Как дышит лошадь

Лошади Евростандарта

Каталог

  • Покупка лошади

Здоровье лошади

СУЖДЕНИЕ О ЗДОРОВЬЕ ЛОШАДИ. История Часть 3

Лошадь может быть употреблена на службу только тогда, когда она совершенно здорова, и употребление больной лошади означает со стороны хозяина непростительную жестокость и несоблюдение собственных выгод, потому что ничтожная болезнь этим усиливается, а при значительной болезни оно часто бывает причиной падения лошади. Вот почему каждому владельцу лошади необходимо уметь судить о состоянии ее здоровья.

Так как корм производит и поддерживает силу лошади, то пожирание его более всего достойно исследования. Лошади, которые хорошо едят, исправно работают, а хороший аппетит обнаруживается нетерпением перед раздачей корма: лошадь ржет, скребет ногой, с жаждущим взором оглядывается и проч.; данный ей корм она должна есть проворно, но со всем тем хорошо пережевывать, ослюнять и глотать не слишком много вдруг; здоровая лошадь не перестает есть, пока не проглотит последнего зерна. Лошади, которые мало едят, имеют дурное пищеварение; которые медленно едят, ленивы, усталы и больны; лакомые лошади, которые выбирают лучшие части корма или едят один овес, не держат тела. Многие больные лошади не едят овса, одержимые оглумом не берут сена из решетки, а только из ясель или с земли, и едят мало, и то с расстановками. Иные лошади пьют очень скоро и мало в один раз, и такие легко простужаются; другие пьют чрезвычайно много. Что нередко означает воспалительное состояние. При болезнях горла и глотки часть выпиваемой воды вытекает из ноздрей.

Лошадь, которая постоянно получает хороший корм и в достаточном количестве, должна быть в теле, иметь гладкую и блестящую шерсть, и оказывать надлежащую силу; в противном случае, она больна. Испражнение навоза должно быть с кормом в правильном отношении; при хорошем пищеварении в навозе не должны оставаться целые зерна овса. Замедленное испражнение означает малую деятельность кишок, слишком частое испражнение отнимает у тела питательные соки, чем объясняется изнеможение, которое остается после поноса; запоры происходят от особенного качества корма или от разных болезней; ветры означают неестественное развитие воздуха в животе. В здоровом состоянии лошадь отделяет навоз через каждые три или четыре часа небольшими шариками темно-коричневого цвета.

Дыхание есть потребность жизни, от правильного отправления которого зависит здоровье и сама жизнь. В здоровом состоянии лошадь дышит от восьми до десяти раз в минуту, без значительного движения ноздрей, ребер и брюха; движение это заметно увеличивается на быстрых аллюрах, но коль скоро лошадь остановлена, то успокаивается в несколько минут. В жаркие дни летом лошади дышат сильнее, нежели зимой или вообще в холодные дни. Лошади, которые дышат с раздутыми ноздрями и с заметным движением ребер и брюха, страдают болезненными изменениями органов дыхания; если лошадь дышит с явным напряжением и с сильным движением в пахах, то это часто бывает признаком близкой смерти. Дыхание со свистом является при воспалениях горла, окостенелости головки дыхательного горла, утолщении оболочек ее, и проч. Дыхание со стоном или храпом составляет опасный признак во многих болезнях. Кашель означает раздражение дыхательного горла. Кашель можно произвести у совершенно здоровой лошади давлением рукой на головку дыхательного горла, и по этому кашлю узнают состояние органа; у здоровых лошадей искусственно произведенный кашель свободен, силен и громок; при болезненной раздражительности короток, слаб и глух; после бывших воспалений, которые образовали мокроты, кашель сопровождается извержениями из носа, и проч.

