Что такое косячный жеребец

Косячный жеребец — производитель, используемый в косяке. Он должен обладать достаточно высокими племенными и экстерьерными качествами, а главное — выносливостью, крепким здоровьем и особенностями характера (определенным типом ВНД), позволяющими подчинить косяк.

Поведение косячного жеребца в косяке зачастую бывает настолько своеобразно и загадочно, что невольно может натолкнуть неискушенного наблюдателя на поспешный вывод о полной целесообразности всех действий жеребца.

Только этим можно объяснить появление всевозможных сказок о поведении жеребцов-косячников, проявляющих большую «мудрость», вроде жеребца, лечащего свой косяк от ревматизма по всем правилам грязелечения. На самом же деле поведение косячных жеребцов лишено всякой сказочности и если и не вполне может быть расшифровано в каждый данный момент, то при глубоком анализе получает исчерпывающие объяснения.

Мы ставим задачей настоящего изложения отметить лишь те особенности поведения косячных жеребцов, которые в той или иной степени отражаются на ходе производственной работы.

Взаимоотношения, которые складываются в косячной жизни между жеребцом и семьей кобыл, находящихся под его началом, должны быть отнесены к числу немаловажных производственных моментов, определяя течение случки, ее успех, а также и формы необходимого обслуживания. Взаимоотношения эти главным образом зависят от характера жеребца-косячника, и нрав кобыльей семьи, входящей в косяк, не имеет здесь решающего значения.

Часто встречаются взаимоотношения, носящие характер деспотического подчинения косяка жеребцу — хозяину. Жеребцы такого сорта обычно встречаются среди старых косячников, имеющих в своем прошлом несколько лет косячной практики. Работа с такими жеребцами проста и удобна, т. к. опытный и самостоятельный косячный жеребец не требует вовсе помощи и вмешательства человека, самостоятельно проводя в жизнь свой «случной план». Пасет свой косяк, заботится о водопое, ревниво оберегая от нападения волков и от вторжения посторонних лошадей. Принцип семейной замкнутости, характерный для косячной случки, получает здесь полное применение, что дает гарантию покрытия маток по назначению.

Весьма близка по форме, «о отлична по содержанию следующая, довольно редко встречающаяся категория косячных жеребцов, которые, пытаясь действовать способами аналогичными, создают совершенно иные взаимоотношения с кобылами косяка. Характерной чертой взаимоотношений является здесь взаимная враждебность, создающая в косяке атмосферу напряженного неустойчивого равновесия. Лед враждебности ломается только в те моменты, когда кобыла, подчиняясь физиологической функции организма, инстинкту материнства, подходит к жеребцу для получения садок. В остальные моменты совместной жизни кобыла и жеребец остаются явными врагами. В таких косяках жеребец ходит отдельно от кобыл, постоянно соблюдая между собой и косяком известный интервал, сокращение которого встречается нападением кобыл.

Характерной чертой для такого жеребца является чрезмерная горячность и злость, которые лишают его «авторитета» среди кобыл, ставя не на положение диктатора, а на положение врага. В жизни, описанных косяков нередко происходят эксцессы, сводящиеся к нападению жеребца на одну из кобыл и взаимной потасовке. Встречая от испуганной кобылы решительный отпор, жеребец свирепеет и н состоянии ярости наносит кобыле увечье или получает увечье сам. Описанные взаимоотношения понижают качество работы жеребца и, создавая серьезную опасность для его сохранности, требуют особой бдительности от обслуживающего косяк персонала. Где есть к тому возможность, горячего и злого жеребца, следует использовать не в косячной, а в ручной случке, где он будет работать отлично.

Третья категория косячных взаимоотношений, к описанию которой мы переходим, встречается чаще всех прочих.

Связующим звеном между жеребцом и кобылами здесь является добровольное подчинение кобыл, основанное на привязанности. Жеребец такого косяка представляет собой не диктатора, а члена косячной семьи.

В таком косяке не слышно скандалов, жеребец ходит вместе с кобылами, свободно подходит к каждой из них, включая жеребых и находящихся в отбое, в жару нередко забивается о середину косяка, окруженный тесно стоящими кобылами. Привязанность и доверчивость находящихся в отбое, в жару нередко забивается в середину косяка, спокойную семейную атмосферу, которая наилучшим образом защищает жеребца и кобыл от травматических повреждений.

Несмотря на равновесие взаимоотношений, жеребец-косячник все же остается хозяином косяка, наблюдающим за выполнением косячных правил, и руководителем в его повседневной жизни. Использование такого рода жеребцов удобно и обслуживание, благодаря своей несложности, доступно для слабо подготовленных табунщиков.

Нередко можно встретить весьма оригинальный вид косячных взаимоотношений, по своей сути диаметрально противоположный всем описанным выше. Характерным для этих взаимоотношений является «бесхарактерность» жеребца, не умеющего возглавить жизнь косяка и нередко находящегося в подчинении у кобыл. Чаще всего в таком положении оказываются молодые и физически слабые косячные жеребцы, но нередки случаи, когда робость и мягкость характера жеребца не зависят ни от его развития, ни от состояния здоровья.

Взаимоотношения приобретают здесь зачастую неожиданный характер. В том случае, если кобылы косяка отнесутся неприязненно к выпущенному к ним жеребцу, в лучшем случае он будет ими жестоко избит, в худшем для дела окажется выгнанным прочь из косяка. В том же случае, если жеребец кобылам понравится, он будет принят в косячную семью и на положении любимца останется «на содержании у маток» весь случной период. Порядка в таком косяке будет мало, ссоры маток между собой, «склоки на почве ревности» становятся обычным явлением, в результате чего будет наблюдаться повышенное количество травматических повреждений, всякого рода ушибов и заступок. Работа жеребца в таком косяке сопряжена со значительным риском, т. к. отсутствие в косяке хозяина дает возможность каждой кобыле проявлять особенности своего характера, что в период случки при наличии жеребца становится особенно опасным.

Некоторые «ревнивые» кобылы всякий раз, как жеребец производит садку на другую, пытаются всеми способами препятствовать тому, поворачиваются и начинают бить задом по злополучной паре.

Чаще всего от этого страдает жеребец и жеребята-сосуны. При обслуживании такого косяка требуется особая бдительность и расторопность.

В первый период задача обслуживания описанного косяка сводится к приучению кобыл к жеребцу, для чего кобылы, выходящие в охоту, с помощью табунщика случаются с жеребцом с применением обычных способов укрощения (недоуздок, треног, цурба). После покрытия большинство кобыл начинает проявлять большую терпимость по отношению к жеребцу, постепенно сменяющуюся привязанностью, и тогда задачей обслуживания ставится борьба с «ревностью». Для этого кобыл, мешающих жеребцу работать, временно выделяют из косяка и дают жеребцу возможность беспрепятственно покрыть прочих. Лучшим способом успокоения злой и ревнивой кобылы является работа на ней и в том случае, если она холоста и может быть оседлана, ее берут под седло табунщика, обслуживающего косяк и пускают в косяк лишь спустя несколько дней работы.

Последняя категория косячных взаимоотношений, встречающаяся довольно часто, отличается от всех описанных выше большой неожиданностью форм и отсутствием всякой системы. Жеребцы в таких косяках проявляют «непостоянство характера», в результате чего картина взаимоотношений все время испытывает резкие изменения. Несомненно, что от использования в косячной случке таких жеребцов лучше воздержаться, т. к. взбалмошность их в соединении с горячностью и злостью может создать серьезные осложнения в косячной жизни с вытекающими отсюда последствиями. По нашим наблюдениям жеребцы такого рода чаще встречаются среди высококровных и полукровных, реже среди аборигенных. Обычно использование таких жеребцов в ручной случке дает несравненно лучший результат.

