Четверостишие про коней

Тема в разделе «Творчество», создана пользователем LF, 22 авг 2006 .

Список стихотворений:

Отзывы: 1

Стихи о животных всегда приятно читать, к тому же я очень люблю лошадей. Когда читаю, кажется будто вижу глазами поэтов с новой стороны часть природы, часть жизни и начинаю иначе воспринимать окружающее.

Стихи про лошадей, коней: читать популярные, лучшие, красивые стихотворения поэта классика на сайте РуСтих о любви и Родине, природе и животных, для детей и взрослых. Если вы не нашли желаемый стих, поэта или тематику, рекомендуем воспользоваться поиском вверху сайта.

Огромная база, сборники стихов известных русских и зарубежных поэтов классиков в Антологии РуСтих | Все стихи | Карта сайта | Контакты

Все анализы стихотворений, публикации в литературном блоге, короткие биографии, обзоры творчества на страницах поэтов, сборники защищены авторским правом. При копировании авторских материалов ссылка на источник обязательна! Копировать материалы на аналогичные интернет-библиотеки стихотворений — запрещено. Все опубликованные стихи являются общественным достоянием согласно ГК РФ (статьи 1281 и 1282).

Юбилейные даты 2014 года в России !

Всё для Нового года

Стихи про зиму

Снежные стихи

Зимняя живопись в рифму

Стихи про Новый Год

Стихи про Новогоднюю ёлку

Стихи про ёлочные игрушки

Стихи про Деда Мороза

Стихи про зимние забавы

Стихи к карнавальным костюмам

Поздравления сказочных героев

Стихи, загадки, пословицы о лошади

Новогодние загадки

Новогодняя азбука

Новогодние частушки

Новогодние песни-переделки

Новогодние тосты и поздравления

Новогодние зимние викторины

Лошадиная викторина

Новогодний юмор

Рождественские стихи

Крещенские стихи

Святочные гадания

Снежные диктанты

Новогодние экскурсии

Лошадка, милый друг –
Восторг и свет –
И тишины вокруг
В помине нет!
Всегда на огонёк,
Всегда вперёд.
Ты оседлай её –
И в Новый Год!

СТИХИ, ЗАГАДКИ, ПОСЛОВИЦЫ О ЛОШАДЯХ

Жеребенок, жеребенок,
Что ты скачешь на лугу?
За тобою, жеребенок,
Я угнаться не могу.
Подожди меня немножко,
Не беги через лужок.
Жеребенок-быстроножка!
Самый лучший мой дружок!
(Н. Антонова)

Хвост косичкой,
Hожки – спички,
Оттопырил вниз губу.
Весь пушистый,
Золотистый,
С белой звёздочкой на лбу.
Юбку, палку,
Клок мочалки

Что ни видит, все сосёт.
Ходит сзади
Тёти Hади,
Жучку дразнит у ворот.
Выйдет в поле

Вот раздолье!
Долго смотрит вдаль
и вдруг
Взвизгнет свинкой,
Вскинет спинкой
И галопом к маме в луг.
(Саша Черный)

Жеребенок длинноног —
Я его догнать не смог,
Только пыль из-под копыт
Над дорогою висит.

Мама – лошадь, папа – конь,
Кто же их ребёнок?
Рыжий, будто бы огонь,
Это жеребёнок.

Жеребенка спросит лошадь:
«Ты скажи мне, мой хороший,
У кого такая грива?
Кто растет таким красивым?»
И ответит за него:
«Ты, мой сладкий, иго-го!»

Только что родился

Озирается пугливо,
Тычется в мои ладошки.
И подрагивает грива
И бамбуковые ножки.
Он как будто заблудился.
Просто только что родился.

Лето в деревне. Ко мне со всех ног
Скачет по лугу конёк-стригунок.
Хлеб протяну на ладони ему,
Тонкую шею легко обниму
И прошепчу:
– Вырастай поскорей!
Станешь ты лучшим из наших коней!
Будем так быстро по полю скакать,
Что даже ветер не сможет догнать!

Наш весёлый жеребёнок

Слышишь, кто-то у калитки
Топнул, весело заржал?
Это наш весёлый, прыткий
Жеребёнок пробежал,
Приглашая за собою
На зелёные луга,
Где сегодня голубою
Ночью смётаны стога,
А по ситцевой рубашке
Лета солнце по утрам
Сыплет белые ромашки
С васильками пополам.
Побежим и мы с ним росы
Серебристые топтать,
И ромашки в гриву, в косы
Жеребёнку заплетать!

Жеребёнок-стригунок
носится по лугу.
Он, как стрелки у часов,
бегает по кругу.
Мама ловит непоседу,
а поймать не может.
Возвращаться им пора!
Кто же ей поможет?
Не удержит непоседу
мама в одиночку.
Помогать зовёт она
старшенькую дочку.
И теперь два малыша
бегают по кругу!
Не спешат идти домой
радуются лугу.

Жеребенок, что ты грустный,
Почему глаза покорны:
Не досталось травки вкусной –
Все табун сжевал проворный?
Ножки звонки, ушки тонки,
Хвост коротенький дрожит –
Очень трудно жеребенку,
Если мама убежит.

С ветром наперегонки
Носится ребенок.
Тонконогий, златогривый,
Резвый жеребенок.
А на клеверных лугах
Летняя прохлада.
Пахнет свежесть, дождем
И цветущим садом.
Я приду к тебе дружок
Будем вместе бегать.
Из гостинцев сахарок,
И немного хлеба.
Видишь радуга дуга
Рукавом нам машет.
Я сплету тебе венок
Из больших ромашек.


Ноздри втягивают воздух,
Ушки насторожены,
Гривку и пушистый хвостик
Глажу осторожно я.
Наш малыш лошадкой будет,
Славный жеребёночек.
На конюшне холят, любят,
Он совсем ребёночек.
Мама – чёрная лошадка,
Просто раскрасавица.
И малыш прекрасный, сладкий,
Очень маме нравится.
Ноздри морщатся устало,
Хочет жеребёнок спать.
Может быть, под одеяло
Положить его в кровать?
Засыпает жеребёнок
Рядом с мамочкой своей.
Нет ни сосок, ни пелёнок,
У малюток-лошадей.

Ой, смотрите жеребенок.
Лошадиный он ребенок.
Лишь недавно он родился,
Весь наш двор в него влюбился.
Длинноногий вороной,
Симпатичный, озорной.
С белой звездочкой на лбу-
Его видно за версту.
Есть у лошади у мамы
Много-много молока,
Жеребенок его пьет,
На глазах у всех растет.
До чего же хорошо
Прыгать по лужайке
Если буду далеко,
Отдохну на травке

Я сегодня видел чудо


Я сегодня видел чудо:
Шёл по утренней дороге
Никуда и ниоткуда
Жеребёнок длинноногий.
Любопытный и пугливый,
А глаза – две карих сливы!
Он качает головой!
Он чудесный! Он – живой!
– Жеребенок, здравствуй! Здравствуй.
Как тебя зовут, вихрастый?
Дай потрогаю твой бок –
Теплый, чуть дрожащий.
Угощу тебя, дружок,
Корочкой хрустящей.
Он слизнул с моей ладошки
Вкусные ржаные крошки
И приветливо заржал –
В путь с собою приглашал.

Лошадиный жеребёнок
Не хотел сегодня спать,
Требовал, что бы купили
Ему детскую кровать.
Объясняли мама с папой
Ему, глядя на луну,
Что кроватей лошадиных
Не бывает..
– Почему? – не сдавался жеребёнок –
Значит, надо их создать,
Я же маленький ребёнок –
И хочу в кроватке спать.
И сердилась мама лошадь:
– Жеребенок, надо спать
Свежая охапка сена –
лошадиная кровать.
(Л. Таратанова)


Я люблю свою лошадку,
Причешу ей шерстку гладко,
Гребешком приглажу хвостик
И верхом поеду в гости.
(А. Барто)


Пахнет варежка лошадкой

Пахнет варежка лошадкой.
Я в нее уткнусь украдкой
И припомню, как с лошадкой
Поделился шоколадкой.
Сладкой, маленькой и хрупкой:
На, пожалуйста, похрумкай!
(М. Яснов)

Моей знакомой лошади
Сегодня восемь лет.
Подарю я лошади
Цветов большой букет.

Лошадь их поставит в вазу
И не станет кушать сразу.
(А. Усачев)

Ты куда спешишь, лошадка?
У меня с утра зарядка!
Тороплюсь я в чисто поле,
Чтобы там побегать вволю!

Везет нас лошадка

Везёт нас лошадка,
Лошадка, лошадка

Ни шатко, ни валко,
Ни валко, ни шатко.

Ленивой лошадке
Мы крикнули: «Но-о!»

Ни валко, ни шатко
Идёт всё равно.

Ни валко, ни шатко,
Ни шатко, ни валко.
Стегнуть бы
Кнутом бы
Лошадку,
Да
жалко.

Везёт нас лошадка,
Жуёт удила.
Ни валко, ни шатко.
Такие дела.
(А. Шибаев)

Лошадка-лошадка,
помой свои ножки,
они запылились
на пыльной дорожке!
Не стану я мыть
полежу, отдохну,
а встану-побегаю,
пыль отряхну.

Лошадка в зоопарке

В зоопарке есть лошадка,
За высокою оградкой.
Там она копытцем бьет,
В путь дорогу нас зовет.
Невозможно отказаться,
На лошадке покататься.

Слышишь, цокают копытца
Возле нашего пруда.
Это лошади напиться
Прибежали к нам сюда.
Сколько белых, рыжих, серых,
В яблоках и вороных.
Множество лошадок смелых,
Дружелюбных, озорных.
Цок – цок – цок. Стучат копытца,
Тихо плещется вода.
Приходите к нам напиться,
Будем рады вам всегда.


Лошадка в гостях

Я приведу домой лошадку
И приучу её к порядку:
– Ложись, лошадка, на кровать.
Но, чур, копытами не мять!
Вот здесь ты будешь пить и есть,
Тут можно с краешку присесть,
В углу тихонечко играй,
У входа ноги вытирай!
Ты будь как дома, не робей!
Но только люстру не разбей.
И слишком резво не скачи,
И наш ковёр не затопчи!
Но мне ответила лошадка:
– Мне не нужна твоя кроватка.
Мой травяной ковёр не мнётся,
А вместо люстры светит солнце!

Скок-скок, скок-скок,
Хвост и грива на бочок.
До чего же гладка
Ты, моя лошадка.
Буду щеткой чистить я
Чтоб блестела шерсть твоя
И куплю я снова
Новые подковы.
Ты моя красавица,
Все в тебе мне нравится,
Но немного странная.
Ты же деревянная.

Ни шатко, ни валко,
Ни валко, ни шатко
Однажды у нас появилась лошадка.
И взрослые рады,
И рады все дети,
Она всех милей и красивей на свете.
О ней мы заботимся ночью и днем,
А папа ее называет Конем!

