила повторить эксперименты на абсолютно непохожей на нее лошади. Порция была большая, тяжелая, нервная кобыла темно-рыжей масти. Прежде чем она позволила прикоснуться к себе, прошло несколько недель, а до того момента, когда на нее положили седло — несколько месяцев. Как и Нона, Порция без малейшего труда усвоила значение прикосновений к шее. Уроки Ноны не прошли для меня даром, и первое, что я стала требовать от Порции — это полного повиновения. Первые занятия проводились в маленьком загоне. Я ездила по кругу до тех пор, пока лошадь не усвоила хорошо команду «стоп» и не стала поворачивать в любую сторону в ответ на малейшее прикосновение. Когда позднее я выехала в поле, управлять лошадью я уже могла без всяких усилий. Спустя восемь месяцев Порция стала известной конкурной лошадью, заняв 12 призовых мест в 16 соревнованиях.

Правильная работа с лошадью является довольно занудным зрелищем для посторонних наблюдателей. Кажется, что ничего не происходит и всадник просто катается в свое удовольствие. Гораздо более зрелищно следить за тем, как человек укрощает строптивую лошадь, осыпая ее многочисленными ударами хлыста.

Однако, физическое превосходство человека над лошадью не означает, что лошадь полностью находится у вас под контролем. Для того, чтобы научить лошадь чему-либо, необходимо больше работать головой, нежели хлыстом.

В первую очередь обучение лошади начинается с понимания, как работают лошадиные мозги. Вы должны четко себе представлять, в чем заключается их логика. Связь между происходящими событиями в голове лошади и реакция на них не подчиняется нашей людской логике.

Порой нам кажется, что лошадь упрямится и не хочет выполнять наши приказы, а на самом деле она может быть просто напугана. Вследствие чего она просто замыкается на этом элементе, и вытащить ее из этого состояния гораздо сложнее, нежели изначально прислушаться к своей лошади.

Дело в том, что психология лошади – это психология животного жертвы. Зрение – это первый и главный индикатор надвигающейся опасности, а уже потом идет осознание происходящего в голове. Постараюсь пояснить: когда мы приближаемся к лошади, например, просто хотим ее погладить, — она не понимает наших намерений. Она лишь наблюдает за нашими действиями и движениями и решает, будет ли безопасно оставаться на месте или нужно срочно спасаться бегством.

Приведу еще один пример. Представьте себе стадо пасущихся газелей и приближающегося к ним леопарда. Все стадо поднимается наутек, пока хищник не поймает одну из газелей. Как только газель будет убита и охота будет завершена, мышцы леопарда расслабляются. Леопард подбирает добычу и спокойно тащит ее через все стадо газелей, которое больше не воспринимает его как охотника. В зависимости от того, как движения леопарда изменились от стремительно напряженных к полностью расслабленным, изменилось и восприятие газелей. Кошачий язык тела в первом случае передавал сообщение «я охотник», а во втором — «я просто леопард, который гуляет среди вас».

Итак, ваша первая задача заключается в том, чтобы лошадь воспринимала вас, как «просто леопарда», а не как «леопарда охотника». Вы не должны казаться атакующим хищником для своей лошади. Следующей задачей, после того как лошадь приняла вас в свой «табун», является завоевать позицию вожака. Как известно, табун подчиняется кобыле-вожаку, которая контролирует все стадо и принимает решения. Она передает условные сигналы языком своего тела, который понятен остальным особям. Таким же образом и вы используйте язык тела, чтобы в первую очередь привлечь внимание лошади к себе. Например, попробуйте поиграть с лошадью, то есть использовать те действия к которым она привыкла в табуне. Например почесывания у холки, и т.п.

Вот наглядный пример непонимания, когда всадник пытается трактовать действия лошади с человеческих позиций. Всем известно, что если лошадь напугана или обижена, ее голова вытянута вверх и все мускулы напряжены. С точки зрения всадника нужно посадить лошадь на развязки или работать на глухом шпрунте, так чтобы голова всегда находилась опущенной, пока лошадь «не поймет» требуемой от нее позиции головы. Однако, если лошадь находится в напряжении из-за непонятных ей или пугающих ее действий всадника, то проблема только усугубится. С точки зрения лошади развязки или шпрунт будут являться очередной угрозой или атакой, исходящей от человека. Если же действия всадника изначально были бы понятны лошади, то, расслабившись, она бы сама опустила голову, повинуясь чисто механическому воздействию трензеля.

Люди, которые пытаются сразу ставить перед лошадью какую-то задачу, а затем наказывают животное, если оно не выполняет ее, следуют по ложному пути. Они думают, что преподают лошади урок, как в школе. Однако, лошадь не понимает их «замечаний и двоек», и воспринимает наказание как угрозу. На самом деле никакого обучения при этом не происходит. Используя такую методику, вы лишь показываете лошади, что победит тот, кто круче и сильнее. Таким образом вы мешаете лошади расслабиться и поэтапно и логично осваивать незнакомые элементы.

Кроме этого для тренеров необходимо осознать, что лошади не способны распознавать или понимать человеческие эмоции и чувства. А именно, наши эмоции зачастую и создают конфликтные ситуации между лошадью и всадником. Если мы не будем рассчитывать заранее и контролировать наши действия, то мы оказываемся во власти наших инстинктов.

Так как люди, и в первую очередь мужчины, являются хищниками по своей природе с соответствующим инстинктом борьбы, поэтому первой реакцией на угрозу является нападение. И чем опаснее угроза, тем сильнее защитная реакция, то есть агрессивная атака. Зачастую оказывается, что всадники, которые лихо бьются со своими лошадьми, вообще не способны контролировать собственную лошадь.

В своем обучении вы должны продвигаться вперед шаг за шагом методически, совершая действия, способные привлечь к вам все внимание лошади и управлять этим вниманием, не пугая и не атакуя лошадь. Учить лошадь означает доминировать над ней в умственном плане, а не в физическом.

