Грыжа у лошадей

Первое, что пришло на ум при виде подготовки жеребенка к операции в ветклинике знаменитого «лошадиного» поселка Ратомка, — это популярное выражение «конь не валялся». Правда, применять его здесь нужно с точностью до наоборот: чтобы прооперировать лошадку, ей сначала нужно вколоть снотворное, а потом правильно уложить — завалить то бишь — и доставить к операционному столу. Но обо всем по порядку.


Ветеринарная клиника Республиканского центра олимпийской подготовки конного спорта и коневодства — единственная лечебница для лошадей в стране, в которой есть все оборудование для лечения гривастых пациентов: от рентген-аппарата до специальной операционной. Фото: Юрий Мозолевский

Ветеринарная клиника Республиканского центра олимпийской подготовки конного спорта и коневодства — единственная лечебница для лошадей в стране, в которой есть все оборудование для лечения гривастых пациентов: от рентген-аппарата до специальной операционной. Поэтому лошадей сюда везут отовсюду. В одно насыщенное событиями утро корреспонденты наблюдали за тем, как проходит операция на копытном пациенте.


Оперируемый — пятимесячный жеребенок родом откуда-то из-под Гродно с диагнозом врожденная пупочная грыжа. Фото: Юрий Мозолевский

Оперируемый — пятимесячный жеребенок родом откуда-то из-под Гродно с диагнозом врожденная пупочная грыжа. На обывательском языке это значит, что у бедняжки в каком-то месте не срослись брюшные мышцы, там образовался маленький мешочек, и в него попала часть кишечника. Жить с этим вроде и можно, но лучше грыжу вправить: спортивная лошадь будет нести сильную нагрузку, выполнять прыжки, и из-за большого напряжения «мешочек» может увеличиться.


‘Успокаивать’ жеребенка начинают еще в деннике. Фото: Юрий Мозолевский

В операции заняты шесть человек, руководит процессом заведующая ветклиникой Екатерина Мороцкая. Перво-наперво в шее коню вставляют катетер, то есть иглу с отверстием. Это нужно для того, чтобы не колоть каждый раз новую дырку, ибо препараты придется вводить не один раз. Одного снотворного — несколько разных уколов. «Успокаивать» жеребенка начинают еще в деннике. Потом, уже нетвердо стоящего на копытах, берут под уздцы и ведут в «предбанник» операционной. Он мягкий: на стенах и полу — маты. Через минуту становится понятно, зачем. Пациенту вводят еще дозу снотворного, затем медики берут мат и все вместе с силой прижимают засыпающего, но упирающегося коня к мягкой стене, чтобы он не распластался как получится, а лег в определенном положении и ничего себе не повредил. И смех и грех: со стороны кажется, будто осажденные из последних сил держат дверь под натиском врага. Завалили «дитятко», которое весит, к слову, двести килограммов. Дальше его нужно интубировать, то есть вставить в горло трубку для дыхания. Для этого жеребенку сначала расширяют рот специальным устройством — зевником.


Пациенту вводят еще дозу снотворного, затем медики берут мат и все вместе с силой прижимают засыпающего, но упирающегося коня к мягкой стене, чтобы он не распластался как получится, а лег в определенном положении и ничего себе не повредил. И смех и грех: со стороны кажется, будто осажденные из последних сил держат дверь под натиском врага. Завалили ‘дитятко’, которое весит, к слову, двести килограммов. Фото: Юрий Мозолевский

— Как-то оперировали коня, а он так сильно сжал зевник, что сломал челюсть, — по ходу вспоминает Екатерина. — И ноги ломают, падая. Поэтому седация и релаксация очень важны для лошади.


Дальше его нужно интубировать, то есть вставить в горло трубку для дыхания. Для этого жеребенку сначала расширяют рот специальным устройством — зевником. Фото: Юрий Мозолевский

Теперь коня предстоит переместить в операционную. Это не собака, и просто так на руках двухсоткилограммового пациента не перетянешь. Для этого есть специально сконструированный кран, который «ездит» по потолку. На задранных вверх конских ногах — ветврачи на жаргоне называют их лапами — закрепляют бандаж и цепляют их краном. Екатерина приводит механизм в движение пультом управления: все, конь «поехал», вися вверх ногами над полом.


Теперь коня предстоит переместить в операционную. Это не собака, и просто так на руках двухсоткилограммового пациента не перетянешь. Для этого есть специально сконструированный кран, который ‘ездит’ по потолку. На задранных вверх конских ногах — ветврачи на жаргоне называют их лапами — закрепляют бандаж и цепляют их краном. Фото: Юрий Мозолевский

— Голову контролируйте! — командует она.


Пока одни, подключая лежащее на операционном столе животное к аппарату для подачи наркоза и кислорода, занимаются его головой, другие возятся с другими частями тела. Каждую ‘лапу’, предварительно обутую в бахил, привязывают к вертикальным стойкам. Приводят в порядок конское брюхо: место, где будут резать, обривают машинкой, моют, набирая губкой воду с дезинфицирующим раствором из ведра. Фото: Юрий Мозолевский

Пока одни, подключая лежащее на операционном столе животное к аппарату для подачи наркоза и кислорода, занимаются его головой, другие возятся с другими частями тела. Каждую «лапу», предварительно обутую в бахил, привязывают к вертикальным стойкам. Приводят в порядок конское брюхо: место, где будут резать, обривают машинкой, моют, набирая губкой воду с дезинфицирующим раствором из ведра. Живот заклеивают специальной пленкой — через нее и будут делать разрез.

Несмотря на наркоз, у коня еще подрагивают веки, а зубы из-за зевника оголились в широкую улыбку. На розовый язык цепляют пульсометр. К монитору, где отображается состояние жеребенка, подсоединяют закрепленные датчики.


И только теперь начинается сама операция. По сравнению с процессом подготовки она проходит легко и непринужденно: если тезисно, то разрезали, вправили, сшили. Конь при этих манипуляциях даже не дернулся. Фото: Юрий Мозолевский

И только теперь начинается сама операция. По сравнению с процессом подготовки она проходит легко и непринужденно: если тезисно, то разрезали, вправили, сшили. Конь при этих манипуляциях даже не дернулся.


И только теперь начинается сама операция. По сравнению с процессом подготовки она проходит легко и непринужденно: если тезисно, то разрезали, вправили, сшили. Конь при этих манипуляциях даже не дернулся. Фото: Юрий Мозолевский

— Эта операция — легкая, — говорит Екатерина. — Самое сложное — колики и ущемленные грыжи. Недавно делали одну такую операцию, но, увы, огромная часть кишечника была поражена.

Екатерина объясняет, что если конь не встает после операции больше двух часов, это нехорошо. Крупное тяжелое животное может отлежать себе мышцы, что чревато миопатией и мышечным парезом.

Наш пациент, к счастью, просыпается быстро. После операции его доставляют назад в «предбанник», достают из глотки трубку и оставляют одного за закрытой дверью. Очень скоро оттуда слышны глухие удары, и, кажется, вот-вот раздастся грозное «абырвалг». Но это всего лишь силится встать после наркоза наш пациент.

К слову, у лошадей неблагоприятный исход после операции — не редкость.

— Причиной может быть все что угодно: чувствительность к препаратам, иммунитет, возраст. В ходе операции может выясниться, что лошадь неоперабельна, возникают послеоперационные осложнения, — рассказывает ветврач биохимической лаборатории Елена Щербакова. — Раньше делали примерно две операции в год, сейчас чаще. Больше оперируем лошадей частных владельцев и наших племенных, будущих спортивных.