Подобно табунным, и в косячной жизни имеются свои законы, свои привычки и особенности поведения, которые рождаются в итоге всех взаимоотношений косячной семьи.

Основная привычка, которую мы называли стадностью, не только сохраняет в жизни косяка свою силу, но дополняется и усиливается законом косячной замкнутости, строгим ревнителем которого является косячный жеребец. Если привычка, выработанная в результате нескольких лет табунной жизни, превратила лошадь в общественное животное, привязанное к табуну, установив принцип табунной солидарности, препятствующий уходу лошадей из табуна, без всякого на то принуждения, то в условиях косячной жизни картина будет несколько иной.

После произведенной отбивки от табуна косяка, в результате которой создается случайная, с точки зрения взаимных привязанностей, группа маток, получаются условия, в которых привычка табунностй становится отрицательным фактором, толкающим маток не на совместную косячную жизнь, а на поиски того табуна, из которого они были выбиты, с целью вернуться в него. Если привычка табунности, как таковая, и поддается легкому искоренению, то индивидуальные привязанности отдельных маток долго дают себя знать, толкая их на уход из косяка для поисков табуна и тех подруг, с которыми они оказались разлученными.

Здесь лучшую услугу конному заводу оказывает косячный жеребец, который, попав в косяк, спешит утвердить в нем «закон» косячной замкнутости, идущий несравненно дальше табунной привычки и запрещающий не только уход лошадей из косяка, но и попадание в косяк посторонних, не оказавшихся в косяке в момент выпуска в него жеребца.

Поэтому строгие косячные жеребцы дают полную гарантию охранности косяка, беспрерывно наблюдая за поведением каждой матки.

Матку, отколовшуюся от косяка, жеребец заставляет вернуться назад, для чего обходит ее с обратной от косяка стороны с видом явно угрожающим, пригнув голову к земле, заложив уши и издавая странные звуки, напоминающие шипение змеи. В том случае, если угроза не оказывает действия, жеребец бросается на кобылу и кусает ее. В результате совместных действий жеребца и помогающего ему табунщика косяк сохраняет свой состав и члены его постепенно забывают про свои старые привязанности и привыкают к совместной косячной жизни. Особенно быстро свыкаются пожилые матки, хуже молодые, при равных условиях по возрасту, лучше прочих привыкают жеребые, затем подсосные, хуже холостые.

«Принцип» замкнутости косяка не в одинаковой степени соблюдается всеми жеребцами. Встречаются нередко жеребцы, частично или полностью не признающие этого, наоборот, другие следят за его применением со всей строгостью, на какую они способны. Некоторые старые (иногда и молодые) косячные жеребцы, отличаясь чрезмерной ревнивостью, не подпускают к косяку не только постороннюю лошадь, но и обслуживающего их табунщика. Опасность встречи с таким жеребцом серьезна, т. к. разоренный вторжением, лишенный страха, он кидается, чтобы рвать, кусать и бить… Приближающийся всадник служит объектом атаки и лучшим средством обороны будет срочное спешивание и выход вперед навстречу жеребцу, т. к. на пешего человека жеребцы не нападают.

Особенно печальные последствия бывают, если к косяку приблизится стреноженная лошадь, будь то кобыла или мерин, оставленные без надзора. Беспомощная, не имеющая возможности ни обороняться, ни спастись бегством, пойманная рассвирепевшим косячником, она Судет или уничтожена жеребцом, или получит жестокое увечье.

Случай встречи между собой двух ревнивых косячных жеребцов в табунной практике иногда имеют место благодаря халатности обслуживающих косяки табунщиков или неправильной расстановке косяков. В результате этих встреч после жестокой битвы один из жеребцов оказывается изувеченным и нередко подыхает от полученных ран. Понятно, что разнять двух сцепившихся в драке косячных жеребцов не представляется возможным до тех пор, пока один из них не обнаружит попытку спастись бегством; удары кнута, крики табунщиков не помогают делу и прекратить упорную драку удается лишь с помощью арканов, которыми одновременно охватывают обоих жеребцов и разводят в стороны.

Обслуживание злых, ревнивых косячных жеребцов сложно и опасно. Для предотвращения несчастья такие косяки расстанавливаются на изолированных отдаленных участках, для ухода за ними назначают опытных, надежных табунщиков, знающих повадки жеребца и соответственно проинструктированных.

К ряду ревнивых жеребцов, в особенности молодых, можно применять меры воздействия с целью отучить их от выбегания из косяка. Наиболее действительным оказывается следующий способ: выбежавшего из косяка жеребца ловят при помощи аркана, косяк угоняют, а жеребца отводят на конюшню, где держат в изоляции некоторое время, в качестве возмездия за совершенный им проступок.

Наиболее драчливых жеребцов, выбегающих навстречу подъезжаюшим всадникам, несколько ловких табунщиков обрабатывают при помощи длинных хворостин, которыми стегают жеребца до тех пор, пока чувство раздражения у него не сменится страхом и он не поспешит вернуться в косяк. Дальнейшее обслуживание косяка производят с хворостиной, которая делает положение табунщика более безопасным.

Эта особенность косячной «этики», которую мы назвали семейной замкнутостью косяка, должна строго учитываться при организации и проведении косячной случки, определяя собой ряд весьма важных организационных производственных моментов.

С одной стороны, замкнутость является положительным фактором, не допуская покрытия косячным жеребцом маток, не назначенных ему в случку, с другой стороны, значительно усложняет работу, исключав возможность беспрепятственного добавления в косяк маток, которые не могли быть выпущены вместе с прочими матками косяка в начале случки (были на излечении, карантинировались или были в косяке другого жеребца, выбывшего из строя), т. к. верный себе жеребец будет грызть, бить и выгонять их из косяка прочь.

Между тем в практике необходимость добавки в косяк новых кобыл встречается довольно часто, что и потребовало создания средств противодействия упрямству жеребцов, строго соблюдающих границы своего семейного круга.

Менее строгих жеребцов с этой целью берут из косяка и ставят на сутки в конюшню. Непосредственно вслед за изъятием жеребца в косяк вливаются добавляемые кобылы, что дает возможность новым членам косячной семьи, к моменту обратного выпуска жеребца в косяк, полностью освоиться с прочими кобылами. Многие жеребцы, простояв в изоляции в конюшне, выпущенные в косяк, не обращают внимания на происшедшее добавление, что и является задачей всего мероприятия.

Описанный способ позволяет производить добавку в косяк сразу нескольких кобыл вне зависимости от их поведения, что делает его, благодаря простоте, наиболее удобным. Но не все жеребцы отличаются таким добродушием: многие из них, вернувшись в косяк, поспешат выгнать добавленных кобыл, которых они упорно не желают признать своими, доказав несостоятельность наших ухищрений. Для этих жеребцов придется применить более сложный способ приучения, который, начинаясь так же, как и первый, вводит новый элемент приучения.

После суток изъятия жеребца из косяка добавляемых к нему маток пригоняют в баз и держат в нем вместе с жеребцом в продолжение нескольких часов, после чего жеребца вновь берут в конюшню, а кобыл смешивают с косяком для того, чтобы на следующий день повторить вновь. После нескольких повторных сеансов приучения, вслед за тем, как жеребец покроет одну из добавляемых кобыл, его выпускают в пополненный косяк и наблюдают за его поведением. В том случае, если жеребец продолжает гонять всех или часть добавленных кобыл, его вновь берут в конюшню и применяют другой! способ еще более канительный, но более сильно действующий.

