Большой кони завод

10 июня в 12.00 на ипподроме ООО » Конный завод » Чесменский» состоятся бега посвящённые дню России.

В программе будут разыграны традиционные призы Улова, Ковбоя, Барса, Пиона.

Приглашаем всех желающих!

На 1 июля 2016 года ООО » Конный завод » Чесменский» имеет для реализации:
— тёлок абердин — ангусской породы — 300 голов возраст 12-14 месяцев;
— нетелей абердин — ангусской породы — 250 голов;
— племенных бычков абердин — ангусской породы — 70 голов возраст 14-18 месяцев;
— лошадей орловской рысистой породы 2-х лет — 30 голов;
— лошадей орловской рысистой породы 3-х лет — 15 голов;
— лошадей орловской рысистой породы старшего возраста — 7 голов;

По вопросам приобретения обращаться по телефонам:
8(950)766-14-62; 8(47350)5-42-37

ООО «Конный завод «Чесменский»

Конный завод «Чесменский» — главный российский центр по разведению орловских рысаков. Предприятие развивает растениеводство и животноводство. Имеет статус племрепродуктора по абердино-ангусской породе.

ООО « Конный завод « Чесменский» предлагает для реализации молодняк орловской рысистой породы

ООО « Конный завод « Чесменский» , предлагает для реализации большой выбор племенных нетелей, быков и тёлок абердин-ангусской породы, а так же молодняк орловской рысистой породы всех мастей и возрастов.

По вопросам приобретения обращаться по телефону 8(950)766-14-62

Разведение лошадей, ипподром

Конный завод в Чесменке был основан в 1768 году графом А.Г. Орловым. Сейчас это главный российский центр по разведению лошадей орловской породы (рысаки).

Общая численность лошадей на заводе — более 300 голов, из них 80 — маточное поголовье. При конезаводе действует ипподром, полностью реконструированный в 2008 году.

Ежегодно на ипподроме проводятся бега и скачки, фестиваль орловского рысака, работает конно-спортивная секция.

Растениеводство

ООО «Конный завод «Чесменский» является одним из успешных сельхозпредприятий Бобровского района, развивающим растениеводство на основе современных агротехнологий.

Площадь пахотных земель — 5 192 гектара.

Выращивается озимая пшеница сортов Северодонецкая — Юбилейная, Губернатор Дона, Одесская 267, ячмень Астория (пивоваренный) и Вакула, овес Улов на зерно и для кормления лошадей, соя, кукуруза на силос, многолетние и однолетние травы.

Животноводство

В 2011 году в хозяйстве было принято решение о развитии мясного скотоводства на основе абердино- ангусской породы КРС.

Было завезено 1 000 голов телок, а затем еще 600 голов нетелей. Скот закупали в Австралии.и США. Для беспривязного содержания животных выделена и обустроена большая территория.

Общее поголовье КРС составляет 4500 голов, из них 2660 голов — маточное поголовье. Суточные привесы достигают 1 200 граммов у бычков и 1 100 граммов у телок.

Предприятие имеет статус племрепродуктора по абердино-ангусам. География поставок нетелей, телок и бычков на племя охватывает всю страну.

В планах у хозяйства — поголовья до 7 000 голов за счет собственных средств.

Детский комплекс «Чудо-кони»

Обучение верховой езде на лошадях и пони, экскурсионно-образовательные программы, организация и проведение соревнований по преодолению препятствий.

Конно-спортивный комплекс Чудо-Кони

О нас

Детский конноспортивный комплекс «Чудо-Кони» находится в 10 км от города Йошкар-Ола, столицы республики Марий Эл (деревня Большой Шаплак). В комплекс входит: двухэтажное отапливаемое здание, крытые большой и малые манежи, выездковые манежи 20х60 м, открытый плац 100х150 м, левады для выгула лошадей, раздевалки, душевые, столовая, актовый зал, комнаты для игр и отдыха. В комплексе в течение года проводятся развлекательные, образовательные и экскурсионные программы. Экскурсия по спорткомплексу «Чудо-Кони» – это возможность интересно и с пользой провести время отдыха. Для детей – это яркие впечатления, возможность прикоснуться к миру лошадей, интересные рассказы и катание верхом. Для взрослых – много полезной информации по содержанию и уходу за лошадьми, также контактное общение с животными.

Услуги комплекса:

— Индивидуальные и групповые занятия верховой ездой для детей и взрослых;
— проведение экскурсий, праздников, лагерей;
— организация семинаров, мастер-классов, профессиональных курсов;
— услуги постоя лошади;
— спортивная подготовка лошадей (от заездки до турниров);
— реабилитация лошадей, организация отдыха, пенсии.

Разведение:

Подготовка и продажа немецких райд-пони.

Пони славятся своей силой и выносливостью. Они могут перевозить груз, в двадцать раз превышающий собственный вес.
Райд пони могут стать неоценимыми помощниками в детском конном спорте и шоу-рингах.

Производство мюслей:

Производство мюслей для лошадей по немецкой технологии:
-Для Мам и Жеребят;
-Арабиан;
-Энерджи;
-Стандарт;
-Мэш;
-Хафербай (дополнение к овсу);
-Легкие (без овса).

Производство препятствий:

— Производство препятствий для конкура:

Производство турнирных и тренировочных препятствий из натуральной высококачественной древесины и металла. Покрытие водоустойчивой краской.

— Производство опила в брикетах.

Контакты

Детский конноспортивный комплекс «Чудо-Кони», расположившийся совсем недалеко от города Йошкар-Олы,
направлен на обучение детей и юношей премудростям верховой езды.

Воронцовский конный завод

Воронцовский конный завод

Про размеры Воронцовского конного завода можно сказать, что этот завод достаточно большой. На ста тридцати гектарах земли, принадлежащих этому конному предприятию, располагаются пять конюшен и семь левад, одна из которых просто огромна и занимает аж целых 10 гектаров!