Лечение дорогостоящее, операция стоит не меньше полутора миллионов рублей, и владельцы лошадей платят за нее независимо от исхода. Фото: Юрий Мозолевский

Лечение дорогостоящее, операция стоит не меньше полутора миллионов рублей, и владельцы лошадей платят за нее независимо от исхода. Тем не менее лошадей везут в клинику отовсюду. И не только их.


Лечение дорогостоящее, операция стоит не меньше полутора миллионов рублей, и владельцы лошадей платят за нее независимо от исхода. Фото: Юрий Мозолевский

— Принимаем собак, кошек, черепашек, хомяков, попугаев — всех, кого можно полечить. У нас есть цифровой рентген, который обеспечивает лучшее качество снимка. В лаборатории делаем общий и биохимический анализы крови, исследования мочи. Благодаря этому быстро ставим диагноз, — объясняет популярность клиники Елена.


В лаборатории делаем общий и биохимический анализы крови, исследования мочи. Фото: Юрий Мозолевский

Кроме этого, в клинике проводят эндоскопию у собак и лошадей. Смотрят носовые ходы, трахею, желудок, определяют наличие язв и другие проблемы. Ну и наконец особая «фишка» — банк конской спермы.

Тема в разделе «Ветеринария», создана пользователем elinkin, 10 фев 2009 .

(HERNIAE) Общие данные

Грыжа живота — смещение органов вместе с париетальным листком брюшины под кожу или в другие ткани и полости. Анатомическими элементами грыжи являются: грыжевое отверстие, грыжевой мешок, грыжевое содержимое.

Грыжевым отверстием может служить ненормально широкая естественная щель (пупочное кольцо, паховый канал) или разрыв брюшной стенки. Грыжевое отверстие называют грыжевым кольцом, когда оно узкое и короткое, грыжевыми воротами, например при широком разрыве, грыжевым каналом, когда оно пересекает стенку полости под углом и удлинено. Грыжевое отверстие с течением времени постепенно расширяется.

Грыжевой мешок образуется париетальной брюшиной, часто с подлежащей фасцией. В нем различают устье (место сообщения с анатомической полостью), шейку (наиболее узкий участок входа в мешок), тело (расширенный отдел вместилища), дно. В большинстве случаев длительного существования грыж мешок местами прорастает рубцовой тканью; при этом возникают перемычки, спайки, формируются сообщающиеся камеры.

При разрыве мышечных пластов брюшной стенки часто на одном уровне с разрывом или вблизи него нарушается также целость брюшины. В этом случае содержимое полости смещается под кожу, отслаивающуюся обычно вместе с подкожным мускулом и желтой брюшной фасцией. Патологоанатомически — prolapsus, а в практике он рассматривается в группе травматических брюшных грыж.

Грыжевое содержимое в составе подвижных органов нередко выступает из полости значительными по объему отделами, деформируя соответствующие участки брюшной стенки. Иногда к основному грыжевому содержимому добавляется транссудат — «грыжевые воды» (см. ниже).

Классификацией грыж предусматривается анатомическое их определение: пупочная, паховая, промежностная и т. п.

В каждой из этих групп имеются образования с характерными анатомическими особенностями, требующими дополнительной дифференциации при их рассмотрении.

В отдельных группах по этиологии различают грыжи врожденные- Н. congenitae, обычно обусловленные ненормальностями формирования естественных щелей, например пахового канала, когда он остается укороченным, излишне широким. К ним относятся не только те грыжи, с которыми рождаются, а вообще грыжи, возникающие в любом возрасте, для образования которых нужны врожденные аномалии развития той области тела, где грыжа появляется (А. П. Крымов).

Грыжи приобретенные — Н. acquisitae — образуются в связи с механическим повреждением брюшной стенки, а также при длительном натуживании и чрезмерном напряжении (тяжелые роды, заваливание в ямы, тяжелая работа). У новорожденных животных повышение внутрибрюшного давления является важнейшим фактором растяжения слабых мест брюшной стенки (пупочного кольца, пахового канала) и образования грыж. Оперативные вмешательства нередко сопровождаются образованием грыж, когда восстановление брюшной стенки выполняется без должного последовательного смыкания ее тканевых пластов. Среди травматических грыж весьма неблагоприятны рецидивирующие. Они образуются вследствие растяжения рубцовой ткани, замещающей дефекты мускулатуры.

К факторам, способствующим образованию грыж, относятся погрешности в кормлении и содержании маток и сосунов. Имеется в виду несбалансированность рационов, недостаточность витаминов, макро- и микроэлементов, содержание животных в затемненных помещениях при отсутствии достаточного моциона. Именно этим предопределено возникновение большого числа грыж, особенно у поросят, рождающихся зимой и в начале весны, когда полноценное кормление животных и благоприятные условия содержания их труднее обеспечиваются.

По состоянию содержимого различают вправимую, невправимую и ущемленную крыжи.

Грыжа вправимая — Н. reponibilis — характеризуется свободной подвижностью содержимого. Наполнение мешка не сопровождается болезненностью. Ткани его стенки при этом только несколько растягиваются, но остаются такими же эластичными, как и после репозиции содержимого, что легко достигается равномерным надавливанием рукой или изменением положения тела животного. Другие симптомы, определяемые пальпаторно (консистенция содержимого, особенности смещения его в грыжевом кольце), аускультацией (перистальтические шумы, наличие тазов) привносят конкретные данные к уточнению диагноза, к определению размеров, формы, плотности грыжевого кольца.

Грыжа невправимая — Н. irreponibilis — возникает вследствие срастания содержимого с грыжевым мешком. Причиной этому служит образование спаек из фибрина и последующие хронические воспалительные изменения, сопровождающиеся фиброзом. В невправимых грыжах имеются существенные различия в симптомах, в зависимости от ширины кольца и свойств грыжевого содержимого. Например, в грыжах с широкими воротами содержимое без затруднений репозицируется при надавливании рукой, но тут же смещается в полость мешка с ослаблением давления. Функциональные нарушения со стороны кишечника при этом слабо выражены лишь в том случае, когда его петли наполняются содержимым и длительно задерживаются в мешке. Преходящие атоничные состояния усугубляются также вследствие переполнения желудка и кишок, скармливания грубых кормов, длительного пребывания животного в стоячем положении, усталости и т. п. Уточненный диагноз анатомических изменений (ширина сращений, плотность спаек, их расположение) устанавливается при операции.

Более яркая картина наблюдается в невправимых грыжах с относительно узкими кольцами. Здесь грыжевое содержимое, чаще всего сальник, неизменно фиксировано в грыжевом мешке. С. течением времени он склерозируется и приобретает вид гроздевидных, липоматозных разрастаний, каждая из долек которых превышает по объему диаметр грыжевого отверстия.

Грыжа ущемленная — Н. incarcerate — представляет собой тяжелое заболевание, угрожающее жизни животного, обусловленное сжатием содержимого на уровне грыжевого кольца. По механизму различают эластическое и каловое ущемления.

Эластическое ущемление обусловлено сокращением тканей узкого грыжевого отверстия и прилежащих участков брюшной стенки. Когда при сильном повышении внутрибрюшного давления в грыжевое отверстие проникает кишечная петля или другой орган, механизм странгуляции возникает сразу: эластичное кольцо циркулярно сдавливает его. В дальнейшем странгуляция дополняется рефлекторными спазмами, предопределяемыми болезненностью в зоне ущемления.

