Арабская маленькая лошадь

Лошади на ООО «Конный завод Калгановский»

Наша главная цель – сохранение и приумножение русской породы лошадей — орловского рысака, которая была потеряна во времена СССР.

Поголовье нашего завода насчитывает более 50 лошадей разных пород. Прежде всего это Орловская рысистая порода лошадей. Это племенные жеребцы, племенные кобылы, а также молодняк разного возраста.

Активно развиваем популяцию Ахалтекинской породы лошадей. Сейчас на заводе подрастают три жеребенка этой породы.

На нашем заводе есть представители и других уникальных пород лошадей, такие как Русский тяжеловоз, Донская порода лошадей, Тракененская порода и другие.

Есть на заводе и маленькие представители — пони. Это Уэльский пони, Шотландский пони, Фелл пони

Все наши лошади живут в прекрасных условиях. На территории ООО «Конный завод Калгановский» несколько специально оборудованных площадок на которых пасутся наши лошади. Живут наши лошади в просторных светлых денниках. За лошадьми ухаживают квалифицированные сотрудники, на заводе ежедневно работает ветеринар.

История происхождения арабской лошади окутана легендами. Никто точно не знает, где, когда и кем были выведены первые представители этой древней породы. Есть лишь ряд предположений и теорий.

Господь, сотворив лошадь, сказал ей: «С тобой не сравнится ни одно животное; все земные сокровища лежат между твоими глазами. Ты будешь топтать моих врагов и возить моих друзей. С твоей спины будут произносить мне молитвы. Ты будешь счастлива на всей земле и тебя будут ценить дороже всех существ, потому что тебе будет принадлежать любовь властелина земли. Ты будешь летать без крыльев и разить без меча…».

Что известно точно: в доисламскую эпоху лошадь в Аравии была большой редкостью. У древних воинов-бедуинов не было конницы. Вместо лошадей они использовали одногорбых верблюдов – дромадёров: очень выносливых и необычайно резвых.

Лошадь стала популярна в Аравии только во времена пророка Мухаммеда (571-632гг.). С тех пор разведение породистых лошадей считалось богоугодным делом и всячески поощрялось.

«Будешь получать столько отпущений в грехах, сколько будешь давать своей лошади ячменных зёрен».

Одно из напутствий пророка Мухаммеда

Очевидно, что в доисламские времена чистокровная арабская порода ещё не была сформирована. Предположительно, начало разведения нового типа лошадей пришлось на период великих арабских завоеваний: со времён пророка Мухаммеда и далее (632 — 1258гг.).

Тогда были покорены многие земли, в том числе Средняя Азия – древнейший центр культурного коневодства. В Аравию в качестве ценных трофеев стали поступать прекрасные породистые скакуны.

На базе ввезённого поголовья арабы создали идеального коня пустыни – выносливого, резвого, манёвренного и. компактного. По своей анатомии арабская лошадь заметно отличается от лошадей других пород.

Не исключено, что кроме привозных лошадей, арабы использовали в селекции какую-то местную аравийскую породу, исчезнувшую в наши дни.

Лошадь считалась драгоценностью, даром Аллаха. Бедуины держали их рядом со своими палатками, поили верблюжьим молоком, баловали финиками и кусочками сушёного мяса. Холодной ночью хозяин мог забрать лошадь к себе в шатёр.

Вполне закономерно, что со временем у арабских лошадей сформировались определённые качества: смышлёность, послушание, привязанность к хозяину.

Среди нескольких сотен пород лошадей только три имеют право называться чистокровными, или «горячей крови», – ахалтекинская, арабская и английская скаковая. Мне доводилось видеть лучших представителей ахалтекинской и английской чистокровной. А вот встреча с арабскими скакунами долго откладывалась.

Думаю, многие из вас видели «полупородистых» арабских лошадей в туристических местах Египта и Иордании. Как про таких коней написано: «ни крестьянам, ни цыганам». Эти лошадки слишком изящны для тяжёлых повозок, и недостаточно породны, чтобы украшать конюшни богатых заводчиков. Зато туристам – в самый раз. Звучит цинично? Но правда жизни такова.

Межпородные помеси часто используются для работы в прокате. Особенно полу-арабы: маленькие, удобные, покладистые (хотя бывают и злые), удивительно выносливые, с проступающей красотой и грацией, унаследованой от чистокровных прародителей. Туристы в восторге и хотят себе «вот эту». Мне же, глядя на волооких метисов, всегда хотелось увидеть подлинник.

Арабская чистокровная порода лошадей

Казалось, с переездом в Дубай мне обязательно попадётся на глаза чистопородный арабский скакун, летящий вдоль залива. Всё-таки Эмираты, Аравийский полуостров. Ан нет. За год я не увидела ни одной арабской лошади.

Все закрытые частные конюшни и конно-спортивные центры размещены вдали от туристического центра Дубая, на окраинах города. Станции проката лошадей есть, но до них тоже надо долго добираться, к тому же чистопородных коней там редко держат.

И всё же случай представился. В самом центре Дубая проходила Международная Конная Ярмарка (Dubai International Horse Fair) под патронажем Его Высочества шейха Хамдана бин Рашида Аль Мактума, брата правителя Дубая (оба брата, к слову, страстные лошадники).

Два дня ярмарки уже прошли – это были дни испанских лошадей. Оставался третий день, который полностью отводился чистокровным арабам.

Программа включала конный аукцион, чемпионат и награждение лучших представителей породы.

Елена Белега

Ольгу Алексеевну Гуздову лошади заворожили с детства. Она выросла рядом с конезаводом, занималась в конноспортивной школе и после Тимирязевской академии по распределению попала именно на Терский конезавод.

И сегодня, в эпоху скоростных машин, поездов, самолетов, не может человек без живой лошади. В медицине даже новое направление появилось — иппотерапия. Оказывается, верховая езда и просто общение с благородным животным помогает при шизофрении, аутизме и многих генетических заболеваниях. Да и вполне здоровый человек может ощутить благотворное влияние лошади. Особенно трудно оставаться равнодушным, если перед вами настоящий арабский скакун.
Об истории арабской породы мы беседуем с Ольгой Гуздовой, главным зоотехником Терского конного завода.

• Ольга, скажите, чем арабская лошадь отличается от лошадей других пород?
На мой взгляд, они самые лучшие. Они всегда доброжелательны, всегда любопытны: им интересно, кто пришел, что припас в карманах. Лошадь любой другой породы, хоть ахалтекинской, хоть английской, может вас «не заметить», сделать вид, что вас не существует.

Возможно, такое отношение к человеку объясняется тем, что арабских лошадей никогда не держали в табунах. В Аравии у бедуинов они жили, как собаки, в шатрах — всегда находились рядом с человеком, общались с ним. Причем лошадей держали все, не только богатые люди: они были незаменимы в походах или набегах.

У арабской лошади самые гармоничные пропорции. Абсолютно правильное золотое сечение, все как должно быть: рост соизмерим с длиной шеи, маленькая голова, выразительные глаза и широкий лоб. Можно сказать, что арабская лошадь — это идеал!

К тому же сегодня уже доказано, что «арабы» — самые интеллектуальные, самые смышленые. Специалисты называют их размышляющими лошадьми. Такой вывод делается на основании объективных характеристик: объема мозга, реакций и многого другого.

И еще «араб» — это комок нервов: в любую секунду он готов сорваться с места. Своей энергией, своим азартом эта сильная бесстрашная лошадь может увлечь за собой всех лошадей. Но достаточно приказа всадника, и «араб» тотчас подчиняется.

• Привязывается ли такая лошадь к своему хозяину?
Конечно, привязывается и узнает по голосу, по походке. У нас работала девушка, которая ходила в туфлях на каблуке. Так лошадь узнавала ее по стуку каблучков, и тут же раздавалось ржание на всю конюшню. Но у «араба» нет такой страсти к хозяину, как, например, у ахалтекинца, он неревнивый, добродушный, прекрасно ладит с детьми.

• А как арабские лошади относятся к своим жеребятам?
У нас был случай, когда на пастбище одновременно ожеребились две кобылы. И получилось так, что детки под «чужих» мам разошлись. Так и пришли вечером домой. Мы долго не могли понять, почему жеребята по анализу крови «не похожи» на своих родителей. Только спустя полгода вспомнили, что они родились в один день. Поменяли документы, и малыши нашли своих настоящих пап и мам.

Арабский скакун, быстрый как ветер

• Как лошади получают свои имена?
Как только жеребенок родится, все бегут смотреть, какой он. Берутся первые буквы маминого и папиного имени, и начинается поиск. Причем в течение 25 лет одно и то же имя повторяться не должно. Есть еще и охранный список имен выдающихся лошадей Института коневодства, их повторять нельзя вообще.

• На Терском конном заводе была создана терская порода. Чем она отличается от арабской?
Терскую породу начали создавать в те годы, когда конный завод был практически разорен. Гражданская война сделала свое дело: белые, красные пришли, оседлали лошадей и ушли. В 1921 году большой любитель лошадей Буденный, который к тому же был маршалом, издает указ: основать здесь военный конный завод. Нужно было выращивать выносливую лошадь для кавалерии. Изначально ставилась цель создать лошадь под офицерское седло. Солдату любая лошадь годится, а офицеру нужна красивая, темпераментная, неравнодушная к происходящему. На заводе к тому времени оставались несколько «арабов». От них и двух стрелецких жеребцов, которые были крупнее арабских, и создали новую породу. Зарегистрировали ее в 1942 году и назвали терской, по месту рождения. На терской лошади в 1945 году маршал Жуков принимал парад Победы в Москве. Потом терскую породу передали на Ставропольский терский завод, а у нас остались чистокровные «арабы».

Правда и вымысел арабских гонок

Лошадь, в отличие от человека, не может решать, сниматься в кино или нет. Она смиренно скачет перед камерой, даже не подозревая о том, какие страсти разгораются вокруг ее седока. В фильме «Идальго» всадник на лошади – это американец Фрэнк Хопкинс. Такой человек действительно существовал, но только в XIX веке. Он имел славу барона Мюнхгаузена своего времени: многие называли его патологическим лгуном. Кинокомпания «Уолт Дисней» выбрала для экранизации самую громкую небылицу Фрэнка Хопкинса – о том, как он выиграл заезд в пустыне Саудовской Аравии.