Принципы естественных отношений с лошадьми

Совершенство в отношениях человека и лошади проявляется в том, что лошадь начинает воспринимать человека, как разумного лидера. Она уважает его и позволяет ему принимать решения в отношении себя. Лошадь заинтересованно отзывается на новые и незнакомые для нее вещи и, прежде чем интуитивно уйти в отказ, анализирует ситуацию с точки зрения того, как она может выполнить просьбу человека. Все мы знаем, что даже самая добрая и ласковая лошадь в случае испуга или игры может ненамеренно причинить человеку боль и нанести травму. Мы не должны от этого отказываться и закрывать на это глаза. Лошадь есть лошадь. Мы должны осознавать, что она весит раз в пять больше нас и уж гораздо сильнее нас. В отношениях человека и лошади, чтобы они стали гармоничными и радостными для одной и другой стороны, оба должны стать рассудительными и честными партнерами, имеющими взаимное желание стать друзьями.

Наверное, вы заметили на собственном опыте, что многие человеческие отношения, мнения, убеждения применимы и к отношениям с лошадьми. Об этом и пойдет сегодня речь.

Все мы не раз видели, как большинство людей принуждает лошадь к какому-либо действию. Можно обозначить две крайности. Первая – выбивать из лошади желаемое действие при помощи хлыста, используя силу и запугивание, чтобы заставить лошадь подчиниться. Вторая крайность – уговаривать лошадь сделать что-либо. Обычно человек, который так поступает, неэффективен и вместо того, завоевать уважение лошади и попросить ее о чем-то, он ее умоляет.

Между этими крайностями находится уверенный конник: человек, который неагрессивен, но и не мягкотел.

С вовлечением в работу с лошадьми всё большего количества женщин, счастливая часть этих лошадей в наши дни получает больше любви, чем когда бы то ни было. Но необходимо поддерживать равновесие между любовью и лидерством, иначе в отношениях между лошадью и человеком возникнут проблемы. Результатом слишком большой любви без достаточного лидерства становится дерзкая лошадь, которая делает все, что ей заблагорассудится. В своей естественной среде табуна лошади следуют сложившейся неофициальной иерархии, лидер известен как лошадь «альфа». Когда человек вступает во взаимодействие с лошадью, то, нравится ему это или нет, но он входите в её табун. И если он не станет альфа-лошадью, то стать ею попытается лошадь.

С другой стороны, слишком много лидерства без достаточного количества любви может также погубить лошадь. Нам всем приходилось видеть переработанную лошадь без жизни в глазах, покорившуюся человеку. Она потеряла свою индивидуальность (или, лучше сказать, «лошадиность»/дух лошади! (с) П.Парелли) и часто обижена на человека или, в лучшем случае, безучастна к нему.

«Естественное отношение к лошади подразумевает, что человек как можно более мягок с ней, но при этом тверд в своих намерениях насколько это требуется. Быть с лошадью мягким – не означает сюсюкаться с ней. Быть с лошадью твердым – не значит становиться грубым и жестоким. Естественные отношения с лошадью означают, что человек действует в интересах лошади и вместе с ней, но не выполняет действия за нее. Идея заключается в том, чтобы выйти за привычные рамки работы с лошадью, используя свое воображение.

Отношение естественного конника к лошадям таково, что принципы более важны, чем цель; соответствие ситуации намного важнее, чем следование правилам.

В Естественных отношениях с лошадьми нет правил, есть только принципы и цели. Так как принципы важнее, чем цели, то речь пойдет о принципах Естественных Отношений с лошадьми.

Принципы естественных отношений с лошадью

1) Отношения лошади и человека естественны.

Слово Horse-Man-Ship состоит из трех, связанных между собой слов в одно, которое объединяет лошадь и человека в охотно идущих бок-о-бок партнеров, являющихся одним целым. Жаль, в русском языке нет такого слова. Или есть? Может, кто-нибудь вспомнит и напишет мне? Отношения лошадь-человек настолько же относятся к лошади, насколько они относятся и к человеку.

В связи с этим важно понимать, что природой лошадь задумана, как животное-жертва, и ею движут три основных инстинкта:

A) постоянно быть начеку;

B) убегать от того, что пугает;

C) жить в сообществе.

Лошади страдают клаустрофобией. Лошади всегда сначала реагируют, а потом думают. Это проявляется в том, что сначала лошадь без оглядки во весь опор скачет от опасности и только, когда считает себя в безопасности, оглядывается назад. Скорость реакции зависит только от того, насколько лошадь чувствительна. Например, есть лошади более смелые, а есть наоборот. Точно так же одни боятся закрытого пространства больше, чем другие.

Знакома ли Вам ситуация? Если у лошади где-то застряла нога, что она будет делать? Вряд ли она будет спокойно размышлять: «Упс, застряла нога!». Вместо этого она начнет вырываться из своей ловушки, даже если таким образом она себя травмирует. Это обычная ситуация, если лошадь не была научена стоять спокойно, если нога где-то застряла. Конечно, не все лошади паникуют так сильно, все зависит от их врожденной чувствительности.

Покупая лошадь, человек ошибочно думает, что раз теперь он владелец ее тела, то, соответственно, он стал обладать ее сердцем и душой, и, значит лошадь станет уступать всем его желаниям. Но лошадь – это индивидуальность, имеющая свои желания и нужды, а не просто имущество. Ей хочется чувствовать себя комфортно, и до тех пор пока вы будете доказывать ей, что вы не хищник, она будет ощущать себя комфортно.

Люди, которые думают, как люди (а не как лошади), считают, что если лошадь следует своим инстинктам, то она становится непослушной. Мы, люди, которые так любим подчеркивать то, что разум отличает нас от животных, мы должны понимать, что поведение лошади запрограммировано природой как поведение животного-жертвы.