Здоровая лошадь имеет всегда лоснящуюся, плотно к телу прилегающую шерсть; косматая шерсть по всему телу означает дурной уход за ней; периодическое торчание шерсти есть признак лихорадочного состояния; косматая шерсть на некоторых только местах означает болезнь кожи, сыпь и т.п. Кожа под волосами покрыта мелкой пылью, которая должна легко отделяться при чистке скребницей и щеткой; жирное качество или чрезмерное количество этой пыли встречается только у больных лошадей. Здоровая лошадь не легко потеет, а если выступил пот, то он скоро высыхает, в противном случае лошадь слаба или больна; клейкий пот означает действие гнилой болезни. На коже являются разные болезни, как то: короста, лишаи, прыщи, сыпи разнообразных видов, и проч. Чесотка есть самая жестокая болезнь кожи и распространяется часто по всему телу.

Наконец, у здоровой лошади должны быть глаза чисты и ясны, рот и ноздри покрыты тонкой слизью, кожа должна везде хорошо прилегать к телу и не иметь неровностей, задний проход должен быть закрыт, и мошна не слишком велика. Здоровая лошадь внимательна ко всему, что происходит в конюшне, деятельна в работе, всегда весела и бодра, и, возвратившись с работы, вскоре начинает есть; хороший признак здоровья также, если лошадь тотчас по приводе с работы в конюшню испражняет мочу, что относится особенно к жеребцам и меринам.

Искусство оценивать лошадь есть талант, который не всякий легко приобретает; оно не основано на математических выводах, и два знатока с одинаковой опытностью будут всегда различного мнения в некоторых подробностях относительно лошади, смотря по различию глаза и умственному представлению о нормальном ее состоянии. А если уж истинные знатоки, которых очень немного, не согласны в мнениях о достоинствах лошади, то тем разногласнее должны судить о ней полузнатоки и незнатоки. Обыкновенно всякий сам для себя выбирает лошадь, и конечно часто ошибается, но этим вредит только одному себе; право же содержать конский завод, предоставленное каждому желающему, производит общий вред, ибо выпускаются в продажу молодые лошади с наследственными пороками, которые вначале трудно открыть, потому что обнаруживаются только при употреблении лошади. От этого происходит почти общая жалоба, что нынешние лошади не выдерживают того, что выдерживали лошади Средних веков и позднейших времен, хотя эти последние лошади по наружному виду далеко отстают от нынешних. Мне кажется, что жалоба эта отчасти справедлива, потому что для всех доступные лошади, получаемые с небольших заводов, которые содержатся людьми несведущими и не заботящимися о правилах коннозаводства, решительно не хороши и весьма слабосильны; между тем как с больших заводов выходят отличные лошади, но по высоким ценам не могут служить для обыкновенного употребления. Обширный конский завод, хотя бы и был основан с коммерческими видами, сопряжен с такими расходами, что не может доставлять дешевых лошадей; напротив того, мелочное коннозаводство, состоящее в том, что сельский хозяин имеет несколько маток и одного жеребца, которых употребляет во всякую работу, не требует никаких издержек, и вся выручка за продажу жеребят обращается в доход; но этот доход значительно бы увеличился, если бы хозяева заботились более о выборе своих лошадей, случая здоровых, сильных маток с жеребцами, по возможности, с ними однородными и равносильными, и тем старались бы образовать хорошее племя, которое передавало бы свои качества из рода в род, а не предоставляли бы все случаю, смешивая лошадей без всякого разбора. На жеребца еще иногда обращают внимание, но на маток никогда, между тем как матка, во всяком случае для потомства, важнее жеребца. Это знает всякий опытный заводчик, и доказывается еще тем, что от случки жеребца с ослицей происходит мул, животное, которое ценится ниже осла, тогда как от осла и кобылы происходит лошак, подходящий весьма близко к лошади. Основание во многих местах России случных конюшен, на которых содержатся жеребцы для приплода с Государственных заводов и куда всякий может приводить свою кобылу, для которой и выбирается жеребец, смотря по требованию, есть весьма полезная мера правительства, которая будет иметь весьма выгодное влияние на наше коннозаводство, но конечно не вдруг, ибо прежде надобно, чтобы были усовершенствованы матки, а тогда улучшится и все потомство.