Так называемое каловое ущемление предопределено сдавливанием отводящего колена кишки при нарастающем наполнении приводящего. В этом случае к странгуляции в последующем также присоединяются рефлекторные спазмы. Следовательно, в патогнезе ущемленных грыж наиболее верным будет учитывать сочетанное действие обоих этих механизмов: в одном случае эластическая странгуляция дополняется наполнением приводящего колена кишки, в другом — к давлению приводящим коленом, наполняющимся кашицеобразным содержимым и газами, присоединяется спастическое сдавливание кольцом. Угроза ущемления в травматических брюшных грыжах с широкими воротами, где выпадает какойлибо из этих факторов, отсутствует.

В основе патологоанатомических изменений при ущемлении лежит нарушение крово- и лимфообращения. Первоначально это характеризуется отеком содержимого вследствие сдавливания лимфатических сосудов и век; на нем по уровню грыжевого кольца образуется странгуляционная борозда; в грыжевом мешке скапливается в ограниченном количестве транссудат. С нарастанием венозного застоя и развитием стаза необратимое состояние возникает в кишечной петле в течение 10. 12 ч; слизистая оболочка становится проницаемой для микробов; наступает гангрена грыжевого содержимого, мешка и его покровов. В отдельных случаях, чаще у свиней, с отторжением распадающихся тканей образуется кишечный свищ; обычно же осложнение завершается септическим перитонитом. Заболевание сопровождается неблагоприятными симптомами кишечной непроходимости.

Относительно редко наблюдается ретрограднее ущемление, когда в- грыжевое кольцо вклинивается широкий участок брыжейки, при этом соответствующая кишечная петля, лежащая в брюшной полости, поражается особенно сильно.

Пупочная грыжа

(Hernia umbilicalis)

Наиболее часто пупочная грыжа наблюдается у многоплодных животных — поросят, щенят. Грыжевым отверстием здесь служит пупочное кольцо, остающееся расширенным после родов; грыжевым мешком — истонченная в вентральном отделе брюшина; содержимым _ сальник; при значительном диаметре кольца в грыжевой мешок проникают вместе с сальником петли тонкого кишечника. Рецидивы пупочных грыж сопровождаются формированием отверстия шириной в несколько сантиметров (рис. 31) с опусканием в уплотненный мешок (сращение брюшины с Рубцовыми тяжами и кожей) нескольких кишечных петель.

Экономический ущерб, причиняемый грыженосительством в пупочной области у свиней, значителен, учитывая, что эта патология регистрируется у поросят в отдельных хозяйствах до 20 % общей их численности. Поросята-грыженосители отстают в приросте живой массы от сверстников до 10 кг в течение первых 2.5. 3 мес; значительную их часть подвергают оперированию, большую половину убивают до откорма.

Этиология. В этиологии пупочных грыж многие авторы существенное значение отводят врожденным недостаткам развития с внутриутробным формированием широкого пупочного кольца, считая такой порок наследственным. Элементом врожденного предрасположения следует считать замедленное редуцирование пупочной вены и пупочной артерии с урахусом. Из остатков этих тяжей образуются подобия связок — пупочно-печеночная и пупочнопузырная. Подвешенное на связках пупочное кольцо растягивается в противоположных направлениях, когда повышается внутриутробное давление. У грыженосителей эти тяжи, действующие как связки, обнаруживаются даже в 5-месячном возрасте (Ф. Л. Задвирный). Такой механизм растяжения проявляется в момент родов и в последующем до стабильного уплотнения тканей, участвующих в образовании пупочного кольца. Значимы также другие факторы, главные из них следующие.

1. Пуповина у многоплодных животных сравнительно коротка по отношению к длине матки, особенно у тех плодов, которые располагаются в передних отделах рогов. Натяжение ее влечет к расширению пупочного кольца у плода еще до выхода его из родовых путей.

2. У новорожденных пупочное кольцо расширяется в момент борьбы за сосок, когда они опрокидывают друг друга, вытягиваются, прогибая спину.

3. В этом же смысле неблагоприятно сказывается ползание поросят через низкие лазы, в которых они сильно изгибают позвоночник, натягивают вентральную стенку живота, придавливая ее с засыхающей пуповиной к полу.

4. Форсированное расширение пупочного кольца неизбежно при отрывании пуповины у новорожденного, когда эта операция выполняется без должного фиксирования оставляемой культи.

5. С началом применения дополнительной подкормки в 2. 3 недельном возрасте у молодых животных часто наблюдаются запоры, поносы, иногда рвота, что сопровождается тенезмами с повышением внутри-брюшного давления.

Клинические признаки и Диагноз. В области пупка обнаруживают мешковидную припухлость различной величины, при выпадении кишечника прослушивается его перистальтика. При диагностике следует учитывать возможные осложнения грыжи. Из осложнений, связанных с травмированием пупочной области при наличии грыжи, весьма часто наблюдаются у поросят разрыв, иногда со вскрытием грыжевого мешка и эвентерацией содержимого; изъязвление склерозированной кожи вследствие повторного повреждения ее при невправимой грыже.

Инфицирование тканей грыжевого мешка и его содержимого нередко сопровождается формированием абсцесса. Обычно абсцесс ограничен плотной пиогенной оболочкой, длительное время остается осумкованным, без наклонности к самопроизвольному вскрытию. Диагностируется такой абсцесс без затруднений, когда содержимое грыжи свободно репозицируется. В этом случае четко определяется кольцо, а вблизи него пальпируется округлая, малоболезненная, флюктуирующая припухлость. При необходимости диагноз уточняют пункцией (насасывается сливкообразный гной). Общеорганические нарушения (температура тела, пульс, дыхание, изменения со стороны крови и пр.) слабо выражены.

В дифференциально-диагностическом отношении необходимо учитывать формирование абсцесса в пупочной области в отсутствии грыжи. Строго контурированная припухлость в этом случае внешне во многом напоминает грыжу. То, что грыжевое кольцо не обнаруживается и стенка флюктуирующего очага не связана непосредственно с пупком, наконец, пункция его помогают уяснить особенности процесса.

В числе хронических воспалительных процессов, усложняющих диагностирование грыжи, следует иметь в виду образование неспецифической пупочной гранулемы. Она обычно развивается на почве инфицирования пупочного канатика или же в связи с длительным разрастанием грануляционной ткани при распаде ущемленного сальника. Ее плотный тяж, сужающийся к пупочному кольцу, снаружи покрыт склерозированной, складчатой кожей; в участках изъязвления в ограниченном количестве отделяется гнойный экссудат.

Лечение. Консервативные способы терапии (бандаж, втирания раздражающих мазей, инъекции вокруг грыжевого отверстия спирта, гипертонического раствора натрия хлорида и т. п.), цель которых — добиться закрытия дефекта брюшной стенки пролиферированной соединительной тканью, в далеком прошлом были внедрены в практику, когда избегали кровавых вмешательств. У животных эти способы неэффективны. В современной практике не применяются также способы сближения стенок грыжевого кольца деревянными и металлическими лещетками, накладываемыми на грыжевой мешок вместе с кожей. Единственным рациональным способом в настоящее время является герниотомия, в методике которой важно рассмотреть отдельные приемы:

1. Истонченную, травмированную или изъязвленную кожу, плотно сросшуюся с грыжевым мешком, иссекают овальным разрезом по боковым стенкам грыжевого мешка, где она легче отделяется в направлении к грыжевому кольцу.

2. Узкое грыжевое кольцо во всех случаях наиболее рационально закрывать кисетным швом.

3. Пупочная грыжа с сальником в качестве содержимого с узким грыжевым кольцом после первой неудавшейся попытки репозицировать его подлежит оперированию в следующем порядке: отпрепарировав грыжевой мешок, проводят вокруг кольца нитку кисетного шва с первым оборотом узла; ножницами одним приемом отсекают грыжевой мешок и его содержимое; тут же затягивают узел.