Если Вы подбираете себе лошадь, то на этом заводе есть животные на продажу всех классов: от лошадей хобби-класса, до элитных пород. Костяк завода состоит из кобыл и молодняка знаменитого Чесменского завода, созданного графом А. Г. Орловым-Чесменским. На заводе специалисты занимаются племенной работой, и лучшие рысаки выступают на различных соревнованиях. За 5 лет упорного труда в производящем составе предприятия появились чемпионы международного класса. На заводе уже вышло более шести поколений перспективного молодняка. Все постояльцы конюшен проходят тренинг соответственно их возрасту и характеру.

Воронцовский конный завод

В воспитании лошадей на заводе применяется индивидуальный подход. На предприятии работают квалифицированные специалисты — ветеринары, селекционеры, тренеры, которые могут проконсультировать обратившегося к ним по выбору лошади и другим вопросам. В распоряжении специалистов завода есть современное оборудование, например, рентгеновский аппарат, УЗИ. Есть специальное отделение для беременных кобыл и кобыл с жеребятами, «родильный дом» и «детский сад».

Воронцовский конный завод

Рысаки Воронцовского конного завода тренируются в качалке, в паре и под седло. Также завод оказывает услуги по постою лошадей, а также принимает кобыл на выжеребку. Клиенты завода могут держать лошадь в конюшне предприятия, приезжать к ней и заниматься со своим питомцем: кататься по красивым окрестностям Переславля верхом или в упряже.

Ярославская область, Переславский район, посёлок Воронцово.

Придется сразу уточнить: в самом конце 2013 года Гаврилово-Посадский конезавод был закрыт, поскольку продан новым владельцам, не обязанным сохранять его прежнюю специализацию. Правда, районные власти утверждают, что конезавод закрыт «до появления заинтересованных инвесторов», и это еще не конец. Однако коней уже распродают, а наш обзор был написан до этого печального события и успел стать историческим.

В Гавриловом Посаде нет монастырей, нет особо выдающихся церквей, историческая застройка довольно скромная и умещается на пятачке в центре города. Зато у Гаврилова Посада есть Гаврилово-Посадский конезавод — главная достопримечательность города и, пожалуй, самая недооцененная достопримечательность всей Ивановской области.

По какой-то нелепой причине конезаводы в России не пользуются большой популярностью у публики. Где разводят орловских рысаков? Где сохраняют аристократическую породу «русская верховая»? Где вывели породу «владимирский тяжеловоз»? Современная Россия гордится «национальным достоянием», ничего об этом достоянии не ведая. Впрочем, в наши дни конезаводы тоже не особо стремятся привлекать внимание: если основной доход приносит продажа породистых жеребят, от процесса деторождения лошадей лучше не отвлекать. В итоге простые люди и породистые лошади почти не встречаются. От этого плохо и тем, и другим.

Гаврилово-Посадский конезавод — место особое, единственное в своем роде. Тут и редчайшие лошади, и красота Ополья, и непрерывная история коневодства со времен Ивана Грозного, и архитектура эпохи Екатерины Великой. Поднявшийся на дыбы конь с флюгера на башне конезавода перекочевал на герб Гаврилова Посада, став полноценным символом города. Село Гавриловское неофициально известно с тринадцатого, официально — с XV века, но именно лошади, а не древние монастыри, прославили будущий Гаврилов Посад.

Уже полтора века здесь занимаются разведением чрезвычайно редкой породы лошадей — владимирских тяжеловозов. В мире всего несколько тысяч «владимирцев» и всего три конезавода, где они появляются на свет: в Гавриловом Посаде, Юрьеве-Польском и во Владимире. Административно Гаврилов Посад относится к Ивановской области, но если забыть о современном делении, все встанет на свои места: исторически эти края называют Опольем.

Специалисты говорят, что лошади на конезаводах в Гавриловом Посаде и Юрьеве-Польском немного различаются. Гаврилово-посадские тяжеловозы чуть выше и стройнее, чем их юрьевские собратья. Правда, обычный человек вряд ли заметит разницу — он увидит просто очень больших лошадей. Жеребцы значительно крупнее кобыл, и все же одно из самых сильных впечатлений производят кобылы-гиганты, многие из которых выше взрослой обычной лошади.

Конезавод расположен на окраине города, посреди тех самых полей, в излучине реки Ирмес. Сюда проще всего добираться из Суздаля — около 30 км по прямой. Конезавод невозможно не заметить — он стоит на въезде в Гаврилов Посад. Белое здание, похожее на крепость с маленькими бойницами-окошечками и приземистой башней с флюгером на шпиле. Сразу возникает желание пройти на территорию через главные ворота, которые по логике должны находиться в башне. Логика не обманывает — до середины XX века парадный въезд на плац конезавода действительно проходил через ворота в башне. Потом их по каким-то причинам замуровали, и теперь основной вход расположен с правой стороны конезавода. Ориентир — загон для лошадей неподалеку от входа.

Если исхитриться и посмотреть на конезавод сверху, он представляет собой абсолютно ровный четырехугольник. Четыре его стороны — это конюшни, посередине — огромный внутренний двор. Работники конезавода, служащие здесь с советских времен, рассказывают, что раньше внутренний двор был покрыт роскошным чистеньким газоном. Лошадей на ночь оставляли в загонах за периметром конезавода — не боялись, что украдут. Сейчас все иначе: летом лошадей оставляют во внутреннем дворе, чтобы подвигались и подышали. Оставлять их без присмотра за оградой никто не рискнет. Зимой все лошади ночуют в конюшнях.

Войдя в одну из конюшен, можно по периметру обойти весь завод — конюшни сообщаются небольшими галереями. Правда, без провожатого идти страшновато. Здесь темно даже в солнечный день: свет почти не проникает через грязные оконца. Электрическое освещение включают только в том случае, если в конюшне кто-то находится. Но три-четыре лампочки на конюшню не способны разогнать царящий внутри полумрак.