Вигго Мортенсен (актер): «Мой герой приехал туда, не демонстрируя той надменности, которую принято приписывать американцам: «Вот мы им покажем. » Просто у него была некая доля уверенности, основанная исключительно на опыте работы со своей лошадью».

Согласно фильму, эта низкорослая лошадка по кличке Идальго обскакала знаменитых арабских жеребцов в заезде на три тысячи миль. Такое мюнхгаузеновское преувеличение глубоко оскорбило не только специалистов-лошадников, но и арабских историков. На экране подобное конное соревнование преподносится как чистая историческая правда, а на самом деле является фикцией и никаких документальных подтверждений не имеет.

Омар Шариф (актер): «Гонки на выживание до сих пор проводятся в некоторых странах, в Эмиратах, например. Арабы устраивают множество заездов, правда не на такие огромные расстояния, как в нашем фильме».

Если бы лошадь участвовала в гонке на три тысячи миль, на нее пришлось бы навьючить столько мешков с провизией, что и у слона сломались бы ноги. Мало того, по подсчетам все тех же неуемных историков, путешествие жеребца Идальго завершилось бы месяца через два. И где-нибудь в Румынии. А в кино заезд прошел стремительно и налегке. Стартовал в пустыне, в ней и финишировал.

Джо Джонстон (режиссер): «Натурные съемки в пустыне – это настоящий ад! Ну что ты можешь поделать, если где-нибудь в Марокко началась песчаная буря? Но если удастся снять эту бурю, во время монтажа от счастья ты забудешь обо всех неприятностях».

Лишние неприятности кинематографистам не нужны. Поэтому в Саудовскую Аравию свою лошадь они не повезли – пристроились снимать в африканской пустыне. Если арабские историки возмущаются, от них лучше держаться подальше.

Сборник «Животные и их жизнь», 1908 г.
Статья по А.Э. Брэму

Только немногие народы отдают должную справедливость достоинствам лошади. Между ними первое место занимают арабы, турки и персы; за ними следуют англичане и испанцы, затем немцы, французы, итальянцы, португальцы и датчане.

В глазах арабов лошадь – самое совершенное животное: оно не только не уступает человеку, но еще часто пользуется большим уважением, чем он. У народа, который расселен по огромному пространству в незначительном числе, который привязан к месту гораздо менее нас который занимается едва ли не исключительно скотоводством, лошадь поневоле должна пользоваться огромным вниманием и лучшею оценкою. Лошадь необходима для жизни, для существования араба; он странствует и путешествует при помощи лошади; он на лошади пасет свои стада; он гордится своим конем и в бою, и на празднике, и на общественных собраниях; он живет, любит и умирает на коне. Натура араба, особенно бедуина, немыслима без любви к лошади; еще с молоком матери он всасывает уважение к этому животному. Это благородное животное вернейший спутник воина, самый почтенный слуга своего господина, любимец всей семьи, и араб ухаживает за ним с боязливым вниманием. Он изучает нравы и потребности своего коня; он сочиняет про него стихи и восхваляет в своих песнях; конь служит ему предметом самого приятного разговора: его легенды ведут к тому, чтобы усилить безграничное почитание этого благородного создания. Он рассматривает его, как самый драгоценный подарок, ниспосланный ему свыше; он считает себя одного обладателем лошади по праву. «Когда Творец задумал создать коня», говорят арабские писатели, «он обратился к ветру и сказал: ты должен родить существо, которое будет пользоваться от меня почетом. Рабы мои должны будут любить и уважать его. Его будут бояться те, которые не следуют моим заповедям.» Затем он сотворил лошадь и сказал ей: «с тобою не сравнится ни одно животное; все земные сокровища лежат между твоими глазами. Ты будешь топтать моих врагов и носить на себе моих друзей. С твоей спины будут произносить молитвы. Ты будешь счастлив на всей земле, и тебя будут ценить дороже всех существ, потому что тебе будет принадлежать любовь властелина земли. Ты будешь летать без крыльев и побеждать без меча». Отсюда проистекает распространенное суеверное мнение, что благородный конь может быть счастлив только в руках арабов; на этом основан отказ в лошадях иноверцам, именно христианам. Абд-эль-Кадер в то время, когда он пользовался всею силою своей власти, казнил магометан, о которых ему говорили, что они продали христианам одну из своих лошадей.

Араб до того проникнут мыслью о преимуществах своего коня, удовольствием ездить на этом благородном животном, что он сложил тысячи песен и пословиц, выражающих все это. В доказательство мне достаточно привести только одну пословицу: «земной рай можно найти на лошадиной спине, в книгах премудрости и над сердцем женщины». Лошадь занимает и тут первое место.

Я считаю совершенно невозможным приводить здесь все те тонкие отличия, которыми знатоки определяют большую или меньшую степень достоинства арабских лошадей. Мы, жители запада, не имеем об этом деле ни малейшего понятия, и наши лучшие знатоки лошадей были бы пристыжены арабским знанием и должны бы были признать свое невежество. Я приведу здесь только главнейшие черты арабской лошади. Арабская лошадь чистой крови хорошо сложена: у нее короткие подвижные уши, тяжелые, но красивые кости, костлявая голова, ноздри «как львиный зев», прекрасные темные, выдающиеся глаза, длинная шея, узкая спина, очень длинные настоящие и очень короткие ложные ребра, подтянутый живот, бедра длинные «как у страуса», с мускулами «как у верблюда», черные одноцветные копыта, тонкая, редкая грива и густой хвост, который утончается книзу. Ее лоб, грудь, бедра и члены должны быть широки; шея, передние ноги, живот и подвздошные кости должны быть длинны; наконец, четыре части ее тела: крестец, уши, стрелка и хвост должны быть коротки. По мнению арабов, эти качества ручаются за достоинство ее породы и за быстроту ее бега, потому что такая лошадь по своему строению похожа на борзую собаку, на голубя и на верблюда.

Кобыла должна иметь мужество и ширину головы кабана; привлекательность, глаза и рот – газели; игривость и ум – антилопы; туловище и быстроту – страуса, и длину хвоста – гадюки.

Но кровную лошадь узнают и по другим признакам. Она ест только из своей торбы. Она очень любит деревья, зелень, тень, текучую воду, и любит так сильно, что ржет, как только завидит эти предметы. Она не пьет до тех пор, пока не взмутит воды ногою или мордою. Ее губы всегда закрыты, глаза и уши в постоянном движении; она поворачивает шею то вправо, то влево, как будто желает сказать или спросить что-нибудь.

Названия лучших пород арабских лошадей часто имеют самое странное значение, и обыкновенно это значение может объяснить только знающий арабские предания. Все арабы твердо убеждены в том, что в их племени кровные лошади сохранялись уже в продолжение целых тысячелетий, нисколько не изменяясь, и поэтому они со страхом охраняют разведение своих коней, чтобы не испортить их чистой крови. Во время носки с лошадью обращаются как нельзя более заботливо, но не ездят на ней только в последние недели. При родах должны присутствовать несколько свидетелей, чтобы поручиться за подлинность жеребенка. Жеребенка воспитывают со всевозможною заботливостью и с самого начала он живет, как член семейства. Из этого понятно, что арабские лошади сделались домашними животными в том же смысле слова, как и собака, и без малейшего страха могут быть впускаемы в шатер хозяина и в комнату его детей. Я сам видел арабскую кобылу, которая играла с детьми своего господина, точно также, как играет с детьми большая собака. Три маленькие мальчугана, из которых один едва мог ходить, забавлялись с нею и сильно надоедали ей. Но кобыла позволяла делать с собою все, что угодно; она даже очень охотно удовлетворяла самым упрямым желаниям играющих детей.

С наступлением 18-го месяца начинается воспитание благородного животного; оно продолжается до тех пор, пока жеребенок не станет вполне взрослою лошадью. Предварительно на ней пробует ездить мальчик. Он водит лошадь на водопой, в стадо, чистит ее и вообще заботится обо всех ее нуждах. Оба учатся вместе: из мальчика будет наездник, из жеребенка верховой конь. Но молодой араб никогда не обращается дурно с лошадью, которая ему вверена; он никогда не требует от нее того, чего она не может исполнить. Обучение начинается под открытым небом, но продолжается и в шатре. Следят за каждым движением животного, обращаются с ним с любовью и нежностью, но никогда не терпят противоречия или злобы. Только когда минет лошади два года, на нее кладут седло, но все еще с величайшею осторожностью. Удила сначала обматывают шерстью и спрыскивают соленою водою, чтобы лошадь легче привыкла к неприятному для нее железу. Седло на первый раз берут самое легкое. По истечении третьего года с лошади требуют уже гораздо больше. Ее мало-помалу приучают работать всеми силами, но ни в каком случае не отказывают ей в пище. Только когда ей наступит седьмой год, ее считают уже окончившею воспитание, что и говорится в арабской поговорке: «семь лет для моего брата, семь лет для меня и семь лет для моего врага». Нигде не придают такого большого значения силе воспитания, как в большой пустыне.

Услуги, оказываемые хорошо воспитанною породистою арабскою лошадью, действительно невероятно велики. Арабам случается делать в продолжение шести дней сряду ежедневно по десяти, двенадцати и даже пятнадцати миль. Если вслед за этим лошади дать два дня отдыха, то она в состоянии сделать такую же дорогу во второй раз. Обыкновенно путешествия арабов не так длинны, но за то в один день они проезжают еще большие пространства, даже с довольно большим грузом. По мнению арабов, хорошая лошадь должна быть в состоянии нести на себе не только вполне взрослого человека, но еще его оружие, его ковры для отдыха и сна, запас пищи для себя и своего всадника и знамя, несмотря на противный ветер; в случае нужды, она должна бежать во весь опор целый день, без пищи и питья.