– Но! – сказали мы лошадке
И помчались без оглядки.
Вьётся грива на ветру.
Вот и дом. Лошадка, тпру!
(В. Берестов)

На скаку играя гривой,
Скачет быстро он, красиво.
Не догонишь, не дого.
Ишь, как скачет: И-ГО-ГО!

Я сам проворен и удал,
И конь мой весь в меня.
Я сам взнуздал,
И оседлал,
И покатил коня.

Я сам поем —
И конь мой сыт.
Я спать ложусь —
И конь мой спит.

Я целый день вожу коня,
А ночью конь везёт меня.

Во весь опор, взметая пыль,
Несётся он вперёд,
И легковой автомобиль
Дорогу нам даёт.
(С. Маршак)

Деревянную лошадку
Папа мне вчера принёс.
Я схватил большую шашку,
Конь меня вперёд понёс.
Поскакал я по долинам,
Горы, реки оббежал,
И в припрыжку по дорогам
И. немножечко устал.
А когда я утром встал,
Даже завтракать не стал,
Я опять же поскакал
По долинам и холмам.

Очень простое животное лошадь,
С виду мила и характер хороший.
Лошадь
за стол никогда не садится,
Лошадь
в постель никогда не ложится.
Ест она стоя
И спит она стоя.
Лошадь- животное
Очень простое.

Быстроногая лошадка
Утром делала зарядку.
Потянулась для начала
И копытом постучала.
Цок! Цок!
А теперь прыжки – вперёд,
Вбок, назад, наоборот.
Скок! Скок!
Бег на месте, а потом –
Махи гривой и хвостом.
Мах! Мах!
До чего же хвост и грива
Шелковисты и красивы!
Ах! Ах!
Громко фыркнула Лошадка:
– Фр-р-р! Закончена зарядка!
Не пора ли подкрепиться?
Дайте сена и водицы!


Скажем лошадке «Спасибо!»

Лошадка Федюшу катает на спинке,
Лошадка Данюшу катает на спинке,
Ей деток на спинке нетрудно катать.
В селе и деревне еще по старинке
Она по хозяйству должна помогать
Она возит грузы: мешки и арбузы,
И с фермы бидоны везет с молоком,
И сено, бывает, в телегу погрузят,
И всадник, бывает, промчится верхом.
Лошадка, лошадка, ты всем помогаешь,
Ты в городе в цирке людей развлекаешь,
В кино ты снималась и в парке катаешь,
Когда ты лошадка сама отдыхаешь?
Давайте же скажем лошадке «Спасибо!»,
По шее погладим, расчешем ей гриву,
И свежей водицей ее напоим
И хлебом соленым ее угостим.


Я видел лошадь на лугу,
Но к ней не подходил.
Я потихонечку за ней
Из-за кустов следил.
И я еще со всех сторон
Ее не разглядел,
Когда пастух принес седло
И ей на спину сел!
И человека и седло
Нести, наверно, тяжело?
Но лошадь не заржала,
Она не возражала.
А ночью сон приснился мне –
Пастух нес лошадь на спине!
Пастух пыхтел и еле шел
Лошадке было хорошо.

Лошадка и Коровка

Лошадка с Коровкою пО полю шли
И между собою беседу вели.
Лошадка спросила: – Скажи, дорогая,
Зачем у коров эта пара рогов?
Коровка сказала: – Мы ими бодаем,
И все уважают за это коров!
Лошадка сказала: – А мы не бодаем.
– Вот люди на вас и садятся верхом, –
Сказала Коровка, – вас запрягают
В телегу тяжелую, гонят кнутом!

Лошадка молчала остаток пути
И думала: – Может рога завести?

Машинки и куклы живут у детей.
А в доме у Маши – табун лошадей.
Лохматые гривы, пушистые чёлки…
Лошадки везде: на комоде, на полке.
Они на ковре, на стене, на подушке.
Лошадки – картинки, лошадки – игрушки:
Лошадка с повозкой, лошадка в попоне,
Лошадка – принцесса в блестящей короне.
Лошадки в журнале, в альбоме, в тетрадке…
Но нет среди них НАСТОЯЩЕЙ ЛОШАДКИ!
Ах, если б сейчас протянуть ей травинку,
Погладить живую и тёплую спинку!

У лошадки цирковой
Купол есть над головой.
Есть «султан» на голове
И попона. Даже две.
Вдоволь сахара, морковки.
Есть одёжки и обновки
И любимый зритель тоже
Вместе с мамой в пятой ложе.
И к чему приснился вдруг
Весь в цвету бескрайний луг?

На лошадку я сажусь,
И за гриву я держусь.
Как же быстро мы скакали,
Так, что очень мы устали.
Ох, далек же был наш путь!
Надо срочно отдохнуть.
Дать попить лошадке надо,
А мне чаю с мармеладом.
Как люблю лошадку я –
Это палочка моя!

Печальная лошадь
Неделю не скачет.
Печальная лошадь
Вот-вот – и заплачет.
Копыта истерлись
У нашей лошадки.
И ходит лошадка
Походкою шаткой.

Не съеден овес и
Не тронуто просо.
Она из конюшни
Не кажет и носа.
А раньше лошадка
Качнет головой,
И мчится, веселая,
По мостовой!

Веселой лошадке
Печаль не к лицу.
Мы нашу лошадку
Свели к кузнецу.
И он подарил ей
Подковы из стали.
И снова копыта
Звенящими стали.
И снова лошадка,
Качнув головой,
Помчалась, веселая,
По мостовой!

Сын
отцу твердил раз триста,
за покупкою гоня:
– Я расту кавалеристом.
Подавай, отец, коня! –

О чем же долго думать тут?
Игрушек
в лавке
много вам.
И в лавку
сын с отцом идут
купить четвероногого.
В лавке им
такой ответ:
– Лошадей сегодня нет.
Но, конечно,
может мастер
сделать лошадь
всякой масти.
Вот и мастер. Молвит он:
– Надо
нам
достать картон.
Лошадей подобных тело
из картона надо делать. –
Все пошли походкой важной
к фабрике писчебумажной.
Рабочий спрашивать их стал:
– Вам толстый
или тонкий? –
Спросил
и вынес три листа
отличнейшей картонки.
– Кстати
нате вам и клей.
Чтобы склеить –
клей налей. –

Тот, кто ездил,
знает сам,
нет езды без колеса.
Вот они у столяра.
Им столяр, конечно, рад.
Быстро,
ровно, а не криво,
сделал им колесиков.
Есть колеса,
нету гривы,
нет
на хвост волосиков.
Где же конский хвост найти нам?
Там,
где щетки и щетина.
Щетинщик возражать не стал, —
чтоб лошадь вышла дивной,
дал
конский волос
для хвоста
и гривы лошадиной.
Спохватились —
нет гвоздей.
Гвоздь необходим везде.
Повели они отца
в кузницу кузнеца.
Рад кузнец.
– Пожалте, гости!
Вот вам
самый лучший гвоздик. –
Прежде чем работать сесть,
осмотрели –
всё ли есть?
И в один сказали голос:
– Мало взять картон и волос.
Выйдет лошадь бедная,
скучная и бледная.
Взять художника и краски,
чтоб раскрасил
шерсть и глазки. –
К художнику,
удал и быстр,
вбегает наш кавалерист.
– Товарищ,
вы не можете
покрасить шерсть у лошади?
– Могу. –
И вышел лично
с краскою различной.
Сделали лошажье тело,
дальше дело закипело.
Компания остаток дня
впустую не теряла
и мастерить пошла коня
из лучших матерьялов.
Вместе взялись все за дело.
Режут лист картонки белой,
клеем лист насквозь пропитан.
Сделали коню копыта,
щетинщик вделал хвостик,
кузнец вбивает гвоздик.
Быстра у столяра рука —
столяр колеса остругал.
Художник кистью лазит,
лошадке
глазки красит.

Что за лошадь,
что за конь –
горячей, чем огонь!
Хоть вперед,
хоть назад,
хочешь – в рысь,
хочешь – в скок.
Голубые глаза,
в желтых яблоках бок.
Взнуздан
и оседлан он,
крепко сбруей оплетен.
На спину сплетенному –
помогай Буденному!
(В. Маяковский)

Я приехал на Кавказ,
Сел на лошадь в первый раз.

Люди вышли на крылечко,
Люди смотрят из окна —
Я схватился за уздечку,
Ноги сунул в стремена.

Мне навстречу гонят стадо.
Овцы блеют,
Бык мычит.
– Уступать дорогу надо! –
Пастушонок мне кричит.

Уши врозь, дугою ноги,
Лошадь стала на дороге.
Я тяну ее направо –
Лошадь пятится в канаву.

Я галопом не хочу,
Но приходится –
Скачу.

А она раскована,
На ней скакать рискованно.

Доскакали до ворот,
Встали задом наперед.

– Он же ездить не умеет! –
Удивляется народ. —
Лошадь сбросит седока,
Хвастуна и чудака.

– Отойдите от коня
И не бойтесь за меня!

По дороге в тучах пыли
Мне навстречу две арбы.
Лошадь в пене,
Лошадь в мыле,
Лошадь встала на дыбы.

Мне с арбы кричат: – Чудак,
Ты слетишь в канаву так!

Я в канаву не хочу,
Но приходится –
Лечу.
Не схватился я за гриву,
А схватился за крапиву.

– Отойдите от меня,
Я не сяду больше на эту лошадь!
(С. Михалков)

Я катался на коне
летней ночью
при луне

Мы скакали о лугам
по лесам.
и по горам.
А под утро
на рассвете
обогнали даже ветер!

Я катался на коне –
только жалко,
что во сне.
(Тим Собакин)

Жил на свете жеребёнок

Жил на свете жеребёнок,
Умный был ещё с пелёнок!
И сказала бабушка

Бабушка-лошадушка:
«Подрастай скорее, внук!
Будешь. КОНЬдидат Наук!»

Но ответил внук на это:
«Мне бы кучера с каретой!
Стал бы я катать детишек

И девчонок, и мальчишек.

Под землёй бежит МЕТРО
Всё устроено хитрО!
Только воздух там. НЕ тот!
И НЕ виден горизонт!
А цветов там. ВОВСЕ НЕТУ!
Где бы мне достать карету?»

Обозвали Лошадь клячей

Обозвали Лошадь клячей,
От обиды Лошадь плачет.

Подойду, скажу:
– Не плачь!
Не похожа ты на кляч.

Вытру слёзы ей салфеткой,
Угощу её конфеткой,

Щёткой гриву причешу,
Прогуляться приглашу.

Пожилая Лошадь плачет.
Не зовите Лошадь клячей.


Улитка и лошадь

Лошадка устала
И стоя спала.
Улитка увидела:
— Ну и дела!
Додумалась лошадь —
Без дома гулять.
Нет дома?
Могла
Прихватить бы
Кровать!

