История кабардинских лошадей

Раздел:

Предлагаем Вам обсудить статью «Кабардинская»,

Я подумал, — почему веду спор о никогда не существовавшей и несуществующей, но придуманной Урусовыми и Парфеновыми «карачаевской» лошади и решил выложить здесь некоторые имеющиеся материалы о прославленной кабардинской лошади. Может быть, кому-то будет интересно. Хочу, чтобы те любители кабардинских лошадей, которые заходят на этот форум, побольше бы узнали об этой породе.
Начну со статьи Аслана Мирзоева, которая называется «РОЛЬ КАБАРДИНСКОЙ ЛОШАДИ
В ЧЕРКЕССКОЙ ИСТОРИИ»:
Народы, стремящиеся обрести свое лицо в мировом сообществе, должны иметь свои национальные символы. У одних они существуют издавна, у других их нет, и они создают их заново, заимствуют или же воскрешают исчезнувшие в прошлом. Например, когда мы говорим Испания — мы вспоминаем корриду, фиесту; Америка — джинсы, ковбоев, кока-колу; Мексика — текилу; Англия — скачки; Шотландия — виски; Бразилия — футбол и т.д.
Что же можно сказать о нас, черкесах (адыгах), и о наших национальных символах. С богатой, славной, героической историей у нас никаких проблем нет и с символами также. Их у нас так много, что мы их раздаем щедро, дарим, добровольно отказываемся в пользу других народов.
Среди множества национальных адыгских символов выделяется символ воина-всадника. Конь в жизни черкесов играл столь значительную роль, что в метафори-ческом языке адыгских историко-героических песен спешиться (епсыхын) означает быть убитым, как и само слово -пеший (лъэс) означает погибшего. О том, на сколько понятия ?черкес? и ?всадник? стали синонимичны, свидетельствует и то, что когда адыги хотели спросить о внешности человека, они говорили: ?Шыфэ л1ыфэк1э сыт хуэдэ?? — ?Каков вид коня-седока. Рыцарей не ведающих страха, бескомпромиссных в следовании своим идеалам, смело идущих навстречу опасностям — обозначают метафорой — шыщхьэмыгъазэ ?не поворачивающий голову коня?. О погибших героях говорят ?в этот день он спешился?, ?На конных носилках нашел покой?. Лошадь для черкеса-воина — это другое ?я?. Это не просто, животное, а верный спутник и друг на пути чести и славы. Адыги даже говорят, что в жилах лошади течет человеческая кровь. Такое отношение становится понятным, если учесть исторические условия существования черкесского этноса, вынужденного постоянно противостоять многочисленным завоевателям-кочевникам, волна за волной накатывавших на Кавказ, являясь древнейшим оседлым земледельческим народом Кавказа, черкесы создали собственную породу лошадей, которая предназначалась для войны и являлась, прежде всего, боевой лошадью. Черкесы, не будучи кочевниками, стали по существу, ?конным? народом. Если не каждый черкес, то, как минимум, каждая семья держала несколько голов лошадей. В силу того, что наибольшего развития коневодство получило в Кабарде, выведенная черкесами порода лошадей стала известна как ?кабардинская?, хотя сами они ее называют ?адыгэш? — ?черкесская лошадь?. По свидетельству польского офицера Г. Лапинского, в середине 19 века, несмотря на то, что численность поголовья лошадей в ходе Русско-Кавказской войны резко сократилось, она все равно оставалась довольно значительной. Относительно причерноморских черкесов (шапсуги, абадзехи, натухайцы) он сообщает, что здесь мало семей, которые имеют больше 12-15 лошадей, но зато мало и таких, которые совсем не имеют лошадей. ?В общем, можно считать, что в среднем на каждый двор приходится 4 лошади, что составит для всей страны около 200 тысяч. На равнине число лошадей вдвое больше, чем в горах?. У живущих на равнинах и предгорьях темиргоевцев, бесланеевцев и, особенно, кабардинцев, раз-витие коневодства имело большие масштабы, чем у остальных черкесов. В 18 веке кабардинцы, занимавшие равнины и предгорья Центрального Кавказа, держали ог-ромные табуны прекрасных верховых лошадей. В это время из всех северо-кавказских народов они имели наибольшие мобилизационные возможности и могли выставить самую большую по численности и лучшую по качеству кавалерию. Об этом свидетельствуют многие русские военные, служившие на Кавказе и видевшие непосредственно в деле кабардинскую конницу. Вот как описывал русский военный историк В.А. Потто кабардинское ополчение из числа добровольцев, которое собрали в 1812 году, предполагая использовать в войне с Наполеоном ?Всем были известны превосходные боевые качества этой природной и, без сомнения, лучшей конницы в мире. . Глядя на них можно было без колебаний сказать, что никакая кавалерия в свете не устоит против их сокрушительного удара в шашки?.
Отличительной чертой военной тактики черкесов являлось то, что они при обо-роне своей территории использовали наступательную тактику. Черкесы редко обо-роняли свои поселения. При внешней угрозе они заблаговременно эвакуировали свои семьи, имущество и скот в трудно доступные места, в леса и горы. Затем противник, в случае его большого численного превосходства подвергался серии внезапных, стремительных атак, после чего столь же молниеносно происходило от-ступление, зачастую ложное, призванное заманивать противника в засады. Черкес-ская конница, например, в отличие от монгольской, одинаково уверенно действо-вала как на равнине, так и в горах. Для такой тактики внезапных нападении и бы-стрых отходов, были необходимы специально подготовленные лошади. Кабардинская лошадь, удачно сочетавшая в себе выносливость и резвость, идеально была приспособлена к тактике скоротечных набегов. Русский офицер Ф.Ф. Торнау, рас-сказывал случай времен Русско-Кавказской войны, когда кабардинские князья Ка-рамурзины во время одного из своих набегов за Кубань в течение длинной осенней ночи за 14 часов проскакали более ста шестидесяти верст. На такое способна была только добрая черкесская лошадь.
Говоря о черкесской лошади, нельзя не сказать о таком традиционном черкесском институте как наездничество или зек1уэ. Зек1уэ — это военный поход за пределы своей Родины за добычей и славой. Чем дальше за пределы родины совершался по-ход, тем он был престижнее. Отсюда и широкая география походов: Днепр, Волга, Дон; Дунай, Малая и Средняя Азия, Закавказье, о чем свидетельствуют народные предания и исторические источники.
Именно с выведением кабардинской породы лошадей, военные походы приобрели большой размах и именно в этом, на наш взгляд, одна из причин расцвета чер-кесского наездничества в XII-XVI веках.
Качества, выработанные у кабардинской лошади, определялись целыми ком-плексами факторов:
? исторические, политические условия существования черкесского этноса: постоянные войны, столкновения с агрессорами (мощными государствами и кочевниками), милитаризованный быт, развитый институт военных походов-набегов с широким ареалом (междуречье Волги и Дона);
? специфические природно-географические, климатические условия. Только на тер-ритории исторической Кабарды находится пять природно-климатических поясов. Почти в течение круглого года табуны находились на богатом подножном корме. Зимой и весной они паслись в степной зоне, перемещаясь постепенно в сторону гор, самые жаркие летние месяцы и начало осени лошади содержались на высокогорных альпийских лугах;
? связи с Ближневосточным регионом, откуда ввозились жеребцы благородных араб-ских, персидских кровей для периодического освежения крови местных пород;
? специальная система содержания, выучки и выездки лошадей.
Все эти и некоторые другие факторы обусловили появление ?кабардинской? породы лошадей.
Кабардинская лошадь, по-нашему мнению, сыграла значительную роль, в том, что на этнополитической карте Северного Кавказа появилось этнотерриториальное образование Кабарды. Историки сообщают, что после прихода на Северный Кавказ в XII веке татаро-монгол, этнополитическая ситуация на Кавказе резко меняется, аланы и тюрки-кипчаки сходят с исторической арены, а на Центральном Кавказе появляется новое политическое образование — Кабарда, которое очень быстро усиливается, а с начала 16 века политически доминирует на Северном Кавказе. Возникает вопрос — как оно появилось? Может быть, татары добровольно уступили предгорья и равнины Центрального Кавказа кабардинцам? Сомнительно. Скорее всего право на эти территории кабардинцы или, как их еще называ-ли пятигорские черкесы, отвоевали силой. При этом, чтобы противостоять численно пре-восходящим кочевникам, у черкесов должна была иметься более боеспособная кавалерия, одинаково приспособленная к сражениям на равнине и в горах. Именно такими необходимыми качествами обладала кабардинская лошадь. К сожалению, историки почти не располагают источниками периода 12-14 веков, которые могли бы пролить свет на характер взаимоотношений татаро-монгол и черкесов. Но, начиная с конца 15 века, картина более или менее проясняется. После развала монгольской империи на ее месте возникает ряд политических образований: Крымское, Казанское, Астраханское ханства. Золотая и Ногайская Орда (последняя впоследствии, разделится на Большой и Малый Ногай). Большинство из этих образований, а также Турция предпринимали неоднократные попытки подчинить Кабарду. При этом пятигорские черкесы вели не просто оборонительные войны, но и сами предпринимали активные наступательные действия. Так, например, как свидетельствуют источники, решающий удар, приведший к исчезновению с политической карты Большой Орды, нанесли в 1501 году именно пятигорские черкесы. Кроме того, Кабарда удачно использовала политические противоречия как между собой, так и внутри этих ханств. Историческая хроника сохранила сведения о том, что в первой половине 16 века кабардинцы дважды (1532 и в 1547 годах) захватывали столицу Астраханского Ханства и сажали на Астраханский престол своих ставленников ханов Ак-Кубека и Ямгурчи. То, что эти ханы, а также многие крымские, ногайские, калмыцкие, дагестанские владельцы находились в династическом (через брак) союзе с кабардинскими удельными князьями, свидетельствует о политическом влиянии, которым пользовались кабардинские князья на Северном Кавказе. Заключенный в свое время (1557 г.) династический брак русского царя Ивана IV (Грозного) с дочерью владетельного кабардинского князя Темрюка Идарова одной из своих целей, по нашему мнению, имел заполучение в качестве военной помощи так называемых ?панцирников? — кабардинской дворянской конницы. Ее значение и боеспособность определялись не столько количеством, сколько качеством. Помимо прекрасных качеств верховых лошадей, а также боевой, профессиональной подготовки всад-ников, немаловажное значение имело первоклассное для того времени оборонительное и наступательное оружие кабардинцев.
Кабардинские панцири были почти неуязвимы не только для холодного, но и для существовавшего тогда ненарезного огнестрельного оружия. Даже небольшой конный отряд панцирников представлял в ту эпоху значительную военную единицу.
Высокие воинские качества кабардинцев нашли отражение во многих исторических источниках. Бывший, в начале XVIII века, в Кабарде астраханский губернатор Артемий Волынский, сообщил: ?Только одно могу похвалить, что все такие воины, каких в здеш-них странах не обретается, ибо что татар или кумыков тысяча, тут черкесов довольно двухсот?. Действительно, в средневековой истории Кабарды множество примеров, когда кабардинская конница наносила сокрушительное поражение превосходящей ее в несколько раз по численности крымско-татарской коннице. Самый известный исторический случай — битва 1708 года при горе Кинжал, где 10 тысяч кабардинцев разгромили по разным сведениям от 30 до 60 тысяч крымских татар.
Таким образом, в период средневековья и позже, не было никакой тяжелой или легкой кавалерии, способной сравниться с черкесской конницей. С появлением регулярных армий с новой тактикой и вооружением типа русской армии, когда она начала со времени правления Екатерины II планомерное завоевание Кавказа, роль кавалерии резко упала. Артиллерия и пехотные каре свели на нет возможности черкесской конницы в открытом поле. Но в тактике партизанской войны, скоротечных набегов ее роль во время Русско-Кавказской войны оставалась значительной. Именно в это время появился запрет на упот-ребление в пищу конины, ибо черкесы считали, что лошадь наравне с людьми участвует в священной войне-газавате. ?Шыр къэзэуатым хэтщ?.
Таким образом, мы постарались вкратце, насколько это возможно в рамках статьи, показать, какую роль играла кабардинская лошадь в героическом прошлом адыгского народа. Лошадь верно служила черкесам столетиями и, если в нашей истории есть славные страницы, то в этом ее заслуга. С потерей национальной независимости начался закономерный процесс утери нашим народом своих национальных атрибутов, символов как материального, так и духовного плана. Многие справедливо считают, что сейчас стоит вопрос о выживании самого народа и существование черкесов как нации само по себе проблематично. На этом фоне может показаться, что проблемы сохранения кабардинской лошади в ряду множества жизненных проблем адыгского народа, не самая актуальная. Но с потерей ка-бардинской лошади, как мне кажется, мы безвозвратно утеряем самих себя, часть своей истории, какой-то свой генетический код. Мальчишка, хоть раз в жизни не оседлавший коня, никогда не почувствует себя черкесом и не поймет черкесского духа, который жил в наших предках.