Для некоторых жеребцов наиболее строгих, особенно в том случае, если добавляется одна, две кобылы, следует начинать именно со способа, описанного ниже, как наиболее верного. Добавление кобылы в косяк приурочивают к тому моменту, когда она находится в охоте. Простоявшего в изоляции жеребца заставляют покрыть кобылу вручную или варковым способом, после чего, продержав некоторое время вместе в базу, выпускают в косяк. Обычно, покрывши кобылу, все жеребцы признают ее членом своего косяка, что и говорит об успешном завершении мероприятия.

Но встречаются жеребцы, которые, несмотря на длительное изъятие из косяка, отказываются от случки с добавляемой кобылой (и с рук и в варке), и если упорство их остается непреклонным, кобылу приходится передавать в косяк другого, менее разборчивого жеребца.

Существует категория косячных жеребцов, которые выполняют закон замкнутости частично. Не допуская ухода кобыл из косяка, они беспрепятственно позволяют производить добавку в косяк кобыл. Эти жеребцы обычно спокойны к добродушны и принадлежат к разряду жеребцов, поддерживающих в косяке атмосферу дружеского равноправия без тени угнетения.

Подобное частичное нарушение принципа замкнутости производят весьма редко встречающиеся «жеребцы-империалисты», которые производят нападения на соседние косяки и стараются отбить из них себе кобыл, или захватывают косяк целиком, прогнав прочь незадачливого жеребца.

Полностью нарушают условия замкнутости жеребцы, находящиеся в угнетении у кобыл косяка, и жеребцы, отличающиеся непостоянством характера, они допускают как добавление в косяк кобыл, так « самовольный уход из него.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОСЯ?ЧНЫЙ, —ая, —ое. Прил. к косяк 2 . Впереди — брел косяк кобылиц и косячный вожак, гнедой жеребец Буян с черной гривой. А. Кожевников, Живая вода.

Источник (печатная версия): Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999; (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: прикорнуть — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Синонимы к слову «косячный&raquo

Предложения со словом «косячный»

  • Ощущение неустойчивости земной тверди под копытами смутно всколыхнуло в угасшей памяти коня те давние летние дни, тот мокрый зыбкий луг в горах, тот удивительный и невероятный мир, в котором солнце ржало и скакало по горам, а он, глупыш, пускался вдогонку за солнцем через луг, через речку, через кусты, пока косячный жеребец со злобно прижатыми ушами не догонял его и не заворачивал назад.
  • Для косячной случки отбирались отдельные жеребцы.
  • (все предложения)

Цитаты из русской классики со словом «косячный»

  • Бешеная запальчивость его бывает до того безумна, что однажды косячный жеребец напал на тройку лошадей, на которых я ехал в охотничьих дрожках!
  • Понятия, связанные со словом «косячный»

    Отправить комментарий

    Дополнительно

    Предложения со словом «косячный»:

    Ощущение неустойчивости земной тверди под копытами смутно всколыхнуло в угасшей памяти коня те давние летние дни, тот мокрый зыбкий луг в горах, тот удивительный и невероятный мир, в котором солнце ржало и скакало по горам, а он, глупыш, пускался вдогонку за солнцем через луг, через речку, через кусты, пока косячный жеребец со злобно прижатыми ушами не догонял его и не заворачивал назад.

    Для косячной случки отбирались отдельные жеребцы.

    Словарь-справочник по коневодству и конному спорту.- М. . Д.Я.Гуревич, Г.Т. Рогалев . 1991 .

    Смотреть что такое «КОСЯЧНЫЙ ЖЕРЕБЕЦ» в других словарях:

    Семейство Лошади (Equidae) — Лошади наиболее прогрессивные и высокоспециализированные в приспособленности к быстрому и продолжительному бегу непарнокопытные. У них на передних и задних конечностях имеется только по одному (III) пальцу; от боковых пальцев сохранены… … Биологическая энциклопедия

    Бурчеллова зебра — Научная классификация … Википедия

    Равнинная зебра — ? Равнинная зебра Научная классификация Царство: Животные … Википедия

    Зебра равнинная — ? Равнинная зебра Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Подтип … Википедия

    Саванная зебра — ? Равнинная зебра Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Подтип … Википедия

    кося?чный — ая, ое. прил. к косяк 2. Впереди брел косяк кобылиц и косячный вожак, гнедой жеребец Буян с черной гривой. А. Кожевников, Живая вода … Малый академический словарь

    КОСИТЬ — КОСИТЬ, ся, см. коса и косой. Косить что (см. также коса), перекашивать, искашивать, уклонять от прямого положения, делать косым. Режь прямее, косишь! Нехорошо косить лицо, корчить. Его косит, сводит, корчить. Он косит, косится, рознит глазами.… … Толковый словарь Даля

    из книги «Табунное коннозаводство» (1935)

    Автор: Леонид Владимирович КАШТАНОВ (1907—1968)

    Советский ученый-зоотехник, был ведущим специалистом конного завода им.С.М.Буденного

    Табунное содержание жеребцов начинается с окончанием случной кампании, когда жеребцы из косяков и со случных пунктов сводятся в общую группу для совместного содержания. На юге РСФСР это производится в первых числах августа.

    Сведение жеребцов — мероприятие чрезвычайно опасное, т. к. сопровождается всегда драками жеребцов между собой, что при неправильной организации делает неизбежной опасную травматизацию и даже отход. Особенно опасно сводить жеребцов, не привыкших к совместному табунному содержанию.

    Наиболее драчливыми и злыми оказываются жеребцы, содержавшиеся в денниках — изолированно один от другого, и использовавшиеся в ручной или варковой случке; не уступают им по злостности и косячные жеребцы, содержавшиеся в изолированных косяках.

    Косячные жеребцы из кодаков сближенного содержания наоборот оказываются более миролюбивыми, т. к. много раз встречались между собой во время случного периода. Жеребцы, содержавшиеся в прошлом году в табуне жеребцов, ведут себя при сведении спокойнее, чем сводящиеся впервые.

    При прочих равных условиях полновозрастные жеребцы проявляют больше драчливости, чем молодые, — первый год бывшие в случке и старые — дряхлые.

    Кровные жеребцы злее и сварливее аборигенных. Сытые, жирные жеребцы всегда больше дерутся, чем худые и истощенные, свежие — больше утомленных.

    Кроме привычек и состояния, при сведении жеребцов следует учитывать индивидуальные особенности характера. Флегматичные, ленивые жеребцы обычно ведут себя спокойнее, чем энергичные, подвижные. Некоторых жеребцов, отличающихся злостью и горячностью нрава, следует от сведения освободить во избежание того ущерба, который они могут нанести.

    Для сведения жеребцов выбирается просторный круглый, можно немного вытянутый баз. Баз, имеющий другую форму, менее удобен, т. к. во время сведения требуется непрерывное движение находящихся в базу жеребцов, что легче всего осуществляется при круглой или эллипсовидной форме база. Всякого рода закоулки, тупики и углы нежелательны еще и потому, что они служат местом скопления жеребцов и местом ожесточенных драк. Поэтому в том случае, если из-за отсутствия круглого база приходится производить сведение жеребцов в базе другой формы, все углы и закоулки должны быть заняты специально расставленными людьми, не допускающими скопления и остановки в них жеребцов.

    Баз для сведения должен иметь не меньше 30 м в диаметре.

    Для того, чтобы стабунивание прошло менее ожесточенно, жеребцов следует предварительно утомить и заставить проголодаться. Гак как пункт сведения обычно находится где-то вблизи центрального хутора, а косяки разбросаны по всему участку, утомление и голод проявляются сами собой в результате длинной дороги.

    Изъятие жеребцов из косяков производится на месте, на том участке, в районе которого ходит косяк. Если жеребец ручной, его ловят прямо в косяке, если же он в косяке не дается, весь косяк вместе с ним пригоняется к базу на точке, жеребец с несколькими кобылами загоняется в баз и там ловится, если нужно, то при помощи раскола.