Когда на улице прохладно или жарко
И скачет пони на работу к девяти,
Троллейбус из троллейбусного парка,
Автобус из автобусного парка
Готовы вас к воротам зоопарка,
К воротам зоопарка привезти.

У пони – длинная чёлка
Из нежного шёлка,
Он возит тележку
В такие края,
Где мама каталась
И папа катался,
Когда они были
Такие, как я.
Я днём бы и ночью
На пони катался,
Я дедушкой стал бы,
А с ним не расстался!

Туда, где водятся слоны и бегемоты,
Орангутанги и другие чудеса, —
Летают раз в неделю самолёты,
Потом плывут неделю пароходы,
Потом идут неделю вездеходы,
А пони довезёт за полчаса!

Великолепен самолёт за облаками,
И корабли прекрасны все до одного, –
Но трудно самолёт обнять руками,
И трудно пароход обнять руками,
А пони так легко обнять руками,
И так чудесно обнимать его!

У пони – длинная чёлка
Из нежного шёлка,
Он возит тележку
В такие края,
Где мама каталась
И папа катался,
Когда они были
Такие, как я.
Я днём бы и ночью
На пони катался,
Я дедушкой стал бы,
А с ним не расстался!
(Юнна Мориц)

Пони девочек катает,
Пони мальчиков катает,
Пони бегает по кругу
И в уме круги считает.

А на площадь вышли кони,
Вышли кони на парад!
Конь по имени Пират
Вышел в огненной попоне.
И заржал печальный пони:

– Разве, разве я не лошадь?
Разве мне нельзя на площадь?
Разве я вожу детей
Хуже взрослых лошадей?

Я лететь могу, как птица!
Я с врагом могу сразиться
На болоте, на снегу!
Я могу, могу, могу!

Приходите, генералы,
В воскресенье в зоопарк!
Я съедаю очень мало,
Меньше кошек и собак.

Я выносливее многих –
И верблюда, и коня!
Подогните ваши ноги
И садитесь на меня.

Что ты ржёшь, мой конь ретивый.

«Что ты ржёшь, мой конь ретивый,
Что ты шею опустил,
Не потряхиваешь гривой,
Не грызёшь своих удил?
Али ешь овса не вволю,
Али сбруя не красна?
Аль поводья не шелковы,
Не серебрены подковы,
Не злачёны стремена?»
Отвечает конь печальный:
«От того я присмирел,
Что я слышу топот дальний,
Трубный звук и пенье стрел,
От того я ржу, что в поле
Уж не долго мне гулять,
Проживать в красе и холе,
Светлой сбруей щеголять,
Что уж скоро враг суровый,
Сбрую всю мою возьмёт,
И серебрены подковы,
С лёгких ног моих сдерёт;
От того мой дух и ноет,
Что на место чепрака,
Кожей он твоей покроет,
Мне вспотевшие бока».

Кобылица молодая

Кобылица молодая,
Честь кавказского тавра,
Что ты мчишься удалая?
И тебе пришла пора;
Не косись пугливым оком,
Ног на воздух не мечи,
В поле гладком и широком
своенравно не скачи.
Погоди тебя заставлю
Я смириться подо мной,
В мерный круг
Твой бег направлю,
Укороченной уздой!
(А. Пушкин)

Конь
(Из поэмы «Венера и Адонис»)

Прислушайся,
из ближнего леска
Испанская кобыла молодая,
Почуяв жеребца издалека,
Его зовет, тревожно ожидая.
И, с привязи сорвавшись, наконец,
К ней скачет, шею выгнув, жеребец.

Он величаво мчится, он летит,
Как в приступе безудержного гнева,
И гулко под ударами копыт
Гудит земли разбуженное чрево.
Грызет железо он своих удил,
Тем овладев, чему подвластен был.

Он поднял уши. Нисходя к хребту,
Вздымается дорожка гривы черной,
Ноздрями воздух пьет он на лету.
Пар из ноздрей выходит, как из горна.
Недаром око темное коня
Сверкает ярким отблеском огня.

То рысью он идет, шаги считая,
Спокойно горд и скромно величав,
То скоком скачет, над землей взлетая,
Плывет, по ветру тело распластав,
Чтоб гневной красотой своей и силой
Похвастаться перед подругой милой.

Ему и дела нет до ездока,
Кричащего вослед: «Постой! Куда ты?»
Забыл он шпоры, жгущие бока,
Забыл о сбруе, яркой и богатой,
Он слышит только собственную кровь,
Он видит пред собой свою любовь.

Как если бы, искусству дав свободу,
Писал коня художник на холсте,
Стремясь живую превзойти природу
И в живости самой, и в красоте,

Так этот конь превосходил любого
Осанкой, статью, красотой суровой.

Крутая холка, ясный, полный глаз,
Сухие ноги, круглые копыта,
Густые щетки, кожа, как атлас,
А ноздри ветру широко открыты.
Грудь широка, а голова мала,

Таким его природа создала.

Ничто косого не избегнет взора,
Касанье перышка его вспугнет.
Приказывая ветру быть опорой,
Пускается он в бег или в полет.
Сквозь волосы хвоста его и гривы
Поет и свищет ветер шаловливый.

Он выражает радость в звонком ржанье,
Отзывный голос подает она.
Но
женщина в ответ на обожанье
Она лукавит, гордости полна,
И отвечает страсти, столь открытой,
Упрямыми ударами копыта.

Он роет землю в гневе, ловит ртом
Слепней несчастных. Весь покрыт он мылом.
И бедра охлаждает он хвостом,
Разгоряченные любовным пылом.
Но вот гордячка, друга пожалев,
Его безмерный умеряет гнев.

А тут хозяин, подоспев, стремится
Взять под уздцы горячего коня.
В испуге к лесу скачет кобылица,
За нею
конь, уздечкою звеня.
И оба обгоняют по дороге
Ворон, летящих тучею в тревоге.

Я снял узду, седло – и вольно
Она мотнулась от меня,

А я склонился богомольно
Перед солнцем гаснущего дня.

Она взмахнула легкой гривой
И, ноздри к ветру обратив,
С тоскою нежной и счастливой
Кому-то страстный шлет призыв.

Едины божии созданья,
Благословен создавший их
И совместивший все желанья
И все томления – в моих.

Прекрасна лошадь, в стойле стоящая,
Прекрасна лошадь, по лугу летящая,
Прекрасен табун, в поле пасущийся,
Прекрасен жеребёнок, по поляне несущийся.

Лошадь, природы созданье чудесное,
С тобой единение чувствую тесное.

Четыре копыта, подковы несущие,
Мягкие губы, сахар берущие.
Глаза лошадиные в душу заглянут,
От глаз лошадиных печали увянут.

Я долго ехал волоком.
И долго лес ночной
Всё слушал медный колокол,
Звеневший под дугой.

Звени, звени легонечко,
Мой колокол, трезвонь!
Шагай, шагай тихонечко,
Мой бедный старый конь!

Хоть волки есть на волоке
И волок тот полог,
Едва он сани к Вологде
По волоку волок.

Звени, звени легонечко,
Мой колокол, трезвонь,
Шагай, шагай тихонечко,
Мой добрый старый конь!

И вдруг заржал он молодо,
Гордясь без похвалы,
Когда увидел Вологду
Сквозь заволоку мглы.


Лошади в океане

Лошади умеют плавать,
Но – не хорошо. Недалеко.

«Глория» – по-русски – значит «Слава», –
Это вам запомнится легко.

Шёл корабль, своим названьем гордый,
Океан стараясь превозмочь.

В трюме, добрыми мотая мордами,
Тыща лощадей топталась день и ночь.

Тыща лошадей! Подков четыре тыщи!
Счастья все ж они не принесли.

Мина кораблю пробила днище
Далеко-далёко от земли.

Люди сели в лодки, в шлюпки влезли.
Лошади поплыли просто так.

Что ж им было делать, бедным, если
Нету мест на лодках и плотах?

Плыл по океану рыжий остров.
В море в синем остров плыл гнедой.

И сперва казалось – плавать просто,
Океан казался им рекой.

Но не видно у реки той края,
На исходе лошадиных сил

Вдруг заржали кони, возражая
Тем, кто в океане их топил.

Кони шли на дно и ржали, ржали,
Все на дно покуда не пошли.

Вот и всё. А всё-таки мне жаль их –
Рыжих, не увидевших земли.

О рьяный конь, о конь морской,
С бледно-зеленой гривой,
То смирный, ласково-ручной,
То бешено-игривый!
Ты буйным вихрем вскормлен был
В широком божьем поле;
Тебя он прядать научил,
Играть, скакать по воле!

Люблю тебя, когда стремглав,
В своей надменной силе,
Густую гриву растрепав,
И весь в пару и мыле,
К брегам направив бурный бег,
С веселым ржаньем мчишься,
Копыта кинешь в звонкий брег
И – в брызги разлетишься.
(Ф. Тютчев)

Жадно, весело он дышит
Свежим воздухом полей,
Сизый пар кипит и пышет
Из пылающих ноздрей,
Полон сил, удал на воле,
Громким голосом заржал,
Встрепенулся конь и в поле
Быстроногий поскакал!
Скачет блещущий глазами,
Дико голову склонил,
Вдоль по ветру он волнами
Чёрну гриву распустил!
Сам как ветер, круть ли встанет
На пути? Отважный прянет

И на ней уж! Ляжет ров,
И поток клубится?
Мигом
Он широким перепрыгом
Через них
и был таков!
Веселися, конь ретивый!
Щеголяй избытком сил!
Не на долго волны гривы
Вдоль по ветру распустил!
Не на долго жизнь и воля
Разом бурному даны,
И холодный воздух поля,
И отважны крутизны,
И стремленья роковые,
Скоро, скоро под замок!
Тешь копыта удалые,
Свой могучий бег и скок!
Снова в дело конь ретивый,
В сбруе лёгкой и красивой,
И блистающий седлом,
И бренчащий поводами,
Стройно верными шагами
Ты пойдёшь под седоком.
(Н. Языков)

Животные не спят. Они во тьме ночной
Стоят над миром каменной стеной.

Рогами гладкими шумит в соломе
Покатая коровы голова.
Раздвинув скулы вековые,
Ее притиснул каменистый лоб,
И вот косноязычные глаза
С трудом вращаются по кругу.

Лицо коня прекрасней и умней.
Он слышит говор листьев и камней.
Внимательный! Он знает крик звериный
И в ветхой роще рокот соловьиный.

И зная всё, кому расскажет он
Свои чудесные виденья?
Ночь глубока. На темный небосклон
Восходят звезд соединенья.
И конь стоит, как рыцарь на часах,
Играет ветер в легких волосах,
Глаза горят, как два огромных мира,
И грива стелется, как царская порфира.