«Лошадь», писал Абд-эль-Кадер к генералу Дома, «которая чувствует себя здоровою во всех отношениях и получает необходимое ей количество ячменя, может удовлетворить всем требованиям всадника; и пословица говорит: «корми лошадь ячменем и обращайся с ней, как хочешь». Хорошие лошади часто не пьют в продолжение одного или двух дней. Они едва бывают сыты и все-таки должны исполнять волю своего господина. Это сила привычки; потому-то арабы говорят, что лошадь, также как и человека, в первую пору ее жизни можно воспитывать и заставлять привыкать к чему бы то ни было. Обучение в молодости остается неизгладимо, как буквы, высеченные на камне, а обучение взрослой лошади исчезает, как гнездо, которое вьет птица. Древесная ветвь гнется, куда ее гнут, а ствол не согнется никогда. Арабы обучают своих лошадей с первого года; на втором году они уже объезжают их. Поэтому лошади так выносливы в старости. «В первый год жизни», говорит поговорка, «привязывай лошадь, чтобы с ней не случилось несчастья; во второй год объезжай ее до тех пор, пока спина ее сделается вдвое шире прежнего; в третий год жизни снова привяжи ее, и если тогда из нее ничего не вышло, продавай ее!»

Арабы различают множество пород своих лошадей и у каждой местности есть своя лучшая порода. Известный факт, что арабская лошадь достигает полного совершенства только на месте своего рождения, и поэтому, как ни хороши лошади западной Сахары, они все-таки далеко уступают лошадям, которые родятся и растут в Счастливой Аравии. Только тут можно найти настоящих «кохэ-эли» или «коохлани», что значит «совершеннейшие» по словам арабов, эти лошади происходят по прямой линии от тех кобыл, на которых ездил Магомет. Хотя мы можем усомниться в верности родословного дерева, но остается верным то, что пророк, пользовавшийся уважением во время жизни, имел превосходных лошадей, и что, следовательно, уже по этому сравнению можно судить о достоинствах названной породы. С другой стороны, также верно то, что арабы с величайшею заботливостью смотрят за чистотою крови своих пород.

Между всеми кровными лошадьми, арабы выше всего ценят тех, которые разводятся в Недже; это внутренняя, возвышенная часть аравийского полуострова, изрезанная крутыми скалами. Племя Каадам известно лучшими лошадьми. В Недже есть двадцать семейств первоклассных лошадей, древнее происхождение которых доказано; от этих благородных семейств распространяются кровные лошади в другие места. И жеребцы чистой породы кохэ-эли покупаются за огромные деньги, а кобыл почти вовсе не продают: араб потеряет свое доброе имя, если отдаст такое драгоценное сокровище за золото или серебро. В Геджасе лошадь более, чем в других местах, принадлежит к семье, которая о ней заботится несравненно больше, чем о других своих членах. Когда воин отправляется в опасный поход, то семья желает лучшего счастья не седоку, а лошади, и если последняя, вернувшись с поля битвы без седока, войдет в палатку, то печаль об оставшемся на поле битвы далеко не так сильна, как радость о возвращении коня. Сын или близкий родственник убитого наследует благородное животное, и на нем лежит долг отомстить за смерть всадника, тогда как потеря лошади не может быть искуплена никакою местью. Если лошадь погибла в битве или взята в плен неприятелем, и всадник пешком возвратится домой, то его ожидает неласковая встреча. Крикам и стонам нет конца, и траур длится целые месяцы.

Но за то такая лошадь действительно ни с чем несравнима. Как я уже говорил, араб требует очень многого от ее силы, но обращается с нею с необычайной любовью. С ранней молодости она не слышит сердитого слова, не получает ни одного удара. Ее воспитывают с величайшим терпением и нежностью; она делит со своим господином и радость, и печаль, разделяет с ним жилище и даже чуть ли не ночлег. На нее не нужно бича: легкий удар шпорами, одно слово всадника заставляют ее ускорять бег. Человек заключил тут теснейшую дружбу с животным, и как тот, так и другое, чувствуют себя стесненными в отсутствие верного спутника. Не раз случалось, что лошадь приносила труп своего седока с поля битвы до самой палатки, точно зная, что убитого воина нельзя оставить на поругание неприятеля.

Умеренность и неразборчивость в пище развиты в арабской лошади не менее описанных милых качеств ее нрава. Она довольна немногим, и при скудной пище в состоянии переносить самую тяжелую работу. Не удивительно, что такое животное пламенно воспевается сотнями поэтов, что оно составляет исключительный предмет разговоров арабов, который ведется у походных костров, и что оно составляет их гордость и самое драгоценное сокровище.

Известно множество рассказов, которые доказывают, как тяжела этим сынам пустыни разлука с конем. Положительно известно, что даже чарующий блеск золота, который производит такое сильное впечатление на человека, живущего грабежом, не в состоянии поколебать любви араба к своему коню. Чем кровнее конь, тем больше lорожит им та счастливая семья, которая им владеет. Если продается даже самая простая лошадь, то ее владелец торгуется из-за нее по целым часам, потому что он уже вперед завидует будущему владельцу, который уведет от него такое сокровище.

Невольно улыбаешься тем похвалам, которые воздаются кровной лошади. «Не называй, это животное моим конем, называй моим сыном! Он бегает быстрее вихря, быстрее взора. Он чист, как золото. Его глаза светлы и видят так хорошо, что и в темноте разглядят волосок. На бегу он догоняет газель. Орлу он может сказать: я несусь не тише тебя! Когда он слышит, как смеется девушка, он ржет от радости; сердце его бьется сильнее при свисте пуль. Из рук женщины он примет хоть милостыню, врага же топчет ногами в лицо. Когда он может мчаться, как вихрь, то из глаз его капают слезы. Ему все равно: ясно ли небо, скрыто ли солнце за облаками пыли, потому что это благородный конь, который презирает бешенство бури. На земле нет существа, ему равного. Он носится с легкостью ласточки; он так легок, что мог бы танцевать на груди твоей возлюбленной, не беспокоя ее. Его бег так спокоен, что на всем скаку ты можешь на нем выпить чашку кофе и не пролить ни одной капли. Он понимает все, как сыны Адама; ему не достает одного языка».

Нередко случается, что, вследствие особенного расположения, один араб продает другому свою лошадь, несмотря на то, что покупатель не имеет в наличности требуемой суммы. В таком случае, прежний владелец довольствуется хоть половиною суммы, а счастливый покупатель обязан мало-помалу выплатить долг, но до тех пор лошадь принадлежит обоим, и все, что только будет завоевано, приобретено и награблено при помощи этой лошади, – делится между ними поровну. Чужестранцу араб не продаст лошади ни за какую цену. Вора он преследует на сколько может, в самый центр враждебного племени, но честь лошади для него дороже всего: говорят, что один араб рассказал вору, который украл у него лучшую кобылу, как ее надо пустить во весь дух, чтобы она удержала за собою славу самой быстрой лошади.

После арабов, лучше всех обращаются с лошадьми персияне и англичане. После сказанного, мне едва ли остается говорить что-нибудь про персидских лошадей, потому что персияне научились обращаться со своими лошадьми у арабов, а также чрезвычайно улучшили свою породу тем, что ввели у себя арабскую лошадь. Впрочем, говорят, что в прежние времена персияне обращали гораздо больше внимания на разведение лошадей. В настоящее время англичане решительно превзошли их в этом отношении. Уже около двух столетий, они обратили особенное внимание на коннозаводство и действительно добились удивительных результатов. Прежде они предпочитали больших лошадей с толстыми костями; позже в Англию были ввезены арабские жеребцы и таким образом, мало-помалу, произошла англо-арабская лошадь, которая теперь распространена по всему острову. Настоящих кровных лошадей нигде нельзя найти в таком огромном числе, как в Англии, Британское золото дает возможность улучшать и эту породу и сохранять чистоту ее крови.

Так называемая английская скаковая лошадь считается обыкновенно лучшею из всех английских лошадей. Она отличается вытянутым туловищем и тонкими ногами. Только ее прародителю, арабской лошади, оказывается такое же внимание, как ей. В Англии разведение скаковых лошадей, обращение с ними и образование их возведено на степень науки, которою деятельно занимаются самые знатные англичане. При таком заботливом уходе было сделано много важных опытов. Опыты улучшения породы доказали, что рост, формы, нрав и способности какой-нибудь породы наследственны и что воспитание и внешние отношения имеют очень мало влияния. Далее наблюдали, что всякий жеребенок по форме тела больше похож на мать, чем на отца, а что от последнего он наследует форму головы и ног, нрав и быстроту. Некоторые недостатки легко передаются от родителей потомству, и их уничтожение достигается только при полнейшем внимании. В Англии есть родословные, веденные со всевозможною точностью и засвидетельствованные самыми верными людьми.

Самая замечательная скаковая лошадь была Эклипсе. Эклипсе происходила от арабских родителей, которых, впрочем, не особенно берегли. Отец ее, Марск, бегал по лесу почти одичавши. Ее мать, Спилетта, была побеждена на первой скачке, осуждена на заклание и спасена вмешательством одного слуги. Сын этой лошади ни разу не был побежден; но на скачках он блистал недолго, всего семнадцать месяцев. По прошествии этого времени никто не пускал своих лошадей состязаться с этим непобедимым скакуном. Великолепное животное околело 25 лет от роду, в 1789 г. Его скелет был доставлен в оксфордский музей, где хранится и теперь.

Вслед за скаковою лошадью особенно ценится английская охотничья лошадь. Она сильнее и крепче, но весьма тонко сложена; она так же вынослива и быстра, как арабская лошадь и как нельзя более приспособлена для своей цели; но все-таки она ценится гораздо дешевле скаковой лошади.

Военное искусство вооруженной организации арабов и франков

1. Арабские племена и их вооруженная организация

В VI ? VIII вв. на Ближнем Востоке возникло крупное государственное объединение арабских племен. В это время арабы были свободными скотоводами или землевладельцами. Племенные вожди арабов с целью захвата новых земель вели многочисленные войны, в которых вырабатывалось военное искусство, имевшее свои особенности, определявшиеся характером общественного развития арабских племен, своеобразием их занятий и вооруженной организации.