Народы, стремящиеся обрести свое лицо в мировом сообществе, должны иметь свои национальные символы. У одних они существуют издавна, у других их нет, и они создают их заново, заимствуют или же воскрешают исчезнувшие в прошлом. Например, когда мы говорим Испания — мы вспоминаем корриду, фиесту; Америка — джинсы, ковбоев, кока-колу; Мексика — текилу; Англия — скачки; Шотландия — виски; Бразилия — футбол и т.д.

Что же можно сказать о нас, черкесах (адыгах), и о наших национальных символах. С богатой, славной, героической историей у нас никаких проблем нет и с символами также. Их у нас так много, что мы их раздаем щедро, дарим, добровольно отказываемся в пользу других народов.

Среди множества национальных адыгских символов выделяется символ воина-всадника. Конь в жизни черкесов играл столь значительную роль, что в метафорическом языке адыгских историко-героических песен спешиться (епсыхын) означает быть убитым, как и само слово -пеший (лъэс) означает погибшего. О том, на сколько понятия “черкес” и “всадник” стали синонимичны, свидетельствует и то, что когда адыги хотели спросить о внешности человека, они говорили: “Шыфэ л1ыфэк1э сыт хуэдэ?” — “Каков вид коня-седока?”. Рыцарей не ведающих страха, бескомпромиссных в следовании своим идеалам, смело идущих навстречу опасностям — обозначают метафорой — шыщхьэмыгъазэ “не поворачивающий голову коня”. О погибших героях говорят “в этот день он спешился”, “На конных носилках нашел покой”. Лошадь для черкеса-воина — это другое “я”. Это не просто, животное, а верный спутник и друг на пути чести и славы. Адыги даже говорят, что в жилах лошади течет человеческая кровь. Такое отношение становится понятным, если учесть исторические условия существования черкесского этноса, вынужденного постоянно противостоять многочисленным завоевателям-кочевникам, волна за волной накатывавших на Кавказ, являясь древнейшим оседлым земледельческим народом Кавказа, черкесы создали собственную породу лошадей, которая предназначалась для войны и являлась, прежде всего, боевой лошадью. Черкесы, не будучи кочевниками, стали по существу, “конным” народом. Если не каждый черкес, то, как минимум, каждая семья держала несколько голов лошадей. В силу того, что наибольшего развития коневодство получило в Кабарде, выведенная черкесами порода лошадей стала известна как “кабардинская”, хотя сами они ее называют “адыгэш” — “черкесская лошадь”. По свидетельству польского офицера Г. Лапинского, в середине 19 века, несмотря на то, что численность поголовья лошадей в ходе Русско-Кавказской войны резко сократилось, она все равно оставалась довольно значительной. Относительно причерно-морских черкесов (шапсуги, абадзехи, натухайцы) он сообщает, что здесь мало семей, которые имеют больше 12-15 лошадей, но зато мало и таких, которые совсем не имеют лошадей. “В общем, можно считать, что в среднем на каждый двор приходится 4 лошади, что составит для всей страны около 200 тысяч. На равнине число лошадей вдвое больше, чем в горах”. У живущих на равнинах и предгорьях темиргоевцев, бесланеев-цев и, особенно, кабардинцев, развитие коневодства имело большие масштабы, чем у остальных черкесов. В 18 веке кабардинцы, занимавшие равнины и предгорья Центрального Кавказа, держали огромные табуны прекрасных верховых лошадей. В это время из всех северо-кавказских народов они имели наибольшие мобилизационные возможности и могли выставить самую большую по численности и лучшую по качеству кавалерию. Об этом свидетельствуют многие русские военные, служившие на Кавказе и видевшие непосредственно в деле кабардинскую конницу. Вот как описывал русский военный историк В.А. Потто кабардинское ополчение из числа добровольцев, которое собрали в 1812 году, предполагая использовать в войне с Наполеоном “Всем были известны превосходные боевые качества этой природной и, без сомнения, лучшей конницы в мире. . Глядя на них можно было без колебаний сказать, что никакая кавалерия в свете не устоит против их сокрушительного удара в шашки”.

Отличительной чертой военной тактики черкесов являлось то, что они при обороне своей территории использовали наступательную тактику. Черкесы редко обороняли свои поселения. При внешней угрозе они заблаговременно эвакуировали свои семьи, имущество и скот в трудно- доступные места, в леса и горы. Затем противник, в случае его большого численного превосходства подвергался серии внезапных, стремительных атак, после чего столь же молниеносно происходило отступление, зачастую ложное, призванное заманивать противника в засады. Черкесская конница, например, в отличие от монгольской, одинаково уверенно действовала как на равнине, так и в горах. Для такой тактики внезапных нападении и быстрых отходов, были необходимы специально подготовленные лошади. Кабардинская лошадь, удачно сочетавшая в себе выносливость и резвость, идеально была приспособлена к тактике скоротечных набегов. Русский офицер Ф.Ф. Торнау, рассказывал случай времен Русско-Кавказской войны, когда кабардинские князья Карамурзины во время одного из своих набегов за Кубань в течение длинной осенней ночи за 14 часов проскакали более ста шестидесяти верст. На такое способна была только добрая черкесская лошадь.

Говоря о черкесской лошади, нельзя не сказать о таком традиционном черкесском институте как наездничество или зек1уэ. Зек1уэ — это военный поход за пределы своей Родины за добычей и славой. Чем дальше за пределы родины совершался поход, тем он был престижнее. Отсюда и широкая география походов: Днепр, Волга, Дон; Дунай, Малая и Средняя Азия, Закавказье, о чем свидетельствуют народные предания и исторические источники.

Именно с выведением кабардинской породы лошадей, военные походы приобрели большой размах и именно в этом, на наш взгляд, одна из причин расцвета черкесского наездничества в XII-XVI веках.

Качества, выработанные у кабардинской лошади, определялись целыми комплексами факторов:

— исторические, политические условия существования черкесского этноса: постоянные войны, столкновения с агрессорами (мощными государствами и кочевниками), милитаризованный быт, развитый институт военных походов-набегов с широким ареалом (междуречье Волги и Дона);

— специфические природно-географические, климатические условия. Только на территории исторической Кабарды находится пять природно-климатических поясов. Почти в течение круглого года табуны находились на богатом подножном корме. Зимой и весной они паслись в степной зоне, перемещаясь постепенно в сторону гор, самые жаркие летние месяцы и начало осени лошади содержались на высокогорных альпийских лугах;

— связи с Ближневосточным регионом, откуда ввозились жеребцы благородных арабских, персидских кровей для периодического освежения крови местных пород;

— специальная система содержания, выучки и выездки лошадей.

Все эти и некоторые другие факторы обусловили появление “кабардинской” породы лошадей.