И если б человек увидел
Лицо волшебное коня,
Он вырвал бы язык бессильный свой
И отдал бы коню. Поистине достоин
Иметь язык волшебный конь!
Мы услыхали бы слова.
Слова большие, словно яблоки. Густые,
Как мед или крутое молоко.
Слова, которые вонзаются, как пламя,
И, в душу залетев, как в хижину огонь,
Убогое убранство освещают.
Слова, которые не умирают
И о которых песни мы поем.

Но вот конюшня опустела,
Деревья тоже разошлись,
Скупое утро горы спеленало,
Поля открыло для работ.
И лошадь в клетке из оглобель,
Повозку крытую влача,
Глядит покорными глазами
В таинственный и неподвижный мир.
(Н. Заболоцкий)

В холмах зеленых табуны коней
Сдувают ноздрями златой налет со дней.

С бугра высокого в синеющий залив
Упала смоль качающихся грив.

Дрожит их головы над тихою водой,
И ловит месяц их серебряной уздой.

Храпя в испуге на свою же тень
Зазастить гривами они ждут новый день

*
Весенний день звенит над конским ухом
С приветливым желаньем к первым мухам.

Но к вечеру уж кони над лугами
Брыкаются и хлопают ушами.

Все резче звон, прилипший на копытах,
То тонет в воздухе, то виснет на ракитах.

И лишь волна потянется к звезде,
Мелькают мухи пеплом по воде.

*
Погасло солнце. Тихо на лужке.
Пастух играет песню на рожке.

Уставясь лбами, слушает табун,
Что им поет вихрастый гамаюн.

А эхо резвое, скользнув по их губам,
Уносит думы их к неведомым лугам.

Любя твой день и ночи темноту,
Тебе, о родина, сложил я песню ту.
(С. Есенин)

Конь, несущийся вскачь

Я ищу бесконечность,
Вдохновенных идей.
Настоящая вечность –
Звёзды в гривах коней.

Настоящее счастье –
Конь, несущийся вскачь.
Увезёт от ненастья,
И от всех неудач.

Твой табун звездногривых,
Вороных кобылиц,
Словно небо красивых,
И свободных, как птиц.

Мне бы лошадью белой
Вслед за ними скакать,
Но двуногой, несмелой,
Мне дано лишь мечтать.
(В. Вдовина)

Хищен и спокоен взор кошачий,
Злобен или предан взгляд собак.
Только лошадь смотрит в мир иначе,
Потому что мир – в её глазах.
(В. Вдовина)

Усталая лошадь по городу шла.
Копытами пела, слагая сонеты.
Дождями омыта и солнцем согрета.
И поступь её, как судьба, тяжела.

Ведь лошади гривы расчешут – и в путь!
Работа. Работа. И снова работа –
До визга в мозгу, до солёного пота.
А как бы хотела она отдохнуть!

А после работы читает сонеты,
читает Гомера
Усталая лошадь.
Ещё два квартала. Ещё одна площадь.
А там и луга. И свобода. И вера!

Однажды я вышел на людную площадь
И рядом увидел печальную лошадь.
Средь шума и смеха, тиха и бледна,
С букетом фиалок стояла она.
И я, поклонившись, шепнул ей:
– Простите.
Ответьте, прошу,
отчего вы грустите?
Сегодня ведь праздник, а в праздник
всегда
Обида не в счет и беда – не беда!
Печальная лошадь, вздохнув, отвечала:
– Я нынче впервые на площадь попала.
В обычные дни я ее обхожу –
До ночи тележку с дровами вожу.
Но я вдруг решила не жить из-под палки –
Ушла от тележки, купила фиалки
И в новом пальто, позабыв про дела,
Взяла и сегодня на площадь пришла.
Мне б очень хотелось дождаться салюта,
Но только салюта все нет почему-то.
Как жаль, ведь пора за тележкой идти –
мне нужно вернуться домой к девяти.
Не скоро на площадь я выберусь снова,
Все буду работать и ждать выходного,
И, может быть, снова салют пропущу.
Вам ясно теперь, отчего я грущу?
Что мог я сказать? И что толку в ответе,
Раз лошади плохо живется на свете.
Хотел я уйти. Распрощался. И тут
над площадью с грохотом вспыхнул салют.
И будто за все ожиданья подарок,
Салют был прекрасен и сказочно ярок.
Счастливая лошадь, а с ней детвора
В восторге кричали: «Салюту – ура!»
Пусть кто-то, услышав, не сдержит насмешки.
Рассказ мой для тех, кто устал от тележки,
Рассказ для того, кто тележку везет, –
Пускай же хоть в сказке ему повезет.
(А. Дмитриев)

Шоссе скоростного
Тугая полоска,
И я по бетонной
Гудящей струне
Лечу на гремящей,
Железной повозке,
Где прадед мой ездил
На рыжем коне.

Лечу куда-то
День-деньской
И всё равно
Я день-деньской
В сто мест важнейших
День-деньской
Опаздываю разом,
А по ночам мне
Снится конь,
Ко мне приходит
Рыжий конь,
В лицо мне дышит
Рыжий конь,
Косит лиловым глазом.

От прадеда пахло
Ромашкой и мятой,
Я пахну бензином
И синим огнём.
Сто дюжин коней
Под капот я запрятал,
А прадед везде успевал
На одном.

Вы только меня
Не считайте безумцем,
Ни дед тот назад
Не вернётся, ни конь.
Я вам предлагаю
Всего лишь разуться,
По лугу, как прадед,
Пройтись босиком.

В нашем сборнике опубликовано 21 детское стихотворение русских и зарубежных поэтов о лошадях.

Вежливая лошадь (Б. Липанович)

Очень вежливая лошадь
Шла, кивая головой.
Поздоровалась со всеми.
Поздоровалась со мной.
Угостил её печеньем,
Постояли мы чуть-чуть,
И вздохнула грустно лошадь
Мол, пора и дальше в путь.
На прощание кивнула —
И понятно всё без слов.
Это лошадь мне сказала:
«До свиданья! Будь здоров».

Рисунок И. Никольского

Конь (Вера Хохол)

Вороной как ветер мчится,
Ничего он не боится.
Переходит речку вброд,
Где глубоко — проплывет!

Дружно я с конём живу,
Каждый день его купаю,
Ленту в гриву заплетаю.
Я даю ему траву,
И овса, и ячменя.
Есть и сахар для коня!

Лошадь (Самуил Маршак)

Была моя лошадь, как палка, худа,
Как палка, худа,
Как палка, худа.
Ходить не желала она никуда.
И-го-го!

Однажды я в город поехал верхом,
Поехал верхом,
Поехал верхом.
Брыкалась она и махала хвостом.
И-го-го!

Ни вправо, ни влево, ни взад, ни вперед,
Ни взад, ни вперед,
Ни взад, ни вперед.
Легла на траву и с тех пор не встает.
И-го-го!

Седло и уздечку оставил я там,
Оставил я там,
Оставил я там.
Допеть эту песенку можешь ты сам.
И-го-го!

Жеребенок (Игорь Елабужанин)

Жеребёнок скачет,
По полю резвится.
Безуспешно овод
Вслед за ним крутится.

Жеребёнок прыгает
В копытом бьет.
Ноздри раздуваются,
Радостно он ржет.

По полям он быстро
Бегает, играя.
Всюду он суется,
Хвостиком махая.

Эх, носись, мой милый,
Бурка моя сивка,
Вперегонку с ветром
Раздувая гривну!

Жеребенок (Геннадий Глушнёв)

Жеребенок – хвост трубой,
Как угнаться за тобой?
В чистом поле, на лугу ли
Здесь стоял – и словно сдули!
Грива черная искрится,
Ушки остренько торчат,
Не подкованы копытца,
А как часики стучат.
Сделал круг – и снова к маме,
Что всегда не далеко.
И под мамой, над цветами
Пьет парное молоко.

Лошадка (Ирина Михайлова)

Цок, цок, цок, цок,
Я лошадка — Серый бок!
Я копытцем постучу,
Если хочешь-прокачу!

Посмотри, как я красила,
Хороши и хвост и грива.
Цок, цок, цок, цок,
Я лошадка — Серый бок!

Жеребенок (Абдуселим Исмаилов)

У меня
Жеребёнок растёт.
Он
Копытами лёгкими бьёт.

Я водой
Ключевой
Жеребёнка пою.

Я с ладони ему
Белый сахар даю.

Скоро вырастет он.
Станет быстрым конём.
По горам,
К чабанам
Поскачу я на нём.

Я уздечку куплю,
Стремена и седло,
Залюбуется нами
Родное село.

И друзьям,
И родным,
И седым
Старикам —
Ото всех
И ко всем
Я привет передам.

Нас узнают с конём
Далеко
За рекой.

Есть папаха давно
У меня
со звездой.

Перевёл с лезгинского В. Степанов

Художник Лев Токмаков

Конь мой деревянный (Ирина Токмакова)

Я на всех обижусь. В Африку уеду,
Конь мой деревянный отвезёт меня.
Будут апельсины в Африке к обеду,
Я совсем не буду ни о ком скучать.

Конь заржёт тихонько.
Плакать мы не станем,
Если и взгрустнётся нам когда-нибудь.
Радужные бабочки пролетят над нами
И расскажут сказки. Тихие, как сны.

Лошадка пони (Ирина Токмакова)

Мою лошадку пони
Зовут Малютка Грей.
Соседка наша в город
Поехала на ней.

Она её хлестала
И палкой и кнутом
И под гору и в гору
Гнала её бегом.

Не дам ей больше пони
Ни нынче, ни потом,
Пускай хоть все соседи
Придут просить о том!

(шотландская народная песенка)

Везет нас лошадка (Александр Шибаев)

Ленивой лошадке
Мы крикнули: «Но-о!»
— Ни валко, ни шатко
Идёт всё равно.

Ни валко, ни шатко,
Ни шатко, ни валко.
Стегнуть бы
Кнутом бы
Лошадку,
Да — жалко.

Везёт нас лошадка,
Жуёт удила.
Ни валко, ни шатко.
Такие дела.

Буланка (Логунов Алексей)

С характером наша Буланка!
Измучились с ней мужики.
Кнутом, и вожжами, и палкой
Лупили её в три руки.

Буланка взвивается только,
А воз — ни туда, ни сюда.
Тогда я ей хлебную корку
С ладони украдкою дал,

По взмыленной шее погладил,
И лошадь, натужась, пошла.
Наверно, и лошади надо,
Чтоб ласка и чуткость была.

Кони и пони (А. Каминчук)

— Добрый день! —
Сказали кони.
— Добрый день! —
Сказали пони.
— Вы куда? —
Спросили кони.
— К малышам, —
Сказали пони. —
Мы давно их
Не видали,
Мы давно их
Не катали.

Лошадь (Алексей Кондратьев)

Лошадь
По городу
Шла не спеша.
Все восхищались:
— Как хороша! —

Фары
Таращили
Автомобили
И пропускали
Лошадь
Вперёд.