Изнутри все покрыто многолетней грязью и многослойной паутиной. Зданию явно требуется капитальный ремонт. Но не торопитесь винить во всем работников конезавода: сейчас на все поголовье (а оно переваливает за сто особей) приходится всего несколько конюхов. Каждый за смену ухаживает за тридцатью лошадьми: кормит, поит, убирает за гигантскими животными. Конюхи не могут даже уделить каждой лошади чуть больше внимания, не то что драить стены. Но самое печальное место на всем конезаводе, пожалуй, его башня. Подняться на самый верх можно по очень шаткой лестнице — не факт, что туда пустят туристов. И не только потому, что лестница плоха. В башне разбойничают голуби, которые загадили каждый сантиметр пространства.

В начале девяностых, когда на конезавод планировали привлекать туристов, в башне даже начали сооружать смотровую площадку на верхнем этаже. Но так и не закончили. Хотя вид открывается отличный: на город, речку Ирмес, просторы Ополья. В хорошую погоду можно даже попытаться разглядеть какую-нибудь колокольню в Суздале.

Флюгер на башне, выполненный в виде вставшего на дыбы коня, сейчас смотрится не очень правдоподобно. Слишком яркими кажутся цвета, в которые он выкрашен. Но на конезаводе и в краеведческом музее Гаврилова Посада нас заверили, что флюгер подлинный, XVIII века. Просто недавно упал со шпиля, пришлось его реставрировать и красить заново.

Снаружи комплекс конезавода выглядит бодрее, чем изнутри. Белая краска полиняла, обнажив повсюду кирпичи, но, несмотря на возраст и явный недостаток средств, здание конюшни очень неплохо сохранилось. Вообще, это единственное сохранившееся здание конного завода XVIII века, до сих пор использующееся по назначению.

Но в наше неблагодарное время многовековая история Гаврилово-Посадского конезавода может бесславно закончиться. Подробнее — в рассказе об истории конезавода и в статье «Тяжеловозы».

С декабря 2013 года конезавод закрыт. Будем надеяться на то, что хотя бы как исторический памятник комплекс завода будет сохранен.

Если вас интересует история конезавода, ее можно подробно изучить в городском краеведческом музее Гаврилова Посада — половина экспозиции посвящена именно этому.

Как пишут во многих источниках, первое письменное упоминание о здешнем конезаводе — дворцовом! — относится к 1632—1633 годам (писцовые книги Гавриловской слободы). На самом деле, история коневодства в этих местах гораздо старше. Условным началом этой истории можно считать VIII-X века, когда здесь жили представители финно-угорского племени меря. И тут есть один интересный нюанс: для мерян конь был тотемным животным, то есть считался прародителем всего племени. «Хорошее отношение к лошадям» было обязательным, их почитали, холили и лелеяли, хоть и использовали по назначению — вплоть до ХХ века выбор транспортных и сельскохозяйственных средств был, как известно, невелик.

Примерно в Х веке на эти земли пришли славяне — они, по сути, являлись в тот момент колонизаторами. Следует отвлечься от современного административного деления и временно забыть, что Гаврилов Посад ныне относится к Ивановской области. Земли вокруг Суздаля, Юрьева-Польского (оба — Владимирская область) и Гаврилова Посада исторически называются Опольем. Славяне не абы что колонизировали: эти земли известны как «владимирские черноземы» с плодородной почвой. Приход славян совпал (или так и было задумано?) с т.н. средневековым климатическим оптимумом X—XIII веков, когда площадь лесов уменьшилась, площадь полей (пригодной для пахоты земли) выросла, да еще и глобальное потепление растянулось на три века, стабильно теплая температура позволяла собирать хорошие урожаи (кстати, до сих пор климат в более северном Ополье немного теплее, чем, например, во Владимире или Александрове). Так Ополье стало одним из первых и основных направлений славянской колонизации Северо-Восточной Руси, а позднее превратилось в политическое ядро Ростово-Суздальской земли.

Для наглядности: от Гаврилова Посада в Ивановской области до Суздаля Владимирской области рукой подать, 30 км по прямой. А что такое Суздаль — известно: пока он не вошел в состав Великого княжества Московского в конце XIV века, Суздаль постоянно был какой-нибудь столицей — Ростово-Суздальского, Владимиро-Суздальского, просто Суздальского княжеств… Такое мощное сочетание политических и сельскохозяйственных факторов означает повышенную необходимость в лошадях.

Если живописать совсем широкими мазками, получается, что коневодство на этих землях имеет в прямом смысле тысячелетние традиции. А вот история с коневодством как отраслью экономики начинается позже: первые «прототипы» конезаводов на Руси появились только при Иване III (вторая половина XV века). Поскольку князь уже Московский, то и первый «конезавод» был построен под Москвой, у села Хорошёва (современный район Москвы Хорошёво-Мневники). В кавычках — потому что принцип содержания лошадей в стародавние времена был иной, как раньше были школы с раздельным обучением: мальчики отдельно, девочки отдельно. Так и здесь: были кобыличьи конюшни и конюшни жеребцов.

Есть косвенное подтверждение, что государеву конюшню учредили в интересующем нас месте в эпоху Ивана Грозного, в 1565 году. Раз государева — значит, Иоанн Васильевич имел к сему учреждению личное отношение. К слову, грозный царь был страстным лошадником.

1587 год — первый письменный намек на наличие в Гавриловском лошадей. Намек считается косвенным, поскольку звучит так: (цитата из донесения Андрея Ивановича Гундарова царю и великому князю Федору Ивановичу о приобретении для него коня в Гавриловской слободе) «Да я ж, холоп твой, сыскал в твоем Государеве селе Гавриловской слободе коня рыжего, девяти лет, грива на левую сторону, звезда в челе. »

О том, что Гавриловская конюшня была кобыличья и что она работала, несмотря на крайнюю бедность «прикащиков», говорят записи о хозяйственных расходах в документах за 1613 год (Смутное время).