    Изъятие из косяков данного табуна жеребцы, под руководством старшего табунщика, на недоуздках, с крепкими длинными поводками, ведутся, каждый отдельным табунщиком, на пункт стабунивания.

    Для того, чтобы, прибыв на пункт, жеребцы были утомлены и голодны, их ведут переменным аллюром по % км рысью, галопом и шагом, не давая пастись. Заметив, что жеребцы утомились, начали сильно потеть и тяжело дышать, следует остаток дороги проделать быстрым шагом, или тротом.

    Жеребцов грузных, старых, страдающих хронической хромотой, энфиземой легких, от репризов галопа и рыси нужно вовсе освободить, проделав весь путь шагом, чередуя его с небольшими репризами короткого трота.

    Прибывших на пункт сведения жеребцов заставляют за конными коноводами двигаться шагом по кругу до выпуска в общую группу.

    Перед сведением у всех жеребцов должны быть расчищены и зарашпилеваны копыта, что предохраняет от заступок и осложненных ранений. Если жеребец строг и ног в руки не дает, его копыта обрубают в. расколе. Выпуск жеребцов начинается только тогда, когда все жеребцы, подлежащие стабуниванию в этот день, оказываются в сборе. Для того, чтобы жеребцы прибыли одновременно, каждому участку назначается, с учетом продолжительности дороги, свой час изъятия жеребцов из косяков. Небольшой промежуток в прибытии отдельных партий используется для приведения в порядок копыт.

    Стабунивание должно начинаться не позднее 9—10 часов с тем, чтобы за остаток дня до вечернего загона жеребцов в баз они успели перезнакомиться и успокоиться.

    Для того, чтобы во время сведения имелась возможность прекращения возникающих драк, жеребцы выпускаются в баз не все сразу, а постепенно по одному. В первую очередь выпускаются в баз наиболее миролюбивые жеребцы, злые-же должны выпускаться в конце стабунивания перед отгоном табуна на попас.

    Иная очередность выпуска влечет за собой повышение количества стычек. Даже самый миролюбивый жеребец, в первые минуты после выпуска, ведет себя задорно вызывающе, но встретясь с незлобными жеребцами, перенюхавшись с ними и покричав немного, он успокаивается и на вновь прибывающих почти не обращает внимания.

    Злобный жеребец с каждым поступающим будет стараться вступить в драку, а так как первые минуты задора, даже и миролюбивого жеребца, толкают на стычку, то при наличии злого жеребца в базу все вновь выпускаемые жеребцы будут сталкиваться и скандалить с ним. Таким образом, выпустив в начале стабунивания злобного жеребца, мы заставим драться тех жеребцов, которые при отсутствии в базу забияки, вели бы себя совершенно спокойно.

    Кроме того, чем меньше времени проведет злобный жеребец в базу во время стабунивания, тем меньше ущерба он сможет причинить, т. к. после выгона жеребцов на попас из тесного база опасность травматизации значительно уменьшается.

    Для того, чтобы провести стабунивание с наименьшим ущербом, нужно предварительно наметить очередность выпуска жеребцов, расположив их по возрастанию злобности, и в таком: порядке выпускать в баз. Спокойные, добродушные жеребцы, которые стоят первыми на очереди, вводятся в баз в количестве 4-5 и поочередно подводятся один к другому. Если кто-либо из них начинает кусаться или драться, его стегают кнутом, лучше всего по той ноге, которой он пытался лягнуть своего соседа.

    Так как покричав немного, жеребцы успокаиваются, их, одного за другим, выпускают, и в том случае, если они на свободе вновь начинают скандалить, заставляют всей группой побегать немного по кругу, вдоль стены база.

    Следующих, более строгих жеребцов, вводят в баз поодиночке. Перед тем, как выпустить, прицепляют жеребца за недоуздок на длинную лейтцу и на ней подпускают к группе выпущенных. Если жеребец не пытается кусаться и драться, его без задержки выпускают и вызывают другого, если же он пытается вступить в драку, его бьют кнутом и одновременно угрожают громким криком (какой именно крик не имеет значения, например: «р-р-р», «ай», — но раз избранный, он должен остаться неизменным).

    Вслед за этим жеребца гоняют несколько кругов на корде (тут же в базу) и снова допускают к выпущенным. На новую попытку драться отвечают новым ударом кнута и предупреждающим криком. Чем злобнее жеребец, тем больше раз приходиться его ударять кнутом и гонять на корде. Обладая хорошей памятью, жеребец очень быстро усваивает, что попытка драться вызывает наказание. Сопровождая удар угрожающим криком, человек приучает жеребца к послушанию голоса и холостому щелканью кнута, что особенно нужным оказывается тогда, когда жеребец начинает драться на свободе, где наказать его не всегда представляется возможность.

    Один чрезвычайно злобный жеребец, выпускавшийся нами в табун несколько лет подряд, вел себя особенно характерно. Первый год он злобствовал чрезвычайно долго, что заставило почти в течение 30 минут заниматься им одним. Его много били, гоняли до полного утомления, кричали, щелкали кнутом, разозленный и разгоряченный он полностью не усмирялся и в продолжение 2-х дней буйствовал в табуне. Когда на следующий год его привели в баз, он начал испуган, но коситься на кнут. Выпущенный в баз, находясь среди жеребцов и начиная с ними скандалить, он, услышав предостерегающий крик и щелканье кнута, бросался бежать. Главной заботой его было, услышав, крик, спрятаться подальше, что позволило успокоить его чрезвычайно быстро, не прибегая к помощи кнута.

    Удары кнута, предостерегающие крики, приобретают роль отрезвляющего средства, они отвлекают жеребца от наполняющего его стремления подчинить себе всех жеребцов, наказать непокорных.

    В группе выпущенных в баз жеребцов непрерывно происходит взаимное ознакомление, все время угрожающее превратиться в драку, поэтому, усмиряя вновь приведенного жеребца, следует не ослаблять наблюдения за выпущенными ранее. Предоставленные сами себе жеребцы скандалят больше и настойчивее. Для того, чтобы отвлечь их от этого, нужно заставить их непрерывно двигаться то кругу вдоль стены база, растягивая длинной очередью. Забияки, затевающие драку должны неотложно получать возмездие, для чего нужно иметь длинный кнут, достающий за 2-3 метра. Если жеребец, услышав крик и щелканье кнута прекращает стычку и спешит ретироваться, его бить не следует, ограничиваясь предостережениями. Чем злобнее жеребец, тем больше времени нужно затратить на его успокоение и усмирение. Гонка на корде, щелканье и удары кнута, угрожающие крики следует применять до тех пор, пока стремление драться не будет подавлено и на смену ему придет утомление, голод и боязнь, тогда жеребца можно выпустить, продолжая следить за его поведением и призывая к порядку.

    Наиболее опасны жеребцы, имеющие привычку кусаться.

    Для самых злобных из них мы применяли надевание упрощенного намордника, состоящего из соединенного с оголовьем накрапного ремня, не позволяющего широко раскрывать рот и кусаться. Освобождался от намордника жеребец только на следующее утро, когда желание драться окончательно вытеснялось голодом. Затягивание накранного ремня следует производить с таким расчетом, чтобы между зацепами оставался промежуток в 2 пальца, что, позволяя жеребцу пить и щипать мелкую травку, не дает, возможности укусить с захватом большого участка кожи.

    Нельзя одевать намордника на диких, или строгих жеребцов, не приученных к надеванию уздечки и недоуздка.

    В процессе стабунивания жеребцов приходится встречаться с своеобразными взаимоотношениями, симпатиями, антипатиями, борьбой за господство, что обычно повышает травматизацию и, требует резкого вмешательства человека.