Кабардинская лошадь, по-нашему мнению, сыграла значительную роль, в том, что на этнополитической карте Северного Кавказа появилось этнотерриториальное образование Кабарды. Историки сообщают, что после прихода на Северный Кавказ в XII веке татаро-монгол, этнополи-тическая ситуация на Кавказе резко меняется, аланы и тюрки-кипчаки сходят с исторической арены, а на Центральном Кавказе появляется новое политическое образование — Кабарда, которое очень быстро усиливается, а с начала 16 века политически доминирует на Северном Кавказе. Возникает вопрос — как оно появилось? Может быть, татары добровольно уступили предгорья и равнины Центрального Кавказа кабардинцам? Сомнительно. Скорее всего право на эти территории кабардинцы или, как их еще называли пятигорские черкесы, отвоевали силой. При этом, чтобы противостоять численно превосходящим кочевникам, у черкесов должна была иметься более боеспособная кавалерия, одинаково приспособленная к сражениям на равнине и в горах. Именно такими необходимыми качествами обладала кабардинская лошадь. К сожалению, историки почти не располагают источниками периода 12-14 веков, которые могли бы пролить свет на характер взаимоотношений татаро-монгол и черкесов. Но, начиная с конца 15 века, картина более или менее проясняется. После развала монгольской империи на ее месте возникает ряд политических образований: Крымское, Казанское, Астраханское ханства. Золотая и Ногайская Орда (последняя впоследствии, разделится на Большой и Малый Ногай). Большинство из этих образований, а также Турция предпринимали неоднократные попытки подчинить Кабарду. При этом пятигорские черкесы вели не просто оборонительные войны, но и сами предпринимали активные наступательные действия. Так, например, как свидетельствуют источники, решающий удар, приведший к исчезновению с политической карты Большой Орды, нанесли в 1501 году именно пятигорские черкесы. Кроме того, Кабарда удачно использовала политические противоречия как между собой, так и внутри этих ханств. Историческая хроника сохранила сведения о том, что в первой половине 16 века кабардинцы дважды (1532 и в 1547 годах) захватывали столицу Астраханского Ханства и сажали на Астраханский престол своих ставленников ханов Ак-Кубека и Ямгурчи. То, что эти ханы, а также многие крымские, ногайские, калмыцкие, дагестанские владельцы находились в династическом (через брак) союзе с кабардинскими удельными князьями, свидетельствует о политическом влиянии, которым пользовались кабардинские князья на Северном Кавказе. Заключенный в свое время (1557 г.) династический брак русского царя Ивана IV (Грозного) с дочерью владетельного кабардинского князя Темрюка Идарова одной из своих целей, по нашему мнению, имел заполучение в качестве военной помощи так называемых “панцирников” — кабардинской дворянской конницы. Ее значение и боеспособность определялись не столько количеством, сколько качеством. Помимо прекрасных качеств верховых лошадей, а также боевой, профессиональной подготовки всадников, немаловажное значение имело первоклассное для того времени оборонительное и наступательное оружие кабардинцев.

Кабардинские панцири были почти неуязвимы не только для холодного, но и для существовавшего тогда ненарезного огнестрельного оружия. Даже небольшой конный отряд панцирников представлял в ту эпоху значительную военную единицу.

Высокие воинские качества кабардинцев нашли отражение во многих исторических источниках. Бывший, в начале XVIII века, в Кабарде астраханский губернатор Артемий Волынский, сообщил: “Только одно могу похвалить, что все такие воины, каких в здешних странах не обретается, ибо что татар или кумыков тысяча, тут черкесов довольно двухсот”. Действительно, в средневековой истории Кабарды множество примеров, когда кабардинская конница наносила сокрушительное поражение превосходящей ее в несколько раз по численности крымско-татарской коннице. Самый известный исторический случай — битва 1708 года при горе Кинжал, где 10 тысяч кабардинцев разгромили по разным сведениям от 30 до 60 тысяч крымских татар.

Таким образом, в период средневековья и позже, не было никакой тяжелой или легкой кавалерии, способной сравниться с черкесской конницей. С появлением регулярных армий с новой тактикой и вооружением типа русской армии, когда она начала со времени правления Екатерины II планомерное завоевание Кавказа, роль кавалерии резко упала. Артиллерия и пехотные каре свели на нет возможности черкесской конницы в открытом поле. Но в тактике партизанской войны, скоротечных набегов ее роль во время Русско-Кавказской войны оставалась значительной. Именно в это время появился запрет на употребление в пищу конины, ибо черкесы считали, что лошадь наравне с людьми участвует в священной войне-газавате. “Шыр къэзэуатым хэтщ”.

Таким образом, мы постарались вкратце, насколько это возможно в рамках статьи, показать, какую роль играла кабардинская лошадь в героическом прошлом адыгского народа. Лошадь верно служила черкесам столетиями и, если в нашей истории есть славные страницы, то в этом ее заслуга. С потерей национальной независимости начался закономерный процесс утери нашим народом своих национальных атрибутов, символов как материального, так и духовного плана. Многие справедливо считают, что сейчас стоит вопрос о выживании самого народа и существование черкесов как нации само по себе проблематично. На этом фоне может показаться, что проблемы сохранения кабардинской лошади в ряду множества жизненных проблем адыгского народа, не самая актуальная. Но с потерей кабардинской лошади, как мне кажется, мы безвозвратно утеряем самих себя, часть своей истории, какой-то свой генетический код. Мальчишка, хоть раз в жизни не оседлавший коня, никогда не почувствует себя черкесом и не поймет черкесского духа, который жил в наших предках.

Тысячу назад, в Средние века, мир был значительно обширнее, чем сейчас. Людей было немного, их средства передвижения были несовершенны. Например, для того чтобы доехать с Кавказа до Москвы требовалось два месяца. Главной движущей силой той эпохи была лошадь.

Текст: Сергей Рядчиков.

Особое место в истории народов Кавказа сыграла лошадь кабардинской породы. О том, как это было, нам рассказал коннозаводчик кабардинской породы лошадей Ибрагим Яганов.

Народы и лошади

В то время в каждом регионе мира существовал народ-лидер, скажем так, законодатель мод, приносивший в жизнь новое и прогрессивное. Принято считать, что на Востоке такое лидерство основывалось на наличии у народа своей породы лошади, овцы и собаки, благодаря чему люди могли передвигаться, питаться и обеспечивать свою безопасность.

В то время в Азии величайшую цивилизацию создал Тамерлан. Наряду с тем, что он был жесточайшим правителем и завоевателем, он был выдающимся политиком и меценатом. Одними из потомков государства Тамерлана являются туркмены, создавшие самую большую курдючную гиссарскую породу овец, азиатскую овчарку алабая и боевую ахалтекинскую породу лошадей, не похожую ни на какую другую.

Вопрос древности пород лошадей вызывает горячие споры. Арабы считают самой древней свою, арабскую, а туркмены говорят, что ахалтекинцы старше. Если же подойти к этому вопросу с научно-исторической точки зрения, то окажется, что есть еще более древние породы. Завоевания, конные походы и культура коневодства существуют со времен шумеров, вавилонян и хеттов, уводя нас вглубь веков на несколько тысячелетий. В руках ученых сегодня появился очень интересный инструмент – метод генетического анализа, позволяющий дать ответы на очень многие вопросы. Совсем недавно в Кабарде побывали немецкие ученые, они отобрали для изучения генетический материал у лошадей кабардинской породы, и мы ждем результатов их исследований. Корни кабардинской лошади уходят в древнюю Месопотамию, поэтому вполне возможно, что после обнародования этих данных, история мирового коневодства в корне изменится. Очень важно будет вывести это обсуждение на всеобщий уровень без политизации и изначально ангажированных оценок.

История и уклад жизни

На территориях с благоприятным климатом население могло благополучно жить за счет земледелия, морской торговли или рыболовства. Те, у кого не было таких возможностей, искали другие средства к существованию. Во многом поэтому жизнь многих народов в Средневековье строилась на набегах. Если скандинавы (викинги, норманны) устраивали набеги на лодках, то на Кавказе для них использовали лошадей. В то время мировая торговля строилась вокруг Великого Шелкового пути. Купцы возили по нему товары, другие люди их грабили, а третьи охраняли. Наездничество и наемничество было распространено и у кабардинцев. Черкесы охраняли многих государей, в том числе и в Киевской Руси. Когда Иван Грозный женился на черкесской княжне Марии, Темрюк Идаров вместе с дочерью отправил в Москву две тысячи голов кабардинских лошадей.
Очень часто кабардинцы занимались тем, что большими вооруженными конными группами шли в Среднюю Азию нанимались охранниками к караванщикам и вели их по участку Великого Шелкового пути, проходившему через Кавказ. Такой народ должен был иметь свою, особую культуру коневодства. Потребность рождала предложение, и средством передвижения у нас стала кабардинская лошадь. Развитие народа в то время напрямую зависело от лошади, и поэтому одежда, оружие, сбруя и кухня создавались, прежде всего, с учетом потребностей всадника.

Качества породы

Порода лошади формируется в определенных географических условиях, под конкретные функции. Человек создает её так, как ему нужно, отдавая приоритет качествам, которые ему необходимы. При этом порода не создает один раз и навсегда, она находится в постоянном развитии, требует слияния с другими породами, чтобы избежать вырождения. Это очень важно сейчас, когда поголовье лошадей невелико. Сочетание таких качеств как высокая резвость и потрясающая выносливость, необыкновенная смелость и осторожность при езде по горным тропам делали эту лошадь идеальной для дальних походов и скоротечных набегов. Она отлично приспособлена как для равнин, так и для высокогорья, поскольку ее отличает способность сохранять равновесие при передвижении по скользким и скалистым тропам, преодолевать крутые спуски и подъемы, безболезненно переносить резкие колебания температуры и атмосферного давления. Развитая физическая сила и выносливость позволяют ей хорошо себя чувствовать в условиях высокогорья.

Кабардинскую породу нельзя назвать элитной как, к примеру, верховых (английских) чистокровных лошадей. Несмотря на это, она известна на весь мир своей самобытностью. Кабардинцы не сильны в выездках и конкурсах, но имеют совсем мало соперников в пробеге и троеборье.

История происхождения кабардинской лошади

Из названия этой породы можно понять, что ее родной землей является регион на севере Кавказа. Кабардинская порода была сформирована в местности среди гор, где крутые и обрывистые склоны пиков, глубокие ущелья и узкие горные дороги, а также маленькие горные пастбища.

Происхождение и ранний этап развития кабардинских скакунов установить на сегодняшний момент довольно сложно. Виноваты в этом многочисленные кавказские войны, одна из которых оборвала существование Кабарды как культурно-политического объекта. В итоге массовых исходов или смерти коренного населения этого региона было утрачено множество культурных ценностей и исторических сведений, в том числе и о происхождении характерной для этой местности породы лошадей.