4. Массивный толстостенный грыжевой мешок во всех случаях подлежит рассечению; этим обеспечивается контроль глазом состояния содержимого и особенностей сращения его со стенкой мешка. При спайках, трудноразделимых тупым способом, кишку погружают в полость с отсекаемой стенкой грыжевого мешка.

5. В том случае, когда широкий грыжевой мешок отделяется с некоторым трудом, травмируется и загрязняется, рационально удалить его путем последовательного отшивания с наложением узловатых швов. Короткий разрез для последующего шва при подтянутом грыжевом мешке ограничивает выпадение сальника и кишечных петель, когда грыжевой мешок отсекается одним приемом или на большом участке.

6. Как бы ни было закрыто грыжевое отверстие (кисетным швом, малым или большим числом узловатых швов), крайне важно подкрепить фиксацию его стенок валиковым швом, накладываемым на кожу, с захватыванием по обеим сторонам апоневроза у белой линии. С натяжением нитей этого шва закрытая щель грыжевого отверстия вворачивается в брюшную полость. Таким швом с применением прочных ниток надежно закрываются весьма широкие грыжевые ворота.

7. При оперативных вмешательствах в случае рецидива пупочных грыж, где площадь растянутых рубцов очень широка, используют аллопластику путем подшивания редкопетлистых пластинок лавсана, тефлона, фоторлона или других синтетических тканей.

8. Неизбежность резекции кишки необходимо предвидеть во всех случаях ущемления и при разрывах грыжевого мешка.

Паховая грыжа

(Hernia inguinalis)

Естественное сообщение полости общей влагалищной оболочки с брюшной полостью посредством влагалищного канала, остающееся у животных после опускания через него семенника из брюшной полости в семенниковый мешок, является важнейшим анатомическим элементом, предопределяющим образование грыжи.

Классификация. В том случае, когда петля кишки, мочевой пузырь, проникнув в щель внутреннего пахового кольца и дальше, располагается рядом с семенным канатиком, не достигая расширенного семенникового отдела полости общей влагалищной оболочки, говорят о грыже влагалищного канала. Такое состояние не бывает длительно стационарным. Влагалищный канал постепенно расширяется под распирающим действием вклинившегося органа, опускающегося с течением времени до дна общей влагалищной оболочки. Такую грыжу называют интравагин альной (рис. 32).

Редко у животных образуется грыжа с мешком, лежащим рядом с вагинальным каналом. Такое выпячивание брюшины постепенно опускается, отслаивая фиброзный листок общей влагалищной оболочки от куперовой фасции. Грыжу в этом случае в соответствии с уровнем лежания мешка именуют истинной паховой, истинной мошоночной. Эти грыжи образуются в связи с разрывами тканевых пластов брюшной стенки непосредственно у пахового канала. Расслоению их способствуют отек в паховой области.

Также редкой формой смещения брюшных органов за границы полости является выпадение их под кожу в паховой области при разрывах стенки брюшной полости вместе с брюшиной. Такое состояние условно определяют как ложная паховая грыжа. Рассматриваемая классификация грыж паховой области у животных, усовершенствованная Б. М. Оливковым, удовлетворяет требованиям практики и широко принята в современной отечественной ветеринарной хирургии.

Чаще паховые грыжы бывают левосторонние, что обусловлено некоторыми анатомическими особенностями, в частности: большей величиной левого семенника, длиной его семенного канатика, левосторонним расположением петель тонкого кишечника, более широко смещающихся, легко проникающих в щель вагинального канала (Мюллер). Двусторонние грыжи наблюдаются у хряков.

Этиология и Патогенез. Кроме приведенных выше недостатков в кормлении и содержании животных и отмеченных анатомических особенностей брюшной стенки (открытый в брюшную полость вагинальный канал), в возникновении паховых грыж имеют значение напряжение брюшной стенки в тяжелой работе при слабом наполнении петель тонких кишок; вставание на дыбы; стремительные изменения положения тела при энтералгии, лягании и т. п.

В генезисе паховых грыж обоснованно утверждается роль врожденных недостатков развития влагалищного и пахового каналов, что вытекает из данных А. В. Дубровского, посвященных, в частности, грыжеобразованию у хряков. Его исследования по изучению структуры пахового канала в эмбриональном периоде в нормальном состоянии и у грыженосителей позволяют уяснить механизмы формирования патологического пахового промежутка у этого вида животных. Сущность этого механизма в следующем.

1. В связи с особенностями прикрепления прямого мускула живота и апоневроза наружного косого мускула на уровне передней и средней трети линии сращения стройных мускулов, а не у переднего края лонных костей, как у других животных, в каудальном участке паховой области образуется пространство безмышечного слоя (паховый промежуток в топографо-анатомическом определении). В том случае, когда это пространство имеет треугольную, а не овальную форму, формируется более широкое внутреннее паховое кольцо.

2. С треугольной формой пахового промежутка сочетается образование более массивного наружного кремастера за счет отщепления сравнительно широкой пластинки внутреннего косого мускула живота, что также сопряжено с уширением внутреннего пахового кольца, характерным для хряков с интравагинальной грыжей.

3. Существенным в таком строении пахового промежутка является изменение взаиморасположения колец пахового канала и положения брюшного кольца влагалищного канала, со сглаживанием его выступа в брюшную полость; образуется короткий прямой путь в мошоночный отдел общей влагалищной оболочки.

К тому же следует учитывать, что паховый канал остается более широким в период опускания семенника. После этого он сильно суживается на своем внутреннем кольце (М. Суссдорф).

Отсюда имеются весомые основания трактовать о значении врожденных недостатков развития, предопределяющих возникновение паховых грыж до рождения, в момент родов и в первые дни внеутробной жизни животного. Чтобы эти недостатки могли послужить причиной возникновения паховой грыжи в последующем, требуется сильное одномоментное повышение внутрибрюшного давления или более слабое, но стойкое напряжение брюшного пресса при ослаблении общего тонуса тканей.

Клинические признаки и диагноз. В период формирования грыжи вагинального канала осмотром не устанавливается каких-либо симптомов заболевания; повод к исследованию возникает в том случае, когда животное начинает беспокоиться, оглядываться на живот, неохотно принимает корм. У жеребца диагноз уточняется ректальным исследованием: у внутреннего пахового кольца пальпируется фиксированная кишечная петля (реже она вклинивается в паховый канал вместе с сальником).

Интравагинальная грыжа с определением содержимого мешка легко устанавливается осмотром (наполнение односторонне свисающей мошонки), пальпацией (консистенция, смещаемость содержимого) и аускультацией (перистальтика). Эта грыжа относительно редко бывает невправимой, что обусловлено значительным пространством полости, ее гладкой стенкой, без бухт, углублений, перемычек, наличием транссудата, благодаря чему ограничивается спайкообразование.

Обособленная полость грыжевого мешка истинной мошоночной грыжи довольно четко выделяется при достаточном ее наполнении у жеребца: между грыжей и полостью общей влагалищной оболочки контурируется желобок; он заметнее вырисовывается в нижнем отделе мошонки. От этой грыжи по такому же признаку трудно дифференцируется ложная мошоночная грыжа. Здесь уточненный диагноз устанавливается только в ходе операции.

Ущемленная паховая грыжа чаще регистрируется у жеребцов, значительно реже у хряков и баранов, у которых широкое грыжевое кольцо с рубцово измененными стенками лишено в большой степени эластичного странгулирования. С развитием ущемления сразу проявляются признаки кишечной непроходимости (приступы колик, напряжение брюшной стенки, отсутствие дефекации, у хряков — рвота). У жеребцов нередко в качестве характерного симптома бывает принятие животным спинно-бокового положения с отведением конечности той стороны, на которой возникло ущемление. При этом уменьшается болезненность и в отдельных случаях наступает выздоровление (кишечная петля, мочевой пузырь смещаются в брюшную полость).