    Борьба между жеребцами за первенство продолжается не меньше суток, на протяжении которых происходит непрерывная смена главарей. Нередко, за первое время главарем в табуне оказывается молодой, задорный жеребец, который полный сил и энергии, затирает всех прочих претендентов на первенство и угнетает их. Но господство нерасчетливой молодости продолжается обычно недолго и, устав от забот и проголодавшись, молодой «атаман» бесславно сходит с арены. Иногда потеря господства происходит с неожиданной быстротой.

    Нам приходилось наблюдать, как старый, привыкший к повиновению, донской жеребец «Паша», установив в базу свое превосходство перед окружающими, неожиданно и безвозвратно утерял авторитет. Молодой забияка «Привет», избалованный конюшенным содержанием, войдя в баз, без всяких предисловий и обнюхиваний бросился на внушавшего всем страх «Пашу» и, схватив его зубами за холку, повергнул на землю. «Паша» упал на спину и долго и беспомощно барахтался ногами, пытаясь встать. Когда грузный и могучий он поднялся на ноги, от прежнего величия его не оставалось уже

    следа, и он униженно отправился в угол база. Молодой же «Привета» сейчас же был усмирен другим жеребцом.

    Очень часто первые сутки после сведения, главарем табуна оказывается полновозрастный жеребец, отличающийся силой и злобностью. Встречая с его стороны желание жестоко драться, старые ветераны жеребцы, не теряя своего достоинства, т. е. не убегая от него, уклоняются от прямых столкновений, и грозно и громко крича, отходят в сторону. Уставший и успокоившийся, на следующий день временный диктатор без всякого сопротивления смиряется перед старым главарем.

    Смена главарей сопровождается драками, в результате которых появляются ушибы, раны и царапины, поэтому в задачу обслуживания входит не только беспристрастное наказание дерущихся, но и сознательная поддержка надежного главаря и пристрастное угнетение забияк, на него нападающих. Старые опытные жеребцы, которые обычно становятся главарями табунов, не отличаются драчливостью, они предпочитают грозно кричать, принимая угрожающую позу, и только изредка наказывают непослушных, схватив за холку и пытаясь повалить. Главарь табуна является «помощником» человека, т. к. он не допускает драк.

    Поэтому прочное господство одного жеребца выгодно для производства в том случае, если жеребец спокоен и недрачлив.

    Во время стабунивания обычно появляется привязанность между отдельными жеребцами, что может вызвать нежелательные осложнения. Привязанность слабых, робких жеребцов между собой не представляет опасности, т. к. она ограничивается совместным хождением этих жеребцов в базу и на попасе.

    Наоборот, привязанность сильного и злобного жеребца к робкому и миролюбивому вызывает увеличение стычек и драк. Сильный жеребец охраняет слабого от других окружающих жеребцов — тем самым вызывает драки. Лучше, когда привязанность эта оказывается односторонней, тогда разлучить жеребцов при помощи криков и кнута удается без особого труда, хуже и труднее это сделать тогда, когда привязанность жеребцов оказывается взаимной.

    Во всех случаях необходимо прежде всего усмирить драчливого защитника, внушив ему страх обычными способами, если же это не удается, то подзащитного жеребца нужно поймать и удалить из база для того, чтобы выпустить прямо в табун жеребцов на следующий, день, когда «страсти остынут».

    Нам пришлось встретить непродолжительное, но весьма своеобразное проявление симпатии, когда вновь приведенного в баз жеребца, окружила группа самых злобных жеребцов, которые набрасывались на него и пытались покрыть. Жеребец этот, сам отличившийся чрезвычайной злобностью, был окончательно смущен и напуган и только слегка отбрыкивался от наседавших жеребцов, почему вреда никому не причинил. Зато в окружающей его группе разыгралось форменное сражение, прекратить которое удалось с большим трудом.

    В чем была причина этого явления, установить не удалось, ограничились предположением о том, что жеребец, ставший жертвой извращенной симпатии, только что изъятый из косяка, сохранил сильный запах кобыл, который и ввел в заблуждение жеребцов. Жеребец этот с большим трудом был отбит от напавших на него и уведен из:

    база. Выпущенный на следующий день прямо в табун, он был встречен обычным образом.

    Стабунивание жеребцов после выпуска всех их в баз не является законченным. В практике же иногда этим ограничиваются и, поставив дежурных с кнутами, выдерживают жеребцов в базу в течение суток, после чего выпускают на попас.

    Способ этот хотя и отличается простотой и требует наименьшей затраты труда, но имеет большие недостатки, которые заставили нас от него полностью отказаться и применить другой более сложный, но дающий возможность избежать вовсе серьезную травматизацию. Оставленные в базу, жеребцы в течение всего дня продолжают снюхиваться и драться, особенно опасным оказывается тот момент, когда выпущенные в последнюю очередь самые злые жеребцы, почувствовав свободу и отдохнув от гонки, с новой яростью набрасываются друг на друга.

    Заключенные в стенах база жеребцы не имеют возможности уклониться от ударов, скученность лошадей всегда влечет за собой повышение травматизации, скученность же злобных жеребцов, сейчас же вслед за моментом сведения их, представляет опасность чрезвычайно большую, которая должна быть исключена. Снятые с пастбища жеребцы очень неохотно берутся за предложенное им сено, что при содержании после сведения в базу не даст возможности использовать голод, как фактор, отвлекающий жеребцов от драк.

    Сейчас же, вслед за сведением, необходимо создать для жеребцов условия, препятствующие травматизации и способствующие быстрому успокоению, для этого их необходимо немедленно, вслед за выпуском последнего жеребца, выгнать из база на попас. При этом следует иметь в виду, что сведенные в общую группу жеребцы не представляют собою табуна, т. к. свойственные жеребцам табунные привычки (стадность, послушание и др.) подавляются стремлением каждого из них вернуться в свой косяк.

    Для того, чтобы вновь созданный табун не разбежался в разные стороны, необходимо индивидуальные стремления жеребцов направить в общее русло, сделать из них общее стремление для всего табуна в целом, что подменив свойственную табунным лошадям привычку стадности, являющуюся стержнем табунного содержания, позволит овладеть всей группой жеребцов.

    Общим для (всей группы жеребцов, выпускаемых из база, является стремление бежать, индивидуальным остается направление, т. к. каждый хочет бежать в свой косяк. Задачей обслуживания становится использовать общее стремление — бежать, пресечь индивидуальные заставив табун двигаться в определенном направлении. Выпущенный из база табун окружают табунщики на хороших лошадях и, не давая табуну рассыпаться и растягиваться, заставляют пробежать 1 — 1,5 км. Темпы движения дают скачущие впереди табуна 2 табунщика, которые, размахивая и щелкая кнутами, угрожая голосом, все время тормозят движение, стараясь перевести его на легкий кентер.

    Во время движения драки жеребцов прекращаются сами собой, но для того, чтобы разгоряченные бегом жеребцы не возобновили их с новой силой, следует движение табуна продолжать до тех пор, когда станет заметным утомление и лошади начнут проявлять желание пастись.

    Заметив, что дыхание жеребцов становится тяжелым, нужно перевести табун на короткую рысь, давши непродолжительный отдых, вновь перевести на кентер. Темпы движения следует определять, равняясь на слабейших, но самых слабых жеребцов, а также хромых, старых и грузных от пробега следует освободить и из база вести на место выпаса в поводу, легкой рысью и шагом. Утомление и голод скоро успокаивают жеребцов, отвлекая их от драк, и заставляя пастись, .Уставшие от продолжительного бега жеребцы, забывают и о стремлении вернуться в свои косяки. Когда же это желание просыпается у наименее уставших, его удается пресекать, т. к. оно проявляется единицами и разновременно.