На данный момент можно услышать 2 точки зрения о том, как появилась кабардинская порода.

  • Первая теория утверждает, что «кабардинцы» — это результат смешивания персидских и туркменских пород с арабскими лошадями, обитающими в местных степях.
  • А по теории других экспертов — дикая кабардинская порода самобытна и уникальна, является результатом строжайшей селекции, которой занимались местные коневоды при разведении лошадей.
  • Развитие породы

    Независимо от того, как все-таки эта порода появилась, в результате получился неплохой результат.

    Кабардинцам была необходима лошадь, которая не только могла выполнить функции вьючного животного, но и была бы верным боевым скакуном. Таким образом, селекция шла в сторону получения многогранной породы, способной быть отчаянно смелой во время боевых действий и чрезвычайно осторожной при прохождении узких горных троп. При этом лошадь также стала необычайно выносливой и резвой. Эти качества делают кабардинскую лошадь незаменимым спутником во время длительных переходов и в бою.

    После того, как Кавказ вошел в состав Российской империи, кабардинскую породу продолжили выращивать благодаря свойственным ей отличным качествам.

    Даже в ХХ веке эта порода продолжала считаться лучшей среди всех остальных горных лошадей.

    Для информации: исключительность породы стала очень полезной во время Второй мировой войны. Кабардинские лошади использовались солдатами Красной армии для передвижения по горным дорогам на Восточном фронте.

    В первой половине ХХ века селекционеры СССР активно занялись улучшениями качеств лошадей этой породы. В середине 60-х гг. была представлена новая разновидность — кабардино-английская, которая чуть превосходит классических кабардинцев в прыгучести и резвости. В остальном они очень близки с исходной породой по качествам и параметрам. Улучшение навыков англо-кабардинской разновидности делает ее более подходящей для участия в конных видах спорта.

    При распаде СССР в 90-х гг. прошлого века произошел крах животноводства, что почти привело к вымиранию кабардинской породы. В какой-то момент в стране оставалось не более 300 конематок этой породы. Однако кабардинцы, благодаря своей огромной любви к лошадям, смогли спасти их от вымирания.

    Кабардинская лошадь имеет долгую историю

    К 2010 г кабардинка снова стала многочисленной и далекой от угрозы исчезновения.

    Характеристика и внешний вид

    По красоте и грациозности кабардинская лошадь немного уступает другим, исключительно верховым лошадям, хотя для их владельцев этот момент является спорным.

    Кабардинская порода также не отличается своими размерами: в холке их рост составляет приблизительно 155 см, что делает ее «середнячком» по этому показателю. Несмотря на это, тело лошадей хорошо сложено и довольно пропорционально. Голова с горбиком — это характерная черта, которая отличает профиль кабардинцев. Также для них характерен широкий свислый круп.

    Следующие внешние характеристики помогут легко узнать эту породу:

    • Туловище мускулистое, развитое, конструкция (152-157 см в холке) крупноватая и крепкая.
    • Не крупная голова.
    • Длинная обмускуленная шея.
    • Характерная горбинка в профиле.
    • Спина прямая и крепкая.
    • Костистая грудина с широким обхватом (178-183 см).
    • Тонкие и сильные конечности, крепкие копыта, саблевидные задние ноги.
    • Широкий круп приспущен.
    • Гнедой, караковый или вороной окрас, шерсть короткая.
    • Густая грива и хвост.
    • Приблизительный вес особи, достигшей половой зрелости, составляет 400 кг.

    Это интересно: кони других пород, помещенные в обычные для кабардинских лошадей горные условия, ясно давали знать о своем страхе и полностью отказывались продвигаться дальше.

    Признаком чистокровности у кабардинцев принято считать темные масти, включающие в себя вороной, гнедой (черная грива и хвост, «чулки» на ногах), темно-гнедой и караковый цвета. Для этой породы не характерны белые отметины в области головы и ног, а также другие окраски. Наличие последних 2-х признаков свойственно полукровным кабардинцам.

    Специалисты выделяют 3 типа, присутствующие внутри кабардинской породы:

    Массивный больше подойдет для использования, как тяговый или упряжной скот. Восточный, в свою очередь, больше ценится именно, как кабардинский верховой конь. Характерный — это типичные горные лошадки, отличающиеся сухим строением, их любят использовать для патрулирования и в туристических целях.

    Характер лошадей кабардинской породы

    Кабардинские лошади проявляют свою одержимость и непостижимую тягу к свободе. Их характер строптив и завидно бесстрашен, к тому же еще и очень упрям, а в сочетании с выносливостью делает их настоящими детьми природы.

    Именно эти качества так ценились воинственными черкесами, желавшими, чтобы кабардинский жеребец мог, так же как и они, смело биться в сражениях и легко проходить опасные узкие маршруты в горах.

    Это очень умное и благородное животное, которое может стать отличным другом. Но оно будет повиноваться далеко не каждому наезднику. Только опытные и строгие всадники способны управиться с этой гордой лошадью, но в случае хоть маленького послабления лошадь может ослушаться, проявить грубость и возможно даже укусить. По этой причине новички в профессии коневодов обычно не могут обуздать такой темперамент и не справляются с обучением данной породы.

    Содержание и уход

    Кабардинская порода неприхотлива и не требует создания в конюшне каких-то определенных условий, а также соблюдения особого рациона. Привычнее для нее будут условия жизни в табуне и суровый климат, к которым была приучена лошадь.

    Это делает ее довольно привлекательной для приобретения владельцами конных клубов и сельскохозяйственных угодий.

    Конюшня

    Специалисты рекомендуют не подвергать кабардинцев испытаниям экстремальными условиями и обеспечить их обустроенной конюшней для того, чтобы улучшить их физическую форму.

    Уборка и гигиена

    Даже в комфортных условиях конюшен, хозяин обязательно должен обеспечить регулярный уход за лошадьми. Замена подстилки, уборка в помещении и соблюдение гигиены животного для любого заводчика должны быть важнейшей и неотъемлемой частью ежедневного расписания.

    Кормление и поение

    Несмотря на то, что кабардинские лошади непривередливы в питании и не нуждаются в специализированном рационе, повседневное меню обязано быть сбалансированным. Это поможет добиться лучших результатов в трудоспособности и продуктивности особей.

    Некоторые рекомендации от опытных владельцев конных заводов помогут подобрать правильное питание для этой породы:

  • Корм однозначно должен быть свежим и высокого качества. Скармливать корма лучше маленькими порциями, учитывая физиологические особенности каждой лошади.
  • В повседневном меню обязательно должны содержаться: солома овсяная, овес, ячмень, морковка и свекла. Корнеплоды заранее очищаются и рубятся. Злаки в плющенном виде намного лучше способны усваиваться конским организмом, чем в цельном.
  • Кукурузное зерно, перед тем, как попасть в пищу скакуну, должно быть раздроблено на крупные фракции при помощи специализированного оборудования.
  • Отруби необходимо всегда предлагать только в замоченном виде, а солому нужно предварительно запаривать, чтобы дать коню.
  • В выдаче продуктов обязательно должна прослеживаться последовательность — сначала предлагаются более грубые корма, а уже потом только концентрированные и сочные.
  • Нельзя, чтобы после приема концентрированных кормов конь принимался пахать или питался ими сразу после окончания работы.
  • Обязателен трехразовый водопой. Только нельзя, чтобы лошадь начинала пить сразу после того, как она закончила работать. В этом случае, питье не может навредить, только если оно предложено по прошествии часа после приема в пищу сена. Если в этом есть острая необходимость, то напоить коня можно за 30 минут до того, как работа в поле будет окончена.
  • Важно! Необходимо регулярно, каждые сутки, скармливать лошади по 25-40 г поваренной соли.

    В рабочие дни, для напряженно работающих животных нужно устраивать 2-х часовые перерывы 3 раза в день. Это делается для того, чтобы они полноценно поели и выпили нужное количество воды, а также смогли восстановить силы.

    Кабардинская порода лошадей прочно утвердила свои незаменимые качества в области коневодства. Даже на сегодняшний день, когда селекционеры неустанно трудятся над тем, чтобы создать новые породы и разновидности, довольно трудно найти достойную конкуренцию в выносливости для этой кавказской породы. Для того, чтобы разведение кабардинских лошадей было успешным важно обеспечить им правильный уход и соблюдать нормы содержания животных.

    История

    История адыгского народа теснейшим образом связана с историей создания, использования и совершенствования лошадей кабардинской породы, получившей широкую известность далеко за пределами Кавказа. Стоит отметить, что с исторической точки зрения, данная порода является обще адыгской (черкесской). С кабард.-черк. «адыгэш» переводится как «адыгская лошадь». Кабардинской данная порода стала называться из-за того, что из всех черкесских земель именно в Кабарде коневодство достигло наибольшего развития. Кабардинская порода лошадей издавна высоко ценилась как боевая порода. Качества, выработанные у кабардинской лошади, были обусловлены потребностью черкесов в верховом, боевом коне. Сочетание таких качеств как высокая резвость и потрясающая выносливость, необыкновенная смелость и осторожность при езде по горным тропам делали эту лошадь идеальной для дальних походов и скоротечных набегов.

    Кабардинская порода сформировалась в условиях содержания круглый год в табуне. Летом — на горных пастбищах. Зимой её содержали в предгорьях и на равнинах, лишь подкармливая сеном и зерном. По утверждению Ю.Н. Барминцева (1972) кабардинская порода произошла в результате смешения многих пород, в основном лошадей степных кочевников и пород южного корня — персидской, туркменской, арабской.