А в 1632-1633 годах — то есть при первом Романове, Михаиле I, появилось и то самое прямое упоминание конезавода в писцовых книгах: «Да в селе Гавриловой новой слободе двор Государев конюшенный, двор приказчиков, двор стремянного конюха, 2 двора задворных конюха, 11 дворов станых конюхов и людей в них 17 человек». Надо сказать, что при следующем царе, Алексее Михайловиче, общее число государевых конюшен достигло 20, и среди них Гавриловская конюшня занимала первое место — по количеству лошадей и площади используемых земель.

С первой половины XVII века село Гавриловское именовалось Государевой дворцовой слободой непашенных крестьян. Крестьяне, отбыв срок службы при конном заводе, селились поблизости и открывали лавки или ремесленные мастерские. Это привело к расцвету торговли, увеличению количества жителей, а в дальнейшем помогло получить статус города: в 1789 году указом императрицы Екатерины II Гавриловская слобода была переименована в Гавриловский Посад и наделена городскими правами. Наличие дворцового конезавода косвенным образом тому способствовало.

Но десятью годами ранее произошло крупное событие в истории конезавода: в 1779 году (по другим данным — в 1783-м) было построено сохранившееся и используемое до сих пор по назначению здание — то самое, с башенкой, напоминающее маленькую крепость. В интернете часто цитируют неизвестный источник, что предполагаемым автором проекта конезавода был сподвижник Петра I, известный архитектор, создатель генерального плана Санкт-Петербурга Петр Михайлович Еропкин. Только вот Еропкин был казнен еще в 1740 году. Единственное логичное объяснение сей интриги — что распоряжение о строительстве нового здания конезавода было дадено еще при Анне Иоанновне. Местным краеведам известен даже конкретный год императорского указа: 1739.

При Екатерине новое здание построили, а при Николае I, в 1829-м, завод закрыли. Начался самый долгий перерыв в работе конезавода — до 1886 года. Не потому, что конюхи плохо работали или лошади стали не нужны — потери лошадей в войне 1812 года были более чем значительные. Но Николаю I потребовались помещения для конных войск — драгуны, гусары, позже «пушкари» (артиллеристы) квартировали в городе, а лошадей ставили в конезаводе. Потом конезавод и вовсе стал пересыльной тюрьмой — сюда помещали «ненадежных людей», следовавших в Сибирь на каторгу.

В 1886 году начался новый и, пожалуй, главный этап в развитии Гаврилово-Посадского конезавода. Ни государевым, ни дворцовым он уже давно не был — возобновление его работы было частной инициативой князя А.Б.Голицына, но завод, тем не менее, получил статус государственной заводской конюшни, Владимирской. И началась та работа, которая со временем прославила ГПКЗ на всю страну. Здесь начали планомерно заниматься выведением новой породы — сверхвыносливой, мощной рабочей лошади для тяжелых российских земель. Одним словом, тяжеловозов.

Трудно такое представить, но в России, по сути, не было своей тяжеловозной лошади. В середине XVIII века на Хреновском заводе (Воронежская область) вывели породу битюгов, но она просуществовала всего сто лет. Зато тяжеловозы были в Европе — шотландские клейдесдали, английские шайры и суффольки, ардены, першероны, брабансоны…

В Гаврилов Посад завозили жеребцов из Великобритании, клейдесдалей и шайров. Прямая «пересадка» на русскую почву не получилась: европейцы стоили дорого, да еще и оказались капризны в содержании. Нужно было скрещивать. Роль матерей досталась местным кобылам, привычным ко всему — и суглинистым почвам, и морозам, и грязи. Как любая женщина, русские кобылы в наших условиях потеряли красоту и стать, зато обладали всей необходимой выносливостью.

По сути, к началу XX века новая порода была уже выведена — основную роль в этом (с мужской стороны) сыграли шотладские клейдесдали. История даже сохранила их имена: Лорд Джеймс, Бордер Бренд и Глен Албин. Имена русских беспородных кобыл канули в забвение, но наверняка это были Машки да Ромашки.

Потом была Первая мировая, революция, Гражданская, индустриализация, война… Постоянный форс-мажор, так что официально новую породу «владимирский тяжеловоз» зарегистрировали только в 1946-м, сразу после войны. Это был большой праздник для коневодов. И для разрушенного войной сельского хозяйства — пахать в буквальном смысле было не на чем.

Владимирские тяжеловозы — не то же самое, что «советские тяжеловозы». «Советские» — совсем другая порода, которая была зарегистрирована позже, в 1952 году. По отцовской линии в ее основе не шотландские клейдесдали, а бельгийские брабансоны и английские суффольки.

«Владимирцев» довольно легко отличить от других тяжеловозов. Их основная масть — гнедая, реже вороная или рыжая с белыми отметинами ног и головы. Большая голова с немного «кавказским» профилем (выпусклым), мускулистая шея, широченная грудь, нарядная волнистая грива, длинный густой хвост и очесы — «перья» или «фризы» — на ногах.

Часто ноги, как и стрелка на морде, бывают белыми, что делает лошадь очень нарядной и — издали — почти игрушечной. Но такая «игрушка» может посоревноваться в силе с грузовиком. Хорошо, что характер у тяжеловозов спокойный и покладистый: под седлом это совершенно невозмутимая и управляемая лошадь.

Именно в России проживает мировая суперчемпионка 2012 среди всех тяжеловозов. «Всех» — в буквальном смысле, то есть всех тяжеловозов планеты. Ее зовут Верба, ей 19 лет (совсем не девочка). На испытании по тягловой выносливости, когда лошадь должна провезти груз весом 9 тонн на максимальное расстояние, Верба смогла протащить его на 1203 метра. Для наглядности: 9 тонн — эквивалент двух КАМАЗов.