    Маршрут для прогона табуна должен быть составлен заранее с таким расчетом, чтобы в конце пробега табун оказался на участке, отведенном под его выпас. Если этот участок удален от база, где стабунивали жеребцов, на расстояние, превышающее дистанцию прогона, то часть этой дистанции проходят шагом; если же расстояние меньше 1 километра, то маршрут прогона составляют по кривой или ломаной линии, которая имеет необходимое протяжение в 0,5—1 % км. Весь окружающий участок на расстояние, равное видимости невооруженным глазом, должен быть освобожден от табунов и прочих групп лошадей.

    Размеры база для стабунивания, а также необходимость индивидуального наблюдения и внушения жеребцам во время сведения их в базу, позволяют стабунивать одновременно не более 20—30 голов. Поэтому при наличии большего количества жеребцов сведение производят в два, а если нужно, то и в три приема.

    Сведение последующей партии начинают в те же часы на следующий день. Новая партия проходит все стадии базового стабунивания и гонку самостоятельно.

    Соединение групп производят на попасе.

    Первая группа жеребцов, выпущенная накануне, незадолго до соединения, поится (часов в 10) и распасывается в последней четверти маршрута, который накануне был пройден ею. К моменту сближения 2-я партия жеребцов, уже утомленная прогоном и проголодавшаяся, постепенно останавливается и двигается медленным шагом, пасясь на ходу. Первую партию также заставляют двигаться попаски, но более медленным темпом, что дает возможность второй группе, не прерывая пастьбы, постепенно догнать и соединиться. Для того, чтобы соединение групп прошло без осложнений, нужно не отвлекать жеребцов от пастьбы и слияние проделать медленно и незаметно. Догоняющая группа, сдержавиемая табунщиками спереди и с боков, направляется не в хвост первой партии, а обходя ее сбоку и продолжая некоторое время двигаться рядом и параллельно, постепенно входит в соприкосновение одним флангом. С этого момента начинается перемешивание жеребцов, обнюхивание и стычки между забияками. Задачей обслуживания становится всемерное растягивание фронта табуна в ширину, что исключает скучивание и дает возможность быстро прекращать драки.

    Растянутый широким фронтом табун продолжают двигать медленным шагом, призывая лошадей к пастьбе легкими окриками и успокаивающим свистом. Табун направляют на вкусный корм и двигают навстречу ветру, что создает новый стимул к пастьбе. Для руководства движением табуна, табунщиков расстанавливают: 3-х спереди, 3-х сзади. (Нужно следить, чтобы никто не оставался сбоку табуна, т. к. это будет вызывать скучивание). Настойчивым, но тихим вмешательством, препятствуя скучиванию, табунщики, едущие спереди табуна, оттесняют собирающиеся группы жеребцов к краям, читягивая этим фронт, остающиеся сзади, одновременно приближаясь к месту скучивания, также раздвигают его, оттесняя к краям и выпячивая фронт табуна. Делается все это без рывков и резких криков, т. к. резкое вмешательство, нарушив медленный темп движения и спокойствие, оторвет жеребцов от еды, и табун, подобно раздробленной ртути, собирающейся в общую каплю от толчка, сойдется группами и вместо спокойной пастьбы начнутся снюхиванья, крики и стычки между драчунами. Чем более растянут в ширину фронт табуна, тем легче избежать скучивания, не плохо, если, растягивая табун, табунщики разорвут его на две части и тут же, вблизи одна от другой, эти шайки будут спокойно пастись, двигаясь навстречу ветру.

    Первые пять дней после стабуниваиия, в табуне жеребцов на попасе должно непрерывно дежурить не меньше 4 человек, первые же 2 дня не меньше 5. Меньшее количество табунщиков не в состоянии удержать табун, т. к. попытки жеребцов к бегству имеют место чрезвычайно часто. Для того, чтобы имелась возможность пресечения попыток «дезертирства», табунщики, обслуживающие жеребцов, должны быть опытны и иметь хороших резвых лошадей.

    Разгоряченные драками и гонкой жеребцы выдерживаются на попасе часа 4, после чего, остыв и успокоившись, допускаются к водопою. Отсюда становится понятной необходимость утреннего поения жеребцов перед выпуском в табун и досрочное перепаивание первой шайки, выпущенной накануне, т. к. соединенный табун может быть допущен к водопою не раньше 3-4 часов дня, что исключает 12-часовой водопой.

    Так как в августе в степных районах продолжается еще жара и подножный корм остается сухим, а ночью жеребцы получают сено, нозбуждающее жажду, то водопой производится 3 раза: утром, сейчас же вслед за выпуском на попас, в полдень и вечером перед заходом солнца.

    Вечером, с наступлением сумерек, табун жеребцов должен быть загнан в баз т. к. ночью на попасе удержать табун от разбегания не представляется возможным. Баз должен быть просторным. Вдоль стенок база в ясли должно быть роздано сено, что отвлекает жеребцов от продолжающегося взаимного ознакомления. Сено следует распределить возможно шире, чтобы не вызвать скучивания жеребцов во время еды. Если пастбища начали зеленеть от осенней отавы, то сено ночью поедается неохотно и в небольшом количестве, если же дневной подножный корм плох и сух, то потребность в ночной подкормке сеном возрастает, Норма сена на жеребца поэтому может изменяться от 2 до 6 кг. Для того, чтобы недостаток сена в яслях не послужил поводом для стычек между жеребцами, нужно класть сено с небольшим избытком. Наевшиеся и отдохнувшие днем на попасс, в первые ночи после сведения жеребцы кричат и скандалят, поэтому наблюдение за ними во время ночного содержания в базу нельзя ослаблять ни в коей мере. В первые 5 дней «очное дежурство должны нести 2 человека, а после 5-ти дней достаточно иметь одного опытного дежурного. Ночные дежурные должны беспрерывно наблюдать за каждым жеребцом, немедленно выделяя всех проявляющих признаки нездоровья. Вооруженные кнутами, они на протяжении всей ночи должны призывать жеребцов к порядку голосом и щелканием кнута, а если это не помогает, то должны наказать неспокойных и драчливых.

    Содержание жеребцов в базу является вынужденным, оно нежелательно потому, что повышает травматизацию, вызывает расход сена, которое не компенсирует отрыва от пастбища, поэтому естественно, что период содержания в базу должен быть максимально сокращен. С рассветом табун уже должен находиться на попасе.

    Первые двое суток, кроме дежурства табунщиков, обслуживающих табун, должно осуществляться непрерывное наблюдение за жеребцами со стороны помначкона и ветврача. Отлучаясь, они обязаны оставлять вместо себя смотрителя табунов и ветфельдшера. Для оказания неотложной помощи должны быть наготове медикаменты и необходимые инструменты. Табунщики должны иметь арканы.

    В первые дни после стабунивания следует особенно опасаться заболеваний, вызываемых механическими повреждениями, все они, в большинстве случаев, требуют срочного выделения и неотложной помощи. Особенную опасность представляют ушибы в область живота, способные вызвать даже при отсутствии внешне заметных повреждений перитонит, а также и более сложные заболевания, связанные с повреждением органов пищеварения или кровеносной системы. Ушибы в область паха еще опаснее, т. к. кроме поражения половых органов и брюшины, нередко вызывают разрыв пахового кольца и мошоночную грыжу.

    Всякого рода поверхностные ранения, хотя и менее опасны, но также требуют неотложной помощи. Все это подчеркивает важность непрерывного наблюдения за жеребцами и необходимость умения табунщиков заметить первые же признаки болезни, строжайшего контроля за их работой и своевременной ветеринарной помощи.