    Общие характеристики

    Она отлично приспособлена как для равнин, так и для высокогорья, поскольку ее отличает способность сохранять равновесие при передвижении по скользким и скалистым тропам, преодолевать крутые спуски и подъемы, безболезненно переносить резкие колебания температуры и давления воздуха.. Развитая физическая сила и выносливость позволяют ей хорошо себя чувствовать в условиях высокогорья, и при весе груза в 150 кг проходить по 100 км в день. Лошадь кабардинской породы характеризуется «удачным» физическим сложением: хорошо развит корпус, шея длинная, мускулистая, широкая грудь; голова небольшая, сухая, профиль с горбинкой; спина прямая и короткая, круп свислый и относительно широкий; ноги сухие с хорошей формой копыт, которые отличаются твердостью, воспитанной на твердой целине и камнях горных пастбищ. Характерной особенностью породы являются саблистые задние ноги и в несколько меньшей мере х-образность. Лошади кабардинской породы отличаются крепкой конституцией, высокой резистентностью к заболеваниям, плодовитостью, хорошей способностью быстро восстанавливать упитанность и сохранять ее зимой при табунном содержании. Племенных кобыл используют до 19 – 20 лет, однако нередко от них получают жеребят и в более старшем возрасте. В то же время кабардинские лошади в отличие от других пород более позднеспелы. По данным племенных хозяйств Кабардино-Балкарии, выход жеребят в породе составляет 83-85%. У типичных представителей породы крепкая конституция, небольшая голова, профиль с горбинкой, средней длины мускулистая шея, крепкая прямая спина, широкая и глубокая грудная клетка, немного спущенный круп. Конечности тонкие, но крепкие, с необыкновенно прочными и цепкими копытами. Задние ноги часто саблистые. Кабардинская лошадь самая крупная из горских пород, высота в холке 152 — 157 см. Промеры лучших кабардинских лошадей, записанных в V том ГПК кабардинской и карачаевской пород (издан в 1993 году) составляет у жеребцов колхозов и совхозов 155,1-183,4-19,9 см; у кобыл соответственно 151,6-178,1-18,7 см. Лошади, выращенные в конных заводах, соответственно, ещё крупнее, массивнее и костистее. Масть в основном гнедая, вороная или караковая. Под влиянием различных условий разведения, использования и содержания, в породе выделяют три внутрипородных типа: восточный, основной (характерный) и густой (массивный). Лошади восточного типа имеют особенности, свойственные верховым лошадям. Лошади основного типа — ярко выраженные горные верховые, сухой конституции. Лошади массивного типа имеют удлинённый массивный корпус, развитый костяк и густые формы, свойственные легкоупряжным породам.

    Некоторые физиологические стандарты

    Отличительной чертой кабардинских лошадей были крепкие ноги и особая форма копыт «стаканчиком». «У таких лошадей мышечная часть подошвы залегала глубоко, как бы на дне перевернутого стакана, и она почти кругом обрастала роговым образованием, крепким, как кость» (С. Мафедзев)

    Большое значение придавалось на постановку и длину т. н. «лъэIэгъуэ» (расстояние между сесамовидной костью путового сустава и копытом). Чем прямее, т. е. вертикальнее по отношению к земле «лъэIэгъуэ» (но не прямо перпендикулярно — это ухудшало амортизирующие свойства ног, что делало лошадь тряской), чем оно длинее, тем более годен конь. Кроме того: пах должен был быть узким, икры крутыми, на тыльной стороне ног в области путового сустава должно было быть как можно меньше волос, но самое главное — при движении лошадь задними ногами должна перешагивать след передних.

    Иноходь черкесами ценилась, хотя встречалась редко.

    Традиционные предпочтения по масти

    Традиционные предпочтения адыгов по масти:

  • — Гнедые (пц1эгъуэплъ). Из всех конских мастей самая предпочтительная среди черкесов. Считались хороши и днем и ночью.
  • — Серые (пщ1эгъуалэ). Считалось что копыта у них немного слабее.
  • — Вороные (къарэ). Считалось что сильны ночью, а днем так себе.
  • — Рыжие (шыгъуэ), с белым пятном на лбу до самого носа. Не могут скакать против Солнца.
  • — Пестрые (къуэлэн). На них не ездили вообще, скорее всего из эстетических предпочтений черкесов, отвергавших все пестрое: «Дурак любит пестрое» (Кабардинская поговорка).
  • Лошади черкесов делились на:

  • — Походных (зекIуэш). Только мерины не моложе 9 лет.
  • — Скаковых (шыгъажэш).
  • Считалось предосудительным ездить на кобылах или жеребцах. «Черкесы холостят жеребцов, не смея употреблять их в скрытые поиски, могущие от ржания их быть оглашены, но холостят лошадей и никогда не ездят на жеребцах; приучают меринов, чтобы они были сторожки».(С. Броневский).

    Использование

    Кабардинская порода отличается хорошей работоспособностью. Во время Великой Отечественной Войны большое поголовье лошадей этой породы совершило путь от Сталинграда до Альп, проявив выносливость, стойкость и силу. В 1946 году на Московском ипподроме провели испытания лошадей отечественных пород на 250 км, причём последние 2 км нужно было пройти резвым галопом. Первое место в этих испытаниях занял жеребец кабардинской породы Али-Кадым, который прошёл всю дистанцию за 25 часов. Кобыла Аза прошла 100 км за 4 ч.25 мин. Поэтому в наше время кабардинская порода успешно используется в конных пробегах на длинные дистанции. Кроме того, это отличная лошадь для горного туризма и любительской верховой езды. По резвости при испытаниях в гладких скачках на короткие и удлинённые дистанции лошади кабардинской породы уступают животным большинства отечественных пород.

    Современная кабардинская лошадь

    Наиболее распространённые линии в породе — Атласа, Зураба, Лахрана, Борея. Формируются новые, перспективные линии Фиолета, Дара и др. Лошади линии Фиолета имеют выраженный верховой тип, сухой, крепкой конституции, хорошей работоспособсности. Основным хозяйством по разведению кабардинских лошадей является Малкинский конный завод. Там собрано ценное племенное ядро породы. Так же большую роль в воспроизводстве племенных кабардинских лошадей играют Кабардино-Балкарская ГЗК, а также частные хозяйства. Совершенствование любой породы лошадей, тем более заводской, к коим относится кабардинская, невозможно без повышения рабочих качеств лошади. Кабардинские лошади в течение длительного времени не проходили испытания по работоспособности, что привело к утере присущих им ценных качеств. Наряду с чистопородным разведением кабардинских лошадей в некоторых хозяйствах Северного Кавказа продолжается племенная работа по скрещиванию кабардинских кобыл с чистокровными верховыми жеребцами с целью создания англо-кабардинской породной группы. В V том ГПК были занесены 220 кобыл новой породной группы. Полукровный молодняк значительно превосходит кабардинских лошадей по основным промерам, работоспособности, иметт ярко выраженный верховой тип телосложения. Так, промеры англо-кабардинских лошадей в Малкинском конном заводе составляют 160,0-189,9-20,7 см (жеребцы); 157,8-183,9-19,5 см (кобылы). По резвости англо-кабардинские лошади значительно превосходят кабардинских лошадей, многие из них хорошо показали себя в конном спорте и на ипподромах, неоднократно питомцы Малкинского конного завода были призёрами различных стипль-чезов и барьерных скачек. Также они широко используются как племенные улучшатели в предгорной зоне Северного Кавказа.

    Заметки некоторых путешественников и исследователей

    «Я никогда не видел, чтобы черкес приласкал своего ребенка, зато лошадь он готов целовать и гладить; они заботятся о зимних запасах корма лошадей не меньшей степени, чем для своих семей.» (Д.Лонгворт)

    «Черкес, какого бы он звания ни был, скорее сам согласится быть голодным, чем лошадь свою допустит до этого. Сами князья собственными руками нередко обчищают копыта своих лошадей и моют их гривы мылом и куриными яйцами, хотя бы их окружала толпа слуг.» (Хан-Гирей)

    «Ничего не может быть более простым, чем их метод объезжания лошадей: черкес сначала доставал лассо, что является само по себе искусством необычной опасности, так как покинутое стадо бродит полудико по лесам. Черкес затем начинает завязывать ее шею недоуздком, столь плотно, что почти кажется душит ее: в этом состоянии он тащил лошадь до тех пор, пока она не изнурится, или во всяком случае, до тех пор, пока не посчитает ее до конца покоренной; после объезжания верхом в течение некоторого времени лошадь становится уже через несколько дней столь послушной и привязанной к своему хозяину, как спаниэль.

    Возможно, ни в одной стране в мире с лошадью не обращаются лучше, чем здесь; нет другого народа, который понимал бы лучше, как управлять ею. Великий секрет, кажется, в доброте; ее никогда не бьют; следовательно, ее дух остается несломленным и привязанность к своему хозяину неослабной…Я часто видел ее лежащей у ног своего хозяина, когда в засаде, в совершенном покое или при покорении, она без всякого сопротивления позволяет приспосабливать свою голову как опору для винтовки.» (Э.Спенсер) [1]

    «Шпор черкесы не знают и погоняют лошадь тоненькою плетью, имеющею на конце кусок кожи в виде лопаточки для того, чтобы не делать боли лошади, а пугать ее хлопаньем, так как, по мнению черкесов, боль причиняемая лошади шпорами или тяжелою ногайкой, употребялемою калмыками и донскими казаками, утомляет ее совершенно без нужды.» (Ф.Торнау) [2]

    «Хорошо выдержанный конь черкеса был отлично выезжен и повиновался уздечке в совершенстве. Он не боялся ни огня, ни воды. Черкесские наездники шпор не употребляли, но погоняли лошадь тонкой плетью, с привязанным на конце ее плоским концом кожи, для того чтобы при ударе не причинять лошади боль, а только понукать ее хлопками плетки. Без треноги ни один черкес не выезжал из дому. Седло черкеса было легко и покойно, не портило лошадь и тогда, когда по целым неделям оставалось на ее спине.» (Н.Дубровин) [3]

    «Казаки и черкесы, в длиннополых черкесках с патронами на груди, обутые в суконные ноговицы и красные сафьянные чевяки, в лохматых бараньих шапках, с винтовкой в бурочном чехле, перекинутою за спину через правое плечо, при шашке и широком кинжале, скакали на неказистых, но крепких, неутомимых лошадях кабардинской породы. Маленькое черкесское седло и легкая тонкоременная уздечка видимо была приспособлены к дальнему походу, к жизни на коне. Не порывист их налет, но стойко встречают они противника, метко бьют из винтовки и рубят шашкой на убой. Лошади приезжены к покойному ходу, к быстрым поворотам, но не к прыжкам и дыбкам, только мешающим упорной, хладнокровной драке.» (Ф.Торнау) [4]