Правда, живет Верба не в Гавриловом Посаде, а на соседнем Юрьев-Польском конезаводе. Звучит дико, но Гаврилово-Посадский конезавод — место, где вывели породу «владимирский тяжеловоз», где лошадиная история не прерывалась много веков, — скоро может перестать существовать.

Конезавод выставлен на торги. Тип организации — ОАО, большая часть акций в котором принадлежит государству. Несмотря на то, что лошади достаточно дорогие и спрос на них большой (никогда не остается «лишних» жеребят), конезавод для государства убыточный. Поэтому его хотят отдать в частные руки — и что будет дальше, известно только будущему собственнику. В Юрьеве-Польском это сработало — тамошний конезавод благодаря заботливому владельцу неплохо держится на плаву. Но в Гавриловом Посаде к коням прилагается еще и памятник архитектуры екатерининских времен. По неизвестной науке причине здание конезавода даже не считается памятником федерального значения, только муниципального. Так что новый собственник при желании может его и вовсе снести…

Агентство ЕАН представляет четвертый выпуск спецпроекта о заброшенных зданиях Екатеринбурга. На этот раз мы решили исследовать окраины и отправились в один из самых отдаленных уголков мегаполиса – на Большой Конный полуостров. И по традиции сняли для вас атмосферный видеоролик.

Добраться до места назначения из центра можно на 11 трамвае либо на легковом автомобиле. Мы едем на машине, в пути вспоминаем, что знаем об этом районе. Что касается названия, то есть две версии его возникновения. По одной из них, летом на Большом Конном пасли лошадей, по другой – мыс получил такое название уже после строительства электростанции, торф для которой доставляли на лошадях. Согласно местной топонимике, Большой Конный полуостров надлежит называть Кубой, и появилась эта традиция задолго до появления на мысе развлекательного комплекса Cuba beach club.

По словам руководителя отдела по связям с общественностью свердловского краеведческого музея Татьяны Мосуновой, название возникло в 60-е годы 20 века, во время Карибского кризиса, когда жители с увлечением следили за развитием советско-кубинских отношений. Аналогия якобы напрашивалась сама собой из-за того, что Большой Конный с трех сторон окружен водой и болотами. Однако более реалистичной считается версия, по которой топоним произошел от названия той же электростанции, носившей имя Валериана Куйбышева. Памятник ему до сих пор стоит перед зданием, которое является основной достопримечательностью Кубы, считается полузаброшенным и является первым пунктом нашего маршрута.

Здание электростанции выдержано в «кирпичном» стиле с элементами модерна. Особенно интересен северный фасад, выходящий к Верх-Исетскому пруду. Лицевой кирпич здесь украшен декоративными штукатурными элементами. С юга к зданию станции примыкает элеватор для подачи торфа и дымовая труба, которые являются если не архитектурными, то, во всяком случае, инженерными памятниками. Впрочем, в списке объектов культурного наследия электростанция не обнаружилась.

По назначению электростанция не используется с 1965 года. По словам исследовавших объект сталкеров, внутри остались несколько котлов и старый стрелочный блок управления.

Видимо, именно из-за того, что станция давно не используется, народ присвоил ей статус полузаброшенного здания. На самом деле часть площадей там арендуются под различные мастерские, а одно из помещений до сих пор использует Екатеринбургская электросетевая компания, но размещено там уже не генерирующее, а распределяющее оборудование.

Екатеринбургская богема фантазирует о создании на базе электростанции центра современного искусства, памятуя о том, что ультрамодная галерея Tate Modern в Лондоне также находится в здании старой электростанции. Однако нынешние владельцы уверены, что пока это невозможно. «Я за то, чтобы признать это здание памятником, но сейчас делать здесь какой-то культурный центр нельзя. Электростанция старенькая, требует серьезной реконструкции», — заявил представитель компании, работающей с арендаторами.

Следующий пункт нашей короткой экскурсии по полуострову – разрушенная школа по адресу Большой Конный полуостров, 20. Здание было построено в 1937 году и, по словам Татьяны Мосуновой, многие видят в нем признаки конструктивизма. Памятником объект не является.

Местные жители рассказывают, что уже после закрытия школы в здании размещалось какое-то производство, но потом объект быстро пришел в запустение – все, что оставалось внутри, растащили, достали из окон стеклопакеты. С одной стороны к бывшей школе вплотную примыкает работающий коррекционный детский сад, с другой – производственная зона муниципального предприятия «Водоканал», с третьей — стройплощадка того же МУПа, где несколько лет назад началось строительство административного здания. Работы застыли на стадии фундамента. Но, по словам охранника, есть надежда, что стройка возобновится будущим летом.

В окнах первого этажа заброшенной школы видна достаточно свежая кирпичная кладка. Видимо, кто-то хотел обезопасить объект от вторжения бомжей и подростков, любящих с риском для здоровья исследовать «заброшки», — но остановился на полпути. Сейчас здание используют как курилку сотрудники детсада.

«Не могу сказать, что нам мешает эта школа, никакой опасности от нее мы не ощущаем. Если бы местные жители начали писать какие-то обращения, может быть, здание и снесли бы. А так – кому это надо?» — делится с корреспондентом агентства ЕАН размышлениями одна из воспитательниц.

В администрации Верх-Исетского района затруднились пояснить, кому принадлежит здание, и посоветовали обратиться в управление образования. В пресс-службе горадминистрации заявили, что каких-то определенных планов на бывшую школу пока нет. Между тем известно, что ООО «Институт проектирования, архитектуры и дизайна» некоторое время назад обследовал здание на предмет возможности восстановления. В Интернете можно найти эскизные проекты новой планировки и фасадов.

Помимо школы и электростанции на Большом Конном полуострове есть несколько жилых бараков, которые, вероятно, будут расселяться в обозримом будущем. Деревянные строения часто горят, их остатки сносятся, но очередь из застройщиков на освободившиеся участки, как в центральных районах города, не выстраиваются – собственно, также никого особо не волнует судьба школы, электростанции и земли под ними. Хотя, казалось бы, это идеальная территория для элитной застройки. Так почему же местная Куба не превращается в Манхэттен?