Признаки животного-жертвы в лошадях распознать очень легко:

1. Они пахнут тем, что они едят, т.е. травой
2. Их глаза расположены по бокам головы, что означает билатеральное зрение. Это обеспечивает им очень большой угол зрения, что позволяет заметить подкрадывающегося сзади хищника. Недостаток этого состоит в том, что острота зрения не очень хорошая.
3. Как животное-жертва лошадь восприимчива к опасности, к людям, местам, изменениям и предметам; особенно к опасным людям, местам, переменам и предметам.
В человеке так же можно распознать три признака хищника:
1. Люди пахнут тем, что они едят, т.е. мясом
2. Глаза у людей расположены на одной стороне, как у хищников. Люди имеют острое зрение и способны фокусировать взгляд на движущихся объектах, но боковое зрение развито не слишком хорошо
3. Иногда люди невосприимчивы к опасности, людям, местам, изменениям, предметам.
«Стандартные вопросы: Разве для человека не естественно питаться мясом? Разве организм не нуждается в белке животного происхождения? Правильные ответы: нет. Анатомическое строение — зубы, челюсти и система пищеварения — более приспособлено к употреблению вегетарианской пищи.
Шведский ученый Карл Линней провел «сравнительный анализ внешнего и внутреннего строения тела человека и животных», который доказывает, что естественной пищей для человека являются фрукты и овощи.

Итак, вернемся к нашим отношениям с лошадьми. Когда между лошадью и человеком устанавливаются отношения, человек становится наполовину лошадью, а лошадь – наполовину человеком. Наша задача как лидера сделать лошадь более смелой, менее клаустрофобичной, а также научить ее думать прежде чем удирать прочь, если происходит что-то пугающее. Иными словами, для того, чтобы между человеком и лошадью состоялись действительно естественные отношения, лошадь должна сперва захотеть стать наполовину человеком. Ей придется стать смелее, не бояться тесного пространства и оставаться на месте, если происходит что-то пугающее. Человек же, в свою очередь, должен стать более уверенным, чтобы стать «альфа»-лошадью среди лошадей, а не хищником или безответным существом.

2) Не отупляйте лошадь.

В английском языке есть хорошее слово -to assume. Вообще-то оно означает притворяться, принимать на себя, заявлять права на что-либо, вести себя самонадеянно и высокомерно. Но вот какая хитрость: оно состоит из трех словечек — Ass, U, Me (осел, ты, я). Стать «ослом» и сделать такой же свою лошадь очень просто. С другой стороны, научить лошадь не вести себя как осел (не отуплять ее), тоже очень важно. К примеру, если три дня подряд выезжая с манежа вы делали остановку перед воротами прежде чем спешиться, то у лошади выработается рефлекс, что когда вы подъезжаете к воротам, надо остановиться. На четвертый день лошадь сама остановится и будет ожидать, что вы слезете. Вместо того чтобы приучать лошадь бездумно автоматически останавливаться, научите ее думать и догадываться о том, что происходит, изменяя время и место остановки.

А вот другой пример того, как можно отуплять лошадь: три дня подряд выезжаете на прогулку, проезжать пару километров по одному маршруту, разворачиваться и ехать назад рысью, то на четвертый день лошадь сама будет рысить в сторону дома. Так лошадь привыкает выполнять заученные действия, т.к. команды всадника для нее уже предопределены и она знает, чего ожидать.

3) Общение взаимно.

Общение – это когда две или больше индивидуальности делятся друг с другом своими идеями и стараются их понять. Все мы общаемся со своими домашними питомцами. Не знаю, как дело обстоит с кошками, но про собак можно сказать точно: если хозяин похлопывает по ноге, к примеру, и собака к нему подходит, то они общаются. Здесь каждый может привести свой пример. Но можно до потери пульса разговаривать со столбом, но он не ответит.

Вот пример из жизни: всадник пинает лошадь пятками, чтобы она пошла вперед, а затем тянет за повод, чтобы она остановилась, а лошадь открывает рот. Она, таким образом, пытается сообщить ему о своем дискомфорте из-за грубой работы рук и неправильных команд ногами. Но вместо того, чтобы прислушаться к лошади, всадник стягивает ей рот капсюлем, будто бы говоря: «Закрой рот и делай, что тебе говорят».

4) У лошади и у человека есть ответственность.

Для того чтобы отношения между человеком и лошадью стали партнерством, оба должны нести за это ответственность. Всего их восемь: четыре для человека и четыре для лошади (более подробно они рассматриваются отдельно).

Четыре вида ответственности лошади:

1. Учиться действовать как партнер, а не как животное-жертва

2. Не менять самостоятельно аллюры

3. Не менять самостоятельно направление

4. Лошадь должна смотреть, куда она идет

Четыре ответственности человека:

1. Учиться действовать как партнер, а не как хищник

2. Развивать независимую посадку

3. Мыслить, как лошадь

4. Использовать естественную силу концентрации

5) Отношения справедливы.

Отношение человека к лошади должно быть однозначным. Следует постараться сделать так, чтобы наши идеи стали идеями нашей лошади, но при этом мы должны понимать, что идеи лошади — в первую очередь.

От нас, как мы сделаете так, чтобы нежелательные вещи стали для лошади сложными, а нужные – наоборот легкими. Если лошадь делает что-то нежелательное, то разумно будет создать такую ситуацию, в которой ей будет сложно и неудобно продолжать это делать, а затем необходимо предложить свою ситуацию, в которой ей будет легко совершить то, чего мы от нее хотим. Очень скоро лошадь поймет, что ей гораздо удобнее делать то, что проще. Мне очень хотелось бы получить от вас примеры из жизни, если вы когда-нибудь так поступали.

Вот интересное наблюдение: в лексиконе книги Пата Парелли «Естественные отношения с лошадьми» не используются слова «заставить» и «позволить», т.к. «первое слишком командное, а второе недостаточно уважительное» (П.Парелли). Вместо этого он говорится: «Сделайте так, чтобы лошадь сделала то-то» или «Пусть лошадь делает то-то». Некоторые люди «позволяют» свои лошадям делать неправильные вещи, а затем злятся на них за это. Потом они «заставляют» лошадь делать что-то, чтобы исправить проблему.

Некоторые люди по своей натуре «принуждатели». Они всегда грубо требуют от лошади различных действий. Другие, наоборот, все время просят лошадь сделать что-то сюсюкаясь с ней. Они позволяют делать лошадям все, что те хотят.

Необходимо быть уверенным и настойчивым. Это качество находится между агрессивностью и мягкотелостью. Будьте твердыми, насколько это необходимо, но не доходите до жестокости и грубости; при этом будьте мягки, но не сюсюкайтесь с лошадью. Об этом уже говорилось в начале.