    «Будучи прирожденными наездниками, черкесы обращали особое внимание на развитие у себя коневодства. Черкесская порода лошадей, известная у нас под именем кабардинской, представляла благородную смесь арабской и персидской крови. Она отличалась необыкновенной легкостью в скачке, выносливостью, добронравием и смелостью; впрочем, последнее качество было не столько врожденное, сколько составляло результат ее отличной выездки. Черкес в седле не спускал рукавов и не оставлял нагайки без дела ни на одну минуту, но зато, как скоро вынул ногу из стремени, он делался рабом и нянькой своего усталого скакуна. После арабов никто не школил лошадей так жестоко и вместе не ухаживал за ними с такой заботливостью и нежностью, как черкесы. У лучших рубак на Кавказе, шапсугов, развитием смелости в коне занимались столько же, как и развитием ловкости в самом наезднике. В числе других видов джигитовки там был такой, в котором конь приучался толкать грудью супротивного коня, чтобы сбить его вбок и доставить седоку профиль противника.» (В.Потто) [5]

    «Для набегов горцы подготовляли своих лошадей, как для призовой скачки, переставали их кормить сеном, гоняли под попонами, купали по несколько раз в день. На приготовленных таким образом лошадях они пробегали потом неимоверные расстояния…Сев на лошадей в десять часов утра, мы проехали, не оставляя седла, весь день и всю ночь…В четвертом часу утра мы были на месте, сделав в восемнадцать часов не менее ста шестидесяти верст; последние два или три часа мы скакали во весь опор, причем были принуждены силой удерживать лошадей, рвавшихся одна перед другою, несмотря на целый день езды без корма. Подобную силу и неутомимость можно найти только у добрых черкесских лошадей. На месте их выводили как следует, выдержали несколько часов без корму, и через пятеро суток они шли под нами так же бодро, как будто никогда не делали подобного перехода.» (Ф.Торнау) [6]

    «Лошадь, это другое «я» абаза, средней величины, сильна и вынослива, хотя и не красива. Достойно внимания твердое копыто лошади; так как железо там — очень редкая вещь, то лошади не подковываются, но, несмотря на это, выдерживают длинные и быстрые переходы без повреждения копыт…Когда адыг после долгой поездки приезжает домой или на ночевку, то он оставляет лошадь на несколько часов стоять под седлом, прежде чем даст ей сена. Скребница и щетка неизвестны, лошадь моют и летом и зимой. Корм состоит из овса или ячменя, но большей частью ее кормят кукурузой. Кроме сена кормом служит также просяная солома…Лошади с раннего возраста подготавливаются к военной службе, для этого проводятся примерные сражения, их заставляют привыкать к ружейному огню и приучают повиноваться голосу своего хозяина, так что часто бывает удивительно, как быстро многочисленный отряд находит своих в беспорядке пасущихся лошадей и сидит уже на них, готовый к сражению.» (Т.Лапинский)

    КАБАРДИНСКАЯ ЛОШАДЬ. В горах – как дома.

    Выдающиеся качества кабардинской породы проверены в деле неоднократно. Зимой 1935-1936 года 15 кабардинцев, 8 коней англо-кабардинской породы и лошади других пород прошли 3000 километров за 47 дней по чрезвычайно трудному маршруту. В иные дни лошади покрывали по 120 километров. Строгий контроль показал, что бесспорно лучшими оказались кабардинцы. С тех пор их тестировали не раз: на выносливость и скорость, на высоту подъема и длину дистанции.

    В Великую Отечественную войну кабардинские лошади прошли от Сталинграда до Альп. В пограничном рейде на Памире они единственные поднялись на высоту 4000 метров – все остальные выдохлись гораздо раньше. Вертолеты не могли забросить сено на эту головокружительную высоту, и кабардинские кони обходились подножным кормом. На пути назад они не нуждались в остановках – прочие кони отдыхали то и дело.

    Племенная коневодческая ферма колхоза им. Кирова входит в состав Государственного племенного рассадника кабардинских лошадей.
    На ферме разводят кабардинскую лошадь — одну из лучших отечественных пород, признанную плановым улучшателем для коневодства предгорной и горной зон Северного Кавказа и Закавказья.
    Порода эта является гордостью и показателем высокой национальной культуры кабардинского народа, создавшего ее в далеком прошлом и сохранившего до наших дней, совершенствуя на протяжении столетий.
    О времени создания кабардинской породы достоверных данных нет, однако, в первых литературных указаниях о предках современных кабардинцев и черкесов уже упоминается о наличии у них выдающихся лошадей, а сами они характеризуются, как прекрасные воины-кавалеристы.
    Социально-экономические и естественно-исторические условия на протяжении всей истории кабардинского народа способствовали развитию коневодства.
    Территория, заселенная предками кабардинцев, являлась для многих завоевателей желанным объектом, за который шли многочисленные захватнические войны. Вся история кабардинского народа — это непрерывная ожесточенная война за независимость, требовавшая наличия боеспособной кавалерии. Позднее потребность в лошади вызывалась постоянными междоусобными столкновениями и набегами кабардинских феодалов.
    Успех военных операций во многом зависел от качества боевых лошадей. Зная это, народ, вынужденный непрерывно защищаться от врагов, любил лошадь, дорожил ею, совершенствовал ее.
    Да и хозяйственная жизнь горцев, занимавшихся в основном скотоводством на больших просторах предгорий, гор и степей, и оживленная торговля с соседними народами также требовали наличия верховой лошади. Любовь к лошади и ее значение в жизни народа ярко проявляются в кабардинских легендах, старинных песнях и пословицах.
    Кабардинский народ создал свою лошадь и затем непрерывно совершенствовал, отбирал, улучшал её. Из военных походов приводили трофейных лошадей и лучших из них использовали на племя. Известное влияние на кабардинскую породу оказали восточные и монгольские лошади, но кабардинцы имели своих прекрасных лошадей еще задолго до завоевания Кавказа арабами и монголами. Конница керкетов, предков кабардинцев, была известна силой и выносливостью своих лошадей, это была уже сложившаяся порода. Поэтому, вероятнее всего, имело место не стихийное слияние кабардинских лошадей с восточными и монгольскими, а сознательное использование в племенных целях лучших из них. Об этом говорит и тип современной кабардинской лошади, отличающейся своеобразием склада, присущим только данной породе.
    Созданию верховой, сухой, неутомимой, выносливой и сильной лошади способствовали естественно-климатические условия Северного Кавказа.
    Пересеченный горный рельеф, континентальный, сухой климат с довольно резкими колебаниями температуры, богатая растительность, прекрасные водопои, каменистый грунт оказали определяющее влияние на тип и конституцию лошади, особенно в связи с табунным методом содержания поголовья, и выработали у нее исключительную выносливость и здоровье, крепость и сухость конституции, стойкость, способность легко акклиматизироваться и показывать огромную работоспособность в различных по рельефу и климату зонах, укрепили и развили сердечно-сосудистую и дыхательную системы, выработали плотность копыт и сухожилий. В результате сложился ценный тип горной лошади, отличающийся высокой работоспособностью в горах, с гибкими и энергичными движениями.
    Благодаря своим выдающимся качествам, кабардинские лошади получили широкую известность далеко за пределами Кавказа. Крымскими татарами, турками и другими иноземными завоевателями в качестве военной дани брались лошади, как самое ценное сокровище кабардинского народа. Неоднократно опустошавшаяся набегами различных завоевателей Кабарда вновь и вновь восстанавливала свое коневодство, так как постоянно нуждалась в нем.
    Начиная с XVI века, кабардинские феодалы стали искать поддержки Московского государства в борьбе с турецко-крымскими поработителями. С этого времени имеются довольно значительные литературные данные с указаниями на высокие качества кабардинских лошадей, приводимых кабардинцами в подарок московским царям. Так, при Иване IV кабардинцы обещали выставить в походы русского царя до 20 тысяч всадников и привели в подарок 1 000 «аргамаков», прося поддержки против турецко-крымских завоевателей.
    Совершенствование породы продолжалось вплоть до конца XVIII века, и только в XIX веке наметился упадок коневодства в связи с начавшимся быстрым развитием капитализма, выдвигавшим на первое место более доходные отрасли: овцеводство и земледелие. Являясь поставщиком кавалерийских лошадей для царской армии, кабардинское коневодство вынуждено было приспособляться к возросшим требованиям ремонтирования, которому нужна была более крупная лошадь. В погоне за ростом началось бессистемное скрещивание поголовья, не коснувшееся, однако, лучших заводов Кабарды. Упадку коневодства способствовали также широко развившиеся барышничество и вывод из Кабарды в разные страны большого количества лошадей. Лошади Кавказа поступали в Турцию и Персию, покупались Англией для своей колониальной армии, а также приобретались народами юго-запада Европы.
    Царское правительство было неспособно оценить по достоинству свои отечественные конские ресурсы и прекратить их разбазаривание иностранцам. Но наряду с этим отдельные выдающиеся русские коннозаводчики высоко ценили наши отечественные породы. Так, кабардинские матки участвовали в формировании ростопчинской и стрелецкой пород, создатели которых стремились использовать силу, крепость, выносливость, нетребовательность и жизнестойкость кабардинских лошадей. В более широких размерах кабардинские лошади использовались при создании донской породы, особенно в первоначальный период породообразования. На изображениях стародонских лошадей бросается в глаза заметное сходство их с кабардинскими.
    Только после Октябрьской революции кабардинская порода по праву получила должную высокую оценку и была признана одной из плановых улучшающих пород. Советское правительство приняло ряд мер для быстрейшего расширения фонда этой ценнейшей породы и качественного ее совершенствования.
    Были созданы государственные конные заводы, племенные рассадники и заводские конюшни. Особенного расцвета достигло кабардинское коневодство после коллективизации.
    Кабардинский госплемрассадник, организованный в числе других постановлением партии и правительства в 1936 году, благодаря применению на деле основных принципов мичуринской биологии и правильному направлению племенной работы, добился значительных успехов в совершенствовании породы.