Арабские племена были известны соседним народам с третьего тысячелетия до нашей эры. Культура арабов долгое время имела местное значение и не выходила за пределы Аравийского полуострова.

По характеру своих занятий арабские племена делились на три группы: бедуинов (кочевые скотоводческие племена), феллахов (оседлые земледельческие племена) и полуфеллахов (полукочевые племена). Бедуины разводили верблюдов, лошадей и овец. Их коневодство позднее послужило базой для создания арабской конницы. Феллахи жили у оазисов, занимались земледелием и являлись хорошим контингентом для комплектования пехоты. Знали арабы и торговлю. Развитие торговли способствовало возникновению крупных центров, городов-государств, среди которых выделялись Мекка и Медина.

Арабские племена в VI в. находились на ступени разложения первобытно-общинного строя. Каждое племя состояло из нескольких колен; низшей хозяйственной единицей была палатка ? семья. С выделением племенной знати ? шейхов и сеидов ? богатства постепенно сосредоточивались в их руках, они владели самыми крупными стадами, имели рабов и являлись [109] племенными военачальниками. Во главе племени стоял меджилис ? совет сеидов (глав семейств или отдельных родовых общин). Для ведения войны избирался каид ? военачальник.

Арабы издавна славились своей воинственностью, родовые связи сплачивали их в бою. Каждый взрослый араб был воином. Шейхи и сеиды, известные своей храбростью и предприимчивостью, имели свои небольшие дружины, которые способствовали затем возникновению власти халифа.

Приобрести и содержать коня мог далеко не каждый араб, поэтому в составе войска арабского халифата имелась также и пехота. Для ускорения марша пехоты, а также конницы арабы использовали верблюдов, которые весьма послушны и в пустыне во время самума (песчаной бури), ложатся на землю и создают как бы живой бруствер. Для ведения боя воины, которые сражались на верблюдах, вооружались длинными копьями.

Полное вооружение арабского всадника было весьма богатым и разнообразным. Воин должен был иметь два крепких и мощных лука и в колчане 30 стрел с прямыми отточенными наконечниками, твердым древком и железными крыльями; длинное бамбуковое копье с наконечником из лучшего железа; метательный диск с острыми краями; острый меч, колющий и рубящий; боевую палицу или обоюдоострый топор; 30 камней в двух переметных сумках. Защитное снаряжение араба состояло из панцыря, шлема, надевавшегося на шапку, двух поручней, двух поножей и двух набедренников. Лошадь к походу подковывали тяжелыми подковами. Арабские воины имели такие боевые мечи, которыми они рассекали лошадей противника.

На войне арабы широко применяли засады, набеги и внезапные нападения, преимущественно на рассвете, когда сон особенно крепок.

Государство арабов возникло в результате объединения племен и завоеваний больших территорий, в обстановке все большего углубления имущественного неравенства. Объединения арабских племен способствовали их усилению, а расширение на этой основе торговли и войн обогащало племенную знать, что в свою очередь ускоряло процесс разложения родового строя. Союзы арабских племен возглавляли халифы. Завоевательные войны способствовали усилению их власти и превращению ее в конечном счете в деспотическую власть. Халиф считался преемником Мухаммеда, основателя воинствующей религии ? ислама, появившегося в начале VII в.

В состав арабского государства входили кочевые племена бедуинов, знать которых занималась скотоводством и торговлей, феллахи и города Передней Азии, являвшиеся ремесленными и торговыми центрами. Возникшая экономическая общность [111] арабских племен явилась экономической базой их государства. Ислам стал идеологической основой объединения арабов в интересах племенной знати, богатых городских ремесленников и торговцев.

Союз арабских племен складывался в обстановке ожесточенной классовой борьбы масс бедноты с племенной знатью. Обострение борьбы в VII в. привело к войне между Мединой и Меккой ? центром арабской знати. Рассмотрим некоторые особенности военного искусства вооруженной организации арабских племен в начальный период их борьбы за объединение населения Аравии.

Бой у горы Оход в 625 г. Бой у горы Оход, находящейся недалеко от Медины, был одним из этапов борьбы между мекканцами и мединцами.

Ополчение Медины состояло из 750 человек пехоты во главе с Мухаммедом. Мекка выставила 3 тыс. бойцов, из них [112] 200 всадников. Мекканцы имели четырехкратное превосходство, а отряд всадников являлся хорошим средством маневра.

Мединцы построили свой отряд поперек ущелья тылом к горе Оход, замыкавшей это ущелье. Левый фланг их боевого порядка обеспечивали 50 лучников. Мекканцы разделили свою конницу на два отряда и расположили их на флангах боевого порядка пехоты.

Первый этап боя ? атака мединцами мекканцев.

Бой начался единоборством, вслед за которым мединцы атаковали и потеснили мекканцев. Часть мединцев прорвалась к лагерю противника и занялась грабежом. Увидев это, лучники мединцы самовольно оставили свою позицию и также бросились грабить лагерь мекканцев.

Второй этап боя — контратака мекканской конницы.

Возникшим у мединцев беспорядком воспользовался командир отряда мекканской конницы, который охватил фланги дезорганизованного боевого порядка противника и нанес мединской пехоте удар с тыла, что и решило исход боя. Мединцы были разбиты.

Еще в ранний период междоусобной борьбы арабы применяли расчлененный боевой порядок, что позволяло им маневрировать в бою. Пехота мекканцев действовала оборонительно, конница явилась средством маневра и, несмотря на малочисленность, решила исход боя. Лучники мединцев в этом бою имели самостоятельную задачу по обеспечению флангов, которую они не выполнили из-за своей недисциплинированности.

Боевая практика Мухаммеда была в общем далеко не блестящей. В бою при горе Оход его отряд потерпел поражение, а сам он был ранен. В 629 г. в бою при Муте византийцы уничтожили 3-тысячный отряд арабов, которым командовал Зеид ? один из военачальников Мухаммеда. Только в 630 г. пророк и его последователи овладели Меккой.

2. Особенности военного искусства арабского войска

В первой половине VII в. было завершено объединение арабских племен и возник арабский халифат ? государство арабов. Арабское войско разбило византийцев и в короткий срок завоевало Иран, который был ослаблен длительными войнами с Византией. Политическая и военная слабость Ирана явилась основной причиной быстрых успехов арабского войска. У арабов были сильны пережитки родового строя, которые определяли некоторые особенности их военной организации и боеспособности.

Войско арабов в это время состояло из отдельных племенных и родовых отрядов. Численность арабского войска источники обычно сильно преувеличивают. Фактически войско насчитывало [113] только тысячи и реже десятки тысяч воинов. Так, в решительном бою с персами в 637 г. при Кадезии арабы имели 9–10 тыс. человек. В пустынях Северной Африки, в Передней и Средней Азии только небольшое войско можно было обеспечить продовольствием, фуражом и особенно водой. В сообщениях арабских писателей о боях с византийцами называются цифры в 20–30 тыс. воинов.

Кавалерия в арабском войске по своей численности в несколько раз уступала пехоте, которая обычно перебрасывалась или на верблюдах или на лошадях. Высокая подвижность была особенностью арабского войска. Учитывая это качество своего войска, командование широко применяло принцип внезапности.

Боевой порядок арабского войска складывался под византийским и иранским влиянием. Он состоял из пяти частей: авангарда, центра, который арабы называли «сердцем», правого и левого крыльев и арьергарда. Фланги обоих крыльев прикрывала кавалерия. Расчлененный по фронту и в глубину боевой порядок арабов обеспечивал высокую тактическую маневренность и питание боя из глубины. По словам арабского историка Табори (838–923 гг.), этот боевой порядок арабы впервые применили в 634 г. в бою при Адшнайдене в Сирии, где они разбили византийскую армию.

Успехи арабского войска обычно подготавливались подрывной работой в среде очередного объекта нападения. Командование [114] арабов широко пользовалось всеми способами разложения противника ? подкупом, устрашением, проявлением «гуманности», вероломством и т. п. Так, в 712 г. арабы, воспользовавшись изменой Юлианна, в трехдневном бою разгромили вестготов.

Наибольшего могущества арабское государство достигло в период правления династий Омейядов (661–750 гг.). Арабы к этому времени, сломив сопротивление берберских племен, завоевали Северную Африку, затем Вестготское королевство на Пиренейском полуострове и вторглись в Галлию, но были разбиты франками в бою при Пуатье. Одновременно арабы вели успешные войны с Византией, хазарами и в северо-западной части Индии. Отбросив хазар за Кавказский хребет, они утвердились в Албании (Азербайджан), Восточной Грузии и Армении. Важное стратегическое значение имело укрепление ими Дербента.

Продвигаясь на Восток, арабы к середине VIII в. завоевали Среднюю Азию ? Хорезм, Согдиану, Бухару, подошли к границам Западного Китая, разбили китайское войско и тем самым закрепили за собой территорию Средней Азии. В этот период Арабский халифат превосходил по своим размерам Римскую империю периода ее расцвета. Столицей халифата Омейядов был город Дамаск.

В результате восстания, центром которого были Иран и Ирак, династия Омейядов была свергнута. В 750 г., опираясь [115] на иранских феодалов, к власти пришла династия Аббасидов, которая продержалась у власти до 1055 г. Столицей халифата стал Багдад. При Аббасидах арабский халифат достиг высокого уровня развития. Арабские халифы привлекали к себе ученых многих стран. В Багдаде изучали древнегреческую философию, историю, математику, геометрию, географию, астрономию и медицину. Большое внимание арабы уделяли использованию боевой техники, заимствованной ими в завоеванных странах. Арабские войска обычно сопровождались караваном верблюдов, на которых везли катапульты, баллисты и тараны. Арабы применяли зажигательные снаряды, известные под названием «греческого огня». Широко использовались «нефтяники» ? горшки с горящей нефтью. В IX ? XI вв. арабское стальное оружие, особенно то, которое делалось в Дамаске, славилось во всем мире.