Все пешеходы
Лошадь любили
И говорили,
И говорили:
— Вы посмотрите
Лошадь идёт! —

Все восхищались.
Все улыбались,
Лошадь прошла,
Но улыбки остались.

Лошадки (Сатуновский Ян)

К дедушке в дом,
К бабушке в дом
Шагом идём,
Рысью бежим.
— Но-о! — говорим.
— Тпру! — говорим.
— Стой, — говорим,
— Приехали!

Лошади умеют плавать,
Но не хорошо, не далеко
«Глория» по-русски значит «Слава»
Это вам запомнится легко
Шел корабль своим названьем гордый,
Океан стараясь превозмочь.
В трюме, добрыми качая мордами,
Тысча лошадей стояли день и ночь.
Тысча лошадей, подков четыре тыщи
Счастья всё ж они не принесли —
Мина кораблю пробила днище
Далеко далеко от земли.
Люди сели в шлюпки, в лодки сели,
Лошади поплыли просто так,
Что им было делать если
Не нашлось им место в шлюпках и плотах.
Плыл по океану рыжий остров,
В яблоках плыл остров и гнедой…
Им сперва казалось, что плавать это просто
Океан казался им рекой.
Но не видно у реки той края
На пределе лошадиных сил
Вдруг заржали кони, возражая,
Тем, кто в океане их топил.
Кони шли ко дну и тихо ржали
И пока на дно все не ушли
Вот и все, а все-таки мне жаль их
Рыжих, не увидевших земли

Лошади — ангелы.
Весь мир умещался в ладони,
Весь мир мы смогли потерять.
А наши прекрасные кони
В тот миг разучились летать.
Никто не отыщет пропажи,
Никто и не вспомнит о том,
Что кони прекрасные наши
Питались лучистым овсом.
Лишь лики на древней иконе
Сочувствуют нашей беде.
А наши прекрасные кони
Умели ходить по воде.
Страшнее не будет потери.
Не глядя друг другу в глаза,
Мы, словно пугливые звери,
Уходим в густые леса.
В краях, где иные законы
Мы будем судимы не раз.
А наши прекрасные кони.
Они не покинули нас.
Идут рядом с нами в бессилье,
Не жалуясь и не крича,
Свои белоснежные крылья
По чёрной земле волоча.

Прекрасна лошадь, в стойле стоящая,
Прекрасна лошадь, по лугу летящая,
Прекрасен табун, в поле пасущийся,
Прекрасен жеребёнок, по поляне несущийся…
Лошадь, природы созданье чудесное,
С тобой единение чувствую тесное…
Четыре копыта, подковы несущие,
Мягкие губы, сахар берущие…
Глаза лошадиные в душу заглянут,
От глаз лошадиных печали увянут.

Кони, кони — вы сказка и песня.
К вам любви объяснить не смогу.
Словно в детстве каком-то нездешнем
Вижу вас я в ночном на лугу.
Помню, как стригунком жеребенком
Прикоснулось доверье к руке,
И с тех пор то негромко, то звонко
Все зовет и зовет вдалеке.
И куда б нас мечта ни носила,
Долетая до новых планет,
Будем мерить мы вашею силой
Неуемную силу ракет.
Но какою нам силой измерить
То тепло, что рождаете вы?
То стремленье прекрасному верить
В тихом шуме дубрав и травы?
То слиянье с природой чудесной,
Что осталось в ночном на лугу?
Кони, кони — вы сказка и песня!
К вам любви объяснить не смогу…

Добрые лошади.
Ваши следы запорошены,
Сёдла уснули в пыли.
Где же вы, добрые лошади,
С гривами, аж до земли?
В землях каких вы кочуете
С дивной тоскою в сердцах?
В стойлах ли тёплых ночуете?
Или в холодных степях?
Чьим же рукам доверяете
Нежность велюровых губ.
Лошади добрые, знаете,
Мир без вас скучен и груб.
Может в краях тех невиданных
В волю едите овса.
В травах земных, малахитовых
Ваши живут голоса.

Кони — они как дети
Больше всего на свете
Любят побегать вволю
По лесу, лугу, полю.
Любят в траве валяться,
В теплой реке купаться,
И спят они очень тихо,
Не терпят чужого крика.
Скрипа возов груженых,
Вожжей да хлыстов тяжелых,
Поэтому и не странно,
Что кони седеют рано…

Кобылица молодая,
Честь кавказского тавра,
Что ты мчишься удалая?
И тебе пришла пора;
Не косись пугливым оком,
Ног на воздух не мечи,
В поле гладком и широком
Своенравно не скачи.
Погоди тебя заставлю
Я смириться подо мной,
В мерный круг
Твой бег направлю,
Укороченной уздой!

Семнадцать белых лошадей.
Где море облака целует,
На горизонте серых дней,
Табун рождался быстроногий
Семнадцать белых лошадей.
Они из моря выходили
Летели брызги с мокрых грив,
И капли падая, искрились
Алмазами, из-под копыт.
Семнадцать белых лошадей,
Семнадцать судеб бесконечных.
Свидание светлых детских дней
С годами юности беспечной.
Скакали лошади из снов,
Воды ногами не касаясь,
Не зная страха и врагов,
Не лжи ни подлости не зная.
Среди миров, из века в век
Летит табун молочно-белый
И Вечностью их светлый бег
Отмечен в небе звездной пеной.
Семнадцать белых лошадей,
Семнадцать судеб бесконечных.
Свидание светлых детских дней
С годами юности беспечной.

Не быстра лошадка в беге,
Еду тихо на телеге, —
Есть такое на Руси
Деревенское «такси».

Ходят кони над рекою,
Ищут кони водопою,
Но к речке не идут,
Больно берег крут…
Ни ложбиночки пологой,
Ни тропиночки убогой.
А как же коням быть,
Хочут кони пить…
Вот и прыгнул конь буланый
С этой кручи окаянной.
А синяя река
Больно глубока…

Конь был норовистым и сытым.
И стать, и рысь на знатока.
Когда он землю бил копытом,
Земля пружинила слегка.
Глаза с дичинкой, бег упругий,
Шел рысью он, как будто плыл.
А если ржал, по всей округе
Дрожали спины у кобыл.
Конь рос без привязи, на воле.
Не знал как обжигает кнут,
Как не дает увидеть поле
На шее стянутый хомут.
Он по-лошадьи понял землю
Как степь без края и конца,
Как запах овсяного стебля,
Как звон ночного бубунца.
Но как-то раз его поймали,
Взнуздали грубо и с трудом,
В вагон товарный затолкали
И увезли… на ипподром.
Прошел он выучку, конюшня
Поприсмирила жеребца
Он стал барьеры брать послушно
И чтить жокея-молодца.
Конь скоро вышел в чемпионы,
Попал в газеты и в кино.
Но есть жестокие законы
И непредвиденное «но».
Жокей однажды растерялся
И, крепко натянув узду,
Вперед невовремя подался,
И конь… споткнулся на ходу.
На четырех ногах, а тоже…
Не повезло ему всерьез.
И жизнь, прихрамывая, дожил
Как золотарь и водовоз.
Стуча разбитыми ногами
В брусчатку пыльных мостовых
Понуро прядал он ушами
От невеселых дум своих.
И лишь в ночное время суток
Коняге грезилась порой
Страна цветов и незабудок
И жеребенок молодой.

В холмах зелёных табуны коней
Сдувают ноздрями златой налёт со дней.
С бугра высокого в синеющий залив
Упала смоль качающихся грив.
Дрожат их головы над тихою водой,
И ловит месяц их серебряной уздой
Храпя в испуге на свою же тень,
Застить гривами они ждут новый день.
Весенний день звенит над конским ухом,
С приветливым желаньем к первым мухам,
Но к вечеру уж над лугами
Брыкаются и прядают ушами
Всё резче звон прилипший на копытах,
То тонет в воздухе, то виснет на ракитах,
И лишь волна потянется к звезде,
Мелькают мухи пеплом по воде.
Погасло солнце. Тихо на лужайке,
Пастух играет песню на рожке,
Уставясь лбами слушает табун,
Что им поёт вихрастый гомоюн.
Ах, эхо резвое, скользнув по их губам,
Уносит думы их к невиданным лугам.

Я не верю в гибель лошадиную.
Пусть не все, но выжили они.
С дна морского к верху шли акулы,
Но хватали слабых лишь одних.
Разливалась кровь по океану
Но вожак упрямо плыл вперед.
И казалось у него как будто
От копыт шли искры в толщу вод.
Рыжий остров медленно, но таял
Уменьшался остров тот гнедой.
Но немного плыть уже осталось
Кони, кони слышите! Прибой!
Вот копыта дна уже коснулись
И вода отхлынула от них.
Вышли на берег измученные кони
Победили смерть свою они.
Где-то люди есть и есть машины,
Где-то города стоят шумя.
Только здесь на острове все тихо
Ни людей, ни шума, ни огня.
Только ветер воет здесь тоскливо
Да еще вдруг топот прозвучит
То табун коней вдоль океана
С бешеною резвостью летит.
Ветер гривы длинные расчешет
Океан умоет их водой
И живут они, судьбой довольны
Посреди равнины голубой.
Остров тот — песчинка в океане.
Только кони вольно там живут
И отныне остров этот дикий
Лошадиным островом зовут.

В забытом храме встану у порога
И подойду тихонько к алтарю.
Я так давно хочу спросить у Бога:
— Спаситель, есть ли лошади в раю?

Ведь этой жизни лучшие мгновенья
Я провожу, наверное, в седле.
Пусть это странным кажется кому-то,
Нет ничего прекрасней на Земле

Безумной скачки, мощи и напора,
Трёхтактной дроби кованых копыт,
Шального ветра, воли и простора,
Да горизонта, что к себе манит!

Дороги лента вдаль ведёт куда-то
Среди лугов, туманов и дождей.
Поверьте, люди, я не виновата,
Что родилась влюблённой в лошадей.

А конь губами трогает ладони,
В траве роса алмазами блестит,
И целый мир в глазах лиловых тонет,
И солнце пряди гривы золотит.

Быть может, мы судьбу не выбираем,
И свыше дан огонь Души моей.
Прости, Господь, но мне не надо рая,
Если в раю не будет лошадей.

Песни дорог расцветают в душе,
Как васильки расцветают во ржи.
Глянув на мир между конских ушей,
Что ты увидел, мой друг, расскажи!
В стуке копыт занимался рассвет —
В стуке копыт догорает закат.
Тенью скользя по высокой траве,
Гонит на запад их ветер шальной,
Гонит вослед уходящему дню,
И проплывают волна за волной
Сочные травы по брюхо коню.
В скрипе седла начинался январь,
В скрипе седла завершается май.
Кружится в танце, похожем на вальс,
Мир, отчего-то похожий на рай.
Странной монетой наполнен кошель —
Песни дорог да шальная мечта.
Глянув на мир между конских ушей,
Больше не хочешь глядеть просто так.
Дом променяв на лоскут синевы,
Ты не вернёшься к столу и огню.
Всё разнотравье своих кладовых
Степь выстилает под ноги коню…

Для облегчения труда,
Чтоб не казалась тяжкой ноша,
Решили люди, что тогда
Можно впрягать в телегу лошадь.