    Своеобразие естественных условий отдельных колхозов и принятое каждым из них свое, отличное направление племенной работы создали несколько типов кабардинских лошадей, характерных для того или иного хозяйства. Так, славился тип колхоза «Дженал» Нагорного района и близко к нему стоявший тип колхоза «Верхний Куркужин» Кубинского района, затем тип колхоза «Индустриализация» Баксанского района, им. Кагановича и им. Ворошилова Нагорного района.
    Большую роль в племенном деле сыграла организация в хозяйствах рассадника племенного учета: ведение заводских книг, случных реестров, книг выращивания молодняка, создание райплемкниг и госплемкниги. Весь этот зоотехнический учет основывался на данных тщательно проведенной бонитировки всего племенного фонда кабардинской породы и на систематическом наблюдении за развитием молодняка. Налаженный племенной учет не замедлил оказать влияние на постановку племенной работы. Начали быстро выдвигаться линии, гнезда и группы выдающихся производителей.
    Появилась работа на кроссирование ценнейших линий и повторение удачных сочетаний. Накануне войны наибольшее распространение получили линии Атласа и Зураба (Кабардинского конного завода), Борея и Даусуза (конного завода им. Сталина), Марема и Казбека (колхоза «Индустриализация» Баксанского района), Аслана и Чингиз-хана (колхоза им. Кагановича Нагорного района), Асланбека (колхоза им. Ворошилова), Касбулата (колхоза «Дженал») — оба Нагорного района, Фарона (колхоза «Верхний Куркужин» Кубинского района), Абрека (колхоза им. Кирова Эльбрусского района) и жеребца Учинари (Кулларского конного завода).
    Колхозы производили обмен жеребцами лучших линий для углубления межлинейной работы.
    Отдельные колхозы ГПР, правильно наладив воспитание молодняка, получили дельную племенную продукцию, от реализации которой поступали средства в размерах, превышавших доходы других отраслей сельского хозяйства.
    Постепенно племенное коневодство во многих колхозах, как и в колхозе им. Кирова, стало одной из самых доходных отраслей сельского хозяйства.
    Накануне Великой Отечественной войны ферма колхоза им. Кирова была укомплектована первоклассными жеребцами-производителями. Маточный состав значительно очищен от кобыл неплеменного значения. Намечались свои ценные племенные гнезда маток и жеребцов — Казанукой и Абрека, записанных в I том госплемкниги кабардинской породы. Абрек был участником пробега вокруг Кавказского хребта и выдержал его легко, придя к финишу в полном порядке. Производящий состав «основного» типа среднего роста, сухого, костистого и крепкого склада. Основным жеребцом-производителем на ферме считался чистопородный элитный жеребец Табишин, выращенный в своем колхозе от Абрека и кабардинской матки.
    В 1940 году колхозом были приобретены молодые жеребцы в Кабардинском конном заводе.
    Создав благоприятные условия для воспитания молодняка, колхоз добился получения удовлетворительной продукции. В конце 1940 года наиболее грубые и малотипичные матки решением Совнаркома Кабардинской АССР были проданы в колхозы Терского района. Таким образом, колхоз им. Кирова накануне войны очистил свой состав от малоценной части. Типичные ценные кабардинские матки всегда шли под чистопородное разведение при индивидуальном подборе, исходившем из принципа: «лучшее с лучшим дает лучшее». В результате ценное племенное ядро фермы очень быстро увеличивалось и совершенствовалось.

    После оккупации в колхозе оказалось очень незначительное количество лошадей, но с первых же лет восстановительного периода правильно подобранные на ферму кадры обеспечили неуклонный, быстрый подъем поголовья.
    В Кабардинском конном заводе в 1943 году были куплены два жеребца рождения 1940 года, утерянного происхождения, но, несомненно, чистопородных кабардинских. Табишин, названный так в честь старого Табишина, имел высоту в холке 152 см, обхват груди 189 см и обхват пясти 20 см. Это был породный жеребец I класса, с обхватистым корпусом и мощным костяком, но с мягковатой спиной, небольшой саблистостью и иксообразностью задних ног. Оценка в баллах: типичность — 7, промеры — 5, экстерьер — 8. Этот производитель оставил на ферме хороший приплод.
    Второй жеребец, Тенгиз, некрупный, но типичный, тоже I класса. От Тенгиза на ферме в настоящее время стоит его сын Салют, гнедой, рождения 1944 года.

    В 1948 году колхоз закупает еще двух жеребцов в конном заводе им. Сталина: Арбакол (158—187—20) и Гомель (156—165—19).
    Кобылы колхоза им. Кирова принадлежат к «основному» типу породы, они некрупного роста (в среднем 145 см в холке), но обхватистые (182 см), костистые (18,5 см) и в большинстве правильного сухого склада. Лучшими кобылами являются Темба, Кара, Баксанка. Матки фермы обладают типом и экстерьером, характерными для кабардинской породы.
    Голова сухая, средней величины с горбоносой и удлиненной лицевой частью; глаза большие и выразительные, уши чаще большие, очень подвижные, прямостоящие, породные, тонкие, со своеобразным вырезом на кончике. Шея средней длины, часто кадыковатая. Холка небольшая, но хорошо выраженная. Грудь глубокая, достаточной ширины, ребра длинные, округлые. Лопатка коротковатая, полого наклоненная; спина широкая, крепкая, мускулистая, часто длинная; поясница длинная, но хорошо заполненная, прочная; круп длинный и свислый. Весь корпус длинный, мощный, широкий, но сухой. Ноги прочные, костистые, мускулистые, очень сухие с хорошо очерченными сухожилиями, без всяких пороков; суставы хорошо развиты и четко очерчены. Передние ноги правильно поставлены, иногда с короткими бабками, задние часто саблистые и иксообразные. Копыта средней величины, правильной формы, с высокой пяткой, с очень твердым и крепким рогом. Конституция очень сухая и здоровая, кожа плотная и эластичная, мускулатура хорошо развитая и сухая. Костяк плотный и крепкий, темперамент энергичный.

    Имея такие отличные внешние данные, поголовье конефермы колхоза им. Кирова отличается и высокой работоспособностью.
    Кабардинская лошадь на протяжении столетий в равной степени хорошо использовалась под седлом, под вьюком и в упряжи.
    Обладая прекрасной сбалансированностью движений, гибкостью, осторожностью, отличным зрением, тонким слухом и чуткостью, она спокойно и быстро ориентируется в сложном горном пути, легко преодолевая в густом тумане самые крутые подъемы и спуски, почти непроходимые узкие тропинки и бурные горные ручьи. Движения ее легки и быстры, удобны для всадника. Шаг короткий, но спорый, рысь отличная, мягкая, галоп недостаточно резвый и несколько связанный.
    Высокая работоспособность, неутомимость и способность быстро восстанавливать силы хорошо установлены не только в повседневном хозяйственном использовании кабардинских лошадей, но и в специальных дальних и скоростных пробегах. Так, в пробеге вокруг Кавказского хребта в 1934—1935 гг., в котором участвовал и производитель конефермы колхоза им. Кирова Абрек, и в скоростном пробеге Пятигорск — Ростов показатели кабардинских лошадей превышали данные других пород. В 1947 году был проведен дальний пробег жеребцов кабардинской породы на расстояние 480 км по резко пересеченной местности.
    Эти пробеги отличались сложностью обстановки, трудной зимней дорогой по сугробам и грязи, в снегопады и дожди с холодным резким ветром. Лошади, участвовавшие в пробегах, показали удивительную способность легко преодолевать препятствия и очень быстро восстанавливать силы, оставаясь вполне здоровыми и работоспособными после самых тяжелых переходов и ночевок под открытым небом. Особенно характерно было испытание лошадей разных пород на дальнюю дистанцию, проведенное на Московском ипподроме в 1946 году. Первое место в этих испытаниях уверенно и легко занял кабардинский жеребец Али-Кадым колхоза «Верхняя Куба». В то время как представители других пород, получив хромоту на твердой дороге маршрута, выбывали один за другим из пробега, Али-Кадым, в числе нескольких лошадей, свободно прошел дистанцию и затем занял первое место в заключительной скачке.
    Испытания кабардинских лошадей в гладких скачках на Пятигорском, Ростовском и Нальчикском ипподромах также показали хорошие способности кабардинских лошадей. Значительных успехов в испытании молодняка на Нальчикском ипподроме в последние годы добился колхоз им. Кирова. Было испытано 11 голов, занято 10 первых мест. Особенно отличились сыновья Тенгиза Аркан и Аракош.
    Испытания на грузоподъемность и срочную доставку груза, проведенные Зональной станцией коневодства в 1936 году в колхозе им. Кирова, выявили отличную работоспособность и грузоподъемность, равную весу тела лошади, причем эти испытания проводились на дороге с пересеченным рельефом.