В период правления Аббасидов было завершено устройство вооруженных сил арабского халифата. Теперь арабы имели постоянную армию из наемников, которая во время войны усиливалась народными ополчениями. Ядро постоянного войска составляла халифская гвардия. Так, например, лучшей частью войска Гренадского халифата при Абдурахмане III (896–961 гг.) была гвардейская пехота, насчитывавшая 15 тыс. славян. Этой гвардии халифат был обязан своими победами. Каждый отряд арабской гвардии имел одинаковое вооружение и носил особую одежду. Боевое значение гвардии во внешних войнах постепенно уменьшалось, так как она все чаще использовалась для борьбы с народными восстаниями.

Лучшей и главной частью арабского войска являлась конница, которая делилась на легкую и тяжелую. Тяжелая конница имела длинные копья, мечи, боевые палицы, боевые топоры и защитное вооружение ? более легкое, чем у рыцарей Западной Европы. Легкая конница была вооружена луками со стрелами и длинными тонкими дротиками. Арабы имели тяжелую и легкую пехоту. На вооружении тяжелой пехоты были копья, мечи и щиты; она сражалась в глубоких строях. Пешие лучники действовали преимущественно в рассыпном строю, имея по два мощных лука и по 30 стрел с отточенными [116] наконечниками, твердым древком и железными перьями.

В основу организации арабского войска была положена десятичная система. Самым крупным войсковым соединением был отряд численностью в 10 тыс. человек во главе с эмиром. Этот отряд состоял из 10 войсковых частей (по тысяче воинов в каждой), подразделявшихся на сотни, которыми командовали отдельные начальники. Каждая сотня делилась на две полусотни. Самым мелким подразделением был десяток.

Походный порядок арабов состоял из авангарда, главных сил и арьергарда. Авангард из легкой конницы обычно выдвигался на несколько километров вперед и от себя высылал разведывательные отряды для изучения местности и наблюдения за противником. В голове главных сил двигалась тяжелая конница, прикрытая с флангов отрядами пеших лучников, которые даже при форсированном марше не отставали от всадников. За тяжелой конницей шла пехота. В центре ее походной колонны находились верблюды, нагруженные продовольствием, амуницией и палатками. За пехотой следовал караван верблюдов, который вез осадные и штурмовые машины и полевой госпиталь. Тыл походной колонны охранялся арьергардом. Учреждение полевых госпиталей в арабском войске предания относят к началу IX в. Полевой госпиталь имел верблюдов с носилками, в которых перевозили раненых и больных воинов, верблюды везли палатки, медикаменты и перевязочные средства, медицинский персонал ехал на мулах и на ослах.

Останавливаясь на ночь или делая длительный привал, арабское войско, как правило, сооружало укрепленный лагерь, защищая его со всех сторон валом и рвом. «Как только разбит лагерь, ? сообщает один арабским писатель, ? эмир прежде всего повелевает в тот же день без отлагательства и задержки прорыть ров; этот ров служит для прикрытия армии, препятствует дезертирству, предотвращает попытки нападения [118] и предохраняет против других опасностей, которые могут возникнуть благодаря хитрости противника и всяким неожиданным событиям» .

При сближении с противником конница авангарда арабов, завязав бой, постепенно отходила к своим главным силам. В это время строилась тяжелая пехота. Пехотинцы, став на одно колено, прикрывались щитами от неприятельских стрел и дротиков, свои длинные копья они втыкали в землю и наклоняли их в сторону приближавшегося неприятеля. Лучники располагались за тяжелой пехотой, через голову которой осыпали стрелами атакующего неприятеля.

Боевой порядок арабов был расчленен по фронту и в глубину. Каждая из линий, выстраивавшаяся в пять шеренг, имела аллегорическое название: первая линия («Утро псового лая») состояла из рассыпного строя всадников; вторая («День помощи») и третья («Вечер потрясения») линии, являвшиеся главными силами, состояли из кавалерийских колонн или фаланг пехоты, выстраивавшихся в шахматном порядке; в четвертую линию ? общий резерв ? входили отборные дружины, которые охраняли главное знамя. Общий резерв вступал в бой лишь в крайнем случае. В тылу расположения арабов находился обоз с семействами и стадами. С тыла и флангов их боевой порядок был уязвим, но его высокая маневренность обеспечивала соответствующую перегруппировку сил. Иногда в бою принимали участие и женщины из обоза.

Бой завязывала первая линия, которая старалась расстроить и надломить силы противника. Затем ее поддерживала вторая линия. Главные силы арабов предпочитали вести оборонительный бой, являясь опорой для действий легкой конницы и пехоты.

Арабские войска в бою отличались настойчивостью и упорством. Они обычно стремились охватить фланги боевого порядка врага.

Когда противник был надломлен, они переходили в общее наступление, а затем преследовали его до полного уничтожения. Преследование вела конница.

В укреплении воинской дисциплины арабов большое значение имел ислам. Авторитет Аллаха был моральной основой дисциплины. Ислам обещал за храбрую смерть в бою все блага в потустороннем мире, а здесь, на земле, запрещал воину употребление вина, требовал полного повиновения калифам. Высшим идеалом Коран (священная книга) провозглашал «священную войну» с «неверными», т. е. со всеми, кто не признавал ислама. На этой основе всячески поощрялся [119] воинственный религиозный фанатизм, который имел и экономическую основу ? право на долю военной добычи.

Многочисленные захватнические войны, которые вели арабы, определяли характер их стратегии. Быстрота стратегических маневров обеспечивалась высокой подвижностью войска. В тактике преобладали оборонительные действия с целью ослабления противника. Разгром врага всегда завершался энергичными контратаками и преследованием. Расчленение боевого порядка и высокая дисциплина позволяли хорошо управлять боем.

Пехота арабов поддерживала конницу и являлась опорой боевого порядка. Взаимодействие пехоты и конницы обеспечивало успех в бою. «Бог любит тех, которые бьются во имя его в таком боевом порядке, как если бы он был одним крепко слитым зданием». Таково основное тактическое требование, изложенное в Коране.

В 1110 г. правитель Антиохии Танкред во главе рыцарского войска выступил против арабов. Арабская конница вступила в бой с передовыми отрядами рыцарей. «Из Шайзара, ? пишет Усама-Ибн-Мункыэ, ? в этот день выступило много пехоты. Франки бросились на них, но не могли сбить с места. Тогда Танкред разгневался и сказал: «Вы ? мои рыцари и каждый из вас получает содержание, равное содержанию ста мусульман. Это «сержанты» (он разумел пехотинцев) и вы не можете выбить их с этого места». «Мы боимся только за лошадей, ? ответили ему, ? если бы не это, мы бы их затоптали и перекололи копьями». «Лошади ? мои, ? сказал Танкред, ? всякому, у кого будет убита лошадь, я заменю [120] ее новой». Тогда франки несколько раз атаковали наших пехотинцев и семьдесят лошадей у них было убито, но они не могли сдвинуть наших со своего места». Но не всегда арабы проявляли такую стойкость. Так, в бою при Аскалоне пыль, поднятая в тылу рыцарского войска скотом, захваченным у арабов, вызвала в рядах арабского войска панику.

На походе арабы соблюдали строгий порядок. Усама-Ибн-Мункыз писал: «До следующего понедельника я набрал 860 всадников. Я взял их с собою и отправился в землю франков (крестоносцев). Мы делали привалы по сигналу трубы и по сигналу же отправлялись снова в путь».

Западноевропейские рыцари не могли вести преследование с целью завершения победы полным уничтожением противника. Арабская легкая конница действовала иначе. Говоря [121] о бое при Аскалоне, Усама-Ибн-Мункыз пишет: «Если бы мы в таком же числе и победили их (крестоносцев) так, как они победили нас, то мы бы уничтожили их».

Боевые порядки арабов изменялись в ходе войн и являлись результатом накопленного боевого опыта в борьбе с различными противниками.

Обобщенный опыт боевых построений изложен в арабской рукописи XIII в. неизвестного автора, где говорится о семи фигурах, по форме которых выстраивались войска.

Первые две фигуры ? полумесяц; один полумесяц с заостренными концами фигуры, второй «отличается тем, что каждая дуга обоих рядов двух боковых сторон и тыльной стороны имеет два отдельных конца, а оба конца большой дуги выступают над меньшей на четвертую часть расстояния между концами маленькой дуги». Количество шеренг в центре должно быть невелико, а заостренные фланги выполняют функции отрядов, выделенных для засады. Эти фланговые отряды должны наступать быстрее центра до тех пор, пока не замкнется кольцо окружения противника. В этом боевом порядке, по словам неизвестного автора, «заключены принципы военной хитрости и искусство окружения врагов божьих и победы над ними».

Третья фигура ? квадрат, в котором ширина должна быть соразмерена с глубиной (если ширина равна двум милям, то глубина ? одной); ширину надо иметь в два раза больше, чем глубину. И в этом случае автор рекомендует выделять на фланги засады, которые должны состоять из нескольких отрядов, имеющих задачу обеспечивать боевой порядок.

Четвертая фигура ? перевернутый полумесяц. В этом боевом порядке удобнее выдвигать засады вперед с флангов. «Цель этого порядка заключается в том, чтобы не дать противнику заметить, как часто выдвигаются вперед засады».

Пятая фигура ? ромбовидное построение. «Этот порядок при небольшой глубине имеет значительную ширину. Он отличается большой легкостью, подвержен меньше всего различным изменениям при расстройстве рядов, весьма часто применяется в наше время, требует не особенно большого искусства и опытности при построении, которое совершается мгновенным приказом по всему войску. Этот порядок имеет большое преимущество потому, что своей шириной, формой построения и большой численностью наводит страх на противника и сверх того он требует меньше засад, чем другие. Этот порядок применяется, когда противник обладает таким численным превосходством, что среди мусульман понижается боевой дух. Тогда они стараются сами ободрить себя и выстраиваются этим широким строем, чтобы навести страх на противника».

Шестая фигура ? полуромб. Ширина этого боевого порядка [122] меньше глубины (ширина равна одной мили, глубина ? шести милям).