Несколько раз было уже упомянуто, что матки важнее жеребцов для коннозаводства. Может быть, это покажется странным тем из читателей, которые не знакомы с правилами коннозаводства и знают только, что на всех заводах с особенным тщанием выбирают жеребца, и что этот последний бывает всегда красивее маток. И это делается не без причины: кобыла в течение своей жизни приносит 10, 12, много что 15 жеребят, и качества ее имеют влияние на это незначительное потомство; жеребец же оплодотворяет нередко в продолжение 20 лет по 25 кобыл и более, следовательно, имеет влияние на множество лошадей, а потому по всей справедливости и выбирается с особенным вниманием, и за него можно дороже заплатить. Притом, если бы на заводах оставляли только отличнейших кобыл для приплода, то вскоре последовал бы чувствительный недостаток в лошадях, и цена на них увеличилась бы еще более. Но все это не опровергает того, что матки имеют более влияния на успех коннозаводства, чем жеребцы, и влияние это оказывается не гипотезой, но доказанным фактом.

Почти все знатоки соглашаются, что лошади сделались недолговечными оттого, что стали употребляться на службу ранее, чем следует. Это мнение не ново: граф Фуггер сказал то же слишком 2 ? столетия тому назад, но почти никто не может решиться выждать, пока лошадь совершенно сложится, а начинают ее употреблять трех, много что четырех лет, тогда как многие лошади складываются только в 6 или 7 лет. Причину такого раннего употребления лошадей объяснить не трудно: никто не хочет молодую лошадь кормить, не получая от нее пользы; и здесь существенная выгода приносится в жертву мнимой. А что есть лошади, которые чрезвычайно долго живут и хорошо служат до конца своей жизни, это доказывается множеством примеров. Бюффон говорит о пятидесятилетней лошади, которая до конца своей жизни исправно работала. Прусскому генералу Бейеру показали в одном кавалерийском полку ремонтную лошадь, которую шесть лет перед тем он забраковал в другом полку по выслуге ее лет. В детстве я знал сивожелезой масти кобылу, которая в продолжение 34 лет ходила в корню русской тройки. В одной артиллерийской батарее знал я также кобылу, которая поступила туда в 1811 году, служила во всех кампаниях 1812 и последующих годов, и когда эта батарея выступила в конце 1830 года в поход против польских мятежников, она была оставлена в Белостокской области в местечке Книшине, потому что оказалась жеребой! Нетрудно было бы привести много других примеров долговременного служения лошадей.

Тема в разделе «Ветеринария», создана пользователем lisa (lisa), 30 июн 2004 .

Цель:
Направление:

Запальный желоб — это уже отнюдь не начальная стадия.
А покупать всё равно без вета — это лотерея.
Если лёгочная система здорова, есть ещё сердечные заболевания. Услышит больное сердечко иногда только врач. А вы сами, как здоровую купите. А лошадь (по внешним признакам цветущая) может пасть в первую же жару от серд.приступа.

По эмфиземе: посмотрите, в какой конюшне стоит лошадь. Если там душно, пыльно, нет вентиляции — велика вероятность заболеваний бронхов. Погоняйте на корде, если лошадь покашливает — насторожитесь. Хотя это не симптом. Вдобавок больную лошадь могут и обколоть лекарствами перед осмотром.
Выдох в два этапа — да, будет, но тут нужен намётанный глаз.

Вывод: если ветврача — никак, а Вас заботит именно эмфизема — понаблюдайте за лошадью с эмфиземой и сравните со здоровой. Эмфиземников, увы, сейчас полно.

И ещё: будут говорить, что кашель аллергический, фигня — не верьте. Чаще всего это совсем не аллергия.