Лечение. У жеребят в первые недели после рождения паховая грыжа может в отдельных случаях самопроизвольно вправляться с формированием нормального пахового канала. Поэтому у них обычно не спешат производить грыжесечение. Ущемленная паховая грыжа подлежит безотлагательному оперативному вмешательству. В том случае, когда отсутствуют условия, обеспечивающие выполнение операции, ущемление устраняют консервативными приемами: вправление грыжи в лежачем спинном положении животного с приподнятой тазовой частью тела; манипулирование со стороны прямой кишки и снаружи, рациональнее — с применением релаксантов или наркотических веществ. В последующем герниотомию производят при нормальном состоянии животного, с надлежащей подготовкой его к операции (см. в учебнике оперативной хирургии).

Бедренная грыжа

(Hernia femoralis)

Бедренная грыжа наблюдается очень редко, преимущественно у лошадей, коров и собак.

Анатомические данные. Верхняя часть бедренного канала (внутреннее отверстие или кольцо) ограничивается лонной костью, паховой связкой — lig. inguinale, поперечным брюшным и пояснично-подвздошным мускулами. В нем лежат глубокие паховые лимфатические узлы, бедренная артерия и вена, п. saphenus и частично а. и v. saphena. От брюшной полости эта часть канала отграничена поперечной брюшной фасцией и.брюшиной (А. Ф. Климов). Грыжевым содержимым являются кишечная петля, сальник, у сук — рог матки.

Этиология. Причинами бедренной грыжи являются сильные мышечные напряжения.

Клинические признаки и Диагноз. Отмечается абдукция соответствующей тазовой конечности. На внутренней стороне бедра, в участке, где v. saphena погружается в мышечные пласты, обнаруживается мягкая, эластичная припухлость; у лошади она размером с куриное яйцо. При ректальном исследовании у входа в бедренный канал (кзади и внутрь от пахового кольца) пальпируется кишечная петля. При ущемлении отмечается сильная болезненность, сопровождающаяся хромотой в момент выноса конечности.

Прогноз. При неущемленной грыже прогноз осторожный, при ущемленной — сомнительный.

Лечение. Обычно пользуются консервативными методами: втирание кантаридной мази в области грыжевого выпячивания; репозиция ущемленной кишки ректальным путем; содержание животного на короткой привязи (лошади не дают ложиться в течение 7. 8 сут). При ущемлении производится герниотомия.

Паховая грыжа у сук

У самок плотоядных имеется узкий паховой канал, заполненный рыхлой соединительной тканью. У рожавших, ожиревших сук паховая^ грыжа наблюдается сравнительно часто; она бывает двусторонней. Грыжевой мешок грушевидной формы, постепенно увеличиваясь, достигает размеров гусиного яйца и больше. Содержимое (сальник, матка, кишечник, реже мочевой пузырь) в большинстве случаев срастается с мешком и не репозицируется. Ущемление чаще возникает во второй половине беременности, с ростом плодов в сместившемся в паховый канал роге матки.

Клинические признаки. Симптоматика паховой грыжи весьма характерна: в паховой области, латерально от молочной железы свисает строго контурированное, гладкостенное выпячивание. При ущемлении оно становится более плотным, болезненным. Все другие признаки этой грыжи ярче выступают в том случае, когда странгулируется петля кишки или мочевой пузырь; ущемление широких лоскутов сальника и рога матки протекает значительно легче.

Лечение. Эффективный способ лечения — герниотомия. Грыжесечение удобнее выполнять при сочетанном обезболивании: внутримышечно — аминазин, димедрол, промедол; местно — инфильтрационная анестезия. Растянутую кожу иссекают овальным лоскутом; рог беременной матки ампутируют после удаления плодов; расширение грыжевого кольца, когда в этом возникает необходимость, производят в пердне-боковом латеральном углу; наружное грыжевое кольцо смыкают 2. 4 узловатыми швами. В каудальном его углу важно избежать травмирования наружных срамных сосудов. Двустороннюю герниотомию выполнять одновременно на той и другой стороне трудно. Поэтому вначале делают операцию на одной стороне, а через 3. 4 нед — на другой.

Промежностная грыжа

(Hernia perinealis)

Грыжа промежности чаще наблюдается у собак, реже у животных других видов.

Промежностная грыжа редко бывает невправимой и ущемленной, что предопределено особенностями грыжевого мешка. Он представляет собой равномерный по ширине карман брюшины без сужений и какого-либо механизма странгулирования у входа и по длине. Грыжевыми воротами служат тазовые выпячивания брюшины.

Содержимым грыжевого мешка являются мочевой пузырь, кишечные петли, обычно вместе с сальником, у женских особей — матка.

Этиология. Расширению и удлинению одного из тазовых выпячиваний брюшины в направлении промежности способствуют гипертрофия простаты, потуги при трудных родах, расслабление так называемой тазовой диафрагмы в связи с длительными тенезмами, что иногда обусловлено дивертикулом прямой кишки, выпадением тазовых органов.

Клинические признаки. Купол выпячивания грыжи лежит у кобелей в верхней части промежности, между оттиснутым анусом и основанием хвоста. У самок грыжевой мешок выпячивает своим куполом сбоку от влагалища и ануса.

Диагноз. Диагностика промежностных грыж не представляет трудностей. Только липомы тазовой полости и дивертикулы прямой кишки по свойствам выпячивания (эластичность, безболезненность, смещение вглубь при надавливании) напоминают грыжу. В том случае, когда содержимым грыжевого мешка является мочевой пузырь, отмечается затруднение мочеиспускания и при надавливании выделяется моча.

Прогноз. В отношении излечения прогноз сомнительный.

Лечение. Существуют 3 способа оперативного вмешательства, сущность каждого из них в следующем.

Внутрибрюшная фиксация органов. Фиксируют смещающиеся в грыжевой мешок органы — vesicopexia, rectopexia, uteropexia. Для этого по белой линии (у кобеля — параллельно препуцию) вскрывают брюшную полость; прилежащую к разрезу брюшину стенки полости и брюшину, смещающегося органа скарифицируют и кровоточащие их участки густо сшивают тонким шелком (узелковые швы); в швы, накладываемые на разрез брюшины, также захватывают стенку подшиваемого органа. Целью операции является получение мощных спаек, способных удерживать смещающиеся органы.

Ампутация грыжевого мешка. Отделяют его возможно глубже, подтягивая в разрез промежности в процессе отпрепарирования; тщательно лигируют в глубоком отделе; отрезают, оставляя культю 1,5 см длиной. (Уплотненный, толстостенный грыжевой мешок отшивают.) Канал участка отпрепарирования последовательно (из глубины к коже) смыкают узелковыми швами. В промежутках их при необходимости прокладывают узкий капиллярный дренаж на 3. 4 дня.

Ушивание широко отпрепарированного грыжевого мешка. Стенку широко отпрепарированного грыжевого мешка гофрируют на нитках узелковых швов, захватывая в каждый из них промежуток в 3. 4 см. Первый такой шов накладывают на куполе грыжевого мешка, затем 3. 4 шва — вокруг него; потом накладывают 5. 6 швов по более широкому кругу грыжевого мешка. После этого полученные участки гофрировки погружают такими же швами, вследствие чего получается толстый пласт ткани, опускающийся в глубь таза, когда будут отсечены все нитки, удерживающие его при ушивании. С рубцеванием он уплотняется и препятствует смещению предлежащих органов (И. Е. Поваженко).