Седьмая фигура ? форма круга. Применяется тогда, «когда численность противника намного превышает силу мусульман и поле битвы велико». Этот боевой порядок «дает возможность создать круговую оборону, поддержать взаимно друг друга и одержать победу». Этот боевой порядок автор арабской рукописи считает самым слабым.

Характерной чертой большинства рассмотренных форм боевых порядков являлось стремление к окружению противника и борьбе в окружении, но не выход из него. Геометризм ? вторая, но уже внешняя их особенность. Наконец, надо отметить идею активности, которая лежит в основе всех этих боевых порядков, что выгодно отличает их от боевых порядков, рекомендованных античными авторами.

Военное искусство арабов оказало заметное влияние на страны Западной Европы. Столкновения с дисциплинированной и подвижной арабской конницей, основой тактики которой был маневр, многому научило малоподвижных, закованных в тяжелые доспехи, недисциплинированных европейских рыцарей. Одним из следствий войн с арабами в период крестовых походов было создание крестоносцами военной организации ? духовных рыцарских орденов.

Одновременно необходимо отметить, что арабское военное искусство многое заимствовало у византийцев, славян, персов, индусов, народов Средней Азии и китайцев.

3. Франки и их вооруженная организация

Племена франков, жившие на территории Галлии, в III ? IV вв. находились на ступени разложения первобытно-общинного строя. Во главе рода или племени стоял старшина, впоследствии Kuning (король). Слово Kuni означало род. Совет старейшин решал мелкие дела и подготавливал более важные для решения их в народном собрании. Народное собрание избирало военачальника. «Действительная власть сосредоточивалась в руках народного собрания. Король или племенной старшина председательствует; народ выносит свое решение: отрицательное ? ропотом, утвердительное ? возгласами одобрения, бряцанием оружия» . Это была военная демократия, которая развивалась из органов родового строя, так же как у греков, римлян и славян.

Ядром вооруженного франкского народа являлись дружины вождей, которые возникли еще в эпоху родового строя. Это были частные объединения для ведения войны на свой риск, собранные военным вождем (военачальником), который [123] славился своими победами. Дружинники были обязаны вождю личной верностью, такой же верностью был им обязан и военачальник. «Вождь содержал их и награждал, устанавливал известную иерархию между ними; для незначительных походов служили отряд телохранителей и всегда готовое к бою войско, для более крупных существовал готовый кадр офицеров» . Дружины использовались для подавления старинной народной свободы и тем самым содействовали появлению королевской власти.

Развернутую характеристику древних франков (VI в.) дал Маврикий: «Рыжеволосые народы очень любят свободу, смелы и неустрашимы в боях, (атакуют) быстро и стремительно; трусость и отступление, хотя бы на малейшее пространство, считаются позором. Смерть презирают. Стремительно кидаются в бой и дерутся как в конном, так и в пешем строю. Если во время боя очутятся в затруднительном положении, то все конные слезают с лошадей и продолжают биться спешившись, а не отказываются от боя, хотя бы пришлось биться, с далеко превосходящею их числом конницею. В особенности любят сражаться пешком и делать быстрые набеги» . Франки не были любознательны, начальникам своим повиновались очень плохо, труды и лишения переносили нелегко, были подвержены заболеваниям; жара, холод, дождь, недостатки продовольствия, особенно вина, ? все это действовало на них губительно. Большую заботу они проявляли в отношении своей конницы.

Боевой порядок франков как в пехоте, так и в коннице состоял из родовых и племенных отрядов, которые выстраивались в линию, выравнивая и смыкая фронт. Сила их заключалась в родовых связях. «Атакуют ? в пешем или конном строю ? стремительно, причем не стараются сдерживаться, как бы вовсе не имея страха», ? писал о франках Маврикий. Фланги и тыл боевого порядка франки не обеспечивали, резерва не выделяли, поэтому отвага и свирепость их заключалась в единовременном порыве. Для успешной борьбы с ними Маврикий рекомендовал нападать с флангов, притворно отступать и, когда франки в преследовании расстроят свой боевой порядок, внезапно их контратаковать; широко практиковать ночные нападения; избегать открытого сражения; действовать хитростью; затягивать время борьбы и всеми способами изнурять их.

В результате завоевания «варварскими» племенами (в том числе франками) Западной Римской империи на ее территории возникло несколько «варварских» государств: в Северной [124] Африке ? королевство вандалов, в Италии ? королевство остготов, в Испании и Галлии ? королевства вестготов, бургундов и франков, в Британии ? ряд мелких государств, слившихся впоследствии в англо-саксонское королевство. Все эти «варварские» государства были основаны племенами, находившимися на ступени разложения родового строя. Переселение этих племен на новые места и длительные войны ослабили родовые связи. «Продолжительные походы перемешивали между собой не только племена и роды, но и целые народы» .

Завоевателям надо было организовать управление завоеванной страной. «Органы родового строя должны были поэтому превратиться в государственные органы, и притом, под давлением обстоятельств, весьма быстро. Но ближайшим представителем народа-завоевателя был военный вождь. Защита завоеванной области внутри и во-вне требовала усиления его власти. Наступил момент для превращения власти военного вождя в королевскую власть, и это превращение совершилось» . Король теперь уже являлся не простым верховным военачальником, но действительным властителем.

Исчезновение рода в марке и превращение органов родового строя в государственные органы ? таков процесс возникновения «варварских» государств. Самым жизнеспособным из них оказалось королевство франков, которое упрочилось к началу VI в.

Государство франков вначале представляло собой военный союз нескольких франкских «королей» для борьбы с римлянами, вестготами на юге Франции и бургундами на реке Роне. Возглавлял этот союз Хлодвиг (481–511 гг.), происходивший из знатного рода Меровингов. В 486 г. франки под командованием Хлодвига разбили римское войско, часть которого перешла на их сторону. В руки франков попала большая [125] военная добыча. Перешло на сторону франков и галло-римское духовенство. Вскоре Хлодвиг и 3 тыс. его воинов приняли христианство в католической форме. Союз с католической церковью помог франкам в их борьбе с вестготами и бургундами. Крупную роль сыграл и тот факт, что франкские завоевания несли освобождение от римского гнета крестьянам Южной Галлии, которые поддерживали франков в их войнах с Римской империей. В период правления сыновей Хлодвига франки завоевали Бургундию (534 г.) и присоединили к себе Прованс (536 г.). Так расширялось Франкское государство, укреплялось его внутреннее и внешнее политическое положение.

В VI ? VIII вв. массу франкского народа составляли свободные крестьяне-землевладельцы. Эти крестьяне были свободны в том смысле, что они не были еще закрепощены. Существовало у франков и рабство, но рабский способ производства не являлся господствующим; основными производителями являлись свободные крестьяне, которые облагались налогами. Для собирания налогов и изыскания судебных штрафов, для сбора [126] крестьянских ополчений франкские короли создали систему местного управления. Франкское государство при Меровингах было разделено на округа, которые в свою очередь делились на сотни. Округом управлял граф, назначаемый королем, сотнями управляли сотники. В сотнях сохранились народные собрания, но и там руководящая роль постепенно перешла в руки знати. Низшей единицей управления являлась община ? марка, на сходках которой решались местные дела. Все это говорит о том, что государство франков в этот период еще не было феодальным.

Королевский двор был центром государственного управления, а король самым крупным собственником в государстве. Король имел многочисленную дружину; которая являлась его непосредственной опорой. Управление он осуществлял через персонал своего двора. Во главе управления стоял майордом (управляющий). «У франков рабы и вольноотпущенники короля играли большую роль сперва при дворе, а затем и государстве; большая часть нового дворянства ведет свое происхождение от них» .

Общественное и политическое устройство франкского государства, являвшегося объединением племен, определило характер и организацию его вооруженных сил. В начальный период франкские крестьяне комплектовали все войско, а впоследствии составили его основное ядро. Каждая сотня (территориальное деление) имела столько дворов, сколько необходимо было для того, чтобы выставить 100 воинов. При помощи графов и сотников король собирал крестьянское ополчение. Крестьянские общины ? марки давали воинов по установленной разверстке. Такая система комплектования определила место пехоты, как главного рода франкского войска.

Франкский воин должен был приобретать оружие за свой счет. Качество оружия проверялось на смотрах, которые проводил король. За неисправность оружия накладывались строгие взыскания. Отмечен случай, когда король Хлодвиг [127] лично убил воина на смотру, обнаружив у него неисправное оружие.

Национальным оружием франков была франциска ? секира с одним или двумя лезвиями. К секире была привязана веревка, и франк ловко бросал секиру во врага на близких дистанциях. Для рукопашного боя франки, как и остальные «варварские» племена, имели мечи. Кроме франциски и меча у франков на вооружении было короткое копье (ангон) с зубцами на длинном и остром наконечнике. Зубцы ангона имели обратное направление и поэтому вынуть его из раны было очень трудно. Сначала воин метал ангон, который вонзался в щит врага, а затем наступал на древко ангона, оттягивал щит и поражал противника мечом. Некоторые франки имели ножи и луки; стрелы иногда пропитывались ядом. Щит круглой или овальной формы являлся единственным защитным вооружением. Только богатые воины имели шлемы и кольчуги. Выступая в поход, каждый воин должен был являться на сборный пункт с запасом продовольствия на три месяца и одежды на шесть месяцев, что определялось продолжительностью срока службы ? с весны до осени.

Граф собирал ополчение своего округа и командовал им. Ополчение каждого графства делилось на сотни, во главе которых стояли сотники. Всем войском командовал король. [128]

Таким образом, организация франкского войска определялась административным устройством государства, с возникновением которого народные собрания были заменены военными смотрами, получившими название «мартовских полей», так как они происходили ежегодно в марте.

Пехота франков сражалась в сомкнутых боевых порядках. Родовые связи, которые еще были сильны у франков, сплачивали их, обеспечивая взаимную выручку и упорство в бою. Атаки франкской пехоты были настолько стремительны, что, по образному выражению одного современника, франки в споем движении обгоняли пущенные ими копья.