Нужно поверить в то, что лошадь ответит на просьбу, но нужно быть готовым терпеливо корректировать не одно так другое.

Необходимо стать естественным лидером для естественного ведомого, лошади. По своей природе лошади ведомые существа и они стремятся найти естественного лидера. На нас лежит ответственность приобрести соответствующие лидерские навыки для лошади, которую мы привели в свою жизнь, чтобы стать для неё вожаком, которого она уважает, которому доверяет и с которым хочет быть.

Необходимо быть эмоционально уравновешенным, рассудительным и быть физически в тонусе. Но самое главное: от естественного конника требуется собранность.

«У лошади есть три системы: уважение, импульс и гибкость. Все, о чем я говорю, это обращение к системе «уважение». Если лошадь начнет вас уважать, то она передаст вам свой импульс, который контролируется движущей вперед энергией. Затем вы сможете научить лошадь проявлять гибкость не только физическую, но и умственную».

6) Язык телодвижений универсален.

Язык телодвижений универсален. Он используется как людьми, так и лошадьми.

Есть движения, которые лошадь совершает, чтобы дать нам знать, о чем она думает. Например, когда она закладывает уши назад, это означает, что она рассержена. «Присмотритесь! Если лошадь моргает, значит, она думает! Если она облизывает свои губы, значит она, вероятно, что-то усваивает; лошадь понимает и принимает ситуацию. Если лошадь опирается на три ноги, а одна немного согнута, значит, она расслаблена. Но если уши заложены назад, и лошадь поднимает заднюю ногу от земли, значит, она готовится лягнуть». Надо будет обратить сегодня на это внимание, когда поеду на конюшню! А вы замечали что-нибудь такое? Существует множество лошадиных жестов и поз, которые являются для нас ключом к ее мыслям.

Язык телодвижений человека так же важен, как и лошадиный, если даже не больше. Большинство людей не придают никакого значения своему языку телодвижений. То, как они смотрят на лошадь, какие жесты совершают, какие принимают позы – все это говорит лошади о мыслях человека. Человек может запросто ввести лошадь в заблуждение своими телодвижениями. Когда некоторые люди подходят к своим лошадям, их позы и жесты делают их агрессивными или подлыми в глазах лошади, возможно, их поведение напоминает лошади поведение льва. С другой стороны, есть люди, которые выглядят, как ягненок. Они робкие и покорные.

Признайтесь, ведь бывает так, что мы заходим в леваду «просто, чтобы поздороваться», но при этом с угощением в одной руке и с недоуздком за спиной. Весь наш вид при этом будет говорить о намерении поймать лошадь. Выражение лица будет агрессивным и пугающим лошадь. Поэтому надо следить за тем, как мы представляем себя лошади, животному-жертве.

Владение языком, при помощи которого Вы можете общаться со своей лошадью, — неотъемлемая часть налаживания отношений. Если об этом задуматься, то легко понять, что большинство лошадей приучено подчиняться не более, чем грубым пинкам по рёбрам и натягиванию повода. Не удивительно, что мы сталкиваемся с таким сильным сопротивлением! Лошади общаются друг с другом на гораздо более тонком уровне, чем мы можем себе представить, и в основном это происходит через выражения и язык тела. Они невероятно восприимчивы к малейшим изменениям во взгляде, ощущении, намерении другой лошади или человеке, что может создать впечатление будто он способны читать мысли! Что касается нас, то для лучшей коммуникации с лошадьми нам не нужно обучать их своему языку. Мы пытаемся лучше ладить с ними; поэтому это нам необходимо выучить их язык

7) Лошади учат всадника, а всадник учить лошадь.

Это очень важный принцип. Многие хорошие всадники говорят о том, что лошади – их лучшие учителя. Одно из самых распространенных заблуждений – покупка молодой неопытной лошади под такого же молодого и неопытного всадника. Например, когда родители покупают лошадь для своего ребенка. Приходилось ли вам слышать о том, что родители купили для своего подростка двух-трехгодовалую лошадь, чтобы они вместе росли и учились? Вероятно, случалось. Обычно такая комбинация разрушительна. Для того чтобы лошади научиться понимать, чего от нее хотят теми или иными командами, ей необходим опытный всадник. Ребенку же необходима опытная и стабильная лошадь, чтобы он мог понять, как ему управлять лошадью, чтобы ее движения были правильными, и приобрел уверенность в себе. Пара неопытный всадник – неопытная лошадь абсолютно бессмысленна. И при этом губительна.

С другой стороны, конечно, важно учиться у той лошади, которая хорошо знает и умеет делать то, что у нее просят. Лошадь может научить многим вещам, а потом и вы, в свою очередь, сможете обучать лошадей.

8) Инструменты обучения: принципы, цели и время.

Заметьте, мы с вами опять говорим о принципах круг замкнулся.. Мы прошлись по каждому из них и добавили цель (они различные на каждом этапе обучения), так что теперь лошадь понимает, что к чему. Сперва нужно обучить лошадь принципам нового, естественного взаимодействия, это фундамент того, чему мы в дальнейшим будем учить лошадь. Затем мы добавляем цель, или причину, того, зачем мы хотим от лошади какого-то действия. Например, мы обучаем лошадь уступать боковому давлению, потому что однажды это может пригодиться. Например, возвращаясь с прогулки, мы захотим открыть ворота, не слезая с лошади.

Борьба с радикализацией молодежи на Кавказе сейчас отличается поиском новых форм и контрнарративов. На смену казенной массовости и формализму должны прийти действительно интересные проекты, отмечает старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Наима Нефляшева в своем материале для «Кавказского узла». Конные переходы «Хасэ всадников» 1 , которые проводятся в память о жертвах Кавказской войны и в другие памятные даты, привлекают молодежь. Нужно продолжать популяризировать такие акции, но избегать ситуаций, подобных той, что произошла в Кенделене.