    Период стабунивания жеребцов можно считать оконченным только тогда, когда полностью прекращаются стычки между жеребцами и табунные привычки начинают доминировать над индивидуальными стремлениями жеребцов. С этого момента попытки отдельных жеребцов дезертировать из табуна прекращаются сами собой.

    Все это однако не дает права ослабить наблюдение за табуном, т. к. самый незначительный повод способен вызвать рецидив, пробудить заснувшие инстинкты и повлечь серьезные осложнения.

    Таким поводом, способным вывести табун из спокойствия, может послужить появление на участке группы лошадей, которые издалека принимаются жеребцами за маток. Близость маточного табуна к участку, отведенному для содержания жеребцов, чрезвычайно опасна, т. к. нет такой силы, которая могла бы удержать жеребцов, увидевших табун и пожелавших в него попасть. Отсюда понятна необходимость строгой изоляции жеребцов от всех групп конского состава. Участок, окружающий пастбище жеребцов, должен быть свободен от лошадей при неровном рельефе местности, уменьшающем видимость не меньше, чем на 3 км, а в условиях ровной степи — на 5 км.

    Управление Нормативные акты Кадровое обеспечение Ветеринарные услуги Противодействие коррупции

    В последние году по различным государственным программам, направленным на развитие сельского хозяйства Российской Федерации, выделяются денежные средства, способствующие поддержке и развитию различных направлений сельского хозяйства. В животноводстве реализуются мероприятия по организации и развитию таких направлений, как: мясное и молочное скотоводство, свиноводство, мараловодство, коневодство и другие. На территории Алтайского края в последние несколько лет осуществляется государственная поддержка развития такого направления в животноводстве как коневодство. Стоит отметить, что интерес к коневодству в последние годы проявляют как личные подсобные хозяйства, так и сельскохозяйственные предприятия. Как и в любом виде деятельности, в коневодстве есть свои тонкости и особенности.

    Физиология воспроизводства лошади сложна. Половой зрелости кобылы достигают к 1-1,5 годам, жеребцы позже. Случают кобыл в возрасте 3-х лет, а жеребцов пускают в случку с 4-х лет. Половой цикл кобылы в среднем 22 дня, из них 5-7 дней половая охота и 15-17 дней стадия полового покоя. Цикличность кобыл более выражена в конце зимы, весной и летом. Осенью она затихает или прекращается. Появление охоты чаще всего бывает незаметным. Начало охоты не свидетельствует о ее готовности к осеменению. Овуляция происходит в конце охоты, примерно за сутки до её окончания. В коневодстве применяют искусственное осеменение кобыл свежей или глубоко замороженной спермой, что позволяет шире использовать особо ценных жеребцов–производителей и получать приплод от наиболее желательных сочетаний. В коневодстве нередки случаи отсутствия у кобыл охоты или полноценных половых циклов, заканчивающихся овуляцией. Для стимуляции половой охоты применяются биологические методы и специальное медикаментозное лечение. При косячном методе случки жеребца выпускают в сформированный для него косяк 20-25 кобыл, где он весь сезон ходит с ним на отведенном участке пастбища. Настоящий косячный жеребец сам управляет всей жизнью косяка, водит его на водопой и соль, укрывает от ветров, охраняет его от хищников и других жеребцов.

    Жеребость кобылы продолжается 11 месяцев. В этот период организм кобылы чувствителен к нарушениям режима содержания и кормления, что приводит к выкидышу плода. Абортами заканчиваются обычно и двойные жеребости. Жеребая кобыла может работать в достаточно напряженном режиме до 6-7 мес. жеребости, затем нагрузки снижают вдвое. А с 9 мес. полностью освобождают от работы. Перед выжеребкой кобыла становится беспокойной, роет подстилку, ложится, встает. У нее набухает вымя и на сосках появляются капельки молозива. Выжереб проходит обычно в ночные часы и продолжается 20-40 мин. Помощь кобыле в абсолютном большинстве случаев не требуется. Сразу при выжеребе или в первые минуты после неё у кобылы выходит и послед. Если кобыла не ослабла, то она встанет и оближет детёныша, так она высушивает и массирует его тело, стимулируя дыхание. Слизываемая околоплодная жидкость оказывает стимулирующее воздействие на инволяцию матки и быстрое наступление половой охоты (на 7-11 день после родов). Родившийся жеребенок способен впервые же часы встать на ноги и следовать за матерью. Молодая кобыла может не проявлять материнского инстинкта и не кормить жеребенка.

    При скрещивании домашних лошадей с родственными им представителями: ослами, зебрами, куланами – получаются гибриды (мулы, лошаки, зеброиды, куланоиды), которые обычно бесплодны. Но при скрещивании с лошадью Пржевальского потомство бывает плодовитым.

    Вымя состоит из двух половин и 2 сосков, имеющих по 2 отверстия. Имеет продолговато — округлую форму, разделено продольным желобом на правую и левую половины, покрытые тонкой кожей, почти лишенной волос. Во время жеребости вымя увеличивается в объёме, становится более упругим. Секреторные процессы в эпителиальных клетках железы начинаются до родов и сопровождаются синтезом специфических компонентов молока. Перед родами у кобылы из сосков выделяется молозиво, состав которого постепенно изменяется и приобретает свойства обычного молока. В первый день жизни, жеребёнок должен выпить молозива. Молочный период длится 12–20 недель. Процесс секреции молока осуществляется непрерывно небольшими порциями в течение суток и тесно связан с выделительной функцией органа. Молоко синтезируется и накапливается в интервалах между сосанием (доением), особенно интенсивно в первые 2-3 ч. Затем секреторный процесс в вымени протекает равномерно. Молоко заполняет альвеолы и мелкие протоки, затем часть его переходит в крупные выводные протоки и цистерну молочной железы. Этот переход осуществляется ритмически. Если вымя переполняется молоком и повышается давление в протоках, секреция молока приостанавливается. В первый месяц жизни жеребенок высасывает содержимое вымени через каждые 30 мин. Секреторная деятельность вымени кобылы зависит от состояния многих функций организма – уровня энергетического обмена, кровообращения, пищеварения и т.д. Между молочной железой и другими органами устанавливается прочная рефлекторная связь по принципу обратной связи. У кобылы лактационный период в среднем до 9 мес. и больше. Продолжительность зависит от породы, кормления и содержания животных, срока наступления новой жеребости и т.д. У лактирующих кобыл увеличивается масса печени, т.к. в ней синтезируется основная масса предшественников молока.

    Физиологические показатели кобыльего молока: количество от 1 600 до 1800 кг в год, РН 6,8 –7,2. Состав молока в %: сухое вещество 9,4-10,4; общий белок 1,6-2,1; жир 0,4-1,1; молочный сахар 6,3-7,1; зола 0,3-0,48. По сравнению с коровьим молоком содержит меньше жира, белка и минеральных веществ, но в 1,5 раза больше молочного сахара и в 5-10 раз больше витамина С.

    НАСТРОЙКИ.

    СОДЕРЖАНИЕ.

    СОДЕРЖАНИЕ

    пор, пока не потравят кругом кормов своими стадами; тогда переселяются они на другое место, а потом даже на третье. В выборе первой кочевки башкирцы руководствуются правилом: сначала занимать такие места, на которых трава скорее выгорает от солнца, то есть более высокие, открытые и сухие; потом переходят они к долинам, к перелескам (где они есть), к овражкам с родниками и вообще к местам более низменным и влажным. С самого начала весны отделяют они всех кобылиц, кроме дойных маток, в один табун, или косяк, и, под начальством жеребца, пускают в степь. Косячный жеребец делается полным хозяином и настоящею главою своего гарема. Он держит жен своих в строгом повиновении: если которая- нибудь отобьется в сторону – он заворачивает ее в табун; он переводит их с одного пастбища на другое, на лучший корм; гоняет на водопой и загоняет на ночлег, одним словом, строго пасет свой косяк, никого не подпуская к нему близко ни днем, ни ночью.