Грыжа белой линии

(Hernia liniae albae)

Грыжа белой линии чаще наблюдается у коров, затем у кобыл и очень редко, если исключить послеоперационные грыжи у свинок, у животных других видов. Она образуется в позадипупочном отделе белой линии живота, что обусловлено меньшей устойчивостью этого участка брюшной стенки по сравнению с предпупочным отделом. Большое значение имеет в этом структура прямого мускула живота и различная фиксация его краниальным и каудальным концами: крепление прямого мускула на реберных хрящах происходит вперемежку с мышечными пучками и сухожилиями, что в большей мере способно противодействовать натяжению, нежели фиксация его сухожилия на костных выступах и на тазовом конце тяжа брюшного шва.

К тому же на этом участке отсутствуют сухожильные прослойки, на уровне которых мускул имеет дополнительное крепление к наружному и внутреннему его влагалищам. Здесь же рядом с обеих сторон лежат сухожильные участки брюшной стенки, где отсутствуют активные сокращения в противодействие внутрибрюшному давлению, и эта роль ложится в большой степени на прямые мускулы. Наконец, в позадипупочном отделе сосредоточено распирающее действие таких органов, как рубец, матка; оно ослабевает в направлении к реберной стенке.

Клинические признаки и Диагноз. У старых коров, реже у кобыл в позднем периоде беременности иногда наступает разрыв прямого мускула живота. В этом случае огромный грыжевой мешок несколько смещает белую линию живота в противоположную сторону. Чаще имеет место диастаз прямых мускулов или же сочетание с разрывом. При этом грыжевой мешок сдвинут к переду, к пупковой области, по срединной линии. Он в течение короткого времени увеличивается в объеме настолько, что свисает до уровня заплюсневых суставов (рис. 33) и полностью репозицировать его содержимое не представляется возможным даже в том случае, когда оно представлено кишечником. Нередко грыжевой мешок разрывается.

Прогноз. Грыжа белой линии характеризуется образованием ворот, которые часто не удается закрыть ни швами, ни аллопластическими приемами. Предсказание у крупных животных ухудшается также с возрастом животного, в связи с его низкой упитанностью и неудовлетворительным общим состоянием.

У свиней грыжа белой линии с широкими воротами, образующимися вследствие рецидивов, может быть устранена.

Травматическая брюшная грыжа

(Hernia abdominalis traumatica)

Под таким определением рассматриваются все случаи смещения внутреннихорганов через новообразованные дефекты брюшной стенки (рис. 34). При этом в одних случаях образуется типичная грыжа, в. других — пролапс. Чаще они наблюдаются у крупного рогатого скота, реже у лошадей, очень редко у овец, свиней и других животных.

Этиология. При ударе рогом, падении на пень, надавливании колом и т. п. кожа, желтая брюшная фасция, а также широко смещающийся подкожный мускул обычно остаются целыми. Бесшерстные полосы, экскориации, поверхностные разрывы кожи покрываются корками и через 7. 10 дней становятся незаметными. Глубокие, напряженные пласты мускулов, апоневрозов разрываются по длине волокон или лоскутами с образованием щелевидного или неправильной формы отверстия. При этом в нижних отделах брюшной стенки в большинстве случаев разрывается брюшина и возникает пролапс; в средней трети брюшной стенки у упитанных животных брюшина вместе с поперечной брюшной фасцией часто остается целой и выпячивает в щель разрыва грыжевым мешком.

Клинические признаки и Диагноз. При рассматриваемом механизме травмирования обычно отслаивается кожа, иногда на широком участке, с образованием гематомы или лимфоэкстравазата. Как при гематоме, так и при лимфоэкстравазате из-за наличия жидкого содержимого полостей, воспалительного отека и болезненности затрудняется диагноз грыжи. Позже, на 7. 10-й день, легко устанавливаются ширина, направление щели, определяются грыжевое содержимое (кишечник, матка, рубец, сычуг, край селезенки и пр.), смещаемость его в грыжевом мешке и возможность репозиции. Труднее дифференцируются истинная грыжа и пролапс. Однако учет отдельных признаков этих процессов позволяет правильно решить вопрос в большинстве случаев.

1. Грыжевой мешок с его содержимым выпячивает своей округлостью равномерно на уровне грыжевого отверстия, тогда как в пролапсе грыжевое содержимое, постепенно расслаивая рыхлую клетчатку, с течением времени опускается книзу и грыжевое отверстие более свободно пальпируется в верхнем отделе припухлости при стоячем положении животного.

2. В грыжевом мешке, даже при наличии широких ворот в нижней трети живота, проникающие сюда органы, в первую очередь кишечные петли, не вываливаются в таком большом количестве, как это наблюдается при пролапсах.

3. Расслоение тканей, постепенно увеличивающееся при пролапсах, сопровождается лимфоизлиянием, а перегиб кишечных петель через нижний край грыжевого отверстия — затруднением оттока и транссудацией. Вследствие этого накопление жидкости («грыжевые воды») здесь нередко равно нескольким ведрам, что при истинных грыжах не достигает такой интенсивности. Все же в большинстве случаев достоверный диагноз рассматриваемых процессов устанавливается только при операции.

Ущемление при этих грыжах наблюдается редко, что предопределено отсутствием странгулирующего механизма грыжевых ворот (разрыв мускулов, нарушение их .иннервации). При этом с напряжением брюшного процесса не возникает ни сужения, ни спазма грыжевого отверстия. То же касается срастания кишечных петель с прилегающими тканями. Оно ограничено малоблокированной подвижностью покрытых брюшиной органов в широких воротах, а также наличием большого количества лимфы и транссудата, постоянно омывающих поверхность соприкасающихся тканей.

Прогноз. При травматических брюшных грыжах прогноз благоприятный.

Лечение. При операции пользуются наркозом и обезболиванием. Фиксация — лежачее положение животного. Обычно удается закрыть щель брюшной стенки узловатыми швами. Широкие грыжевые ворота, где натяжение ниток не обеспечивает надлежащего сближения их стенок (прорезаются швы), мы закрываем тонкой марлевой тесьмой, разрез кожи при этом остается открытым (тампонируется) до момента снятия шва (14. 16 дней). В современной практике часто используется аллопластика.

Диафрагмальная грыжа

(Hernia diaphragmatica)

Смещение органов живота (кишечной петли, сальника, края селезенки, других органов) через щель в диафрагме в грудную полость обычно происходит без образования серозного грыжевого мешка. Такое явление относят к внутренним грыжам.

Этиология. Разрыв диафрагмы у лошади происходит в момент прыжка, падения при взятии препятствия, обычно с переломами ребер, у собак — вследствие сдавливания реберной стенки колесом автомашины и других тяжелых травм, в том числе ранений.

Клинические признаки и Диагноз. Тяжелое состояние животного, развивающееся в связи с травмой, в большой мере затрудняет топический диагноз. Только сильная одышка, иногда определение тимпанического звука по уровню лежания кишечной петли дают основания к диагнозу. У лошадей, рогатого скота и свиней он обычно устанавливается на секции, а у собак, кроме того, — в момент операции.

Лечение. Если предвидится благоприятный исход, то у мелких животных предпринимается соответствующее лечение с использованием управляемого дыхания. Швы на щель диафрагмы накладывают со стороны брюшной полости. Эпиплевральная или паранефральная новокаиновая блокада при таком вмешательстве является важным, рациональным мероприятием.

Одним из путей совершенствования закрытия грыжевых ворот при герниопластике является применение хирургических швов в минимальной степени нарушающих микроциркуляцию в сшиваемых тканях и использование современных синтетических нитей с антибактериальной пропиткой.