В сентябре 2018 года в Кабардино-Балкарии произошли столкновения между кабардинцами и балкарцами. Поводом для конфликта стало желание кабардинцев отметить 310-ю годовщину победы Кабарды в Канжальской битве символическим восхождением к горе с проходом через балкарское село Кенделен. Для кабардинцев и других адыгоязычных народов это сражение является одним из символов национального героизма, тюркские народы — включая балкарцев — негативно относятся к этой теме вплоть до отрицания самого факта битвы. Чтобы разрешить ситуацию власти КБР выбрали силовой сценарий и вызвали на место Росгвардию. По меньшей мере, в результате стычек с полицией, было госпитализировано 45 человек, а число задержанных достигло 120.

Проблематика профилактики радикализации молодежи на Северном Кавказе продолжает оставаться актуальной. Несмотря на устойчивую тенденцию снижения количества террористических актов в регионе и числа жертв среди мирного населения и сотрудников силовых структур, 2 аналитики и эксперты (Д. Соколов, Е.Сокирянская, В.Хатажуков, А. Ярлыкапов и др.) отмечают, что системный кризис на Кавказе продолжает продуцировать факторы, способствующие радикализации, риски радикализации сохраняются, а насилие трансформируется в новые формы.

Ахмет Ярлыкапов, известный кавказовед и исследователь современного ислама на Кавказе, говорит о появлении феномена «одиноких волков», с которым Россия столкнулась с 2017 года: «Поражения ИГ 3 на Ближнем Востоке привели к тому, что финансирование его сторонников практически прекратилось. Однако самих сторонников имеется в избытке. Они никак не связаны с самим ИГ* ни организационно, ни финансово. Единственное, что их связывает с самой организацией – это идеология. Желая действовать в соответствии с этой идеологией, молодые люди идут на совершение террористических актов с использованием подручных средств. Отсюда известные всем прошлогодние атаки с использованием ножей в Сургуте и Каспийске, а также недавняя чудовищная трагедия в Кизляре, когда террорист расстрелял из охотничьего ружья прихожан православного храма. Эти террористы-одиночки на самом деле намного опаснее тех, кто уехал в Сирию и гипотетически может вернуться на родину». 4 .

В этих условиях усилия по проведению эффективной профилактической работы с молодежью, предотвращение радикализации молодых людей и вовлечения их в вооруженные конфликты становятся задачей особой важности.

Екатерина Сокирянская, автор аналитического доклада «Можно ли предотвратить новые волны радикализации на Северном Кавказе?» 5 , отмечает, что за последние годы накоплен большой опыт профилактической работы – на федеральном уровне создана концептуальная и теоретическая база, определяющая круг проблем и систему дефиниций; сложились направления профилактики терроризма и экстремизма – аналитическое, просветительское, методическое; сделаны попытки сформулировать современные по форме альтернативные контрнарративы; появилось такое новое направление работы, как дерадикализация бывших боевиков и реинтеграция членов их семей. Важно, что в профилактическую работу вовлекаются не только государственные структуры, но и НКО, что придает ей мобильность и видовое разнообразие.

Однако практики и респонденты 6 , представляющие целевую аудиторию профилактической работы, отмечают ее устаревшие формы, формализм, казенную массовость, что нивелирует количество затраченных средств и усилий. Часто спикеры, на которых возлагается ответственность за проведение профилактических мероприятий, не соответствуют своей аудитории ни по уровню образования, но по ощущению динамики современного мира.

В этих условиях в качестве альтернативного контрнарратива можно рассматривать «новые» обрядовые практики. На примере кейса конных переходов, организуемых черкесским «Хасэ всадников», мы покажем, что они обладают серьезным потенциалом, поскольку являются привлекательными для современных молодых людей и имеют основание в традиционной культуре. Более того, успешный опыт не только самих конных переходов, но и абсолютно положительные коннотации, которые получила эта практика среди ее участников и зрителей, вовлеченных во встречи всадников в черкесских аулах, показывают, что новое прочтение традиции делает ее актуальной и даже модной. В условиях новых контекстов традиция может работать не только как механизм сохранения, воспроизводства и трансляции устойчивых форм культуры, но и задавать новый вектор, в котором важно конструирование лучшего будущего, а не только осмысление легендарного прошлого.

Многие специалисты по профилактике, как и Екатерина Сокирянская в вышеупомянутом докладе, отмечают, что задачи профилактической работы не только в переубеждении человека, находящегося в зоне риска радикализации, не только в воздействии на него словом, но также в выявлении и удовлетворении тех потребностей духовного и психологического свойства, которыми манипулирует террористическая организация, предлагая легкий и простой способ их удовлетворения. Среди таких потребностей — желание самореализоваться, получить социальное признание, быть принятым на «равных» в круг общения, обладающий некоей социальной престижностью, наконец, участие в рискованном предприятии. Для молодых мужчин дух мужского братства и солидарности – один из важных факторов привлекательности парамилитарных структур. Все эти потребности в конструктивном и созидательном ключе может предложить «мужской союз», ярким примером которого является «Хасэ всадников».

В эпоху постмодерна мужская (или отдельно женская) социализация на Северном Кавказе теряет свою актуальность не столь быстро, как в других регионах России. У многих, как мужчин, так и женщин, очевидно, есть потребность в раздельных социальных проектах. За последние годы появилось много успешных женских проектов 7 , дающих широкие возможности для женской самореализации, тогда как возможностей мужской социализации, эмоционально насыщенной и современной по форме, почти нет.

«Шууей Хасэ», или «Хасэ всадников», был создан в 2017 году; это общественная организация, действующая в Адыгее, Краснодарском крае, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Активное участие в работе «Хасэ всадников» принимает общественная организация «Адыгэ Хасэ» Адыгеи и ДУМ Адыгеи и Краснодарского края. Сначала это была небольшая группа энтузиастов, сегодня число участников конных переходов растет и насчитывает больше 100 человек. Целью «Хасэ» является возрождение кабардинской породы лошадей, актуализация этикета мужчины-всадника и возрождение традиционных ремесел, связанных с коневодством. Среди членов «Хасэ всадников» в основном конезаводчики, а также те, кому интересна тема черкесской наезднической культуры.

Одной из практик «Хасэ всадников» являются конные переходы. Как правило, они проводятся два раза в год. Это многодневные с большим количеством участников переходы, приуроченные к какой-то календарной дате (например, конный переход, посвященный 15-й кавалерийской дивизии Красной армии; конные переходы в честь Дня Победы 2-7 мая 2018 года в Адыгее; Дня черкесского флага; Дня Памяти и Скорби по адыгам – жертвам Кавказской войны 21 мая и др.).