4. Военное искусство в войнах франков с арабами

«Варварские» государства, возникшие в результате завоеваний, не были устойчивыми политическими образованиями. После смерти Хлодвига (511 г.) во франкском государстве наметилось обособление трех его основных частей: Нейстрии (северо-западная Галлия с Парижем), Австразии (северо-восточная часть) и Бургундии. Ослабла и королевская власть. В VII в. она стала номинальной и фактически оказалась в руках майордомов. Распадом франкского государства и междоусобицами воспользовались враги франков: _ в рейнские области вторглись саксы, Баварию заняли авары, с юга к реке Луаре двигались арабы.

После ожесточенной междоусобной борьбы в 715 г. майордомом франкского государства стал Пипин Карл, который опирался на свободных крестьян и средних землевладельцев Австразии, сплотившихся вокруг своего военного вождя. Захватив власть в свои руки, Карл походами в Баварию, Фризию, Алеманию и Аквитанию укрепил внешнее политическое положение франкского государства.

В целях усиления вооруженных сил франкского государства была изменена система землепользования. Вместо прежних королевских дарений земли в частную собственность Карл стал давать земли в условное держание (бенефиции). Лица, получившие землю на этих условиях, обязаны были являться по вызову короля на коне, в полном вооружении и с определенным числом воинов. Реформа укрепила слои средних землевладельцев, которые составили основную массу конного ополчения и явились предшественниками будущих рыцарей. Землевладельцы комплектовали конницу, имевшую теперь тяжелое вооружение. Особенно улучшилось защитное вооружение: появились длинные щиты, шлемы, кольчуги. На вооружении имелись также большие луки и арбалеты. Численность конницы возрастала, но пехота все еще оставалась главным родом войск.

Врагами франков на их южных границах в VIII в. были [129] арабы, которые к этому времени покорили весь Ближний Восток и Африку, а в 711 г. переправились через Гибралтар и завоевали Испанию. Арабская конница, действовавшая в Испании, была частично укомплектована североафриканскими кочевниками ? берберами, отличными наездниками, меткими стрелками из лука, храбрыми и выносливыми воинами.

В 732 г. войско арабов, по чрезмерно преувеличенным сведениям хронистов, насчитывавшее 400 тыс. человек, перешло Пиренеи, вторглось в Галлию, взяло Пуатье и двинулось к Туру. Против арабов выступило войско франков численностью в 30 тыс. человек, в составе которого имелось некоторое количество тяжелой конницы, но главную роль играла все же пехота. Бой с арабами произошел близ Пуатье. Здесь восточная легкая конница встретилась с пехотой и немногочисленной конницей франков, имевшей тяжелое защитное снаряжение.

Бой при Пуатье в 732 г. Войско франков преградило арабам путь к Туру в том месте, где старая римская дорога пересекала р. Вьена. Зная характер противника и его способы ведения боя, Карл решил дать оборонительный бой, используя особенности местности, затруднявшие действия арабской конницы. Войско франков было построено между р. Клен и р. Вьена, которые прикрывали его фланги. Основу [130] боевого порядка составила пехота, построенная сплошной фалангой. На флангах была размещена конница.

Франки занимали сильную позицию, и поэтому арабы несколько дней не решались их атаковать. Затем они построили свое войско в расчлененном боевом порядке и завязали бой.

Первый этап — отражение франкской пехотой последовательных атак арабов.

Франкская пехота успешно отражала атаки арабской конницы. По словам испанского хрониста, современника битвы при Пуатье, франки «тесно стояли друг с другом, насколько хватал глаз, подобно неподвижной и обледенелой стене и ожесточенно бились, поражая арабов мечами». Несмотря на то что арабы бросали в атаку против франков линию за линией, они успеха не имели и потери их все больше возрастали.

Второй этап ? контратака рыцарской конницы франков и поражение арабов.

После того как пехота франков отразила атаки арабской конницы, Карл решил воспользоваться успешным исходом первого этапа боя. «Франкские рыцари под предводительством Эда, герцога Аквитанского, прорвались через ряды мавров (арабов. ? Е. Р.) и овладели их лагерем. Но такого рода войско не было пригодным для преследования; поэтому арабы, под прикрытием своей неутомимой иррегулярной конницы, отступили невредимыми в Испанию» .

Так закончился этот бой, который имел очень важные последствия. Победа франков предотвратила завоевания Европы арабами. Сам Карл был прозван Мартеллом (молотом, который беспощадно разит врага). Успех франков определялся прежде всего характером войны. Это была борьба с арабским нашествием, угрожавшим франкскому государству разорением и потерей независимости.

Франки были сильны своей пехотой, комплектовавшейся свободным еще крестьянством. Пехота действовала в глубоком боевом порядке, о который разбились атаки легкой арабской конницы. Пережитки родового строя и соответствующая организация обеспечивали сплоченность франкской пехоты и упорство ее в бою. В оборонительном бою франкская пехота одержала победу над легкой конницей Востока.

В период правления Карла Мартелла было положено начало формированию тяжелой конницы, удельный вес которой в результате развития феодальных отношений быстро возрастал. Бенефиции обеспечивали создание конницы, но они вели к закабалению свободного франкского крестьянина, уничтожая социальную основу существования многочисленной пехоты. «Утверждение во всех странах Западной Европы победоносной [131] аристократии тевтонского происхождения положило начало новой эре в истории кавалерии. Знать повсюду поступала на кавалерийскую службу, образуя, под названием латников (gens-d’armes), максимально тяжело вооруженную конницу, в которой не только всадники, но и лошади были покрыты оборонительными доспехами из металла. Первое сражение, в котором появилась такая конница, было сражение при Пуатье, где Карл Мартелл в 732 г. отбил поток арабского вторжения. С этого времени начинается серия войн, в которых массивная, но неповоротливая регулярная кавалерия Запада с переменным успехом сражалась с подвижной иррегулярной конницей Востока» .

5. Военные реформы во франкском государстве в конце VIII в. и особенности военного искусства франков на рубеже IX в.

В результате захватнических войн франкское государство стало самым могущественным государством в Западной Европе. Но непрерывные войны оказали большое влияние и на общественные отношения франков. «Свободных воинственных франков Карл довел до того, что они готовы были терять независимость и становиться крепостными, лишь бы только не воевать. Таково было следствие военного строя, который Карл проводил в жизнь с крайним упорством, исходя еще из равенства земельных владений всех свободных, когда огромное число свободных потеряло всю свою землю или большую ее часть.

Но факты были сильнее, чем упрямство и честолюбие [132] Карла. Старый военный строй нельзя было дольше сохранять» .

Карл Великий вынужден был изменить основы устройства вооруженных сил. Все постановления о несении военной службы он собрал в капитуляриях (сводах законов), которые начинались указанием, что в войско призываются только свободные франки.

Наличие развитого крупного землевладения позволило иметь значительное число тяжеловооруженных всадников. Основным ядром войска были теперь вассальные дружины королевских бенефициариев. В капитуляриях указывалось, что каждый, имеющий бенефиций, обязан явиться в королевское войско на коне, с определенным оружием и защитным снаряжением. На основании данных старинного народного франкского права Дельбрюк подсчитал стоимость вооружения и снаряжения одного всадника. Шлем стоил 6 коров, латы ? 12, меч с ножнами ? 7, поножи ? 6, копье и щит ? 2, боевой [133] конь ? 12, всего ? 45 коров. Такими средствами мог располагать лишь крупный землевладелец.

Закованный в железные доспехи всадник оказался трудноуязвимым. В связи с этим возросло боевое значение тяжелой конницы, составлявшей теперь значительную часть войска.

Одновременно принимались меры к сохранению и улучшению пехоты путем ограничения военной службы: тот, кто освобождался от участия в походе, обязан был вооружить и обеспечить воина, выступавшего в поход. Обязанность участвовать в походе определялась величиной земельного надела: всякий свободный франк, имевший от трех до пяти наделов земли, должен был выступить в поход. При наличии двух наделов у каждого из двух свободных франков один из них снаряжал другого воина. При наличии одного надела двое снаряжали третьего, затем трое снаряжали четвертого и четверо ? пятого.

Капитулярии предусматривали строжайший учет всех свободных франков, обязанных выступить в поход. С уклонением от явки велась упорная борьба путем наложения больших штрафов (60 солидов, или стоимость 60 коров). Маломощные свободные крестьяне освобождались от военной службы. На всякого обязанного выступить в поход, но опоздавшего к назначенному сроку, налагалось взыскание.

Каждый воин должен был явиться в полном вооружении и с запасом продовольствия на срок до 6 месяцев. В капитуляриях точно указывалось, кто и с каким вооружением выступает в поход. Крупные землевладельцы должны были иметь коня, латы, копье, меч и нести службу в тяжелой коннице. Менее зажиточные франки, из которых формировалась пехота, являлись на службу с копьем, щитом, луком с двумя тетивами и 12 стрелами. Самые бедные выступали только с луком и стрелами и служили в качестве лучников. Широкое распространение получило метательное оружие и это не могло не оказать влияния на характер боя.

Исследуя экономическую основу войска франков, Дельбрюк пришел к правильному выводу о его малочисленности. Он правильно считает, что для одного похода редко собиралось 5–6 тыс. воинов. В это число не входят феодальная челядь, повозочные, погонщики мулов и прочий персонал обозов.

Для обеспечения границ и удержания в повиновении покоренных племен строились замки и сторожевые башни. В устьях рек был создан сильный флот для защиты с моря от нападений скандинавских племен ? норманнов. В пограничной полосе и в крупных городах размещались скары ? постоянные отряды, сформированные из воинов-профессионалов. Самую большую скару имел Карл. Она могла совершать самостоятельные военные походы. В большой войне эта скара являлась ядром войска, состоявшего из ополчения свободных крестьян и средних землевладельцев, имевших бенефиции. [134]

В период правления Карла войны франков носили завоевательный характер и предпринимались с целью расширения территории государства. В 774 г. франкское войско выступило против лангобардов, которые сильно укрепили альпийские проходы.