Задачей настоящего изобретения является разработка простого способа зашивания мышечно-апоневротических тканей грыжевого кольца у лошадей (жеребят), сокращение сроков выздоровления животных и профилактика септических осложнений. Технической сущностью изобретения является асептическое и малотравматичное без вскрытия грыжевого мешка и доступа в брюшную полость закрытие грыжевых ворот, что позволяет упростить способ герниопластики, сократить количество обработок зоны хирургического вмешательства в послеоперационный период.

Настоящая задача решается тем, что в способе оперативного лечения пупочной грыжи у лошадей, включающем иссечения кожного лоскута и выделения грыжевого мешка без отслоения его стенок от грыжевых ворот с последующим вправлением его в брюшную полость для создания «биологического тампона», зашивание грыжевого отверстия стежками синтетической нити с антибактериальной пропиткой с последующим ее удалением со шва, грыжевое отверстие зашивают, отступив от края нижней части кожной раны 2,5-3 см, стежок делают вколом иглы и прошиванием сдвоенной нитью всех слоев брюшной стенки вместе со сдвоенной частью грыжевого мешка, выкол делают под контролем пальцев, введенных в грыжевое отверстие через стенку грыжевого мешка, иглу с нитью переводят на противоположную сторону раны, второй вкол делают изнутри брюшной полости, захватывая в шов сначала сдвоенную стенку грыжевого мешка, а затем мышечно-апоневротические слои брюшной стенки и подкожную клетчатку без захвата поверхностной фасции, подкожной мышцы и кожи, после второго выкола через указанные слои иглу с нитью проводят вдоль края раны и делают третий вкол со стороны подкожной клетчатки, отступив от второго выкола на 1,5-2 см, прошивают те же слои, что и при втором вколе, только в обратном порядке, затем иглу с нитью проводят на противоположную сторону раны и проводят четвертый вкол со стороны брюшной полости (изнутри), отступив от края грыжевого отверстия на 2,5-3 см и захватывая в стежок сначала сдвоенную стенку грыжевого мешка, а затем все слои брюшной стенки, при этом выкол делают на коже и затягивают стежок с образованием фасциально-мышечной дупликатуры, включающей в себя часть грыжевого мешка. Каждый последующий стежок между первым и вторым вколом захватывает часть предыдущего стежка. Узлы стежков шва располагают на коже с одной стороны операционной раны. После закрытия грыжевого дефекта края кожной раны отдельно соединяют узловыми швами. Удаление шовного материала ведут на 14-16 день после операции.

В результате предлагаемого способа ушивания грыжевых ворот снижается давление нитей шва на ушиваемые ткани, т.к. архитектоника предлагаемого модифицированного шва предполагает расположение нитей в одной плоскости. Соответственно, исключается сдавливание тканей, прорезывание их нитью и/или ишемия и образование ложных грыжевых деффектов по линии вколов иглы. При этом шов надежно соединяет края грыжевого кольца, образуя мышечно-апоневротическую дупликатуру, а грыжевой мешок, вправленный в брюшную полость частично подшивается к внутренней поверхности брюшной стенки и служит биологическим тампоном.

На фиг. 1 дана схема горизонтально-петлевидного шва для ушивания грыжевого кольца при пупочных грыжах у лошадей.

На фиг. 3 — вид прооперированной предлагаемым способом пупочной грыжи у кобылки 1,5-летнего возраста

На поясняющих способ фиг. 1 и 2 позициями показано: кожа 1, грыжевые ворота 2, вправленный в брюшную полость грыжевой мешок 3, модифицированный горизонтально-петлевидный шов 4, узловой шов на кожу 5.

Способ осуществляется следующим образом. Для герниопластики используются синтетические антибактериальные нити поликон №6.

Последующие стежки шва накладываются аналогично первому, но в каждый последующий стежок между первым и вторым вколом захватывается часть предыдущего стежка (фиг. 2). Узлы стежков шва располагаются на коже с одной стороны от операционной раны.

За счет горизонтального расположения нитей в тканях в минимальной степени нарушается их кровоснабжение, даже при сильном их затягивании и образовании дупликатуры. Соответственно регенеративные процессы протекают в короткие сроки.

После закрытия грыжевого дефекта края кожной раны отдельно соединяют узловыми швами. Швы снимают на 14-16 день после операции. При этом шовный материал, являющийся инородным имплантантом, полностью удаляется из тканей, купируется воспалительная реакция.

Владельцы патента RU 2540364:

Изобретение относится к ветеринарной хирургии грыж. Иссекают кожный лоскут и выделяют грыжевой мешок без отслоения его стенок от грыжевых ворот с последующим вправлением его в брюшную полость для создания «биологического тампона». Зашивают грыжевое отверстие синтетической нитью с антибактериальной пропиткой с последующим ее удалением. При этом шов накладывают горизонтально-петлевидного вида с взаимозахватывающими стежками и сдвоенными нитями, формирующими мышечно-апоневротическую дупликатуру, с захватом с одной стороны стенки грыжевого мешка, мышечно-апоневротических слоев брюшной стенки, подкожной клетчатки, поверхностной фасции, подкожной мышцы и кожи, а с другой стороны — стенки грыжевого мешка, мышечно-апоневротических слоев брюшной стенки и подкожной клетчатки без захвата поверхностной фасции и подкожной мышцы и кожи с одновременным подшиванием стенки грыжевого мешка к внутренней поверхности брюшной стенки. Далее соединяют кожные края операционной раны узловыми швами, с последующим полным удалением шовного материала на 14-16 день после операции. Способ предупреждает септические осложнения после герниопластики. 4 з.п. ф-лы, 3 ил.

Изобретение относиться к ветеринарной хирургии и может быть использовано в широкой ветеринарной практике при пластике пупочной грыжи у лошадей.

Пупочные грыжи диагностируют в основном у молодых животных. Большинство таких грыж вправимы, но сопровождаются припаиванием стенок грыжевого мешка к пупочному (грыжевому) кольцу. Для лечения пупочных грыж используются ряд паллиативных и радикальных (оперативных) способов. Известные методы герниопластики предполагают выделение серозно-фасциального грыжевого мешка, вправление его в брюшную полость с последующим зашиванием грыжевых ворот. При некоторых способах грыжесечения часть грыжевого мешка удаляют, а затем также накладывают швы на грыжевые ворота (Шакалов К.А., Башкиров Б.А., Семенов Б.С. Хирургические болезни сельскохозяйственных животных. — Л.: Агропромиздат. Ленингр. отд-ние, 1987. — 255 с.; Калашник И.А.. Логвинов Д.Д., Смирнов С.И. Незаразные болезни лошадей. — М.: Агропромиздат, 1990. — 272 с.; Шнякина Т.Н., Щербаков Н.П. Абдоминальные грыжи у животных. — г. Троицк, УГАВМ, 2008. — 140 с.).

На сегодняшний день предложено большое количество способов зашивания грыжевых ворот. Но при этом довольно часто возникают рецидивы пупочной грыжи, когда грыжевыми воротами становиться не пупочное кольцо, а отверстие, образовавшееся вследствие разрыва брюшной стенки по линии проколов хирургической иглой (Бурденюк А.Ф., Власенко В.М. Грыжи у животных. — К.: Вища шк. Головное изд-во, 1987. — 80 с.).

Преимуществом предлагаемого метода является и то, что при таком способе герниопластики шовный материал, являющийся инородным имплантатом, полностью удаляется из тканей при снятии швов.

На фиг. 2 показана архитектоника расположения нитей горизонтально-петлевидного (4) и узлового (5) швов в тканях.