Форма конного перехода проста: всадники проходят от одного населенного пункта к другому, в каждом из которых их торжественно встречают. Однако суть гораздо шире кажущейся простоты формы: конные переходы выполняют все присущие обряду функции – интегрирующую, консолидирующую, воспитательную, функцию трансляции культуры и др.

Почему мы считаем, что конный переход может рассматриваться как практика, имеющая для молодежи профилактический эффект, хотя сами организаторы не маркируют ее таким образом?

Для этого надо ответить на вопросы: почему для современных мужчин, живущих в мире информационных технологий, актуальна тема «коня и всадника»? Что заставляет взрослых людей оставить современные гаджеты на время перехода, сесть на коня и облачиться в черкеску? К чему стремятся вернуться современные участники конных переходов? Какие глубинные пласты сознания и менталитета задевает тема черкесской всаднической культуры?

Исторический аспект

Сами по себе конные переходы – не новое для современности явление. В СССР кавказские всадники, джигиты-участники кавказских танцевальных ансамблей всегда были витриной «Кавказа на экспорт», особенно в больших театральных шоу. Один из масштабных конных переходов в СССР имел место зимой 1935-1936 гг. вокруг Главного Кавказского хребта по очень трудному маршруту от Пятигорска через Клухорский и Сурамский перевалы, затем из Сухума через Тбилиси в Баку и, наконец, в Махачкалу, Грозный, Владикавказ, Нальчик и закончился в Пятигорске.

В 1990-е годы, когда была растабуирована тема Кавказской войны и черкесского изгнания, и впервые в Майкопе и Нальчике прошли международные съезды черкесов, состоялся самый прославленный конный переход постсоветского времени «Дорогами мухаджиров». Переход по маршруту Нальчик – Амман был реализован в 1994 году и приурочен к 130-летию окончания Кавказской войны. В конном переходе принял участие иорданский принц Али (известный своим пиететным отношением к черкесской культуре), что само по себе символизировало духовную связь исторической родины и черкесской диаспоры.

В 2017 году Ибрагим Яганов, известный активист и конезаводчик, вице-президент Федерации конного спорта и коневладельцев КБР, стал инициатором конного перехода по случаю 460-летия добровольного вхождения Кабардино-Балкарии в состав Российского государства. В переходе принимали участие представители Терского казачьего войска, кабардинские и балкарские наездники из районов республики.

Основания в традиционной культуре

Конь и всадник

Мужские сферы деятельности, статус мужчины-воина, джигита всегда считались на Северном Кавказе престижными. В рамках мужского дискурса тема коня и всадника, друзей и соперников, понимающих друг друга с полуслова, занимает особое место. Она пронизывает черкесский (и шире — кавказский) фольклор, мифологию, сказки. Этнографы-кавказоведы неслучайно называют коня alterego своего хозяина: они стоят и знают друг друга, а их отношения основаны на абсолютном доверии. В сложном взаимодействии коня и всадника не может быть предательства, фальши, заискиваний, грубости и манипуляций, а каждый участник – самодостаточная единица.

Кони в черкесской традиционной картине мира ассоциируются с динамикой, ритмом, движением, с буйством стихий – бурей, ветром, огнем, штормом. В фольклоре черкесов конь наделен сверхспособностями и человеческими качествами – он понимает человеческую речь, язык деревьев и животных, перелетает через горы, путешествует в разных мирах и дает своему хозяину мудрые советы. В нартском эпосе конь Тхожей – верный друг главного героя Сосруко, а в мифах и сказках грозный Шибле, бог грома и молнии, скачет по небу на вороном жеребце. Раскаты грома в мифологической картине мира воспринимались как звуки небесной джигитовки могущественного Шибле.

Глубинная психологическая взаимосвязь между конем и всадником проявляется в выражении нартского эпоса – «каков конь, таков и мужчина». Исторические источники полны свидетельств того, что даже черкесские князья, стоявшие на недосягаемой высоте социальной пирамиды, никогда не снисходившие до физического труда, сами ухаживали за своими конями: кормили, поили, мыли, лечили, берегли их сон и достойно провожали в последний путь.

Адыгский историограф XIX века Хан-Гирей, автор знаменитых «Записок о Черкесии», писал, что в 1833 году во время страшного голода один из князей «кормил любимых своих коней разного рода нежными зернами, тогда как его люди претерпевали страшный недостаток и в насущном хлебе, и об этом обстоятельстве во всех племенах Черкесии рассказывали как о похвальном подвиге. Черкес, какого бы он звания ни был, скорее сам согласится быть голодным, чем лошадь свою допустит до этого. Сами князья собственными руками нередко обчищают копыта своих лошадей и моют их гривы мылом и куриными яйцами, хотя бы их окружала толпа слуг, готовых это исполнить» 8 .

Важно подчеркнуть, что наличие благородных породистых лошадей было маркером принадлежности к элитарному сословию, а коневодство считалось престижным занятием. Коневодство в Черкесии имело и практическое измерение, формируя целую индустрию – конезаводчиков, ветеринаров, шорников, производителей конских атрибутов. Например, кабардинские мастера в конце XVIII века получали заказы на производство десятков тысяч седел. В начале XIX века в Черкесии успешно действовали 26 черкесских конных заводов, а лошади нарасхват продавались не только в соседние регионы Кавказа, но и в Европу и на Ближний Восток.

Экспортная торговля лошадьми расширяла не только представления о географическом пространстве, раздвигая его границы, но и изменяла сознание людей, формировала новый мобильный тип личности, готовый рисковать и быть открытым для инноваций.

Институт «зекIуэ«

Современные конные переходы актуализируют и воспроизводят дискурсивную тему одинокого героя, «одинокого всадника», личной ответственности и личного ответа на вызов. Эта тема пронизывает и черкесский нартский эпос, и сказания, и традиционные социальные институты. Институт черкесского «зекIуэ», достаточно хорошо описанный современными историками, это не просто военный поход всадника за пределы своей ойкумены. Это средство самоутверждения для мужчины, дававшее ему возможность создать себе Имя и репутацию, проявить свои самые лучшие качества, культивируемые в традиционной культуре. «Военные походы черкесов, — пишет историк А. Марзей, — не ставили целью захват и удержание новых территорий. ЗекIуэ предполагало всегда возвращение на свою Родину. Время нахождения в зекIуэ, в зависимости от дальности похода, могло быть от нескольких недель до нескольких лет» 9 .