И с незапамятных веков,
Стуча копытом по дороге,
С подковами и без подков
Бегают резвые их ноги.

Одни — на скачки и конкур,
Другим — тяжёлый груз на спину,
И лошади не нужен перекур,
Она умрёт от никотина.

Нелёгкий лошадиный труд
Для сельской жизни много значит,
И носит каждый свой хомут,
От жеребца до старой клячи.

Они берут любой барьер,
Резвятся мирно в чистом поле,
И с места перейти в карьер
Способны лошади на воле.

Повсюду лошади в цене,
И люди тянутся к ним ближе,
Ведь быть всё время на коне —
Это почётно и престижно.

Четыре копыта, облезлая шкура…
По грязной дороге плетется понуро
Забывшая думать о чем-то хорошем,
Давно ко всему безразличная лошадь.
Она родилась жеребенком беспечным,
Но скоро хомут опустился на плечи,
И кнут над спиной заметался со свистом…
Забылась лужайка в ромашках душистых,
Забылось дыхание матери рыжей…
Лишь месят копыта дорожную жижу,
И только сгибается все тяжелее
Когда-то красивая, гордая шея.

Четыре копыта, торчащие ребра…
Скупится на ласку хозяин недобрый.
А жизнь повернуться могла по-другому —
Ведь где-то сверкают огни ипподрома,
Там тоже есть место обидам и бедам.
Но мчатся по гулкой дорожке к победам
Могучие кони, крылатые кони…
И кутают их золотые попоны.
Им, лучшим, награды и слава — но кто-то
Всегда занимается черной работой.
Чтоб им предаваться волшебному бегу,
Тебя спозаранку впрягают в телегу,
И если до срока работа сосотарит —
Другого коня подберут на базаре.

Четыре копыта, клокастая грива…
А время обманчиво-неторопливо.
И сбросишь, достигнув однажды предела,
Как старую шерсть, отболевшее тело.
Ругаясь, хомут рассупонит возница…
Но ты не услышишь. Ты будешь резвиться
В лугах, вознесенных над морем и сушей,
Где ждут воплощения вечные души.
Опять жеребенком промчишься по полю,
Неся не людьми возращенную волю —
Большие глаза и пушистая челка,
Четыре копытца и хвостик-метелка.

Стелился туман над рекою…
Бесшумно ступая во тьме,
В молочном холодном покое,
Незримо по узкой тропе,
Пронзившей от края обрыва
Долину и сумрачный лес,
Где воздух, как пленник унылый,
Был замкнут под веток навес,
Где ухал встревоженный филин, —
Шли лошади через бурьян…
…И ночь, где они проходили,
Спадала в жемчужный туман…

Бандура шашку уронил,
Она под солнцем засверкала,
С коня казак упал без сил
И снег окрасил кровью алой.
И конь споткнулся на скаку,
Но не упал, остановился…
Он мордой рыжей к казаку
Над белым снегом наклонился.
Губой потрогал, языком
Лизнул горячим и шершавым…
И над сраженным седоком
Протяжно, жалобно заржал он.
Еще качались стремена,
Еще узда в зубах горела,
Но обнимала тишина
У ног коня большое тело.
И снег иссиня — голубой
Гасил вдали копытный топот…
На запад бурей рвался бой,
К далеким вражеским окопам.
И вновь заржал он в тишине,
Обдал Бандуру жарким паром
И увидал, как в стороне
К нему спешили санитары.
И конь пошел за ними вслед,
Ушами прядая большими…
А люди шли на желтый свет,
По снегу хрусткому спешили.
И в доме том, где Красный Крест,
Они за дверью темной скрылись…
Шумел, гудел сосновый лес,
Под снегом ветви опустились.
А конь остался у окна,
Не понимая, что случилось…
Заиндевели стремена,
Седло снежком запорошило.
А конь все ждал, что выйдет он
И шею рыжую погладит,
Проверит шашку у ножон,
Взмахнет рукой и с лету сядет.
И конь взовьется на дыбки,
И прянет по снегу наметом
Туда, где скрылись казаки,
На громкий говор пулеметов.
Он будет слышать топот ног,
И мчаться синими снегами,
И видеть, как блестит клинок,
И чуять шпоры под боками.

По серой дороге сквозь вечность
Вздымая копытами пыль
Летит — сквозь борьбу и беспечность,
Летит, не тревожа ковыль
Летит — и проносятся мимо
Минуты, недели, века
Седло не уродует спину,
И шпора не тронет бока
Несется, подкован однажды,
Сквозь зарево бед и обид,
Сквозь счастье, сквозь горе — не важно!
Не слышно ударов копыт.
Хозяин заботливым был,
Когда жеребенка пускал,
Подковы ему он прибил
И кожей поверх обмотал
Не слышно ударов копытом,
Бесшумно несется вперед,
Проходит тоска о забытом,
Не виден тропы поворот…
Несется сквозь мглу, не умея
Галоп сократить хоть на миг,
С годами все больше белея,
Стареет, но дальше летит…
И вот на заре чьей-то славы
Проскачет вперед — не взглянет,
И жизни закончатся главы
И чья-то звезда упадет…
И снова летит незаметный,
Он цели своей не достиг,
Летит он один, беззаветно,
Не слышно ударов копыт…

Или мне снится, иль чудится мне,
Будто скачу я на быстром коне
В синее утро, над синим ручьем,
В призрачный мир, где мы только вдвоем,
В мир, озаренный улыбкой одной,
В мир, окрыленный заветной мечтой,
В мир бесконечно цветущей весны,
В мир, где сбываются детские сны!
Легкою птицею, конь мой, лети,
Как я боюсь затеряться в пути,
Как я боюсь покориться судьбе,
Как я боюсь ошибиться в тебе!
Быстрые кони волшебной страны,
Вы обязательно людям нужны
Гордо летящие в светлую даль,
Где отступают и боль, и печаль.

Отпечаток на белом снегу от копыт…
И от ветра вся грива скомкалась в клочья.
Сердце колит в груди и тихо стучит,
Но кобыла не знает, что умрет она ночью.
За кобылой след в след жеребенок бежит.
Поиграться с хвостом ее был бы не против,
Но боится он чувства свои проявить,
Так как знает, что задом по морде схлопочет.
Жеребенок как будто над снегом парит
Легок ход его, хоть и тоненьки ножки.
И на лбу его звездочка ярко горит,
И копытца стучат по неровной дорожке.
Солнце на горизонте горит.
Небо стало оранжево-красным.
И слабые ноги под живот вдруг ушли,
И сердце на волю все рвется и рвется.
С серого неба не спеша снег летит,
По белому полю зима распласталась.
И средь белого поля жеребенок стоит,
Был веселым и диким, а стал одиноким…

Пароход отходил за кордон,
Море пенилось, волны стонали,
А поручик в толпе всё прощался с конём,
Да звенели кресты и медали.

У коня по щеке прокатилась слеза,
Кони тоже ведь чувствуют горе,
Мелкой дрожью дрожал, головою кивал,
Да смотрел на свинцовое море.
Пароход прогудел, возвещая конец,
Приглашая на борт пол-России подняться,
Но никто не бежал, а поручик кричал:
«Может, всё же остаться, остаться!»

Пароход отходил, ветер северный выл,
Альбатрос над безумцами вился,
Конь рванулся им вслед, да поплыл — не доплыл,
Под тяжёлыми волнами скрылся.
Щёлкнул чёрный затвор, пуля волю узнав,
Смертным свистом по дулу промчалась —
И в горячий висок, а душа на восток…
И навеки с Россией осталась…

«Милый конь, милый друг,
Мой красавец Агат,
Ты прости меня, так получилось.
Я ведь тоже не рад,
Ты мне больше, чем брат,
Не забудь меня, чтоб ни случилось.»

Закат вечерний золотится,
Мороз, зима, метет метель,
А по полю галопом мчится
Табун задорных лошадей.
И каждый вечер видит небо,
Как тридцать молодых коней
Быстрее птицы мчатся к лесу
Среди заснеженых полей.
Я в детстве бегал вместе с ними,
Но в прошлом юности года,
И душу видно не покинет
По юности шальной тоска.

Я ищу бесконечность,
Вдохновенных идей.
Настоящая вечность —
Звёзды в гривах коней.

Настоящее счастье —
Конь, несущийся вскачь.
Увезёт от ненастья,
И от всех неудач.

И когда мне тоскливо,
Или грустно, хоть плачь,
Мне нужна твоя грива,
Конь, несущийся вскачь.

Мне бы лошадью белой
Вслед за ними скакать,
Но двуногой, несмелой,
Мне дано лишь мечтать.

Ты рос не в солнечных степях,
Где родники, журча, сверкают
И ветер весело играет
В пушистых стеблях ковыля.
Твой дом — вершины диких гор,
Где водопады и обрывы,
Где дни текут неторопливо
Среди безмолвия озёр.
Там разноцветье трав густых,
Там запах клевера и мяты,
А в быстрых речках перекаты
Светлы, прозрачны и чисты.
Другие лошади в горах
Хребты и головы ломают.
Их кручи высотой пугают —
Тебе ж неведом этот страх…
Прекраснейший среди коней,
Ты не боишься льда и снега.
И даже не замедлишь бега,
Когда летишь среди камней.
Что степь! Там ровная земля…
В степи любого ты обгонишь
И от безжалостной погони
В который раз спасёшь меня.
Кто скажет, что нас дальше ждёт?
Быть может, смерть. Моя ль, твоя ли…
Ну, а сейчас нас манят дали
И вновь дорога в путь зовёт…

Жадно, весело он дышит
Свежим воздухом полей,
Сизый пар кипит и пышет
Из пылающих ноздрей,
Полон сил, удал на воле,
Громким голосом заржал,
Встрепенулся конь — и в поле
Быстроногий поскакал!
Скачет блещющий глазами,
Дико голову склонил,
Вдоль по ветру он волнами
Чёрну гриву распустил!
Сам как ветер, круть ли встанет
На пути? Отважный прянет —
И на ней уж! Ляжет ров,
И поток клубиться? — Мигом
Он широким перепрыгом
Через них — и был таков!
Веселися конь ретивый!
Щеголяй избытком сил!
Не на долго волны гривы
Вдоль по ветру распустил!
Не на долго жизнь и воля
Разом бурному даны,
И холодный воздух поля,
И отважны крутизны,
И стремленья роковые,
Скоро, скоро под замок!
Тешь копыта удалые,
Свой могучий бег и скок!
Снова в дело конь ретивый,
В сбруе лёгкой и красивой,
И блистающий седлом,
И бренчащий поводами,
Стройно верными шагами
Ты пойдёшь под седоком.