    Распустив гриву и хвост, оглашая степную даль ржаньем, носится он вокруг табуна и вылетает навстречу приближающемуся животному или человеку и, если мнимый враг не отойдет прочь, с яростию бросается на него, рвет зубами, бьет передом и лягает задними копытами. Бешеная запальчивость его бывает до того безумна, что однажды косячный жеребец напал на тройку лошадей, на которых я ехал в охотничьих дрожках! Он изъел шею моего корневого жеребца, и я только выстрелами мог отогнать его… Наступает суровая осень, голодно и холодно становится в степи на подножном корме, и жеребец сам пригоняет вверенный ему косяк жеребых маток на двор к своему хозяину.

    Но не все лошади кормятся зимою на дворах; большая часть башкирских табунов проводит зиму в степи. В деревнях остаются только лошади отличные, почему-нибудь редкие и дорогие, лошади езжалые, необходимые для домашнего употребления, жеребята, родившиеся весной того же года, и жеребые матки, которых берут, однако, на дворы не ранее, как во второй половине зимы: все остальные тюбенюют, то есть бродят по степи и, разгребая снег копытами, кормятся ветошью ковыля и других трав. Хотя снега в открытых степях и по скатам гор бывают мелки, потому что ветер, гуляя на просторе, сдирает снег с гладкой поверхности земли и набивает им глубокие овраги, долины и лесные опушки, но тем не менее от такого скудного корма несчастные лошади к весне превращаются в лошадиные остовы, едва передвигающие ноги, и многие колеют; если же пред выпаденьем снега случится гололедица и земля покроется ледяною корою, которая под снегом не отойдет (как то иногда бывает) и которую разбивать копытами будет не возможно, то все конские табуны гибнут от голода на тюбеневке. Башкирцы, по лености своей, мало заготовляют сена на зиму, да, правду сказать, на весь скот и на все конские табуны в таком количестве, в каком башкирцы держали их прежде, заготовить сена было не возможно. Теперь башкирцы косят его вдвое больше, а скота и лошадей против прежнего не имеют и вполовину.

    Наконец, наступает первозимье: снег покрывает землю, ложатся пороши, испещряется степь русачьими маликами, лисьими нарысками, волчьими следами и следами мелких зверьков. Пришла пора сходить и съезжать русаков. Если вдруг выпадет довольно глубокий снег четверти в две, пухлый и рыхлый до того, что нога зверя вязнет до земли, то башкирцы и другие азиатские и русские поселенцы травят, или, вернее сказать, давят, в большом числе русаков не только выборзками, но и всякими дворными собаками, а лис и волков заганивают верхами на лошадях и убивают одним ударом толстой ременной плети, от которой, впрочем, и человек не устоит на ногах. Успех травли и гоньбы происходит от того, что лошадям и высоким на ногах собакам снег в две и две с половиной четверти глубины мало мешает скакать, а зверю напротив: он вязнет почти по уши, скоро устает, выбивается из сил, и догнать его нетрудно. С первою оттепелью, с первою осадкой снега и образованьем наста, без чего редко становится зима, всякое добыванье зверя в степи гоньбою прекращается, потому что снег окрепнет и, поднимая зверя, не поднимет ни человека, ни лошади. Одни зимние вьюги, по-оренбургски – бураны, беспрепятственно владычествуют на гладких равнинах, взрывая их со всех сторон, превращая небо, воздух и землю в кипящий снежный прах и белый мрак… О, не дай бог никому испытать жестокость зимних метелей в степях оренбургских!

    Кроме известной дичи: тудаков, кроншнепов, стрепетов и других, в степях водятся звери и разные зверьки: белесоватая степная лиса, которая хуже мехом и меньше ростом лесной, красной лисицы, называемой огневка, зайцы, русаки и тумаки, которых охотники называют ковыльниками, хорьки, горностаи, ласки и карбыши. В отрогах водятся волки, изредка и барсуки, а по скатам гор водились прежде в великом множестве сурки. Я еще помню, что около самых деревень, куда, бывало, ни взглянешь, везде по сурчинам[35] сидят они на задних лапках, как медвежата, и громким свистом перекликаются между собою. По мере населения края сурки отступали от новых пришельцев в места более уединенные и, наконец, в некоторых уездах почти перевелись.

    Бесчисленные сурчины, но уже пустые, свидетельствуют о множестве прежних жильцов. В покинутых норах нередко поселяются лисы и выводят детей, а зайцы русаки прячутся в них от всякой невзгоды. Крепкая кожа и отлично мягкое сало сурков, которые бывают до невероятности жирны к осени, весьма пригодны для домашнего обихода. Бить из ружей их трудно, потому что сурки сидят над самою норою и, будучи даже смертельно ранены, падают прямо в нору и успевают залезать в нее так глубоко, что их не достанешь, а разрывать нору много хлопот. Туземцы ловят сурков петлями, которые настораживают над лазом из главной норы, и капканами, которые ставят на торных тропах, проложенных от одной сурчины к другим; сурки любят целыми семьями посещать своих соседей и принимать гостей: соберутся кучкой, посидят на задних лапках, посвищут и разойдутся. Бывало, станешь приближаться к такой приятельской беседе, и вдруг хозяева попрячутся в норы, а гости побегут неуклюже и смешно к своим сурчинам. – Сурки рано осенью уходят в норы, затыкают их изнутри сухою травою и засыпают до весны, до пробуждения от зимнего сна всей природы.

    Со временем не останется лоскута нераспаханной степи в Оренбургской губернии. Вопреки землемерским планам и межевым книгам, все ее земли удобны, все должны быть населены, и все, написанное мною о степных местах этого чудного края, сделается преданием, рассказом старины.

    Имя дрофы – не знаю, откуда происходит. В Оренбургской губернии зовут ее по-татарски тудак, или дудак. Это же название слыхал я в соседственных губерниях, но в Курской, вместо дрофа, говорят дрохва. Я остаюсь убежден в нерусском происхождении этого слова.

    По величине своей, особенно по тяжести (старая жирная дрофа весит до тридцати пяти фунтов), по вкусному мясу, когда она молода и сыта, по осторожности ее и трудности добыванья дрофа имеет бесспорное право на первенство между степною дичью. Станом и статью, образованием головы, носа и ног она очень похожа на дворовую большую индейку. Молодая дрофа в первый год пером иссера-глинистая, но с возрастом выцветает и делается год от году белее. Голова у дрофы и шея какого-то пепельного или зольного цвета; нос толстый, крепкий, несколько погнутый книзу, в вершок длиною, темно-серый и не гладкий, а шероховатый; зрачки глаз желтые; ушные скважины необыкновенно велики и открыты, тогда как у всех других птиц они так спрятаны под мелкими перышками, что их и не приметишь; под горлом у ней есть внутренний кожаный мешок, в котором может вмещаться много воды; ноги толстые, покрытые крупными серыми чешуйками, и, в отличие от других птиц, на каждой только по три пальца. Петух, или самец, кроме большей величины, отличается тем, что у него по обеим сторонам головы растут перья, вихрястые или хохластые, а около подбородка, вдоль шеи, висят косицы длиною вершка в два с половиной, в виде гривы или ожерелья, распускающегося, как веер: всего этого нет у курицы, или дрофиной самки, да и вообще зольный цвет головы и шеи, ржавая краснота перьев и темные струи по спине у самца ярче. Пух у дрофы редкий, иссера-розовый; даже перышки на брюхе и спине у самых корней имеют розовый цвет. Она отличается от всех птиц внутренним устройством своего организма, и один только стрепет, как мы увидим ниже, разделяет с нею эту особенность.

    admin