«Есть ряд нерешенных инфраструктурных вопросов: отсутствие дороги, недостаточная мощность инженерных сетей. Если построить там многоэтажки, нагрузка будет совсем другая. Сами застройщики инфраструктурные проекты не потянут, а интересно ли это муниципалитету? Вширь у нас и так есть куда развиваться, уже запущено несколько проектов комплексного освоения территории, которые требуют вложений. Распылять финансы не совсем целесообразно. На ВИЗе сейчас актуально развитие территории в конце улицы Татищева, где расположен частный сектор», — считают в Уральской палате недвижимости.

Пока же Большой Конный полуостров остается одним из самых романтичных уголков Екатеринбурга, вдохновляющих на творчество своей заброшенностью и кажущейся затерянностью художников всех мастей. Один из самых известных проектов, Cuba de Rusia, в рамках Уральской индустриальной биеннале современного искусства в 2015 году представили уличный художник Сергей Рожин, фотограф Сергей Потеряев и живописец Кирилл Бородин. В основу проекта легла легенда о том, что жители уральской Кубы — это выходцы с Острова Свободы, которых много лет назад власти поселили на берегу ВИЗовского пруда. В течение двух лет ребята создавали арт-объекты на территории полуострова: расклеивали изображения экзотических птиц, коллажировали фотографии с Карибских островов и с Большого Конного, делали граффити, инсталляции.

Сейчас этот опыт они собираются распространить на другие пространства: в начале января будут искать Кубу в Литве, в мае – в Москве, в 2018 году – в Лейпциге. В основе проекта останется идея культурной самоидентичности выходцев с острова, их особенного свободолюбия. Именно такими художник запечатлели уральских «кубинцев» — пока их место не заняли «манхэттенцы». Европейско-Азиатские Новости

«Так, девочки, спокойно», — говорит Алексей Сагал, входя в загон, где носятся двухлетние кобылицы.

Вообще-то, резвые животные могут и затоптать. Но Сагала «девочки» слушаются и выстраиваются в очередь — за сахаром. Алексей скармливает им пачку рафинада, и его непроницаемое лицо озаряется улыбкой. Но проявление чувств при подчиненных ему не свойственно, бизнесмен быстро переходит на деловой тон.

Владелец парфюмерной бизнес-империи и крупнейший в Ставрополье землевладелец Алексей Сагал до 2007 года лошадьми совсем не интересовался. Два его холдинга — «Арнест» (производит 60% российских аэрозолей) и «СтавропольАгросоюз» (100 000 га земли под сельхозкультурами) — вполне успешно развивались. Убыточный конезавод никак не вписывался в бизнес-стратегию. «Сначала о лошадях я и не думал. Я хотел купить земли рядом с Минеральными Водами. И случайно узнал, что принадлежавший Ставропольскому краю Терский конный завод в предбанкротном состоянии выставлен на продажу», — вспоминает Алексей. Однако в торгах он решил не участвовать. Завод купил вице-президент компании «Лукойл» Алексей Смирнов. Сагал перекупил у него актив чуть позже.

«Вся моя команда была против. Земли у завода были частично отобраны, частично розданы, хозяйство разрушено, лошади голодали, а в бюджете — одна сплошная дыра, — вспоминает Сагал. — Но кроме опыта и знаний есть еще интуиция, которой я доверяю. И кроме того, восстановить убитое предприятие — это вызов, я его принял».

Была и еще одна причина, личная. Маргарита, 17-летняя дочь Алексея, с детства увлекалась лошадьми. Когда ей было 9 лет, отец пообещал исполнить ее желание. Она загадала: научиться ездить на лошадях. «Отвез ее на конюшню и посадил на серого рысака. Потом мы с тренером несколько часов не могли снять ее с лошади. Восторг был неописуемым», — вспоминает Алексей.

На 13-летие он подарил Маргарите рысака по кличке Серебряный. «Вот уже более 10 лет наблюдаю их дружбу. У меня было желание создать для дочери бизнес, в котором она могла бы заниматься тем, что любит», — говорит предприниматель. Пока Маргарита особого желания стать менеджером на конезаводе не проявляет, а вот сам Сагал постепенно влюбился в новое дело.

Завод с историей

«Мои аудиторы еще до покупки пришли в ужас от того, что здесь творилось», — говорит Сагал. Поголовье с 1990-х сократилось в два раза — до 200 животных, не было корма, лошади замерзали в разбитых конюшнях. «Но когда я узнал историю Терского завода, понял, что не смогу его бросить. Завод создавал граф Строганов, потом его спасли после революции, сохранили во время войны. Теперь наша очередь», — говорит Сагал.

Что же так растрогало 40-летнего предпринимателя? История Терского конного завода, расположенного у подножия горы Змейки неподалеку от города Минеральные Воды, действительно необычная. Его основал в 1889 году граф Сергей Строганов, который очень любил лошадей и мечтал разводить в России чистокровную арабскую породу. Граф лично отправился на Аравийский полуостров, откуда привез более полутора тысяч чистокровных «арабов». Никто не верил в его авантюру, но привыкшие к жаркому климату лошади прижились на Ставрополье. Арабские лошади — одна из трех чистокровных пород в мире — красивые, выносливые и дружелюбные. «Русские арабы» чуть выше и крупнее, чем их восточные собратья. Но по изяществу движений им нет равных — неслучайно «арабы» постоянно берут первые места в конных шоу. На таких соревнованиях прежде всего оценивается, как животное двигается.

После революции чистокровных лошадей с Терского завода раздали местным крестьянам, и порода могла прерваться. Спас конезавод маршал Семен Буденный — тоже, как известно, увлеченный лошадник. Во время войны завод был эвакуирован в Казахстан. Лошадей удалось сохранить. В 1945 году на скакуне Кумире с Терского завода маршал Георгий Жуков принимал парад Победы.