После иссечения веретенообразного кожного лоскута и удаления его с грыжевого мешка последний вправляют в брюшную полость без отделения его от краев грыжевого кольца с целью последующего образования «биологического тампона» и исключения повреждения грыжевого мешка и вскрытия брюшной полости. Далее приступают к закрытию грыжевых ворот путем наложения модифицированного горизонтально-петлевидного шва.

В нижней части кожной раны, отступив от ее края и края грыжевых ворот на 2,5-3 см, делают вкол иглы и прошивают сдвоенной нитью все слои брюшной стенки вместе со сдвоенной частью грыжевого мешка, а выкол делают под контролем пальцев, введенных в грыжевое отверстие через стенку грыжевого мешка. Иглу с нитью переводят на противоположную сторону раны и второй вкол делают изнутри брюшной полости, захватывая в шов сначала сдвоенную стенку грыжевого мешка, затем мышечно-апоневротические слои брюшной стенки и подкожную клетчатку без захвата поверхностной фасции, подкожной мышцы и кожи. После выкола через указанные слои иглу с нитью проводят вдоль края раны и делают третий вкол со стороны подкожной клетчатки, отступив от второго выкола на 1,5-2 см, прошивая те же слои, что и при втором вколе, только в обратном порядке. Затем иглу с нитью проводят на противоположную сторону раны и проводят четвертый вкол со стороны брюшной полости (изнутри), отступив от края грыжевого отверстия на 2,5-3 см и захватывая в стежок сначала сдвоенную стенку грыжевого мешка, а затем все слои брюшной стенки. Выкол делают на коже. При затягивании стежка образуется фасциально-мышечная дупликатура, включающая в себя часть грыжевого мешка. Таким образом, часть грыжевого мешка подшивается к брюшной стенке со стороны брюшной полости, что в последующем способствует полноценному закрытию грыжевого дефекта рубцовой тканью.

Эффективность применения предлагаемого способа герниопластики при пупочной грыже у лошадей подтверждена результатами хирургических вмешательств у четырех жеребят в возрасте от 8 месяцев до 1,5 лет.

1. Способ оперативного лечения пупочной грыжи у лошадей, включающий иссечения кожного лоскута и выделения грыжевого мешка без отслоения его стенок от грыжевых ворот с последующим вправлением его в брюшную полость для создания «биологического тампона», зашивание грыжевого отверстия стежками синтетической нити с антибактериальной пропиткой с последующим ее удалением со шва, отличающийся тем, что грыжевое отверстие зашивают, отступив от края нижней части кожной раны 2,5-3 см, стежок делают вколом иглы и прошиванием сдвоенной нитью всех слоев брюшной стенки вместе со сдвоенной частью грыжевого мешка, выкол делают под контролем пальцев, введенных в грыжевое отверстие через стенку грыжевого мешка, иглу с нитью переводят на противоположную сторону раны, второй вкол делают изнутри брюшной полости, захватывая в шов сначала сдвоенную стенку грыжевого мешка, а затем мышечно-апоневротические слои брюшной стенки и подкожную клетчатку без захвата поверхностной фасции, подкожной мышцы и кожи, после второго выкола через указанные слои иглу с нитью проводят вдоль края раны и делают третий вкол со стороны подкожной клетчатки, отступив от второго выкола на 1,5-2 см, прошивают те же слои, что и при втором вколе, только в обратном порядке, затем иглу с нитью проводят на противоположную сторону раны и проводят четвертый вкол со стороны брюшной полости (изнутри), отступив от края грыжевого отверстия на 2,5-3 см и захватывая в стежок сначала сдвоенную стенку грыжевого мешка, а затем все слои брюшной стенки, при этом выкол делают на коже и затягивают стежок с образованием фасциально-мышечной дупликатуры, включающей в себя часть грыжевого мешка.

2. Способ по п.1, отличающийся тем, что каждый последующий стежок между первым и вторым вколом захватывает часть предыдущего стежка.

3. Способ по п.1, отличающийся тем, что узлы стежков шва располагают на коже с одной стороны операционной раны.

4. Способ по п.1, отличающийся тем, что после закрытия грыжевого дефекта края кожной раны отдельно соединяют узловыми швами.

5. Способ по п.1, отличающийся тем, что удаление шовного материала ведут на 14-16 день после операции.

Пупочная грыжа у кошки (котенка) или собаки (щенка) — весьма частое явление. Как правило, данная проблема врожденная, но возникает и при индивидуальных особенностях строения, при тупых травмах брюшной стенки, при сверх меры нагрузке на брюшные мышцы или при повышенном брюшном давлении, например, при высоком уровне образовании газов в кишечнике, а также может возникнуть, как пост операционная патология.

Пупочная грыжа представляет из себя грыжевые ворота с выпадением в них грыжевого мешка.

Грыжевой мешок, как правило, представляет из себя часть сальника, реже — петли кишечника. Размеры пупочной грыжи различны в пределах от нескольких миллиметров до нескольких сантиметров. Во время пальпации грыжу возможно вправить в полость брюшины, после чего обнаружить грыжевое кольцо твердое на ощупь.

Грыжевые ворота ущемляют грыжевой мешок, что в свою очередь способно нарушить питание ткани (сальника или петли кишечника), далее возможно развитие некроза данных тканей. В таком случае, состояние животного оценивается уже как тяжелое. Температура тела поднимается выше нормы, снаружи грыжа увеличивается в объеме по причине отека, может быть более красной и горячей, чем окружающие ткани. Возможно проявление рвоты, характерные позы по причине острой боли в брюшине, вялость, отказ от пищи, отсутствие стула. Такому пациенту требуется экстренная операция для устранения боли и спасения жизни! Если экстренно не удалить такой источник воспаления, животное может погибнуть из-за развития сепсиса.

Многие владельцы для лечения пупочной грыжи применяют различные методы — привязывание монеток, зеркал и прочее. На самом деле, настоящее лечение пупочной грыжи заключается в оперативном вмешательстве — несложной и довольно быстрой операции, проводящейся под общим наркозом и заключающийся в ушивании грыжевого кольца — грыжевых ворот.

ПУПОЧНАЯ ГРЫЖА

Этиология. Чаще всего пупочная грыжа наблюдается у многоплодных животных (поросят, щенят), но может быть и у других животных. Грыжевым отверстием служит пупочное кольцо, остающееся расширенным после родов. В этиологии пупочных грыж существенное значение имеют врожденные недостатки развития. Такой порок считается наследственным. Одной из основных причин является родственное разведение и нарушение условий содержания и кормления, что приводит к рождению слаборазвитых животных с пониженным тонусом тканей, в том числе и мышц живота. Элемент врожденного предрасположения — замедленное редуцирование пупочной вены и пупочной артерии с урахусом. Из остатков этих тяжей образуются подобия связок: пупочно-печеночная и пупочно-пузырная. При повышении внутриутробного давления подвешенное на связках пупочное кольцо растягивается в противоположных направлениях.

Рис. 213

Брюшная грыжа

Симптомы. В области пупка обнаруживают припухлость, в глубине которой часто прощупывается расширенное пупочное отверстие. При вправимых грыжах содержимое грыжевого мешка смещается через это отверстие в брюшную полость. После кормления припухлость увеличивается. При выпадении кишечника улавливается его перистальтика. При ущемленной грыже появляется выраженное общее беспокойство животного. Припухлость становится болезненной и горячей вследствие быстрого развития перитонита.

Лечение. У животных единственно рациональной является герниотомия по одному из способов, указанных в оперативной хирургии. При ущемленных грыжах оперативное вмешательство должно носить неотложный характер. В тех случаях, когда грыжевые ворота нельзя закрыть за счет собственных тканей, применяют аллопластику.

admin

Наверх