В таких походах, если их совершали группы всадников, доводилась до совершенства и оттачивалась до мелочей корпоративная черкесская всадническая культура. Уходя в «зекIуэ», всадник не просто перемещался из одного географического пункта в другой, он осуществлял духовную перезагрузку, знакомился с новыми землями, заводил новых друзей и кунаков. Всадники, уходящие за пределы своей территории, наряду с военными отходниками, были чуть ли не единственным мобильным социальным слоем. Осваивая новые пространства, они впервые сталкивались в дороге с другими антропологическими типами, новыми языками и традициями.

Костюм всадника. Черкеска

В современных конных переходах всадники одеты в традиционный костюм – папаху, черкеску, обувь. Традиционный мужской костюм в этом случае приобретает особую смысловую нагрузку, это больше, чем просто удобная одежда. Для современных участников конных переходов, как следует из интервью с ними, надеть традиционный черкесский костюм, обучиться езде на лошади значит не просто имитировать внешние формы, удобные и прагматичные для данного контекста, это значит изменить самоощущение, даже создать его новый формат. Вспомним, что и для русских офицеров, пришедших в XIX веке покорять Северный Кавказ, надеть черкеску – это значит соответствовать мощному природному ландшафту Кавказа, вписаться в мир его крепких корней и устоев, осознать чувство собственного достоинства и внутренней свободы 10 .

«Я сшил черкеску, а я до этого не носил черкеску, я ее надел, и я, как Джим Керри в фильме «Маска«, словно перевоплотился и стал творить чудеса. Когда я приобрел весь комплекс вооружения всадника, оделся, осанка уже другая, даже по-другому ходишь, по-другому себя ведешь. Ни разу телефон мы не достали в период конного перехода. Ни разу мы плохого слова не обронили, потому что есть само понимание того, что люди сейчас критиковать нас будут. Потому что такого не подобает человеку в черкеске«, — рассказал участник конного перехода, который прошел в Адыгее в 2018 году. «Я когда шел на День флага в Майкопе в черкеске на коне, я видел лица людей, у меня внутри что-то просыпалось. Это гордость, это история. Когда ты это все знаешь, и ты это делаешь, это важно. Я показываю это своему сыну и своим детям«, — рассказал участник шествия конников в День черкесского флага в Майкопе 2019 года.

Мужской союз и его функции

Фактически «Хасэ всадников» и организованные им конные переходы воспроизводят традиции мужских союзов как группы, предназначенной для социализации, социальной интеграции, воспитания молодых мужчин, включения их в систему социальных и духовных связей. Институт мужских союзов на Северном Кавказе, блистательно описанный этнографом Ю.Ю. Карповым 11 , получает в виде «Хасэ всадников» новую форму и содержание.

Длительные конные переходы обеспечивают межпоколенную трансляцию культурной традиции, дают чувство корпоративного единства и солидарности, ответственности друг за друга, выполняют функции консолидации людей разных возрастов. «Молодежь сейчас все время в телефоне, но когда ты подходишь к коню, тебе не до телефона, надо ухаживать за конем. Мой сын видит, что всадников в конном шествии много, что есть старшие, что мы общаемся. Его кто-то может послать с поручением, потому что он младший. Мой сын сейчас втянулся, ухаживает за лошадью, я не даю ему болтаться. Он либо на конюшне, либо на занятиях. Само отношение старших к нему важно, он чувствует эту теплоту. Это в любом случае урок«, — говорит участник конного перехода.

Важно, что в конных переходах участвуют люди разных социальных статусов (как люди, занимающие заметные посты в системе региональной власти, так и те, чьи позиции не так высоки). В переходах принимают участие и черкесы России, и люди, репатриировавшиеся на родину. С точки зрения религиозной принадлежности конный переход объединяет черкесов-мусульман и черкесов, в идентичности которых преобладает дискурс «Адыгэ Хабзе», то есть ориентация на черкесскую этическую и этикетную систему. «Я всегда говорил, что нельзя отделяться. Будь это ислам, будь это «Хабзе», когда начинаешь отделяться, происходит вакуум. А вакуум начинает разлагаться, а это приносит вред окружающим. Мы в мечети собирали мусульманскую молодежь и говорили, как со взрослыми, стариками надо взаимодействовать, что надо стариков уважать«, — говорит один из участников конных переходов, мусульманин. «Я намаз не делаю, я больше на «Адыгэ Хабзе» воспитан, не пью и не курю. Но я уважаю и поддерживаю тех, кто делает намаз. Например, мое присутствие для них имеет значение – если они в дороге намаз делают, я слежу за конями, я их держу, я их прикрываю. Сама религия ислам – чистая, я уважаю. В походах все сплачиваются«, — рассказал другой участник.

Поскольку участие в конном переходе консолидирует разных людей, и одна из непосредственных целей «Хасэ всадников» – актуализация рыцарского мужского этикета «уоркъ хабзэ», то, находясь в течение длительного времени в относительной изоляции, всадники не могут строить свое общение ни на чем ином, кроме как на принципах «Адыгэ Хабзэ». Один из ключевых принципов «Хабзэ» подразумевает коммуникацию на основе принципов разумности, рассудительности, здравого смысла, чувства меры, важных в черкесской этической системе 12 . Таким образом, конный переход становится инструментом трансляции коммуникативной культуры, основанной на чувстве меры, разумности, умеренности, «срединном пути»: «К конному переходу оказывается привязано очень многое. Это и «Адыгэ Хабзе«, «адыгагъэ«, и чистота, и порядок. Самые старшие у нас впереди. Какой обычай соблюдаем дома, так и мы, будучи на конях, соблюдаем. Нас встречают в аулах старейшины. Внутри всадников есть старший. До начала похода мы выбираем одного, который отвечает за маршрут. Когда мы в пути, мы слушаем его«.