ЗЫ: лошадка может тяжко дышать после лёгкой работы, если до того работалась нерегулярно. И быть совсем здоровой.

Ноздри играют большую роль в жизни лошади. Если она взволнована или устала от бега, они сильно расширяются, чтобы пропустить больше воздуха. Конструкция дыхательного аппарата лошади способствует тому, что она может поглощать большое количество воздуха зараз, что позволяет ей обеспечивать кислородом всю массу тела на протяжении долгого безостановочного движения.

Однако эта конструкция имеет существенную уязвимость: слишком длинное мягкое нёбо перекрывает корень языка, что исключает возможность дышать ртом. Если по каким-то причинам ноздри окажутся перекрыты, лошадь задохнётся.

Дыхание – один из самых важных процессов в организме. Для спортсмена оно ещё и тем важно, что сильно влияет на результаты. Лошадь – это тоже атлет, каждый темп галопа она делает одно дыхательное движение. В отличие от других аллюров, где вдох и выдох не сцеплены с фазой движения, на галопе дыхание и движение соединены в единую симфонию.

Разбираемся в деталях

Начало вдоха совпадает с началом темпа. Процесс выдоха происходит при касании земли передними копытами. Поэтому существуют прямая зависимость между широтой маха на галопе и дыханием лошади.

Возможность контролировать темп очень важно для конкура. Здесь необходимо попадать в расчет, приезжая к препятствию в наиболее удобную для отталкивания точку. Прыжок – это своего рода большой темп галопа, но со своими нюансами. При отталкивании лошадь вдыхает, в фазе подвисания задерживает дыхание и выдыхает при приземлении.

Давайте возьмем средний маршрут из 15 прыжков, с нормой времени 75 секунд. Если в среднем лошадь проводит в фазе подвисания 1 секунду, то на протяжении 75-секундного маршрута из 15 прыжков она не дышит 15 секунд, т.е. 20% времени. Плюс не стоит забывать, что в системах в один и два темпа лошадь не успевает глубоко вдохнуть между препятствиями.

Правильное дыхание очень важно

При преодолении препятствий лошади используют преимущественно белые мышцы и анаэробный процесс получения энергии. В проездах — красные мышцы и аэробный путь окисления глюкозы. Это не удивительно, ведь прыжок — это большая нагрузка, требующая мгновенной выработки большого количества энергии. Анаэробный гликолиз, процесс, происходящий в этот момент в мышцах. Он предполагает распад глюкозы до молочной кислоты в отсутствии кислорода. И хотя он быстрее, чем аэробный обмен веществ, он крайне неэкономичен. По некоторым данным, в таком режиме лошадь может работать не более 60 секунд. Потом запас «топлива» кончается и подключается аэробный способ дыхания. Для прыжка он не подходит, слишком большое нужно усилие.

Все это означает, что для успешного прохождения маршрута, нужно беречь силы лошади. Необходимо позволять ей в проездах восстанавливать запас «топлива» в мышцах при помощи аэробного гликолиза. Это основной путь для образования энергии в клетках организма. Любое вмешательство всадника в проездах, попытки постоянно поправлять, собирать или как-либо иначе тревожить лошадь, вместо того, чтобы расслабить ее и двигаться ровным темпом, не дают лошади восстанавливаться, постоянно сбивая ее опять на анаэробную работу.

Как помочь лошади

Это вопрос, прежде всего, стиля езды всадника. Даже самая подготовленная лошадь физиологически не может выйти за свои 60 секунд в «нитро режиме». К сожалению, уровень знаний в этом вопросе даже самых титулованных наших всадников часто невелик. В результате чего мы не редко видим, что большинство повалов идет именно под конец маршрута. У лошади просто заканчиваются силы. Побеждает не тот, чья лошадь может прыгнуть 160 см и развить большую скорость. Победит тот, кто умеет сохранить ее силы для этого.