Второй расцвет Терского пришелся на 1980-е годы, когда интерес к «арабам» достиг пика. В эти годы чистокровные скакуны из Ставрополья ценились на аукционах. Например, жеребец Пеленг в 1985 году был куплен финской фирмой «Коатекстроттерс» за $2,3 млн — сумма по тем временам огромная. В 1981 и 1982 годах жеребцы с Терского дважды становились национальными чемпионами США. Потомки коней с завода сейчас живут в Европе, США и на Аравийском полуострове.

Но к 2007 году от былого величия почти ничего не осталось.

Купив завод, Сагал тут же выделил 50 млн рублей на самое необходимое. «Первым делом надо было накормить лошадей, которые стояли в конюшнях худые и заброшенные», — говорит Алексей. Затем начали собирать земли конезавода, которые частично были незаконно розданы, а частично проданы. За пару лет удалось вернуть 10 000 из 12 000 га (3500 га удалось отсудить, остальное он выкупил за свои деньги), которые ранее были в собственности Терского. «Первые два года занимались только спасением — делали срочный ремонт, покупали технику, собирали по разным странам племенных жеребцов», — говорит Сагал.

Среди коннозаводчиков много бескорыстных людей, которые помогли Терскому, вспоминает Алексей. Американец Ховард Кейл, у которого живут потомки скакуна Муската, прислал в Россию двух жеребцов. Коней Кейл сдал Сагалу в аренду за символическую плату €1 в год — для увеличения поголовья на заводе. «Люди, которые влюбляются в лошадей, делают для них все. Деньги отходят на второй план», — говорит Сагал.

Похоже, так и есть. За семь лет Алексей Сагал вложил в завод около 700 млн рублей. Много денег ушло на реконструкцию и покупку техники. Только специальный грузовик-перевозчик Mercedes обошелся в €280 000.

Аполлон из пробирки

Арендованный вертолет зависает над заводом, и Сагал с гордостью показывает огромное хозяйство: зеленые пастбища, новенькие конюшни, поля, на которых уже убирают зерно — на корм лошадям и на продажу.

Сегодня лошадей выращивают так же, как и в XIX веке при графе Строганове: они свободно пасутся на неогороженных лугах под присмотром пастухов. Это важно для скакунов, которым необходимо много двигаться. Именно поэтому Сагал не продал ни гектара дорогой земли Терского.

На ухоженной, как у пансионата, территории работает 67 человек. «Место, которое нашел граф Строганов для завода, идеальное, — продолжает рассказ о своих владениях Сагал после приземления. — Со всех сторон долину защищают горы. Ландшафт, кстати, сверху напоминает подкову. Так создается мягкий климат. Конечно, можно было бы выручить много денег, продав эти земли. Но зачем? Здесь все живое».

Разведение «русских арабов» — дело не только хлопотное, но и дорогое. Поэтому занимаются этим всего три хозяйства в стране. Терский завод — безусловный лидер, на нем собрано лучшее и самое многочисленное в России поголовье арабской породы, утверждает главный регистратор арабских лошадей Института коневодства Руслан Халилов. «На заводе сохранили и сейчас развивают самые знаменитые линии, которые тянутся от легендарных родителей», — говорит эксперт.

Так, в 2011 году директор Терского Сергей Иванов, разбирая старые архивы, наткнулся на документ о передаче на хранение в Институт коневодства биоматериала знаменитого жеребца Асуана. Этот Асуан был подарен первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву. В 1963 году президент Египта Насер, принимая Хрущева в Каире, повез его на племенную ферму. Равнодушный к лошадям Хрущев все же не смог пройти мимо лучшего скакуна. «Какой красивый. Взяли бы и подарили», — сказал он. Президент не смог отказать гостю, тем более что Советский Союз построил в Египте Асуанскую плотину, в честь которой и назвали жеребца. Конь прижился на Терском заводе, оставив многочисленное потомство (у него было 300 детей, 180 из которых стали чемпионами разных стран), и существенно улучшил породу «русских арабов».

Более 40 лет биоматериал Асуана хранился в Институте коневодства. Разрешение на эксперимент пришлось запрашивать во Всемирной ассоциации арабского коневодства (WAHO), которая не одобряет такую работу. Но для Асуана сделали исключение.

В январе этого года на свет появился Аполлон. Уже сейчас коннозаводчики готовы отдать за него большие деньги. «Но мы даже не начинаем переговоры — этот жеребенок не имеет цены», — говорит Сагал. Лет через пять-шесть, когда Аполлон подрастет, он станет одним из лучших арабских скакунов планеты и будет приносить Терскому призы, мечтает Сагал. А его потомки могут стать эталонными «русскими арабами».

«Асуан был знаменитым и очень красивым жеребцом. Продолжение его линии очень важно для всего арабского коневодства. Именно поэтому его сын Аполлон стал знаменитостью в мире коневодов», — рассказывает Руслан Халилов.

Скептики из научной среды говорят, что без поддержки государства ничего не получится. «Для возрождения отрасли нужна инфраструктура, которая была в СССР, — научные институты, лаборатории, конноспортивные школы, ипподромы. А государство сейчас бросило заниматься коневодством, выделяя лишь небольшие дотации, по 8000 рублей в год на племенную кобылу», — рассказывает старший научный сотрудник Института общей генетики РАН Вера Мысина.

Бизнесмена Сагала отсутствие господдержки не смущает. «Надо работать, а не жаловаться. Все, что нужно для лошадей, мы сделаем», — усмехается он.

Дивиденды для сердца

Отдачи на вложения он в ближайшей перспективе не ожидает. «Другое предприятие я бы привел в порядок и продал. Но не это — нельзя относиться к лошадям как к активу», — говорит Сагал.