Конный переход имеет и эмоциональный эффект; это инструмент, возвращающий современного черкеса в эпоху легендарных предков и дающий совершенно новую гамму чувств. Значительную часть современной кавказской молодежи увлекают традиции и национальная история, поэтому конные переходы освещались в региональных СМИ и соцсетях, были очень популярны, фото с конными переходами выкладывали люди, встречавшие всадников в аулах: «Когда мы в аулы заходим, у людей глаза горят. Они, когда нас видят, с дворов выбегают, телефоны достают. У старшего поколения слезы наворачиваются. Они не верили, что это увидят«.

Во время конного перехода каждый участник переживает особое чувство, когда всадник – часть целого, и в то же время – сам по себе (что соответствует феномену «черкесского индивидуализма», препарированному антропологом Б.Бгажноковым 13 ). Отметим, что организация конных переходов имеет и очевидный финансовый эффект – возросло количество заказов на седла у шорников, увеличилось число заказов на шитье черкесок и так называемых черкесских рубашек.

Сами участники конных переходов, отвечая на вопрос о том, почему для современных мужчин, живущих в мире информационных технологий, актуальна тема «коня и всадника», и что заставляет взрослых людей оставить современные гаджеты на время перехода, сесть на коня и облачиться в черкеску, подчеркивают: «Эти переходы конные, которые мы делаем, заставляют нас не потерять свое, адыгское. Заставляют что-то вспомнить о народе, оживляют память о том, что было. И, конечно, одна из главных причин – это любовь к лошадям, а именно любовь к кабардинской породе лошадей. Популярность коневодства и конных переходов выросла за эти два года, в том числе в селах и аулах. Есть в аулах люди, человек 60-70, которые имеют дома коня и принимают участие в конных переходах«.

«Для меня конь – это что-то родное. Это, наверное, заложено в крови. Когда друзья мне коня подарили, я сначала с ним общался, говорил, потом стал ездить на нем потихоньку. Для меня конь, как младший брат стал. Он стал как член семьи, его надо накормить, напоить, выгулять. И мои сын и дочь его полюбили«, — поделился участник конного перехода 2018 года.

При всех очевидных достоинствах и перспективах практики конных переходов опыт Кенделена 2018 года показал, что конный переход, потенциально способный стать красивым ритуалом «встречи всадников», сближающим разные народы, может стать объектом политических манипуляций. В ходе самого перехода удалось достичь договоренности между администрацией Баксанского и Эльбрусского районов и старейшинами села Кенделен о встрече кабардинских всадников на обратном пути в Кенделене и совместном праздновании в Баксане на следующий день Дня адыга, однако траектория событий развивалась по-другому.

Беспорядки в Кенделене были обусловлены отсутствием предварительной работы с населением при подготовке конного перехода, исключением из переговоров большей части членов «Хасэ всадников» КБР на этапе подготовки мероприятия; провокационными сообщениями в соцсетях, сворачиванием диалога между властями и активистами, выбором силовых средств при возможности диалога с молодежью. Все это имело обратный эффект и, тем не менее, не должно дискредитировать саму идею конных переходов.

Как показали события в Кенделене, конный переход по случаю годовщины Канжальской битвы актуализировал другие проблемы системного свойства, существующие в регионе и в республике, среди которых политолог Д. Соколов 14 выделяет безработицу, отсутствие социальных лифтов для большого количества молодых людей, неразрешенные земельные конфликты, борьбу за бюджетные ресурсы, политический конфликт элитных групп в борьбе за власть, разные исторические версии самой Канжальской битвы.

Главными исследователь считает отсутствие публичной политики, деградацию судебной системы, силовой метод решения проблем, отсутствие реального диалога между сторонами конфликта. При таких вводных любая практика, помещенная в неблагоприятный контекст, может сработать с точностью до наоборот. Последнее как нельзя лучше демонстрирует лезгинка, в течение 20 постсоветских лет превратившаяся из зажигательного танца, во времена СССР восхищавшего зрителей своей энергетикой, в манифестацию протеста, иногда и политического.

Рекомендации:

1. В условиях профилактической работы на Северном Кавказе необходимо выявлять практики, привлекательные для современной кавказской молодежи, имеющие обоснование в традиционной культуре. Или, наоборот, наполнять практики, показавшие в других регионах хороший результат, традиционным содержанием, таким образом, согласно концепции Э.Хобсбаума, изобретая традицию заново: «изобретенная традиция — это совокупность общественных практик ритуального или символического характера, обычно регулируемых с помощью явно или неявно признаваемых правил; целью её является внедрение определенных ценностей и норм поведения, а средством достижения цели — повторение». Это могут быть, например, занятия горным спортом с акцентом на значимости и символизме гор в кавказских культурах; или проекты по поиску в архивах сведений о своих предках и восстановлению генеалогического древа; экологические проекты, акцентирующие принципы взаимоотношения с природой на Кавказе, культивирующие разумную достаточность; различные летние школы для подростков, в которых обучение современным технологиям сочеталось бы с изучением традиционной культуры и истории и т.д.

2. Разработка подобных проектов должна производиться в диалоге с неформальными молодежными лидерами, популярными публичными людьми, блогерами, авторами популярных аккаунтов и групп в социальных сетях. Как правило, они обладают тысячами подписчиков и способны популяризировать эти практики.

3. В ходе реализации проектов необходимо поощрять и актуализировать диалог с разными сторонами-участниками, не избегать разумного спора, использовать цивилизационное качество Северного Кавказа, определяемое как «единство в разнообразии», а также апеллировать к традиционным практикам улаживания споров и достижения компромисса.

4. Во избежание ситуаций, подобных той, что произошла в Кенделене, необходимо тщательно готовить и согласовывать планируемые акции с учетом мнений всех сторон. Имеет смысл конные переходы приурочивать также и к общегосударственным датам и со временем проводить многонациональным северокавказским составом. В таком случае «конь и всадник» как древний маркер Северного Кавказа станет не фактором разъединения и взаимных претензий, а послужит укреплению мира и добрососедства.

Старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Наима Нефляшева, специально для «Кавказского узла»

admin

Наверх