Чтобы насыщать кислородом мышцы, нужно качественное и эффективное дыхание. Чем больше нагрузка, тем больше потребность в кислороде. Когда лошадь тяжело дышит, мягкие ткани, окружающие носовой проход, спадаются, делая процесс более трудоемким. Это большой стресс для дыхательной системы. Кроме того, прыжки могут повреждать кровеносные сосуды в легких, вызывая капиллярное кровотечение. Причем кровь может не достигать ноздрей, а значит оставаться незамеченной для всадника. Исследования бельгийских ветеринаров показали, что у 38% любительских и 42% лошадей международного уровня возникает капиллярное кровотечение во время стартов.

Чтобы помочь лошади, конкуристы и троеборцы, а также некоторые другие спортсмены, используют специальные полоски для облегчения дыхания. Они аккуратно поддерживают мягкие ткани над носовыми проходами. За счет уменьшения сопротивления дыхательных путей во время тренировки, они помогают предотвратить травмы, защитить легкие от повреждений и кровотечений и способствуют достижению оптимальных спортивных результатов.

Резюмируем

Что же нужно, чтобы помочь конкурной лошади свободно дышать, а ее мышцам получать необходимую энергию?

— следите за здоровьем своей лошади. Пыльное сено, душные денники, а особенно пыльный грунт при работе повреждают легкие, вызывая респираторные заболевания;

— правильно разминайте лошадь перед стартом. За 4-5 минут до маршрута нужно прекратить прыжки. Дайте лошади восстановить запас энергии в мышцах;

— при езде по маршруту, давайте лошади отдохнуть в проездах, не тревожьте ее лишними командами. Мастерство всадника состоит в том, чтобы так прыгнуть первое препятствие проезда, чтобы не нужно было сильно поправлять лошадь до второго. Только продуманная езда поможет победить, особенно в высотных маршрутах;

— чтобы получать достаточно энергии, у лошади должна быть возможность глубоко дышать. Перетянутый капсуль и пересбор (когда голова лошади уходит за вертикаль по направлению к шее), не дает ей этой возможности. Под правильно застегнутый капсуль должно помешаться два пальца. Причем на храпе, а не сбоку на носовом проходе, где кожа прогибается под вашими пальцами. Про вред пересбора можно долго писать. Это и так понятно.

— чтобы облегчить лошади дыхание, можно воспользоваться специальными полосками. Однако прежде чем начать их использовать, проконсультируйтесь с ветеринарным врачом.

Отвыркивание — это не отфыркивание, а показатель хороших легких.
Оно происходит тогда, когда легкие настолько объемно дышат и
выбрасывают из лошади за единицу времени так много воздуха и так
сильно, что нозди начинают вибрировать. Как этого достичь.

У каждой лошади есть свой ритм. Поймать его можно сначала на рыси.
Лошадь должна выдыхать на каждый второй выброс передней ноги.
Если лошадь дышит не в ритме бега — например 2 раза на три толчка,
Значит Вы перегоняте лошадь. Следует передвигаться более редко.
Тренировать лошадь надо только в ритме. После нахождения ритма на рыси приступайте к галопу. Скорее всего оптимальный ритм дыхания
на галопе будет в полтора раза чаще чем на рыси, так как дышит
на галопе лошадь на каждый темп. По частоте оптимально, когда на
три толчка рыси приходится примерно два толчка галопа.
И галлопируйте себе ежедневно на 30 секунд долльше. После того, как галоп будет доведен до 7 минут за одну репризу, можно уже не увеличивать время.
Зато после 4 минут следует ввести проскачку на 10-15 секунд
на полевой посадке. В эти секунды надо разгонять лошадь максимально.
В этот момент и начнут нарабатываться легкие. Проскачку
потом начинают делать по несколько раз за тренировку

Автор: Марина САВИЦКАЯ, ветеринарный врач клиники «Новый век», ветеринарный делегат FEI
Фото: Raphael MACEK

admin

Наверх