    Суровое круглогодовое табунное содержание кабардинских лошадей на всем протяжении периода создания породы и ее совершенствования выработало у них крепость конституции, отличное здоровье, выносливость, способность легко акклиматизироваться в различных климатических зонах, легко переносить всевозможные лишения и при этом сохранять высокую работоспособность. Эти качества особенно хорошо проявлены кабардинскими лошадьми в условиях Великой Отечественной войны. Кавалерийские части, комплектовавшиеся кабардинскими лошадьми, легко преодолевали сложный горный путь, топи и болота, тогда как лошади Западной Европы и лошади конюшенного содержания гибли и выбывали из строя, а в условиях пересеченного рельефа совершенно отказывались выполнять работу.
    Конепоголовье колхоза им. Кирова, как и вообще все кабардинские лошади, обладает и другими ценными биологическими свойствами: долговечностью, обильномолочностью, плодовитостью.
    Основной задачей племконефермы колхоза им. Кирова является увеличение племенного поголовья и производство племенной продукции для укомплектования своего маточного состава и для реализации лучшей части жеребчиков колхозам Кабардинской АССР и за пределы республики. Продукция эта должна быть «основного» и «густого» типа породы.
    Современное поголовье кабардинских лошадей имеет три внутрипородных типа, сложившиеся благодаря историческим и социально-экономическим причинам в своеобразных естественно-географических условиях: «основной» тип — наиболее распространенный; представители его сухого склада, с несколько удлиненным форматом, энергичные, с хорошей работоспособностью как под седлом, так и в упряжи. «Густой» тип распространен в Кабарде всюду, но в меньшем количестве, чем «основной». Много лошадей этого типа в Ставропольском крае. Лошади этого типа отличаются крупным ростом, длинным, мощным и широким корпусом, большой костистостью, широкой грудью. Конституция их несколько грубовата, но вполне здорова. Они хорошо используются в упряжи, но также хорошо служат и под седлом. «Восточный» тип отличается очень сухой конституцией, ярко выраженными верховыми формами, длинными рычагами, значительной резвостью и горячим темпераментом. Используется под седлом.
    Линии кабардинской породы, намечавшиеся до войны, сильно пострадали за период немецкой оккупации, но в настоящее время почти все имеют своих продолжателей; изменилось только соотношение удельного веса представителей разных линий. До войны наиболее распространенными были линии Атласа и Зураба, в настоящее время — Борея, Даусуза и Учинари.
    Лучшими представителями известной в Кабардинской АССР линии Атласа в настоящее время являются Арсенал и Алдан; продолжателями линии Зураба являются Залог, Залуко и Фарис. Первые два принадлежат конным заводам, а Фарис колхозу «Победа» Кубинского района Кабардинской АССР.
    Многочисленные представители линии Борея и Даусуза получили после войны очень широкое распространение в колхозах Кабардинской АССР и Ставропольского края, а представители линий Учинари широко используются в колхозах Грузинской ССР.
    Линии и гнезда лошадей Кабардинского госплемрассадника, широко известные перед войной, в настоящее время имеют по одному-двум продолжателям. К их числу относятся: Эльбрус колхоза им. Шверника — продолжатель линии Марема, сын Казбека — Казбек II колхоза «Индустриализация».
    Представителями известной линии Аслана Нагорного района в настоящее время являются Алыбкач и Фарс в колхозе им. Орджоникидзе Нагорного района и Сармак в колхозе им. Кирова Нальчикского района. Гнездо Абрек-Заура Баксанского района имеет достойных продолжателей в колхозе им. Орджоникидзе: Оратора и Ортана — сыновей Орла II. Продолжателем линии Фарона колхоза им. Фрунзе Кубинского района является жеребец Летчик того же колхоза.
    После войны на ферме колхоза им. Кирова, как и во всех колхозах госплемрассадника, развертывается зоотехническая работа с породой. Проведена сплошная бонитировка лошадей, заведены заводские книги, ведутся наблюдения за развитием молодняка, произведена запись племенных лошадей в РПК. Важным мероприятием в улучшении племенной работы является издание второго тома госплемкниги лошадей кабардинской породы.
    Состояние племенного кабардинского коневодства после войны требует единого плана зоотехнической работы с породой, дающего направление работы и намечающего пути восстановления пострадавших линий и совершенствования как отдельных линий, так и породы в целом.
    Такой план работы с породой составлен Ставропольской зональной опытной станцией коневодства.
    Задачи племенной работы по коневодству в колхозе им. Кирова совпадают с задачами совершенствования кабардинской породы в целом. Основными из них являются увеличение роста и массивности, улучшение резвости при сохранении жизнестойкости, нетребовательности, выносливости и других ценных качеств кабардинских лошадей. Кроме того, планируется улучшение экстерьера.
    В работе по совершенствованию всей породы особенную роль должны сыграть перечисленные выше три плановых типа; каждый из них обладает определенными хозяйственно-полезными признаками, которые, должны всячески развиваться и культивироваться. Наличие в породе ценных типов, отвечающих требованиям народного хозяйства, позволяет вести улучшение всей породы в. чистом разведении, что обеспечивает сохранение ценнейших биологических качеств при небольших добавочных затратах на культурно-табунный способ содержания взрослого поголовья и при улучшении методов выращивания молодняка.
    Племенная работа должна идти в направлении расширения всех трех плановых типов, особенно «густого» (такого, как представители линии Аслана Нагорного района и дети жеребца Баксана колхоза «Индустриализация») и «основного». «Основной» тип является поставщиком улучшателей комбинированной рабочей производительности, «густой» тип — как источник получения улучшателей для производства сельскохозяйственной лошади и «восточный» тип — для производства верховых лошадей.
    Кроме того, большую роль играют типы в общепородном улучшении: «густой» тип для придания роста, костистости и массы переразвитым, мелким лошадям; «восточный» тип для придания породности, сухости и резвости грубым, малопородным, малотипичным и сырым.
    Перспективные линии кабардинской породы также обладают различными ценными признаками и помогут делу совершенствования всей породы.
    В колхозе им. Кирова, наряду со всеми колхозами госплемрассадника, в настоящее время ведется работа по восстановлению, развитию и совершенствованию тех линий и племенных гнезд, которые славились до войны, а также выдвижению новых. С этой целью налажено тщательное ведение племенного учета, выделение лучших экземпляров из молодняка выдающегося экстерьера, развития, происхождения и выращивание его в таких условиях, которые обеспечили бы получение крупной, хорошо развитой и здоровой племенной продукции.
    Исходя из прошлого опыта конефермы и естественно-экономических условий колхоза, штатным количеством маток на ферме колхоза им. Кирова надо считать 100—150 голов, поэтому расширенное воспроизводство будет продолжено еще на ряд лет и кобылки не должны назначаться в реализацию. Что же касается племенных жеребчиков, то их продажа будет возрастать из года в год.
    Коневодство краев и республик Кавказа предъявляет огромный спрос на племенную продукцию кабардинской породы всех плановых типов. Учитывая запросы коневодства, селекционная работа конефермы колхоза им. Кирова направлена в основном на укрупнение продукции, улучшение в массе типа лошадей, придание им массивности и строится по двум направлениям: разведение «основного» типа и разведение «густого» типа. Кобылы, не объединяющиеся плановыми типами, включаются в одно из этих направлений.
    Для расширения «густого» типа колхоз намерен приобрести соответствующего производителя или в колхозах «Индустриализация» Эльбрусского района, имени Сталина Нагорного района или в конном заводе им. Сталина — детей Даусуза или Далхата. Для работы с этим типом отбираются массивные, густые и костистые матки. Помимо разведения в пределах линий, на ферме проводится сочетание лошадей разных плановых типов между собой по следующим направлениям:
    а) по мотивам экстерьерного порядка, а также с целью получения еще более совершенных сочетаний, часть кобыл всех типов подбирается под жеребцов других типов;
    б) кобылы, уклоняющиеся в сторону беднокостности, подбираются под жеребцов «густого» типа.
    Отбор в племенной производящий состав конефермы проводится на основе данных бонитировки по следующим признакам:
    1. По происхождению и типичности. Типичные представители плановых типов — «основного» и «густого». Выявляются лучшие производители, могущие лечь в основу линии, маточные гнезда и лучшие сочетания, причем оценка типичности отбираемых лошадей должна быть не ниже пяти баллов.
    2. Особое внимание обращается на общее развитие: беднокостные, недоразвитые, цибатые, узкогрудые из состава фермы постепенно выранжировываются.
    3. По конституции и здоровью. В племенной состав отбираются лошади, обладающие крепкой, сухой конституцией, отличным здоровьем и выносливостью. Лошади, отличающиеся очень грубой или очень нежной конституцией, при отборе являются нежелательными.
    4. По экстерьеру. Жеребцы, имеющие провислую спину и поясницу, сильно выраженный размет, косолапость, иксообразность и запавшее запястье, при отборе избегаются.
    Лошади, обладающие такими крупными пороками, как курба, жабка и шпат, выбраковываются из племенного состава, так же как имеющие плохой копытный рог и слабость сухожильно-связочного аппарата.
    5. По рабочим качествам. Кабардинские лошади в колхозе обязательно испытываются на движении. Они должны иметь просторный мягкий шаг, эластичную, резвую рысь и хороший галоп. Испытания лошадей намечено проводить по особой системе, включающей, кроме гладких скачек, испытания на выносливость и работоспособность в условиях пересеченной местности, на грузоподъемность и т. п. Для жеребчиков прохождение испытаний обязательно.
    6. По качеству потомства. Все лошади, дающие в основном бракованный приплод: нетипичный, слабой или грубой конституции, имеющий целый ряд экстерьерных недостатков и пороков — из производящего состава выранжировываются, так же как маломолочные, малоплодные и высокотребовательные, плохо переносящие содержание в табуне.
    Подбор маток к жеребцам на ферме проводится по следующим принципам:
    1. За лучшими жеребцами закрепляются лучшие матки.
    2. Обеспечивается совершенствование и развитие плановых типов — «основного» и «густого».
    3. Не допускается подбор пар с одноименными недостатками. К жеребцу, имеющему какие-либо недостатки, подбираются кобылы, не имеющие этих или противоположных недостатков.
    4. Повторяются удачные сочетания пар, проверенных по приплоду.
    Всю племенную работу конефермы колхоза им. Кирова направляют специалисты госплемрассадника, Управления коневодства и Госплеминспекция Министерства сельского хозяйства Кабардинской АССР.
    Герои Социалистического Труда Т. П. Шогенов и X. Т. Калмыков хорошо усвоили положение о том, что качественный рост породы зависит от правильной постановки племенного дела, а также — и в еще большей мере — от правильной организации содержания и кормления взрослого поголовья и, особенно, воспитания молодняка.
    До войны на ферме увеличение калибра кабардинских лошадей пытались получить путем скрещивания их с чистокровными, верховыми, причем для помесей не создавали улучшенных условий содержания и кормления и выращивали их при обычных табунных условиях, без подкормки концентратами.
    Результаты такого скрещивания получались плачевные: лошадь выходила беднокостная, недоразвитая, высоконогая, узкогрудая, слабая, плохо переносящая табунные условия содержания, нежизнестойкая.
    Скрещивание кабардинских лошадей с чистокровной верховой давало положительный эффект лишь в тех хозяйствах, которые улучшили условия содержания и кормления и организовали правильное воспитание молодняка. В тех же хозяйствах, где содержание оставалось примитивно-табунным, а подкормка молодняка концентратами отсутствовала, такое скрещивание не только не давало положительного результата, но, наоборот, снижало жизнестойкость лошадей, особенно в горной зоне с более суровыми природными условиями.

    Мишин Г. М. и Калинина Р. Е.
    «Герои коневоды Кабарды»

    admin

    Наверх