На деньги, которые он уже вложил в лошадей, можно было бы купить не один колхоз и расширить бизнес-империю. «Я ни о чем не жалею. Каждый бизнес приносит свои дивиденды. Это для сердца», — говорит Сагал.

Директор завода Сергей Иванов рассказывает, что по дороге в аэропорт Минеральных Вод Сагал обычно заезжает на завод и идет в манеж, где стоят 20 лучших жеребцов. Лошади сразу узнают его, встречают как хозяина. Сагал обходит всех, раздает лакомство — морковку и яблоки — и особенно балует жеребца Сирдара, который был подарен Владимиру Путину шейхом Абу-Даби Мансуром бин Зайд аль-Нахайяном. Сейчас Сирдар и кобыла Амани из ОАЭ живут на заводе — их передали, что называется, на ответственное хранение.

Несмотря на проснувшуюся любовь к лошадям, сам Сагал ездит верхом редко — при 14-часовом рабочем дне времени не хватает. «Но я, конечно, умею держаться в седле. Правда, сел на лошадь уже во взрослом возрасте. Это было лет 15 назад, в Архызе. Помню первые ощущения: это и радость от общения с прекрасным, очень умным и нежным животным, и ответственность — переживал, чтобы лишний раз не пришпорить. А с другой стороны — некая зависимость от лошади: приходилось подчиняться тому темпу, который она задавала», — рассказывает Сагал.

Лошадь — лучший подарок

Годовой бюджет предприятия — 300 млн рублей. До 2013 года завод приносил одни убытки. И лишь по итогам прошлого года удалось выйти в небольшой плюс за счет продажи зерновых культур, которые выращиваются на землях Терского. На продаже лошадей — а это основная статья дохода для любого конезавода — заработать пока не удается. «Да мы пока и не ставим себе такой цели — надо сначала улучшить породу», — говорит Сагал.

Завод начал снова продавать скакунов в 2009 году. Пока что Терский покинули всего около 300 лошадей, причем сто — только за прошлый год. Цена «арабов» быстро растет. В 2007 году конь стоил 50 000–60 000 рублей. Сейчас уже порядка 300 000–350 000 рублей. Три года назад на заводе стали проводить аукционы. В 2012 году приехало всего 250 человек, удалось продать пять голов. В 2014 году на торги съехались уже полторы тысячи человек.

Мода на лошадей постепенно возрождается: теперь в качестве дорогих подарков все чаще покупают благородных «арабов» — тем более что в соседних регионах, Чечне и Дагестане, эти скакуны всегда ценились.

Но дело не только в кавказских обычаях. «Тот, кто увидел лошадь и не полюбил ее, по меньшей мере странный человек. Я до сих пор не встречал таких людей», — говорит Сагал.

С каждым годом лошади получают все больше призов. Так, в 2009 году жеребец Валентино выиграл самую престижную в России награду — «Большой интернациональный приз в рамках розыгрыша приза президента России». Он пришел первым к финишу в забеге на 2400 м. На Варшавском ипподроме, где традиционно соревнуются самые сильные лошади, в 2011 году скакуны с Терского взяли четыре первых места.

За таких лошадей уже сейчас ценители готовы отдавать миллионы рублей, только они не продаются. «У нас есть «красный список» жеребцов, которых мы не отдадим ни за какие деньги. Они нам самим нужны», — рассказывает Сагал. На заводе хотят возродить породу, выведенную до революции.

Но, похоже, предприниматель уже доволен достигнутым. «Я счастлив, когда придумываю бизнес, а потом воплощаю свою идею, — рассказывает Сагал. — Мне нравится, когда предприятие работает, когда люди заняты, когда все крутится».

Расположение и территория завода

Конный завод имени Первой Конной Армии расположен в Зерноградском районе Ростовской области, в 120 км от Ростова-на-Дону.

Завод занимает огромную территорию, на которой размещаются конюшни для содержания спортивных лошадей, конюшни для молодняка, тренировочные площадки: плац, манеж, шпринтгартен. Огромные левады для выгула лошадей. Маточные табуны и поля для выпаса лошадей. Большой скаковой круг. Подсобные помещения для хранения сена и кормов, которые завод заготавливает сам.

Фотовидеофильм (здесь будет)

Специализация

Основным видом деятельности завода является производство и продажа племенных лошадей буденновской породы для профессионального и любительского спорта, а так же лошадей хобби-класса.

Лошади завода отличаются правильным экстерьером, крепким сложением, обладают силой и выносливостью, правильными аллюрами и стабильной уравновешенной психикой.

Основные направления селекции

На сегодняшний день в заводе существует два основных направления селекции: это скаковые лошади и конкурные. Между этими дисциплинами стоят барьерные скачки, стипльчез и троеборье, в которых лошади завода так же проявили себя на очень высоком уровне.

В настоящее время селекционной работой в заводе занимаются профессиональные зоотехники и результаты этой работы можно увидеть в нашем Каталоге лошадей

Поголовье лошадей

В настоящее время в заводе содержится около 250 голов лошадей. Маточное поголовье насчитывает почти 100 голов. 10 жеребцов-производителей. И молодняк в возрасте до трех лет.

Тренинг и подготовка молодых лошадей

Все лошади завода проходят заездку и базовую подготовку по «курсу молодого бойца» ))) Затем лошади распределяются по специализированным тренотделениям и проходят тренинг под руководством Мастеров спорта и Мастеров-жокеев. Молодняк проходит скаковые испытания на Ростовском ипподроме, а так же проводятся частые выводки-экспертизы лошадей и оценка прыжковых качеств в шпринтгартене.

Наши лошади в спорте

Многие лошади завода показали и продолжают показывать высокие результаты в спорте .

Заслуженные производители

Благодаря грамотной работе зоотехников и селекционеров, в заводе удалось получить большое и перспективное потомство от заслуженных производителей. Жеребцы, показавшие отличные результаты в спорте передали свои лучшие качества своему многочисленному потомству.

This post is also available in: English ( Английский )

admin

Наверх