Карл направил часть своих войск в обход этой позиции и заставил лангобардов отступить без боя. После длительной осады была взята крепость Павия, а затем, овладев другими городами северной Италии, войско франков двинулось в Рим, где Карл принял титул короля франков и лангобардов. Римский папа теперь оказался в зависимости от короля франков.

В 788 г. Карл предпринял поход в Баварию, организовав концентрическое наступление трех отрядов. Один отряд, набранный в Австразии и Тюрингии, форсировал Дунай и вторгся в Баварию с севера. Второй отряд под командованием самого Карла был сосредоточен на западной границе Баварии на р. Лех. Третий отряд, набранный сыном Карла в Италии, наступал с юга. Концентрическое наступление франков заставило баварского герцога капитулировать без боя.

Длительную и тяжелую войну с целью захвата земель к востоку от Рейна вели франки с саксами, которые в течение 32 лет боролись за свою независимость. Саксы, жившие между реками Везером и Эльбой, находились, на ступени разложения родового строя, пережитки которого были у них еще очень сильны. Во франкском завоевании саксы видели свое закрепощение и поэтому оказывали франкам упорное сопротивление, но продажная саксонская знать часто переходила на сторону завоевателей.

С 772 по 804 г. франки вели самую длительную, жестокую и трудную для них войну. Первые походы франков были успешными: саксы потерпели ряд поражений и вынуждены были на кабальных условиях заключить мир. Но этот мир оказался недолговечным. Когда главные силы франков вели войну с арабами в Испании, саксы восстали. Карл снова двинул крупные силы в Саксонию, где уже шесть лет шла беспрерывная война. В нескольких боях саксы были разбиты, их вождь Видукинд, изменив своей родине, перешел на сторону франков. Однако измена Видукинда не обеспечила окончательного покорения Саксонии. Во время похода франкского войска против славян на Дунай саксы вновь восстали, на этот раз уже не только против франкских завоевателей, но и против местной знати.

Из Баварии главные силы франков под командованием Карла двинулись в Саксонию, а отряд под командованием сына Карла перешел Рейн в Кельне и вторгся в Саксонию с запада. В этом походе франкам помогали славяне, которым Карл вернул завоеванную у них саксами Голштинию. Новое поражение саксов закончилось тем, что одна треть их была [135] выселена в различные места франкского государства. Земли саксов были розданы франкам и их союзникам.

В войнах франков с саксами следует отметить тщательную подготовку походов. Прокладывались дороги, строились укрепления, подкупалась местная знать, изучался противник (силы, средства, способы ведения войны и боя). Франки умело пользовались превосходством своих сил и средств. Война переносилась на территорию противника, вторжение осуществлялось несколькими отрядами с разных сторон, наступление велось концентрически к важному и решающему пункту. Умело подавлялось сопротивление противника, а быстрота и решительность действии франкского войска позволяли упреждать его. Войско франков отличалось высокой подвижностью, оно совершало быстрые переходы с Рейна в Италию и обратно, затем против арабов в Испанию и снова в Саксонию, потом на Дунай и с Дуная опять в Саксонию. Такой подвижности в то время не имело ни одно войско государств Западной Европы.

Для обеспечения продвижения в глубь Саксонии была устроена специальная этапная дорога, которая шла от Рейна к Везеру. На этой дороге были организованы этапы, через которые шло снабжение войска франков. Затем этапные дороги были построены по всей Саксонии. Организации снабжения армии франки придавали очень большое значение. При этом следует отметить, что длинная коммуникация не лишала войско франков высокой подвижности и маневренности. Базирование на сухопутную коммуникацию, а не на водную (реки), позволяло вести боевые действия во все времена года, в том числе и зимой.

В бою войско франков обрушивалось на противника всей массой своих сил и наносило ему поражение. О тактических подробностях этих походов, к сожалению, нет достаточно правдоподобных сведений.

Большое внимание уделялось закреплению завоеваний. Замки, сторожевые посты, флот в устьях рек, скары и быстрый сбор войска ? все это надежно обеспечивало безопасность территории обширного государства.

В результате завоеваний франков в период правления Карла Великого небольшое франкское государство, каким оно было при Карле Мартелле, превратилось в королевство, включавшее в свой состав почти всю Западную Европу. В «Секретной дипломатии XVIII века» Маркс отметил большую историческую роль Франкской империи. Он указал, что империя Карла Великого предшествовала образованию современной Франции, Германии и Италии, которые сложились в результате распада франкского государства. Энгельс писал: «. какими бесплодными ни представляются эти четыреста лет (с VI по IX век. ? Е. Р.), они оставили один крупный результат: современные национальности, новую группировку и расчленение [136] западно-европейского человечества для грядущей истории» .

Внутреннее политическое положение империи франков было непрочно. В результате складывания феодальных отношений росло крупное землевладение, разорялось и закрепощалось свободное крестьянство. Менее чем через 30 лет после смерти Карла большая империя франков перестала существовать как единое целое. В 843 г. она была разделена на три части: Францию (вся западная часть Франкской империи), Германию (восточная часть) и Италию (южная часть). Слово «Германия» тогда еще не употреблялось, эти земли носили название Восточной Франции.

Военное могущество империи франков также пришло в упадок. В это время перешли в наступление с севера норманны, с востока ? славяне и венгры, с юга ? арабы. В Галлии происходили восстания недавно присоединенных племен. В 880–887 гг. была сделана последняя, но безуспешная попытка восстановить империю. Возникло семь государств с выборной королевской властью в каждом из них. Это были: Франция, Германия, Италия, Прованс, Бургундия, Лотарингия, Наварра (за Пиренеями).

Франкское государство создало новое войско. Римское войско периода упадка империи состояло из небоеспособных наемников, войско франков комплектовалось свободным франкским крестьянством, что определило его большую численность и высокую боеспособность.

Войско франков отличалось от старой римской армии способом комплектования. В нем мог и должен был служить лишь свободный землевладелец. Рабы и закабаленные лица в войско не допускались. Маломощные крестьяне от службы или освобождались вовсе или объединялись для снаряжения одного воина. Говорить о всеобщей воинской повинности у франков, как это делает Дельбрюк, нельзя; это будет перенесением более поздних способов комплектования армий на ранние периоды. Военная служба у франков прежде всего определялась количеством земельных наделов, которые имел землевладелец.

Следствием такой системы комплектования было то, что главным родом войска франков являлась пехота, которая одерживала победы над германскими племенами и легкой конницей Востока. Эта пехота в бою проявляла стойкость и упорство. Однако в 631 г. эта же пехота потерпела поражение в бою с войском западнославянского княжества, возглавляемого Само. [137]

Основным оружием пехоты в рукопашной схватке был Меч. Для борьбы с конницей пехотинец имел копье и франциску. Легкая конница арабов не могла разбить стойкую пехоту, сражавшуюся в компактных строях.

Формы организации пехоты находились в тесной зависимости от общественного устройства франкского государства. Марка была поземельным коллективом и выставляла определенное число воинов, которые составляли организационную единицу ? сотню. Ядром вооруженных сил была королевская дружина, сражавшаяся, как правило, в конном строю. В связи с развитием феодальных отношений начала зарождаться тяжелая конница.

Боевой порядок франкской пехоты копировал форму древней фаланги, постепенно увеличивая глубину ее построения. Пехота наносила противнику удар накоротке. С появлением конницы в действиях пехоты стали усиливаться оборонительные тенденции. В бою при Пуатье пехота надломила противника в оборонительном бою, а конница франков своей контратакой завершила поражение арабов. Взаимодействие двух родов войск явилось важным условием успеха этого боя.

С развитием феодальных отношений старая военная система франков вытеснялась новой. Процесс обнищания и закабаления крестьян определил упадок пехоты, которая постепенно уступила свое место тяжелой коннице. В войске теперь большую роль стали играть крупные феодалы-землевладельцы, которые были обязаны выступать в поход с хорошим вооружением и на коне. Пехота утрачивала свое прежнее значение, преобладающую роль на поле боя начинала играть конница. Уже в период правления Карла численность пехоты и конницы была одинакова, а затем это соотношение начало изменяться в пользу конницы.

Заслуживает внимания стратегия войска франков. Стратегические действия их войска обычно были направлены на раздробление сил противника, на окружение и поражение врага по частям. Стратегические планы характеризовались смелостью и известным риском, что приводило к поражению отдельных, иногда довольно крупных, отрядов войска франков. Однако эти тактические неудачи искупались стратегическими успехами. Войско франков обычно действовало по нескольким направлениям, имевшим охватывающую форму. Этот способ ведения войны оказывался эффективным ? противник капитулировал, не доводя дело до сражения. В войнах франков выявилась более сложная, чем у римлян, взаимозависимость тактики и стратегии. Здесь тактические результаты не были самоцелью, как это имело место у римлян. Они подчинялись требованию обеспечения стратегического успеха.

В тактике также произошли значительные изменения. Франкская пехота вела бой глубокими сомкнутыми массами, [138] построенными фалангой. С ухудшением боевых качеств пехоты усиливались оборонительные тенденции в ее действиях. С появлением тяжелой рыцарской конницы встал вопрос о взаимодействии ее в бою с пехотой. Рыцари наносили последний решительный удар после того, как противник был изнурен боем с пехотой. Но тяжелая рыцарская конница не могла завершать бой энергичным преследованием до полного уничтожения врага.

Наконец, в войнах франков получило дальнейшее развитие устройство тыла. Постройка специальных этапных дорог (коммуникаций), с оборудованием на них промежуточных баз, обеспечивала снабжение войска. Устройство тыла повышало маневренность франкского войска, его стратегическую подвижность и позволяло продолжительное время действовать в глубине вражеской страны.

Французские историки называют Карла Великого своим национальным героем, а немецкие ? своим. Маркс же отметил, что государство франков предшествовало возникновению Франции, Германии и Италии. Из этого положения и надо исходить при определении исторической роли короля франков. В военном отношении следует отметить, что Карл Великий организовал 53 похода, в том числе поход, закончившийся поражением арьергарда войска франков и гибелью Роланда в Ронсельванской долине. [139]

admin

Наверх