Каждой ночью — доброй ночью — кони в снах приходят к людям.
Табуны коней буланых, и караковых и серых.
Всё, что было на планете, всё, что есть и всё, что будет —
Всё досталось им на долю. Без поблажки. Полной мерой.
Голод, непогода, войны — всё, что люди испытали,
То же вынесли и кони. Молчаливо и спокойно.
И хрустят овсом и сеном. Им не вешают медали.
Были б люди благодарны. Были б люди их достойны…

Воскресное утро. Шумящая площадь.
Смех, музыка, солнце везде.
По тесному кругу усталая лошадь
Катает весёлых людей.
По шарикам, лентам и сахарной вате
Скользит остановленный взгляд.
Не видно следов на проклятом асфальте,
Которым покрыта земля.
И так круг за кругом, и так час за часом,
И день за безрадостным днём.
Когда-то давно было поле и счастье,
Но люди забыли о нём.
Лишь лошадь всё помнит, и молит: «Давайте
Поскачем опять, как тогда!»
В глухом перестуке копыт на асфальте
Во тьму утекают года.
Простила бы людям любую оплошность,
Любое случайное зло
Усталая лошадь, печальная лошадь
За краткий безумный галоп.
Ста темпов коротких, наверно, хватит,
Чтоб скрыться от жадной толпы.
Да только смертелен галоп на асфальте
Для мощных, но хрупких копыт…
…Когда же вся площадь утонет во мраке,
Когда станет в парке темно,
Достанется лошадь хмельному гуляке
За стопку измятых банкнот.
И выбьют копыта без сбоя, без фальши
Победный торжественный гимн,
Когда лошадь прянет в галоп на асфальте —
В короткий, безумный галоп на асфальте —
В прекрасный, смертельный галоп на асфальте —
С какой безразлично ноги…

Напоите белого коня
Чистою водою ключевою.
На луга с душистою травою
Выпустите белого коня.

Будут две доpожки на pосе —
По тpаве, неслышная, пpомчится
Чеpная, как небо, кобылица —
Две доpожки утpом на pосе.

Две печали, два следа к воде;
На ветpу, как две плакучих ивы,
Падают pаспущенные гpивы,
Чеpная и белая, к воде.

Две судьбы на сонных беpегах,
Вместе быть им только до восхода;
Под гудок дневного паpохода
Чеpная умчится по лугам…

Что ж вы загpустили о себе? —
Я имел в виду совсем дpугое:
Слышите? — в тумане над pекою
Паpоход игpает на тpубе…

Ветер черные крылья качает,
Треплет желтый ковер вялых трав,
Серый день в небесах угасает,
А копыта везде оставляют
Четкий след, грязь и листья примяв.

Лошадь, фыркнув, поводит ушами,
Удила с громким звоном грызет,
Виснет пар у нее над ноздрями,
И, точеными стукнув ногами,
По тропе тихой рысью идет.

Грязный хлыст вниз опущен лениво,
Задевает за ветви кустов,
Перелесок застыл молчаливо,
Лишь в овраге две старые ивы
Напевают о чем-то без слов…

Снова ветер на лес налетает,
Конь, всхрапнув, убыстряет свой бег.
Вот овраг в темноте исчезает
И окошки конюшни мелькают.
Этот день я запомню навек!

Ржание. Топот.
Стихло.
Уши по ветру. Зной.
Снова вперёд. Быстро.
Нет, не карьер. Галоп.
До самого вечера игры.
Сочные травы в губах.
В простых лошадиных мыслях:
Им уж домой не пора.
Тёплое чистое стойло —
Нет. Заночуют в полях.
Пар из ноздрей.
Воля.
Шагом до водопоя.
Кобылка чуть в стороне.
И с ней вороной жеребчик.
Чистых, степных кровей.
Он вырастет чудо — конь из коней.
В полночь уж дремлют.
Чутко. Вздрогнет.
Тихо в полях.
А утро — копыто в землю.
Гривою.
Гордою.
В небо.
Табун. Табуном и рысью.
На пастбище.
Сочные травы.
Только коня не будите.
Конюшня. Денник. Светает.

Тёплая морда коня
Ткнулась в мою ладонь.
Ты не поймёшь меня,
Добрый саврасый конь.
Ты для меня — как друг,
Я для тебя — как все.
Вкусно пахнет от рук,
Были они в овсе.

Я знаю, где-то есть земля,
Где ждут нас умершие кони.
Там вечно зелены поля,
И нету туч на небосклоне.

Наверно, каждого там ждет
Конь самой сокровенной грезы —
Кого-то — скромный Светлячок,
Кого-то — чистокровный Розыск.

Там старых конников всех вновь
Несут галопом кони эти.
Вот Колокольчик и Петров,
Вот дядя Яша на Бюджете.

Ах, если есть на свете рай,
То там весна, трава и воля.
Да, конник, брат мой, конник, знай:
Там ждут нас умершие кони.

И снова я упрямо сел в седло.
Сочувственно блестит чья-то улыбка.
Мне кажется, что он это назло —
Сперва обнос, а вот теперь закидка.
Вот злится тренер — все ему не так.
Замылен конь. Жует железо нервно.
Систему прыгнуть — это не пустяк,
Когда прийти ты хочешь только первым.
Вот стенка, хердель, резкий поворот,
Чухонец, менка ног и, Бог мой, — снова
Закидка у раскрашенных ворот,
Как будто подо мной не конь — корова…
Не мат, не хлыст, не шенкель и не шпора —
Не совладать с конем! Будь проклят он!
Летим мы снова — будто с косогора —
Глаза навыкате, в ушах знакомый звон.

Я скачу, но я скачу иначе
По камням, по лужам, по росе,
Говорят, он иноходью скачет
Это значит иначе, чем все.

Но наездник мой всегда на мне,
Стременами лупит мне под дых.
Я согласен бегать в табуне,
Но не под седлом и без узды!

Если не свободен нож от ножен,
Он опасен меньше, чем игла,
Вот и я подсёдлан и стреножен,
Рот мой разрывают удила.

Мне набили раны на спине,
Я дрожу боками у воды,
Я согласен бегать в табуне,
Но не под седлом и без узды!

Мне сегодня предстоит бороться.
Скачки! Я сегодня фаворит.
Знаю, ставят все на иноходца,
Но не я, жокей на мне хрипит.

Он вонзает шпоры в рёбра мне,
Зубоскалят первые ряды,
Ах, как бы я бегал в табуне,
Но не под седлом и без узды!

Пляшут, пляшут скакуны на старте,
Друг на друга злобу затая,
В исступлении, в бешенстве, в азарте,
И роняют пену, как и я.

Мой наездник у трибун в цене —
Крупный мастер верховой езды.
Ах, как бы я бегал в табуне,
Но не под седлом и без узды!

Нет, не будут золотыми горы,
Я последним цель пересеку,
Я ему припомню эти шпоры,
Засбою, отстану на скаку!

Колокол! Жокей мой на коне,
Он смеётся в предвкушении мзды.
Ах, как бы я бегал в табуне,
Но не под седлом и без узды!

Что со мной, что делаю, как смею?
Потакаю своему врагу.
Я собою просто не владею —
Я прийти не первым не могу!

Что же делать? Остаётся мне
Вышвырнуть жокея моего
И бежать, как будто в табуне
Под седлом в узде — но без него!

Я пришёл, а он в хвосте плетётся
По камням, по лужам, по росе.
Я впервые не был иноходцем —
Я стремился выиграть, как все!

Среди пахучей луговой травы
Недвижный он стоит, как изваянье.
Стоит, не подымая головы.
Сквозь дрему слыша птичье щебетанье.

Цветы, ручьи… Ему-то что за дело!
Он слишком стар, чтоб радоваться им:
Облезла грива, морда поседела,
Губа отвисла, взгляд подернул дым…

Трудился он, покуда были силы,
Пока однажды, посреди дороги,
Не подкачали старческие жилы,
Не подвели натруженные ноги.

Тогда решили люди: «Хватит, милый!
Ты хлеб возил и веялки крутил.
Теперь ты — конь без лошадиной силы,
Но ты свой отдых честно заслужил!»

Он был на фронте боевым конем.
Конем рабочим, слыл для всех примером,
Теперь каким-то добрым шутником
Он прозван был в селе — Пенсионером.

Пускай зовут! Ему-то что за дело?!
Он чуток только к недугам своим:
Облезла грива, морда поседела,
Губа отвисла, взгляд подернул дым…

Стоит и дремлет конь среди ромашек.
А сны плывут и рвутся без конца…
Быть может, под седлом сейчас он пляшет
Под грохот мин на берегу Донца.

«Марш! Марш!» — сквозь дым доваторский бросок!
Но чует конь, пластаясь на скаку,
Как старшина схватился за луку,
С коротким стоном выронив клинок…

И верный конь не выдал старшины,
Он друга спас, он в ночь ушел карьером!
Теперь он стар… Он часто видит сны.
Его зовут в селе Пенсионером…

Дни что возы: они ползут во мгле…
Вкус притупился, клевер — как бумага.
И кажется, ничто уж на земле
Не оживит и не встряхнет конягу.

Но как-то раз, округу пробуждая,
В рассветный час раздался стук и звон.
То по шоссе, маневры совершая,
Входил в деревню конный эскадрон.

И над садами, над уснувшим плесом,
Где в камышах бормочет коростель,
Рассыпалась трубы медноголосой
Горячая раскатистая трель.

Как от удара, вздрогнул старый конь!
Он разом встрепенулся задрожал,
По сонным жилам пробежал огонь,
И он вдруг, вскинув голову, заржал!

Потом пошел. Нет, нет, он поскакал!
Нет, полетел! Под ним земля качалась,
Подковами он пламень высекал!
По крайней мере, так ему казалось…

Взглянул и вскинул брови эскадронный:
Стараясь строго соблюдать равненье,
Шел конь без седока и снаряженья,
Пристроившись в хвосте его колонны.

И молвил он — А толк ведь есть в коне!
Как видно, он знаком с военным строем! —
И, старика похлопав но спине,
Он весело сказал: — Привет героям!

Четыре дня в селе стоял отряд.
Пенсионер то навещал обозы,
То с важным видом обходил наряд,
То шел на стрельбы, то на рубку лозы.

Он сразу словно весь помолодел:
Стоял ровнее, шел — не спотыкался,
Как будто шкуру новую надел
В живой воде как будто искупался!

В вечерний час, когда закат вставал,
Трубы пронесся серебристый звон:
То навсегда деревню покидал,
Пыля проселком, конный эскадрон.

«Марш! Марш!» И только холодок в груди,
Да ветра свист, да бешеный карьер!
И разом все осталось позади:
Дома, сады и конь Пенсионер.

Горел камыш закатом обагренный,
Упругий шлях подковами звенел.
Взглянул назад веселый эскадронный,
Взглянул назад — и тотчас потемнел!

С холма, следя за бешеным аллюром,
На фоне догорающего дня
Темнела одинокая фигура
Вдруг снова постаревшего коня…

Детские стихи про лошадей

Лошадь купила четыре калоши —
Пару хороших и пару поплоше.

Если денек выдается погожий,
Лошадь гуляет в калошах хороших.

Стоит просыпаться первой пороше —
Лошадь выходит в калошах поплоше.

Если же лужи по улице сплошь,
Лошадь гуляет совсем без калош.

Что же ты, лошадь, жалеешь калоши?
Разве здоровье тебе не дороже?

— Лошадка-лошадка,
помой свои ножки,
они запылились
на пыльной дорожке!
— Не стану я мыть —
полежу, отдохну,
а встану-побегаю,
пыль отряхну.

Я коня водой пою,
Песню звонкую пою.
Конь с улыбкою игривой
Машет мне хвостом и гривой.

Ты куда спешишь, лошадка?
У меня с утра зарядка!
Тороплюсь я в чисто поле,
Чтобы там побегать вволю!

Жила-была Лошадь красивая очень.
Любила по крышам гулять она ночью.
Порою гуляла по крышам и днём —
С подругой своей или другом вдвоём.
Вот только зарядку она не любила.
— Зачем мне зарядка? — она говорила.
А ей отвечали лошадки-друзья:
— Ну нет, без зарядки никак нам нельзя!
И ей отвечали подруги-лошадки:
— Когда есть зарядка — здоровье в порядке,
И талия тоньше, и зорче глаза, —
Ну, как без неё? Без зарядки нельзя!
Подумала Лошадь: «Я очень красива…
Зарядка прибавит мне ловкости силы.
Я стану стройнее, я стану пригожей,
На звёздную лошадь я буду похожей!»
И умная Лошадь сказала друзьям:
— Хочу научиться зарядке и я!
Запрос в Интернет вы быстрее пошлите:
Инструктора модного мне отыщите!
А может, мы сами научим лошадку?
Покажем, как нужно ей делать зарядку?

В зоопарке есть лошадка,
За высокою оградкой.
Там она копытцем бьет,
В путь дорогу нас зовет.
Невозможно отказаться,
На лошадке покататься.

Я сегодня на коне
И совсем не страшно мне.
На коня я забралась,
И мечта моя сбылась!
Покоряем мы просторы,
Поднимаемся мы в гору…
Конь хороший, верный друг,
Мы проедем полный круг.
Покатаемся по лугу,
Поглядим в глаза друг другу.
Конь хороший вороной,
Подружился он со мной.
Машет гривой, как крылом,
А зовут его Диплом.

Я приведу домой лошадку
И приучу её к порядку:
— Ложись, лошадка, на кровать.
Но, чур, копытами не мять!
Вот здесь ты будешь пить и есть,
Тут можно с краешку присесть,
В углу тихонечко играй,
У входа ноги вытирай!
Ты будь как дома, не робей!
Но только люстру не разбей.
И слишком резво не скачи,
И наш ковёр не затопчи!
Но мне ответила лошадка:
— Мне не нужна твоя кроватка.
Мой травяной ковёр не мнётся,
А вместо люстры светит солнце!

Пасутся кони на лугу —
Красивые, как в сказке.
А я смотреть на них могу
И трогать без опаски.
Я к Сивке-Бурке подойду,
К тому, что с чёрной гривой,
Рукой по гриве проведу —
И стану вдруг счастливей!

Ни шатко, ни валко,
Ни валко, ни шатко
Однажды у нас появилась лошадка.
И взрослые рады,
И рады все дети,
Она всех милей и красивей на свете.
О ней мы заботимся ночью и днем,
А папа ее называет Конем!

Несёт меня мой верный конь,
Он рыжей масти, как огонь.
И на ветру, его игриво,
Как паруса трепещет грива.
Ну что ж несись мой конь вперёд,
Пусть ветер даже отстаёт.
Ты строен, быстр — орлу под стать,
Жаль, не умеешь ты летать.
Но появился грузовик
И мой надёжный друг поник.
Забудем скоро, не поймём,
Кто называется конём.

Слышишь, цокают копытца
Возле нашего пруда.
Это лошади напиться
Прибежали к нам сюда.
Сколько белых, рыжих, серых,
В яблоках и вороных.
Множество лошадок смелых,
Дружелюбных, озорных.
Цок — цок — цок. Стучат копытца,
Тихо плещется вода.
Приходите к нам напиться,
Будем рады вам всегда.

Везёт нас лошадка,
Лошадка, лошадка —
Ни шатко, ни валко,
Ни валко, ни шатко.

Ленивой лошадке
Мы крикнули: «Но-о!» —
Ни валко, ни шатко
Идёт всё равно.

Ни валко, ни шатко,
Ни шатко, ни валко.
Стегнуть бы
Кнутом бы
Лошадку,
Да — жалко…

Везёт нас лошадка,
Жуёт удила.
Ни валко, ни шатко.
Такие дела…

— Но! — сказали мы лошадке
И помчались без оглядки.
Вьётся грива на ветру.
Вот и дом. Лошадка, тпру!

Я с утра запряг коня,
Проскакал на нём полдня.
И подольше бы скакал,
Только папа простонал:
— Я забыл, что мне в субботу
Надо выйти на работу.
Ну и как остаток дня
Проведу я без коня?

На скаку играя гривой,
Скачет быстро он, красиво.
Не догонишь, не дого…
Ишь, как скачет: И-ГО-ГО!

Лошадь их поставит в вазу
И не станет кушать сразу.

Мне вчера приснился конь —
ярко-рыжий, как огонь!
Я скакал на нём, скакал,
и нисколько не устал.
Мама шепчет: «Милый крошка,
отцепись от нашей кошки!
Ты её совсем замучил».
Вот такой забавный случай…

У лошадки цирковой
Купол есть над головой.
Есть «султан» на голове
И попона. Даже две.
Вдоволь сахара, морковки.
Есть одёжки и обновки
И любимый зритель тоже
Вместе с мамой в пятой ложе.
И к чему приснился вдруг
Весь в цвету бескрайний луг?

Пахнет варежка лошадкой.
Я в нее уткнусь украдкой
И припомню, как с лошадкой
Поделился шоколадкой?
Сладкой, маленькой и хрупкой:
— На, пожалуйста, похрумкай!

Ходит, бродит конь гнедой
С пышной гривой золотой.
И подковки не простые.
Все четыре — золотые.
Под уздечку взял коня.
Пусть мой конь несёт меня
В чисто поле.
Вот раздолье!

На лошадку я сажусь,
И за гриву я держусь.
Как же быстро мы скакали,
Так, что очень мы устали.
Ох, далек же был наш путь!
Надо срочно отдохнуть.
Дать попить лошадке надо,
А мне чаю с мармеладом.
Как люблю лошадку я —
Это палочка моя!

Жеребенок, жеребенок,
Что ты скачешь на лугу?
За тобою, жеребенок,
Я угнаться не могу.
Подожди меня немножко,
Не беги через лужок.
Жеребенок, быстроножка!
Самый лучший мой дружок!

На серебряном коне
я катался при луне.
Конь легко бежал рысцой
по тропинке над рекой.
Ветер волосы трепал,
я смеялся, конь мой ржал.
Хохотало, ржало эхо
за серебряной рекой —
вот потеха так потеха!
Дальше, дальше… водопой.
Конь напился, стал пастись,
я разлёгся на траве…
Услыхал: «Сынок, проснись…
семь уже. Включаю свет.»

Лошадка устала
И стоя спала.
Улитка увидела:
— Ну и дела!
Додумалась лошадь —
Без дома гулять.
Нет дома?
Могла
Прихватить бы
Кровать!

Одна лошадка
Белая
С утра до ночи
Бегала.

Вот и к мышке
Прибежала,
Прибежала
И заржала:
— Здравствуй, мышка
Как делишки?
Как работа?
Как детишки.
Ну, прощай!
Я спешу.
К белой утке
Ухожу.

К белой утке
Прибежала,
Прибежала
И заржала:
Как живёшь,
Соседка-утка?
У меня
Одна минутка.
Нет-нет-нет,
Не выпью чаю,
Я к корове
Опоздаю! —
Вот к корове
Прибежала:
Дорогая, как дела?
Что видала?
Что слыхала?
У кого в гостях была.

Нет-нет-нет,
Я не присяду!
Нет-нет-нет,
Не погощу!
Я ещё сегодня
Кошку
И собаку
Навещу! —

Так лошадка
Белая
Всё бегала,
Да бегала,
Да бегала.
Побывала у наседки,
У овечки у соседки,
Побывала у барана,
Побывала у козла…
Понапрасну бабушка,
Старая лошадушка,
У окошка внучку
Целый день ждала.

Лесом, полем, вдоль реки
С ветром наперегонки —
Не чета лошадкам многим —
Белогривый, длинноногий
Скачет конь — стучат копыта,
А над ним табун сердитый:
В серых яблоках бока —
Грозовые облака.

Хвост косичкой,
Hожки — спички,
Оттопырил вниз губу…
Весь пушистый,
Золотистый,
С белой звёздочкой на лбу.
Юбку, палку,
Клок мочалки —
Что ни видит, все сосёт.
Ходит сзади
Тёти Hади,
Жучку дразнит у ворот.
Выйдет в поле —
Вот раздолье!
Долго смотрит вдаль — и вдруг
Взвизгнет свинкой,
Вскинет спинкой
И галопом к маме в луг.

По арене мчатся кони
Так, что ветер не догонит.
Белый конь с красивой чёлкой,
Серый — с серебристой холкой!
Эх, как скачут! Вот бы мне
Покататься на коне!
Поскорей бы подрасти,
Чтоб коня приобрести!

Целый час лошадка нас везла,
Вот мы и доехали до села,
А теперь голубушка отдыхай,
По лужку по травушке погуляй.

Я спрашивал украдкой
Знакомую лошадку:

— Вы дружите с бараном,
С ягнятами его?
Лошадка закивала,
Сказала: «Иго-го!»

— С быком большим и строгим,
С телятами его?
Лошадка закивала,
Сказала: «Иго-го!»

— А с петухом-задирой?
— С цыплятами его?
Лошадка закивала,
Сказала: «Иго-го!»

— Скажите мне, а сколько
У Вас друзей всего?
Подумала лошадка,
Сказала: «ОГО-ГО!»

Я грущу уже три дня.
Захотелось мне коня.
Чтобы был мой конь лихой,
И, конечно, только мой.
Стал послушный я ребёнок,
Словно тихий жеребёнок.
Папа денежки скопил,
И мне коника купил.
Я ему нарву травы,
Кони от травы — резвы.
Гриву гребнем расчешу,
Прокатиться попрошу.
Понесёт меня он вдаль,
Но, не дальше кухни, жаль.
Сивкой-буркой назван конь,
Как живой — попробуй, тронь…

admin